Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52230
Книг: 127951
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Джентльменами не рождаются, или Секреты воспитания мальчиков»

    
размер шрифта:AAA

Наталья Царенко
Джентльменами не рождаются, или Секреты воспитания мальчиков

Глава 1. Мир, в котором мы живем

Семья XXI века – какая она?

В наши дни понятие «семья» становится все более многогранным и сложным. Современные семьи все менее похожи на те, которые еще недавно считались «традиционными», то есть многодетные, с совместно проживающими двумя-тремя (а то и более) поколениями.
Современная семья все более закрыта и замкнута сама на себе и одновременно все более демонстративна, все более ориентирована на предъявление обществу некой «картинки» о себе.
Мы все реже живем (и даже общаемся) с родителями, а значит, наши дети все реже видят бабушек и дедушек, все меньше знают их самих и что-либо о них, все слабее себе представляют ментальность других поколений и все меньше допускают возможность другого опыта и иного подхода к жизни, нежели привычный. Это, увы, означает меньшую толерантность к другим и большую зацикленность на себе, что и неудивительно, принимая во внимание другую основополагающую черту современных семей – нарочитую публичность. Интернет и его возможности – соцсети, Инстаграм, мобильные гаджеты для общения – делают реальность пронизанной социальными контактами, по большей части поверхностными, но зато обширными. В компьютерах и телефонах родители хранят колоссальные коллекции портретов своих детей, выставляя на всеобщее обозрение каждое их достижение: первую улыбку, первый зуб, первый шаг, и уж тем более все последующие победы и достижения.
На самом деле здесь есть еще одна ловушка: мы не знаем своих друзей (и тем паче – незнакомых людей) настоящими, какие они «не напоказ», каковы их внутрисемейные отношения не для картинки. Мы смотрим на улыбающихся пап, мам и малышей и сравниваем, сравниваем, сравниваем… И при этом впадаем в две типичные крайности: либо нам кажется, что это только наши дети болеют, капризничают и учатся не так хорошо и легко, как нам бы хотелось, либо проникаемся уверенностью, что «мы круче» на фоне других. Так мы уплощаем и упрощаем свои впечатления о людях и жизни до картинок, лишая все это глубины и сложности, и, увы, то же самое касается и наших детей, то есть особенностью взросления современного ребенка является жизнь в среде бесконечных сравнений.
Мы сравниваем с «общепринятыми стандартами», заявленными на страницах популярных книг и интернет-ресурсов, посвященных воспитанию, сравниваем с детьми друзей и знакомых (благо и их результаты постоянно экспонируются, то есть на виду). И это постоянно держит наших детей в напряжении, или, говоря современным языком, «в тонусе», заставляя «улучшать показатели» и одновременно лишая уверенности, что их можно любить и просто так, нелучшими и несовершенными. И поэтому современные дети все чаще растут перфекционистами, а значит, в погоне за достижениями рискуют не научиться чувствовать счастье и прелесть каждого сиюминутного момента, того состояния, которое называют «здесь и сейчас».
Такая распространенность сравнений продиктована еще и тем, что общество в целом и наши семьи в отдельности очень ориентированы на успех, причем успех видимый, осязаемый, узнаваемый. Отсюда повальное увлечение брендами, модными новинками, которые дети буквально впитывают и копируют с самого раннего возраста. Если это слишком культивируется семьей и обществом, ребенок получает обманчивое представление о том, что оболочка, «обертка» важнее содержимого – а с такой парадигмой сложно идти по жизни, она ведет к множеству ошибок и жестоких разочарований. Одним из первых является тот факт, что реальная жизнь порой сильно отличается даже в вопросе отношения к ребенку в семье и в социуме: окружающие обычно не разделяют семейных восторгов в отношении ребенка по двум причинам: во-первых, все точно так же зациклены на себе и своих достижениях, а во-вторых, в мире царит конкуренция.
Другим разочарованием будет открытие того, что реальная жизнь сильно отличается своими возможностями от воспитанных с детства запросов. Современный ребенок растет в уверенности, что его ждет блестящее, легкое, беспроблемное будущее, он рисует себе картинку максимально оптимистичную и не настроен на то, чтобы прилагать слишком много усилий, ведь он живет в среде, где люди привыкли поворачиваться друг к другу только фасадом, демонстрируя лишь то, что хорошо: отдых, развлечения, подарки. Наши современники – люди легкие, позитивные. Но многие из них позитивны не потому, что сделали свой выбор между добром и злом, а потому, что они поверхностны. Не углубляются. «Не грузись!» – это девиз XXI века. «Не грузи» – это правило хорошего тона в общении. Никто не хочет слышать о плохом – это расстраивает. Это не мило и утомляет, и оттого непопулярно. Люди устали от нагнетаемой СМИ истерии на тему «Как страшно жить», и поэтому молодое поколение старается вообще не задумываться о «сложном», что чревато в некоторых вопросах просто элементарной слепотой и недооценкой процессов, происходящих в обществе. Но теми, кто не хочет задумываться, легко управлять, особенно если у них есть амбиции и вскормленные социумом гиперпотребности.
Да, «легкость» оптимистичнее концепции наших бабушек и дедушек, настрадавшихся в военные и послевоенные годы и до сих пор пропагандирующих парадигму о том, что жизнь тяжела, несправедлива и в ней всегда может случиться «черный день», которые по этой причине, наоборот, падки на «телевизионный мусор» из страшилок и лозунгов.
Однако в любом случае истина находится не на одном из этих полюсов, а где-то посредине, любая из этих крайних позиций далека от реальной картины. Как пессимизм, так и ура-оптимизм – не лучший жизненный старт для ребенка, не зря мир уже отходит от концепции «позитивной психологии» как не оправдавшей возложенных на нее надежд. Но и уроков реалистичного отношения к жизни общество не дает, подменяя данное понятие прагматичностью, а это, согласитесь, очень разные вещи. Акцент в прагматизме – не на умении видеть и понимать, а на возможности использовать людей и события в своих интересах и целях, и именно этому (то есть манипулированию) обучаются наши малыши уже во младенчестве, причем к школьному возрасту это умение у многих достигает почти совершенства.
Современные родители сознательны, они многое знают, но знания их – в основном из виртуального мира. В наше время поколения в семьях достаточно разобщены, члены семей – тоже, причем и фактически, и ментально, и поэтому у молодых мам нет возможности учиться у бабушек, прабабушек, теть, двоюродных сестер и так далее. Именно поэтому школы раннего развития для детей и различные психологические курсы и тренинги для взрослых так востребованы.
В случае возникновения любой проблемы многим из нас проще всего набрать в поисковике запрос, чем отправиться к специалисту (хотя все равно заканчивается именно этим). Мама заболевшего ребенка с большей вероятностью задаст вопрос подругам на родительском форуме или в социальной сети, чем наберет номер участкового врача. Прежде чем отдать ребенка в спортивную школу или в танцевальную студию, родители перероют Интернет в поисках информации об эффективности и методах преподавания. И уж тем более штудируется масса ресурсов в поисках информации перед принятием решения о выборе учебного заведения для будущего школьника или абитуриента.
Еще одной тенденцией является делегирование полномочий по развитию и воспитанию своих детей специалистам. Многие современные родители считают, что каждый должен заниматься своим делом: воспитатель – воспитывать, учитель – учить… Жаль, что лишь немногие из них видят свои родительские функции не только в глаголе «родить», но и в чем-то большем: в постоянном контакте с детьми, в общении, воспитании своим примером, в передаче своих знаний и умений. Нет, современные родители отнюдь не глупы и достаточно образованны, чтобы понимать необходимость всего этого. Но вот времени у них нет. И собственного опыта тесного контакта с родителями в детстве также нет: во времена «лихих девяностых» им было не до роскоши человеческого общения.
Зато позитивен тот факт, что современные родители – в основном любящие. Им самим любви чаще хватало, чем наоборот: достались они родителям нелегко, и потому их холили и лелеяли (если средства позволяли), оберегали от проблем и нередко воспитывали по принципу «нам было трудно – пусть хоть дети оторвутся, насладятся благами жизни по полной программе». Так что любви им в детстве было дано с избытком, за редким исключением (что объяснялось чаще всего тяжелым бытом и бедственным финансовым положением, а не нежеланием со стороны родителей). Теперь они эту любовь готовы дарить своим малышам, правда, не всегда понимают как. Они не очень уверены в своем праве устанавливать запреты, так как сами выросли в мире, где все границы рухнули, включая границы стран. И оттого у этого поколения – сложности с дисциплиной и пониманием этих самых границ дозволенного.
Вот в таком непростом обществе мы с вами живем, и поэтому, нравится нам это или нет, наши дети впитывают все то, что витает вокруг них в пространстве, даже если это противоречит тому, что мы хотели бы в них вложить. Однако, чем более здоровая атмосфера в семье, тем более устойчивыми к внешним влияниям растут дети, и поэтому «пенять на социум» – занятие, в общем-то, малопродуктивное, гораздо важнее самим учиться жить так, чтобы ребенок, копируя нас, рос настоящим Человеком. Мы же знаем, что слова в воспитании мало что значат – дети впитывают, словно губка, наши поступки, реакции, эмоции, поведенческие стереотипы, даже те, которые мы прячем поглубже и не хотели бы демонстрировать. И поэтому чем проблемнее общество, тем больше зависит именно от семьи, поскольку никто, кроме нас самих, не несет ответственности за наших детей и никто, кроме нас самих, не сделает их людьми. Да, специалистам за это платят. Но дети-то наши…
А сейчас давайте перейдем к конкретике и постараемся понять, что же такого особенного предоставляет современный социум именно мальчикам, какие показывает примеры, чего ждет, на что ориентирует и чего требует.

Мужчина: ориентиры современности

– Ответь, что, по-твоему, значит быть мужчиной?
– Ммм… это значит… никогда не унижаться… ни перед человеком, ни перед властью…
И не только это, конечно. Не унижаться – не самое важное. Быть мужчиной – гораздо больше, это значит никогда самому никого не смешивать с грязью – приказом или чаевыми. И даже еще больше – не дать человеку, находящемуся рядом, почувствовать себя униженным.
Мануэль Пуиг
Прошли те времена, когда мужчиной однозначно считался любой, кто не являлся женщиной. В наши дни даже наличие первичных и вторичных половых признаков – не гарантия принадлежности к мужскому роду, да и само понятие «мужчина» рассматривается теперь не столько в биологическом контексте, сколько в гендерном – психологическом, социологическом, культурном.
И оттого соответствовать требованиям времени современным мальчикам (а тем более – взрослым мужчинам) сложнее, чем всем предыдущим поколениям.
В давние времена люди умудрялись как-то гармонично все в себе сочетать: настоящий мужчина был и мудрецом, и воином, и отцом, и любовником. Но где те цивилизации? Давно забыт их прах, а времена, наступившие после золотой эры человечества, изменили его сильную половину не в лучшую сторону, а скорее в сторону упрощения и разделения сфер влияния, так сказать, в сторону «узкой специализации»: либо ты воин, либо мудрец, либо успешен в карьере, либо «отличный семьянин», – и совместить эти роли в полном объеме в современном мире крайне сложно. Мир требовал все большей отдачи от человека в чем-то одном, да и люди, в сравнении с пракультурами, начинали все менее склоняться к «универсальности».
И вот столетиями все продолжалось просто и сурово: мужчина – это добытчик и защитник. Воин. Даже отчасти завоеватель. Со щитом или на щите, либо ты, либо тебя: такой двоичный мир подразумевал простые решения и простые правила: кто кого.
Однако параллельно существовал другой тип мужчин – монахов, которые отнюдь не хуже рыцарей владели оружием и вообще военным делом (крестовые походы – это, кстати, религиозных орденов сфера, а не рыцарей-романтиков), но главное, они были образованней «воинов», так как в те времена наука в основном была сосредоточена вокруг церкви.
Воин или монах – это еще и раздвоение сексуальных стереотипов: экспансия или умение держать себя в руках, побеждать других или побеждать себя. Это были два альтернативных пути, и каждый в своем роде был почетен. Ни тот ни другой вариант не был универсальным или идеальным, но все же давал свободу выбора, насколько это было возможно в те времена.
Но уже в средние века образование стало привилегией узкого круга избранных (опять же либо имевших отношение к сфере религии, либо входивших в правящие или имущественные элиты), и подавляющая часть населения руководствовалась в качестве критерия мужественности правом сильнейшего – и больше практически ничем, за редким исключением. И сила теперь подразумевалась отнюдь не только физическая. Прав не тот, кто прав, а у кого больше прав: это апогей мировоззрения тех времен – оставшийся, увы, актуальным и до наших дней.
Девятнадцатый век принес уважение к людям науки, и до начала двадцатого столетия культ просвещения, ореол избранности и вектор «к чему надо стремиться» определяли приоритеты так: правильный мужчина был солиден и образован, культурен и обладал тем, что в те времена называли «широтой взглядов» (в совсем ином понимании, нежели сейчас – в контексте кругозора и энциклопедичности, а не в контексте готовности к любым компромиссам или стремлении «попробовать и позволить себе все»).
Но войны, прокатившиеся по европейской цивилизации в первой половине двадцатого столетия, снова поставили на пьедестал мужчину маскулинного, брутального, прошедшего ужасы войны с достоинством.
Правда, ненадолго: технический прогресс обусловил рывок интеллектуального потенциала человечества, а поскольку развитие интеллекта подразумевает и развитие культуры, то уже в 50—60-е годы двадцатого века «настоящие мужчины» снова поделились на два лагеря: физиков и лириков. Что примечательно – воинов в прямом смысле этого слова среди них уже не было, но «дух витал» пока еще. Так или иначе, но настоящим мужчиной, ориентиром для современников был человек образованный, но при этом в чем-то и героический – а как же иначе, с таким-то прошлым, когда практически любая семья имела в своем составе либо героев войны, либо жертв репрессий, прошедших лагеря (или не прошедших и погибших с ореолом тайных мучеников).
Кто помнит фильмы тех лет, подтвердит: идеалом был именно герой-ученый, вроде персонажей фильмов «Все остается людям» и «Иду на грозу».
Пока еще ориентиры были понятны. И даже детям 70—80-х годов прошлого столетия было несложно определить для себя, кто такие мужчины: те, кто силен, крепок, кто может защитить себя и свою семью словом и делом. Те, кто принимает решения. Те, кто способен драться, защищая свои интересы. У них еще были живы деды, воевавшие в Великую Отечественную, а не просто украсившие себя и свои машины георгиевскими ленточками. Они еще брали примеры с хрестоматийных героев вроде Штирлица в исполнении Вячеслава Тихонова или Гоши (он же Гога, он же Жора) из кинофильма «Москва слезам не верит». Они еще читали русскую классику, пронизанную героизмом и мужскими поступками как самих авторов, так и их литературных персонажей. Они еще восхищались приключениями пятнадцатилетнего капитана и другого капитана, Григорьева, созданного гением Вениамина Каверина.
И надо сказать, что это были последние поколения, которые все это читали и смотрели. И последние поколения мальчишек, среди которых доблестью была драка в случае несправедливости. Для них вообще было актуально понятие справедливости, позже уступившее место новому кумиру – целесообразности.
Но тенденции формирования совсем других мужчин уже начали вырисовываться. Воспитанием детей в семье стала заниматься теперь уже женская половина: бабушки и мамы. Постепенно подрастали поколения за поколениями, привыкшие с пеленок, с детского сада подчиняться женщинам.
Сначала это было так называемое эхо войны: мужчин убили на фронте, а те, что уцелели, отстраивали страну и были постоянно заняты на работе – не до детей. Да и женщины у нас окрепли и закалились настолько, что уже не просто «коня на скаку остановят», а уж скорее «я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик», потому что, по меткому выражению поэта Наума Коржавина, «и кони все скачут и скачут, и избы – горят и горят». Постоянный стресс-фактор, который выработал у женщин (и опосредованно через них – и у мужчин) условный рефлекс: «Сама-сама-сама-сама».
Потом, в семидесятые, страну буквально захлестнула волна разводов, и снова у нас пошли поколения мальчиков, выросших без отцов.
Сумятица девяностых окончательно поставила все с ног на голову и дала третью волну эмиграции мужчин из семьи: в основном с перевернувшимся новым миром справиться удавалось скорее женщинам как более выносливым к передрягам и психологически более устойчивым к длительным стрессам в условиях отсутствия явного врага, с которым не сразишься. И снова детей воспитывали бабушки и мамы, пока мужья уезжали на заработки, уходили в криминал или тихо спивались. Освежить в памяти тот непростой период можно, посмотрев культовый в те годы фильм «Принцесса на бобах» с блестящим Сергеем Жигуновым и замотанной жизнью (в рамках роли) Еленой Сафоновой.


Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.
Страницы:

1





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Поха о книге: Оксана Панкеева - Пересекая границы
    Мне понравилась вся серия. Хотя я не очень люблю ЛИТРПГ, но эта серия зашла. И не смотря на то, что книг аж 13 мне они не надоели. Герои хорошо прописаны, мир логичный, поступки и характеры героев не бесят. Так что мне понравилось.

  • laro4ka83 о книге: Светлана Суббота - Шесть тайных свиданий мисс Недотроги
    Очень классный роман. Приятно читается

  • Limarko о книге: Бром - Потерянные боги
    Глоток свежего воздуха среди рек историй. Книга которая на столько увлекает, что начинаешь верить именно в такую созданную реальность. Другие 2 книги автора также стоят внимания.

  • Limarko о книге: Патрик Ротфусс - Имя ветра
    Также прочитала из-за отзывов и рекомендаций. И для меня данное произведение оказалось не интересным, читая скорее больше возмущалась о затянутости, предсказуемом сюжете и скучных персонажей. И какое мое было возмущение, что наконец добравшись до последних страниц я так и не увидела хоть намека на раскрытие сюжета. Книга на любителя, пожалела что потратила время.

  • Поха о книге: Натаэль Зика - Муж на сдачу
    Прочитала половину книги и больше не смогла. Герои на редкость неприятные. Мужик в котором слог "жи" хочется заменить на "да", типичный трутень. Главная героиня полнейшая рохля, продать за бесценок дом (единственное свое имущество), поехать с этим мужиком решать его проблемы на ее деньги, и он при этом переживает как же он будет без любовницы. А эта курица готова, кроме денег, ещё и телом своим обеспечивать его комфорт. Мне стало противно.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.