Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44291
Книг: 110160
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Игры со смертью»

    
размер шрифта:AAA

Роберт Лоуренс Стайн
Игры со смертью

Пролог


Ум и расчетливость. Это лучшее, чем его одарила природа. Увидеть цель и потом распланировать каждый шаг на пути к ней.
Конечно, не все можно предугадать. Иногда просто не везет. Порой кто-то мешает. Нарушает тонкий расчет.
На этот раз такого не будет.
Новый план — самый лучший и не должен провалиться. Никому не будет позволено сорвать его.
Он сидел в темноте, снова и снова в уме прогоняя детали; на лице расплывалась довольная улыбка. Плохо только, что придется пойти на это. Он не хотел никому вреда.
Но разве есть выбор? Нужно позаботиться о себе. Потому что больше о нем никто не позаботится. Он понял это уже давно, еще в детстве.
Теперь было ясно, что пришло время действовать, а не размышлять о своем прошлом.
В конце концов, он не виноват, что его всю жизнь преследуют неудачи.
Все изменится. Отныне все будет так, как того захочет он.
Идеальный план. На первый взгляд, как будто все в порядке.
Но кого-то ждет большой сюрприз. Убийственный сюрприз.
Остается только терпеливо ждать. Ждать, пока не придет время действовать…

Глава 1 Первая неделя сентября


Сгусток зеленого геля источал такой запах, словно его достали со дна зловонного болота. Мерзкая субстанция растекалась по стенкам тюбика и дрожала, будто хотела выбраться наружу.
Дина Мартинсон намочила руку в фарфоровой раковине и медленно выжала из тюбика студенистую массу.
— Фу! Ты уверена, что хочешь намазать этим голову?
— Давай, — сказала ее подруга, Джейд Смит. Джейд сидела на деревянном табурете напротив зеркала в ванной; плечи ее были укрыты полотенцем, на спину падали мокрые завитки золотисто-каштановых волос.
— Я знаю, что мама у тебя — парикмахер, — сказала Дина, — но вид у этой дряни премерзкий. Я уж не говорю, какая она на ощупь.
— Мажь, тебе говорят, — настаивала Джейд. — Мама всегда этим пользуется, и волосы у нее изумительные. Пышные и блестящие.
— А от этого точно не лысеют? — пошутила Дина, нанося гель па волосы подруги. Вскоре длинные локоны были полностью покрыты зеленой слизью и слегка отдавали фруктовым концентратом.
— Л теперь что? — спросила Дина, закончив возиться с гелем.
— А теперь будем ждать, пока высохнет, — сказала Джейд. — И тогда я стану просто неотразимой. А ты не хочешь попробовать? Можно было бы сделать тебе ежик.
У Дины волосы были тонкие, словно у младенца, короткие, белокурые, прямые. Ей оставалось только носить их на пробор и надеяться на лучшее. Мама говорила, что это делает ее похожей на ангелочка. Дина была не в восторге от такой мысли, но предложение подруги было не лучше.
— Нет уж, спасибо, — ответила она. — Я уже наэкспериментировалась с чем только можно.
— Смотри, упускаешь свой шанс, — сказала Джейд, не выказывая желания настаивать, ей было как будто все равно. На самом же деле она скучали как, впрочем, и Дина.
— Суббота, вечер, а заняться нечем, — со вздохом проговорила Дина.
— Ага. Кто бы мог подумать, — сказала Джейд, — но я рада, что в понедельник уже в школу. Будет здорово увидеться со всеми, начнутся танцы, развлечения.
— Да, наверное, — пробормотала Дина.
— Не вижу энтузиазма.
— Просто не знаю, что будет, — призналась Дина. — Может быть, все изменится.
— О чем это ты?
— Я только что узнала, что у нас будет жить мой брат Чак.
— Твой брат? Разве у тебя есть брат? — удивилась Джейд.
— Вообще-то он мой сводный брат. Сын папы от первого брака. Я встречалась с ним всего пару раз. Последний год он будет учиться в Темной Долине.
— Да? — Джейд вся обратилась в слух, на уме у нее вечно были одни мальчики.
— Успокойся, — сказала ей Дина. — От Чака одни неприятности. Потому-то он сюда и приезжает. В прошлом году он должен был закончить Централ-Сити, но его отчислили. Его мама и отец решили, что ему лучше доучиться в маленьком городке вроде Темной Долины.
— Отчислили? — спросила Джейд. — За что?
— Точно не знаю, — сказала Дина. — Вроде бы из-за компании, с которой он связался. Его даже один раз арестовали. Он с детства попадает во всякие истории.
— Интересный молодой человек, — проговорила Джейд с томной улыбкой.
— По тебе, так и Фредди Крюгер интересный, — съязвила Дина, направляясь в спальню.
— Это все потому, что эти правильные мальчики в Темной Долине все такие предсказуемые, — сказала Джейд, идя за ней. — Предсказуемые, значит, СКУЧНЫЕ.
Она сняла полотенце с плеч, встряхнула мокрыми волосами и завертелась у большого зеркала на двери шкафа Дины, любуясь своей фигурой. На ней была белая с розовым клетчатая блузка с короткими рукавами. Дина слышала где-то, что рыжим не идет розовое, но на Джейд, что ни надень, все смотрелось потрясающе — и та это знала. Подруга очень гордилась своей внешностью. Дина признавала, что ей и в самом деле было чем гордиться.
— Ну, как твои волосы? — спросила Дина, чтобы переменить тему.
— В процессе, — ответила Джейд. Подавив зевоту, подруга уселась на кровать и принялась подтачивать пилочкой и без того безупречные ногти. Она оглядела комнату. Взгляд ее остановился на ярко-голубом предмете на тумбочке возле кровати.
— Что это? — спросила Джейд.
— Мой новый телефон, — сказала Дина. — Когда папу назначили вице-президентом телефонной компании, его снабдили последними новинками.
— Навороченный, — проговорила Джейд, беря телефон в руки. — Похож на панель управления в самолете или что-то в этом роде. А для чего все эти кнопки?
— Чтобы программировать номера телефонов, — объяснила Дина. — Нажимаешь одну кнопку, и автоматически набирается весь номер. А вот та кнопка — чтобы держать звонящего на связи. А вот эта, — она указала па переключатель на трубке, — включает громкоговоритель, и все в комнате могут слышать разговор.
— Правда? заинтересовалась Джейд. — Полезная штука. Ты знаешь, у меня идея. Сколько там номеров записано?
— Пока немного, — сказала Дина. — Только бабушка, миссис Уэллер, соседка, и, само собой, ты.
— Я? Правда? И как мне позвонить себе?
— Просто нажми цифру «три».
— Слушай. Сегодня моя сестренка Кэти сидит с детьми.
Загадочно улыбаясь, она нажала цифру «три» и включила громкоговоритель.
— Добрый день, — сказала она в трубку, зажав пальцами нос, от чего казалось, что у нее насморк. — Будьте добры, мисс Кэти Смит.
— Это я, — ответили на другом конце провода. Через громкоговоритель голос звучал глухо, словно доносился со дна колодца.
— Вас беспокоят из Ассоциации покупателей Дивижн-стрит, — проговорила Джейд с зажатым носом. — Мисс Смит, вынуждена огорчить вас: вы были выбраны самым безвкусно одетым покупателем месяца.
— Что? — поперхнулась Кэти. — Но я сегодня даже не ходила по магазинам!
— Вас опознали более десяти покупателей, — продолжала Джейд. — У вас есть ровно час, чтобы получить свой приз — букет увядших ромашек.
— Что-что? — взвыла Кэти. И тут она что-то заподозрила: — Постойте. Я знаю, кто это. Никакая это не ассоциация. Джейд, это ты…
— Не понимаю, о чем вы говорите, — сказала Джейд, крепче зажимая нос. — Это…
— Меня не обманешь, — не слушала ее Кэти. — В следующий раз найди другую дурочку, такую, как ты сама! — Раздался звонкий щелчок — она бросила трубку.
— Черт! — ругнулась Джейд. — Надо было позвонить кому-нибудь, кто плохо знает мой голос. Кому-нибудь, кто ни за что не догадается… Придумала! Дина, ну-ка найди номер Генри Рэйвена!
— Генри Рэйвена? — удивилась Дина. — Он же такой зануда! Ему есть дело только до своего компьютера. Зачем ему звонить?
— Увидишь, — сказала Джейд. — Или, вернее, услышишь!
Она отобрала у Дины телефонный справочник и набрала семь цифр. Послышались длинные гудки, потом щелчок и, наконец, безошибочно узнаваемый голос Генри Рэйвена.
— Алло?
— Алло, это Генри? — очень тихо, почти шепотом проговорила Джейд, и Дине подумалось, что голос ее звучит очень интригующе, интимно.
— Да, это я, — ответил Генри. — Кто говорит?
— Ты не знаешь меня, Генри, — прошептала Джейд, — но я уже давно-о-о положила на тебя глаз. — Она протянула «давно» томно, с придыханием.
— Кто это?
— Кто-то… кто хочет подружиться с тобой. Ты мне нравишься, Генри…
— Это что — шутка, что ли?
— Это не шутка, — сказала Джейд. — Я серьезна, как никогда. Ты тот самый парень, о котором такая девушка, как я, может только мечтать…
На том конце провода воцарилось молчание. Потом Генри неожиданно выпалил:
— Найди себе другого парня! У меня нет на это времени! — и поспешно положил трубку.
Девушки повалились на кровать, заливаясь смехом.
— Ты слышала? У него нет времени! — хохотала Дина.
— Получилось лучше, чем я ожидала, — сказала, поуспокоившись, Джейд. — Теперь твоя очередь.
— Моя? — изумилась Дина.
— Ну да. Я уже звонила. Просто набери…
— Нет, Джейд! — не решалась Дина. — Я и так-то стесняюсь с людьми разговаривать!
— Вот в том-то все и дело, — уговаривала Джейд. — Когда человек тебя не видит, говорить легче. Ну, давай посмотрим. — Она покопалась в телефонном справочнике. — Может, звякнуть Робу Мореллу?
Робу Мореллу? — вскрикнула Дина. — Да он один из самых красивых парней в школе!
— Ну и что? — спросила Джейд. — Он же тебе нравится, признайся?
— Ну, правится, — колебалась Дина, — но в прошлом году, когда мы вместе ходили на геометрию, у меня даже мысли не было заговорить с ним.
— Значит, у тебя есть шанс сделать это сейчас, — сказала Джейд.
— А что если он меня узнает?
— Говори шепотом, как я, он и не догадается, — подбодрила ее Джейд. Не обращая внимания на протесты подруги, она набрала номер и сунула трубку ей в руку.
— Что я ему скажу? — в ужасе вскричала Дина.
— Что взбредет в голову, — сказала Джейд. — Просто будь посексуальнее.
— Алло? — пролепетала Дина в трубку. Потом сделала глубокий вдох и продолжала полушепотом: — Можно попросить Роба Морелла?
— Отлично! — одними губами произнесла Джейд. Через мгновение из громкоговорителя донесся заспанный голос:
— Алло?
— Алло — Роб? — прошептала Дина, стараясь, чтобы голос ее звучал как можно интимнее. — Что делает такой красавчик, как ты, в субботу вечером дома, один?
— Взял в прокате пару кассет, — ответил Роб. —
Кто это?
— Твоя тайная обожательница, — сказала Дина. Слова подбирались сами собой.
— Моя — кто? Как тебя зовут?
— Не могу сказать, потому что тогда это перестанет быть секретом.
Дина сама себе поражалась. Фразы складывались легко, будто она читала их с листа.
— Ну, если ты не можешь назвать свое имя, хотя бы опиши себя, — сказал Роб. Сон его прошел. Он был заинтригован!
Дина прикрыла глаза и откинулась на кровать.
— Описать себя? — повторила она. — Ну, ростом я пять футов четыре дюйма, во мне сто пять фунтов, светлые волосы до талии. У меня зеленые глаза и полные губы. Говорят, я немного похожа на Ким Бэсинджер.
— Может, встретимся? — предложил Роб.
— Мне бы очень этого хотелось, — сказала Дина. — Ты такой симпатичный. Я позвоню тебе как-нибудь вечерком.
— А может, сегодня? — загорелся Роб. — Или завтра? Дашь мне свой телефон?
— Мне нужно идти, — сказала Дина. — Помни обо мне, я позвоню.
Приподнявшись, она положила трубку, посмотрела на Джейд — и обе рухнули на кровать, корчась от смеха.
— Он клюнул! — кричала Дина. — Невероятно! Он просто изошел слюнями!
— Неподражаемо! — сказала Джейд. — У тебя талант. Теперь оп месяц будет сидеть дома, ожидая твоего звонка.
— Ты была права, — призналась Дина. — Было легко. Проще, чем говорить с человеком лицом к лицу.
— Я же говорила. Ну, кто следующий? Может…
— Хватит на сегодня, — сказала Дина, посмотрев па часы. — Уже поздно, с минуты на минуту предки будут дома. Тогда завтра?
Дина покачала головой.
— Завтра мы с папой едем в аэропорт встречать Чака.
— Передай ему привет, — сказала Джейд.
— Да ведь он тебя не знает.
Джейд повернулась к подруге с сияющей улыбкой на лице.
— Пока не знает, — проговорила она. — Но у меня такое предчувствие… что скоро узнает.

Глава 2


По дороге в аэропорт Дина испытывала радостное волнение, но вместе с тем немного нервничала. Теперь ей даже нравилось, что с ними будет жить брат, с которым она не виделась сотню лет. Поразмыслив, она пришла к выводу, что это может дать ей кое-какие преимущества — например, он мог бы представить ее своим друзьям. Потом Дина вдруг вспомнила о неприятной истории, в которой был замешан Чак. И где-то в глубине души у нее зародились опасения, что, может быть, все сложится не так, как она себе представляла.
Отец тоже явно нервничал.
— Будь с ним поприветливей, Дина, — наставлял оп дочь. — Но не навязывайся ему. Не забывай: он вырос в большом городе и не привык к общению в тесном провинциальном кружке.
— Ладно, — сказала Дина. «Наверное, брат считает, что мы сборище деревенских недотеп», — подумала она про себя.
С первого взгляда Чак произвел на нее приятное впечатление. Последний раз она видела его, когда ему было десять лет, и с тех пор он очень изменился. Теперь это был рослый парень атлетического сложения, под футболкой и обтягивающими джинсами играли бугристые мускулы. У него были густые светлые волосы и поразительно голубые глаза. Джейд, была уверена Дина, назвала бы Чака «лапочкой». Но когда они подошли поближе, она вдруг поняла, что не все в нем вписывалось в образ симпатяги-американца.
Взять хотя бы выражение лица.
Его нельзя было назвать ни мрачным, ни насмешливым. Что-то среднее, двусмысленное. Дина не могла бы объяснить это словами.
Отец протянул ему руку, но Чак сделал вид, что не замечает этого. Мистер Мартинсон, казалось, слегка уязвленный, неуверенно улыбнулся.
— Чак, ты, наверное, помнишь Дину.
Чак посмотрел на нее так, будто она была какой-нибудь жабой или другим низшим существом.
— Привет, малышка, — сказал он.
Малышка? Этот год обещает быть ужасным, решила Дина. Но в следующий миг Чак улыбнулся ей какой-то глуповатой, кривой улыбкой и словно стал совсем другим человеком. Она натянуто улыбнулась в ответ, не зная, чего еще от него ожидать.
По дороге домой неловкость стала еще больше. Дина сидела сзади и слушала разговор отца с Чаном.
Точнее, говорил ее отец, а Чак только ухмылялся. Один раз он сказал:
— Здесь такая тоска. Лучше бы мне вернуться в Централ-Сити.
— Тебя туда не примут, — возразил мистер Мартинсон. — Мы с твоей мамой уже не раз говорили с ними, ты же знаешь. — В первый раз голос отца звучало раздраженно, если не сказать — сердито.
Дина надеялась узнать из разговора, почему все-таки Чака отчислили.
— Мне хотелось бы, чтобы ты уяснил себе… — начал было отец, но слова его потонули в визге тормозов и скрежете шин.
Раздался звук сильного удара — Дина вскрикнула.
Она услышала звон бьющегося стекла. Еще удар.
Загудел один автомобильный рожок, другой. Кто-то закричал.
Снова завизжали тормоза. Дина зажала уши руками.
Мистер Мартинсон, с искаженным от ужаса лицом, резко нажал на педаль. Его темно-желтый «БМВ», едва не врезавшись в скопление машин, остановился всего в нескольких дюймах от корпуса затормозившего перед ним автомобиля. Дина услышала, как позади сигналят и сворачивают с дороги другие машины.
— Выходите! — велел мистер Мартинсон. — Снаружи безопаснее.
Дина и Мак быстро вышли из машины и встали на поросшей травой обочине, подальше от места аварии. Высоко в небе мерцали россыпи звезд. Чак направился к толпе, собравшейся в начале пробки. Дина из любопытства последовала за ним.
— Эй, вернитесь! — крикнул отец. Чак, не обращая на него внимания, шел дальше. Дина в нерешительности взглянула на отца и все же пошла за братом.
Впереди Дина и Чак увидели красный «Плимут», врезавшийся в бетонный разделительный барьер, двигатель его дымился. Прямо у них на глазах дно машины стали лизать языки пламени, поднимаясь к дверцам.
— Смотрите! — раздался чей-то крик. — Горит! Толпа отхлынула назад. Дина в ужасе смотрела на растущее пламя. Она отошла назад, на обочину, подальше от горящей машины. И вдруг она заметила, что Чака рядом нет. Он стоял в переднем ряду толпы и, словно загипнотизированный, не отрываясь глядел на огонь.
Внезапно послышался душераздирающий крик.
— Там Таффи!
Дина обернулась и увидела малыша, прижимавшего ко лбу окровавленное полотенце.
— Таффи! — кричал мальчик. — Спасите Таффи!
— В машине собака! — крикнул кто-то в толпе. Теперь и Дина разглядела в окне автомобиля маленькую, черную с белым мордочку. Животное прыгало на сидении, надрываясь истошным лаем.
Языки пламени подбирались все ближе. Вдруг кто-то отделился от толпы и побежал к горящему «Плимуту».
— Стой! — крикнул какой-то мужчина. — Сейчас взорвется!
Но человек продолжал бежать и через мгновение исчез в густых клубах дыма.
К своему ужасу. Дина поняла, что это был Чак.
— Чак! Чак! Вернись! — закричала она. Но было слишком поздно.
Машина взорвалась ослепительным фейерверком огненных брызг.

Глава 3


Хотя они добрились домой заполночь, а на утро нужно было в школу, Дина не могла заснуть. Она лежала в кровати, размышляя о том, что произошло той ночью.
Па глазах у онемевшей толпы Чак вынырнул из густого облака пожарища. Как раз в этот момент подошел мистер Мартинсон.
— Что происходит? — спросил он.
Никто но ответил. Все смотрели на Чака в разодранной майке, с почерневшими от копоти лицом и руками. Он бежал к обочине, прижимая к груди черно-белый комочек.
— Таффи! Таффи! — радостно взвизгнул малыш.
— Чак! Господи, что с тобой? — вскричал мистер Мартинсон.
Чак, казалось, не замечал ничего вокруг. Он ласково гладил животное, шептал ему что-то успокаивающее, прижимаясь перепачканным лицом к мохнатой мордочке. Потом он отдал собаку хозяину.
— Держи, малыш, — сказал он.
Мать мальчика, у которой на щеке запеклась большая ссадина, порывисто обняла Чака.
— Спасибо вам, — сказала она. — Вы не знаете, как много для Тимми значит эта собака. Вы настоящий герой.
— Да ладно, — смутился Чак. — У меня самого была собака.
Дина смотрела на брата с уважением. На лице у него играла кривая улыбка, он не был даже ранен, хотя ему пришлось лезть в горящую машину.
Уже потом, лежа в постели. Дина вспомнила слова женщины. В глазах свидетелей этого происшествия Чак был героем. «Наверное, он очень храбрый, — подумала Дина. — Или сумасшедший.
Утром за завтраком Дина решила сказать Чаку, что гордится им, что она рада его приезду. Отец уже ушел на работу, а мама собиралась, как всегда, опаздывая.
Готовить что-нибудь затейливое не было времени, поэтому Дина насыпала в две тарелки хлопьев и сверху положила черники. Она почти закончила завтракать, когда появился зевающий и потягивающийся Чак.
— Доброе утро, Чак, — приветливо поздоровалась она. — Я тут насыпала тебе хлопьев. Если поторопимся, придем в школу пораньше, и, если хочешь, я тебя со всеми познакомлю.
Чак минуту молча смотрел на нее.
— Отстань, малышка, — сказал он. — Я уж как-нибудь сам разберусь.
— Но я только хотела… — Дина умолкла. Щеки у нее горели, будто он дал ей пощечину. Она налила ему в тарелку молока, не замечая, что оно течет через край.
Тут в кухню вошла мать Дины, на ходу вдевая в ухо серьгу.
— Быстрее, дети, — сказала она. — Я подброшу вас в школу по дороге.
Ни слова не говоря, Чак встал и вывалил свой завтрак в раковину. Дина пораженно смотрела на него. «Что с ним такое? — недоумевала она. — Неужели он и вправду сумасшедший?»
К полудню, спустившись в столовую на ленч. Дина почти забыла о Чако. Все-таки хорошо, что начались занятия, думала она. Едва она наполнила поднос и нашла себе место, как в столовую вальяжной походкой вошел Роб Морелл со своей компанией, ребятами из легкоатлетической команды, стараясь казаться, по обыкновению, крутым.
Раньше Дина думала, что Роб был таким на самом деле. Симпатичный, обаятельный, один из лучших в школе спортсменов — словом, из тех мальчиков, рядом с которыми она терялась и не находила, что сказать. Но в тот день все было по-другому. Она улыбнулась, вспоминая субботний вечер, свой телефонный звонок — как быстро она «приручила» его. Ее переполняло ощущение собственной силы, власти над ним.
Она откровенно смотрела иа Роба и улыбалась, и ей было все равно, заметит ли он ее взгляд. «Наверное, считаешь себя самым крутым парнем в Темной Долине, — злорадно думала она. — Но ты и не догадываешься, что девушка твоей мечты — это я. Да, я. Робкая, тихая, маленькая Дина!»
— Алё! Есть кто-нибудь дома?
Дина подняла глаза, очнувшись от сладких грез. Рядом стояла Джейд с подносом в руках. На ней было легкое полосатое, белое с желтым, платье, длинные рыжие волосы были повязаны сзади белой лентой. Она выглядела бесподобно. Все мальчики в столовой глазели на нее.
— Ну? Можно мне к тебе? Или ты так и будешь питать в облаках?
— Конечно, Джейд, садись, — пробормотала Дина.
Джейд поставила поднос на стол и села рядом с подругой.
— Я думала, ты будешь завтракать с братом, — сказала Джейд.
Дина пожала плечами.
— Он ясно дал понять, что не желает общаться со своей малолетней сестрицей. — Она старалась, чтобы голос ее звучал как можно безразличнее.
— Ну вот, — разочарованно протянула Джейд. Потом она повеселела и обвела взглядом столовую. — Хотя бы посмотреть, как он выглядит. Где он?
— Он… — Дина покрутила головой, но Чака не увидела. — Я не знаю, где он. — Она нахмурилась, ей вдруг стало не по себе. «Почему Чак не пришел на ленч?» — гадала она. Она знала, что они завтракают на одной перемене.
— Ладно, познакомлюсь с ним в другой раз, — сказала Джейд. Потом она подалась вперед: — Угадай, кто стал парой месяца?
— Кто? — машинально спросила Дина.
— Брюс Кипнес и Шерри Мердок!
— Да что ты? — изумилась Дина.
Брюс и Шерри были самыми толстыми в школе.
— Они со мной в одной группе по географии, и сегодня утром эти двое ходили за ручку, — сообщила Джейд.
— Что ж, в этом нет ничего плохого, — сказала Дина.
— Да, наверное, с ними больше никто не хочет встречаться. Ой, забыла сказать тебе, что сделала с собой миссис Овертон. Знаешь, она очень коротко постриглась — почти под мальчика.
— Что? — рассеянно переспросила Дина.
— Я говорю, миссис Овертон… — да что это с тобой? — раздраженно спросила Джейд.
— Не знаю, — сказала Дина. — Меня беспокоит Чак. У меня такое чувство, что он…
Договорить она не успела — ее прервал на полуслове громкий стук распахнувшихся дверей. Дина обернулась на шум и увидела двоих сцепившихся между собой ребят, поваливших горку грязных подносов у двери.
— Драка! — раздался чей-то крик, заскрипели отодвигаемые стулья, на столах зазвенели тарелки и приборы.
Все вскочили, у дверей начала собираться толпа. Дина привстала на цыпочки, пытаясь разглядеть, кто дерется.
— Это Бобби Мак-Кори, — крикнула Джейд сквозь гомон толпы. — Он дерется с каким-то новеньким!
«О господи», — подумала Дина. Она взобралась на стул, чтобы лучше видеть.
— Не может быть, — простонала она. — Это Чак.
— Осторожно! — взвизгнула стоявшая рядом девушка. — У новенького нож!

Глава 4


Так-так.
Пока все в порядке. Большая игра.
Все идет по плану. И никто ничего не подозревает.
Еще одна неделя. Всего одна неделя — и он сделает последний ход.
Еще одна неделя — и все его тревоги будут позади.
Теперь его ничто не остановит. Ничто и никто. Пусть только кто-нибудь попробует помешать ему.

Глава 5 Вторая неделя сентября


Похоже, в этом году будут одни неприятности. Дина была просто уверена в этом. Было воскресенье, один из первых по-настоящему осенних дней. Дина на круглой площадке возле дома, в старом купальнике и обрезанных по колено джинсах, мыла мамину серебристую «Хонду-Цивик».
Но думала она не о «Хонде», мысли ее неизменно возвращались к кошмарам минувшей недели.
Взять хотя бы учебу — все предметы оказались куда сложнее, чем она предполагала. И зачем только она выбрала тригонометрию? Ей и в сто лет ее не выучить.
Потом, проблемы с личной жизнью. Год обещает быть повторением предыдущего, когда на вечеринки ее приглашали только потому, что она была подругой Джейд. Ей даже стало еще труднее общаться со сверстниками.
И наконец, самая большая проблема. Ее брат Чак.
У нее не укладывалось в голове, что он мог быть настолько глуп, чтобы в первый же день в школе затеять драку. Хуже того, у него был нож. Только трое учителей смогли разнять дерущихся. Что за характер! Его не выгнали из школы лишь потому, что папа пошел к директору и клятвенно обещал, что подобное больше не повторится.
Дина слышала, как вечером после этого случая папа выговаривал Чаку.
— И вот еще что, — кричал мистер Мартинсон — в таком состоянии Дине доводилось его видеть за всю жизнь всего пару раз. — Еще одна оплошность — даже если забудешь дома пропуск — и тебя вышвырнут пинком под зад! Ты понял?
Дина не слышала, что отвечал ему Чак, но могла вообразить себе его лицо — наверняка все то же двусмысленное выражение.
Это выражение не сходило с его лица всю неделю. Ему негласно запретили выходить из дома, но вместо того чтобы исправиться и проводить больше времени в кругу семьи, он сразу после школы исчезал в своей комнате в подвальном этаже и сидел там до вечера, потом выходил, молча проглатывал ужин и снова уходил к себе.
Его почти не было видно. Дина, в общем, была бы не против, если бы не изменилась вся атмосфера в доме. Нервы у всех были натянуты до предела. Отец Дины, обычно самый покладистый человек на свете, теперь стал вспыльчивым, постоянно срывался на жене и дочери из-за сущих пустяков. А мама Дины, главный администратор Агентства социальных услуг Темной Долины, и без того находившаяся в постоянном нервном напряжении из-за работы, стала раздражаться все чаще.
Дина вздохнула. «И кто это сказал, что школьные годы — лучшие годы жизни?» — думала она, глядя, как по сияющему корпусу «Хонды» стекаютструйки мыльной воды. Она открыла кран и стала поливать машину из шланга.
— Эй, Дина!
Она подняла глаза и увидела идущую к ней по мощеной дорожке Джейд.
— Привет, Джейд, — сказала Дина. — Что ты здесь делаешь?
Джейд пожала плечами. Она была одета в облегающий белый трикотажный топ без рукавов и зеленые шорты; полосы ее блестели в лучах заходящего солнца, будто расплавленная медь.
— Да вот, договорились сегодня встретиться с Майком Камиски, — сказала она, — но он позвонил, сказал, что заболел. Не знаю, может, врет. Ну, я и решила заглянуть к тебе, узнать, как дела.
— Хочешь сказать, уж мне-то свидания никто не назначает? — слегка обиделась Дина.
— Ладно тебе, не перевирай, — сказала Джейд. — Просто решила зайти, вот и все.
Дина выключила воду и окинула автомобиль критическим взглядом.
— Порядок. Мама с папой ушли в город на концерт. Оставили мне деньги заказать пиццу и взять в прокате пару кассет. Можешь присоединиться.
— Хорошая мысль, — согласилась Джейд. Потом хитро улыбнулась. — Л Чак дома?
— Выкинь его из головы, — посоветовала Дина. — Он решил стать затворником. Выходит из комнаты, только чтобы поесть.
— Могу поспорить, я бы заставила его выйти, — проговорила Джейд.
— Я сказала, забудь!
— Ну ладно, ладно, — уступила Джейд. — Он такой симпатичный. Жаль!

***


— И зачем я мыла машину? — сказала Дина, выглядывая в окно. На улице уже целый час шел проливной дождь.
— Как говорит моя мама, закон подлости, — сказала Джейд. — Как только помоешь машину, сразу же начинается ливень, даже если на небе не было ни облачка.
— Хочешь еще пиццы? — помолчав, спросила Дина, пододвигая к подруге большую квадратную коробку.
— Я объелась, — сказала Джейд. — Может, Чак хочет, давай спросим.
— Да забудешь ты наконец про него? — возмутилась Дина. — Он сейчас, наверное, думает о том, как поставить на уши всю школу. Давай лучше посмотрим второй фильм.
— У меня есть предложение получше. Думаю, пора звякнуть Робу Мореллу — от имени тайной обожательницы.
— Джейд, может, не надо? — заколебалась Дина. Сердце ее отчего-то вдруг учащенно забилось, как будто она бежала кросс.
— Давай, Дина, — упрашивала ее Джейд. — Дай волю скрытым инстинктам.
— Ну, это всего лишь безобидный розыгрыш…
— Вот именно, — подзадоривала ее Джейд. — Безобидный и веселый. — Она уже открыла телефонный справочник и набирала номер. Она прижала трубку к уху, послушала секунду и протянула телефон Дине. — Есть! — возбужденно шепнула она.
Все вышло, как на прошлой неделе, только еще лучше. Как только Дина заговорила, сразу же перестала волноваться. Кто волновался — так это Роб! От волнения он даже начал заикаться.
— М-можно п-пригласить тебя на чашечку к-кофе? — спустя какое-то время спросил он.
— На чашечку кофе, Роб? — переспросила Дина томным шепотом. — С удовольствием. Но прежде я должна быть уверена…
— Уверена в чем?
— В тебе, во всем.
Она придумывала, что бы сказать дальше, и тут в трубке что-то щелкнуло.
— Алло? — сказал Роб. — Алло, ты слушаешь? — Казалось, он испугался, что она повесила трубку.
— Наверное, что-то на линии, — сказала Дина. — Извини, Роб, я спешу. Я перезвоню тебе как-нибудь вечерком. — Она положила трубку, переполненная сознанием собственной власти.
— Здорово! — одобрила Джейд. — А что это был за звук?
— Не знаю, — сказала Дина. — Наверное, что-то с телефоном.
— Надеюсь, с ним ничего не случилось. Дай мне. Теперь моя очередь.
— Кому ты собираешься звонить?
— Майку Камиски, — сказала Джейд. — Проверю, не соврал ли он насчет простуды.
Но не успела она набрать номер, как три раза громко постучали, и дверь распахнулась. На пороге стоял Чак, в обрезанных джинсах и в голубой майке с надписью «R.E.M.», с обычной своей кривой улыбочкой на лице.
— Привет, девчонки, — сказал он.
— Чак, разве тебе разрешили войти? — возмутилась Дина.
Эй, мы же семья, верно? — парировал Чак и, повернувшись к Джейд, спросил: — А тебя как звать?
Дина взглянула на Джейд. Она смотрела на Чакатак, будто он был лидером самой модной рок-группы в мире. Дина вздохнула.
— Чак, — проговорила она, — это…
— Джейд Смит, — представилась Джейд, улыбаясь во весь рот самой медоточивой улыбкой.
— А я Чак, — сказал Чак, улыбаясь в ответ. «А я тут, кажется, лишняя», — подумала про себя Дина.
Чак присел на старинную скамейку у туалетного столика Дины, которая рядом с этой горой мускулов казалась игрушечной.
— Что ты делаешь у меня в комнате? — спросила Дина.
— Зашел посмотреть, — ответил Чак. — Я же вас, подруги, не спрашиваю, что вы здесь делаете. Или, вернее, что собираетесь делать.
— Что ты хочешь сказать?
— «Это твоя тайная обожательница, Роб», — пропел Чак, подражая томному шепоту Дины. — «Я бы с удовольствием встретилась с тобой как-нибудь…»
— Ты подслушивал! — возмутилась Дина, покраснев до корней волос.
— Так вот что это был за щелчок, — сказала Джейд.
— Я не подслушивал, — сказал Чак. — Я просто поднял трубку. Уверен, отцу будет интересно узнать, чем вы тут занимаетесь.
— Нет, Чак! — растерялась Дина. — Ты не скажешь ему! Папа заберет у меня телефон!
— И что? — ухмыльнулся Чак. — Зачем он тебе? Звонить всяким идиотам — своим одноклассникам? Если уж играть, так хотя бы с воображением.
— А ты что, придумал что-то получше?
— Еще нет, но мог бы, — сказал Чак.
— Эй, вы, хватит пререкаться, — вмешалась Джейд. Казалось, она вовсе не была смущена. Она одарила Чака сияющей улыбкой. — Может, скажешь, что у тебя па уме?
— Минутку, — оборвала ее Дина. — Может, просто забудем об этом? Мне кажется…
— Да ладно тебе, Дина, — сказала Джейд. — Это всего лишь безобидная забава. Ты же сама это говорила. Что будет, если Чак поиграет с нами?
«Только не это, — подумала Дина. — От Чака одни неприятности». Но что она могла поделать? Если Чак наябедничает отцу, можно попрощаться с телефоном — может, единственной радостью в жизни. А Чак, в конце концов, вел себя вполне сносно. Наверное, от одиночества.
— Ладно, — согласился Чак. — Только на этот раз без всей этой ерунды — «Ой, Роб, ты та-а-кой симпатичный». Будем звонить по-настоящему.
— Например? — спросила Джейд.
— Дайте-ка мне телефонный справочник. — Чак поводил пальцем по оглавлению. — Что за захолустный городишко, — пробормотал он. — Здесь есть хоть какие-то развлечения? — спросил он через минуту.
— Масса, — сказала Дина, начиная злиться. — У нас, надо полагать, ость все, что и у вас в большом городе — кино, танцы, гольф, боулинг…
— Боулинг — это хорошо, — протянул Чак, листая желтые страницы. — Вот он, нашел — «Шейдисайд Лэйнс».
Он набрал номер. Через секунду в громкоговорителе зазвучал женский голос.
— Добрый вечер, «Шейдисайд Лэйнс».
— Слушайте внимательно, я повторять не буду, — сказал Чак хриплым зловещим шепотом. — У вас заложена бомба. Она взорвется ровно в десять.
— Кто это? — встревожилась женщина.
— У вас пятнадцать минут на эвакуацию, — сказал Чак и повесил трубку.
— Чак! — в ужасе воскликнула Дина. — Как ты можешь? Бомба — это не игрушки!
— Да ладно, это, наверное, самое крупное происшествие за последние годы, — невозмутимо отозвался Чак. Он засмеялся и снова стал листать справочник.
— А что, это забавно, — улыбнулась Джейд. — Только представьте — люди мокнут под дождем в спортивных туфлях.
— Джейд! — разозлилась Дина. — Что ты мелешь! Это же преступление!
— Ты права, — признала Джейд. — Чак, — вкрадчиво проговорила она, — мы просто звонили ребятам из школы. Я хочу сказать, нам не нужны неприятности.
— Да-да-да, — сказал Чак и прищелкнул пальцами. — Подождите-ка, у меня идея. Как называется то место, от которого у вас все тут шарахаются?
— Ты имеешь в виду Фиар-стрит? — сказала Дина.
— Ну да, правильно. Что за название! — Чак снова расхохотался.
— Улицу назвали в честь одного гадкого старика по имени Саймон Фиар, — объяснила Дина и добавила: — Зря ты смеешься. На Фиар-стрит происходят жуткие вещи. Правда.
— Например? — ухмыльнулся Чак.
— Ну, там исчезали люди, — подхватила Джейд. — И еще было несколько нераскрытых убийств. Поздно ночью п лесу там слышали странные крики.
Чак смотрел на нее с кривой усмешкой на лице.
— Спустись на землю, — сказал он. — Да в каждом маленьком городке есть место вроде вашей Фиар-стрит! Это все сказки, выдуманные от скуки.
— Фиар-стрит — это не сказки, Чак, — сказала Дина.
— С этим шутить не стоит, — добавила Джейд. Дина заметила, что она сказала это совершенно серьезно, на мгновение даже перестав кокетничать.
— Ну, сказки или нет, — заявил Чак, — меня этим не испугаешь. Так, посмотрим, что у нас тут, — проговорил он, листая справочник. — Хотите звонить ребятам из школы, да? Как звать того парня, с которым я недавно подрался?
— Бобби Мак-Кори, — туг же ответила Джейд. — Он со своими дружками считает, они у нас самые крутые. Всегда задирают младших.
— Что ж, давайте для разнообразия задерем его, — сказал Чак. — Поглядим, какой он крутой. — И, но успела Дина отговорить его, Чак набрал номер Бобби.
— Можно попросить Бобби Мак-Кори? — проговорил он в трубку грубым, угрожающим голосом. У Дины по спине пробежал холодок. Через минуту Бобби подошел к телефону.
— Алло, это Бобби, — сказал он.
— А это — Призрак Фиар-стрит, — сказал Чак. — Я положил на тебя глаз.
— Призрак — чего? Кто это? — спросил Бобби. — Я положил на тебя глаз, — повторил Чак.
— Вкаком смысле? — голос Бобби звучал уже не так уверенно.
— В прямом, — сказал Чак. — Я положил на тебя глаз — злой глаз. На твоем месте я бы запер сегодня все окна и двери — и запирал бы их каждую ночь.
— Эй, кто это? — пролепетал Бобби дрожащим голосом.
Дина уже собиралась вырвать у Чака трубку, но тут он хрипло засмеялся и нажал отбой.
— Ты права, Джейд, — сказал он. — Куда веселее звонить ребятам из школы.
— Как ты можешь! — возмутилась Дина. — Бобби Мак-Кори — опасный тип. Что если он узнал твой голос?
— Не волнуйся, — сказал Чак. — Это всего лишь шутка. Или ты, может, боишься Призрака Фиар-стрит? — Он расхохотался, подбежал к окну и поднял его. Снаружи начался настоящий ливень, черноту неба разрывали вспышки молний.
— Духи Фиар-стрит! — громко крикнул Чак. — Вы слышите меня? Я жду вас! Сейчас! Придите, заберите меня!
«Он точно сумасшедший», — подумала Дина. Иногда вид у него совершенно безумный, кажется даже, что это совершенно другой человек. Такое впечатление, что у него раздвоение личности, и временами в нем берет верх тяга к острым ощущениям.
Вдруг ослепительно сверкнула молния и тут же раздался раскатистый удар грома. В следующий миг свет померк, и густую тьму прорезал душераздирающий крик.
Через минуту небо снова озарила вспышка молнии — девушки испуганно переглянулись.
— Эта молния была совсем близко! — Голос у Дины дрожал. — Могла даже ударить…
— Дина! — встревожено воскликнула Джейд. — Где Чак?
Дина обвела взглядом комнату — Чака не было! У окна послышался стон.
— Это там, — сказала Джейд. — Быстрее! Девушки подбежали к распахнутому окну. Снаружи хлестал дождь; вспышка молнии выхватила из темноты скорчившееся на полу безжизненное тело Чака.

Глава 6


Мгновение Дина ошеломленно смотрела на неподвижное тело брата.
— Чак! — закричала она. — Чак!
— Господи! — воскликнула Джейд срывающимся голосом. Она нагнулась над ним. — Ты думаешь, он… он… Ой!
Джейд и Дина одновременно отпрянули назад — Чак сел и состроил страшное лицо:
— У!
Потом он снова повалился на спину, покатываясь со смеху.
— Как я вас подловил, а? — сказал он, откашливаясь и переводя дух. — Смотрите-ка, как вас напугали духи Фиар-стрит!
Дине никогда еще не доводилось переживать такую бурю эмоций. Сначала испуг — дикий страх. Потом шок, потом облегчение — когда она поняла, что с Чаком все в порядке. Но сильнее всего был охвативший ее гнев. Гнев переполнял все ее существо — ей казалось, она сейчас просто лопнет от злости.
— Чак, ты болван! — заорала она. — Это уже слишком! Не лезь в то, чего не понимаешь!
— И-извини, — проговорил Чак, задыхаясь от смеха, но было не похоже, что он чувствовал себя виноватым. — Но слушай: я просто не мог удержаться.
Все успокоились. Джейд прижалась носом к окну посмотреть, что делается на улице.
— Дождь заканчивается, — объявила она. — Мне пора домой.
— Если не возражаешь, я провожу тебя, — предложил Чак. — Ведь ночью происходят странные… вещи. — И, снова засмеявшись, он повернулся к Джейд с кривой усмешкой на лице. Дина все еще сердилась на него, но Джейд, казалось, все было нипочем. Она смотрела на Чака так, будто ей было безразлично, что он выдавал себя за Призрака Фиар-стрит.
На следующий день Чак извинился и даже предложил Дине помочь с домашним заданием по математике. Как будто это два разных человека, снова подумала она. Один Чак — с улыбкой — был добрым, храбрым, веселым. Другой же Чак был злобным и несносным. Первый Чак нравился Дине. Она решила подумать над тем, как развить эту сторону его характера.
Утром в школе она все еще продолжала размышлять о двух Чаках и, когда шла на урок французского, едва не столкнулась в холле с Робом Мореллом.
— Извини, — сказал Роб. — Как дела, Дина? Он улыбнулся широкой, искренней улыбкой, и сердце девушки учащенно забилось. Она что-то пролепетала в ответ. Ей вспомнилась минувшая неделя, когда она после первого звонка Робу наслаждалась сознанием своей власти над ним.
Но в прошлую субботу все изменилось. Теперь ей было стыдно и неприятно. Она даже толком не понимала, почему все стало иначе. Ведь ничего не произошло, если не считать злых шуток Чака. Это могло быть даже опасно. Телефонная игра ее больше не забавляла.
И она не станет больше в этом участвовать. Нужно поговорить с Джейд и Чаком и убедить их, что это нехорошо.
Случай представился тем же утром, в столовой за ленчем. Она поднесла ко рту сэндвич с мясом, и тут рядом на стул плюхнулась Джейд.
— Дина, ты видела сегодняшнюю газету? — спросила она с блестящими от возбуждения глазами.
— Нет еще, — ответила Дина. — Послушай, Джейд, — начала она, — мне нужно с тобой поговорить…
— Обязательно, — перебила ее Джейд. — Но сначала посмотри на это!
Она швырнула Дине шейдисайдскую «Мор-нинг Пресс», чуть не опрокинув бумажный стаканчик с молоком. На первой странице красным маркером была обведена статья. Едва Дина пробежала глазами первые строки, сердце ее екнуло.
«ЛОЖНАЯ ТРЕВОГА»
«В субботу вечером, в 21.45, в полицию Темной Долины поступило сообщение о бомбе, заложенной в боулинг-клубе «Шейдисайд Лэйнс». Была произведена эвакуация, но никаких следов взрывчатки обнаружено не было.
По словам Луизы Кэмерон, менеджера вечерней смены в «Шэйдисайд Лэйнс», телефонное предупреждение было сделано мужчиной с хриплым голосом. «Он говорил так убедительно», — сказала она.
Кори Брукс, учащийся средней школы Темной Долины, был среди тридцати эвакуированных, стоявших под проливным дождем во время обыска здания. «Паники не было, — рассказывает он. — Жалко только, что я не смог завершить игру. Это была лучшая игра в моей жизни».
Несмотря на отсутствие улик, представитель полицейских служб, лейтенант Эван Фрейзер, сообщил, что следствие будет продолжаться. «Возможно, это был ложный вызов, — сказал он в интервью «Морнинг Пресс». — Но нельзя исключать и вероятность террористического акта. Мы обязаны тщательно проверять каждое поступающее сообщение».
Закончив читать статью. Дина почувствовала легкое головокружение. Ей стало стыдно. Она взглянула на Джейд, ожидая увидеть на ее лице раскаяние. Но увидела лишь блестящие от возбуждения глаза, раскрасневшиеся щеки. Казалось, она была довольна.
— Невероятно, правда? — сказала она. — Мы попали на передовицу!
Минуту Дина в изумлении смотрела на подругу.
— Ты что, спятила? — наконец спросила она. — Это все очень серьезно. Тут написано, полиция продолжает расследование.
— Да им в жизни нас не найти, — уверенно заявила Джейд.
— Что значит «нас»? — не успокаивалась Дина. — Это же Чак звонил.
— Расслабься, — сказала Джейд. — Никто же не пострадал.
— Нет, — согласилась Дина, — но могли пострадать. Что если бы в боулинге началась паника? А другой звонок — когда Чак представился Призраком Фиар-стрит?
На мгновение подруга переменилась в лице. Дина заметила мелькнувший в ее глазах страх.
— И что с того? — наконец проговорила Джейд.
— Это все не настолько безобидно, как кажется, — продолжала Дина. — Это подлость. Чак действительно хотел напугать Бобби Мак-Кори.
Теперь нахмурилась Джейд:
— Хорошо, согласна, Чаку не стоило говорить о Фиар-стрит. Но мне нравится звонить, и тебе тоже. Признайся, Дина?
— Ну, может, когда мы звонили ребятам из школы, и было весело, — сказала Дина, — но у Чака и так крупные неприятности. Я не доверяю ему. Кроме того, телефон — это не игрушки. Нужно прекращать звонки.
— Да ты что? — распалилась Джейд. — Давно стала командовать? Ведь нас, кажется, трое. Может, надо сначала спросить меня и Чака?
— Это мой телефон, — возразила Дина.
— Ну ладно же, — сказала Джейд. — Вот как скажу Робу Мореллу, кто ему звонил. — Она остановилась и ехидно улыбнулась, заметив, как Дина переменилась в лице. — Давай лучше так, — продолжала Джейд. — Соберемся втроем в субботу вечером и все обсудим.
В субботу вечером Дина была как никогда убеждена, что приняла правильное решение. Эти телефонные звонки до добра не доведут, и она во что бы то ни стало должна положить этому конец. Кроме того, она не верила, что Чак способен рассказать отцу, чем они занимались. В конце концов, он ведь тоже участвовал в этом. Джейд тоже не может рассказать Робу Мореллу — это уж точно. Ее просто немного занесло, вот и все.
Хоть одно радует: в последнее время она стала ладить с Чаком намного лучше. На этой неделе он два раза помогал ей делать тригонометрию и даже один раз после ужина убрал тарелки в посудомойку. Может, Джейд была права — он просто очень одинок. А может, наконец начал привыкать к жизни в Темной Долине.
Тем вечером родители Дины, как всегда по субботам, отправились в гости к друзьям. Дина решила, что барбекю поможет настроить Чака и Джейд на миролюбивый лад. Погода была идеальной для пикника. Она приготовила гамбургеры с сыром и свой фирменный салат из картофеля с луком, помидорами и кусочками черных маслин.
Пока Чак разводил костер. Дина закончила сервировать стол на улице. В ворота постучали — пришла Джейд с большой банкой мороженого. — Пахнет вкусно, — сказала она. На ней был джинсовый комбинезон с декоративными яркими заплатками. Дина заметила, как Чак окинул девушку оценивающим взглядом и снова вернулся к барбекю.
Гамбургеры получились превосходные, поджаристые снаружи и сочные внутри, а Джейд с Чаком уплели по две-три тарелки салата. После ужина Чак, казалось, оттаял — впервые с тех пор, как приехал в Темную Долину.
«Может быть, все в конце концов будет хорошо», — подумала Дина. Все трое сидели в патио на раскладных стульях, ели персиковое мороженое и слушали портативный кассетник Дины. Небо окрасилось густым багрянцем, начало смеркаться. Дина, закинув голову назад, смотрела на загорающиеся одна за другой звезды.
— Отличный ужин, Дина, — похвалил Чак, и она благодарно улыбнулась в ответ. Обычно он называл сестру просто «малышкой».
— Мне понравился салат, — сказала Джейд. — Все было* просто объеденье.
«Пора», — решила Дина. Вряд ли представится более подходящий случай.
— Послушайте, ребята, — начала она. — Нам нужно серьезно поговорить. Мне кажется, больше не стоит никому звонить.
— Хорошо, — произнес Чак.
— Ладно, — согласилась Джейд.
— В самом деле, — продолжала Дина, — я думаю, нам… — И тут она умолкла. — Что вы сказали? — переспросила она.
— Мы согласны, — улыбнулась Джейд. — Мы с Чаком уже все обсудили.
— Да, — подтвердил Чак. — Джейд убедила меня, что глупо испытывать судьбу. Особенно если наш старик работает в телефонной компании.
Дина изумленно смотрела на Чака и подругу. Джейд его убедила? И когда это они успели поговорить? Похоже, Джейд оказывает на Чака благотворное влияние!
— О чем еще ты хотела поговорить? — спросила Джейд.
— Больше ни о чем, наверное, — протянула Дина, все еще не веря в столь легкую победу.
Теперь уже почти стемнело, но она разглядела, как Чак потянулся к Джейд и похлопал ее по руке. На мгновение Дина ощутила укол ревности и подумала о Робе Морелле, но в принципе она была рада за Чака и Джейд. Ей казалось, что они подходят друг другу.
Дине было так хорошо и спокойно, что она готова была сидеть здесь вечно, есть мороженое и болтать ни о чем. Стихли последние аккорды «Дайр Стрэйтс», и она поднялась переставить кассету. Только девушка нажала кнопку, как перед самым лицом ее порхнула темная тень. Она взвизгнула и отскочила назад.
— Что случилось? — спросил Чак.
— Там ле-летучая мышь! — в ужасе крикнула Дина. Она попятилась и побежала в патио. Снаружи в окно билась привлеченная светом летучаямышь.
— Летучая мышь?! — содрогнулась Джейд, вскочила и бросилась за Диной.
— Эй, подруги, — позвал Чак. — Успокойтесь. Она же вас не съест.
— Очень смешно, — крикнула Дина из-за двери. — У меня от них мурашки по коже!
— И у меня тоже, — вторила ей Джейд. — Чак, иди к нам.
— Сейчас, — сказал он. Он открыл дверь и постоял на пороге.
— Закрывай ее! — в один голос крикнули девушки. — Закрывай! Мышь залетит!
— Мышка, мышка, лети сюда, — позвал Чак, но потом все же закрыл дверь и плюхнулся в кожаное кресло у камина. — Что это с вами? — спросил он. — Неужто здешние девчонки боятся всего на свете?
Страницы:

1 2 3 4 5





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.