Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52166
Книг: 127838
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Ритуалист»

    
размер шрифта:AAA

Мерлянов Юрий Николаевич
Ритуалист

Глава 1

- Сука, как же ты меня достал, тварь! - и дикая боль от проломленного одним единственным броском камня черепа, затем вспышка темноты и я вновь с ненавистью поднял глаза на отбегающую к забору фигуру мальчишки. Если бы только мог, ах, если бы, сдавил бы тонкую шейку до хруста позвонков, а потом еще и еще, пока твои глазенки не повылезали бы из орбит. Двадцать две смерти подряд с полным болевым порогом и без возможности хоть куда-нибудь деться, заползти или забиться куда подальше. Сопливый снайпер раз за разом отправлял меня на перерождение, мастерски, в два-три броска сбивая с ног и заставляя вопить, катаясь по земле, в ожидании избавляющей от терзающей тело боли смерти. И хоть бы раз пощадил, ублюдок малолетний, но нет, в глазах лишь азарт да ощущение собственного превосходства, а еще искорки злорадства, когда орал чрезмерно сильно, нравились ему, видите ли, чужие мучения. Через мгновение ощутил знакомую тягу, и мою призрачную тушку пока еще слегка потянуло к кладбищу - упирайся, не упирайся, силенок все равно не хватит, там, словно лебедка стояла, абсолютно игнорируя любые попытки задержаться хоть на мгновение. Так что если не хочу лететь, сложившись буквально пополам и жопой вперед, лучше уж своим ходом, ножками, все-таки человек, а не тварь безвольная.
Этот кошмар продолжается уже больше часа, а как начался, и вовсе не помню, да и ни черта я, ****ь, вообще понять не могу, даже как попал сюда! В голове, словно калейдоскоп из картинок, воспоминания обрывочны и нечетки, и сложить все это воедино, в общую кучу, как ни старался, не получалось. Знаю только, что это игра, что раньше уже был опыт нахождения в вирте, но что бы так, с подобными реалистичностью и скотством - никогда!
Прохожу в ворота кладбища, они старые и перекошенные, висящая на одной единственной уцелевшей петле створка иногда скрипит, покачиваясь на ветру, но здесь, в мире духов, этого не слышно. Зрение почти черно-белое, а еще слегка мутное и расплывчатое, все видится окутанным ореолом легкого свечения, иногда черного, иногда белесого, отчего атмосфера тут всегда одна и та же - гадостная и унылая. Свернув по ставшему уже привычным пути, не останавливаясь, вошел в каменное надгробие с отсылкой на себя, опустился на задницу и лег, вытянувшись во всю длину.
Вспышка! Глаза открылись моментально, боли нет, как и никаких иных негативных ощущений. Ну, да это ненадолго, если только не решу сидеть среди могил безвылазно, что абсолютно ни к чему не приведет. Время тут тянется медленно и тоскливо, знаю уже, пробовал, а стоит только выйти за ворота, как местные неписи тут же агрятся, отправляя на респ буквально с одного пинка. И, главное, куда не пойди, везде смерть, нет ни одной безопасной прорехи в этой гребаной деревне: то на доярку с ведром нарвешься, то на сенопашца с косой, враз отчекрыживающего тебе голову, или, вот, на такого сопляка-недомерка, с кучей камней в карманах. Вот на хрена они ему, никак в толк взять не могу, какой дебил будет таскать с собой с килограмм гранита?! Как же я вас всех тут ненавижу!
Поначалу меня просто оторопь взяла, когда попытка проклацать все менюшки чуть ли не в каждом третьем блокировала большинство моих поползновений. Чат не работал, почта тоже, связи с администрацией и техподдержкой не было, рюкзак вообще не открывался, сколько на него не тыкал. Кнопки есть, взглядом подсвечиваются, а потом кукиш: "Пошел вон, сука, не тебе в нас тыркать своими погаными ручонками!" - я теперь примерно в таком свете и воспринимал все происходящее. Ну а хули, когда мир во всем был абсолютно враждебен, и куда не шагни, всюду смерть и западло.
Встаю, окидывая взглядом привычную картину: надгробные плиты неухожены, заросшие и местами даже потрескавшиеся, видно, деревенским нет никакого дела до своих усопших. Покидали в землю, нажрались по традиции, и забыли. За спиной у меня уже ничего не было, вернее, осталась лишь чужая могилка, со временем опять станущая моей, или одна из соседних сменит имя и приобретет несколько иной вид. Я нуб и лоулевел, моя плита - всего лишь грубый, неумело обтесанный кусок гранита явно не самого лучшего качества с одной единственной надписью - "Здесь покоится ....", и больше ничего, даже собственного имени пока не заслужил, но это было наименьшей из моих проблем.
Добравшись до ворот, присел, внимательно оглядывая окрестности - никого. Ну, да, как же, так и поверил, сейчас сделаю пару шагов, и мелкая сволочь, заигравшаяся в снайпера, вновь поставит в моей жизни точку. Явно засел, сука, в засаде, и ждет, падла такая, когда опять выйду с ним "поиграть". Ладно, была ни была, попробую еще раз через левый двор, там, вроде бы, никого. И не успеваю пробежать, пригнувшись, даже половины расстояния, как прилетевший сзади камень одним единственным попаданием ломает мне ногу чуть выше колена, заставляя истошно завопить и повалиться наземь. А второй, с интервалом буквально в пару мгновений, выносит мозг, тоже буквально.
В мире призраков речи нет, как и звуков, так что просто мысленно желаю ему подохнуть, отравившись кашей своей мамаши, причем промучавшись в агонии минимум сутки, не меньше. И, оставив позади свой труп, бреду обратно к кладбищу. Это тоже, конечно, идиотизм, хоронить своих у скальной гряды, а потом обнести все домами и заборами, будто строиться им было больше негде. Уникальные неписи, что б вам от мора всем издохнуть! И еще мне не было понятно, почему репутация с местными застыла на отметке "Ненависть", что такого я сделал, чего совсем не помню, что бы заслужить подобное?
Через десяток смертей система порадовала внезапно выскочившим перед глазами сообщением:


"Поздравляем, Вы получаете достижение "Мазохист": Болевой порог снижен на 1%. Стойкость к физическим повреждениям увеличена на 1%"


Ну, да, косой меня уже убивали, причем как голову срезали, так и туловище пополам перерубали. Ведрами до смерти забивали, коромыслом, затаптывали ногами еще, собак натравливали. Потом камнями забрасывали, и на тебе вот, радуйся, достижение заработал, суки! Ложусь опять в могилу, не в ту, чуть правее которая, в новую, ловлю вспышку и поднимаюсь. Первые попытки заговорить с деревенскими закончились очень неудачно, они будто зверели еще больше, стараясь прикончить чуть ли не с пеной у рта, так что, дипломатия была окончательно послана в задницу, и наши взаимоотношения происходили в полнейшей тишине. Ну, если не считать, конечно, шикарного и невероятно реалистичного звукового сопровождения: птички там, кроны шумят, коровы мычат и все такое, деревня, епта! Да и в целом рисовка была поразительной и я, еще не зная кошмарных реалий этого мира, буквально восхищался окружающей меня природой, звуками, запахами и прочей прелестью. Пока не вышел из лесу и не попал на респ.
Меня хватило еще ровно на пять смертей, затем махнул рукой и просидел на кладбище вплоть до самого вечера. В животе урчало, хотелось жрать, и пить, а еще спалить все это село к чертям собачьим, причем с хозяевами, да еще подносить канистры с бензином туда, где стало бы гаснуть. А потом просто не поверил своим глазам: сволочного пацаненка как ветром сдуло, когда за ним из одной из изб выскочила мамаша с тряпкой наперевес, и погнала в дом, что-то разгневанно вопя. Да неужели?! Я вскочил, неотрывно вглядываясь в закрывшуюся за ними дверь, не может быть, таки-повезло?! И через секунду уже ломился в лес, перепрыгивая заборы, перелетая через них, как профессиональный бегун и ни на мгновение не задерживаясь.
- А ну, стой! - раздалось гневное и злое с очередного подворья, и я тут же припустил еще быстрее, ощутив, как спину обдало чуть ли не инеем и выступил неприятный холодный пот. Струсил я в тот миг конкретно, особенно, когда краем глаза увидел, как дородный бородатый дядька метнулся к торчавшему в полене у дома топору. Мать честная, так я еще не подыхал, неужто метнет, сука?! Не метнул, пожалел инструмент, а ноги уже несли к лесу, последнее препятствие в виде плохонько сбитого забора вообще рухнуло наземь, рассыпавшись бревнами и чуть не повалив вслед за собой. Сзади раздался очередной разъяренный окрик. Чертыхнувшись, тут же подхватился и принялся петлять, как заяц, а когда влетел в благосклонно принявшую мою тушку густую зелень леса, резко сменил направление и ломился, куда глаза глядят, пока окончательно не выдохся.
Ноги подкосились сами собой, и я буквально рухнул под одно из деревьев, тяжело и сипла дыша, ощущая, как тянущая боль в боку постепенно отпускает. Дохлые мы, не выносливые, сил мало, интеллекта мало, всего мало, гребаный рандом! Да и был ли он вообще, как и начальное распределение - по двойке-тройке в каждом параметре, это же нонсенс какой-то и настоящее западло. Живот опять громко заурчал, черт, пожрать бы чего, да на глаза ни фига не попадается. Ни фрукты какой, ни грибов в округе нет, да и по дороге, пока бежал, не заметил ни черта съестного. Насекомых, что ли, жрать? Ладно, перебьюсь пока, чай, не в первый раз голодать приходится, что про реал хорошо помню, так это себя вегетарианца и нередкие отказы от "пожрать" вообще. Проверял себя так, видите ли, а сейчас бы целого кабана сожрал с удовольствием, была бы только возможность.
Спустя минут десять решил отойти еще подальше от негостеприимной деревни, ну ее к черту, возвращаться туда в поисках еды было чистым самоубийством, многократных смертей хватило с головой, что бы понять это. Природа вокруг радовала лишь относительной тишиной и спокойствием, все остальное конкретно напрягало. А скоро вообще будет темень полнейшая, может, волки какие в окрестностях водятся или еще кто, тогда вообще каюк. На дерево хрен залезешь, я оценил встречающиеся по пути стволы с гладкой и прочной корой, зацепиться не за что, все ветки наверху, метрах с десяти начинаются. Помню, можно как-то с помощью пояса по ним попробовать вскарабкаться, да у меня и его не было, лишь рваные хлопчатые рубаха со штанами, да абсолютно не пригодные ни к чему сандалии. В них только по пляжу не спеша передвигаться, и уж никак не бегать и по лесу не шастать, того и гляди развалятся с минуты на минуту.
Внезапно взгляд зацепился за облепившее с одной стороны ствол дерева грибное гнездо, очень сильно смахивающее на шампиньоны, которые, насколько помню, можно было есть даже в сыром виде. От мелькнувшей было мысли, что все это еще под вопросом и могу банально травонуться, легкомысленно отмахнулся - подохну, и хрен с ним, с такой-то жизнью. А потому сорвал один, съел, повторил процедуру и минут через пять ощутил приход, заставивший сознание слегка плыть и качаться. Блевать не тянуло, нутро не крутило и не жгло, а голод пропал, ну и хрен тогда с ним. Шатало же не сильнее водки, а раз так, можно и про запас набрать. Короче грибов на дереве после меня не осталось, сняв рубаху, покидал в нее добычу и, кренясь из одной стороны в другую, попер дальше.
В себя пришел уже утром, во рту стоял кисловатый привкус, но в целом ощущения были нормальные, сознание не плыло, взгляд цепкий и четкий, без глюков. Разве что только подмерз немного, да в тело со всех сторон упирались ветки и прочая лесная хрень, неудобно, в общем. А еще рядом что-то похрюкивало и периодически тыкалось в ноги, отталкивая их в сторону.
- Твою ж мать, - только и смог негромко выдавить из себя, когда, скосив глаза, увидел пожирающего мои запасы кабанчика довольно небольших размеров, но с довольно угрожающего вида клыками. Надпись над ним, как и у деревенских, была без обозначения уровня, что явно намекало не делать глупостей - порвет на ленточки и даже не вспотеет.
- Оставь мне немного, - попробовал хотя бы попросить неразумную тварь, но та лишь громче хрюкнула, боднула еще раз носом ногу, и дожрала остатки пиршества.
- Сука ты неблагодарная, - выдал я с досадой, к утру желудок вновь был пуст, и жрать хотелось немилосердно, а теперь придется вновь рыскать в поисках чего в него закинуть.
Кабанчик же, дожевав угощение по праву сильного, не удостоил меня даже взглядом и скрылся в кустах, качнув напоследок густыми ветвями. Пришлось вставать, отряхиваться и напяливать на себя еще более растрепанную рубаху, совсем скоро рукава отпадут сами, и придется носить футболку. И, кстати, как меня вырубило-то вчера, ничего не помню, будто отрезало - иду, иду, и тут уже утро, ахренеть можно. Отлив под деревом, вдруг понял одну неприятную вещь:
- Блииин, вот ведь... - договаривать не стал, и так все понятно, ни откуда пришел, ни в какую сторону ломился под глюками от грибов, понятия не имел. Вот свезло так свезло, гребаная игра со своим гребаным миром.
Зато свезло в другом, через полчаса скитаний, услышал журчание ручья, а потом нашел и его самого, холодная вода выбегала из трещины в небольшом каменном утесике и метрах в двадцати ниже утекала в своего рода колодец. Как я понял, тут был выход скалы на поверхность, и еще ход подземных вод, получивший доступ к такому наземному фортелю, в общем, напился до отвала, даже зубы сводить начало. Умылся, а когда пришла мысль поплескаться немного, послал ее куда подальше, не та температура, никак отпадет еще что ценное.
И опять бесцельное шатание. Ну, хоть вокруг все зеленое и яркое, шелест крон да успокаивающая мелодия леса, звучащая буквально во всем, нервы расслаблено болтались, подобно веревкам, ни тревог, ни опасностей, почти лепота. И все, что нарушало идиллию - это чувство голода и постоянное бурчание желудка, мол, хозяин, ты оглох, что ли, жрать давай, сволочь ты такая! И тут глаза буквально вцепились в увиденное:
- А это у нас что там? - ниже по склону, в просветах между деревьями явно угадывалось некое строение, или даже руины, не знаю, не видать отсюда. И ноги тут же свернули влево, ускорились, и совсем скоро я уже кубарем катился вниз, пытаясь прикрыть руками голову и не ускориться еще больше.
- Сука! - чуть ли не плача, спустя секунд двадцать, моя тушка таки остановилась и в расстроенных чувствах мерно покачивалась на одном месте, баюкая ушибленную ногу. Голень ныла, а ступня так вообще пылала настоящими раскатами боли, вспыхивая огненным пожаром при малейшем касании. Ну что же я такой неуклюжий и неловкий, за что мне все это?!
Пришлось скакать, периодически шипя и глухо матерясь, когда умудрялся зацепить поврежденную конечность. Рядом даже палки никакой не было, чтобы опереться, тоже мне, лес! До руин добрался кое-как, каменная стена, с моей стороны выглядевшая довольно целой, такой оказалась в совершенном одиночестве, так как за ней царила полнейшая разруха, окончательно сдавшаяся местной флоре и поросшая всевозможного вида кустарниками и травами. Но кое-где отчетливо проглядывались пятна гари, жуткими кляксами покрывающими камень чуть ли не по метру, а то и по два в диаметре. Горело тут знатно, давно, правда, но костер повеселился на славу, ни мебели какой, ничего такого не осталось, просто голые стены и обвалившийся дверной проем.
- Блин, даже стырить нечего, - недовольно пробурчал я, усаживаясь передохнуть, - хоть бы тайник начти или еще что.
Но тайника не было, или просто не видел его, хотя осматривал все довольно-таки внимательно, и уже было решил валить отсюда куда подальше, сначала найдя себе нечто вроде посоха для опоры. Когда взгляд, до этого точно ни черта не замечавший в том углу, различил странные выступы камней - а это что за хрень еще? Летел туда чуть ли не на карачках, призрачный шанс удачи, наконец, замаячил перед взором, и упускать его совершенно не хотелось.
Так и есть, слегка выступают небольшим квадратом, примерно полметра на пол, да только засели крепко накрепко, не вытащить. А в том, что они вытаскивались, сомнений у меня не возникало. И пошло-поехало, с моими статами вытянуть наружу хотя бы один булыжник уже казалось подвигом, а тут их целых одиннадцать. Но отступать я не собирался, и сначала поддалась одна каменюка, потом вторая и так далее, когда же наземь в сторону упала последняя, перед глазами мгновенно всплыло:


"Поздравляем, Вы отыскали тайник, получено умение "Поиск скрытого"



"Поздравляем, Ваша сила и выносливость растут"


А внизу, в открывшемся тайнике, лежало два предмета, обвернутых кожаными полосками. Я, судорожно сглотнув, тут же потянулся вперед и достал оба, уже догадываясь, что именно держу в руках. В левой явно была книга, небольшая, легкая и ее отложил в сторону первой. В правой же, наверняка был то ли нож, то ли кинжал, не знаю, так что пришлось хорошенько постараться, что бы освободить его от полосок кожи. Они слиплись и плохо поддавались, но я, все же, умудрился их таки отодрать, размотав свою добычу.
- Хрена се, - вырвалось невольное, в руке лежал трехгранный, темно-зеленый клинок с деревянной резной рукоятью, небольшой, примерно со столовый нож и довольно удобный, словно специально под меня деланный. Перед глазами тут же высветилось:


"Шкуродер Крови"


И больше ничего, ни тебе параметров, урона там, прочности, скорости атаки, ни черта. Но из ладони выпускать не хотелось, он будто прирос к руке, удобный, приятный на ощупь, короче, сгодится. Далее шел второй сверток, с ним так же пришлось повозиться, а пускать в дело нож не хотелось, полоски тоже с собой заберу, вдруг пригодятся. Книга, как и думал, обложка затертая почти в ноль, окованные металлом ржавые уголки, но еще держатся, а страницы - вот сука - слиплись и открыть сей труд у меня не получилось.
- Да вы издеваетесь, - торец листков, грязно желтый, словно был пропитан чем-то клеящим, застывшим и ни на йоту не поддававшимся моим усилиям. Я от безнадеги снова застонал, ну что за непруха такая? Еще минут пять бесплодных попыток и в сердцах отброшенный фолиант улетает в стену, где с глухим стуком падает наземь и - раскрывается. Я оторопело смотрю на все это, потом на губы ложится легкая улыбка, вот, давно бы так. Но везение было не полным, разлепилось всего лишь две страницы ближе к началу, вместе с обложкой, и две в середине.
Язык был незнаком, хотя буквы читались вполне себе обычно, но вот слова, в которые они складывались, были явно не от мира сего. Да еще большая часть текста оказалась истертой и размытой, будто книга некоторое время лежала в воде и мокла, мокла, мокла. Хотя первый раз вижу, что бы отпечатанное так размазывалось.
- Куарэ нарруг, нет, нарругг муэр, муэрр, чертово задвоение, - я скривился, но попытки прочитать дальше не забросил, - куарэ нарругг муэрр гааргхра гарр гиаб, - фух, язык сломать можно.
Перед глазами вдруг все мигнуло темным, обдало холодной волной, буквально перехватив дыхание, а перед глазами всплыло сообщение:


"Поздравляем, Вами получена возможность выбрать класс "Ритуалист: Путь Крови", принять: Да/Нет"


- Да, - соглашаюсь без раздумий, а чего отказываться-то, первое, что само плывет в руки, а я не дурак. Да и кровь - это хорошо, у меня как раз было желание утопить в ней всех и вся в этой гребаной игре, будет, чем заняться. Однако потом был ступор, лихорадочное перерывание окон менюшек и очередные маты - ни умений, ни каких-либо подсказок не было, разбирайся во всем, короче, сам. Вот ведь суки! О ритуалах мне было известно мало, вернее, ничего и что для них было нужно: песнопения, хороводы, пентаграммы или жертвоприношения - понятия не имел. Очередная подстава, в общем, что-то дали, а про пользование ни слова.
Весь оставшийся день до вечера я просидел под одним и тем же деревом, потому как, словно стремясь поддержать мое херовое настроение, припустил хороший такой ливень, довольно быстро загнавший под разлапистые ветви ближайшего лесного исполина. Мок все равно, крона не давала полной защиты, пропуская редкие капли, противно барабанящие по макушке и плечам, но все равно лучше, чем в паре метров отсюда. Там буквально обстрел какой-то шел, небо, словно взбесилось, решив добавить к моей ноющей ноге еще и простуду, а носом шмыгать я уже начал. Сложить же два и два тогда еще не мог.
Дальше хуже, рывок в свою сторону заметил лишь под конец, когда до столкновения оставались лишь доли мгновения, и все, что смог, это выставить перед собой руку.
- Аааа! - острая боль в предплечье тут же дала знать, что ее, конечности, по сути больше нет, кость явно треснула, заливая сознание рвущими его на части потоками расплавленного железа, горло же выдавало совсем не человеческие обертоны, буквально источая затопившую тело муку. Так худо мне здесь еще не было, а челюсти твари продолжали сжиматься, иногда рывками перехватывая чуть выше, и я чуть не кончался от этого, выдавая такие обертоны, что в округе вся живность давным-давно уже должна была сбежать в ужасе. Спустя секунд пять, банально обоссался, на глазах стояли слезы, тело перестало слушаться, подвластное лишь корежащей его боли, и конец казался таким близким. А затем словно сдвинулось что-то, переключившись в голове, глаза застыли на трехгранном клинке, рука тут же метнулась к нему - и началась месть.
- На, сука! На! Сдохни! Сдохни, тварь! На! На! На! Получай! - я штрыкал его и штрыкал, так сильно и быстро, как только мог, а неведомый зверь продолжал грызть мою руку, жутко взвизгивая после каждого удара. Спустя некоторое время его хватка ослабла, но боль в изжеванной руке не унималась, шкуродер же безостановочно входил и выходил из податливого пуза, там уже было просто решето, вовсю хлещущее кровью и еще чем-то отвратно пахнущим, но я не останавливался, вгоняя нож снова и снова, словно войдя в раж.
Наконец, тварь отвалилась вздрагивающей, издыхающей грудой мяса, придавив мне ноги и заливая все вокруг сочащейся гадостью из вспоротого нутра. Я же, сцепив зубы, уже отъезжал, не в силах больше терпеть терзавшую тело агонию. И по какому-то наитию, поддавшись первой мелькнувшей мысли, прошептал:
- Кровь к крови, моя жизнь - твоя смерть, - и, вогнав нож по самую рукоять в шею зверя, потерял сознание.
Очнулся от того, что было жутко холодно, казалось, инеем покрылись не только нос и уши, но еще позвоночник, зубы и даже яйца, вот сейчас встану, и зазвенят, блин. Пришлось открывать глаза и подниматься, еще воспаление подхвачу, вообще красота будет, нужно согреться и найти-таки, что пожрать, нутро вновь расстроено заурчало. И только тут до меня дошло, что абсолютно не чувствую боли, словно и не измочалена у меня рука в кисточку, глянул, и чуть не ахренел. Целехонькая, ни единого шрама, ни единого следа после клыков, а тварь-то не маленькая, зубки те еще, но пострадала лишь рубаха, лишившись рукава, свисающего теперь окровавленными лохмотьями. Зверь же неподвижно валялся у ног, "Лесная крыса" - прочел над ее головой, название горело блекло серым, явно намекая на ее абсолютную и окончательную не жизнь. В шее, рукоятью вверх, застрял мой шкуродер со странной формой для клинка, первый раз такой вообще вижу, ели честно. В общем, с почином тебя, ритуалист хренов - губы сами растянулись в улыбке.
- Вот оно как, - шепот вышел какой-то злой, неестественный, но мне было похер.
Первый бой с оружием в руке и враг повержен, а я жив, сука, жив, понимаешь, гребаный ты мир, и ты еще заплачешь у меня кровавыми слезами! Рывок, и клинок оказывается на свободе, нужно его вытереть. Наклоняюсь, и тут же замираю - нога, черт, нога не болит! Ай да я, ай да молодчина! Вытерев лезвие о шерсть твари, вспоминаю о книге, тут же нахожу ее глазами, и плечи бессильно опускаются.
- Ну что за скотство? - фолиант раскрыт страницами вверх и мокнет в луже, строки расплылись по посеревшей бумаге темными, нечитабельными разводами, и мне почему-то кажется, что там уже и читать-то нечего. Потому как книжке настал полный и окончательный *****ц!
Так и есть, держу эту макулатуру на вытянутой руке, вниз капает подкрашенная вода, листы уже не склеены, они размокли и единственное, куда их еще можно пустить - это высушить и подтирать ими зад, когда решу пойти погадить.
Опять бурчит живот, напоминая, что мы уже почти два дня ничего не ели, а разум, тут же сориентировавшись, намекает на труп зверюги у меня под ногами. Огня нет, развести нечем и не как, все мокрое, и что делать? Присаживаюсь рядом, вперив взгляд в заднюю ляжку, вроде, потолще остальных. Острие клинка упирается в ее верхнюю часть и преспокойно вспарывает кожу, я морщусь, происходящее не доставляет никакого удовольствия, но и блевать пока тоже не тянет. Тяну острие дальше, оно скользит так, словно не встречая преграды, потом выворачиваю кисть и провожу нож дальше, вверх, очерчивая периметр. Потом поддеть шкуру и, помогая себе клинком, срезать вплоть до мяса, оголив его полностью.
Мда, и ведь получается, и руки не дрожат, хоть и слегка противно это все. Потом делаю конусовидный разрез, в руке у меня оказывается кусок почему-то темно-синего мяса, с пальцев капает кровь. Что странно, думал, через брюхо все уже должно было вытечь давным-давно. Смотрю на него и не могу решиться, то подношу ко рту, то вновь убираю, запах аппетит не распаляет, внешний вид тем более. Потом вспоминаю удавшийся, каким-то чудом, ритуал и начинаю эксперимент, и первая же попытка оказывается успешной.
Мясо проткнуто насквозь, нож ухватил обеими руками острием вверх, держу перед самыми глазами, стараясь ощутить значимость момента. В общем, пытаюсь по своему разумению воссоздать видимость ритуала. Правил и чего оно там должно и как быть, я не знал, а потому все делал по наитию, стараясь, скорее, ощутить и понять, что все гуд, чем сориентироваться по каким-то иным признакам.
- Это мясо напитает отведавшего его силой и выносливостью, - начинаю вести нож строго по горизонтальной оси и против часовой стрелки, - утолит голод, согреет и избавит от простуды, - текущий нос уже прилично достал, - да будет так, как сказано, и кровь жертвы тому свидетель.
Затем резко штрыкаю в ту же ляжку, позволяя кончику клинка обагриться красным и, зажмурившись, стягиваю зубами мясо. Жую, позывов к рвоте нет, челюстями работаю тщательно, стараясь пережевать как можно мельче. Все портит только вкус, приятного, конечно, мало, но пока идет, буду продолжать. Затем сглатываю и прислушиваюсь к ощущением. Где-то внутри начинается зарождаться тепло, а по телу медленно и не спеша разбегается бодрость. По верхней губе и дальше, по подбородку, внезапно что-то побежало, и я тут же поднял руку к лицу, ожидая увидеть кровь и бог знает что еще, например, мозги. Кто его знает, как оно все сработало. Но нет, из носа просто, более обильно, чем обычно, сочилась слизь, не дающая нормально дышать, а потом и это прошло.
- Вот теперь вам всем точно жопа! - я улыбнулся, представляя, как изменится моя жизнь, суть-то ритуалистики, почитай, ухватил. Неси все, что хочешь, подкрепляй кровью и будет тебе счастье. В обычных играх таких классов нет, это помню точно, а вот, поди ж ты, этот мир вдруг преподнес довольно приятный сюрприз. И следующие полчаса только и занимался тем, что готовился к дальнейшим странствиям, так сказать. Нарезал мяса, заговорив его подобным образом и добавив еще отсутствие вкуса, плюс невозможность испортиться. Отрезал правый рукав рубахи и, завязав один конец, набросал в него припасы, и снова узел - получилась такая себе колбаса, если одного куска хватит хотя бы часа на два-три, то на парочку дней я себя обеспечил, считай уже хорошо. Потом влез в кустарник и отпанахал от него пучок лозин подлиннее, избавился от зелени и кожаными полосками, оставшимися после фолианта, обвязал что-то на подобии ручки. В общем, не распадется веник.
- Длинные, как клинки, острые, словно когти, не ведающие преграды ни деревом, ни мясом, ни костью, заговоренные на разрыв и рассечение, на боль и шок, и да не нанесут они вреда хозяину своему, - все это время я исполнял дикий и наверняка глупый со стороны танец, пытаясь скакать не бессмысленно, а с повторами и ощущая хоть какую-то значимость происходящего. Затем штрыкал клинком в тушу зверя и с протяжным "омм" проводил окровавленным лезвием вдоль каждой лозины. Когда все было кончено, хлестнул веником по шее твари. Ноль по фазе. Ни резало оно ни хрена, твою ж мать, да что не так?!
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.