Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52167
Книг: 127838
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Демонический кузнец»

    
размер шрифта:AAA

Демонический кузнец

Удар 1

Как бы нам не казалось, что мы находимся в безопасности от проблем прошлого, они всегда нас находят. «Грехи прошлого смываются только кровью» — так они говорили. И они были правы. Мои грехи нашли меня…
— Роберт, милый, вставай! — раздался мягкий и ласковый голос над моим ухом.
— Еще немного, — полусонно отвечаю я, пытаясь спрятаться от ярких лучей солнца за теплым одеялом.
— Ах, так значит.
Я ощутил, как моих ног коснулся прохладный воздух, а затем что-то теплое коснулось их. Мягкое, шелковистое. Приятное чувство ползло медленно вверх по ноге до моего паха, от чего я невольно возбудился, чувствуя сильное напряжение в своей промежности. Прохладные руки коснулись моей живота, ласково почти неуловимо касаясь пальцами кожи и мягко ведя их вниз. Горячее дыхание опалило возбужденную плоть моего «дружка», а затем невольный стон сорвался с моих уст стоило только ощутить прикосновение влажных губ. Мягкий язык прошелся сверху вниз по коже.
— Лилиан, чертовка, ты меня с ума сведешь! — невольно сжимая простынь в кулаке сквозь стоны сказал я.
Одеяло на моей груди приподнялось и оттуда показалась милая мордашка рыжеволосой девушки, что, хитро улыбаясь чмокнула меня в подбородок.
— Я всегда знаю, как тебя разбудить, — прошептала она, вновь целуя мою колючую щеку и поднимаясь выше.
Мои руки привычно схватили это упругое и стройное тело за самые мягкие и «вкусные» места. Пальцы сжали ее бедра, но та, весело смеясь отстранила мои руки.
— Нет, нет, ты же спать хочешь, я не буду тебе мешать, — притворно заботливо промурлыкала она, вставая с кровати и напоследок проведя ногой по моему возбужденному «другу».
Сон как рукой сняло, а возбуждение охватило мой разум настолько сильно, что мои пальцы жадно ухватились за руку девушки.
— Ну ты нарвалась! — прорычал я, аки возбужденный лев.
Одним движением я дернул рукой, от чего девушка, визжа от удивления и смеха упала на кровать и оказалась зажата под моим телом. Подол платья задрался, обнажая ее влажные признаки возбуждения. Стройные ноги обхватили мой торс прижимая к себе, а само тело Лилиан выгнулось как бы стараясь прижаться к моему паху посильнее.
Наше возбужденное дыхание смешивалось, повышая температуру наших разгоряченных тел до максимума. Она закусила свою губу, чувствуя, как я упираюсь в ее влажное лоно.
— Так…не…честно, — постанывая от моих поддразниваний, сказала она.
Ее зеленые глаза горели страстью, руки легли на мою шею, а губы так и молили впиться в них. Эта женщина всегда заставляла меня возбуждаться так сильно, что мой рассудок прост брал перерыв отдавая все на власть низменных инстинктов.
— Все честно, милая, все честно, — счастливо улыбаясь, сказал я, еле сдерживаясь чтобы не овладеть ей.
— Это я должна была тебя мучать, а н-е-е-е-е-е-е-н-е-н-е, ах…
Последнюю фразу она, заикаясь от резкого стона прошептала мне в ухо, потому как я начал медленно входить в нее, чувствуя, как она, обжигая полностью обволакивает меня. Сантиметр за сантиметром, я планировал продвигаться так медленно, как только можно, дразня Лилиан. Но…
— Мама, папа! Доброе утро! — раздался детский голосок, наполнивший комнату вместе с грохотом открывшейся двери.
Доли секунды. Ровно столько нам понадобилось чтобы расцепиться и лечь, рядом друг с другом накрывшись пледом с головой.
— Алиса, сколько раз тебе говорила, не врывайся так в комнату! — отчитала дочь Лилиан, вставая с кровати и незаметно поправляя платье.
— Прости, — насупившись ответила рыжеволосая девчушка, — а почему папа плачет?
— Это он от счастья милая плачет, от счастья, — хихикая ответила моя жена направляясь к выходу, — Пойдем накроем на стол и дадим папе одеться.
— Хорошо!
— Ты коварная, — сипло и обидчиво сказал я ей в след, когда Алиса вышла первая из комнаты а Лилиан остановилась около двери, — Ты же знала, что она прибежит…
— И я тебя люблю дорогой, — показав мне язык она скрылась за дверью.
— Бестия, — ухмыляясь покачал я головой, чувствуя, что женился на той самой девушке.
Но пришло время вставать с постели и идти завтракать, а то все остынет. Как бы не хотелось еще понежиться в теплой кровати… Я уже физически не смогу это сделать, потому как весь сон прогнало коварство моей жены! Она все просчитала, даже появление дочери в нашей спальне! И что мне теперь делать?! Как успокоиться?! Как-же…я…люблю…ее!
Встав с кровати мои босые ноги ощутили приятную мягкость ковра с длинным и густым ворсом. Порой перед сном я люблю зарывать в него пальцы, чувствуя, как толстая пряжа ниток проходит сквозь них. Странное занятие, которое никогда не понимала Лилиан, но переняла от меня Алиса. Доски тихо заскрипели под моим весом, как только я встал с кровати. Штаны как обычно лежали на стуле рядом вместе с белой рубашкой. Выглаженные и чистые, пахнущие чем-то едва уловимым, но приятным.
— Доброе утро, папочка! — закричала моя дочурка, стоило мне выйти из комнаты в гостиную.
Маленькое шестилетнее рыжеволосое чудо, одетое в простенькое платье, прыгнуло в мои объятия стоило их только раскрыть.
— Ух, какая ты сильная, еще немного и повалила бы меня! — смеясь сказал я, ловя взглядом улыбку Лилиан накрывающую на стол.
— Пап, а я с утра такого большого жука видела! Показать?! — глаза моей дочери горели от энтузиазма.
От одного слова «жуки», лицо Лилиан перекосилось от отвращения. Затем она начала мотать головой из стороны в сторону еле сдерживая глаза, наполненные мольбой, от того, что увидела мою довольную сокрой расплатой улыбку.
О, милая, я же знаю, как ты любишь насекомых.
— Алиса, а давай маме тоже покажем жучка! Ей очень интересно! — улыбаюсь я во все тридцать два зуба.
Она готова меня на месте испепелить за подобное, а ее возмущенный взгляд обещает мне сегодня сон в гостиной на неудобном диване. Но это стоит того! Я ни о чем жалеть не буду!
— Интересно? — с недоверием в прищуренных глазах спросила Алиса, смотря на мать.
— О-о-очень, — не выдержав взгляда ребенка, сдалась девушка, опуская голову.
Месть! Сладкая как первый поцелуй, месть! Муа-ха-ха-ха!
— Но сначала иди вымой руки и садись за стол! — с командной ноткой, не терпящей возражений, сказала Лилиан, отправляя дочь в ванную комнату, а затем поворачиваясь ко мне, — Бой еще не окончен!
— Не мы первые развязали эту войну! — подыгрывая ей ответил я.
Мягко ступая по полу, я оказался за спиной своей жены что имела неосторожность открыть спину своему противнику. Мои руки ухватили ее мягкую грудь, вновь выдавливая еле слышимый стон сквозь сжатые губы.
К сожалению, с появления Алисы в нашей жизни, вся наша интимная жизнь превратилась в один большой шпионский роман. Но мы не жалеем об этом, никогда. Просто видя улыбку своей дочери, я, чувствуя себя таким счастливым, что мне кажется мог бы воспарить до самых облаков. Нам с Лилиан очень повезло: счастливая семья, уютный дом, красавица дочь, и страсть что не утихла за все то время. И стоит только Алисе убежать на улицу играть со своими друзьями, как нашу комнату наполнят крики наслаждения.
— Прекрати, иначе я тебя сейчас обожгу! — строгий голос жены немного отрезвил меня, и мои руки медленно поползли вниз на ее живот.
Как только ладони прошлись по гладкой ткани, я вздрогнул. Мои пальцы дернулись как от слабого удара током, ощущая нечто скрытое от меня доселе.
Неужели?! Не может быть?!
— Ты беременна?! — с удивлением в голосе прошептал я ей на ухо.
— Весь сюрприз испортил своими способностями, — вздохнула она, затушив огонь на плите и повернувшись ко мне лицом.
Она была права, мои способности помогли определить заметить зарождение новой души в чреве Лилиан. Рано говорить какого ребенок будет пола, потому как душа еще формируется.
— Извини, сама знаешь порой это происходит так естественно, что и не замечаю, — улыбаясь извинился я перед ней.
Наши взгляды встретились.
— Ты счастлив? — спросила она серьёзно.
— Как никогда.
Мы одновременно улыбнулись. А в моей голове играли лишь мысли о том, что я снова стану отцом. Никогда не мог поверить в то, что в свои годы смогу похвастаться счастливой семьей и двумя детьми.
— Мам, я помыла! — из ванной комнаты вышла Алиса, поднимая руки вверх так чтобы мы могли видеть ее влажные ладони. Такое ощущение что она заочно решила сдаться на милость матери.
— Умница, садись за стол, — схватив кухонную лопатку Лилиан указала дочери место за столом, а сама начала раскладывать еду по тарелкам.
В этот момент я понял, что уже мешаюсь и потому тихо занял место во главе прямоугольного стола. Стульев было много для нас троих, но к нам могли заглянуть гости. Хотя происходило это довольно редко, потому как жили мы в небольшой деревушке на окраине королевства с малым количеством жителей. Так как деревня маленькая и находится в отдалении от столицы то чаще всего мы живем за счет собственных сил. Мне приходится целыми днями охотится, а вечером менять мясо на овощи или полезные услуги, которые могут предоставить местные. К примеру, сегодня нужно будет обратиться к портнихе и попросить ее сшить новой одежды, а затем обратиться к кожевнику за сапогами что оставил на ремонт еще на прошлой неделе.
Лилиан расставила тарелки с едой перед нами, и села по правую руку от меня, Алиса уже за обе щеки уминала рагу из оленины сидя напротив матери.
— Пссс, пап! — шепотом позвала она меня.
— Чего? — нагнулся я к ней, так чтобы Лилиан не смогла нас услышать.
Но конечно же она слышала нас лишь претворяясь дабы не испортить всю игру.
— Мама опять положила морковку, — пожаловалась мне дочь.
— Так это чтобы ты росла здоровой и красивой.
— Съешь ее за меня, — предложила девчушка, искоса следя за матерью что нагнулась над тарелкой сдерживая смех.
— А что мне за это будет? — деловым тоном спрашиваю я.
— Котлета.
— Котлета?
— Да, котлета, мясная, мама будет их на обед делать, только тс-с-с! — приставила она палец к своим маленьким губам, прося, чтобы я не раскрывал этого плана.
— Хорошо, по рукам. Я отвлеку маму, а ты перекинь морковку в мою тарелку, — закрыв локтем свою тарелку я подвинул ее ближе к левой стороне стола, давая шанс Алисе провернуть затеянное, и начал отвлекать Лилиан, — Дорогая, ты сегодня так прекрасна…
— Хпф, хих! — прыснула от смеха моя рыжеволосая бестия, пытаясь оставаться серьезной.
Я сам с трудом сдерживал смех, понимая всю комичность ситуации. Но самое смешное что моя дочь толкает меня на подобные авантюры и старается ловко манипулировать на моих слабостях, знает ведь как я люблю мясные котлеты ее матери. Ох, чертовка мелкая.
— Какие планы у тебя на сегодня, милый? — спросила Лилиан, как только мы закончили утреннюю трапезу.
— Надо будет проверить ловушки, вдруг что удалось поймать, а затем вечером сходить на рынок выменять что-нибудь.
— Если бы вы с Винсентом вчера не засиделись допоздна, то…
Ее нравоучение прервал спасительный стук в дверь. Заметив мою улыбку Лилиан, укусила меня за руку, когда я вставал, от чего я зашипел, пытаясь показать все свое негодование, но получил в ответ лишь высунутый язык жены и радостный смех дочери. Третируют меня здесь, вся власть у женщин.
Интересно кого утром к нам привело? Подумал я, подходя к входной двери.
Стук повторился более настойчиво, видимо человек снаружи услышал мои шаги и голоса за столом.
— Кто там?!
Ответом мне послужил странный низкий писк, донесшийся снаружи, а затем вся моя жизнь рухнула.
Деревянная дверь разорвалась миллиардами маленьких щепок, устремившихся ко мне в едином потоке подгоняемым взрывной волной.
Грохот взрыва и испуганный крик моей дочери наполнил помещение. Я пролетел через всю комнату словно невесомая пушинка и врезался спиной об стену. Адская боль пронзила все тело пробегая по каждому сантиметру нервных окончаний подобно разряду тока в несколько тысяч вольт. Легкие сжались, вытесняя весь воздух из своего нутра наружу смешивая это с содержимым желудка, поднимающегося по моему пищеводу вверх. Меня вырвало, перед глазами все расплывалось и двоилось, в ушах стоял невыносимый звон, сводящий с ума. Но меня это не волновало, стараясь не поддаваться своему положению я взглядом искал свою жену и дочь. Лилиана лежала под опрокинутым столом, по ее лбу тоненькой струйкой текла кровь, Алиса кричала от страха нежели от боли сидя на полу и смотря на освещенный солнечным светом дверной проем, который перегородила тень силуэта.
— Агент Роберт, мы наконец-то нашли вас, — прозвучал женский голос и в наш маленький, но уютный домик зашла то, кого я ненавидел всем своим сердцем.
Длинный черный плащ с зелеными кожаными вставками на теле и руках, тяжелые сапоги со стальными носами, строгие облегающие штаны, подчеркивающие спортивное строение ног. Короткие белы волосы, стальной взор зеленых глаз и лицо, наполненное презрением ко всему живому что волочится у ее ног, такова была Элизабет Нортон, офицер Отдела Контроля Реинкарнации. Она могла бы считаться безумно красивой и сексуальной девушкой, если бы не была…
— Такой сукой, — закончил я вслух свою мысль сплевывая кровь и вытирая желчь с потрескавшихся губ.
— Мама, мама, очнись, мама! — кричала Алиса.
— Угомоните девчонку, — коротко приказала Элизабет.
За ее спиной сразу появились двое в черных плащах и шлемах, закрывающих лицо. Верно, по правилам ОКР запрещено показывать свое лицо в других мирах кроме тех, что входят в альянс. Ограничение снимается только во время выполнения задания с последующей реинкарнацией.
Алиса испуганно отшатнулась в сторону увидев людей, идущих к ней.
— Только попробуй тронуть ее, и я… — мое горло сжала сильная рука, облаченная в перчатку.
Беловолосая девушка подняла меня над землей со своим невысоким ростом.
— И ты что? Сможешь ли ты Роберт как-то помешать мне? — ухмыляясь от осознания своего превосходства сказала она, — Ты, лучший полевой офицер решивший променять ВЕЧНОСТЬ, ради жизни в богом забытом мире на краю галактики? Скажи мне! РАДИ ЧЕГО ВСЕ ЭТО?!
Мою дочь схватили и прижали к полу на моих глазах, Алиса пыталась выбраться, но получив пару ощутимых ударов по голове затихла и тихо скулила, пытаясь сдержать свои слезы.
Ярость наполнила меня с головой, заставляя все тело, каждую мышцу двигаться в попытке выбраться из неестественно сильной хватки Элизабет. Я бил ее ногами, пытался дотянуться руками, но все было тщетно!
— Леди Элизабет, вторая подает признаки жизни! — сказал один из тех, что держал мою дочь увидев, как Лилиан начала приходить в себя.
— Роберт?! Что происходит? — пребывая в непонимании Лилиан открыла глаза.
Она яростно закричала, как только увидела, что ее дочери угрожает опасность. Кухонный стол был отброшен в сторону, а сама она ринулась на обидчиков схватив острый нож. Солдаты застыли в нерешительности не зная, как поступить в такой ситуации и лишь ждали приказа. Но его не было. Раздался лишь выстрел, огласивший комнату.
— Аргх! А-а-а! — закричала Лилиан падая на пол и держась руками за пробитое колено.
Элизабет, раздражительно цыкнув вновь спрятала пистолет в кобуру на груди под плащом.
— Свяжите ее, они еще пригодятся, — сказала она холодно.
— Ах ты сука! Я тебя уничтожу! — закричал я, игнорируя то, что все мое тело ломило от невыносимой боли в спине, а мое горло сжимали из-за чего воздух с трудом попадал в легкие.
Убью! Убью! Уничтожу эту суку! Лилиан, Алиса! Я спасу вас!
Я сосредоточился, обращаясь к силе реинкарнатора внутри себя. Нам дано не только чувствовать души живых существ, но также мы можем обладать и другими способностями, зависящими от нашего характера. И сейчас я собирал остатки своей силы чтобы взорвать своих врагов к чертям собачьим и спасти свою семью…
Короткий свист, и я чувствую, как что-то обжигает мою грудь.
Что это? Моя сила?! Где она?! Как это…
— Я удивлена, ты еще не разучился использовать свою силу, — засмеялась Элизабет проворачивая нож в моей груди, — Был бы ты обычным человеком это тебя убило бы на месте, но у реинкарнатора тут находится репликатор горнила, дающий тебе силы. Ха-ха, короткий удар и ты уже ничего не можешь сделать. Почему я это тебе рассказываю? А вдруг ты забыл. Все-таки жизнь смертных заставляет забыть многие вещи из прошлого!
— Роберт!
— Папа!
Закричали Лилиан и Алиса, в ужасе смотря на то, как нож вошел в мою грудь. При этом их уже не заботило что сейчас им связывают руки и ноги.
— Закройте свои рты! — закричала на них Элизабет.
— Тебе нужен я! Отпусти их! И делай со мной все что хочешь! Лиза, как твой учитель прошу…
Удар кулаком чуть не отправил меня в нокаут, голова мотнулась в сторону а перед глазами так резко все потемнело что тошнота подступила к горлу.
— Не смей упоминать об этом! Ты предал всех нас! Ты поставил всю миссию под угрозу и оставил всех нас умирать! Ты знаешь, что с нами сделал Совет Горнила?! Половину развоплотили лишив бессмертия! Остальных вернули в должности лишь потому, что мы были лучше, но к нам относились как к мусору! Мы страдали, пока ты здесь жил тихой жизнью! Я любила тебя! Я верила тебе! Мы ведь миры спасали!
Из уголков глаз Элизабет выступили слезы, но она их быстро смахнула. Некогда робкая стеснительная девушка, превратилась в разгневанную фурию что желала лишь моей смерти. Она ее получит, лишь бы мои девочки остались в целости.
Но она сказала, что я бросил их. Знала бы она правду о том, что произошло тогда.
— Все это ложь, вся эта бравада о спасении миров от зла, наполняющего их — лишь чушь! ОКР старается прибрать все к своим рукам, пытается контролировать то, что было неподвластно! Открой свои глаза, нас всех используют!
Я пытался достучаться до нее, открыть правду. Не знаю почему в тот момент я решил, что у меня это получится. Меня тогда не волновало ничего кроме желания спасти тех, кто мне дорог, тех кто сейчас дрожит от страха истекая кровью в углу комнаты. И все из-за меня.
Новый удар кулаком заставляет меня замолчать, а затем я чувствую, как падаю на землю. Мое горло отпустили, дав мне возможность вздохнуть полной грудью и согнуться от боли от ножа, торчащего в груди. Кровь текла из раны по кромке лезвия пропитывая белую рубашку. Лилиан смотрит на меня с ужасом и страхом, ее ладони закрывают глаза Алисе, за что я ей благодарен. Не хочу, чтобы она видела, как ее отец умирает. Такие картины тяжело выкинуть из памяти, не хотелось бы чтобы она мучалась.
Простите меня!
— Прошу, отпусти их! Они же ни в чем не виноваты! Это я предал тебя! Я бросил вас! Я разбил тебе сердце! — умолял я Элизабет.
— Как ты жалок! Тебя уважали все! К тебе прислушивался Совет! — она зарычала, смотря на меня сверху вниз взглядом полным презрения. — Там умерли мои друзья, мои братья и сестры! Ты отобрал у меня самое дорогое…
Нет! Нет! Нет! Не смей! Не заканчивай эту фразу!
От осознания того, к чему она ведет у меня кровь стынет в жилах.
— … И я отберу это у тебя, Роберт, — закончила она, сев на корточки перед мной и прошептав это на ухо.
Затем раздался выстрел, а затем второй. Я закричал от боли в простреленных коленях и завалился на бок.
Элизабет встала, не забыв плюнуть в мою сторону, а затем ее тяжелый сапог приземлился на мои пальцы. Хруст сопровождался новой порцией неконтролируемой агонии моего измученного тела. Я утратил все свои силы, не мог сделать ничего против офицера ОКР, явившегося в своём настоящем теле.
— Роберт! — вновь раздался голос моей жены, — Куда вы тащите мою дочь! Отпустите! Я ее не отдам!
Выстрел, и она затихает. Тело рыжеволосой красивой девушки падает на деревянный пол, ее рука сжимающая ткань простенького платья девочки отпускает его из вмиг ослабших пальцев. Алиса кричит, но теряет сознание от удара одного из солдат и те уносят ее наружу.
Пустота в моей груди растет, наполняя и стирая все те мгновения счастья что я успел испытать в этой жизни. И все из-за совершенных грехов в прошлом. Я ничего не смог сделать.
— Какого видеть, как на твоих глазах все рушится в одночасье? Твоя прекрасная смертная жена мертва и больше не возродится в ином теле, а вот ты! Ты будешь мучаться от этой боли всю оставшуюся вечность! Перерождаясь и умирая каждую новую жизнь, ты будешь помнить, что не спас тех, кого любил! И то, что твоя дочь, у нас, — Говоря это она поставила перед мной небольшой серебряный цилиндр, а затем продолжила, — Я просила Совет о том, чтобы развоплотить твою душу, отправить тебя в бездну, но они сказали, что это слишком гуманное наказание. И тогда я придумала участь куда страшнее для тебя, мой милый Роберт. Ты, будешь страдать. Ты переродишься, влюбишься, заведешь детишек, и мы вновь появимся на твоем пороге, и будем появляться каждый раз! Ха-ха-ха!
Смеясь словно, одержимый маньяк, она провернула верхушку целиндра и вышла из дома забыв про меня. Хотя в таком состоянии я ничего не мог сделать, лишь напрячь руки и цепляясь пальцами за гладкий деревянный пол поползти к телу своей жены. Лилиан смотрела на меня пустыми глазами, в ее голове зияла алым дыра от пули. Слезы текли из моих глазах. Я был жалок и слаб. И это злило меня.
— Не беспокойся милая, я убью их! Я их всех уничтожу к чертовой матери! В следующей жизни, не знать мне покоя пока не соберу армию что сможет уничтожить ОКР и спасти нашу дочь! Прости меня! Прости!
Раздался писк, и цилиндр раскрылся, выпуская волны адского пламени, вмиг наполняющего комнату. Невыносимый жар обволакивал тело испепеляя его за считанные секунды, настолько быстро что я не успел ощутить боли. Я не сразу понял, что уже исчез.
Смерть реинкарнатора явление не редкое и вполне обыденное. За свою долгую жизнь я умирал множество раз по разным стечениям обстоятельств. В первые годы службы в ОКР я умирал по разным причинам. Буду младенцем не смог перевернуться и задохнулся, собственная мать во время сна придавила своим телом, или загрызли дикие животные. Причин много, но с каждым разом я учился преодолевать это и развивать способности, подаренные Горнилом Душ. Нас посылают на задания во множество разных миров с единственной целью — спасти от надвигающегося зла. Оно может быть разным: нашествие полчища монстров разных мастей и пород, продолжительная война в которой нужно встать на одну из сторон и привести к победе, а также спасения от внешних посягательств пришельцев из другим миров. Потому умирать реинкарнатор привыкает с самого первого дня. Сначала это ужасает, пугает, ввергает в панику. Ты открываешь глаза уже лежа в штабе в своем истинном теле и до сих ощущаешь объятия смерти на себе, ведь каждая прожитая секунда в других мирах отпечатывается в наших душах. Но потом ты привыкаешь, смерть становится лишь неким ритуалом на пути к выполнению миссии. Все воспоминания стираются мозгом рефлекторно, выбрасываются словно ненужный мусор даря реинкарнатору лишь неприятное послевкусие после пробуждения. Но не сейчас.
Сейчас я чувствую, как лежу на чем-то твердом и боюсь открыть свои глаза. Я не хочу терять те воспоминания что были со мной. Прожив в том мире двадцать пять лет и заведя себе прекрасную семью, я не хочу терять ее окончательно! Не хочу забывать! Как бы больно это ни было! Я не хочу! Лучше уж пролежать неизвестно где с закрытыми глазами, но не потерять то, что было дорого.
— Роберт, те воспоминания что так дороги тебе, останутся при тебе, — моего лба коснулась чья-то рука и я почувствовал облегчение.
Боль утраты перестала давить на меня так сильно, и я ощутил себя немного лучше. Но все же осталась та пустота. Гнетущая и пожирающая изнутри.
Открыв глаза, я не утратил память. Лишь с удивлением посмотрел в черные глаза человека, нависшего над мной.
— Кто ты? — задал я вопрос.
Мой голос эхом отразился от серых превращаясь в громогласное эхо. Я лежал на металлическом столе, вокруг меня были лишь голые стены, не отличающиеся друг от друга. Ни окон, ни дверей. Только человек в белом плаще смотрящий на меня.
— Имеет ли значение кто я, в данной ситуации? — ответил он вопросом на вопрос.
Встречал я подобных индивидов. Они умеют поднять нервы за считанные секунды.
— В данной ситуации ничего не имеет значения, потому как я лишился всего, — ответил я, приняв сидячее положение и свесив ноги с края стола.
Ноги и горло болели, хотя я понимал, что это лишь отголоски той жизни. Лилиан, прости меня.
— Тогда к чему был этот вопрос? — спросил он без тени насмешки.
Я посмотрел в его лицо, и понял, что не могу четко сфокусировать на нем зрение. Такое ощущение что оно все время меняется, не давая узнать себя, остаются неизменными лишь черные глаза.
— Рефлекс на незнакомых людей, — вздохнув ответил я, чувствуя, что нет сил на удивление или еще какие эмоции. Хочется лишь побыть одному.
Я бы оплакивал и дальше смерть своей жены и потерю дочери, но почему-то не мог. Такое ощущение что вся печаль утихла, оставив место лишь грусти. Такое бывает, когда проходит долгое время…
— Сколько я здесь?!
— Ты здесь сорок девять лет, из-за повреждения репликатора горнила твоя душа разбилась на тысячи осколков, понадобилось время чтобы их собрать, — отчитался незнакомец.
Так долго. Обычно это занимает секунды. Но сорок девять лет. Как же давно я не ощущал подобного. Непривычно. Тяжело когда собственное сознание привыкает к мысли что ты смертный житель деревни на краю королевства нежели бессмертный реинкарнатор.
Я запрокинул голову наверх, и увидел потолок в центре которого висел знакомый мне аппарат. По внешнему виду он напоминал раскрытый лотос, его металлические лепестки обрамляли сияющую сердцевину- подавитель эмоций. Такой использовался для того, чтобы реинкарнаторы легче приходили в себя и не поддавались панике и неистовству возвращаясь в родные тела.
— Отключи подавитель сознания, — тихо попросил я, опустив голову.
— Не могу, это повредит ваш…
— Я сказал, отключи долбанный подавитель эмоций, — я постарался проговорить это как можно злым голосом, но смог выдавить лишь спокойный и рассудительный тон.
— Хорошо, я понял, — игнорируя мои слова незнакомец отвечал, приложив пальцы к уху, наверное, там у него был передатчик внутренней связи, по которому он получал указания, — Приготовься.
Предупредив меня об этом, он щелкнул пальцами и аппарат сложил свои металлические лепестки полностью скрывая от внешнего мира свою сердцевину.
Злость, горечь, боль утраты — все это нахлынуло на меня нескончаемым потоком стоило только отключить аппарат, сдерживающий эмоции. Я вновь почувствовал адское пламя на своем теле, прикосновение к еще теплой руке Лилиан, услышал плач напуганной Алисы.
— Сука! — в ярости закричал я, ударив ногой об металлической стол, на котором сидел секунду назад.
Тяжелый ботинок оставил вмятину на гладкой поверхности боковой стенки, но меня это ничуть ен успокоило. Я бил и бил пока моя нога не перестала слушаться меня повиснув плетью. Когда это случилось в ход пошли руки.
Не спас! Не смог сберечь! Все моя вина! Мои грехи погубили их!
— Может стоить остановить его? — спросил незнакомец у тех, кто видимо наблюдал за нами, — Понял.
Ответил он, получив ответ, и кивнув отошел к дальней стене, дабы не попасться мне под горячую руку.
Я кричал так громко что мне закладывало уши, и все равно это не могло прогнать плач моей дочери. Она теперь в их лапах, и прошло сорок девять лет! Что они с ней сделали?! Помнит ли она еще меня?! Как же я жалок. Бывший офицер ОКР не смог спасти самых дорогих ему людей, во второй раз за свою жизнь.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.