Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50365
Книг: 124876
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Соседка»

    
размер шрифта:AAA

Си Паттисон
Соседка

Я не могу вспомнить, что именно привело меня туда, в этот чахлый маленький лесок на краю общественного луга. Было ли дело в том, как красиво сквозь ветви деревьев просачивался свет, или в звуке смеха? Теперь ответ на этот вопрос уже не имеет значения.
Когда я вошла в лесок и увидела это, от потрясения у меня в животе возникло ощущение пустоты – что-то вроде чувства, возникающего, когда идешь по лестнице вверх в темноте и ставишь ногу на ступеньку, которой, как оказывается, там нет. В ту минуту мне все казалось сюрреалистичным, воспринималось сверхостро – холодная голубизна небес, яркая зелень мха, шаловливый ветерок, обдувающий мои руки и ноги и слегка приподнимающий концы волос.
Прячась за деревом, я наблюдала за тем, как она дружески беседует с моим врагом, слушала ее тихий смех, похожий на арпеджио, пока мой мозг пытался осмыслить всю глубину ее предательства. Первым моим побуждением было бежать, но затем я почувствовала ярость, она родилась где-то глубоко у меня в груди и, словно волна, захлестнула все мое существо, наполнив собой каждую артерию, каждую вену, пока я не ощутила, как от нее распухают даже мои глаза. Мне хотелось вонзить ногти в ее лицо, разодрать ее прелестную улыбку, оставить кровавые следы на ее щеках. Хотелось, чтобы она истошно орала, корчилась в муках, истекала кровью. И чтобы ее муки не прекратились никогда. И в конце концов я добилась своего; обычно я добиваюсь того, чего хочу.
Мне понадобилось действовать по разработанному мной плану и пустить в ход немало хитрости, но, когда дошло до дела, она была как овца на заклание. Ничегошеньки не подозревала до самого конца. И в один миг мои отвращение и ненависть сменились взрывом ликования.

1

Меган

Я заметила это объявление первой. Написанное от руки на кремовой почтовой открытке и выставленное вторым слева в нижнем ряду. В нем не было абсолютно ничего, что могло бы броситься в глаза и привлечь внимание сразу: торопливо выведенные буквы, отсутствие подробного описания, никаких знаков препинания – судя по всему, это объявление писалось в спешке. Его легко можно проглядеть среди других объявлений с заманчивыми предложениями, которыми пестрела витрина работающего допоздна магазинчика: продажа велосипедов, услуги по уходу за детьми, бесплатная отдача в хорошие руки выводка морских свинок.
Я потерла грязное стекло витрины локтем и наклонилась, чтобы внимательнее прочитать это объявление о сдаче внаем дома. И, прочитав его до конца, почувствовала, что от нежданной радости у меня слегка закружилась голова, быстрее забилось сердце и начало покалывать ладони. Не зря, не зря мы решили ждать, держа планку высоко, и согласиться в конце концов только на то, что соответствовало бы абсолютно всем нашим пожеланиям. Похоже, теперь наконец наше терпение было вознаграждено.
Желая как можно скорее поделиться этой хорошей новостью с Хлоей, я подошла к открытой двери магазинчика и начала оглядывать его, пока не увидела ее – она как раз только что расплатилась на кассе. Когда Хлоя начала поворачиваться, перекинув свою раздувшуюся от покупок холщовую сумку через плечо, я помахала ей, чтобы привлечь ее внимание, после чего жестом поманила ее к себе.
– Кажется, наши с тобой молитвы были услышаны, – сказала я, когда она подошла ко мне. Ничего больше не объясняя, я взяла ее под руку и подвела к витрине. – Прочти вот это, – продолжила я, постучав костяшками пальцев по той части стекла, за которой виднелось объявление.
Хлоя наклонилась, опустив сумку с покупками с плеча на землю.
– Бельвью-райз? – Она подняла брови. – Это рядом с кладбищем, да?
Я кивнула:
– Точно.
– Разве мы не договаривались, что наше жилище должно находиться самое большее в десяти минутах ходьбы от ближайшей железнодорожной станции?
– Здесь до ближайшей станции надо идти шестнадцать минут, – ответила я, – а если быстро, то всего четырнадцать. Вряд ли это можно назвать неприемлемым отходом от наших пожеланий.
Хлоя выпятила нижнюю губу и с силой выдохнула воздух, пытаясь сдуть в стороны несколько прядок волос светло-янтарного цвета, которые упали ей на глаза.
– Наверное, ты права, – согласилась она и, вновь посмотрев на открытку, продолжила читать. – Вот черт, – вполголоса пробормотала она несколько секунд спустя.
– Что еще тебе не нравится? – спросила я, не в силах скрыть свою досаду.
– Этот дом полностью обставлен. Мне казалось, что нам с тобой уже обрыдло видеть вокруг себя обстановку и декор сомнительного вкуса, подобранные другими людьми.
– Давай не будем выносить приговор, еще даже не увидев дома. Почем знать, возможно, внутри он просто идеален.
Хлоя скорчила гримасу.
– Это вряд ли.
Чувствуя, что она сомневается, я умоляюще сложила руки:
– Да ладно тебе, Хлоя, это же целый дом, с кухней-столовой и двумя спальнями с двуспальными кроватями. Это же в миллион раз лучше, чем те тесные, убогие квартиры, которые мы осматривали до сих пор.
Хлоя еще раз с грустью посмотрела на витрину.
– Да, иметь в своем расположении настоящий дом и в самом деле было бы чудесно, и я, вероятно, смогла бы смириться с тем, что до станции придется идти дольше. Но разве мы обе не закрываем глаза на самый главный недостаток этого варианта?
Я опустила взгляд на тротуар и ткнула носком туфли в приставший к нему комок старой жвачки.
– Полагаю, ты имеешь в виду арендную плату?
Хлоя цокнула языком и закатила глаза.
– Разумеется, я говорю именно о ней – она куда выше, чем мы можем себе позволить, особенно если присовокупить к ней еще и расходы на проезд до работы.
– Готова поспорить, что мне удастся ее снизить, – уверенно ответила я. – Помнишь те великолепные домотканые покрывала, которые я купила в Марракеше? Я тогда добилась скидки в целых семьдесят пять процентов.
Хлоя улыбнулась, вспомнив две недели, проведенные нами в Марокко, – один из множества увлекательных отпусков, которые мы провели вдвоем.
– Да, но тут дело скорее не в твоем умении вести переговоры, а в том, что тот продавец на базаре захотел положить на тебя глаз, – улыбаясь до ушей, сказала она. – И как бы то ни было, они там всегда ожидают, что покупатель будет торговаться. Поэтому-то за все на том восточном базаре и заламывают такие бешеные цены.
Я устремила на Хлою мелодраматический гневный взгляд.
– Давай, давай, продолжай ломать мне кайф. – Сунув руку в карман пиджака, я достала мобильник и помахала им перед ее лицом. – Ну, так как? Мне позвонить владельцу дома и договориться о том, чтобы мы побыстрее смогли осмотреть его?
Хлоя пожала плечами:
– Почему бы и нет? Что нам терять?

* * *

Прошло уже полтора месяца с тех пор, как мы с Хлоей начали поиски идеального съемного жилья. Мы с ней познакомились двенадцать лет назад на ознакомительном курсе занятий по аргентинскому танго, когда и она, и я учились на первом курсе университета. Занятия танго мы обе скоро бросили, зато нас связала нерушимая дружба, пережившая всех наших многочисленных бойфрендов, тот год, который Хлоя провела за границей, в Праге, мое полугодовое путешествие по Юго-Восточной Азии и столько переездов каждой из нас на новые адреса, что и не упомнить. Хотя за время нашей дружбы мы по большей части жили на расстоянии по меньшей мере ста миль друг от друга, каждая из нас всегда приходила на помощь другой, когда была нужна ей, будь то в радости или в горе. Когда я внезапно свалилась с острым гастроэнтеритом, Хлоя проделала на общественном транспорте четырехчасовую поездку туда и обратно, чтобы явиться ко мне в больницу и снабдить меня эфирными маслами, домашним лимонадом, а также своим личным паролем от интернет-фильмотеки кабельной сети Netflix. Когда же она узнала, что ее бойфренд, отношения с которым у нее продолжались уже три года, изменяет ей со своей финансовой консультанткой, я тут же организовала для нас выходные в спа-отеле. Это не только дало моей лучшей подруге так необходимую ей отдушину, но к тому же за эти выходные я сумела отговорить ее от намерения сообщить о нарушении финансовой консультанткой ее бойфренда профессиональных этических норм в Управление по надзору за финансовыми услугами потребителям, что избавило Хлою от непродуктивной траты своих времени и сил, а также от возможного душевного дискомфорта.
Вообще-то это довольно странно, ведь по формальным признакам мы с моей подругой совершенно разные, просто как небо и земля. Хлоя работает сценографом в подающей большие надежды и быстро продвигающейся по пути к славе лондонской театральной труппе. Она натура творческая, непосредственная, крайне впечатлительная и ранимая, не умеет скрывать своих чувств и всегда видит в людях только лучшее. Я же изучала в университете естественные и точные науки и являюсь клиническим фармацевтом; я спокойнее Хлои и более осмотрительна. Я люблю упорядоченность и предпочитаю действовать по четко проработанному плану. На первый взгляд дружба между нами кажется невозможной, но по какой-то необъяснимой причине мы все равно лучшие подруги. У японцев есть для этого отдельное слово – «кензоку». Дословно это означает «семья», но подразумевает самую глубокую духовную близость, даже ближе, чем та, которая связывает родственные души – как будто вы двое знали друг друга в одной из прошлых жизней.
До недавнего времени я жила на южном побережье Британии, временно замещая фармацевтов у различных врачей общей практики… Это было довольно тягомотно, но приносило приличный доход. Какое-то время я уже хотела перебраться в Лондон – не только ради карьерного роста, но и для того, чтобы быть поближе к Хлое, и три месяца назад мне удалось заполучить работу в одной из ведущих лондонских университетских клиник. С тех пор я проживала в предоставленном мне на время жилье при клинике, но поскольку срок долевой аренды Хлоей той квартиры, в которой с несколькими соседями жила она, подходил к концу, мы решили снять какое-нибудь жилье вместе, чтобы жить там только вдвоем. Однако, к сожалению, эта задача оказалась сложнее, чем мы думали. Мы обе проводили час за часом, обшаривая Интернет в поисках подходящих предложений, но на рынке сдачи жилья в аренду в Лондоне царили волчьи законы, и, поскольку за ограниченное число сдающихся квартир конкурировало великое множество потенциальных арендаторов, нам с подругой пришлось пережить немало разочарований. Было бы просто невероятным везением, если бы объявление на скромной открытке в витрине магазина оказалось именно тем, что нам было нужно, и избавило нас от дальнейших бесплодных поисков.

2

Хлоя

Когда мы приехали на Бельвью-райз, солнце уже заходило и дом № 46, последний из викторианских домов ленточной застройки, окутывал его последний тускнеющий свет. Улица, на которой он стоял, казалась у́же, чем была на самом деле, из-за тесно припаркованных по всей ее длине машин. Мы обе приехали сюда прямо с работы, сменив туфли на высоких каблуках на удобные балетки, чтобы дойти от железнодорожной станции до дома пешком, что, как и предсказывала Меган, заняло у нас ровно шестнадцать минут. Подойдя к дому, мы некоторое время постояли перед ним на тротуаре, оглядывая это выстроенное из красного кирпича здание с красивыми эркерными окнами и составляя о нем первое впечатление. Спереди дома имелся небольшой садик, окруженный с трех сторон невысокой живой изгородью из самшита, которую давно следовало бы подстричь. По бокам центральной дорожки, ведущей к парадной двери, росли два больших розовых куста, усыпанных множеством роз прелестного блекло-розового цвета.
Прежде чем мы успели позвонить, дверь распахнулась, и из дома на нас пахнуло застоялым духом давным-давно приготовленных и съеденных обедов и ужинов – так пахло в доме для престарелых, где я работала за деньги, не дотягивавшие и до минимальной зарплаты, летом, после того как сдала в школе экзамены, дающие право на поступление в университет. Хозяину дома № 46 было на вид за шестьдесят, у него было вытянутое суровое лицо, а рот обрамляли глубокие морщины. Он не представился, а только протянул каждой из нас для пожатия крепкую, жесткую руку, ведя себя так, словно у него были и другие, куда более важные дела. Без всяких предисловий он провел нас в узкий коридор, стены которого были увешаны множеством разномастных гравюр с изображениями растений.
– Мы начнем осмотр отсюда, – сказал он, открывая филенчатую дверь. Меган вошла вслед за ним, я же остановилась на пороге, оглядывая картину, представшую моим глазам. Это была гостиная, просторная, с высоким потолком. Ее наполняла элегантно расставленная мебель: стулья с высокими спинками и фигурными резными ножками, древние пристенные столы, непотребного вида кушетка со спинкой на месте изголовья, одним подлокотником и выцветшей полосатой обивкой. В одной из стен имелся превосходный камин, в проеме его кованой чугунной решетки виднелась композиция из засушенных цветов.
– Хорошая комната, просторная, – заметила Меган.
– Поначалу здесь было две комнаты, но их объединили в одну, – объяснил хозяин дома.
Я также вошла в комнату, отметив про себя полное отсутствие здесь каких-либо предметов личного обихода: книг, кофейных чашек, пультов дистанционного управления.
– А что, предыдущие арендаторы уже съехали? – поинтересовалась я.
– Никаких предыдущих арендаторов не было, – ответил хозяин дома. – Это был дом моей сестры. Она умерла в прошлом году, и процедура официального утверждения ее завещания только что закончилась, так что оно вступило в силу только сейчас. – Он запустил пальцы в свои серебристо-седые волосы. – Моя жена считает, что я должен его продать, но цены на рынке недвижимости сейчас довольно низкие, так что я решил оставить его у себя, по крайней мере, на год или два.
Меган ткнула пальцем в подлокотник каминного кресла.
– Здесь многовато мебели, – сказала она, переходя прямо к сути дела, как делала всегда. – Вы не могли бы рассмотреть такой вариант, как вывоз некоторых из самых крупных ее предметов на склад для хранения вещей?
Владелец дома покачал головой.
– На это у меня нет времени. Либо вы берете все как есть, либо не берете вообще.
– По-моему, здесь чудесно, – сказала я; при этом мой взгляд приковали к себе стоящие в противоположном конце комнаты большие старинные часы с боем, хриплое тиканье которых только подчеркивало царящую в доме тишину. – Я чувствую себя так, словно нахожусь на съемочной площадке какого-то фильма.
Хозяин дома едва заметно улыбнулся и повернулся к двери, положив осмотру гостиной внезапный конец. Мы последовали за ним по коридору в непритязательную кухню со старомодной встроенной мебелью и полом из истертых сланцевых плиток. В дальнем конце здесь хватало места только для обеденного стола в сельском стиле с крашеными ножками и пяти разномастных стульев.
– Я понимаю, что кухня неказиста, но все необходимое здесь есть, – сказал хозяин дома, проходя по помещению и открывая дверцы. – Тут имеются и котел для отопления и горячего водоснабжения, и холодильник с морозилкой, и стиральная машина, и посудомоечная… – Он подошел к задней двери, позванивая мелочью в карманах брюк, и через стекло вгляделся в сгущающуюся мглу сумерек. – Как вы сами можете видеть, сад здесь довольно большой, к тому же в сарае стоит совершенно исправная газонокосилка, и работает она на электричестве, а не на бензине, так что пользоваться ею достаточно легко. Здесь, за этой дверью, есть прелестный внутренний дворик. По моему поручению там все промыли струей воды под высоким давлением, и теперь его пол из песчаника выглядит просто прелестно.
– Мне нравится та беседка, увитая ползучими растениями, – сказала Меган, показывая на прочное на вид деревянное сооружение, стоящее на дощатом возвышении в противоположном конце сада. Оно было сплошь увито каким-то вьющимся растением, хотя сказать, каким именно, было невозможно, поскольку снаружи быстро смеркалось.
– Да, весной беседка очень красива, а покрывающий ее вьющийся клематис смотрится весьма эффектно. Моя сестра любила сиживать там, пока была жива. – Он принужденно улыбнулся и движением головы показал на потолок. – Спальни находятся на втором этаже, если вам хочется на них взглянуть. Если не возражаете, я туда не пойду. Лестница довольно крута, а я стою в очереди на замену коленного сустава.

* * *

Главная спальня с огромным, выходящим на улицу эркерным окном оказалась не так заставлена мебелью, как расположенная прямо под ней гостиная. Главным предметом обстановки здесь была громадная латунная кровать, и Меган тут же плюхнулась ничком на матрас и широко раскинула руки.
– Ну как? – спросила я ее.
– Неплохо – пожалуй, матрас немного жестковат, но, если сверху положить ортопедическую полиуретановую накладку, запоминающую форму тела, это можно исправить.
Я подошла к белому платяному шкафу, провела кончиком пальца по его изящным краям, украшенным резными узорами в виде завитков.
– Тут и впрямь очень мило; у покойной сестры хозяина этого дома явно был хороший вкус.
– Хм-м, а по мне, эта комната смотрится немного вычурно, – возразила Меган, встав с матраса. – Пошли, давай посмотрим на вторую спальню.
Вторая спальня была лишена шика первой, и на ее потолке не имелось прихотливо выполненной, оригинальной розетки, но, на мой взгляд, здесь было намного уютнее. В одном углу стоял гардероб из красного дерева со множеством хлипких проволочных платяных вешалок, а рядом с ним располагались туалетный столик с зеркалом и пуфик со свисающей до пола сборчатой юбкой из набивного мебельного ситца. У противоположной стены находился относительно новый двухместный диван, над которым обои с узором из золотых лилий, явно выполненные по одному из оригинальных старинных эскизов самого Уильяма Морриса[1], похоже, должны были вот-вот начать отклеиваться.
– Если хочешь, можешь взять себе большую спальню, – сказала я Меган, любуясь через подъемное окно открывающимся из него видом на сад позади дома. – Лично мне гораздо больше нравится тут.
– Как, ты уже окончательно решила, что хочешь сюда въехать? – с удивлением в голосе спросила Меган. – И тебе не нужно еще какое-то время, чтобы все обдумать?
Я решительно покачала головой:
– О чем тут думать? Лучше этого варианта мы все равно ничего не найдем. Согласна, сами мы такую мебель выбирать бы не стали, и находится этот дом немного дальше от железнодорожной станции, чем мы бы хотели, но, как бы то ни было, это намного, намного лучше, чем все, что мы видели до сих пор.
– Да!!! – воскликнула Меган, торжествующе взмахнув кулаком, словно ударяя воздух. – Я знала, знала, что на Бельвью-райз мы найдем именно то, что нам нужно.
Я не смогла удержаться от улыбки. У Меган не зря было хорошее предчувствие насчет этого дома. Мне часто кажется, что у нее куда более сильная интуиция, чем она считает сама. Я указала головой на дверь:
– Давай быстренько взглянем на ванную, ладно? А потом можно будет спуститься на первый этаж и начать обрабатывать хозяина, чтобы он снизил нам арендную плату.
В ванной мы не обнаружили особых сюрпризов. Душ над ванной был установлен вполне современный, но все остальное было старым и обшарпанным. Над раковиной со следами ржавой воды висело покрытое пятнами тусклое зеркало, а черно-белый линолеум на полу завернулся по краям.
– По крайней мере, здесь все-таки есть ванная, расположенная на втором этаже, там же, где и спальни, – заметила я, когда мы вышли из спальни обратно на лестничную площадку. – Столь многие из этих викторианских домов не имеют таких ванных комнат.
И тут я заметила слева от себя сосновую дощатую дверь, которой прежде не замечала. Она была не похожа на остальные две двери и размещалась под необычным углом, как будто ее добавили не сразу при строительстве дома, а уже после.
– Интересно, что находится за этой дверью, – пробормотала я.
– Возможно, просто встроенный сушильный шкаф, – ответила Меган, уже наполовину спустившаяся по лестнице, чтобы побыстрее начать переговоры о снижении арендной платы.
Полная любопытства, я повернула керамическую дверную ручку, и дверь с громким скрипом открылась.
– Ничего себе, – сказала я, увидев то, что располагалось за дверью и звучно и медленно выдохнув из легких воздух. – Такого я не ожидала.
Меган остановилась, поднялась обратно и заглянула внутрь поверх моего плеча.
– Что это такое?
– Зайди и посмотри сама, – ответила я, сделав два шага внутрь комнаты. Она была невелика, ненамного просторнее кладовой, и в ней стояли старомодное бюро c открывающейся крышкой, обитое зеленой кожей, обшарпанный винтажный стул, обитый тканью, сотканной с применением крафт-бумаги, и один низенький книжный шкафчик. Стены были обиты деревянными панелями с креплениями под низкой рейкой, установленной для того, чтобы их не могли повредить спинки стульев, и выкрашены в успокаивающий нервы зеленый цвет.
Меган вошла в комнату вслед за мной.
– Я не помню, чтобы в объявлении говорилось о том, что в доме есть и кабинет, – сказала она, удивленно оглядывая комнату.
– Нет, не говорилось, – подтвердила я, представляя себе возможности, открывшиеся благодаря наличию в нашем доме кабинета. – Ты только подумай, мы обе сможем пользоваться этим кабинетом, когда будем работать дистанционно, на дому, вместо того чтобы загромождать нашими ноутбуками обеденный стол в кухне.
– Но я никогда не работаю дистанционно, – заметила Меган, и это действительно так и было.
– Ну, зато ты сможешь приходить сюда всякий раз, когда у тебя свидание в Интернете. Ведь нужно же тебе где-то уединиться, когда ты посылаешь кому-то свое селфи топлес, – игриво сказала я, слегка ткнув ее локтем в ребра.
– Какая же ты нахалка, – отозвалась она.
– Я тебя просто поддразниваю, детка. – Я обняла ее рукой за шею. – Ты же знаешь, что на самом деле я тебя люблю. – Я понизила голос до шепота: – Серьезно, Мег, мы просто обязаны уговорить хозяина дома снизить цену аренды – думаю, я умру, если мы не сможем заполучить этот дом.
Меган согласно кивнула:
– Предоставь это мне.
Мы нашли хозяина все там же, на кухне, – он сидел на корточках и возился с чем-то под мойкой.
– Ну что, хорошенько все осмотрели? – спросил он, с трудом распрямляя колени.
– Да, – ответила Меган, – и мы хотели бы сделать вам встречное предложение.
Владелец дома вскинул руки, словно полицейский, регулирующий движение машин.
– О нет, я не собираюсь соглашаться ни на какие встречные предложения. Я изучил ситуацию и знаю, за какую цену у нас здесь сдаются дома. Думаю, арендная плата, которую запрашиваю я, вполне умеренна.
Я ощутила укол разочарования, как ребенок, которому отказали в сладком.
– Хм, согласна, – сказала Меган, и было видно, что ее уверенность в своем конечном успехе дала трещину. – Плата, которую запрашиваете вы, возможно, и впрямь умеренна, но, к сожалению, нам она не по карману. Неужели вы не могли бы хотя бы немного ее снизить?
Хозяин дома устало вздохнул.
– Извините, но мой ответ по-прежнему остается отрицательным. Вы не единственные, кого интересует этот дом. На завтра у меня назначены еще две встречи с теми, кто хочет его осмотреть.
Я испустила тяжелый вздох.
– Но мы обе могли бы стать для вас образцовыми арендаторами. У нас обеих хорошая работа, и мы могли бы предоставить вам отличные рекомендации.
– Это, конечно, хорошо, но рекомендациями не заплатишь по закладной.
Я впилась зубами в нижнюю губу и устремила на Меган взгляд, полный паники.
– Ну пожалуйста, – сказала она. – Мы обе просто влюбились в этот дом.
Мы все трое стояли молча, никто не хотел уступать. Затем хозяин дома уткнулся подбородком в грудь, словно пытаясь собраться с мыслями.
– Есть еще один вариант, – сказал он.
Я выжидательно посмотрела на него:
– Какой?
– Кабинет, – ответил он. – Я знаю, там тесно – большей частью его площади пришлось пожертвовать, когда моя сестра решила сделать на втором этаже еще одну ванную, но его все равно можно было бы превратить в третью спальню. Я был бы готов убрать оттуда нынешнюю мебель, заменив ее на односпальную кровать и комод. Быть может, мне удастся втиснуть туда и гардероб.
Меган недоуменно сдвинула брови, как будто не понимала, куда он клонит.
– И что потом?
Он досадливо взмахнул руками.
– Потом вам придется найти третьего человека, который согласится поселиться здесь вместе с вами. Учитывая размеры той комнаты, арендная плата, которая придется на этого жильца будет меньше той, что приходится на каждую из вас, но такой расклад был бы вполне справедлив.
Меня охватило облегчение, но, к моему изумлению и ужасу, Меган принялась качать головой.
– Извините, но из этого ничего не выйдет, – начала она. – Нам обеим до смерти надоело делить жилье с посторонними. Мы хотим…
Она замолкла на полуслове, поскольку я коснулась локтем ее груди.
– По-моему, это отличная мысль, – решительно сказала я, не обращая внимания на то, как при этих словах Меган резко вдохнула воздух. – Мы согласны. Когда можно будет заключить договор об аренде?

3

Меган

Прошло две недели с момента нашего переезда на Бельвью-райз, и мы уже начинали чувствовать, что там мы по-настоящему дома. Прежде чем переключить внимание на поиски соседки, которая будет делить с нами дом, мы решили потратить какое-то время на придание дому № 46 именно такого вида, который нравился бы нам с Хлоей, даже если в течение этого срока нам придется выплачивать всю арендную плату самим. И теперь сумрачный коридор преобразился почти до неузнаваемости. Гравюры с изображениями растений, словно взятые из книг по ботанике, мы заменили на радующие глаз произведения абстрактной живописи, которые Хлоя свистнула из хранилища реквизита своего театра вместе с восточной ковровой дорожкой и двумя одинаковыми абажурами в стиле ар-деко[2]. Гостиная ожила, когда мы добавили к ее убранству новенькие диванные подушки, несколько огромных настольных ламп и мои прекрасные марокканские покрывала, а в наших спальнях мы заменили скучные шторы из парчи на миленькие прозрачные занавески, которые купили по бросовой цене на находящемся на той же улице рынке. Хозяин дома выполнил свое обещание, заново обставив старый кабинет на втором этаже, и, хотя от его тесноты было никуда не деться, теперь эта комната представляла собой опрятную и функциональную спальню на одного человека, где все-таки имелся минимум мебели для хранения одежды и личных вещей.
Несколько дней назад мы поместили объявление на вебсайте поиска соарендаторов, и благодаря сравнительно низкой арендной плате, которую мы в нем указали, нам пришло немало запросов от желающих поселиться вместе с нами, количество которых мы с Хлоей после оживленной дискуссии сократили до списка из шести кандидатур. С первой из кандидаток мы побеседовали вчера, и наше ощущение от этой беседы можно описать одним словом – неловкость. Нет, ее нельзя было бы назвать неприятной, просто у нее с нами не нашлось абсолютно ничего общего. Мы с Хлоей отнюдь не привереды – мы вовсе не ожидали от нашей новой соседки, что она станет нам подругой на всю жизнь. Мы просто хотели найти кого-нибудь с такими же интересами, что и у нас, какую-нибудь женщину, которая была бы дружелюбной и с которой было бы легко ужиться. Короче говоря, просто нормальную. И само собой разумеется, мы обе надеялись, что сегодняшняя кандидатка в наши соседки окажется лучше вчерашней.
Страницы:

1 2 3 4 5





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.