Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50434
Книг: 124961
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Фанатки тоже пьют кофе на завтрак»

    
размер шрифта:AAA

Фанатки тоже пьют кофе на завтрак

Часть I. Перо журавля

Глава 1. Туманный Альбион.

Плачь, Юность! Плачь, Любовь! Плачь, Мир! Рыдай, Эллада!
Плачь, крошка Ада! Плачь, туманный Альбион!
Марина Цветаева.

И все же я верю, верю, что однажды под Новый год я стану Золушкой и тогда, тогда… Тогда исполнятся все мои желания.
А сейчас этим последним декабрьским днем, когда за окном в вихре Новогоднего вальса крутятся стаи снежинок, а стрелки часов сойдутся на цифре двенадцать, мне придется снова придумывать себе Новогоднее желание и расстраиваться в конце года, что оно и в этот раз не осуществилось. И все же я верю. Верю, что стану самой счастливой на свете. Ведь все мы – спортсмены на беговой дорожке, соревнующиеся в погоне за счастьем. С той лишь разницей, что для каждого оно заключается в разных вещах.
На экране компьютера новые фотографии моего возлюбленного, моего кумира, моей несбыточной мечты. Мечты, которая уже второй год не хочет сбываться. И никакое позитивное мышление здесь не поможет. Я не придвинулась к своей цели ни на шаг. Или придвинулась на одну треть шага, ползу, как улитка. Сколько раз я представляла себя на месте его очередной девушки. Как это могло бы быть, идти с ним рука об руку в шикарном платье по красной дорожке одного из именитых фестивалей. Каково это прижиматься к его плечу своим, чувствовать его быстрое одобрительное пожатие ладони? Каково это быть той, которой, как я понимала, никогда не стану? Фанатки не встречаются со своими кумирами, не остаются на кофе с утра и не получают руку и сердце взамен на свое обожание. Они могут только вздыхать, разглядывая своего идола-возлюбленного, думать о том, как он красив и горяч в постели, и потом снова и снова томно вздыхать.
Мы, инфицированные этой болезнью, пораженные изощренным синдромом безответной и нескончаемой любви, ни за что не хотим верить в то, что, если бы и произошла та долгожданная встреча, то вряд ли бы случилось чудо, и наш «возлюбленный» пал к ногам «прекрасной леди», умирая от недуга «любви с первого взгляда». Нам легко заблуждаться, рассматривая светлый лик на экране компьютера, легко фантазировать, опекать и оберегать свою мечту, с которой никто из нас не хочет расставаться, но каждый хочет превратить ее в реальность. Нам легко заблуждаться даже тогда, когда навязчивые подруги отвлекают от предмета обожания и от работы в унылом и душном офисе.
На экране мигает сигнал одного из мессенджеров, оповещая о новом сообщении от Надюхи, моей лучшей подруги. А я еще и не успела в полную силу помечтать спокойно.
«Привет, Стася», – появляется в окошке WhatsApp. Вообще-то, меня зовут Настя, но друзьям больше нравиться называть меня Стаськой. Я не против. – «Чем занимаешься?»
В настоящее время находилась я на работе, в туристической компании под названием «Жаркое солнышко». Но, чем занималась сейчас, не стоило знать ни моей подруге, которая постоянно меня наставляла на путь истинный, заставляя помириться с бывшим, ни моему начальству, которое всегда было злое и не выспавшееся по утрам, особенно, когда у нее синдром пмс, превращающий ее в нечно жуткое и кровожадное .
«Привет», – ответила я.
«Опять сидишь на любимом сайте? И что нового узнала про него?» – появилось тут же на экране.
«Ты действительно хочешь знать?» – меня это удивило и насторожило, неужели у подруги открылся третий глаз, и она может читать мысли через экран лэптопа.
«Конечно…» – отправляет она. И тут же: «Нет!»
Смеется надо мной, зараза. Я же не кажусь себе смешной уже почти два года. Я кажусь себе самой несчастной и одинокой прожигательницей жизни. Ю-ху!
«Лучше помирись с Лешкой. И забудь свои несбыточные фантазии. И еще. Вряд ли этот (так пренебрежительно она называла моего «возлюбленного») стал бы с тобой встречаться!»
«Это почему?» – переспрашиваю, злясь и готовясь написать целую тираду в свою защиту.
«Да потому что от фанатки, читающей все сплетни, он бы убежал, как от гориллы, пытающейся его поцеловать. А ты, если и целоваться не полезешь, то будешь минут пять орать, как сумасшедшая, когда его увидишь. А ему как-никак слух еще понадобиться. Сама говорила – он музыкант. И потом ты обычная, на таких не клюют», – да длинный получился монолог, но не лишенный смысла.
Я обычная – отличный комплимент от лучшей подруги, отрезвляет немедленно. Но, если подумать, я действительно обычная. Ну, что меня отличает от других? У меня нет надутых вредных губок, мои – простые в меру полные, средние, верхняя чуть толще нижней. Нет огромных голубых или «шоколадных» глаз. Цвет волос самый распространенный – серый, как говорит моя мама – мышиный. Рост и фигура среднестатистические. Высотой я не блещу, в манекенщицы меня не возьмут, а в магазине при выборе бюстгальтера мне всегда предлагают меньший размер, хотя у меня всегда была хорошая двоечка.
На экране появилось очередное сообщение: «Обиделась? Да ладно тебе… Подумаешь прЫнц. Ау?»
Достав из сумки зеркальце, и еще раз посмотрев на себя, я попыталась найти хоть что-то необычное. Хоть бы цвет кожи оказался другим, так нет, все как у самого обычного человека! Даже цвет глаз самый обычный – серый с рыжими крапинками. А нос я вообще молчу. В детстве даже в школе называли «курносик». Да, для девушки секс-символа совсем не подхожу.
С Надькой переписываться расхотелось. Все настроение испортила. Пришлось отключить аську совсем. Лучше уж придаваться несбыточным иллюзиям, чем слушать правду жизни. Но мечтать на работе это, словно, пытаться перебежать рельсы, когда совсем близко едет скоростной поезд. Времени мало, а поезд все ближе.
Вот, пожалуйста, не успела я подумать об этом, как ко мне направился старший менеджер отдела – строгая, железная тетка, тридцатипятилетняя стервочка и влюбленная в свое дело – Виктория. Все мои старания по скоростному закрытию нерабочих файлов почти увенчались успехом. Когда она заглянула в мой компьютер, на рабочем столе красовалась девственная чистота.
– Анастасия, – обратилась она ко мне. Я наивно моргала и пыталась сосредоточиться на глазах, а не на ее пышной шевелюре. Начес, как у Екатерины Великой, я думала, вышел из моды еще пару веков назад, но ошиблась.
– Да? – главное делать хорошую мину при плохой игре.
– Вы отправили предложение клиенту? Я просила вас сделать это утром, в первой половине дня.
– Конечно, – уверенно отвечаю я и попутно стараюсь вспомнить, кому и что я должна была отправить.
– Хорошо. Потому что мне звонили и сообщили, что не получали никакой информации.
– Сейчас постараюсь повторно отправить, – извиняющимся тоном произношу я. – Может быть, произошел какой-то сбой.
– Пробуйте, – бросает она и выходит из кабинета.
Работа, работа, работа… Первым делом, первым делом… А все остальное потом, там, за дверьми «Жаркого солнышка», чтобы оно сгорело в своих лучах.
Моя работа. Помниться я тоже мечтала о ней, загадывала новогоднее желание и верила, что Дедушка Мороз его исполнит. Но самое интересное начинается тогда, когда желание исполняется, а тебе все равно плохо, потому что какая-то гадина портит тебе идиллию и наслаждение от «сбычи мечт». И все же желания работать в туристическом бизнесе и переехать в столицу исполнились, но последнее категорически отказывается давать хоть малейшую надежду на благоприятный исход.
«Эх, Джонатан… Красивое, все-таки, у тебя имя», – размышляла я, витая в облаках.
– Отправили? – как гром ударил голос Виктории.
– Конечно, – утвердительно ответила я. Теперь надо быстро найти подготовленный файл и отправить на адрес клиента. Пару кликов мышкой… и… Зазвонил телефон.
– Анастасия Щербакова, «Жаркое солнышко», – отчеканила я в трубку.
Иногда я не могла побороть смех после этих слов, клиенты тоже усмехались.
– Настя, зайдите, к Виктору Петровичу, – выговаривая каждое слово, скомандовал голос из трубки. – Сейчас же. Он вас ждет.
Сегодня все сговорились, вот и начальство вызывает. Мало мне Виктории, что ли? Нет, гендиректор у нас, конечно, душка – милый пузатый дядька, хотя ему тоже только тридцать шесть, наверное, поэтому Виктория на него и запала. Но он, как оказалось, не любит женщин с высоким начесом. Это я узнала не так давно на корпоративе, посвященном очередному юбилею нашей фирмы. Все веселились в одном из московских клубов. Я не очень люблю такой шум и всеобщие попойки, после которых все оказываются в сауне или у кого-нибудь на даче, но пришлось пойти, хотя я честно пыталась отсиживаться в уголке возле бара и потягивать через трубочку мартини, когда на плечо легла пухлая рука директора, а его голос прокричал в самое ухо:
– Не скучай!
Я, вроде как, и не скучала, а пыталась получить удовольствие. Пока все были достаточно трезвыми, я даже потанцевать успела, и познакомиться с парочкой новых коллег по работе. Но видно все это не входило в перечень директорского веселья, и он предложил:
– Давай выпьем?
Отказывать начальству – смертельный грех, так говорил мой брат, поэтому я, нехотя, согласилась:
– Давайте.
– Два виски, – крикнул он бармену. Потом оглядел меня с головы до ног и продолжил. – И давай на ты, я еще не совсем динозавр.
– Хорошо, Витек! – поддержала его я и похлопала по плечу. Он немного удивился такой наглости, но потом рассмеялся и остаток вечера проводил со мной и виски. Скажу честно, я была не совсем этому рада. Но, начальство, как и родителей – не выбирают.
Виски был крепким и противным, а директор становился все более веселым и милым. Оказалось он просто душка. Мы болтали обо всем: о футболе, о машинах, об экономическом кризисе и даже о любовницах и жене. Но, когда выяснилось, что мне придется его провожать, я пожалела, что пила так мало. Иначе бы, лежала спокойно себе лицом салате и не получила бы смачную оплеуху от жены руководителя с пожеланием отправится в далекие дали. Что я собственно и сделала, прыгнув назад в такси.
Целый месяц гендиректор, смущаясь, проходил мимо меня в офисе и даже в столовой отводил взгляд. Наверное, переживал за то, что я узнала секреты его личной жизни. А я, к своему сожалению половины всего и не расслышала, а что и запомнилось, не хотелось вспоминать никогда. И вот теперь он вызывал меня на ковер. Кончились веселые деньки!
Я стояла перед его кабинетом и ждала, когда мне предложат войти. Секретарь связалась с ним и, указав на дверь, сказала, что меня ждут. Коленки тряслись, как у школьницы перед экзаменом.
– Здравствуйте, – всегда надо оставаться вежливой.
– Здравствуйте, Анастасия, – начал он, сдвигая очки на кончик носа и опять рассматривая меня с ног до головы, будто видит в первый раз. – Вы работаете у нас уже второй год?
– Да, – уверенно ответила я.
«Пашу на вас уже целый год три месяца, две недели, пять дней и еще сколько-то там часов, между прочим», – это все естественно не вслух.
– Так вот у нас открылась новая вакансия, и мы с вашим старшим менеджером приняли решение, что вам пора расти профессионально.
С каких пор такое благосклонное отношение ко мне, особенно со стороны Виктория? Может, хотят, чтобы я молчала обо всех его похождениях? Так я и так никому ничего не скажу. К тому же я почти ничего не помню. Но пока этого никто не знает, это мне явно на руку. Повышение, так повышение.
– Не все так просто.
«Еще бы! Рано обрадовалась!»
– Перед получением должности, вам необходимо будет отправиться в командировку. Вы должны наладить сотрудничество с несколькими гостиницами, собрать больше положительной информации, чтобы будущие клиенты смогли в них останавливаться, не пожалев об этом.
– Хорошо, – неуверенно ответила я.
«Только в Гондурас не отправляйте и на северный полюс тоже не очень хочется».
– Виктория расскажет вам, как оформить командировку и какую информацию вы должны собрать. Все остальное зависит от вас.
«Что-то здесь не так. Почему молчит о стране, в которую надо отправиться?»
– Я постараюсь. Куда я поеду?
– Это еще не все …
«Опять двадцать пять, куда вы меня отправляете в ЮАР что ли?»
– Не все? – насторожилась я.
– Ты вернешься в Москву только тридцатого декабря. И ты не попадешь на вечеринку по поводу Нового года. Виктория сказала, что не было возможности купить обратный билет на другие даты.
«Фух! Я уж думала что-то серьезное. Не очень-то и хотелось попадать на ваш корпоратив».
– Хорошо, – нерешительно ответила я. – Куда я поеду?
Я сжала кулачки и про себя стала просить: «Только не Гондурас, только не Гондурас…»
– Лондон. Ты отправишься в Лондон.
Что?! Мне кажется, мои глаза выпрыгнули из орбит, как у мультяшки, и я готова была подпрыгнуть до потолка, понимая, что судьба и что там еще, ах, да Вселенная теперь точно на моей стороне. Лондон… Это был не просто миллиметровый шажок к мечте, это больше походило на сверхзвуковой скачок в космос! Я отправляюсь в Его страну! К нему!
В порыве неимоверной радости, я подскочила к Виктору Петровичу и крепко его обняла.
– Спасибо. Спасибо огромное. Я вас люблю.
Он снял очки и, поморгав несколько раз, озадаченно проговорил:
– А вот этого не надо.
– Да, да, да! Все, что захотите. Только отправьте меня быстрее в Лондон, к Джонатану!
– К кому?
– Что? – переполошилась я. – То есть отправьте меня, я обещаю выполнять свою работу четко и к положенному времени.
А остальное я прокричала у себя в голове:
«Отправьте меня к нему! К Джонатану! Мечты должны сбываться! Я еду к тебе! Держись!»
Конечно, ведь я не знала, да и не хотела верить в то, что там меня ждет работа, а не церковь и подвенечное платье. Что жизнь не так проста, а Вселенная, если и дарует тебе шанс, то второго и третьего обычно не дает. И ты сам должен доказать, что чего-то стоишь, и достоин своей мечты, какова она бы не была. Но об этом я предпочитала думать потом, не зря же моей любимой книжной героиней была Скарлет.

Глава 2. Сногсшибательная новость.

Если собака кусает человека, это не новость; новость – если человек кусает собаку.
Чарлз Андерсон Деина

Все-таки, если у тебя есть лучшая подруга, то тебе веселее жить. Кто еще может тебя зарядить нечеловеческим позитивом после того, как сломает твою самооценку на корню. Конечно, самая близкая и лучшая в мире подружка.
Закончив лекцию о том, что на обычных девушках завсегдатаи журнальных страниц не женятся, да и не влюбляются в них, чего уж там, причем подкрепив свои слова фотографиями других известных личностей и их жен, Надюха все же решила, что лучше попробовать встретиться со своей мечтой и реветь от того, что меня отвергли, чем реветь просто так, сидя на попе, потому что упустила свой шанс. И потом у меня был один, по словам Нади, отличительный от других признак – «загадочная русская душа». А это, знаете, не просто какой-то там другой цвет кожи или накачанный зад. Это, можно сказать, пиковый туз в рукаве, главная фишка в игре и Джек-пот, развенчивающий мою обыкновенность и стирающий многие препятствия на пути к заветной цели. Так что мы, не раздумывая, приступили к составлению стратегического плана по захвату ничего не подозревающего сердца «звезды»!
И, если с планом все было понятно, то с его реализацией мне предстояло разбираться самой на месте. И это немного пугало, потому что таких грандиозных целей я еще себе не ставила. И тем более никогда не планировала их осуществление. Но, как говорят у меня на Родине: «Лиха беда начала!» или «От винта!»
Лондон – Мекка толерантности и сдержанных улыбок – встретил меня сырым снегом и ужасным холодом. И влюбится в него с первого взгляда, как обещали многие, я не смогла. Интересно, почему он так нравится всем? Ужасный город. Нет, я, конечно, хорошо переношу дожди весной и осенью и снег зимой, но такая погода как здесь – это просто верх женской непостоянности. Утром солнце, днем снег с дождем, а вечером мороз, отчего по утрам можно поскользнуться и сесть на попу. Ужас! А все еще так мило улыбаются и приветливо щебечут: «Hello». Англичане счастливы, скоро Рождество, везде горят огоньки, растянуты красные гирлянды флажков, сверкающие елки и море подарков, и скидок в магазинах. Одна я не в состоянии насладиться этим. У меня работа! И Новый год только через несколько дней, только уже не здесь, а далеко-далеко в родном городке.
Нет, я, конечно, благодарна Виктору Петровичу за то, что он отправил меня в ссылку, а Виктория растянула ее из-за отсутствия обратных билетов, но вот какая несправедливость угнетала, у меня нет даже минутки, чтобы пробежаться по плану стратегии и выполнить хоть один из его пунктов – посетить место детства и отрочества звезды, злачные места, театры, не говоря уже о том, чтобы наведаться в те бары, где мой «возлюбленный» был замечен на днях этими вездесущими фотографами. Он гулял где-то здесь, в этом же городе, а я не могла уйти, ответственно выполняя все, что от меня требовало «Жаркое солнышко».
Но я была бы не я, если бы не смогла придумать что-то интересное, чтобы сбежать от выполнения своих обязанностей. Решительно отказавшись от транспорта, предлагаемого отелем, с которым я только что налаживала контакты, отправилась к следующему пешком. Он располагался между двумя районами, но в том, который по плану совпадал с пунктом номер один, где говорилось:
Пункт 1. Найти район, где живет «этот» и попытаться случайно его встретить.
«Так себе пункт, – размышляла я. – Ничего тут страшного нет, подойти к дому подождать немного, осмотреться, а потом, когда Джонатан покажется… Случайно подвернуть ногу и упасть к нему в объятия, как в этих милых фильмах про любовь. Здесь даже особого актерского мастерства не требовалось, потому что я и так была мастером получать всякие травмы».
Куда сложнее было с пунктом два и три. Можно миллион раз подстроить будто бы случайную встречу, но не у каждого хватить мозгов и обаяния, чтобы это встреча стала не последней. Надежда смеялась и предлагала мне заговорить о «нофелете», но я, надувшись, отвечала ей, что этот вариант с бритишами не прокатит. Поэтому стоило придумать что-то особенное, что в этом пункте стратегии фантазия подводила меня.
Поправив шарф, который накрутила поверх теплого пуховика, я порадовалась теплым «уггам» и натянула шапку по самые брови, может красота и требует жертв, но если я превращусь в снежную королеву, то придется растапливать не только его сердце, но и мое. От этих мыслей внутри немного потеплело, поэтому схватив веру в чудо под мышку, я поспешила к ближайшей станции метро.
Спускаясь, я попутно у всех выспрашивала, как добраться до района Нотинг Хилл, и для себя отмечала, что англичане очень даже добродушные люди, нечего их записывать в молчунов и снобов. Всегда улыбаются, говорят «pleas» и «excuse me», охотно помогают и загадочно подмигивают. В итоге, блуждала я не долго, потому что после того, как один из добродушных «бритишей» рассказал мне, как попасть на нужную улицу, сто пятнадцать раз поворачивая налево и примерно столько же направо, я у каждого поворота просила о помощи другого и уточняла дальнейший маршрут. И все же почти выбившись из сил, замерзнув до самого кончика носа, дом, в котором прошло детство и отрочество моего «возлюбленного» никак не находился. Ожидая на обочине «волшебного пинка», разобиженная на всех и вся на свете, я смотрела и не видела ничего похожего, промерзшая так, что зубы отбивали что-то в ритме Beatles. Но дом напротив, абсолютно белый, как дворцы в диснеевских мультиках, в три этажа и пять подъездов, с коваными заборчиками и перилами, затененный каким-то разросшимся во всех направления деревом, ветки которого сплетались и сами по себе, являлся как раз тем волшебным Граалем, который я искала последние тридцать минут и не верила, что нашла.
Ошалев от радости (как же, это первый стратегический успех) и выкрикнув победный клич, не сводя взгляда с дома, я направилась переходить мало оживлённую автомобильную дорогу. Эйфория затуманила не только разум, но и зрение, отрезав обзор чего-либо другого, кроме этого волшебного домика, поэтому, когда я услышала визг тормозов, то совсем не почувствовала боли в правом боку, и не поняла, что за сила меня толкнула и повалила набок. Через мгновение взгляд сфокусировался, и я увидела, как быстро приближался ко мне асфальт. Последними мыслями стучало в голове: «План провален! Шеф, мы в опасности!»
Падение вышло не очень жестким, как мне показалось. И после того, как я собралась с мыслями и смогла сесть и обернуться, то увидела серебристый «Пежо». Мои ноги лежали под капотом, я пошевелила пальцами. Работают! Почему-то захотелось перевернуть название сбившей меня машины, так как сейчас я находилась именно там. И знала, что, если и выберусь из такой сложной ситуации, то следующего шанса найти «замок принца», возможно, больше и не представится.
А еще ругала себя за то, что не смогла исполнить план в нужной последовательности.

Глава 3. Милая англичанка.

Смешно, как люто гонит нас
В толкучку гомона и пира
Боязнь остаться лишний раз
В пустыне собственного мира.
И. Губерман

Конечно, я видела, как из машины сразу же выскочила немолодая расстроенная англичанка. Почему-то ее внешность и возгласы давали понять, что она жительница Туманного Альбиона – бледная, стройная и орущая по-английски.
– Sorry! Sorry! – кричала она.
«Какое sorry, – подумала я. – Это ж Е, П, Р, С, Т и весь алфавит вместе взятые!»
Сразу никак не получалось разобрать всех ее взволнованных речей, но отличная память, натренированная на американских фильмах, помогла мне осознать, что она кричала уже что-то другое, более пугающее:
– Кровь! Кровь! У вас идет кровь!
Боль отдалась в виске. Я протянула руку и нащупала рану у самых корней волос. Потом посмотрела на пальцы – точно кровь, совсем немного, даже не стоило так орать. Вокруг собирались люди, я чувствовала холод во всем теле, асфальт совсем не грел. Женщина, которая вышла из машины, продолжала взволнованно щебетать возле меня:
– Я отвезу вас в больницу. Там вам окажут помощь. Все будет хорошо.
– Окей, – согласно кивнула я.
Говорила же, англичане очень добродушные и милые люди. При помощи блондинки из «Пежо» я осторожно поднялась на ноги и побрела к ее машине, будь она неладна. Еще раз взглянув на дом Джонатана, мысленно сказала ему «пока» и села в автомобиль, где играла приятная музыка и пахло ванилью. Леди пристегнула меня ремнем безопасности.
«Осторожная! Где только гуляла, эта ее осторожность, когда она сшибла меня с ног?!»
За окном замелькали дома, и я закрыла глаза, чтобы не рябило. Леди привезла меня в отделение скорой помощи и сказала, что все оплатит, и я могу не волноваться по этому поводу.
«Мне-то чего волноваться не я сбила пешехода…» – возмущение топило мое ангельское терпение. Но я помалкивала, исходя из соображений своей безопасности, не хотелось, чтобы все знали, что я переходила дорогу в неположенном месте и почти с закрытыми глазами.
Небольшая приемная поликлиники, куда мы вошли, встретила шумом потолочных ламп и тихим говорком одной из сестер у стойки, пахло здесь, как и в любой больнице – чистотой и лекарствами. Меня посадили в кресло-каталку и отправили в смотровую палату, где врач обработал висок и заклеил ссадину пластырем. В это же время он пытался расспросить о моем состоянии и причинах аварии, которые я пыталась скрыть:
– Как вас зовут?
– Стася.
– Сколько вам лет?
– Двадцать один.
– Где вы живете?
Тут мне пришла гениальная мысль. Конечно, надо знать, что, когда ко мне в голову приходят гениальные мысли, лучше их сразу отбросить в сторону, но больше ничего придумать мне не удалось, поэтому:
– Не помню, – ответила я, потому что меня жутко раздражали его холодные руки и запах изо рта.
Доктор удивился. Кажется, даже волосы на его седом затылке немного зашевелились. Он поправил очки и пристально посмотрел на меня своими карими глазами.
– Мне кажется у меня провал в памяти, – обреченно пролепетала я и опустила глаза.
– И как давно вы это заметили? – встревожено задал очередной вопрос доктор, разглаживая пластырь у меня на виске.
– Что заметила? – наивно удивилась я.
– Как что? – на его лице негодование. – Провалы?
– Доктор, какие провалы? – сквозь смех произнесла я.
Врач замолчал. Я заулыбалась, виновато отводя взгляд:
– Простите, это шутка. Со мной все в порядке. В смысле голова работает нормально. Я почти не ушиблась, просто ссадина.
Оказалось, этого доктору недостаточно, и шутки он не любил и шутников тоже, пришлось терпеть фонарик, светящий мне в глаза. Потирая бедро, я объяснила врачу, что удар пришелся как раз туда, где могла бы быть отличающая меня от других выпуклость. Но через несколько минут, когда в смотровой палате появился крепкий мужчина в зеленом костюме с каталкой, я пожалела о том, что вообще заговорила об этом. Меня положили на каталку и повезли делать снимок, лампы на потолке ярко светили в глаза и, сбившись со счета, я прикрыла веки, вновь себя ругая за то, что иду на поводу у своих бредовых идей.
Оказалось, перелома нет и трещин – тоже. Зато теперь есть Лондонское черно-белое фото моей попки. Класс! Приеду домой, украшу стену своего скромного жилища этим шедевром.
Взяв в руки снимок, я направилась в приемное отделение, где меня ждала расстроенная англичанка, разрушившая все мои планы. Леди болтала с кем-то по телефону, не хотелось мешать, поэтому я просто стояла у нее за спиной и бессовестно слушала английский треп.
– Привезти ее к нам? – спрашивала она у кого-то на том конце. – Думаешь, так будет удобно? Да, сегодня Рождество…
Вот ведь, сегодня и правда было католическое Рождество и я, хоть и не католик, все равно хотела получить хоть маленький презент от Вселенной. Хотелось хоть глазочком увидеть Джонатана. Где он интересно сейчас?
– Да-да, – продолжала она. – Думаешь, не я виновата в аварии? Я сбила ее. Хорошо привезу и попробую по дороге уговорить не писать заявления. Хорошо. Хорошо.
Заявление? Что за заявление? Мне не нужны лишние проблемы, и никакого заявления я писать не собиралась. Сама виновата, зазевалась и не увидела «Пежо», но от приглашения провести Рождество в компании, пусть и от такой странной дамы, отказываться не хотелось, не сидеть же в номере и пить одной теплое шампанское? И к дому Джонатана ночью не пойдешь, что там делать, когда все празднуют, а по телевизору только каналы на английском и немецком, с их неповторимым юмором, конечно, лучше в гостях. К тому же Надюха бы мне никогда не простила, что в Рождество, то есть в праздник, я осталась в номере одна. Расстраивать подругу, как и подводить босса – смертельный грех, так что я решила, что соглашусь не раздумывая.
Пока я размышляла, леди повернулась и осуждающе посмотрела на меня.
– Давно вы здесь стоите?
– Нет, – соврала я. – Только что подошла. Вот. – Я протянула ей фото своей попки.
– Все нормально, переломов нет. Можно ехать домой.
Она хитро улыбнулась.
– А где вы живете?
– В отеле, – тоскливо призналась я. – Мне надо немного проехать на автобусе, потом на метро, а там еще пешком минут пятнадцать. Я здесь в командировке, совсем одна…
«Ну, давай, пожалей меня».
Я уже хотела соврать, что мне придется идти пешком через большой пустырь ночью, а леди все не предлагала отпраздновать Рождество у нее, оставалось ковылять самой. И только повернувшись к выходу я, наконец, услышала:
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.