Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45617
Книг: 113430
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Приключения Пышки на сайте знакомств»

    
размер шрифта:AAA

Оксана Новак
Приключения Пышки на сайте знакомств
Хроники «Мамбы»

Пролог

Какое оно, утро большого города?
Суетливое, спешащее, наполненное автомобильными гудками и разноцветными туфельками.
Оно врывается в ваши легкие запахом кофе и дыханием тысяч машин, сдавливает грудь ежедневной толчеей в метро, раздражает слух звонками сотовых телефонов.
И если вы – тот счастливчик, у которого сегодня утром есть часок свободного времени, советую вам посидеть за столиком открытого кафе на улице Восстания. Кофе у нас, правда, так себе, ничего выдающегося, кроме цены. Ну, если вы хотите хорошего кофе, то это не к нам – это на Мальту!..
Зато вы с удивлением услышите птичий щебет. Эти птицы обосновались под крышами старых домов, и их, похоже, совсем не смущают звуки и запахи большого Города. Разве вас не удивляют создания, которые вместо того, чтобы улететь далеко-далеко и вить гнезда в буйной зелени на берегу реки, растят птенцов и поют свои утренние песни в центре мегаполиса?
Сидя за утренней чашкой кофе, вы можете предаться увлекательнейшей игре. Отложите свою газету, просто посмотрите вокруг, в этот непрекращающийся бегущий людской поток, и включите фантазию: кто эти люди и куда они спешат? Что написано на их лицах: озабоченность сиюминутными проблемами или радость предстоящих встреч?
Скорее всего, выводы стороннего наблюдателя будут ошибочны, потому что жители мегаполиса давно привыкли носить маски – успешности, бодрости, семейного благополучия. И наши поддельные сумочки все больше похожи на оригинал, и наши вставные зубы давно уже имеют натуральный оттенок. И вы не сразу поймете, что на ухоженных наманикюренных пальчиках искусственные бриллианты. Ну, а разобраться в хитросплетениях наших чувств не можем даже мы сами. Видите, вон та красивая рыжеволосая женщина лет тридцати пяти за соседним столиком ищет сигареты в сумочке из последней коллекции «Шанель»? Что вы думаете о ней? На ней элегантная узкая юбка и кофточка со смелым вырезом, на ее пальце нет обручального кольца, но зато поблескивают дорогие камни. Довольно странно одета для обычного утра буднего дня, не находите?
Возможно, у нее назначено раннее романтическое свидание или она просто привыкла быть во всеоружии, эта холеная богатая дама? Открою вам карты: ее зовут Клара, она каждый день завтракает в этом кафе. И это для нее самое счастливое время дня. Потому что потом она пойдет на работу, где в пустых коридорах не увидишь сотрудников и у дверей спит в кресле последний оставшийся охранник. Фирма Клары разорилась, не пережив финансового кризиса, и уже пару месяцев она тратит свои последние сбережения. Каждое утро Клара звонит риелтору, справляясь, не нашелся ли покупатель на ее загородный дом. И если вы – мужчина и захотите подойти к ней познакомиться, она улыбнется вам и предложит место за своим столиком. В процессе разговора обязательно спросит, чем вы занимаетесь и на какой машине приехали. И если поймет, что вы недостаточно кредитоспособны, тут же потеряет интерес.
Ее можно понять: Кларе уже сорок семь. Да-да, не удивляйтесь, пластическая хирургия и дорогая косметика творят чудеса. Но у нее нет времени на случайные романчики даже с весьма симпатичными молодыми людьми. Она всегда была хваткой и удачливой бизнес-вумен, но сегодня ее корабль идет ко дну, и ее интересуют исключительно кораблибуксиры.
А вон идет красивая семейная пара – посмотрите, как нежно мужчина поддерживает даму под локоток. Они ведут за руку мальчишку лет восьми с большим ранцем за спиной, который, увидев одноклассников, вырывает руку и, помахав родителям, бежит через дорогу. Родители с нежностью смотрят ему вслед и, убедившись, что мальчик зашел в ворота школы, идут дальше.
Такие пары вызывают острые приступы зависти у проходящих мимо людей, потому что от них веет редким в наше время единением и семейным благополучием. Женщины кидают на них косые взгляды, невольно задаваясь вопросом: «Почему у меня все не так? Чем я хуже этой высокой рыжеволосой дамы, почему это счастье досталось именно ей?»
Потом супруги дойдут вместе до площади и разбегутся в разные стороны. Женщина зайдет в двери метро – это Лариса, она работает косметологом в престижном салоне. А ее муж поймает такси и поедет в Купчино. Там живет его любовница, с которой он встречается уже два года. Она позвонила сегодня утром, когда он брился в ванной, и сказала, что муж уехал в командировку. Они не виделись уже месяц, поэтому мужчина несется к ней как на крыльях, купив по дороге букетик цветов. Он и сам не понимает, почему эта маленькая женщина из Купчина с большими грустными глазами волнует его больше, чем его красивая сексуальная жена. Он работает менеджером на крупной мебельной фабрике и уже позвонил на работу сказать, что задержится из-за встречи с заказчиком. Он улыбается, сидя в такси, и ловит себя на том, что бывает счастлив лишь в эти редкие минуты – когда едет к любимой женщине. А еще о том, что надо бы с ней порвать. Жена стала что-то подозревать, да и зачем ему все эти сложности? С тех пор как он женился, он не позволял себе романа дольше чем на пару месяцев.
Напротив кафе останавливается «Газель», из нее начинают вытаскивать ящики с фруктами и расставлять их на деревянном лотке. Хозяйка лотка – Света – торгует здесь уже три года, каждый день, в любую погоду. Даже в жаркие дни на ней все та же видавшая виды фуфайка; лицо обветрено, под ногтями – тонкая черная полоска земли. Ее муж умер неожиданно, от инсульта, три года назад, и Света осталась с двумя дочками на руках. Чтобы дети могли получить хорошее образование и жили не хуже других, эта женщина каждый день совершает здесь трудовой подвиг. Она – раб своего фруктового бизнеса и, кажется, никогда не покинет рабочее место, наскоро сколоченное из старой фанеры.
Света ненавидит свою работу, свою тяжелую жизнь и всех людей на земле. Единственное доступное ей развлечение – перебранки с покупателями, поэтому она старательно провоцирует каждого, кто имел неосторожность подойти к ней за связкой бананов. На любое неосторожное слово она взрывается площадной бранью и кидает в растерянного человека гнилой картошкой. После чего лицо ее краснеет и в глазах появляется странный счастливый блеск – она получила свою дозу энергетической подзарядки. Пару часов после этого Света будет тихо и вежливо обвешивать клиентов, после чего живительный заряд бодрости кончится, и она снова начнет выискивать себе жертву. Все к этому давно привыкли и продолжают покупать здесь фрукты – то ли из жалости, то ли из лени идти в магазин за пару кварталов.
У Светы есть мечта: однажды бросить опостылевший бизнес и поехать в Париж. Сделать прическу в дорогом салоне, маникюр, надеть шикарный наряд и ходить по улицам города любви, стуча по мостовой тонкими каблучками. Ведь ей всего сорок два, и в глубине души она мечтает о романтическом приключении, но… Бизнес требует ее постоянного присутствия, ведь в городе у нее еще около ста фруктовых лотков, приносящих неплохую прибыль. Плюс четыре квартиры, сданные в аренду, за которыми нужен глаз да глаз. И на счетах в банке лежит миллион долларов, вырученный за продажу бизнеса покойного мужа. Но деньги в наше время ничего не стоят, их так легко потерять – и так тяжело заработать! Нет, некогда Свете по Европе ездить, начинается весна – хорошее время для торговли, а путешествовать и через год можно… или через пять…
А вон, видите, несется толстая блондинка, явно опаздывающая на работу? Что вы думаете о ней? Она занятая мать семейства? Руководитель среднего звена? Старший бухгалтер? Или, придя на службу, эта серьезная дама целый день будет сидеть за компьютером и раскладывать пасьянс, убивая рабочий день?
А может, все вовсе не так? Может, она возвращается домой после ночи запретной любви? Или она…
Впрочем, мне тоже пора бежать!
А вы посидите, понаблюдайте! Весьма интересное это занятие – наблюдать. Возможно, вам повезет, и приоткроется дверка в настоящую жизнь хотя бы одного человека…

Глава 1
Мне не стоило так рано просыпаться

Письмо:

Marat, 34
Черт побери, какая ты прелесть! Хочешь заняться сексом?

Пышка
Нет.

Marat, 34
Ну и дура!

Утро было не добрым и не томным. Я проснулась не от аромата свежесваренного кофе, не от нежного поцелуя и даже не от мерзкого звона будильника. Причиной столь раннего пробуждения был наглый солнечный луч, который бесстыдно светил мне в лицо в восемь утра, и худшее начало дня трудно было представить. Не знаю, кем я была в прошлой жизни, но точно не бабочкой. Терпеть не могу солнце, светящее в окно и беспощадно обнажающее убогое убранство моего жилища, неровные стены старой коммуналки и целлюлит на моей неспортивной тушке.
Нельзя сказать, чтобы я не пыталась улучшить внешний вид окружающего меня пространства: сначала я честно боролась с пылью, но через полдня после уборки она мирно лежала на прежних местах; про свой нательный жирок я могу сказать то же самое. Ни многочисленные диеты, на которых я сидела с двенадцати лет, ни вялые попытки заняться спортом не принесли желаемого результата. Тогда я плюнула и заклеила окно фольгой: в интимном полумраке все кажется не таким уж кошмарным. Но сегодняшний луч солнца сумел найти слабое место в моей обороне. Итак, еще одно не предвещающее ничего хорошего пробуждение одинокой жительницы мегаполиса: никому не интересной продавщицы магазина мужской одежды с зарплатой в пятнадцать тысяч рублей. Человек с таким доходом не интересен даже налоговой инспекции.
Вот черт, неужели прав был мой бывший муж, когда говорил, что после того, как он меня бросит, я закончу свои дни на помойке, не востребованная ни мужчинами, ни подругами, ни работодателями?! Я тогда кричала: «Еще посмотрим, кто кого! Я себе еще найду пару-тройку миллионеров, мечтающих заполучить руку, сердце и прочий имеющийся у меня ливер!», но… Он женился через пару месяцев после развода, а я так и брожу по свету одна, уже семь лет. Семь лет одиночества, проблем, переездов, безденежья и медленно умирающих надежд.
Наступил момент, когда я просто одурела от нехватки секса. Небритый таджик в штанах с оттянутыми коленками показался мне стильным! И он, уловив мой голодный взгляд, тащился за мной из метро до самого подъезда. Мне было стыдно, противно, но я хотела его! И только нечеловеческим усилием воли я заставила себя захлопнуть перед его носом дверь в подъезд, где еще долго стояла, прислонившись к стене, с колотящимся сердцем и сжимающимися бедрами…
Да, детка, тебе не светит, смирись: ты – лузер! Ты не молода, не спортивна, не гламурна… Действительно, а что у меня есть, кроме двенадцатиметровой комнаты в старой коммуналке на улице Восстания, дешевых, с «Апрашки», шмоток пятьдесят восьмого размера и диплома пединститута, закинутого куда-то на шкаф? Чего я добилась в жизни? Что имею, что умею? Чем я буду оправдываться перед Богом за свою никчемную жизнь? Расскажу, что была, в общем-то, не злой, не завистливой, не глупой? Интересно, почему все мои таланты начинаются с «не»?
Зато мне нечего терять. Я не боюсь апокалипсиса, СПИДа, ограбления и изнасилования. Мне пофиг! У меня нечего брать, мне все равно, когда и от чего умирать, а изнасилование в моем случае – и вовсе эротическое приключение.
Вот какие безрадостные мысли посетили меня в то самое утро, когда я лежала на своем старом, продавленном в трех местах диване и смотрела в желтый потолок, разрисованный голубыми кленовыми листьями. Когда-то эти листья, нарисованные мной собственноручно через трафарет, спасли меня от депрессии, а теперь откровенно раздражали. Сегодня я, пожалуй, предпочла бы большое зеркало с отражающейся в нем мускулистой спиной моего спарринг-партнера по сексуальным утехам…
Но для утех нужно было, как минимум, поменять диван, так как спать на этом орудии пыток никто, кроме меня, не мог. Только мои пышные телеса весьма уютно растекались по всем его изгибам и провалам. Приезжающие в гости подруги стенали и охали, бесконечно читая мне морали и пытаясь убедить экономить деньги на новую мебель, ведь в мои годы так жить нельзя. Их костлявые фигурки вступали в противоборство с моим норовистым продавленным диваном, и просыпались они в синяках и с радикулитом. Я советовала им вывести глистов и отрастить, наконец, здоровую порцию жирка на костях. При этом я совершенно искренне не понимала, как можно экономить из моей жалкой зарплаты. Определенно, мне было гораздо легче полюбить диван и утешать себя тем, что пусть не большой спорт, но элементы йоги в моей жизни точно присутствуют.
Да уж, не к добру я проснулась в такую рань! Встать в восемь утра для убежденной совы – прямой путь к депрессии. Как же надоело просыпаться одной! В этом убожестве! В очередной раз заменять утренний секс утренней мастурбацией. А фантазий все меньше… А гормоны все ленивее… Да и секса хочется все реже… А пирожных – все чаще!
Ох уж эти кондитерские радости – верные и доступные друзья одинокой женщины! Член – явление редкое и малодоступное, а пирожные – вот они, лежат на прилавочке, радуя глаз фаллообразными эклерчиками и яйцеобразными «картошечками»… Тьфу ты, черт, опять я о сексе!
В конце концов, секс в семейной жизни не главное! Как хочется проснуться утром от включенного света и грохота падающих стульев и заворчать, накрывая голову подушкой: «Ну что за фигня, нельзя ли потише? Обязательно тебе всех с утра перебудить? Люди спят еще, вообще-то!» А потом сменить гнев на милость и затянуть его в постель, и пусть он опоздает на работу…
Ну вот, опять! С этим явно надо что-то делать! Ну, допустим, мне не суждено выйти замуж: одиноких женщин пруд пруди, рынок невест переполнен. И надо быть конкурентоспособной на этом рынке, иначе ты – уцененный товар. Но разве я так много хочу? Немного разговоров, немного тепла, немного секса… Раз в неделю, в удобное для него время, ужин и презервативы за мой счет. Неужели в многомиллионном городе для меня не найдется ни одного ценителя пышных форм и кубанского борща? Этого не может быть! Он должен существовать, должен по определению! Хотя бы один на весь город, но мой! «Пусть он будет женат, пусть не красавец, с непрестижной работой и намечающейся лысинкой, мне многого не надо!» – размышляла я, обещая себе научиться довольствоваться малым, хотя в глубине души прекрасно понимала, что на это «малое» никогда не соглашусь. Но в то утро я самозабвенно врала себе именно так, и даже мой Ангел-Вредитель был на удивление молчалив. Я опрометчиво приняла его молчание за одобрение моих планов, забыв о том, что весь смысл его пребывания рядом со мной – это ставить меня в самые нелепые и смешные ситуации, ухохатываясь над моими жалкими потугами сохранить хорошую мину при плохой игре. Не удивлюсь, если в прошлой жизни он был Ангелом-Хранителем Гитлера. В общем, та еще сволочь!..
На работу мне надо было идти к двум, и я всегда старалась проснуться не раньше чем за час. Ровно столько времени надо на душ, безжалостную укладку обесцвеченных перекисью волос, нанесение макияжа и выбор из кучи тряпок чего-нибудь подходящего сегодняшнему настроению. И я не собиралась, проснувшись чуть свет и обнаружив полдня свободного времени, оказаться один на один со своими грустными мыслями. Надо бежать, спешить, смеяться, пить, читать – делать все, что угодно, но только не останавливаться. Потому что в наступившей паузе вдруг кожей начинаешь чувствовать свое космическое одиночество, пустоту и бессмысленность своей жизни – и тщету всех предпринятых усилий…
Итак, надо было срочно заполнить паузу, и я набрала номер подруги, зная, что она – ранняя пташка. Как адепт образцового образа жизни, Юлька встает ровно в шесть утра, чтобы приготовить завтрак своему дружному семейству. Кормит сырниками и яичницей своих мужчин, потом – старшего в школу, а младшего муж по дороге на работу закидывает в детсад. После чего Юлька с чувством глубокого удовлетворения от выполнения долга пилит в свое ПТУ, где пытается учить доброму и вечному семнадцатилетних лоботрясов.
Я до сих пор удивляюсь, чем тринадцать лет назад ее смог покорить прыщавый ботаник Вадим, которого все звали Кактус – за топорщащийся ежик волос на голове и необщительный характер. За Юлькой увивались самые красивые парни нашего института, однако тихоня Вадим медленно, но верно оттеснил от нее всех поклонников. Видимо, взял ее измором – или мудрая Юлька уже тогда видела в очкастом и малопривлекательном отроке будущего финансового гения? Как бы то ни было, они создали весьма крепкую ячейку общества, гендиректором которой, безусловно, была Юлька. А Вадим в лучшем случае заведующим хозяйственной частью. В это утро мне отчаянно хотелось поболтать с подругой и услышать ее вечно бодрый и полный неиссякаемого оптимизма голос.
– Юльк, это я, – прогундосила я в трубку. – Прикинь, встала ни свет ни заря, и мысли всякие гнусные в голову лезут. Поболтай со мной!
– Ой, привет! Как хорошо, что ты позвонила! – обрадовалась Юлька. – Я как раз хотела тебя в магазин вытащить. Мне диван нужен. Наш скрипучий стал – жуть! А сейчас продают какие-то новые диваны с механизмом каждодневного сна…
– Юль, ну какие, на хрен, диваны в восемь утра! Не хочу я про диваны говорить!
– А про что хочешь? – растерялась подруга.
– В это время суток я могу думать только о мужиках. Давай говорить о сексе.
– Ты хочешь говорить о сексе с женщиной, которая состоит в браке тринадцать лет? – рассмеялась Юлька. – Я вообще уже с трудом могу вспомнить, что это такое.
– Как так? Ты же хвалилась, что Очкарито чертовски темпераментен!
– Ой, да брось, когда это было? И вообще, перестань звать его Очкарито, он же мой муж! Вадик работает по двенадцать часов в сутки. А тем более сейчас, когда их фирма расширяется и работы непочатый край. Он там пашет за трех экономистов! Слава богу, нам ипотеку всего два месяца осталось платить. Он и так, бедный, домой приползает за полночь, глаза стеклянные. С ним даже поговорить почеловечески некогда. А ты говоришь: «секс»! Так что проблему дивана мне придется решать самой. Вернее, нам с тобой придется решать, а то там скидки только до девятнадцатого…
– Блин, Юлек, забудь про диван! Я не поняла, у вас что, совсем с сексом глухо? Ну, как часто бывает?
– Ну… В последний раз… – задумалась подруга, – на Новый год, помнишь, на турбазу ездили?
– Я тебя умоляю! Ты что, Вадима не знаешь? Он же до меня женщин и за руку не держал! Я его буквально изнасиловала на второй месяц наших свиданий, он чуть «помогите!» не кричал! И с тех пор очень мало изменился, даже есть в гостях брезгует, все ему какие-то бациллы мерещатся. Так что вряд ли он на измену решится. Да и некогда ему: пашет как вол.
– Ну, так ты его как-то расшевели! Как там в журналах пишут: белье эротическое, ужин при свечах. Игрушек накупи, что ли…
– Ага, «накупи»! – передразнила меня Юлька. – Я его как-то в сексшоп затащила, так он бледнел, краснел и заикался! Фаллоимитатор в руки взять отказался, кричал, что этой гадостью пользуются только извращенцы. На том мои эксперимен ты и закончились.
– Да уж, «прелести семейной жизни»! – саркастично заметила я.
– Ну, знаешь, это ведь не главное. Он мне такой близкий, родной. Всегда заботится о нас, дети его обожают. Да мне уже и самой ничего не хочется. Это, конечно, плохо, я понимаю, секс важен в отношениях, но, если у нас с ним одновременно притупилось либидо, может, так тому и быть? Будем устраивать себе оргии по праздникам. Пять раз в год. Что же делать? Ему ведь уже тридцать восемь, а не двадцать пять!
– Ну да, глубокий старик, – усмехнулась я. – А тебе никогда не хотелось сходить налево? На тебя же многие мужчины засматриваются!
– Шутишь? Я вообще уже не верю, что когда-то у меня были другие мужчины. Как будто и не со мной это было, все эти страсти, романы, секс на колесе обозрения. А помнишь, в Сочи ездили, напились с какими-то ребятами, я тогда с одним в тамбуре!.. Мама дорогая, неужели я была способна на это? Нет, это в прошлом. Теперь я на такое не решусь! Старею…
– Да ладно, стареешь! Тебе тридцать пять! У тебя фигура, как у двадцатилетней! Бегаешь на шейпинг, в бассейн, лишний раз шоколадку не съешь – и все ради чего? Ради секса раз в полгода?!
– Спорт – это здоровье! Тебе бы тоже не мешало ко мне присоединиться, совсем себя распустила! Мужчины любят стройных! А ты все на своем продавленном диване валяешься с пивом и чипсами! Что с тобой будет в пятьдесят?
– Мне пофиг, я не доживу! У меня тоже секса нет, так что пиво и чипсы – последняя отрада в моей никчемной жизни. Никто не лишит меня единственной радости! А вообще… Секса хочется до одурения! Надо что-то делать. Давай, что ли, в ресторан сходим, может, я кого подсниму, заодно тебя с Лилькой познакомлю – помнишь, моя новая подружка, мы на вечере «Для тех, кому за тридцать» познакомились? Та еще оторва!
– Тебе надо дружить с замужними женщинами, а не с оторвами! – ревниво заметила Юлька. – Познакомиться с приличным мужчиной для серьезных отношений можно только в хорошей компании семейных людей! У каждого найдется друг или брат, готовый к браку. А со своей подружкой-оторвой ты себе только приключения на пятую точку найдешь! Ладно, схожу с тобой в приличное кафе в субботу, заценю твою Лильку. Вадим вроде дома будет, пусть отцовский долг семье отдаст – посидит с потомством. А то как бы ты опять в какую-нибудь историю не вляпалась!
На том и порешили, что в субботу три прекрасные дамы средних лет посетят питейное заведение с целью поиска мужских особей и решения насущных сексуальных проблем. Юлька будет нашей с Лилей совестью и честью, дабы мы вели себя прилично и не уронили гордое звание женщины постсоветского периода. В общем, чтобы не нажрались, не переблевались и не отдались никому в туалете.

Глава 2
Новая подруга, или «Спермолюкс»

Письмо:

Fun Fun, 52
Скажите, как вы добились таких больших сосков? Это же прекрасно!

Пышка
Не поверите! Генная инженерия!

Ранее упомянутая Лилька была тем еще кадром! Пару месяцев назад черт занес меня в клуб на пресловутую встречу старперов «Для тех, кому за тридцать». Публика была весьма разношерстной: ночные бабочки, вышедшие в тираж лет двадцать тому назад, вяло снимали подвыпивших гастарбайтеров, молодящиеся дамы лет под пятьдесят, с буклями и высокими укладками, распивали «Советское шампанское» и хихикали в кулачок, когда мужчинки неопределенного возраста и потрепанного вида ангажировали их на танец. Особым спросом пользовались несколько прыщавых малолетних юношей в потертых джинсах, которых весенний спермотоксикоз выгнал на поиски быстрого доступного секса.
Мы с Лилькой оказались за одним столиком и, накачавшись пивом, тут же нашли общий язык. Она была вызывающе одетой пухленькой тридцатидвухлетней брюнеткой, язвительной и жутко самоуверенной.
– Да, это не Рио-де-Жанейро! – констатировала моя новая подруга. – Посмотри на того мышиного жеребчика – еще один танец, и у него будет инсульт! Эй, носатик, иди мимо, не для тебя эта роза расцветала! – хамила Лилька подходящим кавалерам. – Мужчинко, я обязательно с вами потанцую. И может, даже поцелуюсь. Но не сейчас, а когда-нибудь в другой жизни. Когда мне будет девяносто, и это будет мой последний поцелуй перед смертью! Впрочем, лучше после смерти, не хочу умереть от ужаса! Слушай, валим отсюда! – подмигнула мне Лилька, когда мужчины стали обходить наш столик метров за пять. – Тут больше и обстебать некого. У меня знакомый недалеко живет, хвастался, что у него кокаина и спидов, как у дурака фантиков! Ты кокс любишь?
– Я наркоту никогда и в руках не держала! – пролепетала я.
– Эй, в жизни все надо попробовать! – взяла меня в оборот Лилька, – мы женщины одинокие, и должны иметь свои преимущества! А именно: мы никому ничего не должны и можем позволить себе жить так, как нам нравится! К черту чувство долга! Одиночество – это свобода!
Мы поймали такси и понеслись урвать у судьбы причитающиеся нам дивиденды.
«Знакомый», который представился нам Диней, оказался толстым противным мужиком лет сорока восьми, с ранней лысиной и маслеными глазками. Жил он в огромной двухэтажной квартире с камином и прочими атрибутами богатой жизни. Оказалось, что Лилька его совсем не знает, а просто сунула ему когда-то в ресторане номер телефона, в то время как ее пьяное тело волок к машине очередной ухажер.
– Да, наш мачо весьма потрепан жизнью, – разочарованно шепнула мне Лилька. – Он мне спьяну показался таким представительным. Ладно, нюхнем на халяву и дальше поедем!
Диня самозабвенно рассыпал белые дорожки на дорогом стеклянном столике и обещал, что скоро мы втроем попадем в волшебный мир, где осуществляются мечты. Я сказала, что моя мечта – иметь сто миллионов долларов, не подскажет ли наш добрый хозяин, на какой волшебной полочке в этом прекрасном мире лежит мое бабло и когда я смогу его забрать? На что Диня погрозил мне толстым волосатым пальцем и промычал:
– Детка, деньги – это далеко не главное в жизни! Твое сознание угнетают стереотипы! Открой свою душу вселенной, и она подарит тебе великое таинство!..
– Диня, ты, похоже, душу не первый раз открываешь, – иронично заметила я, – вот и скажи мне: в чем таинство?
– В сексе! – закатил глаза потрепанный «мачо». – В диком, ненасытном и необузданном сексе!
«Понятно, – пронеслось у меня в голове, – принцип жизни Дини прост и неоригинален: „обдолбаться и потрахаться“.
Но услаждать чресла этого хряка у меня не было ни малейшего желания. Лилька прочла мои мысли.
– Не дрейфь, сейчас нюхнем и свалим. Пусть не мечтает, розовый кролик, никто его тут ублажать не собирается.
Диня принес три золотистые трубочки и широким жестом пригласил нас к накрытому столу, на котором были щедро раскатаны девять дорожек.
– Я боюсь, – шепнула я Лильке, – а вдруг мне херово станет, как девке в «Криминальном чтиве»?! Я не хочу, чтобы мне иголку в сердце втыкали!
– Да я сама в этом не сильна, – шепнула мне Лилька в ответ, – дурь курила пару раз, так меня только в сон с нее рубит. А кокс тоже в первый раз пробую. Но интересно же, черт!
С этими словами Лилька взяла трубочку и смело втянула в себя первую дорожку.
– Диня, может, лучше водки? – несмело спросила я.
– Ты бы еще огурцов попросила! – ядовито скривил хозяин свои губы-вареники.
Я почувствовала себя плебейкой, которая случайно попала за богатый стол, и решила больше не срамиться. Взяла чертову трубочку, закрыла глаза и втянула в себя белый порошок. Ощущала я себя еще более падшей, чем в тот раз, когда занялась сексом в туалете ресторана с наглым, но чертовски красивым официантом.
Я откинулась на спинку дивана и стала ждать прихода. В носу щипало, но больше никаких особых ощущений не наблюдалось. Мы вяло поговорили о котировке ценных бумаг и влиянии размера полового члена на оргазм женщины. Потом нюхнули по второй.
– Тебя взяло? – спросила я у Лильки.
– Ни фига! Вообще ничего не чувствую, – пожала она плечами. – Не наш это кайф, не пролетарский!
Через пару часов, когда мой нос превратился в сливу и чесать его хотелось ершиком для унитаза, у меня появились сомнения в том, что вселенная собирается раскрывать мне свои объятия. Лилька терзалась тем же. Видимо, благородный кайф был не в состоянии наполнить негой наши упитанные тушки.
– Диня, перестань переводить добро! – теперь уже канючила подруга. – Дай нам водки! Мы простые совдеповские тетки, нас аристократический кайф не торкает!
– Вы с ума сошли, – горячился наш кокаиновый гуру, – нельзя перебивать кайф! Я дам вам самую лучшую дурь – для себя берег! С нее вы сейчас воспарите, как ангелы!
К девяти утра кокса у Дини не осталось. В свои рабоче-крестьянские носы мы втянули дури на триста баксов, но желаемый приход так и не наступил. Погрустневший хозяин разлил по стаканам бутылку водки, мы чокнулись и закусили солеными огурцами. Перспектива дальнейшей дружбы с Диней казалась мне маловероятной.
Страницы:

1 2 3 4





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.