Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50415
Книг: 124925
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Последний бой»

    
размер шрифта:AAA

Денис Викторович Субботин
ПОСЛЕДНИЙ БОЙ
(Таронские хроники - 3)

Пролог


Перрон железнодорожной станции славного города Трампа представляет из себя зрелище достойное, но безусловно со Столичным не сравниться. Лучшее здание - вокзал - всего лишь скромный двухэтажный домик из бурого кирпича под черепичной крышей. Оно конечно, здесь, в Трампе, кирпич стоил значительно дороже дерева, и потому считался престижным. Всем Трампом скидывались на вокзал. Но когда приезжие видели здание, кургузое и невеликое, поначалу - удивлялись. Не зная цен и особенностей трамповских - удивлялись. Потом - привыкали. Что лишь четыре дома в городе построены целиком из кирпича - вокзал, дом капитана порта, да огромные (для Трампа) верфи. Деревянные корабли хотя бы стояли в кирпичных эллингах.
Раз в неделю в Трамп приходил угольщик - паровоз, да четыре-пять вагонов для груза, в числе которого был и настоящий, высококачественный уголь. Те самые "гномьи брикеты", что, не занимая много времени, горели жарко и калорийно. Обычно, к такому угольщику цепляли плацкарту - вагон с деревянными жёсткими нарами в два яруса - для тех, кто по каким-то причинам покидал Трамп.
Но раз в десять дней… раз в десять дней в Трампе случался праздник. Раз в десять дней в Трамп приходил экспресс из Столицы. Могучий угольщик, способный разогнаться миль до сорока в час. К нему прицеплены только пассажирские вагоны. И один, а то и два из них - предназначены для состоятельных пассажиров.
Так было и сегодня. Испуская тонкие струйки пара, угольщик стоял, готовый к дороге в Столицу. За ним следом - пять плацкарт и два мягких вагона. И сновали уже пассажиры, ехавшие кто до Северного поста, кто ближе - до своих факторий. И фланировали по перрону те, кто пришёл сюда, что называется, себя показать да других посмотреть. И конечно, на перроне было вдосталь представительниц женского пола. Женщины… к ним особое отношение было у грубых трапперских морд. Женщина в Трампе, вообще в Порубежье, которое вовсе не замыкалось на один только Трамп, не только возлюбленная, но и хозяйка дома, фактории, рудника. Помощница. Равноправный партнёр. Товарищ. Впрочем, одновременно - общение с женским полом позволяло расслабиться после тяжёлого похода. За общение платили полновесным золотом, троллитами. За местных красавиц, случалось, резались всерьёз, пуская в ход и мечи, и даже арбалеты. Красный мост, находившийся в трёх кварталах от порта, на узкой и кривой безымянной улочке, не зря так именовался. Извечное место для дуэлей. Тем более удобное, что мост был не слишком широк, зато - без поручней. Упал с моста - пошёл ко дну. Предмет для воздыханий доставался победителю. Не обязательно тому, кто больше нравился красотке. Ну, да как уже говорилось, так бывало далеко не всегда. Например, к стоящей на перроне рыжеволосой красотке никто и близко не осмеливался подойти. Проходившие мимо либо прятали взгляд, либо наоборот - смотрели открыто и предельно дружелюбно. И не только потому, что рядом с красоткой стоял рослый, крепкий мужчина в безрукавке поверх просторной рубахи, слишком хорошо знакомый большинству местных сорвиголов. И не только потому, что Вокзал - ворота Трампа, усердно охранялся городскими стражниками. Но и потому, конечно, что рыжая красотка носила имя Оксана Рыженко и была не только невестой траппера Яна Орлова, всем больше известного как Орёл, но и одним из крупнейших местных перекупщиков - со своей факторией, магазином и кучей приказчиков. Хватке её позавидовали бы многие мужики. Да и характер Оксана имела тяжеловатый для молодой бабы. Обиды не прощала. Никому. Кроме Яна. Вот он, ухоженный, отдохнувший, сытый и довольный стоит подле. Заложил большие пальцы за широкий ремень, на котором вместо обычного набора оружия - нож с клинком в полтора фута, да больше и ничего. Для траппера - что голый. Стоит, ухмыляется чему-то. За спиной его переминаются два карла, один постарше, другой - совсем ещё молодой. Хотя у карлов возраст не слишком заметен.

- Ян, - Оксана не повернулась к нему, смотрела куда-то в сторону и кому-то, чёрт возьми, мило улыбалась. - Перестань пялиться на эту толстозадую троллиху!
Ян, который действительно зацепился взглядом за чей-то милый задок, с трудом подавил тяжёлый вздох и отвернулся. Чтобы встретиться взглядом с некой парой милых зелёных глаз. Сейчас очень зелёных. Полных ревности.
Ведь уже два месяца прошло с тех пор, как Оксана, позабыв гордость, едва не в ночнушке пробежала через пол-Трампа. Пробежала, ворвалась в кабинет Арселия, обхватила там Яна, пребывавшего в полудрёме после серьёзного разговора. Обхватила, да так и не выпустила. Яна чуть ли не на носилках унесли к ней в дом. Она сама обмыла, обстригла его, измождённого. Неделю не выпускала никуда, разве только по нужде да в баню. Да и потом… Ян всё равно перестал быть вожаком прайда. Трое его людей не вернулись, и на все вопросы Ян с Ворчуном отмалчивались. Прама - больше нет. Тут молчи не молчи. Рассказы вернувшихся, особенно касающиеся агрессивности орков, трапперов особо не пугали. Сезон вступал в свой разгар, большинство прайдов было на Тропе, либо собиралось выходить… Трамп опустел. Вряд ли в этом городе, который в ветреные да дождливые месяцы забивало почти две тысячи трапперов да с примерно столько же карлов обслуги, нынче было более трети этого числа. Сезон… Карлы на фермах да в факториях. Трапперы на тропе. А Ян… Ян собирается в Столицу. На карнавал бабочек. Пусть даже вместе с Оксаной, что многое скрашивает… да и сам карнавал стоит того, чтобы его посмотреть. И всё же… Ворчун остаётся, остаётся присматривать за постройкой нового "Гонца", в который вбухали чуть ли не треть всех вырученных денег. Наката где-то там, если ещё жив, прорубается к неведомой даже ему самому цели. И Вилли с ним, плечом к плечу. А он, Ян Орлов, один из двенадцати самых уважаемых вожаков Трампа… едет в Столицу.
- И перестань вздыхать, - почувствовав его настроение, сердито сказала Оксана. - Или ты не рад, что едешь со мной?!
Ну вот как отвечать бедному трапперу?
- Ну что ты, дорогая, - сказал Ян как можно мягче. Улыбнувшись как можно шире.
Оксана продолжала нервничать. Красивая, чуточку злая, сверкающая зелёными глазами, она слегка притопывала каблучком по каменным плитам перрона.
- Опаздывает Строри, - сказала вдруг сердито.
- Опаздывает, - покорно согласился Ян, хотя часы на вокзале показывали без двадцати час, а отправление было назначено ровно на час. И Строри Ворчун, вознамерившийся их проводить, с другом хлопнуть по стопочке "на посошок", вовсе не опаздывал, только задерживался. А… Вот, кстати, и он.
- Строри!!! - рявкнул Ян так, что на перроне на миг прекратилось всякое движение. - Ворчун, мы здесь!
Как будто Яна с Оксаной, стоявших точно по центру перрона, можно было не заметить.
Ворчун в ответ приветливо замахал лапищей и поспешил.
- Ян… уфффф, - тяжело дыша, сказал он. - Оксана, здравствуй!
Оксана кивнула со всей возможной приветливостью. Немного ж её было в том кивке. Когда Ян вернулся и пришёл в себя, у них состоялся далеко не самый приятный разговор. Оксана, знавшая его долю прибытка кричала, что хватит уже болтаться как бродяге бездомному по лесам, жить приживалом в доме друга (то, что в том доме доля вложена денег Яна, в расчёт не бралось… женская логика)… Что место ему здесь, что жизнь его трапперская должна быть закончена. В тот момент Ян и сам так думал. Ну а потом пришёл Ворчун… и заложен был новый "Гонец". И Оксана долго дулась, а потом надумала ехать на карнавал бабочек… И Ян вынужден был ехать с ней…
Ну что ж… прощание не было слишком долгим. Хлопнули по стопочке огненной гномовки. Обнялись. Карлы, повинуясь едва ли не взгляду Оксаны, потащили баулы в вагон. Естественно, что два таких важных человека, не могли ехать в плацкарте. И тот же Ворчун, которого сейчас Оксана не удостаивала и взглядом, опять расстарался. Никто бы не удивился, если б вагон был тот же самый.
- Ты, если что, к Арселию обращайся, - сказал Ян, пряча глаза. Бросал друга на постройке их общего прама одного. - Я просил его… он поможет.
- Арселий?! - расхмылился нагло гном. - Он же эльф! Какой с него толк на верфях? Построим мы "Гонец", не переживай… Давай, развлекайся! Смотри только… Баба, она страшнее водяного тролля… И ты не скучай, Оксана!
Оксана в этот момент чуть не прожгла взглядом в гноме две приличного размера дыры. Впрочем… пять минут осталось до отправления. Пускай говорит. Скоро Ян будет только её. На целый месяц…
Подтверждая её мысли, трижды ударили в колокол, и пассажиры заторопились в вагоны. Трапперы, "шпоры", фермеры, многочисленное племя карлов… Паровоз обдал перрон клубами дыма, натужно стронул вагоны, и постепенно набирая ход, тронулся вперёд.

Глава 1 "Колёса поезда стучат…"


1.


Мягкий вагон состоял из двух помещений, в одном из которых люди проводили дневное время, в другом - на четырёх удобных кроватях, могли ночевать. Но сейчас пока ещё был день, экспресс ещё только разгонялся по узкой, шаткой колее, не набрав толком Ход. В широкое окно, занимавшее большую часть стены, видны были разве только густые заросли кэрийского бука, да изредка - отвоёванные человеком у леса места. Там либо паслись стада мамуков, либо стояли дома. Не все жители Порубежья обретались в Трампе. По крайней мере вдоль дороги на Северный пост, люди, гномы и гоблины жили достаточно густо. Здесь располагались фактории, здесь жили трапперы-одиночки, выходящие на охоту не столько за орками и троллями, сколько за мамуками, да всякой всячиной лесной, типа приснопамятного болотного лотоса. Люд здесь был отчаянный, на законы, и без того в Порубежье не слишком прижившиеся, поплёвывал всегда. Раз даже случилось, сбившись в самовольный прайд, смельчаки атаковали экспресс, вознамерившись поживиться за счёт пассажиров. Они забыли, а может, и вовсе не учли, что экспресс шёл из Трампа, и кроме "шпор" и прочих столичных штучек, вёз в Северный пост немало трапперов. Участь новоявленных грабителей была скорбна. Тех, кто выжил при атаке, перевешали на ближайших деревьях. Выяснив, где они жили - спалили их дома и пустили на поток имущество. С тех пор поезда никто не атаковал. Путников одиноких, тех - случалось. Нередко. Места тут были неспокойные. Порубежье.
Впрочем, на этот раз, Ян ехал в Столицу, а не в свою факторию, которую содержал на паях всё с теми же - Накатой да Ворчуном. Оттого оружие всё было в баулах, карлы были отпущены спать, а сам Ян, задумчиво прихлёбывая охлаждённое пиво, через бокал исподволь наблюдал за Оксаной.
Сразу после того, как поезд тронулся, молодая женщина надолго исчезла в спальне, а когда вернулась, Ян вынужден был признать - не видел он ещё такой Оксаны. Даже на перроне она была хороша неимоверно. Здесь же она безусловно собралась поразить его. Именно его. И при этом… при этом усевшись против него, на другом диване, Оксана занялась… вязанием. Хотя место подле Яна было вполне достаточно. И не только для того, чтобы присесть рядом. Удобный был диван. Жестковат, конечно… Ну так и до спальни - рукой подать… Странная стала Оксана последнее время, ох и странная…
Ян не стал настаивать. Он решил тоже выдержать характер… насколько сил хватит. Взяв со столика столичную газету, он попытался вчитаться в текст. Но и практики было маловато, и текст повествовал о вещах, которые ему были неизвестны и не интересны. И Оксана так поправила юбку, что Ян отчёливо услышал шорох ткани о шёлк чулка… или вообразил себе, что услышал. Текст перестал восприниматься вовсе. Ян тупо смотрел в газету, забывая её перелистывать. Забыв и про пиво.
Он, конечно, не мог увидеть, что Оксана изредка бросает на него заинтересованный взгляд. Как обида в её взоре сменяется насмешкой. А потом всё в тех же глазах отражается принятое решение.
Оксана встала, сделал два шага вперёд… а дальше шаткий вагон и внезапно возникший на дороге, вполне себе пологий, по правде говоря, поворот, сделали своё дело. Оксана пошатнулась и, вскрикнув, упала на колени Яна. Попутно заехав бедром о столик. Так что морщилась она, удобно устроившись в руках Яна, вовсе не делано.
- Синяк теперь будет, - сказала грустно. Всё из-за тебя…
- Ну конечно, из-за меня! - не стал спорить Ян, постаравшись поцелуями утишить боль…
На его взгляд, получилось неплохо. Что думала Оксана, знала только она сама.

2.


Прам ввалился в гавань ближе к вечеру. Людей в порту в это время немного, так что увидеть, во что превратился боевой корабль Игоря Колесника, собралось человек двадцать-двадцать пять. Перекошенный на левый борт, лишённый всякой возможности двигаться прямо, да и двигавшийся рывками. До причала он доковылял с превеликим трудом. К законному месту прайда Колесника. Людей на борту видно не было, так что Арселию поначалу показалось, что их нет вовсе, и прам топает сам по себе. Однако вскоре стала заметна одинокая фигурка у правила, потом кто-то вроде мелькнул по правому борту… двое как минимум были живы.
- Зови доктора, - тихо сказал Арселий, обращаясь к стоявшему подле Терри.
Гном взмахом руки отправил за лекарями ближнего к себе карла, а сам поспешил за капитаном. Тот уже шёл к праму, которому до причала оставалось саженей сорок, не больше.
Где-то саженей за двадцать, рывками двигающееся правое колесо, отыграло назад. Видимо, сыграла сила привычки. Прам крутануло, и он очень неудачно вошёл в причал углом понтона. Сила удара была такова, что кое-кто из встречающих не устоял на ногах, а звук был слышен далеко вокруг. Прам стал медленно дрейфовать назад, к центру гавани… но уже прыгало на него несколько человек, уже кто-то кинул швартов, и его цепляли за битенг. Уже кто-то побежал в блокгауз, а кто-то лез наверх, на мостик…
Арселий стоял с каменным лицом. За последнее время, Трамп лишился немалого количества прайдов и прамов. Но из золотой дюжины пока выбыл, да и то на время, только прайд Орла. Теперь ещё и Игорь?!
Теперь ещё и он… Колесника вынесли из блокгауза, притом - вопреки всем приметам, несли ногами вперёд. Никогда траппер не вынесет так живого. Да и не спешили, еле шли, потрясённые. Следом вынесли ещё одного… Третий вышел сам. Это был гоблин Ярок, один из трапперов Игоря. Вид Ярка, равно и вид спустившегося сверху Рустема явственно выдавал, в какую переделку они попали.
Арселий не стал устраивать разбор на причале. Да и что сейчас могли сказать люди… Да и нужно ли было их слова делать общим достоянием…
- Ко мне обоих, - сказал капитан тихо. И поспешил к себе, более на прам не оглядываясь.

- …в двадцати милях взяли нас, - тихим, отупелым голосом вещал Рустем. - Пирог двадцать, пять троллей… пищалей - штук двадцать было! Но это всё ладно бы, мы бы отбились, тем более Илья сразу умудрился завалить двух троллей. Удачно бомбой из мортиры засадил… Оно бы так, да тут мы вдруг взорвались.
Арселий прекратил бег по кабинету, остановился и уставился на траппера. Тот, похоже, изумления капитана не заметил.
- …колеса левого у нас не стало сразу. Потеряли одного из наших, Херррека Хряка, он за борт от взрыва вылетел. Куда уж там спасать - его сразу на части порвали. Нас влево повело, прямо в гущу пирог. Ну, меня Игорь к правилу поставил, сам с мечом в гущу полез, да с ним Ярок и Якокка. Так и пёрли… А потом Игоря зацепили всерьёз… Он упал. Якокка дрался над ним, сколько было сил… Потом его разорвали тролли.
Он внезапно всхлипнул. И тут же, одновременно с ним, всхлипнул Ярок. Якокка был его единоутробным братом, а родственные чувства у гоблинов были развиты сверх всякой меры.
- Двадцать миль, стало быть… - пробормотал Арселий. - Распустились совсем орки. Так близко мы давно уже их не видели. Ладно, молодцы, идите, Я думать буду. Завтра ребят хоронить будем. Прам ваш чинить будем.
Трапперы вышли… вернее - их вывели. Сами идти измождённые бойцы не могли.
Арселий даже не заметил этого, задумчиво изучая яркое и прозрачное вечернее небо. Как обычно в сезон цветения. Какой-то он необычный, этот обычный сезон цветения…

3.


Поезд набрал полный ход, а стало быть каждый час делал по сорок миль. Глубо зарывшийся в болота Порубежья полуостров, на котором стояли Трамп и фактории, в общем уже закончился. Теперь дорога пролегала по высокой рукотворной насыпи, прямо среди болот пролегала. Болота, правда, здесь были неопасные для трапперов, орков да троллей здесь давно уже не видели… но от того не менее опасные. Нет троллей - есть змеи по шесть-семь саженей длиной. Нет орков - хватает лихого люда, что троллям сто очков вперёд даст. Так что остановок здесь не делали даже обычные поезда, в порубежье останавливающиеся по первому требованию. Куда уж там экспрессу.
В вагоне было слишком жарко и душно, одуряюще пахло женскими духами и притирками, которые Оксана во множестве употребляла перед отходом ко сну, так что Ян вышел в тамбур и, опустив фрамугу, дышал свежим, пусть и с запахом угольного дыма, воздухом. Ветер рвался в тамбур, приятно холодил разгорячённую кожу. Вагон покачивало на стыках, но разве подобные мелочи могли озаботить траппера, по шесть месяцев в году проводившего на палубе прама… Ян даже не замечал колебаний пола под ногами. Думал…
Оксана, пусть и не совсем, была права. Его, Яна Орлова, время на тропе закончилось, или подходило к концу. Он исчерпал прошлым походом весь запас удачи. И хотя новый прам строится, и Ворчун ярится, клянется и божится, что соберёт новый прайд… если Наката с Вилли так и не вернутся, вожаком у прайда, скорее всего, будет кто-то другой. Не Ян. А вот предложение Арселия… Трудно сказать, сам капитан такое надумал, или ему кто присоветовал… кто-то зеленоглазый. Состоялся у них серьёзный разговор о перспективах. Арселий не молодел, последнее время мучил его сильный радикулит. И разговор их, состоявшийся дней десять назад, закончился предложением Яну места капитана порта. Вместо Арселия, который предпочёл бы отойти в тень, стать советником и наставником молодого капитана. Это было доброе предложение. Это была почётная отставка и почётная в Трампе должность. Это были хорошие деньги, так как капитан порта имел некий процент с каждого прама, выходящего из Трампа. Это была спокойная старость, ибо капитану порта не грозила никакая опасность в Трампе, а два десятка опытных бойцов портовой стражи сводили на нет и микроскопические угрозы. Так что, пожалуй, стоило согласиться. Заслужить этим согласием радостную улыбку Оксаны. Обрести покой.
Но Наката и Вилли…

Оксана лежала в постели, по подбородок укрывшись одеялом, и несмотря на то, что устала смертельно, так вымотал её сегодняшний бурный день, никак не могла заснуть. Она устала, устала за последнее время притворяться, юлить между Яном и его увлечениями. Ей хотелось уже наконец какой-то определённости. Ей хотелось спокойного семейного счастья. Денег хватало у неё, деньги были у Яна. Ничто не держало её в Трампе, всё что могла и хотела, она от Порубежья уже получила. И сотня тысяч, лежащая в двух разных банках Столицы, и дом там же, были надёжным тылом, который позволял покинуть Трамп и не вернуться. Она не собиралась возвращаться, и не хотела ничего от Трампа. Именно поэтому, она взяла с собой только эти два баула с одеждой. И Яна. Больше ей от Трампа не нужно было ничего. Она бы голой и босой ушла в Столицу. Если бы с ней был Ян. А теперь, когда их стало трое, и третий настойчиво напоминает о том, что он - уже здесь… теперь ей точно нечего делать в Трампе. Вот только как об этом сказать Яну? Он, бедный, не готов пока к такому повороту. Он весь в постройке своего нового прама. Он весь увлечён тем же, чем и Ворчун - пьянками до рассвета в кабаках Трампа. Молодецкими потасовками и поединками из-за шлюх. Не далее, как неделю назад, он пришёл с первыми лучами солнца; счастливый, довольный, шумный. С разбитой скулой и хорошей такой дырой в плащ-накидке. Очень она напоминала дыру от меча. А стало быть - по всему так выходило, что была дуэль. И Ян одолел, но не просто так. И тот аромат цветочный, ей скорее всего не почудился. Значит, дрался из-за девки. А потом получал благодарность. Сполна.
Но вот сейчас… Не время было расставаться. Совсем не время. Поздно уже. Их отношения - уже отношения не двоих. Их трое. Наверное, трое. И для этого тоже, чтобы убедиться во всём окончательно, она ехала в Столицу. И Яна везла с собой. Если всё сложится удачно, она там окончательно завладеет не только сердцем его, но и мыслями. Мужики, они такие дети. Ими так легко управлять. Надо только приложить к этому голову. А никто и никогда не мог назвать Оксану Рыженко - дурой. Рыжая, уважительно говорили все о ней. Умная баба, добавляли. И нередко под конец, шёпотом, звучало - стерва. А бывало, и что похуже.
Под мерный перестук колёс и плавное течение своих мыслей, Оксана наконец задремала. Так бы она и дремала до рассвета, а может, утомлённая и лишённая забот, и дальше. Но судьба распорядилась иначе. Судьба огласила окрест диким визгом клином вставших тормозных колодок, судьба швырнула Оксану с постели на пол. Ударившись головой о сундук, стоявший между постелями, она потеряла сознание.

Ян приложился о стенку весьма капитально, но сохранил и сознание, и подвижность. Поначалу, ему показалось, что поезд сошёл с рельсов. Такое редко, но случалось - дорога между Столицей и Трампом проходила по рискованному маршруту, изобиловавшему изгибами, подъёмами и спусками. Первым порывом, было бежать к Оксане. Ян уже повернулся к двери, даже шаг сделал… тут откуда-то спереди сухо треснуло несколько выстрелов. Кто-то закричал - громко, протяжно, с мукой в голосе. Ян резко остановился и обернулся. Странно это было… неужели грабители?! Тогда тем более необходимо было скорее оказаться в вагоне, подле баулов с упакованным в них оружием…
Ян вошёл в вагон, и одновременно через разлетевшееся стекло, в вагон ввалился какой-то крупный мужик в чёрном. Вот когда траппер искренне пожалел о том, что из оружия при нём даже столового ножика нет! Начинать драку пришлось подручным. В мужика полетел баул, и полетел удачно. Чужак как раз разгибался, когда баул прилетел ему в лоб, куда и впечатался с глухим, ласкающим ухо Яна, звуком. Чужак разогнулся и откинулся назад… А Ян остолбенело уставился на валяющегося на полу орка. Чёрного как смоль. Почти голого, зато - с мечом и небольшим щитом.
Вот, кстати… меч! Ян в два прыжка пересёк вагон, подхватил меч, и очень вовремя. В окно уже лезли, и вряд ли это были свои. Ян ткнул мечом в разбитое окно. Не глядя ткнул, а ведь - попал. Меч ощутимо рвануло из рук, чуть не вывернуло из пальцев. Ян рывком назад вытащил его… что-то глухо брякнулось на землю. По пути воткнув клинок за ухо валявшемуся на земле орку, на ходу его и выдернув, Ян забежал в спальню. Оксана лежала без движения. Но вроде бы как никакой опасности не было. Внутри вагона. А вот снаружи… пришло время распаковать баул с оружием.
Он, конечно, ехал в Столицу. Но, таковы уж привычки траппера, всё своё волок с собой. Конечно, это не касалось снайперского штуцера или там картечницы… чего нет, того нет. Но пара бок-пистолей там лежала. И арбалет. Вот арбалет сейчас, пожалуй, был очень кстати. Оставалось только его собрать. Чем Ян и занялся, поглядывая на окна с опаской. В любой момент в окно могло что-то прилететь. И не обязательно - орк. Могла и фитильная бомба прилететь. Глиняные бомбы орки были мастерить горазды. Хоть и нечасто, они ими пользовались. Нечасто… за последнее время - куда чаще.
Но сначала в салоне появился не орк. Сначала в салон вышла, держась за расшибленную голову, Оксана.
- Вниз! - рявкнул на неё Ян, даже не задумываясь. Сразу. Нечего бабе светить в окне…
- Ты… - начала было Оксана возмущаться. Но тут её взгляд зацепился за лежащего на полу орка. Хорошо так зацепился. Благо, что вокруг головы орка расплывалась лужа крови. Оксана замолчала надолго. И поспешила подчиниться.
- Лампу притуши, - приказал Ян уже шёпотом. - И пистоли заряди… пригодятся!
- При…пригодятся? - повторила за ним Оксана. - Зачем?!
У неё, похоже, начиналась истерика. И тушить лампу, и заряжать пистоли, и вкладывать их в руки любимой, пришлось Яну. А потом опять пошла пальба от передних вагонов, и Ян поспешил к окну…
Погасшая лампа позволила глазам привыкнуть к темноте, и теперь уже за окном для Яна был не чёрный мир, а почти, но всё же почти непроглядный сумрак ночи. Светили звёзды, высоко встала Луна… для знающего, как смотреть человека света хватало. И в этом зыбком освещении Ян увидел несколько тёмных силуэтов, карабкающихся по склону вверх. К вагону. Приложившись к арбалету, он несколько раз нажал скобу. Несколько тяжёлых болтов ушло вниз, и Ян отчётливо увидел, что попал. Хотя бы пару орков он если и не убил, так зацепил серьёзно. Кувыркнулись обратно в болотину. Пальба меж тем нарастала, а значит, не они одни живы. Значит, и остальных не получилось взять врасплох.
- Сиди здесь, - приказал Ян, даже не оглянувшись на Оксану. - Если кто-то полезет, окликни. Не отзовётся - стреляй!
- А… ты?!
- А я пойду посмотрю, что там…
Он выпрыгнул в окно, здраво рассудив, что терять время на мелочи, вроде открывания двери вагона, сейчас точно не стоит. И уже приземляясь с сожалением вспомнил, что не пополнил запас арбалета. Стало быть у него сейчас шесть болтов в обойме. Ну и орковский меч. Не густо. Но повоевать можно.

4.


Ночь не была ни тиха, ни нежна. Паровоз стоял под парами, дым клубами расстилался вокруг вагонов. Из дыма и пара слышались человечьи вопли, кто-то стрелял. В одном месте со скрежетом схлестнулись клинки. Но у концевого вагона было пока спокойно. Присев у заднего колеса, Ян позволил себе полминутки оглядеться и прислушаться. Нет, никто не спешил сюда, поквитаться с ним за убитых. Либо вся штурмовая группа включала в себя двоих, им уложенных, либо помощь пока затаилась, ожидая его ошибки. Но тогда… тогда это не орки, а трапперы какие-то. На всякий случай, отгоняя дичайшую мысль, он подбежал к окну и осмотрел второй труп. Первый, в вагоне, без сомнения был чёрным, горным орком. Второй, под окном вскрытый мечом как рыбёшка, тоже. Ну или его коричневая кожа в темноте казалась чёрной. Неважно - оба были орки.
Ага… дождался. В темноте, от паровоза, кто-то топал по шпалам. Молча топал. Разве только изредка грыкал как-то странно. Очень было похоже, что - орк.
Прицелившись вслепую туда, где у набегающего орка должно было быть горло, Ян терпеливо стал ждать, когда тот покажется хотя бы силуэтом. Но тут впереди что-то загрохотало, кто-то крепко навернулся о препятствие, не иначе. И - отборный мат понёсся из тумана. Речь, обильно смазанная трапперскими специфическими словечками, могла принадлежать только своему.
- Кто там? - окликнул Ян на всякий случай.
В тумане перестали ругаться, после минутного молчания последовал справедливый вопрос:
- А там?
- Я - Ян Орлов, - скромно сказал Ян, сочтя, что уточнять больше ничего не требуется.
- Ну а я - Фолькскирх Серебряная лопата, - отозвался из темноты невидимка. - Но ты можешь называть меня Фольке, Орёл.
Они сошлись. Человек и гном. Гном крепко приложился, похоже, о рельсу. Лоб кровоточил, кровь тоненькой струйкой затекала на кустистую бровь и дальше редко-редко капала на нос. Это сильно раздражало гнома, он время от времени смахивал кровь с лица, но она продолжала течь.
- Что там? - кивнул Ян в сторону головы состава.
- Да нормально всё, - ответил Фольке. - Штук десять орков атаковало. Мы их причесали, конечно. Все целы… почти. Паровоз на рельсах. Машинист говорит, можно было бы и свалить, но впереди брёвна на рельсах, а что за ними - хрен знает. Орки какие-то… умные больно пошли! Потому - сторОжимся пока. А у тебя тут что, Орёл?
- Тихо… уже, - ухмыльнулся Ян. - Ты чей, Фольке?
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Rose-Maria о книге: Алисия Эванс - Мать наследницы
    Вторая книга гораздо лучше первой. Очень интересно все завершилось!

  • Rose-Maria о книге: Алисия Эванс - Дочь моего врага
    Очень слпбое прорзведение. Проду читать не буду

  • bezbabnaya о книге: Мария Зайцева - Охота на разведенку
    Мне понравилось, интересная история,читается на одном дыхании

  • Zagi о книге: Карина Рейн - Игрушка для мажора
    Ооооочень наивно. Не могу сказать это плохо или хорошо, каждый решит для себя сам. Герои эмоционально юны и незрелы, будто про подростков читаешь. Действие происходит в какой - то альтернативной России, где юношей и девушек ставят в пары на 5 лет. Для того, что бы окончили университет. Эм? Типо по одиночке не справятся?! Ну короче этот соц эксперимент мне в книге был не ясен, но это решение автора, он(а) так видит...
    Книга так себе, автору есть к чему стремиться.

  • Toblerone о книге: Адалин Черно - Жена лучшего друга
    Вот "мысленно подумала" и решила, что видала и хуже, но и это не фонтан.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.