Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50434
Книг: 124961
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Ловушка для властного Босса»

    
размер шрифта:AAA

Глава 1

Плавно урчит мотор. Нога топит педаль газа до упора. Ещё не успел зажечься зеленый свет, как я срываюсь с места, выжимая из моей красавицы максимум.
Огни вечерней столицы сливаются в сплошные световые параллели, а я самодовольно улыбаюсь, глядя, как быстро движется стрелка спидометра, подсвеченная неоновым красным.
Это моя ночь. И она только начинается.
Подрезаю на повороте старенький «Опель», заставляя водителя шарахнуться практически к бордюру. Ловлю боковым зрением лицо офигевшего мужика и, чтобы прочувствовать свою власть до предела, показываю ему отманикюренный средний палец – с лаком такого же красного цвета, как моя новенькая «Феррари». Подарок отца на двадцатилетие.
Несусь на запредельной скорости, слегка жалея о том, что не могу насладиться реакцией водилы. Сколько их еще будет на моем пути, пока я доеду до клуба?
Кто-то сигналит сзади. Ага, как говорят представители пролетариата, «себе побибикай». Внутри поднимается теплая волна нарциссического злорадства, и я слегка сбрасываю скорость, предвкушая новое развлечение. И оно не заставляет себя долго ждать. Даю кроссоверу практически поравняться со мной – и тут же вырываюсь вперед, вильнув по двойной сплошной. Как и следовало ожидать, громоздкий джип (если верить Фрейду, такие выбирают себе обладатели корнишонов) пытается затормозить, в результате чего его заносит.
– Как тебе токийский дрифт, оладушек? – кричу в окно, выравниваю тачку и бью по газам.
Пусть решится меня догнать. Или понадеется на новую полицию, куда от скуки пошли развлекаться с десяток моих богатеньких приятелей. Это будет шоу мирового масштаба, после которого горе-сигнальщик затухнет, несолоно хлебавши.
Старенький «Ланос» я подрезаю уже без прежнего удовольствия – просто для того, чтобы довести число жертв своего превосходства до красивой циферки. Молодой мужчина что-то пытается кричать, я привычно показываю ему палец. Но очень некстати выхватываю боковым зрением лицо ребенка в салоне – девчушки лет шести. Она смотрит на меня с не наигранным осуждением и обидой.
Вот только этого не хватало. Почему-то царапает душу. Детей я люблю. Ну, как… потискать в гостях у родственников, подарить им игрушку ценой в годовую зарплату среднего обывателя, кайфануть от отдачи… не более. Ладно, что уже жалеть. Вряд ли нанесла ребенку моральную травму.
Влетаю на парковку у клуба, ловко занимаю свое место среди двух блестящих спорткаров. Каста в сборе. Одна я задерживаюсь, причем намеренно. Смотрю на себя в зеркальце и довольно улыбаюсь.
Я всегда выгляжу на миллион долларов. Всегда. Даже когда встаю с постели после ночной пьянки. Даже когда таскаю штангу в элитном спортклубе. Это то, чего никогда не достичь никому из вас. Такой надо родиться.
Густые блестящие волосы собраны в идеальный конский хвост. Идеальный макияж подчеркивает большие синие глаза, острые скулы и четкий овал лица. Бриллианты в ушах перекликаются с блеском пайеток коктейльного платья из лимитированной серии дорогого бренда. Загорелая кожа как будто мерцает в полумраке. Я напоминаю себе хищную черную пантеру, от красоты которой цепенеют все: и хищники, и дичь.
До клуба – около двадцати метров. И я иду, глядя прямо перед собой. Асфальт парковки – мой персональный подиум. Ступени – мой путь к трону. У входа толпится народ, которому не суждено попасть в это роскошное место никогда. Я отодвигаю руками двоих особо настырных и ослепительно улыбаюсь фейс-контролю.
– Валерия! – подобострастно выдыхают секьюрити. Я киваю головой.
Когда мы праздновали мое двадцатилетие, я намеренно забашляла им для того, чтобы внесли меня в зал на своих перекачанных плечах. Промоутер рассыпал лепестки роз, пока меня несли к персональному столику, как Клеопатру. Когда мне станет скучно, я повторю этот трюк. Возможно, въеду в клуб на спине кого-то из них.
Парочка пытается вновь выпросить у секьюрити пропустить хотя бы на часок к бару. Мой взгляд задерживается на парнише, который из кожи вон лезет, чтобы казаться таким беспечным и крутым, как я. На деле же – ему придётся месяц сидеть на «роллтоне», чтобы отбить стоимость своего прикида, единственного в гардеробе. Какая незадача. Снял смазливую провинциалку, хотел угостить ее дешевым коктейлем и потом заставить отработать – а облом, в клуб-то не пускают.
Иногда я снисходительно позволяю таких кадров пропустить. Но не потому, что я мать Тереза. Подобные счастливчики не догадываются, что будут служить клоунами и мишенями для троллинга нашей компании, когда понимают, что произошло – уже поздно пить боржоми. Но сегодня у меня нет особого желания вести с собой пару живых игрушек.
Музыка оглушает. Танцпол кипит. А я гордо иду вперед, к столику в отделе для випов, где уже собрались все наши. Не хватает меня.
Все, как обычно. Аня уже втянула дорожку и шмыгает носом. Лика демонстрирует новые сиськи. Парни сосут кальян и лениво высматривают на танцполе симпатичных телок.
Откидываюсь на спинку кожаного кресла, жду, пока кто-то из ребят наполнит мне бокал шампанским. Перекидываюсь с друзьями парой ничего не значащих фраз. А затем к столику возвращается Ярик. И я зажимаю рот ладонью от смеха.
– Бро, на кого ты похож? Ты свалил с сельского выпускного?
Он не улыбается в ответ. Моя реплика попала в цель. Все ржут. Есть, отчего. В строгом костюме и при галстуке Ярослав Савченко похож то ли на офисный планктон, то ли на героя фильма «американский психопат».
– Здравстуй, Валерия, – сухо здоровается он. – Братва! Где мой вискарь? Я долго буду ждать?
– Отчет продаж мне на стол! И приготовь мне кофе, секретарша! – продолжаю веселиться я – Ну, расскажи нам, Ярик, как ты докатился до такой жизни. И что это за игры в переодевание.
Его взгляд темнеет, но мне плевать. Делаю глоток шампанского и дерзко смотрю в его глаза.
– Ярославчик вышел на работу, – подхватывает Жанна. – Папа сказал, что он уже взрослый мальчик и должен сам зарабатывать на свои пьянки-гулянки. И заставил работать на семейную компанию.
– Капец, – злорадно тяну я. – Вот это попадос. Чем тебе помочь, бро? Усыновить? Или деньжат на виски подбросить? Все свои, говори, не стесняйся.
– Прекрати, – хоть музыка и гремит, я чувствую, как его голос дрожит от еле сдерживаемого бешенства. Садится рядом, и когда официант приносит бутылку виски – не отказывает себе в паре ласковых в его адрес. Похоже, клинический случай.
– Зря ты так на мальчика набросился, – тяну я. – Вы с ним должны теперь держаться вместе. Как-никак, оба батрачите. Может, деньжат тебе подкинет. Водочки за счет заведения плеснет. Привыкай, Ярик.
– Кутузова, у тебя ПМС? – Ярослав остервенело рвет галстук, распутывая.
– Да, детка! Я проснулась в луже крови, и так будет с каждым, кто мне об этом напомнит! – хохочу я. – Скажи что-нибудь по офиснопланктоновски, а?
Похоже, вечер будет не скучным. Не надо даже искать жертву, над которой можно постебаться. Сегодня ею стал один из нас.
– Засохни, Лерка, – он залпом выпивает виски. – У меня был тяжелый день. Четвертый за эту неделю. Я бы с куда большим удовольствием завалился спать, но у нас традиция…
– Традиция у нас, – парирую я. – Ты вне игры, детка. Завтра рано вставать, иди, погладь шнурки.
Хохот. Проигравших у нас мочат с особой жестокостью, так всегда было и будет. Можно бесконечно спорить о том, что в перспективе Ярик только выиграет, возглавив семейный бизнес – о никто из нас по факту не окажется в проигрыше.
Каждому готов кожаный трон президента корпорации. Но молодость – золотая пора, а таким как мы нет особой нужды просиживать стринги в кабинетах. Даже если работать толком и не придется. Кругом столько развлечений, повзрослеть еще успеем.
– Конечно, тебе не понять! – окончательно выходит из себя Ярослав, пока я насмешливо упиваюсь его бешенством. – Ты даже чашку за собой не в состоянии вымыть!
– Домработница вымоет, – пожимаю плечами. – Аргументы закончились?
– Нет! Ты немощь криворукая. Вот поэтому отец и не спешит вводить тебя в дело, как меня. Все, что тебе светит – это через год выскочить замуж за старпера из его деловых партнеров. И ведь выскочишь, как миленькая! Больше ни на что не годная, только языком трепать!
– Ошибаешься, – закусываю оливкой. – Поверь, я бы в офисе обошла тебя с легкостью. Потому что у меня есть мозги и потенциал. Это тебя выдернули из зоны комфорта.
– Да ну! Спорим, ты бы и часу не выдержала?
– А толку? Как ты проверишь?
Ярослав выдыхает… и вдруг его глаза загораются особым светом.
– А давай забьемся. Или ты за базар не отвечаешь?
Каста притихла. Смотрят на нас. Но отступать я не умею.
– А давай. Предложения?
– Месяц пашешь кассиршей в «Пятерочке». Как тебе? О, глазки забегали? Золотая ложка в заднице мешает?
– Неравноценно, – пожимаю плечами. – И тупо. Ты еще меня улицы мести отправь. Предложи что-то другое.
– А легко, – Ярик оглядывает притихшую компанию. – Ну что? Поможем Лере? Где ей месяц отпахать, чтобы доказать, что за базар отвечает?
А вот такого поворота я меньше всего ожидала. Как, черт возьми, этот хилый наследник строительной империи только что перетянул внимание на себя?
– Стриптизерша! – хохочет Анька.
– Нет, продавщица на рынке, – прибавляет Жанна.
Отставляю шампанское.
– Отлично. Поскольку никто серьезно к этому не относится, каждый остается при своем, и спор закрываю.
– А я знаю, – злорадно ухмыляется Ярик. – Няня. Ты же личинусов любишь?
Я хочу резко ответить, но понимаю – поздно. Объективы смартфонов документируют нашу перепалку. Этот козел взял меня на слабо!
– Хорошо, – я еще не проиграла. – На что забиваемся?
– На твою тачку.
– Подожди. А ты мне что? Свою почку? Или тело в рабство на год?
– Свой «Порше».
– У меня такой же пылится в гараже. Неравноценно. Ты не можешь со мной спорить, у тебя не та финансовая ситуация. Съел?
– Назови свои условия, – зло давит Ярослав. – Я не отступаю.
Мне бы сейчас высмеять его и завершить дискуссию переводом стрелок. Но то ли шампанское бьёт в голову, то ли азарт – я продолжаю вести эту словесную перепалку, и не могу остановится.
– «Порше». И полгода будешь у меня в рабстве. Любое желание. Начинай прощаться с паспортом, бро.
– А по рукам, – скалится Ярик. – Братва! Перебейте.
Я еще не понимаю, что произошло, и когда по нашим соединенным рукам бьет чья-то ладонь… на миг мелькает мысль, что лучше б я и правда язык прикусила.
– Отлично! Все сняли? На случай, «я пошутила. Передумала. Была пьяна. Это вообще не я», – от самодовольства одержавшего верх парня у меня неприятно сосет под ложечкой. – Завтра же я выберу тебе вакансию, и приступай. Надолго все равно не хватит, так что лучше начинай переоформление документов…
– Ты выберешь? Дуру нашел? – качаю головой я. – Нет, милый, все будет по-честному. Обычная вакансия без подстав. Едем в первое агентство, кидаем жребий. Чтобы ты не подкупил там никого. Только ты реально думаешь, что никто не знает, кто я такая?
– А договариваемся прямо там, чтобы твое инкогнито сохранить. И никаких благ обычной жизни не использовать. Слабо?
– Не слабо, – пожимаю плечами, – учись танцевать стриптиз и готовить кофе. Я тебе спуску не дам, когда выиграю этот спор…
– Тогда завтра встречаемся в обед, – злорадно говорит Ярослав. – Посмотрим, насколько ты отчаянная…
Я еще плохо понимаю, на что подписалась – оттого нахально ухмыляюсь и поднимаю бокал. Ярослав смотрит в мои глаза, как победитель. Ничего, сегодня ты поймал меня на слабо – я тебе этого не прощу, когда выиграю пари. А развлекаться мы всегда умеем с особой жестокостью…

Глава 2

Конечно же, я не собиралась сидеть сложа руки и оставаться в стороне.
Ярик ведь тоже игрок. И несмотря на то, что денежный транш ему папочка малость урезал, все еще располагает связями и запросто устроит мне веселую жизнь. Отправит, к примеру, в семью извращенцев, с виду вполне себе респектабельных. Или к дикому ребенку, который искалечит меня в первый же день. Нет уж. Играть будем по-честному. Хотя если б я была на месте приятеля… о, он бы у меня попал по полной.
Я сделала несколько звонков, и уже спустя два часа получила гарантию того, что будут предоставлены идеальные вакансии. Все, как я требовала. Ребенок – девочка. Не младше шести и не старше девяти. Чтобы никаких пап там не имелось: я прекрасно знаю, как на меня смотрят все мужики без исключения. Да и я сама не упущу возможности обаять чужого супруга – просто в силу своего стервозного характера. А это может создать трудности.
Мамаша должна быть молодой и дружелюбной. Чтобы найти с ней общий язык и не терпеть самодурства – я просто пошлю дерзкую мадам лесом, и все закончится. Ну и ребенок чтобы был не избалованный. Зачем мне проблемы?
Через час мой доверенный человек отзвонился и поведал, что провел разъяснительные беседы со всеми рекрутинговыми агентствами, мне предоставят самые лучшие варианты в соответствии с пожеланиями. С документами тоже проблем не будет.
До встречи с Ярославом оставалось еще три часа. А мне необходимо было поговорить с папой и все ему пояснить, чтобы не вздумал ставить палки в колеса.
С самого утра я порхала по кухне – готовила отцу его любимые блинчики с икрой. Когда он спустился к завтраку – сосредоточенный, хмурый, как и положено олигарху, на его лице появилась изумленная улыбка.
– Лерочка! Ты сегодня меня приятно удивляешь. Неужели тебе надоел мой подарок, и ты захотела новый автомобиль?
– Твой кофе, – я поставила перед ним чашку и горку румяных блинчиков. – Нет, не угадал. Я так довольна моей красавицей, что два года точно не буду любить тебе мозг. Мама спит?
– Спит, – отец потер ладони и зачерпнул ложку икры, заворачивая в блинчик.
– Вот и хорошо. Мне надо кое-что тебе сказать.
– Надеюсь, не то, отчего у меня подскочит давление и появится желание посадить тебя под домашний арест?
– Думаю, нет. – Я села рядом, обхватив руками большую чашку латте. – Ты знаешь, что я собираюсь вести блог.
– Похвально, дочурка. Что для этого нужно? Копирайтеров? Ботов? Таргетинговую рекламу?
– Нет, – я улыбнулась. – Потому что я собираюсь поднять такую тему, которая сама себя будет продвигать без всяких влияний. Но есть одно но – я собираюсь исследовать этот предмет, так сказать, изнутри. И очень рассчитываю на то, что ты меня поймешь и не станешь вмешиваться.
– Если ты решила сорваться в какую-то страну третьего мира и прожить в местном племени, чтобы помочь детям – я против. Категорически. Это не так романтично, как показывают по ящику.
– Нет, что ты. Я без ванной и супермаркета просто не проживу. Сейчас ловят хайп на дерзком дауншифтинге. Вот я и подумала, что хочу сделать нечто такое… ну, побыть пару недель в шкуре няни. Этому и будет посвящен блог. С олимпа – в трудовые будни. Поверь, им понравится. Я уверена.
– Ты собираешься найти работу?
– Да, – я улыбнулась. – И я выдержу. И справлюсь. Подумай, это будет еще и прекрасная возможность понять изнутри, что нужно детям. Я же когда-то возглавлю семейное ивент-агенстство? Никто не будет говорить, что Валерия Богатова ничего не понимает в бизнесе. Наоборот, после блога у нас будет такой приток клиентов, что придется расширить штат и сферу услуг.
Отец отпил кофе и задумчиво свел брови. Я ждала.
– В принципе – это похвальный порыв, Лерочка. Даже очень, я, честно сказать, приятно удивлен. Но почему именно семья? Может, стоит просто посетить детские дома?
– Не могу, пап. Думала. У меня сердце разорвется от боли за брошенных деток.
Отчасти это было правдой. Во мне как будто жили две сущности – дерзкая мажорка и сентиментальная тургеневская барышня. Но определяющим было то, что Каста не приемлет волонтерство ни в каком его виде. То есть мы можем помогать финансово, даже мутить аукционы, где будем продавать свою бижутерию или хендмейд поделки за бешеные деньги, чтобы потом передать средства питомникам или детдомам. Но самим кормить собак в приютах или выносить горшки за детьми – увольте.
– Мне подыскать тебе семью?
– Нет! – поспешно выпалила я. – Я сама. И Каменцев уже дал задание этим агентствам – они подыщут мне идеальный вариант. Ты уж извини, что я в обход тебя его запрягла.
– Как только определишься, скажешь. Необходимо проверить твоего работодателя…
– Пап, лишнее. Понимаешь, если все будет договорено и куплено, никто не будет висеть в моем блоге. Фолловеры не любят фальшь. Поэтому я справлюсь. Я вообще не стану светить наше имя в связи с моей новой идеей…
Ну не говорить же ему правду – что я забилась с Яриком на свою тачку! Тогда точно не выпустит из дома, да ещё позвонит его отцу и выскажет все по этому поводу. А ко мне будут относиться как к той, кто за свои слова не отвечает. И даже перспектива того, что пари ликвидировано, не успокоит…
– Хорошо, Валерия. Поступай, как решила. Но в случае чего я намерен знать обо всем. Это понятно?
– Конечно, папуль! – я поцеловала его в лоб. – Доедай блинчики, а я пойду готовиться к собеседованию…
Ровно в полдень мы с Ярославом встретились в кафетерии, чтобы официально объявить наше пари открытым.
– В лоб дам, – сухо предупредила я, когда парень попытался съязвить по поводу моего делового костюма, минимального макияжа и прически примерной секретарши. – Или на себя давно в зеркало смотрел? Чтобы носить такой костюм, надо сначала бицухи прокачать. Выглядишь как дрыщ.
– Я это переживу, когда у меня будет навороченная «феррари», седушку которой когда-то просиживала накачанная попа Богатовой. Готова?
Он уже торжествовал победу. Чтобы не поставить парня на место, я представила, как заставлю его танцевать в одних плавках и называть себя «Моя белая госпожа». А еще – вымыть свою машину до блеска. Ну, тот «Порше», что отожму у него в скором времени – тоже, чтобы помнил, что не стоит злить королеву Касты.
– Я всегда готова. Впрочем, ты можешь еще передумать. Прямо сейчас, просто произнеси это все на камеру. Я буду доброй. Неделю оплатишь наш счет в клубе, и квиты.
– Не надейся. В какое агентство поедем?
Конечно же – он ждал, что я назову то, которое купила с потрохами. О том, что помощник отца дотянул руки до всех рекрутеров столицы, Ярик не догадывался. Вообще не считал это возможным.
– Удиви меня.
– Тогда я остановлюсь на…
– Нет, милый, ты прощелкал свой шанс остановиться, когда решил, что можешь со мной спорить. Жребий.
– Но как?
– А рандомно. Вот, я список подготовила. Одиннадцать проверенных рекрутинговых агентств. Каждому номеру свое название. Вноси в генератор.
Этого дерзкий спорщик не ожидал. Но отказаться от своих слов не мог. Пришлось сделать то, что я предложила.
И уже спустя полчаса мы сидели в кабинете агента по соискательству, а я лениво просматривала досье работодателей, предоставленных на мой суд. Троих отмела сразу. Остальные читала не торопясь. И вот вроде как нашла, как по мне, идеальный вариант.
Кристина Савельева. Молодая мама, волонтер, совладелица турагенства. Подкупало добродушное лицо и грустные глаза. Дочь Маша. Шесть лет. Кажется, вариант идеальный.
– С удовольствием поработала бы с этой малышкой. Надеюсь, я им подойду, – улыбнулась я, протягивая женщине файл.
– Отлично, – она улыбнулась. Мастер своего дела не показала, что знает, кто я такая и какая у меня цель. – Вы можете прямо сейчас поехать на собеседование с госпожой Савельевой.
– С радостью.
Получив адрес и подтверждение, что меня уже ожидают, я вытолкала Ярика в коридор.
– Начинай прощаться с тачкой и свободой, лузер, – усмехнулась в его лицо и поспешила к вниз, к ожидавшему такси. Тачку свою, понятно из каких соображений, пришлось оставить дома.

Дмитрий
– Никаких мирных решений не может быть. Я поставил тебе вполне конкретную задачу. И я очень хорошо тебе плачу, чтобы ты не включал мне здесь моралиста и не пел о том, что все будет по закону. Я поступлю с ней так, как она когда-то поступила со мной.
Юрист складывает пальцы в замок.
– Но ты же не можешь не понимать, что на это понадобится время. Плюс надо позаботиться о том, чтобы твоя бывшая жена не узнала, что ты собираешься провернуть за ее спиной.
– А для этого у тебя есть средства. Мои средства. Ты должен сделать все как можно быстрее, и чтобы она не успела отреагировать. Потом поставим ее перед фактом, когда все документы о моем отцовском праве получат силу и не будут подлежать обжалованию. Право собственности я уже получил, а она не догадывается. Дело за малым.
– Неделя минимум.
– Пять дней. Я не собираюсь больше ждать. Я пять лет не видел своей дочери. Делай все. Любые методы. Можешь даже пустить в ход тот компромат, что у меня имеется – я больше не намерен щадить эту стерву.
Юрист кивает, собирает бумаги. А я отхожу к окну, давая понять, что разговор окончен.
– Дим, – он сухо откашливается. – Я знаю, что это не мое дело, что эта женщина неправильно с тобой поступила. Но подумай о дочери. Она не помнит тебя. Ты собираешься разлучить ее с матерью и появиться в ее жизни, как снежный ком на голову. Изолировать ее от Кристины. Это стресс для ребенка. Не втягивай малышку в вашу войну, прошу.
Смотрю, как по проспекту бегут машины, город кипит. Я давно не был в родном Киеве.
– Я тебя услышал. И я не сделаю плохо своему ребенку. Это все, что ты должен знать.
Он уходит. А я отхожу к столу. Беру в руки фотографию, распечатанную из инстаграма Кристи.
Маша улыбается. Она счастлива. Но мне не хочется это признавать. Пока еще не хочется.
– Скоро мы будем вместе, дочурка, – сердце наполняет теплом. – И я отдам тебе всю свою любовь. Все то, чего тебя так опрометчиво в свое время лишила твоя мать…

Глава 3

Костюм сковывал движения. В нем я чувствовала себя – ни дать ни взять – серой мышью без гроша за душой. И плевать, что это был дизайнерский пошив, стоил он очень дорого – я просто не привыкла к такой одежде. Она сковывала движения и обезличивала.
Но ничего не поделаешь. Я уставилась в окно такси, глядя, как мимо пролетают поля и лесопосадки. Моя новая работодательница обитала в пригороде. Так даже лучше: никто не увидит Валерию Богатову в подобном образе.
Водитель поймал мой взгляд в зеркале заднего вида и нагловато ухмыльнулся. Здравствуй, реальный мир. Как меняется отношение людей, когда ты притворяешься кем-то, кто на одной ступени с ними. Да еще Ярик подлил масла в огонь. Перед тем, как я уехала, ввалился в салон такси. Его глаза горели тем блеском, от которого мне тут же захотелось впечатать его нос в череп.
– Вэл, ты совсем застегнутая. Слушай, я тут что подумал. Ну его к чертям, это пари. Едем со мной в Палермо на уик-энд, договоримся как мужик с бабой. И тачку сохранишь, и удовольствие получишь.
– Получу, – сквозь зубы ответила я. – Когда ты отпишешь мне свой «порше» и я тебя отстрапоню при всех. Не вру.
– Сука! – его глаза налились кровью. – Не думай, что выиграешь. Я тебя… прямо на твоей тачке… а перед этим ты вымоешь ее языком…
– Не выйдет, – я бросила злой взгляд на таксисита, который прифигел от подобного разговора, но, тем не менее, наслаждался театром. – Моя тачка стоит дороже твоей, и дороже тебя вместе с непорочной пятой точкой. Поэтому тебе не светит такое, даже если я проиграю. А теперь вали к папе на галеры. Я на работу опаздываю.
Вытолкала его прочь и хлопнула дверью. Но водилу наш разговор завел не на шутку. Эти взгляды оставляли после себя желание отмыться.
– Или ты следишь за дорогой, дядя, – ласково протянула я, – или один звонок дяде Грише Котовскому, и ты со своей колымагой окажешься вне закона в Киеве. Это понятно?
Да, я прекрасно знала, кто из мэрии рулит таксопарками. И у меня был его личный телефон. Это подействовало.
А мы уже въезжали в коттеджный поселок, и я подавила волнение.
Сколько ударов еще предстоит? И неужели такие унижения терпят все, у кого нет денег, и приходится зарабатывать на жизнь, хватаясь за любую работу? Кроме невозможности купить что хочется, обычные люди подстраиваются под мир и молчат?
Такси замерло у аккуратного двухэтажного дома. Я оценила все, прикинув стоимость.
Не такие хоромы, как у нас. Но живут тут состоятельные люди. Что это значит? Скорее всего, то, что хозяйка может оказаться той еще пафосной сукой, хотя и понравилась мне на фотографиях. Ничего. Я умею найти подход к людям. Будем искать.
Расплатилась с таксистом и, не дожидаясь сдачи, позвонила в домофон.
– Это Лера Иванова. Здравствуйте. Я приехала получить вакансию няни.
– Здравствуйте! – в приятном женском голосе послышалось воодушевление. – Я сейчас открою замок… поверните верхнюю ручку и нажмите решеточку, а потом идите прямо, к центральной двери… Там цветочков много, вы не ошибетесь.
«Превосходно! – подумала я, едва не прыснув в кулак. – Инфантильная дамочка со страстью к уменьшительно-ласкательным. С такой легко будет договориться».
Вошла во двор, отметила утонченный ландшафтный дизайн и обилие цветов. Даже крыльцо утопало в белых вьющихся розах и герберах. И посреди этого душистого великолепия меня уже ожидала девушка с фотографии. Я ответила на ее приветливую улыбку и испытала облегчение. Опасения насчёт суки не оправдались. Милашка, которая нервничает так, как полагалось бы нервничать мне. Стоит, переминаясь с ноги на ногу в платье от Дольче из позапрошлогодней коллекции, как будто хочет заслужить мое одобрение. Просто великолепно.
В других условиях я бы не преминула одержать верх над такой девчонкой, но сейчас все, что мне было необходимо – выстроить доверительные отношения.
– Здравствуйте! Меня зовут Кристина, – у нее нежный голос. – Маша сейчас спустится. Вы можете звать меня Кристи…
– Лера, – слегка касаюсь протянутой руки, уловив напряжение, как будто хозяйка дома чего-то опасается. Или кого-то. – Очень приятно!
– И мне, – ее ресницы дрожат. – Пройдемте в дом, вы устали с дороги? Я могу предложить вам чай?
Куда я попала? В салон добрых подруг? Неужели бывают такие милые работодатели? Вряд ли помощник отца ее так запугал и дал указания сдувать с меня пылинки – я ему запретила подобное строго.
– Мама! – не успеваем войти в прихожую, как с лестницы поспешно спускается темноволосый ангелочек в джинсах и футболке. Она похожа на куколку «Братц». На лице появляется любопытство и настороженность, когда девочка замечает меня.
– Привет! – улыбаюсь во все тридцать два люминира. – Ты, наверное, Маша?
– Нет. Я сегодня принцесса Эльза. Мама, скажи ей! – малышка не может устоять перед моим обаянием и смущенно улыбается. – А еще у меня есть Саша.
– Любимая кукла, – шепчет Кристина.
– Ух ты. А ты познакомишь меня с ней? Пожалуйста!
– Да! А как тебя зовут?
– Валерия. Лера.
– Пойдем со мной, Валерия. Лера, – малышка протягивает руку, и у меня внутри появляется ощущение трогательного тепла.
– Мои документы и рекомендации, – запоздало протягиваю папку хозяйке дома.
– Спасибо. Мне уже прислали из агентства. Поэтому я… вы подходите. Вас устраивает сумма оклада?
Так просто? Даже не верится.
– Вполне. И мне очень бы хотелось у вас работать.
– Маша, будь добра, поиграй сама пять минут, нам с тетей Лерой надо выпить чаю и поговорить. Потом я уеду на работу, а ты будешь играться с ней, только не забывай слушаться!
Девочка надувает губки и едва не плачет. Я шлю ей теплую улыбку.
– Я думаю, мы выпьем чая позже, я же тоже хочу познакомиться с Сашей. Машенька, сейчас я поднимусь, только переобуюсь, хорошо? – подмигиваю девочке. Она радостно хлопает в ладоши и убегает наверх.
Страницы:

1 2 3





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.