Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50434
Книг: 124961
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Радикальная прямота»

    
размер шрифта:AAA

Ким Скотт
Радикальная прямота. Как управлять, не теряя человечности

Посвящается
Энди Скотту, волшебному источнику романтики и стабильности моей жизни.
Нашим детям, Бэттл и Маргарет, дающим нам море радости и настоящего вдохновения.
Нашим родителям, научившим нас всему, что знаем, и родным, которые помогли нам найти друг друга.

Отзыв от эксперта в управлении персонала

В книге «Радикальная прямота» есть мысль, которую я разделяю на 100 процентов: «плохие боссы – один из главных источников несчастья в нашем мире и проблем на рабочем месте». Ким Скотт отлично знает, что такое быть хорошим боссом, поэтому её книге можно было бы дать подзаголовок: «Эффективное управление людьми и командами».

Внутри вы найдете:

– Набор конкретных инструментов, которые нужно немедленно воплощать в жизнь руководителям, чтобы видеть мотивированных и вовлечённых сотрудников;

– Подробный разбор трех зон ответственности каждого босса: помощь, команда и результат;

– Чек-лист, позволяющий оценить стиль управления;

– Инструмент для эффективной командной работы – колесо «Сделай всё правильно», каждый этап которого объясняется на примерах из опыта компаний Google и Apple;

– Матрицу McKinsey «результативность – потенциал» рассмотренную с новой точки зрения в формате траекторий роста, позволяющий лучше понять мотивацию каждого члена команды;

– Советы по развитию эмоционального интеллекта;

– Успешные модели поведения для руководящего звена.

Ким Скотт проповедует простые принципы, которые, эффективны, но редко используются в практике руководителями компаний. Ее книгу рекомендую для совершенствования управления людьми и командами.

Татьяна Кожевникова – эксперт в управлении персоналом. 25 лет успешного опыта работы в крупнейших корпорациях: Coca-Cola, Mars, Ernst & Young, Metro Cash & Carry, Росатом. HR-директор Оргкомитета чемпионата мира по футболу FIFA 2018 в России.

Введение

Как и многим из вас, мне однажды довелось работать на ужасного руководителя – человека, который думал, будто унижать людей – хороший способ их мотивировать. Как-то один из коллег по ошибке отправил мне переписку, где босс потешался надо мной. Когда я подошла к нему выяснить, в чем дело, он сказал, чтобы я «не забивала этим свою головушку». Вот так.
В результате – отчасти благодаря этому опыту – я открыла собственную компанию – Juice Software. Моей целью было создать такую атмосферу, где было бы нормально любить свою работу и друг друга. Друзья часто смеялись, когда я говорила об этом, как будто я хотела основать вместо компании коммуну. Но я была настроена серьезно и проводила на работе больше восьми часов в день. Если бы мне не нравились ни моя работа, ни коллеги, бо́льшая часть непродолжительного времени, проведенного в этом мире, приносила бы только несчастье.
К сожалению, хоть мне и удалось избежать ошибок своего босса (это было легко), я наделала много собственных. В попытках создать позитивную, свободную от стресса обстановку пренебрегла одним сложным, но важным моментом: руководитель должен ясно и четко реагировать, когда работа выполнена сотрудником недостаточно хорошо. Мне не удалось сделать так, чтобы тем, кто не выполнил поставленные перед ними задачи, говорили об этом вовремя, пока все еще можно исправить.
Когда я вспоминаю о тех временах, в мыслях всегда всплывает один человек – назову его Бобом. Он был из тех приятных людей, кому работа доставляет удовольствие: добрый, веселый, внимательный коллега, всегда готовый поддержать. Ко мне Боб пришел с восхитительным резюме и положительными отзывами. По всему выходило, что он будет отличным сотрудником, и мне не терпелось взять его на работу…
Вот только обнаружилась одна проблема: работал он отвратительно. Моя уверенность в нем угасла, едва мы его приняли. Несколько недель он работал над документом о том, как пользователи с помощью Juice могут создавать автоматически обновляемые таблицы в Exсel. Проверка документа, над которым он так долго корпел, повергла меня в шок – невозможно было даже сообразить, о чем идет речь. Это был просто поток сознания. Теперь-то мне ясно: сам Боб понимал, что выполнил работу недостаточно хорошо – стыд в его глазах и извиняющуюся улыбку, когда он протягивал мне бумаги, нельзя было спутать ни с чем другим.

Остановимся ненадолго прямо здесь. Если вы занимаете руководящую должность, то уже поняли: тот момент стал не только переломным в наших с Бобом отношениях, но и предвещал грядущий успех или поражение всей команды. То, что делал Боб, не было даже близко к тому, чтобы оценить его работу хотя бы «на троечку». Между тем, мы в нашей небольшой компании, пытавшейся встать на ноги, не могли позволить себе переделывать все по несколько раз или мириться со слабыми сторонами сотрудников. Я знала это с самого начала, но когда встретилась с проблемой Боба лицом к лицу, не смогла сказать ему правду и вместо этого заверила его в том, что для начала он сделал все вполне неплохо и я помогу ему закончить его работу. Он неуверенно улыбнулся и вышел из кабинета.
Что случилось? Во-первых, мне нравился Боб, и не хотелось слишком сильно давить на него. Во время нашей встречи он выглядел таким встревоженным, что я стала бояться, не заплачет ли он. К тому же он нравился и всем остальным, и если он все-таки заплачет, все решат, что я – жестокая тварь. Во-вторых, на прошлых должностях он потрудился на славу, если только его резюме не было подделано. А может быть, его отвлекали какие-нибудь домашние происшествия или он не привык делать все так, как делаем мы… Как бы то ни было, я убедила себя, что его продуктивность вернется на тот высокий уровень, который помог ему получить место. Наконец, в-третьих, внести правки самой будет быстрее, чем рассказывать Бобу, как ему переписать текст.
А теперь о том, как это повлияло на Боба. Помните, он понимал, что приложил недостаточно усилий, поэтому моя снисходительность могла сбить его с толку. Она дала ему возможность обмануть себя и подумать, что дальше все так и будет, и он этот шанс не упустил. Не сумев обозначить проблему, я, по сути, лишила Боба стимула прилагать больше усилий и позволила ему думать, что все у него и так сложится хорошо.
Когда люди что-то делают неправильно, говорить им об этом зверски трудно. Ты ведь не хочешь задеть их чувства, и вообще, ты – не садист. И не желаешь, чтобы этот человек и остальные члены команды считали тебя придирающимся уродом. Плюс, начиная с того момента, как ты научился говорить, тебе твердили: «Если не можешь сказать ничего приятного, не говори вообще ничего». И вот теперь необходимость говорить такие вещи становится твоей работой. Нужно выбросить из головы все, чему ты научился за свою жизнь. Менеджмент – это трудно.
Чтобы все стало еще хуже, я продолжала повторять ту же ошибку – снова и снова на протяжении десяти месяцев. Вы, наверное, знаете, что недоделанная работа всякий раз, когда вы закрываете глаза на пропущенные сроки, начинает вызывать отвращение и злость. Ты уже думаешь, что плоха не только работа, выполненная кем-то, а плох и сам человек, который выполнял ее. Из-за этого становится сложнее вести конструктивный диалог. Ты вообще начинаешь избегать разговоров с этим сотрудником.
И, разумеется, мои отношения с Бобом повлияли не на него одного: остальные коллеги тоже стали удивляться, как это я принимаю работу столь низкого качества. Последовав моему примеру, они тоже стали прикрывать Боба: исправляли его ошибки или переделывали его работу (обычно в то время, когда им следовало бы поспать). Прикрывать кого-то иногда необходимо, но недолго – скажем, если кто-то оказался в трудном положении. Но когда это продолжается слишком долго, возникает высокий риск в скором времени нанести тяжелый урон всему вашему делу. Люди, прежде выполнявшие свою работу исключительно хорошо, становятся невнимательными. Пропускаются дедлайны…
Понимая, почему коллеги Боба опаздывают, я не стала слишком сильно их отчитывать. А вскоре им стало интересно, способна ли я в принципе отличить хорошее от посредственного. Может быть, я перестала воспринимать пропущенные сроки всерьез. Часто, когда люди не уверены в том, что качество их работы оценят, это отрицательно сказывается на результатах работы и их моральном состоянии…
Как только я признала, что могу потерять команду, то поняла, что больше тянуть нельзя, и пригласила Боба на чашку кофе. Он, видимо, ожидал, что мы мило поболтаем, но вместо этого после нескольких неудачных попыток обсудить ситуацию я сказала, что увольняю его.
И вот теперь мы оба печально съежились над латте и маффинами. После мучительного молчания Боб отодвинулся на стуле, царапнув его металлическими ножками по мраморному полу, и, взглянув мне в глаза, спросил:
– Почему вы мне ничего не говорили?
Пока этот вопрос крутился в моей голове без ответа, он задал мне второй:
– Почему никто ничего не сказал? Я думал, что важен для вас!
То была низшая точка моей карьеры. Я сделала ряд ошибок, а поплатился за них Боб. Промахом оказалась не только моя снисходительность, но и то, что я не давала обратной связи о его работе. Никогда не просила и его дать мне ее, что, возможно, помогло бы ему проговорить некоторые вещи и, вероятно, найти решение. Хуже всего, что я не смогла создать в коллективе такую атмосферу, чтобы коллеги естественным образом дали бы ему понять: он движется не в ту сторону. Сплоченность команды дала трещину, и это отразилось на результатах. Отсутствие критики и похвалы оказало катастрофическое влияние на команду и результаты работы.
Можно выделить прямую связь между отсутствием методики руководства и нарушением функциональности команды, дающей плохие результаты. Просто в случае с Бобом было уже слишком поздно. Как и со всей компанией в целом: спустя какое-то время после увольнения Боба фирма Juice прекратила свое существование.

Google: свобода на работе

Шел 2004 год, и я искала работу, поэтому позвонила однокласснице из бизнес-школы, Шерил Сэндберг. Три года назад она получила работу в Google, а недавно мы сидели рядом на свадьбе общих друзей. Меня поразило то, что Шерил ясно давала понять, как заботится о людях, с которыми работает в команде. У меня было чувство, что она не совершила бы ту же ошибку, как я с Бобом. И спустя некоторое время я точно узна́ю, что она не допустила бы ничего подобного.
После двадцати семи собеседований мне предложили работу с Шерил: предстояло возглавить команду из ста человек, отвечающих за продажи и сервис малых и средних групп пользователей AdSense[1]. Я даже представления не имела, что такое AdSense. Зато увидела, как корпоративная культура Google воскрешает мою мечту о создании обстановки, где люди любили бы работу и друг друга, и обнаружила, что Шерил – поразительно хороший руководитель.

Как потом пошутил один мой друг, «в Кремниевой долине ты падаешь не вниз, а вверх» (будьте уверены, Боб тоже приземлился на ноги).

Присоединившись к команде Google, я сразу же заметила солидные показатели продуктивности – и невероятно прямую обратную связь. В частности, она проявилась в ходе встречи с Ларри Пейджем – сооснователем Google, и Мэттом Каттсом, возглавлявшим команду по борьбе с Webspam[2].
Сначала мы обсуждали предложение Мэтта. У Ларри был другой, более утонченный план, который я не уразумела. Зато Мэтт его как раз понял, и ему он абсолютно не понравился. Мэтт – в целом приятный, легкий на подъем парень – возразил, причем выразил свое несогласие очень ярко. Ларри продолжал настаивать, и Мэтт начал на него кричать, утверждая, будто идея Ларри принесет ему «столько дерьма», что он не сможет его разгрести.
Реакция Мэтта выбила меня из колеи. Он был мне симпатичен, и я испугалась, что его могут уволить за столь резкую критику чужого мнения. Но на лице Ларри увидела лишь ухмылку. Он не только разрешил Мэтту бросить ему вызов – но и наслаждался этим. По тому, как открыто и с какой радостью Ларри ответил, я поняла, что Пейдж хочет, чтобы не только Мэтт, но и все сотрудники Google могли без опаски критиковать начальство – и в особенности его самого. Не было смысла характеризовать разговор как «милый» или «на повышенных тонах», как «грубый» или «вежливый». Он был продуктивным и коллективным. То есть проходил в свободной форме. И вел к лучшему решению. Как Ларри этого достиг?
Я решила последовать совету из книги Пейджа. Вместо того, чтобы фокусироваться на «обратной связи» с членами своей команды, я подталкивала людей к тому, чтобы они говорили мне, когда я не права. И делала все возможное, чтобы люди критиковали меня или, по крайней мере, говорили со мной. После первой неудачной попытки (подробнее о ней позже) команда начала раскрываться. Мы начали спорить открыто и наслаждаться общением друг с другом. Мне посчастливилось пригласить на работу нескольких выдающихся людей, в их числе были Расс Ларавэй, с которым я открыла новую компанию, Candor, Inc., и Джаред Смит, сооснователь Qualtrics, где я занимаю место в совете директоров.

О том, как стать хорошим руководителем, я узнавала и от людей, на которых работала сама, и от тех, кто работал на меня. Мы часто экспериментировали – например, не принимали никаких решений на собраниях, перекидывая их на людей, разбирающихся в вопросе лучше.
И вскоре начали работать эффективнее. Стремясь сделать так, чтобы «говорить начальству правду» было безопасно на всех уровнях организации, ввели экспериментальные «недели исправлений» и тщательно разработали «сессии обратной связи с руководством».
Во второй части книги я расскажу об этих приемах подробнее, но уже сейчас важно знать, что теперь руководство Google не может полагаться лишь на «власть» или «авторитет» при решении каких-либо вопросов. Нужно искать другие, лучшие способы.
После шести лет работы в Google я почувствовала уверенность в том, что научилась тому, как быть хорошим боссом. И больше не повторяла ошибок, подобных той, что когда-то случилась с Бобом. Но и сволочью тоже не стала. Бизнес, которым я руководила, увеличил прибыль больше чем в десять раз – до нескольких миллиардов долларов. Бо́льшая часть этого роста стояла за продуктом, а не за продажами. Работа была проделана большая. Мы были одержимы эффективностью и смогли уменьшить общее число сотрудников в Северной Америке, а доход продолжал стремительно расти – сказывались масштабы. Со временем к AdSense добавились команды по глобальным продажам YouTube и DoubleClick. Начинали мы с одной команды в США, но ее необычный, веселый дух в дальнейшем присоединил к нам еще и Дублин, Сан-Паулу, Буэнос-Айрес, Нью-Йорк, Маунтин-Вью, Сидней, Сеул, Токио, Пекин и Сингапур.
Я стала замечать, что все меньше и меньше меня волнуют основные показатели (цена за один клик, доход и т. д.). Что на самом деле было интересно, так это то, как формализовать открытый мной «способ» стать хорошим боссом и научить ему других. Но это все еще был в большей степени инстинкт, нежели философия. Мне нужно было больше времени, чтобы придать этому форму.

Apple: «Мы нанимаем людей, которые говорят нам, что делать, а не наоборот»

В Google не было работы, которая позволила бы мне просто сесть и поразмышлять – руководящая должность не отпускает времени на спокойные раздумья. К счастью, в девяти милях к юго-западу Стив Джобс основал Университет Apple. Мой профессор бизнес-школы, Ричард Тедлоу, который недавно ушел из Гарварда, чтобы попасть туда, сформулировал цель университета Apple так:
– Мы хотим бросить вызов гравитационной тяге организационной посредственности.
Важной частью достижения этой цели стала разработка курса «Менеджмент в Apple». Когда мне предложили работу по разработке и преподаванию этого курса, я с радостью приняла приглашение.
«Менеджмент в Apple» был адресован начинающим руководителям, но его сочли чрезвычайно полезным для себя и более опытные лидеры. Несмотря на то что курс не считался обязательным к посещению, самой большой проблемой для нас стало – справиться со спросом. В пору моей работы в Apple там обучались тысячи людей, оставлявших восторженные отзывы. Множество людей прошли этот курс и с момента моего ухода.
Но для себя я узнавала столь же много, сколь и преподавала другим. Разговор с женщиной – одной из руководителей Apple – помог мне увидеть собственные недочеты в подходе к тимбилдингу на ранних стадиях карьеры. Я всегда концентрировалась на людях, которые скорее всего получат повышение. Мне казалось, именно так и должно происходить в растущей компании. Но женщина, о которой я говорю, указала мне на то, что для надлежащего функционирования командам, помимо роста, нужна и стабильность. Попросту говоря, команда не сработается, если все ее участники будут сломя голову гнаться за повышением. Людей в команде, также демонстрировавших блестящие результаты, но находившихся на более плавной траектории роста, она называла «рок-звездами», потому что в команде они были как Гибралтарская скала. Такие люди обожали свою работу и были чертовски успешны, но не стремились занять должность своего босса или потеснить с места Стива Джобса. Они были довольны тем, что у них было. Людей, двигающихся по более крутой траектории – тех, кто сошел бы с ума, если бы через год выполнял ту же самую работу – она называла «суперзвездами». Именно в них – источники роста любой команды. Она ясно дала понять, насколько важен баланс обеих категорий.
Это стало откровением. Компания Apple росла быстро, опережая в масштабах Google. Но здесь удавалось находить место для людей с самыми разными амбициями. Тебе нужно быть непревзойденным в своей работе и любить ее, но совершенно не обязательно быть одержимым повышением, чтобы построить карьеру своей мечты в Apple. В Google я систематически недооценивала так называемых «рок-звезд». И эта ошибка принесла много неприятностей тем, кто вносил существенный вклад в общее дело. Предвзятость Google к людям, предпочитающим стремительный рост, частично была реакцией, характерной для традиционных компаний, где обычно людям, желающим «изменить все», подрезают крылья. Apple же подготовила места для людей с разными типами амбиций и отчасти поэтому стала такой крупной корпорацией, бросив при этом вызов «гравитационной тяге организационной посредственности».

Google известен как компания низовых инициатив, где даже самых молодых сотрудников привлекают к процессу принятия решений. Роль менеджера в основном заключается в том, чтобы не мешать, иногда помогать, но никогда не вмешиваться. От Apple я ожидала обратного, поскольку повелась на историю о контролирующем все и вся Стиве Джобсе, посылающем свое видение с высоты, не терпящем инакомыслия и ведущем свою команду к цели. Но все оказалось совсем не так.
Один коллега рассказал мне историю об интервью со Стивом, подтверждающим это. Он задал Джобсу несколько дельных вопросов.
– Как, по-вашему, должно выглядеть построение команды? Насколько большой она должна быть?
И короткий ответ Стива:
– Ну, если бы я знал ответы на все эти вопросы, вы мне были бы не нужны, не так ли?
Грубовато, но вдохновляет.
В более мягкой форме свой подход Джобс выразил в интервью с Терри Гроссом.
– В Apple мы берем людей, чтобы они говорили, что нам делать, а не наоборот.
И действительно, именно таким и был мой опыт работы в этой компании.
В Apple, как и в Google, способность руководителей добиваться результатов основана на том, чтобы выслушать и попытаться понять, а не просто сказать подчиненным, что нужно сделать: больше обсуждений, чем прямых указаний; больше подталкивать людей к принятию решений, чем решать самому; больше убеждать, чем отдавать приказы; больше учиться, чем учить.

Взаимоотношения – основа вашей работы

Между автономией и пренебрежением существует колоссальная разница… На своем примере с Бобом я прочувствовала, что значит не понимать этого. Вот что я узнала для того, чтобы понять и научиться другому подходу.
В рамках курса «Менеджмент в Apple» мы часто показывали видеоролик, где Стив объяснял свое отношение к критике. Он сказал кое-что очень важное:
– Нужно сделать так, чтобы не поставить под сомнение вашу уверенность в их способностях, но оставить меньше возможностей для интерпретаций… И это трудно. – А потом добавил: – Ничего страшного, если я не прав. Я могу признать, что не прав. Для меня это не так важно. Главное, чтобы мы все делали правильно!
Аминь! Кто мог бы с этим поспорить?
Но если перемотать видео немного назад, вы найдете вопрос, предшествовавший ответу Стива. Кто-то спросил его, почему он часто использует фразу: «то, что ты сделал, – дерьмо». По сути, эти слова, мягко говоря, не способствуют доверию и не вдохновляют команду рисковать. Это похоже на издевательство, и в некоторых случаях, наверное, так оно и было. Безусловно, никому не могу порекомендовать говорить такое людям. Сама же еще в начале нашла изящный выход из такого положения.
– Помните, – сказала я, – вы – не Стив Джобс.
Над этим всегда хихикали, но такой подход помогал уклониться от конфликта. Я вновь подумала о том споре Мэтта Каттса с Ларри Пейджем. Они могли кричать друг на друга, и в этом не было ничего выходящего за рамки. Почему? Я бы, вне всяких сомнений, не сказала бы «то, что ты делаешь, – дерьмо» и не стала бы кричать на своих коллег.
Или стала бы? Помню, как в Google мы размещали международную рекламу. Джаред Смит, который работал со мной в Juice и тоже был в моей команде в Google, все время путал Словакию и Словению, причем вел себя так, будто нет никакой разницы. После того как он в пятый раз за тридцать минут вновь спутал две страны, я рявкнула: «Это – Словакия, дурак!»
Мы работали вместе достаточно долго для того, чтобы Джаред знал, насколько глубоко я его уважаю (как и всех присутствовавших). Он мог – и в итоге дал мне такой же резкий отпор. Однако та ремарка послужила эффективным стимулом к тому, чтобы заставить его сконцентрироваться. И он больше никогда не повторял эту ошибку. Единственное, благодаря чему такой тон был приемлем, – наши взаимоотношения, которые мы сформировали за долгие годы.
Не подумайте только, будто для того, чтобы стать отличным боссом, нужно непременно ругаться, кричать или грубить. Более того, я настоятельно не рекомендую подобную манеру общения. Потому что, даже если ваши отношения не оставляют сомнения в уважении друг к другу, иногда как менеджер вы можете неверно истолковать сигналы. Дело скорее в том, что если вы – тот, кому комфортнее общаться таким образом, то и взаимоотношения нужно выстраивать так, чтобы вам доверяли, а на работу принимать людей, подходящих вам по стилю коммуникации.

И Кремниевая долина – идеальное место для изучения отношений между боссами и их прямыми подчиненными. Двадцать лет назад навыкам менеджмента в Кремниевой долине не обучали и их не приветствовали, однако сегодня компании буквально одержимы ими. Не потому, что ими управляют новоявленные гуру, постоянно ищущие новые коммуникационные теории, или потому, что там люди в корне отличаются от всех остальных. И не потому, что у компаний – огромные бюджеты, выделенные на специальные тренинги, или у них есть фундаментальные знания о человеческой природе, открывшиеся им благодаря доступу к большим данным.
Нет. Причина, по которой Кремниевая долина оказалась таким хорошим местом для изучения отношений между руководителями и их подчиненными, – развернувшаяся война за ценные кадры. Там так много растущих компаний, которым требуются сотрудники, что нет нужды оставаться на рабочем месте, если чувствуешь, что твой потенциал тратится впустую. И, конечно же, нет причин платить «налог на придурка». Если вам не нравится босс, вы просто уходите с осознанием того, что есть еще десяток других компаний, которые хотят видеть вас у себя. Так что фирмы ощущают на себе огромное давление в попытках успешно выстроить эти взаимоотношения.
Но даже в Кремниевой долине отношения нельзя подогнать по масштабу. Ларри Пейдж не может иметь реальных отношений с бо́льшим числом людей, чем, например, вы. Однако в любом случае взаимоотношения босса с прямыми подчиненными сильно влияют на результативность вашей команды. Если вы возглавляете крупную организацию, то просто не в силах выстроить отношения с каждым. Тем не менее общение с подчиненными, в свою очередь, оказывает влияние уже на их взаимоотношения со своими прямыми подчиненными. Волновой эффект служит созданию или разрушению позитивной культуры. Отношения измерить нельзя, а вот культуру – можно.
Однако правильное ли слово здесь – «взаимоотношения»?
Да. Взаимоотношения между Эриком Шмидтом, СЕО Google с 2001-го по 2011 год, и Ларри Пейджем были одними из самых интересных в истории бизнеса. И желание Тима Кука, тогдашнего СОО и нынешнего СЕО Apple, отдать часть своей печени Стиву Джобсу, и отказ Джобса принять такую жертву – примеры сугубо личных взаимоотношений.
Какова их настоящая природа? Менеджерский капитализм – относительно новый феномен, поэтому древние философы о таких связях не писали. Несмотря на то, что сегодня у каждого в какой-то момент жизни точно есть босс, природе этой связи не уделяли должного внимания ни в философии, ни в литературе, ни в кино, с помощью которых мы исследуем отношения, руководящие нашей жизнью. И я хочу это исправить, потому что в сердце хорошего босса – в Apple, Google или где угодно на этой планете – должна быть тяга к хорошим отношениям с коллегами.
Я нашла термин, который лучше всего описывает такие отношения, – радикальная откровенность. Или даже радикальная прямота.

Как пользоваться этой книгой

Я писала эту книгу с мыслями о конечном пользователе – о вас.
Из собственного опыта и благодаря тренингам я узнала, что вне зависимости от интенсивности поддержки руководители на своем рабочем месте часто чувствуют себя одинокими. Им бывает стыдно за то, что они делают свою работу недостаточно хорошо, они уверены, что у других все получается лучше, и поэтому не могут или боятся искать помощи. Хотя, разумеется, ни один босс не идеален. Мною движет желание поделиться концепциями и методами, чтобы вы не повторяли моих ошибок. Именно поэтому и рассказываю так много личных историй.
Часть первая расслабит ваш ум. Быть хорошим руководителем сложно, независимо от того, насколько успешен каждый из нас. Вы наверняка увидите, как в историях из реальной жизни представлен (хотя бы отчасти) и ваш собственный опыт. Надеюсь, это пробудит в вас оптимизм, потому что, во-первых, вы – не одиноки в своих проблемах, а во-вторых, оптимальный подход может оказаться проще, чем вы думали. Ваша человечность – вовсе не слабость, а важный актив для достижения эффективности.
Вторая часть – своего рода памятка: пошаговый подход к построению радикально искренних взаимоотношений с вашими прямыми подчиненными. В ней вы найдете информацию о том, как радикальная откровенность поможет вам выполнить ключевую обязанность как руководителя: направлять команду к достижению результата.
По мере чтения вам будет казаться, что как менеджеру я предлагаю вам сделать слишком много. Сделайте глубокий вдох. Моя цель – сэкономить вам время, а не засорить ваше расписание собраниями. Да, чтобы cтать отличным боссом, нужно проводить много времени с подчиненными, но только не все свое время. Если вам удастся воплотить каждую мысль, прием или подход из этой книги, время на управление командой сократится примерно до 10 часов в неделю, и эти часы сберегут уйму сил и избавят от лишней головной боли. Кроме того, рекомендую вам выделять примерно 15 часов в неделю на обдумывание и воплощение своих идей – независимо от вашей специализации. От сорокачасовой рабочей недели в итоге останется еще 15 часов. Надеюсь, вы сможете посвятить это время себе, но, если вы похожи на меня, придется его потратить на то, чтобы справиться с непредвиденными обстоятельствами.
Страницы:

1 2 3





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.