Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50434
Книг: 124961
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Про Митю и Витю»

    
размер шрифта:AAA

Андрей Шманкевич
ПРО МИТЮ И ВИТЮ
Рассказы

Умелые руки

Не успел Митя утром одеться и умыться, как раздался телефонный звонок.
— Не иначе как твой дружок спозаранку трезвонит… — сказала мама. — Опять что-нибудь такое придумал, что и на голову не наденешь…
— Это ты, Мить? — послышалось в трубке.
— Я…
— А это я, Витя… Мить, у тебя умелые руки?
— Как это — умелые? — не понял Митя.
— Ну, делать ты что-нибудь умеешь? Строгать там или пилить.
— А то ты не знаешь! Немножко умею, а что? Опять что-нибудь придумал и хочешь, чтобы я сделал? — усмехнулся Митя.
— А я теперь и сам все могу делать. И тебя, если захочешь, тоже научу! — кричал Витя в телефонную трубку.
— Ну вот, понесло!.. Ох, и любишь ты хвастать! — перебил дружка Митя.
— Я хвастаю? А вот приходи скорее к нам, и я тебе покажу, что я умею делать… Только прихвати с собой свою копилку! — кричал Витя.
— Да ты что, за деньги собираешься показывать? — возмутился Митя.
Но оказалось, что деньги нужны были для общего дела — на приобретение инструментов. Всякому понятно, что даже при самых умелых руках без инструментов ничего путного не смастеришь.
Витя уже опустошил свою копилку — глиняного бульдога с перевязанной щекой — и добыл из нее при помощи столового ножа рубль семьдесят пять копеек в серебре и меди.
Встречая Митю, Витя показал ему книгу под названием «Умелые руки».
— Это мне один папин знакомый подарил. Я ее почти всю прочел и теперь что хочешь в два счета могу сделать… — захлебываясь, говорил Витя. — А потом, когда чего-нибудь дома сделаем, мы и в школе организуем кружок «Умелые руки». Я буду старостой, а ты будешь инструменты выдавать…
— Там видно будет… — пробасил Митя и стал с помощью столового ножа добывать из своего козла-копилки гривенники, двугривенные, пятиалтынные. Он был бережливее Вити, у него только двугривенных набралось больше чем на два рубля. Всего первозачинатели кружка «Умелые руки» собрали три рубля девяносто пять копеек и помчались в магазин, в котором продаются всевозможные инструменты.
Разных инструментов в магазине было полным-полно. Рубанки и ножовки, стамески и плоскогубцы, кисти и молотки, топоры и клещи… Инструменты лежали под стеклом на витрине, грудились на полках, висели по стенам на специальных щитах. У ребят глаза разбежались. Может быть, поэтому они и купили, что поближе лежало, — коловорот с набором сверл.
— Рубанок надо было купить… — ворчал потом Митя, подходя к дому. — Рубанком строгать можно, а что будем коловоротом делать?
— Как что!.. Дырки будем делать, — не унывал Витя. — Дырки, знаешь, тоже интересно делать… Давай вот попробуем просверлить одну в нашем заборе.
— Зачем? — удивился Митя.
— Во двор будем через нее смотреть…
— Во двор можно и через ворота смотреть, — проворчал Митя.
Но ему и самому не терпелось попробовать коловорот, и он распаковал покупку.
— Чур, я первый буду сверлить! — крикнул будущий староста кружка «Умелые руки».
— Ладно, — согласился Митя и протянул Вите сначала коловорот, а потом сверло. — Вставляй вот и сверли. Только скорее, мне тоже хочется.
Но вставить сверло в патрон оказалось не так-то просто, сверло почему-то не хотело вставляться.
— Куда же ты смотрел, когда покупал? — набросился на Митю Витя. — Тут же совсем никакого отверстия нет. Куда же тут вставлять-то сверло?
— А сам ты куда смотрел? — надулся Митя. — Я вовсе рубанок хотел купить, а ты коловорот выбрал… Теперь куда хочешь, туда и вставляй…
Но все же Митя взял коловорот в руки и стал его изучать со всех сторон. Не прошло и минуты, как он понял, в чем секрет.
— Эх ты, мастер-ломастер!.. — засмеялся он. — Смотри вот, повертишь патрон в ту сторону, и вот тебе гнездо раскрылось. Вставляй сверло… Так. А теперь верти в другую сторону… Ну, держится? А ты такой чепухи понять не мог.
— Подумаешь!.. — протянул Витя. — Я бы и сам догадался, так ты же скорее давай из рук вырывать, вертеть… Зато я дырку сейчас как огнем прожгу… Смотри!..
Витя приставил сверло к доске забора, уперся грудью в головку инструмента и начал вертеть. Но сверло только скользило по доске и никакой дыры «прожигать» не желало.
— Ну вот… Опять не посмотрели и накупили тупых сверл! — сказал Витя.
— При чем тут сверла? Сам ты тупой… Ты же в другую сторону крутишь, — опять засмеялся Митя. — Дай-ка я просверлю сначала.
В руках у Мити коловорот сделал свое дело — сверло с мягким хрустом вошло в доску и через минуту вышло с другой стороны. Дыра получилась круглая, аккуратная. Витя хотел сразу же заглянуть в нее, но она была так высоко, что он и на цыпочках не достал. Тогда он схватил коловорот, примерился по своему росту и стал вертеть… Коловорот и в его руках сделал свое дело, и у него дыра получилась круглая и аккуратная. Глянули они каждый в свою дырку, да так и замерли от восторга: собственный двор показался им сказочно красивым.
— Как в кино… — прошептал Витя.
— Ага… — согласился Митя.
— А ты не верил, что дырки делать интересно! Ты мне всегда верь, я знаю, что надо делать… А рубанком что бы мы делали? Им дырку не просверлишь… — расхвастался Витя, точно он сотворил невесть что. — Я сейчас возьму и просверлю себе рядом еще одну и буду смотреть, как в бинокль…
— А я что? Я тоже еще просверлю… — сказал Митя.


Смотреть через две дыры на то, что делается во дворе, было еще интереснее. Беда была только в том, что во дворе в это время ничего не делалось. Прямо обидно было: то всегда что-нибудь да увидишь — или грузовик уголь привезет, или точильщик ходит под окнами и кричит: «Точить ножи-ножницы!» — или еще там что, — а тут двор как вымер, даже никого из малышей не видно было.
— Хоть бы кто ведро на помойку вынес!.. — вздохнул Витя.
— Да… — согласился Митя. — Или хоть бы какая-нибудь собака за кошкой погналась… И то интересно было бы…
Тут Вите пришла в голову идея:
— Знаешь что? Я буду смотреть, а ты беги во двор и чего-нибудь там делай… Ну, попляши там или на руках походи… Я потом тебе расскажу, интересно было или нет.
— Ишь придумал!.. — обиделся Митя. — Что я тебе, клоун, чтобы на руках ходить? Сам пойди и ходи, а я буду смотреть.
— Нет, ты иди… Потому что я первый так придумал… — настаивал Витя. — А то я и придумывай, я же и на руках ходи. Хитрый какой!..


Тут они непременно должны были поссориться, но этому помешал Сережка из седьмой квартиры. Ребята с ним почти никогда не водились, потому что это был самый отчаянный ябедник во всей школе.
— Вы чего тут делаете? — спросил он.
В другое время Витя и Митя, может быть, и не ответили бы ему, но сейчас они оба стали наперебой доказывать, да так, чтобы Сережка их рассудил — кому из них следует смотреть в дырки, а кому ходить во дворе на руках. Но хитрый ябедник Сережка больше заинтересовался самими дырками, чем спором.
— А ну-ка, дайте-ка я сначала сам в дырки гляну, — сказал он и хотел уже посмотреть.
Но Витя немедленно схватил его за штаны и оттащил от забора.
— Ты чего к чужим дыркам тянешься? Свои надо иметь! Пришел на готовенькое!..
— А тебе что, жалко показать? — огрызнулся Сережка.
— Ну и не показывай! Очень надо!.. Пойду вот и скажу дяде Николаю, что вы забор портите…
Митя хотел было крикнуть: «Иди, ябеда, говори…» — но, вспомнив, что дядя Николай дворник и что за дырки в заборе в самом деле может влететь, примирительно сказал:
— Ладно… Мы тебе тоже просверлим дырку, только ты сначала сходи во двор и там немножко чего-нибудь поделай… Попредставляй как в кино или как в цирке.
Сережка взвесил предложение и сказал:
— Кабы две дырки, тогда бы я…
— Хорошо. Просверлим две… Беги во двор, — немедленно согласился Витя.
Но Сережка побежал не сразу. Он выставил одно условие:
— Одну дырку я сам проверчу…
— Там видно будет… — сказал Митя. — Иди, пока мы согласны, а то других найдем.
Больше Сережка условий ставить не стал и побежал «представлять». Он старался вовсю: и руками он мотал, и гримасы строил, показывал, как ходят пьяные, и еще что-то.
Зрители, Митя с Витей, хохотали до упаду.
— Ты на четвереньках побегай!.. — кричал Митя.
— На руках походи!.. — визжал от восторга Витя.


Сережка старался вовсю. Он честно старался, зарабатывая две дырки в заборе, одну из которых он думал провертеть сам.
Если раньше во дворе было пусто, то теперь и грузовик приехал, и тетенька ведро вынесла на помойку, малыши высыпали из всех дверей. Все останавливались и с недоумением смотрели на Сережку — что это с парнем делается, чего это он один посреди двора на четвереньках ползает? Все смотрели на Сережку, а он так вошел в роль, что уже ничего не замечал.
Тут кто-то сбегал за Сережкиной матерью, и она, бросив на кухне все печеное и вареное, выбежала во двор.
— Сереженька! Мальчик мой! Что с тобою? — крикнула она. — Тебя что, бешеная собака укусила?
Сережка сразу очнулся, увидел, что все на него смотрят, и бросился со двора. Мать кинулась за ним, за ней малыши…
— Бежим! — крикнул Витя.
Но тут кто-то крепко схватил его за руку. Витя так и обмер с перепугу: перед ним стоял дворник дядя Николай. Другой рукой он крепко держал Митю.
— Граждане! Что же это такое? Весь забор издырявили! — сказал он страшным басом, хотя еще никаких граждан не было, они еще бежали по двору вслед за Сережкой.
— Пустите!.. — пропищал Витя.
— Мы больше не будем!.. — прошептал Митя.
— Нет уж… Знаю я вашего брата! — сказал дядя Николай. — Идемте к родителям…
Он провел ребят мимо застывших зрителей, так что Витя с Митей так и не узнали, чем кончилось представление и поймала ли Сережкина мать своего «ненормального» Сережку или он сбежал от стыда за тридевять кварталов.
У Вити никого дома не было, и дядя Николай отпустил его, предварительно высказавшись в том смысле, что умный человек и с метлой, к примеру, может пользу приносить, а другой и с машиной только вред принесет. Вечером дядя Николай обещал еще заглянуть.
Митина мама, выслушав дядю Николая, немедленно усадила Митю за уроки до прихода с работы отца.
Примерно через час Витя позвонил Мите:
— Митя! Ты чего делаешь?
— Уроки… — уныло ответил Митя. — А ты что?
— А я работаю…
— Работаешь? А что ты делаешь?
— Дырки в стульях… Мы купили новые стулья, но они все без дырок. Вот я их и переделываю.
— А зачем в стульях нужны дырки? — удивился Митя.
— Не знаю… Но ведь бывают же стулья с дырками. Вон у нас на кухне такой стоит. Я делаю посередине одну большую дырку, а по краям маленькие. Очень красиво получается… Три стула я уже переделал, остается еще четыре… Потом буду вертеть дырки в дверях…
— А в дверях зачем? — еще больше удивился Митя.
— Для вентиляции… Как в ванной. У нас, знаешь, без таких дырочек очень душно бывает… Чего ты хихикаешь в трубку?
— Да потому что подумал: что тебе за стулья твоя мама скажет? — засмеялся Митя.
— Скажет, что я молодец! Что у меня умелые руки… Ну, мне некогда с тобой лясы точить, мне работать надо, — сказал Витя усталым голосом и повесил трубку.
Он больше не звонил до самого вечера. Митя не выдержал и сам позвонил. К телефону подошла Витина мама.
— Позовите, пожалуйста, Витю, — попросил Митя.
— Он не может подойти, — сердито сказала Витина мама.
— А он что, работает?
— Нет, уже не работает… Он стоит, уткнувшись носом в угол, и думает, что бы ему еще в доме испортить, кроме стульев, дверей и моих туфель…
— Он и в туфлях дырки вертел? — ахнул Митя.
— Да. Он сделал из них красивые босоножки и уверяет, что они мне будут очень идти… Из отцовских ботинок он успел пока сделать только левую сандалету, правую они будут делать вместе… Ну, все?
— Все… — тихо сказал Митя, вспомнив, что и ему предстоит разговор с отцом.
— Ну если понятно, то вешай трубку. Тут зачем-то пришел дядя Николай. Может быть, вы и у него что-нибудь переделали своими «умелыми руками»?
Митя ничего не ответил и торопливо повесил трубку.

Жертвы «молнии»

итя питал большое пристрастие к телефону. Он готов был висеть на телефоне и днем и среди ночи, хотя звонил он всего лишь своему дружку Мите и еще по номеру 100 узнавал время через каждые полчаса.
Чтобы поговорить с Митей, ему достаточно было открыть дверь своей квартиры и нажать кнопку на противоположной двери. Однако Витя предпочитал предупредить Митю о своем приходе по телефону.
— Это ты, Мить? — спрашивал он.
— Нет! Это кошка Мурка, — отвечал Митя.
— Тогда, Мурка, отопри мне дверь. Я иду к вам…
Но вот однажды случился совсем другой разговор.
— Слушай, Мить! — кричал Витя в трубку. — Приходи сейчас к нам… Такое тебе покажу, что ты ахнешь! Я отопру дверь.
— Чепуху небось какую-нибудь покажешь, — не поверил Митя, но все же направился к приятелю.
Дверь оказалась отпертой, но ни в первой, ни во второй комнате, ни на кухне никого не было.
— Вить! — позвал Митя. — Ты что, спрятался? Это и есть твоя новость?
Ответа не последовало. Только в передней, как послышалось Мите, кто-то приглушенно хихикнул.
— Кончай, — проворчал Митя. — Разыгрался, как маленький…
Он хотел добавить, что уйдет, ежели дружок не объявится, но передумал: не мог же Витя так спрятаться в квартире, что его нельзя найти.
Митя быстро заглянул под стол, под все кровати, осмотрел ванную, даже в платяной шкаф заглянул — Вити нигде не было. Зато в темном уголке за шкафом Митя обнаружил целую кучу туристского снаряжения. Там лежали два туго набитых рюкзака, котелки, фляги, мотки веревок, два ледоруба, палатки. У самой стены лежал еще какой-то сверток.
Забыв про Витю, Митя взял ледоруб и стал его рассматривать. Это был одновременно и молоток и кирка. Им можно было и колоть лед, и забивать костыли.
Ледоруб был насажен на длинную рукоятку. Митя решил попробовать, высоко ли можно достать ледорубом. Попробовал достать до потолка — роста не хватило. Тогда он решил встать на сверток у стены. И только он поставил на него ногу, как сверток ожил и заорал на всю квартиру.
— Ты что меня топчешь? Обрадовался, что нашел? Обрадовался, что я не могу сдачи дать?
Митя наконец пришел в себя и понял, что в свертке находится его приятель.
— А я и не думал, что это ты… Как ты туда забрался? Кто тебя так упаковал?
— Никто меня не упаковывал, — ответил сверток, поднимаясь с пола. — Это спальный туристский мешок. Я сам в него залез. Смотри, как здорово…
Верх мешка отбросился, показалась рука, нащупала «язычок» «молнии», и Витя появился перед Митей с видом Колумба, только что открывшего Америку.
— Папа с товарищами был на Кавказе, — сообщил Витя. — Они там делали восхождение на разные пики… Им приходилось спать прямо на снегу в палатках и в спальных мешках. Здорово? В таком мешке, если хочешь знать, можно хоть на самом Северном полюсе спать… Хочешь попробовать?
Митя не заставил себя уговаривать. Он тут же забрался в мешок, и Витя застегнул «молнию».
— Хорошо?
— Спрашиваешь! — рассмеялся от удовольствия Митя. — А тут просторно. Мы бы и вдвоем могли спать в таком мешке.
— А что? Давай попробуем!.. Подвинься-ка…
Витя улегся рядом с Митей и старательно застегнул «молнию». Вдвоем лежать в мешке было тесновато, но при нужде спать было можно.
— На полюсе спать вдвоем даже лучше! — сказал Витя. — Теплее…
— Наверно, — согласился Митя. — А в комнате я бы и полчаса в мешке не проспал… Жарко… Давай вылезать, а то я уже вспотел…
— Ну давай. — Витя ухватился за «язычок», дернул один раз, другой… Замок «молнии» не двигался.
— Ну, чего ты копаешься? Жарко же… — сказал Митя.
— Не отпирается. Попробуй ты, — ответил Витя.
Через полчаса усиленной возни с замком ребятам стало ясно, что они попали в западню.
— И когда я только поумнею? Когда я перестану тебя слушаться? — запричитал Митя. — Я тут с ума сойду от жары… Перестань толкать меня локтями в спину… Думай лучше, что нам делать.
— К папиному столу нам нужно добраться. Там у него в ящике инструменты. Может быть, клещами открыли бы… — сказал Витя.
До стола было каких-нибудь пять-шесть шагов… Но как им было пройти это расстояние! С трудом поднялись они на ноги, но стоило им сделать первый шаг, как они снова очутились на полу.


— Так у нас ничего не получится, — сказал Витя. — Нам надо делать прыжки обоим сразу, по команде.
Они снова с великим трудом поднялись на ноги, и Витя, просчитав до трех, сделал попытку прыгнуть и так стукнул затылком Митю в подбородок, что тот повалился навзничь, увлекая за собой и Витю.
— Заманил в мешок, — захныкал Митя. — Так и без зубов с тобой останешься.
— А почему ты не прыгал вместе со мной, по команде? Ты думаешь, мне не досталось? У меня теперь, наверно, сотрясение мозгов будет… Пощупай затылок, там, наверно, гуля вскочила… Давай попробуем перекатываться. Перекатимся раза четыре и как раз будем у стола, — предложил Витя.
Витин папа любил повторять, что очень часто теория расходится с практикой. Сейчас ребятам пришлось в этом убедиться на пятом витке своего путешествия к столу. Стоило Вите в пятый раз перевалиться через Митю, как произошло столкновение с телефонной тумбочкой, которая находилась далеко в стороне от папиного стола.
— Стоп! — крикнул Витя. — Я придумал! Сейчас позвоним кому-нибудь по телефону, и нас выручат.
— Молодец! — похвалил Митя. — Звони скорее.
Но — удивительное дело! — сколько ни копались ребята в памяти, ни одного полезного телефона вспомнить не могли.
— 01 при пожаре надо звонить… 02 — милиция… Может, позвоним 03? В «скорую помощь»? А что? Мы же на самом деле нуждаемся в скорой помощи, — предложил Витя.
— Ну да… А врач сейчас же нам закатит по уколу от столбняка, — напомнил Митя, и вопрос о «скорой помощи» сразу отпал.
— Тогда в милицию… Придет участковый, и все будет в порядке.
— Постой! — перебил Витю Митя. — А кто откроет дверь?
— Тогда вот что, — сказал Митя. — Нам нужно сохранять силы… Я читал, что в таких случаях надо лежать совершенно неподвижно.
Сохранять силы путем полной неподвижности оказалось не так уж трудно. Когда Витина мама пришла с работы, то застала ребят действительно в совершенно неподвижном состоянии. Если бы она могла сразу же увидеть их лица, то, пожалуй, и не испугалась бы. Витя и Митя мирно похрапывали в мешке, и обоим им снилось, что они спят на полюсе. Только Вите снился Северный полюс, а Мите — Южный.

Тринадцатый лишний

егодня я получил письмо из Заполярья, — как бы между прочим, сказал Мите Витя по дороге в школу. — Ты не знаешь, у меня в Мурманске живут два двоюродных брата и троюродная сестра.
— Интересно, почему это Нюрка стала тебе вдруг троюродной сестрой, если она родная сестра Вовки и Сашки? — засмеялся Митя.
— Братьев двое — значит, они двоюродные… А Нюрка третья, значит… Ну, да это неважно. Важно, что они мне пишут. Читай!
В письме троюродная Нюрка сообщала о том, что они организовали в своем дворе что-то вроде краткосрочного детского сада. Теперь мамы, если им надо было куда-нибудь отлучиться, могли оставить своих маленьких на детской площадке или в красном уголке на попечение дежурных ребят.
— Ты думаешь, у нас нельзя поднять такое движение? Сколько угодно! Только скажи нашим мамашам — сотню малышей приволокут, — принялся фантазировать Витя.
Сотню не сотню, а когда Митя и Витя объявили мамашам о своем намерении, они с великим удовольствием поддержали их движение тем, что привели на детскую площадку целую дюжину ребятишек.
— Хорошо бы и девочек, особенно старшеклассниц, привлечь к этому делу, — пожелали мамаши.
— На готовенькое прибегут и девочки. Важно начать! Но вы не беспокойтесь за маленьких, справимся! Не с такими справлялись, — успокоил мамаш Витя.
После такого заверения мамаши со спокойной душой ушли по своим делам, а зачинатели движения приступили к делу.
— Дети! Сейчас мы для вас слепим снежную бабу, — заявили они своим воспитанникам.
— Мы тоже слепим для вас бабу! — ответили малыши хором, как в хорошем коллективе самодеятельности. — Наша баба будет красивее вашей!
— Ха-ха-ха! — ответил на это воспитатель Витя. — Цыплят по осени считают!.. Помните только, что снежная баба, чем она будет страшнее, тем лучше!..
Между воспитателями и воспитанниками разгорелось здоровое соревнование по лепке снежных баб. И те и другие творили с таким подъемом, что друг на друга не обращали никакого внимания. Малыши скоро так вывалялись в снегу, что Митя чуть было не прилепил одного из них вместо головы к своей снежной бабе.
— Ну, чья взяла? — торжествующе спросил Витя, когда пришло время «считать цыплят». — Чья баба красивее?
— Наша! — не задумываясь, ответил хор малышей. — Она же самая некрасивая, значит, самая красивая! Что нам за это будет?
Честно говоря, воспитатели, принимая во внимание условия соревнования, должны были признать себя побежденными: юные скульпторы сотворили такое произведение искусства, что сами на него посматривали со страхом.
— Ладно, уступим им, — примирительно сказал Митя. — Не забывай, что они совсем еще малыши. Вот этот, с конопушками, еще и говорить как следует не умеет… Премию надо было бы им дать…
— Премию? Сейчас будет им премия! — крикнул Витя и умчался домой.
Через минуту он вернулся и стал раздавать ребятишкам по одному круглому печенью и по одной ириске «Золотой ключик».
И тут случилось совершенно непредвиденное: он отдал последний кружок печенья и последний «ключик», а перед ним стоял еще один малыш, желающий получить премию.
— Что случилось? Не мог принести на всех? — набросился на него Митя.
— Я принес на всех… По счету брал… — смутился Витя. — Ты лучше их самих пересчитай.
— А чего там считать… — начал было Митя, но тут же осекся: малышей действительно была не дюжина, а тринадцать.
— Вот это номер! Как же мы теперь узнаем, который из них лишний, и куда мы его денем? — сказал Витя, поежившись.
— Как — куда? В милицию отведем или ты его усыновишь, — подсказал выход Митя.
— Почему это я должен его усыновлять? — опешил Витя.
— Ты первый зачинатель движения — тебе и усыновлять…
Тринадцатого лишнего удалось выявить только после того, как мамы опознали своих ребят, предварительно очистив их от снега.
Им оказался тот самый малыш, который еще толком говорить не умел.


— Ты чей? — начали его допрашивать ребята.
— Айн и айн, — ответил малыш.
— Ясно… А где ты живешь?
— Ома…
— Еще яснее! А зовут тебя как?
— А я…
— А я? — Митя посмотрел на Витю. — Кажется, он еще вдобавок и девчонка… Может быть, ты знаешь свою фамилию?
— Аяенго… — твердо ответил тринадцатый лишний и протянул руку за премией.
— Да нет у меня больше ничего! — сказал Витя и даже карман вывернул.
У Аи Аяенго глаза мигом уподобились двум родничкам, губы задрожали, наверно, в поисках подходящих слов, он повернулся и побежал в дальний угол двора, огороженный глухим забором.
— Куда ты, мальчик! — закричал Витя.
— Подожди, девчонка! — уговаривал Митя.
А малое существо забежало за груду ящиков и… точно на небо вознеслось.
Митя и Витя чуть лбами не стукнулись о забор. Им так было жаль малыша, что они оба готовы были немедленно его усыновить…
И вдруг за забором раздались радостные крики.
— Валя! Валенька! — закричала одна женщина отчаянно-радостным голосом.
— Сидоренко! Ты почему это убегаешь без спроса? — кричала вторая облегченно-строго.
— Это он из настоящего детсада к нам удрал, — первым пришел в себя Митя. — Где-то в заборе есть дырка.
— Значит, ему было у нас интересней! — пришел в себя и Витя. — Вот видишь, мы так развернемся, что они к нам все перебегут! Завтра же надо будет подготовить ребят, для них каток залить…
— Каток? Да ты что? — рассмеялся Митя. — Ты бы еще трамплин для них построил! Высотой с дом. И первым с него прыгнет твоя Ая!
— Не «моя», а «мой»… — огрызнулся Витя. — Он хоть и тринадцатый лишний, а парень что надо… Такого можно с закрытыми глазами усыновлять!

Сухопутные утки

азве сам Витя смог бы толково объяснить, почему он купил двух утят-однодневок? Просто за утятами на рынке стояла очередь. Витя тоже встал в затылок за какой-то старушкой и, когда подошла его очередь, сказал:
— Заверните парочку…
— Зачем они тебе понадобились? — спросил Митя.
— Ты только посмотри, какие они хорошенькие!.. Ты только возьми одного на ладошку… Вот возьми, возьми… Ну, видишь, что это за утята? — кричал Витя.
Митя видел, но все никак не мог прийти в себя. Наконец он произнес, полузаикаясь:
— Где… ты собираешься их выращивать?..
— У тебя, — не задумываясь, ответил Витя. — Не у меня же… У нас мама не разрешит…
— А я что, сирота? У меня что, мамы нет? Да? Ты об этом подумал? — взорвался Митя. — Девайся со своими утятами куда хочешь! Без меня покупал, без меня и воспитывай!
И Митя, забыв, что у него на ладошке прикорнул утенок, захлопнул дверь перед самым Витиным носом. А когда опомнился и бросился на лестничную площадку, Вити там уже не было. Он уже захлопнул дверь в своей квартире напротив.
Часа через полтора Витя позвонил Мите по телефону и, захлебываясь, сообщил:
— Мить! Ты знаешь, что мой утенок делает? Учится летать… Честное слово! Знаешь, он приподнимается на ножках и часто-часто машет крылышками… Смешно так… А твой что делает?
— Мой сидит нахохлившись… Спит, наверное… — ответил Митя еще не совсем дружелюбным тоном.
— Это он не спит, а тоскует… Думает небось, что его братец без вести пропал… Сейчас мы с нашим Мики придем к нему в гости…
Утята, кажется, действительно обрадовались друг другу — они запищали, заволновались…
— Нет, врозь им жить нельзя, — решительно сказал Витя. — Дарю тебе и второго…
— Спасибо, — ответил Митя. — Только не стоит беспокоиться, мне и первого не надо. Я его у тебя не просил. Забирай обоих…
Витя насупился, взял утят и направился к двери.
— Уж если покупать, то надо было покупать цыплят. Они на сухом месте привыкли жить. А утята? Им же вода нужна. Они же водоплавающие птицы, — проворчал ему вслед Митя.
Витя вдруг просиял весь:
— Бежим в ванную! То-то я думаю: чего они скучные? Чего им не хватает?..
Однако, когда ребята наполнили ванну водой и пустили в нее утят, те подняли панический писк и стали изо всех сил пытаться выбраться из ванны по стенкам.
— Нет, это не годится, — сказал Митя. — Им надо настоящую воду, какой-нибудь пруд или озеро.
— Тогда надо везти их на Истринское водохранилище, — тут же решил Витя.
— А почему не на Куйбышевское море? — засмеялся Митя. — В Измайлово их надо повезти…
Дул прохладный ветерок, срывался дождик, но ребята решили, что это не повлияет на здоровье утят.
— Знаешь, как они сейчас обрадуются? — повизгивал от восторга Витя, спеша к пруду. — Им что дождик?.. Чепуха… Для них чем больше воды, тем лучше… Ты своего запускать будешь, а я своего. Посмотрим, кто кого обгонит.
Витя выхватил из картонной коробки, в которой ребята привезли утят, одного утенка и поставил его у кромки воды. Митя опустил второго рядом. Однако утята и не подумали броситься в пруд, как ожидали ребята. Наоборот, они с паническим писком попятились от воды.
Страницы:

1 2 3 4





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.