Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50434
Книг: 124961
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Холодный кофе для шефа»

    
размер шрифта:AAA

Глава 1

На экране ноутбука появилось сообщение, отвлекающее Бонни от выбора одежды.
BlackKnight: «Привет. Как твои дела, фея? Был очень занят на работе, поэтому не писал. Ты же не обиделась?»
Девушка недовольно хмыкнула, однако ее лицо невольно растянулось в улыбке.
–Я ждала твоего сообщения. Теперь и ты подождёшь меня! – гордо вскинув подбородок, она принялась снова перебирать одежду:
–Нужно что-то менее строгое, – бормотала она в задумчивости, делая вид, будто ее вовсе не беспокоит зависшее на мониторе сообщение, – все-таки это не какой-нибудь офис…
Не выдержала. Кинулась к ноутбуку и принялась резво стучать по клавишам. Она писала долго, тщательно подбирая слова и нервно поглядывая на часы:
–Чертово собеседование, – бубнила она недовольно, – я не могу опоздать.
Остановилась. Оценила напечатанный текст:
–Выглядит так, будто я только того и ждала, что он мне напишет, – в ее голосе прослеживалась досада, однако она безжалостно нажала backspace, и недовольно нахмурила курносый носик, – только зря время потратила.
Теперь она набрала холодное: «Я тороплюсь на собеседование. Мне некогда» – и нажала enter.
–Так-то лучше, – довольно потёрла ладони и схватила первое попавшееся платье. Ведь теперь думать о том, во что нарядиться совсем не осталось времени. Да и мысли теперь были далеки от предстоящей встречи.
Она снова услышала сигнал сообщения и сжала кулаки:
–Ну уж нет! Я не такая легкая добыча, мистер! Прочту, когда вернусь домой, – и поспешила в коридор, пока ее решимость не рухнула от звуков всё прибывающих сообщений, – все правильно. Мне нужен боевой настрой. А если я расскажу ему всё, он смягчит мою злость. Как всегда, – говорила она с зеркалом, приводя в порядок копну светлых волос, – однажды поделюсь с ним и этой стороной своей жизни… Но сначала мне нужно подсыпать клопов в малину одному мерзавцу, – коснулась губ помадой винного оттенка и уже через пару минут выбежала за дверь, хваля себя за стойкость перед обаятельным незнакомцем, так и не взглянув на экран.
BlackKnight: «Ты не рассказала, куда идёшь на собеседование?»
Девушка на высоких шпильках, уверенно сбежала по ступенькам. Подол лёгкого персикового платья того и гляди пытался подхватить летний ветерок.
«С каких пор я стала с таким нетерпением ждать его сообщений? Мы знакомы уже много лет, но я так ни разу и не видела его. Может это вообще какой-нибудь отец семейства, развлекающийся на пенсии, или же женщина с агорафобией решила удовлетворить своё альтерэго онлайн? – она усмехнулась своим мыслям, – Какая разница? Даже если так, мой «чёрный рыцарь» стал слишком важной частью моей жизни. Он единственный человек, не судящий меня по внешности. Как же бесит вся эта предвзятость к блондинкам с четвёртым размером. Меня никогда не воспринимают всерьез. А он, не зная как я выгляжу, ценит только мой внутренний мир. Все остальные переписки так или иначе сводились к предложению встретиться. Это нормально. Каждый человек в итоге хочет сопоставиться своё представление о собеседнике и реальную картинку. И если картинка не соответствует, общение неловко сводится на нет. Я не исключение, пожалуй. Ведь мне тоже интересно, как выглядит друг, с которым я общаюсь много лет. Однако я сдерживаюсь от предложения, ведь в моей голове тоже есть важный образ, который я не хочу разрушать. Хотя… можно долгое время жить с человеком под одной крышей, будучи уверенным, что он твой друг, брат, отец… не важно. Думать, что ты знаешь его. А потом в одну секунду окажется: друг предатель, брат мошенник, а у отца и вовсе другая семья», – на этой грустной ноте, она опустилась на сиденье в автобусе и, покопавшись в сумочке, выудила наушники.
С детства у неё было всё. Не только внешность, которая помогла быть не обделённой вниманием. Она привыкла и к материальному благополучию, и к духовному развитию, подаренному дружной семьей. Хорошая школа, уроки рисования, брендовая одежда – никогда не интересуясь, откуда это все. Как само собой разумеющееся, ведь так было всегда. Все игрушки и платья, которые Бонни хотела, тут же оказывались в ее распоряжении. «Маленькая фея Бон-бон» – так звали ее домашние, и всегда норовили порадовать всеобщую любимицу. Не сказать, что они жили богато, однако выражение «в достатке», когда-то идеально вписывалось в картину ее семьи.
Все изменилось, когда ее брата посадили в тюрьму. Бонни пришлось неожиданно повзрослеть и узнать цену деньгам, которых теперь катастрофически не хватало, вместе с этим пришло понимание: с тех пор, как родители отправились на заслуженный отдых – на пенсию, все, что Бонни имела в жизни, было заслугой брата. Будь то новая машина для папы или же билеты в театр на всю семью, новый мольберт для юной художницы и ежедневные праздничные ужины… Оказалось, сложно оставаться дружной семьёй, когда на привычное «духовное развитие» просто не осталось средств.
Когда брата обвинили в мошенничестве, бизнес, который он построил с другом, развалился, и все счета оказались замороженными. Семейство Мэтьюз вдруг обнаружило, что не в состоянии оплатить даже счёт за электроэнергию.
Очень «кстати» оказалось и то, что главу семьи давно ожидала лучшая жизнь с состоятельной поклонницей, что сильно травмировало миссис Мэтьюз. Она так и не смогла оправиться от депрессии, в качестве терапии проводя время за бутылкой вина. Или чего покрепче. К тому же, остаткам некогда дружной семьи, в лице старшеклассницы Бонни и, потерявшей всякую цель в жизни, миссис Мэтьюз, пришлось переехать в небольшую квартирку на окраине, где Бон успела возненавидеть свою новую школу, жилище, людей и… того мужчину, что стал виной всех обрушившихся на них неприятностей.
Она много размышляла об этом: когда-то родители были добры ко всем окружающим, пока это было взаимно для них. Но этот человек… Они приютили его, ведь у мальчишки умерла мать, а его отец по полгода пропадал в море. Кто-то должен был присматривать за подростком, и чета Мэтьюз вызвалась помочь старому другу, приняв его сына в своём доме. Он стал членом семьи.
А потом. Мальчишки выросли. По словам родителей Бонни: этот предатель заманил её брата в сомнительный бизнес и, когда их поймали, сделал вид, что не имеет к этому делу никакого отношения, и со спокойной душой переключился на свой второй проект – сеть ресторанов «Lowland», хотя в то время это был всего один ресторан.
Бон, будучи на десять лет младше брата, ничем не смогла ему помочь тогда. Но на протяжении нескольких лет она думала о несправедливости, свалившейся на ее семью. Если бы тот человек не приехал тогда со своей «отличной идеей», ничего этого не произошло бы. Родители Бонни были уверены, что их сын ни в чем не виноват, и лишь взял на себя ответственность за своего друга. Тогда как сама Бонни, отчасти вдохновлённая речами родителей и испорченной жизнью, считала, что ответственность лежит на обоих «бизнесменах», однако одному из них удалось избежать ее, скинув все на друга.
«Если правосудие не в силах, значит, я самостоятельно научу этого мерзавца отвечать за свои поступки! Берегись Итан Вилкинс!»
Видимо глубоко зарывшись в мысли о своей мести, она едва не врезалась в дверь «служебного входа ресторана «Lowland».

Я же не опоздала? Ну, если только самую малость. Черт. Я собралась завалить свою миссию из-за «друга по переписке». Хотя, чего греха таить, он не просто случайный собеседник. И именно поэтому меня злит, когда он вот так пропадает.
–Какие ещё мастер-классы? У меня и без того дел навалом! Занимайся лучше своей работой, вместо того, чтобы пытаться придумать мне новую. Неужели больше нет поваров, которые могли бы научить детишек готовить! – гремел голос из-за стены, – Что значит пропала? Ещё пару дней назад ты заверял меня, что у тебя все под контролем?
Кажется, я впала в транс от звука столь знакомого некогда голоса.
–Бонни Мэтьюз? – я кивнула на автопилоте, отбрасывая навязчивые мысли, – Можете пройти, – приятная женщина протянула мое резюме и указала на дверь, из-за которой только что доносились звуки, напоминающие раскаты грома.
Я попыталась взять себя в руки, однако чувствовала, как мои коленки дрожат.
Зачем я вообще здесь? Что я собираюсь делать, если он не примет меня? Кому я нужна? У меня даже образования подходящего нет. Может, стоит уйти пока не поздно? Но как жить с неудовлетворенной местью? Почему мой брат страдает, пока этот негодяй потчует на лаврах? Град вопросов в моем сознании смахивал на паническую атаку.
Я глубоко вдохнула и, отбросив сомнения и вспомнив все заранее продуманные речи, шагнула в кабинет.
–Здравствуйте, – будто не мой голос, куда подевалась решимость, владевшая мною на протяжении вот уже нескольких лет.
Я застыла словно статуя, увидев статного мужчину за столом. Он так изменился…
–Вы можете быть свободны! – отрезал «предмет моего оцепенения», даже не поднимая на меня глаз.
Что?!?!
Подбирающаяся к горлу меланхолия тут же развеялась, уступая место возмущению:
–П-простите? – такого развития событий в моих планах не предвиделось.
–Прощаю. Соответствующего образования – нет, опыта работы – нет, элементарной дисциплины, в виде минимальной пунктуальности, – он поднял глаза и вызывающе вскинул бровь, явно оценивая мой внешний вид, – и делового дресс-кода, у вас нет, – его интонация слегка изменилась.
Эти чертовы глаза. Столько воспоминаний навалилось разом, что я забыла все заготовленные тексты.
К черту меланхолию! Нужно собраться!
–Я знаю, что не отвечаю требованиям Вашего ресторана, – промямлила я, – но…
–Раз Вы и сами всё знаете, тем лучше, – перебил меня нахал, – Мне не нужна пустоголовая кукла на моей кухне.
Да как он смеет!
–Вам бы тоже не помешало немного дисциплины, – не смогла удержаться я, начиная обороняться, – хамить девушке, считая, что Вам все известно лишь оценив внешний вид? «Пустоголовая кукла» считает, что вам не хватает такта, по меньшей мере!
–Я оценил не только Ваш внешний вид, но и Ваше резюме, так что не пытайтесь обвинить меня в предвзятом мышлении, – его холодный голос отрезал слова будто бритвой, – если Вы закончили, то можете быть свободны! – безапелляционно закончил он.
Ну уж нет! Не на ту «пустоголовую куклу» нарвался!
–Судя по всему, Вы даже в него не взглянули, – я в гневе преодолела расстояние отделяющее меня от мужчины и припечатала лист бумаги к столу прямо перед его носом, злобно рассуждая, что, похоже, мой план мести провалился задолго до попытки воплощения, – держу пари, Вы даже имени моего не знаете…
Очевидно, моя выходка хоть немного вывела грубияна из равновесия. Секунда замешательства. И…
Что это? Он что сейчас улыбается?
–Это не имеет значения, – проговорил он тихо, слегка подаваясь вперёд, – так как мы, вероятно, больше не встретимся.
Я развернулась на ватных, от его неожиданной реакции, ногах и направилась к двери.
–Мы рассмотрим Ваше резюме, и если Ваша персона нас заинтересует, мой администратор свяжется с Вами, мисс… – повисла пауза, и вот тут-то я обернулась, желая понять, почему он вдруг замолчал, – Мэтьюз? – он взглянул на меня совершенно иначе. Даже не представляю, что таилось за этим взглядом. Растерянность? Он будто замёрз на мгновение. Затем ещё раз окинул меня с ног до головы, прищурился и нагло ухмыльнулся:
–Бонни Мэтьюз.
Вспомнил меня?
–Почему вдруг ресторан? Вы ведь художница?
Хочу испортить то, что тебе дорого…
–Образование – это лишь формальность, которую обычно либо навязывают родители, либо выбирают по глупости. Сложно зарабатывать, оставаясь верной своим детским фантазиям. Теперь я повзрослела и определилась с жизненной целью, – без доли смущения рапортовала я заученный текст, – Скоро начнутся курсы для поваров…
–Думаю, Вы бы эффектно смотрелись на открытой кухне, – задумчиво пробормотал Итан, вновь не дав мне возможности договорить, – Придётся обучать с нуля, – он будто бы говорил сам с собой, – но оно того стоит, – снова усмехнулся каким-то своим мыслям. От этой его реакции становилось неловко, но кажется эта ситуация работала на меня, – почему именно этот ресторан?
–Я слышала, что Вы преподаете лучшие уроки в своём деле…
–Придётся пройти все уровни. Готовы чистить картошку и мыть посуду?
Он надеется, что я испугаюсь тяжёлой работы и сбегу?
–Если потребуется, то и унитазы, – ой, зря я это, больно хищный у него взгляд. Как бы не вышло, что ещё он на мне отыграется, а не наоборот, как было изначально задумано.
–Что ж, – он в задумчивости потёр подбородок, – тебе придётся доказать, что за привлекательной внешностью скрывается нечто стоящее.
Я вспыхнула от сомнительного комплимента, даже не придав значения, как ловко он сменил официальный тон.
Привлекательной внешностью? Это он обо мне? Хотя, всё лучше, чем «пустоголовая кукла».
–Если ты действительно готова, со следующей недели можешь приступать.
Я была так поражена его неожиданной переменой, что лишь кивнула и побрела к выходу из кабинета.
Он узнал меня? Понял кто я? Или же моя «привлекательная внешность» заставила его поменять решение? Я что-то упускаю? Если бы он понял кто я, это значило бы, что он помнил о моем существовании… Тогда зачем стал бы оставлять при себе?
Мои мысли развеял звонок телефона, и я в растерянности обернулась. Но обнаружив, что новый босс уже забыл о моем присутствии, отвечая на звонок, дернула ручку двери.
–Да, – снова послышался его голос, – да всё, я сам нашёл. Но если мне снова придётся выполнять твою работу, то я могу посчитать, что зря трачу деньги на таких бесполезных долбо…
Я закрыла за собой дверь.
Не могу поверить. Я справилась? Ещё пять минут назад я была уверена, что с треском провалила свою миссию.
Поддававшись любопытству, я заглянула в кухню. Это помещение больше смахивало на стерильную операционную. Серебристо-белая. Теперь мне предстоит здесь работать? О чем я только думала? Я ведь даже глазунью на завтрак не всегда могу приготовить без потерь.
Ладно уже. Разберусь по ходу дела…

Глава 2

—Привет, дружище! Как ты там? – Итан устало провёл по волосам.
–Как в санатории! – веселился Бэн, – помнишь, как в детстве ездили в лагерь? Вот примерно так же, только девчонок нет.
–Ох уж этот неугасающий оптимизм… Тебе что-нибудь нужно? Я могу привезти.
–Больше заняться нечем? Работай давай! Я ещё предыдущую твою посылку не распаковал, – отозвался друг, – Как дела на воле? Ресторанный бизнес процветает?
–Отлично всё. Хотя… как сказать, – он немного призадумался, – Бонни объявилась в ресторане, заявив, что хочет работать у меня?
–Сестренка? Ну, классно! Научишь ее готовить, так хоть замуж будет не стыдно выдавать, – Бенджамина явно веселила головная боль друга.
–Ты в своём уме? – негодовал Итан, не разделяя позитивного настроя, – Она подающий надежды молодой художник, я ведь отправлял тебе несколько книг с ее иллюстрациями. Ей нужно развиваться в этом направлении. К тому же, в детстве, если у этой крохи оказывался в руках нож, все прятались. Она опасна не только для себя, но и для окружающих! Как я могу ее чему-либо научить?
В ответ послышались раскаты смеха:
–Ты-то точно с ней справишься. Тебе же как-то удавалось приструнить эту малявку, чтобы сделать с ней уроки. Мне вот так и не удалось найти подход к сестренке.
–Ты не собираешься мне помогать, – догадался он.
–А смысл? Ты ведь знаешь Бон-Бон. Если её не возьмёшь ты, то она пойдёт искать другое место. Со своей упертостью, она не остановится, пока ее где-нибудь не примут. А так, она будет у тебя под присмотром. Кстати, – его голос стал серьезным, – как она? Я запретил ей ездить ко мне. Детям ведь не место в подобных местах.
–Ты удивишься, но оказывается она уже вовсе не ребёнок, – Итан нервно крутил в руке карандаш, – У меня челюсть отвалилась, когда я понял, что эта шикарная девушка – наша Бон-Бон.
–Полегче на поворотах, братец, – усмехнулся Бэн, – Я видел фотографии. Она, конечно, выросла, но не перестала быть нашей сестрой, – карандаш почему-то хрустнул.
–Она, похоже, меня даже не узнала, – Итан перевёл тему, – всё такая же дерзкая выскочка, – он засмеялся, – это, кстати, напомнило мне, как я подготавливал ее к экзаменам из младшей школы.
–О, да! Тогда она ненавидела тебя, ведь ты не выдавал ей еду за столом, пока она не ответит правильно на заготовленные тобой вопросы, – мужчины рассмеялись.
–Зато потом, получив табель успеваемости, она прилепила его на мою дверь, и потребовала, чтобы я готовил для неё, всегда, когда она пожелает.
–Ты сам виноват, нечего было спорить с ней! А раз уж решился, нужно было выбрать что-то попроще в качестве награды. Благодаря своему упрямству она не проиграла нам ни одного спора. Малявка ведь назло изводила тебя, то и дело требуя поздний ужин среди ночи. Как ее только не разнесло от такого количества еды. А табель так и висел на твоей двери, даже когда ты уехал, – оба задумались о чём-то.
–Прости, ладно? – вдруг сказал Итан.
–О чём ты на этот раз? – непонимающе пробормотал Бэн.
–Я втянул тебя в это…
–А, все о том же. Завязывай, – мужчина перебил друга, не желая в очередной раз слушать беспочвенные извинения, – Сотню раз уже говорил. Ты не виноват, у меня своя голова на плечах есть. Больше не поднимай эту тему, мне неприятно об этом говорить.
–Ладно. Значит, ты считаешь, что стоит взять Бон?
–Абсолютно! Кто позаботится о ней лучше, чем брат? Только ещё один брат, – слова Бенджамина звучали уверенно, будто они и впрямь были родственниками.
–Как думаешь, она тоже ненавидит меня? – не удержался от вопроса Итан.
–Вот, заодно и узнаешь. Она все равно не сможет долго дуться, – Бэн немного подумал, – Когда она успела вернуться в город? Ты же говорил, что кто-то приглядывает за ней.
–Мой помощник сообщил пару недель назад, что не видел ее уже какое-то время, а позже позвонил и сказал, что она исчезла. Мол, квартира пустая, вещей нет. И, как раз, когда я закончил с ним говорить, в мой кабинет ворвалась она.
–Как всегда: сама себе на уме. Ладно, братишка, мне пора. Позже созвонимся, расскажешь, каким конкретно образом Бон разрушила твой ресторан, – мужчина засмеялся и положил трубку.
–Это точно, – Итан взъерошил волосы и спрятал лицо за ладонями, – если я и сделал выбор импульсивно, то теперь получив поддержку Бэна, действительно придётся взять ее на работу…
Он опустил руки на стол и обнаружил сломанный карандаш. Какая-то неуемная тревога поселилась в его душе с тех пор, как Бонни покинула его кабинет. Ее неожиданное вторжение всколыхнуло множество воспоминаний. Ведь когда-то она и Бэн были семьёй Итана, даже больше, чем его родители.
Его мать была доброй женщиной, но это всё, что он мог вспомнить о ней. Ещё когда Итан собирался в первый класс, ее подкосила болезнь. Ни жива, ни мертва – как-то так можно было охарактеризовать ее состояние.
В год, когда Итану должно было исполниться тринадцать, его мать умерла, оставив сына на отца-моряка, который стабильно половину года проводил в море. Так мальчишка и попал в семью Мэтьюз.
Итан и Бэн были знакомы еще до переезда, поэтому прошло совсем немного времени, когда они стали друзьями. А когда Итана в итоге перевели, из-за неудобства ездить в старую школу, они с Бэном, будучи ровесниками, стали еще и одноклассниками.
Отец Итана все больше пропадал в плаваниях, проводя на суше лишь пару месяцев в году, и вовсе перестал дёргать мальчишку обратно в родной дом. Но тогда это всех устраивало: Итану не приходилось по два раза в год менять жизнь, отец отдыхал от работы, регулярно встречаясь с сыном в редкие отпуска, а часть семейства Мэтьюз не страдала от долгих разлук с новым членом семьи.
В лагерь друзья тоже ездили вместе: первые дискотеки и попытки склеить девушек. Вместе на разборки: потом оба ходили побитые, ведь их противники приводили минимум дюжину друзей, а Бэн и Итан считали, что пока они вдвоём им никакая банда не страшна. Хотя, отчасти это было правдой, тогда как эти двое обрабатывали ушибы, их недоброжелатели ехали в больницу с переломами.
Бон-Бон было три, когда «новый братик» появился в их доме и каждый раз, помогая им залечивать раны, да попросту играя в «больничку», она со всем своим детским негодованием отчитывала неугомонных подростков:
–Нужно драться только если вас обидели!
–Мы никогда не лезем первые, – уныло оправдывались перед «малявкой» друзья.
–Ай-ай, – запричитал Бэн, когда девочка принялась обрабатывать очередную рану.
Она шлепнула брата по руке:
–Знаете же, что будет больно, чего лезете в драку! – этот неподдельный детский гнев всегда веселил «пациентов».
–Ты ещё не видела наших соперников. Они вообще плачут! – друзья рассмеялись, под неодобрительным взглядом Бон-Бон.
…Итан поднялся из-за стола и собрал в ладонь остатки карандаша, чтобы выкинуть:
«Мне так хотелось семью, а они всегда подходили под это определение. Неужели теперь она меня даже не узнаёт?».
Мужчина глянул в зеркало у стены, желая оценить, так ли сильно он изменился за прошедшие годы.
Конечно. Даже общий силуэт, обросший слоем мышц, стал значительно больше. Последний раз он видел Бонни, когда ему было двадцать семь или что-то около того. Тогда он был слишком занят развитием ещё совсем небольшой сети ресторанов, чтобы есть и спать, не говоря уже о том, чтобы посещать тренажёрный зал.
Мысли об их последней встрече стали настойчиво заполонять разум и Итан тряхнул головой, не желая будоражить сознание мучительными воспоминаниями.
Снова взглянув в зеркало, мужчина провел по щетинистому подбородку. Он силился вспомнить, каким Итан Вилкинс был тогда. Каким его запомнила Бонни?
Беспорядок на его голове определенно сменился стильной стрижкой тёмных волос с проблесками серебра. Выражение лица всё чаще серьезное, в отличие от того беззаботного.
Итан разочаровано вздохнул, и пришёл к выводу, что от того Итана, которого она знала, остались лишь глаза, рядом с которыми уже поселились морщинки.
–Другой человек. Я ведь не брат ей, чтобы она узнала меня спустя столько лет, – раздраженно сказал он сам себе, – зато Бонни осталась собой, – едва бросив на неё взгляд при встрече, он осекся, найдя черты, растерявшейся от его резкости блондинки, до боли знакомыми, – и эта фраза: «держу пари»! – он усмехнулся, – в наше время вообще кто-нибудь ещё так говорит? Разве что эта неугомонная спорщица.

BlackKnight: Привет, незнакомка) Собираешься и дальше меня игнорировать? Это бойкот?
Бонни отложила блокнот, увидев сообщение на экране:
–Посмотрите-ка, кто это у нас тут? Блудный друг, – она недовольно прищурилась, открывая переписку.
BlondeFairy: Значит, тебе тоже не нравится, когда не отвечают? Жду, пока осознаёшь свою вину.
BlackKnight: Я же уже извинился. Искренне раскаиваюсь) Долго будешь дуться? Рассказывай. Что там с работой?
Бонни немного подумала, и пришла к выводу, что список гадостей сам себя не напишет, а от её друга может быть какой-то толк.
BlondeFairy: Я расскажу. Но имей в виду: я все ещё зла на тебя.
BlackKnight: Договорились)))
BlondeFairy: Обычно я вываливаю на тебя всё, что со мной происходит. Наверное, это уже привычка. Но есть кое-что, чего ты обо мне не знаешь…
Бонни принялась набирать длинное сообщение, однако стараясь не слишком углубляться в подробности.
BlackKnight: Умеешь заинтриговать. Ты парень? У тебя есть сиамский близнец? Четверо детей?
BlondeFairy: Ха-ха. Может ты даже мог бы мне помочь? В общем… Есть один человек, которому я хотела бы «насолить». Это он виноват, что мой брат в тюрьме. Я долго раздумывала и, наконец решилась. Через пару дней я начну работать в его ресторане, и мне нужна пара идей, как можно подпортить жизнь шеф-повару.
Enter.
Собеседник затягивал с ответом, и Бонни решила пока налить себе чай.
–Чертова кружка! Куда ты собралась? – из-за неловкости Бонни пришлось отложить чаепитие. Она принялась собирать осколки ускользнувшей от неё кружки по всей кухне, – повар… это я-то?
Она услышала сигнал сообщения и, позабыв о чае, отправилась читать рекомендации.
BlackKnight: Насколько серьезно ты хочешь навредить ему? Натравить разного рода проверки или же сжечь к чертям его ресторан?
Бонни скептически приподняла бровь.
BlondeFairy: По-твоему я латентная преступница? Давай сразу определимся: мне действительно нужна работа. На свободе! Меня интересует что-то более мелкое. Как, например, перепутать соль с содой. Как раз он однажды накормил меня таким «шедевром».
BlackKnight: Как так?
BlondeFairy: В то время он был занят подготовкой к выпускным экзаменам. А я лет с семи отказывалась есть еду приготовленную мамой, так как привыкла, что он готовит для нас. Наверно я была настоящей занозой, раз он решил подсыпать мне соды вместо соли. Сам он не стал есть, мне еще показалось это странным, ведь приготовил он две порции. А я съела.
BlackKnight: Считаешь, он нарочно? Может случайно перепутал?
BlondeFairy: Это очевидно. Теперь-то я понимаю, что просто достала его.
BlackKnight: Неужели он даже не пришёл извиниться?
BlondeFairy: Этого я уже не помню. Не суть. Есть идеи?
BlackKnight: Надо подумать. Так навскидку и не скажешь.
Бонни грустно вздохнула, взяла ручку и вернулась к скудному списку в блокноте:
1.Испортить петли на дверцах
2.Послабить ручки сковородок
3.Съесть все мороженное;-)
–Это и всё? Дааа, – протянула она, – мститель из меня ещё хуже, чем повар… Последнее так вообще, скорее желание обжоры, нежели мстительницы. Нужно мыслить глобальнее!
BlackKnight: Художница – повар. Разве это уже само по себе не наказание?)
BlondeFairy: Насчёт этого – в точку. Сейчас даже чай не смогла налить по-человечески.
BlackKnight: Подумай ещё раз. Может оно того не стоит? Не нужно тратить свою жизнь на месть. Никогда не задумывалась: может, ты не знаешь всей картины? Может и с братом не все так просто? И соль с содой не специально перепутались?
Бонни взглянула в свои скудные записи: мстить не так-то просто. Она будто бы спорила сама с собой. Одна ее половина сейчас определённо была на стороне «чёрного рыцаря». Казалось, он описывает ее мысли.
«Откуда только он все знает? – она перечитала снова сообщение, – значит, не вижу всей картины? Кто бы показал мне ее?»
BlondeFairy: Я бы хотела, чтобы это было так. Когда-то он был мне очень дорог. Но теперь… Против него факты, и мое взрослое мышление. Теперь я должна ненавидеть его…
Итан откинулся в кресле:
–Чертова сода! Я ведь, правда, не специально! Как теперь это докажешь? Голова была забита предстоящими экзаменами… И есть я не сел сразу, только потому, что занят был. Все уже остыло, когда я обнаружил свою ошибку, – он говорил в экран, будто надеясь, что она услышит его оправдания, – Примчался к тебе, а ты выла, что твой повар сломался, – он усмехнулся, – Я тогда долго извинялся, не зная как тебя успокоить. Не помнит она, – пробормотал Итан и тяжело вздохнул, приложив руку к лицу, – теперь всё становится на свои места: она решилась отомстить за брата. Как я сразу не догадался?
Он вдруг подумал, что ещё недавно собирался закончить эту тайную переписку. Ведь она стала слишком значимой. Если бы Бонни не сбежала из города, то вероятно сейчас они не общались бы. Он был вынужден написать, чтобы убедиться, что она в порядке.
Поднявшись из-за стола, он стал метаться из угла в угол:
«По крайней мере, она не собирается сжечь ресторан, это уже что-то. От этой взбалмошной девчонки можно ожидать всего. Что? Латентная преступница? Нет. Скорее, очень даже очевидная. Ненавидит меня, – он остановился, – Если не приму ее на работу, неизвестно с какой стороны она решит атаковать, а так она будет под присмотром. Мелкие пакости, говоришь? Что ж, с интересом понаблюдаю», – Итан ухмыльнулся и будто в нетерпении потёр ладони.
Страницы:

1 2 3 4





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.