Библиотека java книг - на главную
Авторов: 51840
Книг: 127385
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Босс на 10 соток»

    
размер шрифта:AAA

Глава 1
Лето вступило в свои полные права, а в маленькой калетушке душного офиса, которую работники именовали директорской приемной, очень умная, привлекательная и, до нервного тика, задолбанная работой женщина, свои “права по договору найма” в пятый раз перечитала.
Елене Владимировне Ись очень хотелось в отпуск
Что, фамилия странная? Так и сама она личность далеко не заурядная…
В коллективе Елену Владимировну уважали, немного боялись (некоторые проклинали, правда в тайне). Поскольку Елена Владимировна Ись была смым ответственным и влиятельным работником “Счастливой дачи”, после деректора, конечно. Собственно, влияние свое эта волевая женщина распространила благодаря усиленной работе практически не всех уровнях организации “Счастливой дачи”. Потому что работала Елена Владимировна личным помошником любимого всеми (но особенно девушками) директора. А также секретарем и менеджером-консультантом по отбору кадров на почти добровольной основе.
Должно быть, имненно от слова “почти” Елена Владимировна всегда так уставала. Сами подумайте, вот, например, спросит у неё прохожий человек:”Кем вы, барышня, работаете?”. А она должна отвечать:”Я личный помошник, менеджер и секретарь на пол-ставки на почти добровольной основе…”
Язык отобъёшь! А денежки иметь хочется… И в отпуск хочется.
Рзвалившись в кресле, Елена Владимировна растегнула белую блузку на максимальные три пуговки (дальше уж никак нельзя) и закинула ноги на краешек стола, чтобы на них подул кондиционер.
Но, только-только замученная женщина отхватила капельку удовольствия от своей серой нудной жизни, как её покой потревожил обожаемый директор.
Как чувствует, гад!
— Ох ты, боже мой! — ослабляя удавку галстука, воскликнул Борис Олегович — Какие виды…
Елена Владимировна и бровью не повела, продолжая дремать. “Наглость — второе счастье” — прозвучал в её голове уверенный тараканий голос.
— Леночка, ну как же так?.. Простудитесь! — начальник широким жестом кинул свой пиджак на стол, лишая босые ноги заветной прохлады.
Леночка (да, сейчас она превратилась именно в секретаршу-Леночку) открыла очи и ненавидяще зыркнула на директора.
— Сделайте мне, пожалуйста, кофе. Чтобы сладенький и с пенкой, — на зло улыбался Борис Олегович, опираясь на её стол.
Освободив ноги от навязанного “одеяла”, она вернула их на законное место, в туфли, и с самой любезной улыбкой произнесла
— С пенкой? Раз плюнуть.
Проводив до кофеварки статную фигуру своей помошницы, директор вошел в свой кабинет.
Борис Олегович Одинцов был умным, успешным и, ну очень, симпатичным молодым человеком От того на него все девушки в коллективе и вешались. (Поправка: все кроме одной). Елена Владимировна Ись была для шефа недостижима. Впрочем, не только для него. Конечно, как женщина она весьма и весьма привлекателана, а как работник вовсе незаменима, но как человек… Вобщем ей особо одаренные даже прозвище придумали — Крапива.
— Кофе, Борис Олегович, — вошла Крапива со всем достоинством и поставила чашечку на стол. Дождалась пока директор сделает глоток — А это-заявление.
Борис Олегович поперхнулся.
— Какое заявление?! — вот умеет же момент выбрать!
— На отпуск.
— А-а-а… — он, кажется, выдохнул. С деловым видом взял бумажку, прочитал внимательно, пока она, сложив ручки, ждала в сторонке. А потом выдал
— С отпуском, Елена Владимировна, придется повременить.
— Почему? — приподняла девушка брови.
— Потому что мы с вами переходим на удаленный режим работы, — Борис Олегович мягко взял её за плечики и потянул к выходу — Послезавтра я еду на дачу, вы, соответственно, со мной — он вывел помошницу в приемную, а сам взялся за ручку двери — Я буду отдыхать, а вы… ну может тоже. Развеетесь.
— Но, я хочу на море, — в притворной невинности хлопнула она глазками
— Помилуйте, душенька, какое море? Я же знаю сколько вам плачу.
Злобно сщурившись, Елена хотела сказать этому обнаглевшему всё, что думает о его самодурстве, подкрепляя это выдержками из своего договора о найме, но… Хлоп! Дверь закрылась.
— Вот же ш… — тихо зашипела девушка — Балбес Олегович…
— Крапива Владимировна — ещё тише сказал директор, подпирая дверь плечем. Ну так, на всякий случай.
Глава 2
“Роди-и-тельский дом, начало начал, ты в жи-и-зни моей надё-о-жный причал…”- фальшиво напевал Борис Олегович, подъезжая к симпатичному домику своей любимой бабушки.
Василиса Егоровна с утра ожидавшая внучка тут же выбежала на встречу, стряхивая муку с цветастого передника.
— Боренька! Сынок, ну наконец-то ты приехал — обнимала его маленькая старушка — А я тебе блиночков напекла. Ух, хороший ты мой!
Висилиса Егоровна была очень доброй, но в меру серьезной женщиной. После сорока лет её лицо стало расцветать какой-то особенной, лучистой улыбкой, а в глазах навсегда поселилась задорная хитринка. Она очень любила надевать аккуратные кухонные фартучки и тщательно прибирать седые волосы по утрам.
— Неужто сынок пожаловал, — за ворота вышел Дед Василий и по-старчески хрипло рассмеялся — Та не затискай ты его, Егоровна.
— Отстань, старый, — отвечала бабушка, теребя двадцати-слишним-летнего внучка за щеки — Не каждый день приезжает.
— А если б и каждый? — по-привычке заворчали друг на друга давние супруги.
— Бабуль, я тебе там продукты принёс…
— Да зачем, Боренька? Всё ж своё…Вот сейчас пойдем вареньица к блиночкам достанем.
Захватив из машины пакеты со снедью, Борис Олегович задержался у калитки, пожимая руку деда.
Дед Василий был одним из тех мужчин, которые смотрят на жизнь под самым прямым углом. Если такие люди идут на работу, то неприменно отдают ей все силы без остатка. Если они заводят семью, то дом у них всегда полная чаша. А если они влюбляются, то обязательно до гробовой доски. И ничего им, кроме этих трех вещей, в жизни и не надо.
— Говорил, вроде, что невесту привезешь. А, внучек? — дедуля хитро сщурил глаза, нагоняя на лоб морщинки.
— Строптивая у меня невеста, дедуль. Тут постараться надо.
— Ну так ты постарайся, постарайся. Они страптивые-то даже вкуснейче.
***
— Лена, ты вообще знаешь: куда мы едем, — ныла на пассажирском главный бухгалтер Людочка. (В миру Людмила Александровна Милованова, женщина редкостной красоты, и не менее редкого у женщин натурального червертого размера).
— Мы едем на дачу нашего начальника, Бориса Олеговича, чтобы передать ему важные документы, которые, по его словам, он забыл, — ответила, как всегда до придела собранная и ничем не возмутимая Елена Владимировна.
— Я имею ввиду, по той ли дороге мы едем, — раздраженно заворчала главбух — И вообще, ты меня вместе с этими бумажками, зачем тащищь!
Почуяв запах истерики, Елена изобразила самый добрый голосок.
— Люда, ты понимаешь, что нафиг не нужны ему эти документы без твоей подписи и печати. Ты печать, кстати, взяла? — чуть строже спросила она.
— Я могла и в офисе подписать… — все еще недовольно, но уже без психоза говорила Милованова.
— Людочка. — нежно пропела помощница, не забывая следить за дорогой — Но ведь у тебя на Бориса Олеговича, как говориться, виды имеются. Или не имеются? — подзадоривала девушка.
— Имеются, — обреченно согласилась бухгалтерша — Ой, Ленка, он такой…
Следующие полтора часа, пока неприметная серая машинка выезжала из города, Елена Владимировна слушала влюбленные диферамбы от, казалось бы, взрослой и серьёзной дамы. Любовь, любовь, что ты с людьми делаешь! Нет, в глубине души она была со всем согласна: конечно, красивый, и умный, и успешный (хотя с умным немного спорно, но это у Елены Владимировны “личное мнение” играет).
***
— Борюсик, там к тебе барышня пришла, говорит по работе, — крикнула Василиса Егоровна из дома
Должно быть через окно пообщались. Борис Олеговичь мигом вскочил с гамака. От калитки сразу бросалась в глаза открытая летняя кухня, куда он и залетел, быстро открыл невключенный ноутбук, создавая видимость работы.
Двор у Василия и Василисы был очень уютный и ухоженный. От ворот в дом вела мощеная дорожка. К домику прилагался небольшой навес со столом, где сейчас сидел директор. Всю остальную площадь занимали цветы. В горшках, на клумбах и даже на альпийских горках — кругом разноцветное благоухающее море. Здесь чувствовалось Лето!
Елена Владимировна в офисном костюме в этом мире смотрелась немного не к месту. “Ну и ладно, главное голову по-выше” — сказала она себе.
— Смотри, Дед, — шепнул Борюсик, напуская на свое лицо важный вид.
— Доброго дня, Борис Олегович, и Вам здравствуйте, — Лена поздоровалась с дедушкой, по-деловому пожимая его сухую руку.
— Здравствуй, дочка, — только и сказал Василий тут же делая вид, что ушел в себя или задремал, хотя из-под седых бровей нет-нет, да и стрелял любопытный взгляд.
— Добрый день, Елена Владимировна. Где бумаги? — получив в руки папочку с документами, директор стал их внимательно читать, а потом выдал — Все бы хорошо, да только здесь подписи из бухгалтерии нет. Не порядок.
— Они вперед вас не расписываются, — заметила ему помощница.
— Да-да, конечно — кивал головой начальник, оставляя размашистый росчерк на бумаге — Ну придется вам навестить нас в следующий раз со всеми документами.
— Нет нужды… — глядя ему прямо в глаза, мрачно произнесла Лена — Людмила Александровна, зайдите.
Едва заслышав окрик напарницы, бухгалтер Людочка, радостно улыбаясь, влетела во двор. И так при этом вытянулось лицо директора, что Лена поняла — не зря болтавню слушала, ох не зря. Ради такой мордашки и потерпеть можно.
— Борис Олегович, — лепетала Люда — я так рада вас видеть, — тем временем помошница ставила её рукой печать, главбух же не могла оторвать глаз от предмета воздыханий, все-таки он уже два дня в отпуске (“сегодня” включительно).
— Здравствуйте, — кисло поздоровался начальник. Дед Василий от смеха сделал вид, что в кулачек закашлял, но Борис все, кнечно, понял. Да, обошла его Крапива по всем фронтам.
— Ладно, Елена Владимировна, — сквозь зубы процедил мужчина, соревнуясь с ней в гляделки — Вынужден вам сообщить, что такие договоры я намерен составлять ежедневно. Так что, если вы всё еще не хотите проживать здесь, придется вам из города каждый день кататься.
Лена нахмурила брови и злостно стрельнула глазками. Борис Олегович всегда с опаской смотрел в эти глаза. Они непредсказуемы, как прогноз погоды.
— Козел, — выдала помощница после паузы.
Директор аж поперхнулся и удивленно уставился на девушку.
— Чем же я заслужил, Елена Владимировна?
— Я говорю, козел во двор зашел…
Начальник обернулся, действительно, зашел.
— Это коза, — мрачно осведомил он.
— Да? Ну не знала…
— Ну-ка, дочка, помоги Маньку нашу обратно загнать, — проявляя небывалую прыть, дедуля подхватил Людочку под руки и посмеиваясь вывел с кухни. Лена с Борисом остались одни.
— Елена Владимировна, — директор обошел стол и медленно приблизился к жертве — Я хочу вас… — она замерла, как кролик перед удавом — Я хочу вас…попросить, остаться у меня на даче, пока не кончится мой отпуск. Потом я вернусь на работу, а вы уеедите на море.
“Чтобы все потом говорили, что я с директором на даче жила?”
— Только с бухгалтером. Её ведь подпись в таких договорах очень нужна, — съязвила Лена напоследок.
— Договорились.
Как говориться на безрыбьи… пусть хоть с бухгалтером.
Глава 3
— Пфф…Лена, напомни ещё раз, почему мы поехали на электричке? — натужно сдувая завитую прядь со лба, вопрошала Людмила Александровна.
— Потому что мне некуда было бы деть машину, — без смущения отвечала Елена Владимировна.
Знойным летним днем, две симпатичные девушки шли по проселочной дороге.
Точнее, Лена легко шагала в кедах с небольшой спортивной сумкой на плече, а Люда спотыкаясь кавыляла на шпильках, подтаскивая за собой внушительных размеров чемодан.
— Ты лучше скажи, зачем столько барахла набрала? Мы туда всего на десять дней едем.
— На лучшие десять дней в моей жизни! — возразила Людочка — Не известно, что может пригодиться, — Она лукаво подмигнула.
Напарница только глаза закатила.
— Ты что, соблазнять директора собралась?
— А то нет! — в очередной раз спотыкнувшись, бухгалтерша ожесточенно стянула туфли и пошла босиком по грунтовке — Чёртова дорога! Что ж мне там ещё делать…
— Капать, — Лена остановилась, чтобы перевести дух и попить водички.
— Типо грядки…капать?
— Ммм…да ты — оптимистка.
Люда в красках представила, как Крапива с привычным ей интузиазмом закапывает её шефа вечерком в глухом лесочке.
— Ну, тебя! — визгливо воскликнула Людочка. Помошница весело рассмеялась — Дай попить….Долго нам ещё топать?
— Неет…Минут тридцать.
***
— Кушайте-кушайте, девоньки, — Василиса Егоровна суетилась у стола, подливая гостям ароматный травяной чай — На свежем воздухе всегда вкуснее.
Хозяйка постаралась на славу. На летней кухне накрытый цветной скатертью стоял широкий стол с множеством угощений. Тут и ягадное варенье, и цветочный мёд и даже настоящий старенький самовар с бусами из бубликов.
— Боренька самоварчик сам раздувал…
— Спасибо, Василиса Егоровна, — Лена разбавила ядреный чай с чебрецом ложечкой мёда — Вы садитесь с нами.
Старушка довольно присела и постаринке пригубила чай из блюдечка.
— Мм…пока не забыла! Ночевать вы где будите? — хитринки в глазах весело блеснули.
— Как это, где? — Люда едва пиражком не поперхнулась. (Вспоминая сколько топать отсюда до станции).
Бабушка, угадав её мысль, хрипло по-стариковски рассмеялась.
— У нас…у нас место есть в доме рядом с комнатой Бореньки, — хозяйка говорила медленно, будто с намеком — и на веранде. Сейчас лето — там тепло, жить можно.
— Я на веранде, — тут же сориентировалась Елена Владимировна. (Не хватало ей со своим начальником еще в пижаме пересекаться. Борис Олегович и испугаться может)
— А я-я, так уж и быть, в доме, — наигранно равнодушно сказала Людочка.
Бабуля тихо хмыкнула и заговорила про огородик свой, про соседей, вообщем болтали девочки о своем.
— Егоровна! — послышался от калитки старчиский бас, это Дед Василий вернулся с рыбалки — Принимай улов.
Дедуля приподняв бороденку, гордо зашагал по двору, в то время, как Борис Олегович, придерживая удочки на плече, нес железный садок с блестящими рыбешками.
— Елена Владимировна, — тут же позвал он, едва увидя девушку, — вы же моя помошница. Ну так помогайте.
Оружее рыбака так и норовило соскользнуть с его плеча. Леночка в свою очередь надменно посмотрела на этого добытчика.
— А это не лещь? — отставив мизинчик, она неспеша попивала чай. Борис непонимающе посмотрел на садок.
— Нет, а что.
— Я продпочитаю не принемать лещей от руководства.
Люда коротко усмехнулась, прикрывшись ладонью.
Директор, гневно полыхнув глазами, приблизился к своей вредной помошнице.
— Это карпики, Елена Владимировна.
К тому моменту Василиса Егоровна уже расхвалила дорогого мужа, расторопная Людочка забрала у начальника садок, и все уселись за стол. А Борис Олегович все смотрел, как Лена невозмутимо прихлюпывает чай.
“Крапива”- повторял он мысленно весь вечер.
***
Елена Владимировна стояла в закуточке темной веранды с охапкой постельного белья в руках. Перед ней расположился расправленный диван, застелянный голыми одеялами. Крыша была косой и прямо над диваном из потолка выпирала большая треугольная балка, оббитая блестящей штучкой под названием андулин. На стене висел родненький бабулин половик. Обзор окончен.
Прямо перед Леной, в головах дивана, было широкое окно в старой раме. Она прижала бельишко по-крепче и загляделась на звезды. В городе нет таких звезд. Чистые и горящие.
Пожалуй десять дней рядом с боссом — не так уж много, если здесь всегда такое небо.
***
Вроде звезды как звезды, а есть в них что-то особенное. Может дело в скамейке на которой сидел Борис Олегович, а может в том, что впервые он оказался с Леной где-то вне офиса. В совершенно особенном для него месте, в родном доме. Одна мысль о том, что самая вредная вредина мирно спит у него за стенкой, заставляла парня улыбаться.
***
— Дед, — тихо позвала Василиса Егоровна, карапкаясь по лестнице — Васька, паршивец! Ты тут?
— Туть я. Где ж ещё?
— Помогай…
Придерживая женушку за плечи, дед Василий помог ей взобраться на деревянный настил под потолком старенького сарая. Дед Василий с рождения был парень деревенмкий и дом свой устраивал по памяти. Такие палати для хранения сена ещё его дед надделывал.
— Чтоб тебя! — ругалась старушка, отряхивая передник от мелкой саломы, — Зачем мы тут? Чай я не молоденькая по притолокам прыгать.
Поудобнее облокатившись на стенку, дед многозначительно поднял палец.
— Для конвсперации
— Тфу! Консператор… — ворчвала старушка, подсаживаясь рядом — Ну, чего?
— Это я тебя хочу спросить, — многозначительно начал “главсобрания”, складывая руки на животе — “ну, чего”?
— Старый! — угрожающе зашипела на него Василиса Егоровна.
— Понял, — напугался дед — Как тебе невесты?
— Да ничего вроде. А он какую сам-то присмотрел?
— Это дело секретное. Тайна только мне доверенная.
— Да брось, старый. Какие в наши годы секреты?
— Тишше, Васька. Ты мой авторитет не смей прихватизировать.
— А чего это вы тут делаете?
Супруги, как по каманде, обернулись. Над лестницей торчала любопытная голова их взрослого внучонка. Мелкая солома забавно торчала из его всклоченных волос, так что Василиса Егоровна невольно хихикнула, совсем как девочка. Она прикрыла рот ладошкой, а дед с Борей переглянулись. Тут старик не растерялся, он приосанился, широким жестом по-хозяйски проибнял жену за плечи, так крепко, что она ой-кнула и сказал
— Так, ты нам полный дом гостей навез. И уединиться негде.
Потупив минутку, Боря хлопнул себя по лбу ладошкой, воскликнув
— Ааа! Понял, уже ухожу.
И ловко спрыгнул с лесенки.
— Вася, ты дурак? — прошептала ему на ухо Василиса
— А чего он ночью шастает?
— У мальчика муки любви… - мечтательно пропела женьщина.
— Может у меня тоже муки… — проворчал дед и, не выпуская жену из объятий, нежно поцеловал её макушку.
Глава 4
Борис Олегович вошел на веранду с бокальчиком горячего кофе. Солнышко яргко светило в окно, раскрашивая золотом волосы спящей Елены Владимировны. Поставив чашку на тумбочку у входа, он осторожно подкрался по-ближе. Какая же она милая, когда спит и молчит.
Воспользовавшись положением (ну а что?) он аккуратно прилег рядом и закрыл глаза, на минутку. Но минутки Елене Владимировне вполне хватило, чтобы проснуться.
Едва слышно вздохнув, Лена подрагивая ресницами открыла глаза и пару раз сморгнула, но директор не исчез. Наглая морда подложив ладошку под голову лежал на, её между прочим, кровати и, кажется, довольно улыбалась. Такой наглости прощать нельзя, особенно по утрам. Она медленно и очень осторожно встала на ноги, а потом прицелившись метко пнула директора под бок, так, что тот с криком полетел на пол.
— А-а-а! Елена Владимировна, что вы делаете?! — возмущался Борис Олегович, выбираясь из слетевшего вместе с ним одеяла.
— Это, что вы делаете, Борис Олегович?
Лена стояла на диване в одной пижамке состоящей из майки и коротеньких шорт. Начальник незадумываясь пробежался взглядом по ногам и ещё парочке интересных мест. Она, поджимая губы, только сложила руки на груди (в основном, чтоб хоть как-то её прикрыть).
“Смущение не в нашем стиле… — лепетал в голове полусонный голос-Чай, не девочка…”
— Я кофе вам принес, — обиженно сказал директор, окончательно поднимаясь на ноги и немного краснея…
***
Завтракали все всместе на летней кухне. Солнышко было уже высоко, но в воздухе ещё витала утренняя прохлада.
Дружная компания с удовольствием уплетала и нахваливала пироги Василисы Егоровны. Людочка уже при параде, с макияжем и прической, старалась всем понравиться, много улыбалась и шутила. Лена же в белой футболке с воротничком и прямых трикотажных бриджах, со скромным пучком на волосах. На беспокойство Василисы Егоровнв о том “как она спала? не замерзла ли?” только тихо сказала: “За все пасибо. У вас золотое сердце”. Женщина растрогалась и смущенно улыбнулась.
— Ну что ж, — сказала директор, когда все поели — совещание начнем здесь в девять часов.
— Боренька, да как же? — всплеснула руками хозяйка дома — Пусть девочки сначала позагорают, на речку сходят.
А Борис Олегович и сам бы рад, но уловив прямой категоричный взгляд своей помошницы, он отрицательно замотал головой
— Сделал дело — гуляй смело, да, бабушка? Это я тут отдыхаю, а они работают.
Начальник попытался напустить на себя серьезный вид, но в домашних шортах это ему плохо удавалось.
Ближе к обеду троица “ответственных работников” безнаказанно прихватизировали бабушкину кухню, устроив себе офис. Людочка, пользуясь свободой обстановки, то к шефу подсядет по ближе, то разговор с ним заведет, то чайку подсунет. Лена сидела на кресле в обнимку с ноутбуком и сосредоточенно работала. Человек-дело, всегда есть чем заняться.
“Господи, слепая она, что ли? — думал Борис Олегович — Я тут ревность её вызываю, аллё! Меня бухгалтерша, так сказать, окучивает, а этой хоть бы хны…”
— Девоньки, — к ним заглянула Василиса Егоровна, — я на плите борщец оставила. Пообедаете.
— А вы куда? — Лена подняла голову, перестав печатать.
— Я на огород. Лук надо посадить. Первая партия уже выросла, теперь вот ещё хочу…ну, да это не интересно.
Елена Владимировна посмотрела на огромную коробку с мелкими золотистыми луковицами и сказала
— Да тут на весь огород хватит.
— Что ты, дорогая, — улыбнулась бабушка — Грядочек на пять.
— Размером пять на десять, — высчитала девушка, закрывая компьютер и поднимаясь с места. Она вспомнила, как её любимая бабушка приносила точно такие же коробки с мелким луком и как, игнорируя усталость, высаживала их в ровные грядки до боли в спине и ногах.
— Я помогу, — сказала она Василисе Егоровне.
— А работа? — спросила бабушка.
— Уже закончила, — это в адрес начальника, — А перчатки найдутся?
— Найдутся, милая! — радостно отозвалась огородница.
***
— И на кой чёрт тебе здался этот лук? — пыхтела Люда, втыкая луковички в борозду.
Девушки сидели на корточках друг напротив друга и почти вровень утыкивали бабушкину грядку.
— Тебя никто не заставлял со мной идти, — резонно заметила ей Лена.
Бухгалтерша помянутно опиралась то на одну, то на другую ногу. Было неудобно, но перегнуться над грядкой пополам ей не позволяло тонкое чувство эстетичности (не красиво, блин!).
— Не заставлял…А как ты себе это представляешь? Ты тут с луком, а я там с чаем? Пфф…
К обеду поднялась жара. Людмила то и дело вытирала лоб и грудь обратной стороной запястья. После четвертой грядки Лене надоело её пыхтение.
— Всё. Иди в душ, потом накрой на стол. Я здесь быстро закончу и приду.
Облегченно выдохнув, девушка вручила ей ведерко с остатками хозяйкиного горя и, страдальчески прихрамывая, удалилась.
Сколько бы Лена отдала, чтобы ещё разок так потрудиться, только у своей родной бабушки. К несчастью, теперь это уже невозможно.
Поставив пустые ведра на скамейку рядом с неприметным сарайчиком, Елена уже хотела идти в дом
— Модмуазель, чудесная погодка, неправда ли? — из-за забора, приветливо улыбаясь, высунулась мужская голова. — Уделите мне минутку?
— Добрый день, — сказала девушка, избавляясь от рабочих перчаток — Вы к кому?
— Очевидно к вам, прекрасния незнакомка. Я, скромный сосед, хотел узнать, какими судьбами в нашу глушь?
— Не столь уж скромный, — в тон ему ответила Елена.
Надо сказать лицо у молодого человека было приятное. Глаза карие, губы аккуратные, нос слегка курносый, зато брови что надо — мужской профиль. К тому же очень загорелый.
Эх, и Леночке бы такой загар.
— Прошу прощения, но видя такую красоту, не смог удержаться от знакомства. Меня зовут Егор. В этом доме живет мой друг. Вот, иду поздороваться.
— Если ваш друг Борис Олегович Одинцов, то его сейчас нет. Приходите вечером.
— Ха-ха-ха-сосед задорно рассмеялся.
— Что смешного? — нахмурилась Елена.
— Извините, милая леди. Просто не привык слышать имя Олежика так официально. Должен спросить, а вы его…
— Секретарь, Елена Владимировна.
Она перекинула руку через забор для приветствия, но Егор держал две чашки с вишней. Воспользовавшись случаем, он вручил Лене одну из них.
— Угощайтесь.
— Спасибо, — пожала плечами гостья.
— Тогда до вечера, Леночка.
И мужчина мгновенно исчез за ветками садовых деревьев.
Удивленно хмыкнув, девушка посмотрела на миску ароматных ягод и решила не отказывать себе в удовольствии. Она пошла к дому, аккуратно сплевывая мелкие косточки. Вишни благородно-красного цвета отдавали приятной кислинкой. И Лене это нравилось.
***
Вечером на летней кухне собралась шумная компания. Как и обещал пришел Егор. Они с Борисом оказались теми самыми “друзьями по лету”, те мальчишки, что живут в разных городах и видятся, когда приезжают к бабушкам на каникулы.
К слову, больше всех радовалась Василиса Егоровна. Она вспоминала, как много лет назад так же собирала и кормила загорелых и веселых мальчишек и девчонок, с разодраными каленками, с синяками во всех местах и счастливыми улыбками на лицах.
А вот Лена сомневалась, компания была сомнительная кроме дорогих (и уже любимых ею) хозяев. Директор, главбух и едва знакомый человек. Однако этот “едва занакомый человек”, по имени Егор, удивительно легко заводил с нею разговор.
Между ними не стояли рабочие отношения и Лена как-то незаметно потеплела. Она улыбалась его шуткам. А когда Егор принес гитару Лена даже подпевала, обескуражив всех своим знанием цоевских песен. В конце вечера новый знакомый вызвался показать гостям местную речку.
— До свидания, дорогие дамы, — прощаясь Егор, как мать родную, обнял Василису Егоровну, шутливо поцеловал ручку Людмиле и тепло улыбнулся Елене. (Он вообще довольно благоразумно старался не нарушать её личного пространства).
***
Глубокой ночью на бабушкиной веранде было тепло и сухо. Елена Владимировна, с удовольксвием растянувшись на диване, крепко спала.
— Ленка, — позвал из темноты тихий голос
— А-а-а! Мама, — воскликнула Елена, подскакивая на диване. Перед ней в темноте маячило лицо натурального призрака. Белое и в каких-то ашметках. (Видать покойник в гробу уже подпортился).
— Лена, — продолжал звать пришелец — Ты спишь?
Приглядевшись девушка различила впотьмах белые оборочки шелкового халатика.
— Люд, ты?
— Ну да.
— Что с лицом?
— А-а, это маска, ночная.
Распознав главбуха, пробудившаяся некрасавица обреченно опустилась на свою подушку.
— Врядли я после такого усну.
— Лен, у меня делема.
— Ммм… — она подвинулась, чтобы подружка могла прилечь.
— Лен, мне Егор очень понравился.
— Понравился, так окрути.
— Неет. Я Бориса люблю. Он мне гараздо дольше нравится.
— Отлично, чаруй Бориса, — Лена даже не пыталась вникнуть в суть разговора.
Ну надо человеку выговориться, что ж? Мешать, что ли?
— Ленка, блин! — Люда саданула по подруге подушкой, так что полуспящее тело страдальчески перегнулось пополам.
Страницы:

1 2 3





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.