Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52960
Книг: 129942
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Дикий Ройял»

    
размер шрифта:AAA

 Виктория Эшли
Дикий Ройял
Безбашенные и татуированные #1

Пролог
Ройял

Я не могу закрыть глаза… Отказываюсь это делать — каждый раз вижу лишь одно: кровь, смерть и боль. Я ощущаю их, практически чувствую на вкус. Неважно, что я еще дышу: мне больше не нужен воздух, я больше этого не хочу. Я ненавижу всё, что меня окружает.
Единственное, чего я хочу, это исчезнуть к чертям собачьим, сделать вид, что меня тут нет: что я не стою здесь, весь в крови; покрытый, блядь, с головы до ног тёмно-красной кровью, пока сердце бешено колотится и, кажется, вот-вот разорвёт мою грудь к чёртовой матери.
Лёгкие горят, пока я снова затягиваюсь сигаретой. Дым заполняет мои лёгкие, расширяя их и наполняя ощущением прохлады, моё дрожащее тело. Я жажду почувствовать хоть какое-то облегчение, но ничего не происходит. Как бы то ни было, я делаю еще одну затяжку и жду, что за этим последует. Я знаю, что будет дальше, ведь сам им позвонил. Я вижу красно-синие сигнальные огни.
Я стою у окна, оцепенев, и смотрю, как они приближаются, звуки сирены становятся громче с каждой секундой.
Последний раз затянувшись и бросив сигарету в стакан, я отворачиваюсь. Я мог бы наплевать и оставить этих мразей сгореть дотла. У меня здесь больше ничего не осталось. Теперь уж точно.
Я двигаюсь бездумно, словно потерянный в этом непрекращающемся кошмаре — это мой мир, и он для меня потерян. Я чувствую, как во мне зарождается ненависть, как на меня обрушивается враждебность ночи. Поднимаю покрытые кровью руки, чтобы вытереть лицо, и рычу, высвобождая сдерживаемый гнев. Я кричу до хрипа в горле, но как и сигареты, это дерьмово помогает облегчить боль, медленно убивающую меня.
Я бреду медленно, как в тумане, пройдя мимо трёх бездыханных тел, я останавливаюсь около… неё. Её светлые волосы и когда-то розовые, пухлые губы — теперь, как хренов лёд, синие — покрыты кровью. Я тянусь к ней, чтобы взять её на руки, и чувствую, как с каждым вдохом, который уже никогда не смогу с ней разделить, умираю внутри.
В этот момент я слышу, как распахивается дверь, и они вбегают в комнату. Я не слышу ничего, кроме их тяжёлых шагов и гула колотящегося сердца, увядающего с каждым ударом, будь оно проклято. В ушах гудит, частота сердцебиения подскакивает до неконтролируемой отметки: двое полицейских сбивают меня с ног в попытках обездвижить, а перед глазами у меня одна лишь кровь. Меня не волнует, если им, блядь, придётся силком вытаскивать меня отсюда. Я готов гнить в чёртовом аду за неё, но так и не успел с ней попрощаться.
Я чувствую, как наручники очень туго впиваются в запястья. Мои руки скованы, но меня это не остановит. Развернув корпус и повернув голову, я со всей силы ударяю офицера полиции по носу и слышу треск. Его нос сломан. Я знаю это наверняка, как и он, судя по тому, как отступает, сыпля ругательствами и зажимая руками кровоточащий нос.
Другая пара рук пытается схватить меня сзади, когда я встаю на колени, утыкаясь лицом в её бездыханную шею. Я едва успеваю поцеловать её в последний раз, как меня оттаскивают, схватив за голову, и уводят от неё. Меня толкают вниз лицом и чьё-то колено упирается мне в шею.
Моему миру настал конец. Я больше не хочу жить. Ведь я потерял её…

Глава 1
Авалон

Двадцать месяцев спустя

Ещё раз посмотрев в большое зеркало, я поворачиваюсь к Мэдисон, указывая жестом на свой наряд: чёрную облегающую юбку, едва прикрывающую мою задницу, блузку серебристого цвета с глубоким вырезом и сапоги на шпильке. Этот наряд я купила больше года назад, с тех пор он в шкафу и лежал.
— Вот. Надеюсь, ты довольна, что я впихнула свой огромный зад в эту юбчонку для тебя? — Подруга кивает, в предвкушении потирая руки. — Ну да, лучше бы ты была довольна, Мэди. Мой план заключался в том, чтобы купить этот вызывающий наряд, но никогда не надевать его, но ты всё испортила. У меня стойкое ощущение, что если я хоть чуть-чуть наклонюсь, моя задница вырвется на свободу из этой треклятой дорогущей ткани.
— Ой, да утихомирься.
Мэдисон отталкивает меня от зеркала, чтобы разглядеть себя. Её рыжевато-блондинистые кудри убраны в свободный высокий хвост, а соблазнительное тело завёрнуто в маленькое чёрное платьице по фигуре. В нем она смотрится потрясающе. Определённо у каждой девушки должно быть такое платье. У меня его не было, но кого это волнует.
— Вот почему я здесь, Ава, чтобы рушить твои планы, потому что, откровенно говоря, все они полный отстой и последнее время стали до чёртиков скучными. Ох, и кстати, твоя задница выглядит в этой юбке просто фантастически. Нет ничего плохого в том, чтобы иметь умопомрачительную задницу. Будь я мужиком, то и дело пыталась бы её укусить. Шучу.
Причмокивая красными губами, Мэдисон хватает маленькую красную сумочку.
— Идём, такси ждёт.
— Слушаюсь, госпожа Мэди, — передразниваю я, кладя телефон в свою сумочку, выключаю свет и выхожу вслед за ней, закрыв за нами дверь.
Джакс — парень, которого ранее я никогда не встречала, — устраивает большую вечеринку в своём доме каждый месяц, и я, наконец, позволила Мэдисон уговорить себя пойти туда. Я работаю сверхурочно в парикмахерской «Стильная штучка», и к тому времени, когда я возвращаюсь домой, вечеринки и выпивка до потери сознания волнуют меня меньше всего.
Мы едем в такси минут двадцать, затем сворачиваем на прямую подъездную дорожку длиной около мили. Я смотрю на Мэдисон, — она кажется настолько возбуждённой, насколько это возможно, — затем поворачиваюсь к своему окну и осматриваюсь. На улице уже темно, кроме деревьев, кустов и статуй особо ничего не разглядеть. Могу сказать, что всё выглядит красивым и ухоженным. Кто бы ни владел этим местом, он платит хорошие деньги, чтобы поддерживать здесь порядок.
— Слушай, если через пару секунд мы не доедем до этого дома, я сваливаю. Серьёзно, кому нужна подъездная дорожка размером с целый квартал? Это безумие. Может, нам лучше пойти во «Флинн», заказать пива и поиграть в пул?
Когда мы подъезжаем к дому, который выглядит как настоящий особняк, Мэдисон маниакально ухмыляется. Дом невероятно огромный. Ладно, может, я немного преувеличиваю, но он как три наших дома вместе взятых. Фасад освещён синими огнями, а справа от входа возвышается огромный фонтан, вокруг которого собрались люди с выпивкой. Здесь же по всей лужайке перед домом хаотично припарковано около сотни или больше машин и мотоциклов.
— Мне нужно выпить, и поскорее. Наш босс — сучка высшего разряда, мне до сих пор хочется придушить её после того, что было утром. Трухлявая старуха, заносчивая тварь. — Выбираясь из такси, Мэдисон бросает пожилому водителю двадцатидолларовую купюру и отправляет ему воздушный поцелуй. Покачав головой, я спешу выбраться из машины, пока он шарит по мне взглядом сверху вниз, шевеля густыми бровями.
Стараясь не упасть, я спешу по тропинке вдогонку за Мэдисон.
— Мило, Мэди. Думаю, старик кончил в штаны, разглядывая мои сиськи. — Я содрогаюсь от отвращения и глубоко вздыхаю, чтобы успокоиться. — Если обратно нам придётся ехать с ним, то я лучше потопаю пешком.
— Эй, старикам тоже нужно выпускать пар, — поддразнивает подруга. — Не будь эгоисткой!
Я шлёпаю подругу по ладони, и она смеётся, поднимая руки вверх. Затем, покачивая бёдрами, направляется к небольшой группе людей, собравшихся вокруг фонтана и о чём-то болтавших.
— Просто пообещай мне, что постараешься повеселиться. Знаю, это не твоё, но обещаю, будет весело. Есть хороший шанс, что ты встретишь классного, спокойного парня и забудешь о Колтоне и его крохотном члене.
Меня смешит, когда она называет член Колтона крохотным. Я рассказала ей об этом однажды, когда мы напились. Ни за что бы не подумала, что она запомнит ту ночь. Все шесть месяцев с тех пор я надеялась, что она не расскажет об этом Колтону, надравшись как-нибудь в хлам. Серьёзно, мне приходится время от времени целовать её в задницу и периодически льстить, чтобы она держала рот на замке.
— Спасибо, что напомнила. — Я оттопыриваю мизинец и шевелю ним. — Слава Богу, что существуют чёртовы вибраторы. — Ну… думаю, мне тоже можно поглумиться над Колтоном и его достоинством. Этот парень бывает иногда тем ещё козлом.
— Чёрт, да! Именно! — Мэдисон крепко целует меня в лоб, без сомнения оставляя на нем отпечаток своих пухлых красных губ. — В жопу этого Колтона! Спасибо Богу за грёбаные вибраторы, и давай веселиться.
Я хватаю Мэдисон за руку, когда она уже собралась идти.
— Это не значит, что я здесь ради парней. Он всё ещё мой парень. Обещаю, что сегодня буду веселиться, но не ищи мне никаких мужиков. Только выпивка. Идёт?
Подруга закатывает глаза.
— Ох, милая, Колтон — это временно. Вы вместе уже полгода, и как по мне, это слишком долго. Если бы он ценил тебя, его размер не имел бы никакого значения. То, как он орудует своим инструментом, — вот что должно тебя волновать. Так что, думаю, он и тут терпит поражение.
Я открываю в удивлении рот, но закрываю его, понимая, что на самом деле не хочу об этом сегодня разговаривать — уж точно не сейчас, застряв с ней здесь бог знает насколько.
Мы встретились с Колтоном полгода назад, когда он пришёл в салон на стрижку. Первые два месяца он из кожи вон лез, чтобы я чувствовала себя особенной и желанной, пока не заполучил меня, а следующие четыре месяца с ним стали походить на работу с графиком двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю. Если быть честной, он не удовлетворяет мои сексуальные потребности… даже близко. Повод ли это — бросить его? Похоже, Мэдисон считает, что да.
Толкнув огромную синюю дверь, подруга тянет меня в заполненный дымом и слабо освещённый дом. В комнатах грохочет музыка, смешиваясь с криками и смехом; Мэдисон, пританцовывая, пробирается через толпу, расталкивая людей бёдрами. Некоторые оглядываются на неё, друге игнорируют и отходят. Вот что я в ней люблю: ей плевать на то, что подумают другие, как, впрочем, и мне.
Пройдя через две большие комнаты, мы заходим на кухню и останавливаемся у стола, напоминающего барную стойку.
— Что пьём, сладкая? — спрашивает Мэдисон так громко, чтобы я могла услышать её сквозь грохочущий рёв колонок.
— Водку с чем-нибудь, — громко отвечаю я. — На самом деле плевать, просто что-то крепкое, что заставит меня забыть о завтрашнем дне.
— Будет сделано, милая!
Мэдисон достаёт два красных пластиковых стакана и пытается найти хоть какую-нибудь водку среди разнообразных бутылок ликёра. Найдя нужную, Мэди хватает её и подмигивает мне. Она подходит к заставленному лёгкой выпивкой и соками столу и хватает бутылку с лимонадом прямо из-под носа озлобленной цыпочки, явно переусердствовавшей с макияжем.
Девушка закатывает глаза, и глядя на Мэдисон, упирает руки в боки.
— Ох, успокойся, сладкая. Я закончу через секунду, — говорит Мэдисон, небрежно ухмыляясь.
Я смотрю, как она наливает нам выпивку, для меня — двойную порцию.
— Так ты знаешь здесь кого-нибудь?
Я подхожу к ней поближе, поскольку всё больше людей направляются на кухню за свежей выпивкой. Чувствую, что мне не хватает воздуха, молодёжь толкается и идёт напролом, словно не замечая меня. Кто-то даже пытается танцевать за моей спиной, то и дело потираясь об меня своей промежностью.
— Джакса. — Она вкладывает стакан мне в руку и отдаёт бутылку с лимонадом девушке. — Я встретила его несколько недель назад, когда была на свидании с неудачником Гейджем. Ну тот, что пригласил меня в шикарный ресторан и заморил скукой до смерти, помнишь?
Мы продвигаемся через толпу на задний двор и останавливаемся у гигантского бассейна. Здесь определённо тише, и я наконец-то могу вдохнуть. Немного прохладно для августовского вечера, так что, видимо, купание никого не интересует, за исключением небольшой группы полуголых тусовщиков в горячем джакузи, заливающихся алкоголем и флиртующих, обмениваясь девушками.
Себе на заметку: держись к чёрту подальше от джакузи.
— Да, но я не припоминаю, чтобы ты мне говорила, что встречала Джакса. Мне казалось, ты узнала о нём и его вечеринках от своего знакомого.
Мэдисон отпивает из стакана и облизывает губы.
— Да ладно тебе, мы с ним встречались, и он отличный парень. Лучший, скажу я тебе.
Она улыбается и кивает кому-то за моей спиной, игриво покусывая губу. Я оглядываюсь и вижу красивого парня с тёмными волосами и короткой бородкой, одетого в белую футболку, под которой видны татуировки, и тёмные джинсы. Он подмигивает Мэдисон и возвращается к разговору с друзьями.
Я поворачиваюсь к подруге и вижу, что она покраснела как рак; её стакан почти пуст, и она игриво пожёвывает соломинку.
— Дай угадать, тот горячий парень, что тебе подмигивал, и есть Джакс?
Мэдисон кивает, улыбаясь ещё шире.
— Леди, вы здесь обо мне говорите? — Голос за спиной напугал меня. — Клянусь, что бы это ни было, я этого не делал, по крайней мере, пока.
Сделав шаг в сторону, я вижу рядом с собой темноволосого парня — Джакса. Он улыбается Мэдисон, затем поворачивается ко мне и выгибает бровь.
— Длинные тёмные волосы, красивые формы, большие карие глаза и сексуальные губы. Авалон, я полагаю. — Он смеётся, указывая на Мэдисон. — Её слова, не мои, хотя должен с ней согласиться.
Мэдисон пожимает плечами, когда я поворачиваюсь к ней, моё лицо пылает.
— Что, милая? Я сказала правду. Ты должна быть благодарна. Не всем так везёт. Это так, к слову.
Я выпиваю глоток, ухмыляясь Мэдисон, и оглядываю мускулистое тело Джакса сверху вниз. Он определённо сексуален. Могу понять, почему последние два месяца Мэдисон практически умоляла меня приехать сюда. Раз уж она хочет рубить правду-матку и трепаться без умолку, что ж, я тоже так могу.
— Планируешь сегодня трахнуть мою подругу, Джакс? Тогда лучше тебе иметь большой член, она их очень любит. Грубо и желательно во все отверстия.
Мэдисон выплёвывает напиток, извергая всё на девушку, проходящую мимо. Высокая блондинка поднимает руки в отвращении, но прежде чем уйти, награждает Джакса ослепительной улыбкой.
Джакс просто улыбается, наслаждаясь забавой, будто ему наплевать, и наблюдает за Мэдисон.
— Это определённо было бы бонусом, — говорит он, не скрывая своего воодушевления такой идеей.
Он поворачивается ко мне и кивает:
— Приятно с тобой познакомиться. — Затем обращается к Мэдисон: — Найди меня позже, ладно?
Подмигнув, он направляется к другой группе людей, зовущих его к себе.
— Какого хрена, Ава?! — Она сильно щипает меня за руку и толкает обратно в гостиную, чтобы освежить нашу выпивку. — Мы с ним ещё не дошли до этой части, пока. Мы же так не разговариваем! Нет, мне, конечно, хочется, но чёрт! Теперь он знает, что я хочу его сексуальную в этих джинсах задницу; что уж там говорить, я та ещё развратная сучка.
Я широко улыбаюсь и смеюсь себе под нос, в то время как она пытается сдержать улыбку. Она любит меня за то, что я только что сделала, и понимает это. Позже она будет мне благодарна.
— Не за что. — Я осматриваюсь в поисках ванной. — Мне нужно в уборную. Ты со мной?
Мэдисон забирает мой стакан и машет какой-то девушке, которую, должно быть, знает.
— Нет, я пока в порядке. Не хочу срывать пломбу, не собираюсь весь вечер проторчать в туалете. Я неделями ждала шанса, чтобы притащить сюда свою задницу.
Я собираюсь было уйти, но она хватает меня за руку, останавливая.
— О да, ещё мне сказали не спускаться вниз. Там скрывается его друг. Наверное, у него был дерьмовый день, он велел никому туда не спускаться. Наверху должны быть две ванные и одна или две на этом этаже, так что выбирай малышка. Ладно?
— Буду знать, — отвечаю я, прежде чем уйти, и Мэдисон начинает общаться с невысокой брюнеткой, которой до этого махала рукой.
Поднявшись на этаж выше, я легко определяю, где эти ванные комнаты — к каждой тянется огромная очередь. Серьёзно! Почему женщины постоянно хотят писать? Дайте им пару коктейлей, и они будут бегать в туалет каждые пять минут вместо того, чтобы наслаждаться вечеринкой. Так и думала, что нужно было воспользоваться туалетом перед приездом сюда. Я как раз собиралась, но Мэдисон поторопила меня, сказав, что такси уже ждёт.
После обхода каждой ванной, которых, между прочим, три, — одна возле хозяйской спальни, где, к слову, кто-то в данный момент занимается сексом втроём, но мы не станем это обсуждать, — я встаю в самую короткую очередь, где передо мной примерно десять девушек и несколько парней.
Припоминаю, что видела ванную комнату на первом этаже по пути сюда, но там ожидающих было ещё больше, потому что люди были либо слишком ленивы, либо слишком пьяны, чтобы подняться по длинной лестнице наверх.
Гребаная моя жизнь… и мой мочевой пузырь.
Простояв минут двадцать в очереди, слушая сплетни о том, кого из парней трахнуть, а с кем не стоит и связываться, я чувствую, что вот-вот лопну. Я так хочу писать, что уже отчаялась попасть в туалет, но не стану никого умолять пропустить меня. Постойте, а может, и стану.
Я смотрю на всех этих девушек, которые потащили сюда подружек. Это просто смехотворно, когда только одной из них нужно пописать. Одной! Мне вот не нужен кто-то, кто бы вытирал мне задницу. Я большая девочка.
Я осматриваюсь, чтобы понять, как продвигается вторая очередь, но и та, похоже, в застое. Может быть, если я спущусь вниз, он и не заметит меня — ну тот друг, я имею в виду. Так или иначе, там, должно быть, три комнаты. Почему бы не воспользоваться одной из них? Я быстро, только туда и обратно. Клянусь.
Недолго думая, я поворачиваюсь к лестнице и прокладываю себе путь через толпу на первый этаж. Оглядевшись по сторонам и не обнаружив Мэдисон или Джакса, я ищу лестницу, ведущую в подвальное помещение, и пробираюсь дальше.
Пройдя через несколько комнат и обнаружив ещё одну очередь в ванную, я, наконец, замечаю коридор, который ведёт к какой-то лестнице. Там никого нет. Ни души. Не знаю, в курсе ли все, что нужно держаться подальше оттуда, или просто никто не знает, что такое место вообще существует. Так или иначе, это к лучшему, так меня не застукают за использованием запретной ванной комнаты, и следовательно, не выгонят. Последнее, чего мне хочется, так это смутить Мэдисон и чтобы она меня возненавидела. Взбешённая Мэдисон — это всегда очень плохо. Эта сучка становится сумасшедшей.
Сделав долгий, глубокий вдох, я медленно выдыхаю и спускаюсь по лестнице. Здесь темно и тихо, да и температура воздуха другая, градусов на десять прохладнее. Но честно говоря, мне нравится, как прохлада обволакивает моё разгоряченное тело. Мне хочется остаться здесь, внизу, на своей собственной вечеринке. Плевать на всех извращенцев наверху.
Спустившись, я вижу, что каждая дверь в коридоре закрыта. Кажется, ни за одной из них не горит свет. Мой чёртов мочевой пузырь не может утихомириться ни на мгновение.
«Здесь вообще есть кто-нибудь?» — невольно задаюсь я вопросом.
Я пытаюсь сосредоточиться, стараясь не обделаться, и ступаю по коридору как можно тише, насколько позволяют мои грёбаные шпильки. Задаюсь вопросом: выбрать дверь наугад или открывать все чертовы двери подряд, в надежде, что «друга» там нет?
Осматриваюсь и принимаю решение действовать наугад. Может, последняя дверь слева? Было бы хорошо. Я прохожу по коридору и, положив руку на дверь, прижимаюсь к ней ухом и пытаюсь уловить за ней хоть какой-то звук. Ничего. Я открываю дверь и обнаруживаю большую тёмную спальню.
Я закрываю дверь, подхожу к следующей. Сперва собираюсь прислушаться, чтобы определить, что за ней, но решаю не тратить время. В каждой комнате темно и тихо. Чем больше я жду, тем больше вероятность, что я описаюсь. Наверняка и здесь никого нет. Открываю дверь, и, чёрт меня подери, оказываюсь не права. Я замираю от вида представшей передо мной картины, не зная, что мне, блядь, делать. Бежать?! А может, просто закрыть рот? Да, наверное, с этого и стоит начать.
Со скрещенными на груди руками качая пресс, с турника вверх ногами свисает парень. Его обнажённый торс покрыт татуировками, очерченные мускулы шевелятся, пока он без особых усилий подтягивается. Не могу как следует его разглядеть, но очевидно, что его тело подтянуто, мускулисто и разукрашено чернилами — каждый сантиметр до самой шеи.
На столике в углу стоит маленькая лампа, света которой достаточно, чтобы заметить, что парень весь покрыт потом.
Он останавливается на середине подъёма и рычит, заметив открытую дверь. Каждый мускул на его теле замирает, и прежде чем я успеваю что-то понять, одним резким движением спрыгивает с бруса и встаёт на ноги. Выпрямляется, пот стекает по его телу, мышцы снова напряжены. Стиснув зубы, делает шаг в мою сторону и останавливается так близко, что теперь я могу разглядеть его лицо.
От его красоты у меня перехватывает дыхание, а когда я заглядываю в его бледно-серые глаза, становится ещё труднее сделать вдох. Единственное, что я в них вижу, — это боль и тьма. По моему телу пробегает холодок, а ноги дрожат от желания.
Он слегка наклоняет голову вперёд, и прядь светлых волос падает ему на глаза, взгляд которых медленно блуждает по моему телу и останавливается на моём лице. Он не говорит ни слова, просто смотрит мне в глаза, от чего в моих жилах стынет кровь. Он выглядит смертоносным, как грёбаная машина смерти, готовая нанести удар. Его руки опущены вдоль тела, кулаки крепко сжаты; рост его минимум шесть футов и один дюйм.
Не могу понять, чего хочу: убежать или оказаться в его постели, где бы она ни находилась. Под его волевым и требовательным взглядом я немею. Он будто обладает надо мной какой-то властью. Я просто смотрю на него, словно дура, в надежде не упасть на колени. Но затем я чувствую, как на моё плечо опускается рука, и это выводит меня из оцепенения. Подпрыгнув и вскрикнув, я поворачиваюсь и вижу Джакса. Кажется, он зол, и я сразу понимаю, что влипла.
— Что ты тут делаешь, Авалон? Чёрт, Мэдисон разве не говорила тебе держаться отсюда подальше? Проклятье! — Он переводит взгляд с меня на своего друга, который продолжает смотреть на меня холодным и требовательным взглядом своих тёмных глаз. — Извини, Ройял. Такого больше не повторится. Твою мать, я велел всем оставаться наверху.
Я вижу, как Ройял, сглотнув, переводит взгляд на Джакса. Он не произносит ни слова, лишь кивает головой, пока Джакс выталкивает меня из комнаты в коридор.
— Чёрт, Авалон, какого хрена ты здесь забыла? Сейчас не подходящее время связываться с ним.
Тяжело сглотнув, я смотрю на дверь за его спиной, мечтая ещё разок увидеть Ройяла.
— Мне нужно было воспользоваться уборной, но наверху все заняты. Я не хотела беспокоить его, извини.
Джакс проводит меня по коридору мимо нескольких дверей и, указывая на одну из них, говорит:
— Вот ванная комната. Давай быстрее, я жду тебя здесь. Будет лучше, если Мэдисон отвезёт тебя домой. Извини, но это совсем не круто.
Ещё раз извинившись, я исчезаю в уборной, чтобы наконец-то спокойно вздохнуть. Сделав вдох, я чувствую запах мужчины — безупречного, сексуального, мускулистого, и моё сердце снова сходит с ума. Что это за хрень? И во что я ввязалась?
Мэдисон меня убьёт

Глава 2
Ройял

Я не мог отвести от неё взгляд. Я хотел её, жаждал её… нуждался в ней. Один взгляд в её большие, любопытные глаза, и мой член ожил, изнемогая от желания попробовать её на вкус. Увидев, как она смотрит на меня, мне захотелось сорвать с неё эту крошечную облегающую юбку и прижать к стене, зарыться глубоко между её дрожащими бёдрами. Я хочу, чтобы она чувствовала меня, каждую, блядь, клеточку меня.
Я ощущаю, как внутри нарастает безумие. Возвращаюсь к брусу, хватаюсь за него и подтягиваюсь до тех пор, пока руки не дрожат так сильно, что не могу больше держаться.
Музыка к этому времени наверху затихла, а значит, уже далеко за полночь. Я знаю, что именно в это время ночи могу покинуть клетку, в которую сам себя запер. Избегать людей любой ценой — таков был мой грёбаный план сегодня, но кое-кто решил нарушить его, и теперь мне нужен свежий воздух.
Я накидываю кожаную куртку, достаю сигарету и убираю пачку в карман. Прикуриваю и затягиваюсь, проходя через тёмный дом, и выхожу на улицу, где припаркован мой «Харли».
Впервые за последние двенадцать часов я позволяю дыму заполнить мои лёгкие. Я обхожу свой байк, проверяя его на отсутствие повреждений. Не доверяю я этим мудакам, которые приходят в мой дом, но ради Джакса терплю его вечеринки. Порой он бывает безрассудным, но он довольно хорошо поработал, поддерживая мои дела и здесь, и в баре, будь они прокляты. Я должен быть ему благодарен.
Отметив, что повреждений нет, я выбрасываю сигарету, завожу байк и мчусь в тёмную ночь. Встречный ветер, дующий мне в лицо, — одно из двух наслаждений, которые у меня остались. Второе — это секс, пусть я им и не часто наслаждаюсь. Он помогает мне убежать от грёбаных мыслей в моей голове.
Подъезжая к своему бару «Дикарь и чернила1», я паркуюсь, вытаскиваю ключ из зажигания и захожу в бар через заднюю дверь. Это местечко пропитано сигаретным дымом. Проходя к барной стойке мимо тату-салона, я слышу голос Блейна и как минимум ещё четверых ребят.
Блейн кивает головой в мою сторону, когда замечает, что я присоединился к ним.
— Привет, Ройял! Что нового, сукин сын?
Я киваю в знак приветствия и сажусь на один из старых кожаных стульев. Достаю всё из карманов, кладу на соседний стул и устраиваюсь поудобнее.
— Виски. Всю, блядь, бутылку.
Бар закрылся примерно сорок минут назад: трое парней и какая-то блондинка в маленьком, плотно облегающем платье сидят за одним из столиков, явно далеко уже не трезвые. Я ожидал, что бар будет пуст. Не хочу сегодня иметь ничего общего с людьми. Всё, чего мне хотелось, — это один грёбаный вечер, чтобы оплакать Райли, но не могу получить даже это дерьмо; ни в своем доме, ни даже в собственном грёбаном баре.
— Кто, чёрт подери, это такие? — спрашиваю я Блейна, когда тот возвращается с бутылкой виски и пустим бокалом.
Он обходит барную стойку и отвечает на мой вопрос, пока я наливаю себе долгожданный виски:
— Мой приятель Джейк с друзьями. Я разрешил им потусоваться тут, покуда они платят и ничего не ломают. Они приносят хорошую выручку, мужик. Не думал, что ты приедешь сюда сегодня. Извини.
Косо на него взглянув, я опрокидываю в себя виски, опустошая бокал.
— Чтобы духу их здесь не было, когда я буду уходить. И никакого дерьма, как в прошлой раз.
— Понял, мужик. Они нормальные. Клянусь. Просто наслаждайся проклятым виски и отдыхай.
Я облокачиваюсь на спинку стула и наблюдаю за ними, ни хрена им не доверяя. Никогда в жизни не видел их, а значит, они понятия не имеют, кто я такой, и мне это абсолютно не нравится: особенно когда они в моём баре в такое позднее время.
Блондинка смотрит в мою сторону, покусывая нижнюю губу, будто только сейчас заметила меня. Слегка раздвинув ноги, она садится прямо, нарочно выпячивая свои сиськи.
— Чёрт, — шипит Блейн, — похоже, Келли тебя приметила. Эта сучка делает неплохой минет, причём далеко не каждому.
Он хлопает меня по плечу и поправляет свой член в штанах, наблюдая, как она облизывает губы.
— Я кончил за три минуты, а для меня это просто неслыханно.
Я ничего не отвечаю. Просто наблюдаю, как она смотрит на меня, будто хочет, чтобы я стал её полуночной закуской.
Когда она мне наскучила, я отворачиваюсь и наливаю себе ещё бокал. Только подношу его к губам, как чувствую лёгкое прикосновение к своей руке и нежное поглаживание.
Чёрт
Я смотрю перед собой, но боковым зрением оглядываю её. Она, может, и не так горяча, как та красивая брюнетка, ворвавшаяся в мою комнату сегодня ночью, но она определенно не против помочь мне снять напряжение. Прекращаю выдумывать разную чушь, встаю и, посмотрев ей прямо в глаза, ухожу, на ходу опрокидывая в себя еще одну порцию алкоголя, чтобы дойти до необходимого мне состояния бесчувственности.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.