Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49218
Книг: 122874
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Империя Дамеона»

    
размер шрифта:AAA

Андрей БЫСТРОВ
ИМПЕРИЯ ДАМЕОНА

Дамеон сделал выводы из ошибок Килнгорта.
Овладев перемещением во Времени,
Дамеон получил мощнейший рычаг проникновения.
Теперь они могли начать издалека, где угодно.
Мы знаем о Шеппарде, и мы займемся им.
Но о скольких еще очагах заражения мы не знаем ничего?
Выздоравливайте скорее, Магистр.
У Ордена очень много работы.
Хранитель Рэнди Стил — Магистру Филу Эвансу.

Мне во многом нужно исповедаться.
Как обычный земной человек, я в той или иной
степени подвержен всем семи смертным грехам.
Но главная моя вина в неведении.
Потому что на самом деле я не знаю, кто я.
Рэнди Стил

Пролог
СТРАЖ ВРЕМЕНИ

1

Он надеялся, что у него есть хотя бы еще одни сутки…
Он ошибался.
В его приемной мисс Клейтон бросила мгновенный взгляд в крохотное зеркальце и чуть подправила волосы. Она проделывала это каждый раз, прежде чем зайти к шефу, и вовсе не потому, что ей очень нравился Гарри Шеппард. Он ей совсем не нравился. Она трепетала перед ним.
Красным коготком мисс Клейтон едва слышно стукнула в дверь и вошла. Гарри Шеппард делал пометки на лежавших перед ним бумагах и набирал какие-то цифры на клавиатуре компьютера. Он даже не поднял взгляда на мисс Клейтон, которая неловко переминалась перед его письменным столом, похожим на абстрактную скульптуру из стали, стекла и прозрачного пластика.
— Мистер Шеппард, — несмело начала девушка. — Сэр…
— Слушаю вас, — сухо отозвался Шеппард, не отрывая глаз от монитора.
— Я хотела сказать… То есть уже четверть третьего… Шеппард рассеянно посмотрел на запястье, украшенное «Омегой».
— Да, и что?
— Можно мне пойти пообедать?
— Вы подготовили письмо для Маркетти?
— Еще утром, сэр.
— Тогда не вижу причин вас задерживать.
Мисс Клейтон покинула кабинет.
Гарри Шеппард остался один. Он выключил компьютер, бросил карандаш на бумагу. Его взгляд задумчиво перебегал с темного монитора на письменный стол, со стола снова на монитор.
Зазвонил телефон. Шеппард снял трубку:
— Гарри Шеппард слушает.
— Они начинают, — произнес близкий и страшный голос у самого уха.
Связь прервалась.
Шеппард замер, будто не веря услышанному. Этого не могло быть, его человек в ФБР не мог так просчитаться. Они начинают сегодня. Сейчас…
Состояние оглушенности длилось не дольше нескольких секунд. Когда Шеппард положил трубку на аппарат, его мозг уже снова стал тем, чем и был всегда — отлаженной, почти совершенной машиной.
Они начинают. Это может означать, что они еще только выезжают из гаража. А могут быть и на полпути к его офису. Они могут и… О, вот и они.
Сквозь огромное панорамное стекло Шеппард отчетливо видел сверху два одинаковых темно-серых автомобиля, одновременно затормозивших на противоположной стороне улицы. Две машины… Минимум восемь человек. Выходят… Да, восемь… Как они будут действовать? Двое поднимутся сюда, на двенадцатый этаж, на лифте. Пока они поднимаются… Есть время… Пожарная лестница — вот она, рукой подать, за окном. О ней они подумали, конечно, так что двое будут стоять у пожарной лестницы. Еще двое блокируют второй лифт и подъезд, оставшиеся — черный ход.
Он заколочен, хотя Шеппард уже давно принял меры к тому, чтобы эта заколоченность оставалась только видимостью. Но чем это поможет сейчас? В любом случае двое — у черного хода. Он в собственном офисе, как в ловушке…
Стоп. Грузовой лифт. В конце коридора имелась шахта маленького грузового лифта, на котором обычно доставляли почту и иногда возили обеды по заказам особо занятых сотрудников его компании. Конечная остановка грузового лифта была в подвале, откуда вел только один выход — в тот же вестибюль, к единственному подъезду. И все же этот шанс лучше, чем никакого.
Грузовой лифт обслуживал старик-механик по имени Джо. Он командовал лифтом из своего подвала. В крохотную кабинку человек едва ли мог втиснуться… Но Шеппард — НЕ человек.
Их восемь, все на своих местах, в подвале никого нет. Да и зачем — любой выходящий из подвала так или иначе упрется' в тех двоих, что у двери. Время — 14.22… Джо наверняка отправился обедать.
Пальцы Гарри Шеппарда уже набирали комбинацию сейфа. Деньги, кредитные карточки… Наличных катастрофически мало, а кредитные карточки теперь ни к чему.
Шеппард взял тощую пачку наличных, сунул в карман пиджака бутылку виски, предназначенную для посетителей, и быстро пошел к двери. Загудел лифт. Они поднимаются…
Грузовой лифт стоял на соседнем этаже. Он мог управляться только дистанционно, с пульта Джо в подвале, но Шеппард быстро нащупал нужный провод и переключил его на другую клемму. Лифт переместился на двенадцатый этаж. Шеппард открыл узкую металлическую дверцу и забрался внутрь. Даже для его гибкого искусственного тела этот трюк был нелегким. Из такого положения трудно было заставить лифт двигаться, да еще мешала бутылка. В конце концов левой рукой, изогнув ее наподобие автомобильного коленвала, Шеппард ухитрился открыть крохотный ремонтный лючок, нашарил электропроводку. В каком-то смысле тут справиться было даже проще, чем передвинуть лифт с этажа на этаж; чтобы спустить его в подвал, достаточно отсоединить любой из четырех кабелей, и электромотору отдается команда: неполадка, отослать лифт вниз для ремонта.
Лифт устремился вниз. Будь Шеппард человеком, удар о концевые ограничители переломал бы ему кости.
В подвале не было никого. Под потолком светила тусклая запыленная лампочка. На ящике, служившем столом, возвышались две пустые бутылки из-под дешевого джина, рядом валялись пластмассовые стаканчики и недоеденный гамбургер. Старая замасленная роба Джо виднелась в углу. Шеппард напялил ее поверх пиджака, а на голову водрузил видавший виды синий берет. Открыл бутылку виски, чуть ли не половину вылил на себя, немного опрокинул в рот… Для запаха довольно. Бутылку с оставшимся виски Шеппард поставил на ящик, подошел к массивной двери, ведущей из подвала в вестибюль, и взялся за ручку. Теперь многое будет зависеть от фактора внезапности. Конечно, они сообразят, и быстро. Но речь и не идет о том, чтобы их обмануть. Речь идет лишь о том, чтобы они сообразили не до, а после того, как он окажется на улице. Вопрос — все ли они являются Хранителями Ордена или в рамках некоей камуфляжной операции задействованы и просто сотрудники ФБР? Ответ так важен… Но ответа нет. Нужно идти.
Шеппард толкнул дверь.
Один из них стоял к нему спиной, облокотившись о перила лестницы. Второй прислонился к дверце лифта, его лицо было видно Шеппарду в профиль. Пошатываясь, Шеппард накренился к нему, икнул и ухватил его за рукав.
— Ребята, — промычал Шеппард заплетающимся языком, — хор-рошие ребята… Во-от кто даст сигаретку старине Джо…
Парень вырвал рукав из цепких пальцев.
— Эй, что ты… — неуверенно начал он. — Иди-ка отсюда… Майк!
Майк отреагировал незамедлительно. Он молча взял Шеппарда за воротник, развернул и подтолкнул к входной двери. Нет, эти двое не были Хранителями в первую очередь, лишь во вторую работавшими в ФБР. Те не допустили бы, не могли бы допустить такого промаха.
Мнимый пьянчужка вывалился на тротуар, шагнул на проезжую часть, увернулся от мчавшегося прямо на него грузовика и скрылся за большим фургоном. Сорвав робу и берет, Шеппард бросил их на крышу фургона, нырнул в ближайшее кафе, быстро, но не суетливо прошагал через обеденный зал, вышел через кухню во двор и на соседнюю улицу.
Онутолучил передышку. Может быть, совсем крохотную, может быть, всего на несколько минут, но он сделал это.

2

В чахлом подобии парка недалеко от Мэдисон-авеню он уселся на скамейку, откуда хорошо просматривалась улица в обоих направлениях. Немного виски попало на брюки, в душном неподвижном воздухе плыл слабый аромат «Джека Даниэльса» — обостренное НЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ обоняние Шеппарда воспринимало его ясно. Ничего, это выветрится через минуту… Теперь главное — Майами. Как можно скорее попасть в Майами. Конечно, они контролируют аэропорт, но вряд ли очень тщательно. Разве логично для него, чудом избежав одной ловушки, тут же ринуться в другую — аэропорт? Сейчас они частым гребнем станут прочесывать Нью-Йорк, искать любые зацепки, справедливо полагая, что ему выгодно на какое-то время затеряться в четырнадцатимиллионном городе. Да, в аэропорту его ждут менее всего, но как добраться туда? Угнать машину? Это ненужный риск — лучше взять такси. Они найдут водителя, но будет уже слишком поздно… Надеюсь, что поздно, мысленно поправился Шеппард.
Машина подвернулась быстро. Водитель-латиноамериканец в нескольких выразительно исковерканных английских словах объяснил спешащему бизнесмену, что вообще-то едет на станцию техобслуживания, но охотно довезет его до аэропорта при условии несколько завышенной оплаты. Шеппард кивнул и устроился на сиденье
Как это часто бывает, духота притянула грозу. Стемнело, молнии заметались в дожде. Сквозь треск разрядов по рации в такси передавали сообщение о розыске опасного преступника — его, Гарри Шеппарда. Перечислялись приметы, обещалось вознаграждение.
Водитель не обратил на передачу ни малейшего внимания, а может, и не понял ее из-за ограниченности английского лексикона. По прибытии на место Шеппард расплатился и вышел из машины.
У многочисленных стеклянных дверей аэропорта не было никого из тех, кого ему приходилось опасаться — он понял это сразу. Шеппард вошел в здание. Вряд ли их здесь много, но уж по одному у каждой регистрационной стойки — наверняка. Но Шеппард и не собирался просто покупать билет, регистрироваться… Он посмотрел на светящееся электронное табло объявлений. Майами — ближайший рейс через двадцать минут. Нужно попасть именно на этот самолет, другого для него не будет. Какие еще рейсы указаны? Индианаполис… Нэшвилл… Мемфис — через час. Подойдет.
Шеппард направился к кассам и осведомился о свободных местах на рейс Нью-Йорк — Мемфис.
— К сожалению, только туристский класс, сэр, — сказала девушка, окинув оценивающим взглядом его костюм и золотую «Омегу».
Шеппард вздохнул:
— Что ж, придется лететь туристским. Дела, увы… Они не хотят ждать! — Он улыбнулся и получил ответную дежурную улыбку.
— Ваше имя, сэр?
— Гарри Шеппард.
Он отошел от кассы, пряча билет в карман. Через несколько минут им станет известно, что Гарри Шеппард приобрел билет туристского класса до Мемфиса (кстати, съевший остаток его жалкой наличности). Сначала они будут ошеломлены, потом постараются разгадать его замысел, ибо едва ли подумают, что он внезапно лишился рассудка. Тем не менее мемфисский рейс им придется контролировать особенно тщательно — у них просто не будет иного выхода. А значит, внимание к другим рейсам ослабнет, в том числе к рейсу на Майами. Что бы сделал на их месте он сам, Гарри Шеппард? Вызвал бы подкрепление? Оно вполне успеет к мемфисскому рейсу, но он к тому времени уже улетит в Майами. Если улетит… Закрыл бы аэропорт, отменил все полеты? К счастью, это не в их власти, да и, будь это возможно, они не стали бы оплачивать такие убытки из-за Гарри Шеппарда. Они уверены в себе. Они знают, что так или иначе им удастся схватить его. Что ж, необходимо их переубедить.
Шеппард остановился в нескольких шагах от толпы пассажиров возле стойки, где шла регистрация билетов на Майами, прислонился к колонне (проходивший полицейский окинул его подозрительным взглядом). Так, двое тихо переговаривающихся бизнесменов… Шумная семья туристов… Влюбленная парочка… Не то. А вот этот хмурый мужчина лет сорока с дорожным кейсом, что стоит чуть поодаль… Он, кажется, летит один, и времени на поиски кого-то другого нет.
Небрежной походкой Шеппард подошел к мужчине, осклабился и хлопнул его по плечу.
— Джек! — В его голосе слышалась неподдельная радость. — Старина! Черт возьми, сколько же мы не виделись, а? Лет десять? Черт, как я рад! Иду, смотрю — да это же старина Джек Дорси!
Одинокий пассажир отстранился.
— Простите, сэр, — сказал он вежливо. — Вы ошиблись.
— Ошибся! Еще чего! — захохотал Шеппард. — Не валяй дурака, Джек! Я Том, Том Уайлер!
— Извините, — произнес мужчина уже раздраженно, — вы ошибаетесь.
Шеппард умело изобразил сомнение:
— Вы — Джек Дорси из Миннеаполиса, не так ли?
— Ничего похожего, сэр. Мое имя Йэн Эштон, я всю жизнь прожил в Нью-Йорке и никогда не бывал в Миннеаполисе.
Сомнение на лице Шеппарда сменилось огорчением.
— Прошу у вас прощения, сэр. Вы так похожи на моего старого приятеля, что я… Да, теперь я вижу, что ошибся. Еще раз извините, сэр.
— Ничего, ничего, — равнодушно сказал пассажир и отвернулся.
Гарри Шеппард медленно пошел прочь, раза два оглянувшись, словно недоумевая, как он мог так обознаться. Когда толпа скрыла Эштона, Шеппард быстро поднялся в радиотрансляционную и заказал объявление, выложив последние два доллара.
Из динамиков прозвучал мелодичный голос:
— Мистера Йэна Эштона, вылетающего в Майами, просят срочно подняться в бар сектора «А» на втором этаже. Мистер Йэн Эштон, вас ожидают…
Чтобы попасть из регистрационного зала в бар сектора «А», нужно сначала пройти по коридору, где расположены туалеты и какие-то административные комнаты. Людей здесь обычно бывало немного, как знал часто летавший Шеппард. Сейчас и вовсе никого… А в туалете? Шеппард толкнул дверь и вошел. В просторной, выложенной розовым кафелем комнате также никого не было, и все кабинки были свободны. Шеппард встал у приоткрытой двери, наблюдая за коридором.
Из-за угла показался Эштон. Он шагал торопливо — боялся опоздать на регистрацию, и на лице его были написаны недоумение и озабоченность. Кейс он нес с собой. Действительно летит один? Если все же нет, тогда скверно… Интересно, подумал Шеппард, связал ли Эштон неожиданный вызов и встречу с мнимым приятелем и какой сделал вывод?
Эштон поравнялся с дверью. Шеппард резко распахнул ее и рывком втащил Эштона внутрь, где встретил его страшным, точно рассчитанным ударом в голову. Без единого звука злосчастный пассажир рухнул на кафельный пол.
Шеппард быстро обшарил его карманы, достал из бумажника билет, водительские права, деньги, запихнул все на прежнее место и положил бумажник в свой карман. Затащив Эштона в крайнюю кабинку, Шеппард усадил его на унитаз. Вырвал проволочное крепление для туалетной бумаги, распрямил его и изогнул на конце. Потом вышел, закрыл кабинку и при помощи этой импровизированной отмычки запер ее изнутри. Проволоку он бросил под дверь, отошел и оглянулся. Ноги Эштона виднелись в окошечке в нижней части двери. Очень хорошо.
Дверь открылась. Когда человек вошел, Шеппард спокойно и тщательно мыл руки, кейс стоял возле него. Потом он подхватил кейс и направился в зал.
Он подошел к стойке регистрации одним из последних. Дорожный кейс Эштона был достаточно мал, чтобы сдать его в багаж, и достаточно велик, чтобы считаться ручной кладью. Шеппард предпочел сдать. Вообще пассажиры без багажа — сплошь подозрительные личности, но в Майами он только помешает.
Девушка у стойки мельком бросила взгляд на водительские права и кивнула. В очереди за Шеппардом стояли еще лишь два пассажира — пожилой толстяк, похожий на техасского фермера, и жизнерадостная разодетая старушка — наверное, его жена.
На летном поле Шеппард постарался пробиться вперед и держаться в самом центре толпы пассажиров. Раньше он не успел тщательно разглядеть билет, изъятый у Эштона, — оказалось, что он летит первым классом.

3

Когда «боинг» пошел на взлет и роскошная панорама бухты Нью-Йорка исчезла внизу, Шеппард ослабил узел галстука, расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке, откинулся на мягкую спинку кресла… Словом, повел себя так, как почти любой обычный человек, оказавшийся наконец в самолете после предотлетной суеты. Сосед ему попался как нельзя более подходящий — унылый старичок в белом полотняном костюме и сандалиях, который вскоре уснул под едва слышный гул турбин. Шеппард листал номер какого-то иллюстрированного журнала… Последний этап будет самым трудным, невероятно трудным, почти непреодолимым. И планировать тут ничего нельзя — слишком многих факторов не учесть. Скоро ли найдут Эштона? Не важно, за три часа они тем или иным способом выяснят, каким рейсом улетел Шеппард. Каковы же будут их дальнейшие действия? Сообщат экипажу? Сомнительно, не в их интересах каким-либо образом провоцировать опасную ситуацию в воздухе. Нет, их люди будут ждать его в Майами, но где? Прямо у трапа или у входа в аэропорт? Скорее всего, к самолету идти побоятся. Они не знают, не ухитрился ли он пронести на борт оружие. Если возникнет стычка, да еще с угрозой для жизни пассажиров или захватом заложников, конгресс сотрет ФБР в порошок, а у них и так напряженные отношения. Под ударом окажутся позиции Ордена, а на это они не пойдут никогда. Значит, у входа, но для Шеппарда нет почти никакой разницы — все летное поле будет оцеплено…
Посадка в Майами прошла как по нотам. Гигантский самолет почти без толчка коснулся земли, прокатился по идеально гладкой полосе, вздрогнул и замер.
Солнце отражалось в стеклах здания аэропорта, бросало блики налетное поле. Пассажиры гуськом сходили по трапу и направлялись к дверям, гостеприимно распахнутым для них и таившим угрозу для Шеппарда. У подножия трапа он огляделся. Самолетов было немного — еще два «боинга» стояли в отдалении, один из них заправлялся. Остальные еще дальше… А на самом краю летного поля виднелось несколько частных самолетиков, к ним полз черный автомобиль.
Короткая быстрая перебежка — и Шеппард укрылся за бензовозом-заправщиком. Через открытое окно кабины он стащил фуражку аэродромного служителя, надел ее и быстро зашагал по летному полю. Никто не обращал на него внимания. Он рассчитал, что достигнет цели примерно в тот момент, когда последний пассажир «боинга» войдет в дверь аэропорта, а черная машина доберется до стоянки частных самолетов. И рассчитал правильно… Когда он подходил к застывшему черному «роллс-ройсу», двое в серых костюмах у дверей аэропорта, похожие не то на выпускников престижного колледжа, не то на преуспевающих менеджеров, обменялись взглядами и почти одновременно констатировали:
— Его нет.
— Пошли, — приказал один из них и махнул рукой кому-то невидимому в коридоре.
Не дожидаясь ответа, он шагнул на летное поле, за ним второй и еще трое неизвестно откуда взявшихся элегантных выпускников. Вытащив «уоки-токи», первый что-то говорил на ходу.
Шеппард приблизился к «роллс-ройсу». В нескольких метрах от машины на взлетной полосе стояла «Сессна». Водитель «роллса» сидел в своем автомобиле, а рядом пожилой человек в безупречном кремовом костюме беседовал с пилотом.
— Примерно через полчаса, сэр, — донеслось до Шеппарда. — Как только получим разрешение на взлет.
В этот момент пилот заметил Шеппарда в его аэродромной фуражке. В свою очередь Шеппард заметил пятерых — ТЕХ САМЫХ! — приближавшихся, пожалуй, слишком быстро, и еще двоих с другой стороны — возле ограждения летного поля.
Все, медлить нельзя. Шеппард рванулся вперед, оттолкнул ошеломленного пилота так, что тот чуть не упал, и вывернул за спину руку джентльмена в кремовом костюме. Тот согнулся и застонал от боли.
— Ни с места! — крикнул Шеппард, видя, что пилот готов броситься на него. — Объясняю ситуацию. Я — террорист. Вооружен, и в случае чего разнесу пулей голову вашего шефа прежде, чем вы пошевелитесь. Но я не намерен причинять вам вред, если вы будете слушаться. Все ясно? Тогда быстро в самолет — и взлетаем.
Пилот смотрел на него со страхом.
— Вы с ума сошли, — проговорил он. — У меня нет разрешения на взлет. Мы столкнемся…
Вместо ответа Шеппард дернул руку своего пленника так, что чуть не сломал ее. Тот тихо взвыл:
— Делайте, как он говорит, Стивен.
Оперативники находились уже в опасной близости. Стивен забрался в кабину и запустил двигатели. Шеппард втолкнул заложника в салон и сам поставил ногу на лесенку.
Он не учел одного. Внимательно следя краем глаза за оперативниками, он упустил из вида водителя «роллс-ройса». Того самого, который как раз наносил ему сокрушительный удар сзади.
Шеппарда оторвало от дверцы и развернуло, но он не упал — его ударили хотя и сильно, однако не монтировочным ломиком или чем-то в этом роде, а всего лишь кулаком. Он принял боевую стойку. Шофер ринулся на него, но преимуществом внезапности он уже не обладал.
— Не стрелять! — крикнул оперативник с «уоки-токи», хотя это предупреждение было, в сущности, излишним. «Сессна» разбегалась по взлетной дорожке. Владелец самолета потянулся к дверце, чтобы захлопнуть ее, но ему мешал ветер.
Оперативники были для Шеппарда задачей номер два. А задача номер один — шофер… Шеппард встретил противника прямой правой в челюсть и левой в висок. Шофер оказался крепким парнем. Он лишь зашатался, упал на колени и схватился за голову, но Шеппарду и этого было достаточно — он видел, что ключ зажигания торчит в приборной доске. Он распахнул дверцу «роллса» и прыгнул за руль. Первоклассный двигатель машины даже на высоких оборотах почти не шумел. Тихо, как призрак, автомобиль устремился за самолетом, набирающим скорость. Не имея возможности наблюдать за развитием ситуации, Стивен все же принял решение взлетать, чтобы наверняка обезопасить своего шефа. На ста тридцати милях в час «Сессна» оторвалась от земли. Они мчались рядом — самолет и автомобиль. Вот теперь раздался первый выстрел… Пуля с визгом ударила в боковое стекло «роллса», к счастью для Шеппарда оказавшееся непробиваемым. Стреляли, конечно, по колесам, но не все же хорошо стреляют… Шеппард увеличил скорость до ста сорока. Шасси взлетающей «Сессны» зависло в метре над крышей «роллса». Шеппард распахнул потолочный люк, выбрался на крышу машины. В тот момент, когда самолет круто пошел вверх, Шеппард уцепился за распорку шасси. «Роллс-Ройс» по инерции промчался до конца полосы, вылетел за нее, подпрыгнул, перевернулся и кувырком покатился к заправщику. Столкновение смяло обе машины, громыхнул взрыв. Пламя взметнулось чуть ли не до болтающихся в воздухе ног Шеппарда, на мгновение он ощутил жар. Внизу бушевало море огня.
Шеппард подтянулся, сел верхом на колесо и одной рукой ухватился за край распахнутой дверцы. Владелец «Сессны» кинулся к нему, но тут же получил сильнейший удар в лицо, отбросивший его в хвостовую часть самолета. Шеппард забрался в салон и захлопнул дверцу.
— Вот и все, — сказал он, падая в ближайшее кресло.
Владелец самолета поднялся, вытирая платком кровь с лица. Кровавые пятна украшали его великолепный кремовый костюм от пиджака до брюк.
— Сами виноваты, — заметил Шеппард.
— И что теперь? — хмуро осведомился владелец, тяжело плюхнувшись в кресло подальше от террориста. Негромкий гул моторов не заглушал слов.
— Багамы, остров Льоса, — приказал Шеппард.
— Это невозможно! — выкрикнул пилот из кабины.
— Почему?
— На острове Льоса негде совершить посадку.
— Неверно. Выберете подходящий пляж, там есть такие. Слежавшийся песок… Словом, там можно сесть.
— Это очень опасно…
— Выполняйте, или…
Остров Льоса всего в нескольких минутах полета… Все, теперь уже все. Никто ничего не успеет противопоставить Шеппарду.
Внизу показался небольшой остров. «Сессна» заложила вираж и снизилась над берегом. Стивен вел самолет так низко, что шасси почти задевало верхушки деревьев. Длинные, узкие песчаные пляжи тянулись чередой, разделенные маленькими рощицами и болотистыми участками. Выглянув из кабины, пилот вопросительно посмотрел на Шеппарда.
— Любое место, — сказал тот.
Стивен посадил «Сессну» сразу после этого на первом подвернувшемся пляже. Плотный песок представлял собой не такую уж плохую посадочную площадку, но скорость погасить не удалось, самолет врезался в деревья. Удар был так силен, что кабину смяло, пилот оказался зажатым между креслом и приборной доской. Владельца самолета не выбросило из его кресла, так как он пристегнулся ремнем, но удар головой о спинку сиденья впереди лишил его сознания. Не пострадал только Шеппард, выбравший наиболее безопасную позицию и сгруппировавшийся.
Дверцу салона не заклинило. Шеппард открыл ее, спрыгнул на песок и быстро зашагал в глубь острова. Он не оглядывался, его не беспокоило, что станет с этими двоими, что они предпримут, когда очнутся. Они все равно не успеют, как и ТЕ; Шеппард уже у цели. В хорошо замаскированной пещере его ждет то, что унесет его прочь из этого Времени… Чтобы начать все сначала. Жаль, конечно, что он не сумел, не успел попасть сюда другим, заранее продуманным и подготовленным, менее драматичным способом… Но, в конце концов, какая разница? Орден ничего не сможет поделать. Они проиграли… Земляне всегда проигрывают. Порой им удается одерживать тактические успехи, но окончательная победа принадлежит Дамеону.

4

— Да, — кивнул Рэнди Стил, пробежав глазами последнюю страницу документа, — именно так все и обстоит, Проводник.
Джеймс С. Моддард, Проводник Тигг Илиари, взял документ из рук Рэнди и спрятал его в сейф.
— Следовательно, — он обращался не к Рэнди Стилу, а к профессору Уорнеру, — мы до сих пор не знаем, что это за штуки.
— Не совсем так, — живо возразил профессор, — нам известно не так уж мало.
— Отчет несколько суховат… И многословен, — заметил Проводник. — Попробуйте суммировать кратко, своими словами.
— Ну что же… Во-первых, оба устройства, изъятых нами в Лайтвилле и на острове Льоса, идентичны или почти идентичны…
— Почти?
— Мы же не разбирали их… Во-вторых, совершенно очевидно, что они могут оказывать влияние на Время. Однако это далеко не «машины Времени», о каких пишут фантасты. Тут все намного сложнее… Мы называем из Стражами Времени… Ведь этого нет в отчете?
— Нет, но не так важно, как их называть…
— Другими словами, вы не можете войти туда, установить некую стрелку на некий год и тут же туда отправиться. Это не просто технологические устройства, сконструированные для решения определенных задач. Они… Почти живые, а может быть, и живые в каком-то смысле. И они настроены на взаимодействие с разумными существами определенного рода…
— Амма Дамеон?
— Да, конечно, — сказал профессор. — Для меня или для вас они бесполезны… По крайней мере до тех пор, пока мы не изучим их полностью, а на это уйдут годы… Если только это вообще возможно.
— Но они не бесполезны для Хранителя Стила, — произнес Моддард, поворачиваясь к Рэнди. — Так, Хранитель? Рэнди задумчиво кивнул:
— Думаю, что так, Проводник.
— Ведь именно Хранитель Стил, — добавил профессор Уорнер, — сумел определить, куда отправился Шеппард.
— Но не просите у меня объяснений, как я это сделал, — вздохнул Рэнди. — Да, я сумел настроиться на эту штуку.
Да, я знаю, что Шеппард отправился в Германию конца тридцатых годов, но больше я не знаю ничего. Проводник, то, что в Ордене называют моими особыми способностями, для меня такая же загадка, как и для других…
— Нацистская Германия — это наиболее логично для Амма, — сказал профессор. — Агрессивное государство высшей секретности и высочайшей эффективности… Идеальные условия для осуществления планов Дамеона. Один бог знает, что Шеппард может там натворить.
— Мы тоже обязаны это узнать, — резко подчеркнул Моддард. — Как вы полагаете, Хранитель, вы смогли бы воспользоваться Стражем Времени?
— Путешествовать во Времени? — Рэнди пожал плечами. — Наверное, да… Не так, как Амма. Не во плоти. Мое тело осталось бы здесь, но думаю, я смог бы внедрить свое сознание в структуру сознания человека другой эпохи… Но какой в том смысл? Я не смогу найти Шеппарда. «Нацистская Германия» —слишком неточный адрес!'И мы не знаем, какое имя там носит Шеппард, как выглядит, чем занимается…
— Я не предлагаю вам вслепую искать Шеппарда в Германии, — сказал Проводник. — Профессор Уорнер, спасибо, на сегодня вы свободны…
Профессор встал, слегка поклонился Проводнику и вышел из кабинета. Моддард некоторое время молчал, потом спросил:
— Вы знаете, что такое наш Институт Исторических Исследований, Рэнди?
— В общих чертах. Подразделение Ордена, занятое поисками исторических свидетельств активности Дамеона в Прошлом?
— В целом да. Это совершенно особое подразделение, его сотрудники не заняты ничем иным, только этим. Через их руки проходит огромное количество информации, любой информации, любых исторических свидетельств в любой форме. При малейших подозрениях начинаются более кропотливые исследования. Но иногда, Рэнди, мы ориентируем сотрудников Института более конкретно — вот как после вашего сообщения о Шеппарде в Германии.
— О, вот как… И есть результаты?
— Да, любопытные результаты… Но эти исследования еще не закончены, и к Шеппарду нас пока не слишком приближают. Я хочу ознакомить вас с результатами, относящимися к более позднему периоду.
Снова отперев сейф, Моддард достал тонкую синюю папку и протянул ее Рэнди.
— Что это? — спросил тот, принимая папку.
— Копия рапорта лейтенанта Мортона полковнику Данбэру после рейда на плато Тайнгуен.
— Плато Тайнгуен?
— Вьетнам, 1968 год.
— Кажется, я не…
— Прочтите, — прервал его Моддард.
Рэнди быстро прочел короткий документ и сказал:
— Я по-прежнему не понимаю.
— Это распечатанная копия текста рапорта. А вот фотокопия оригинала. — Моддард вынул из сейфа другую папку, Рэнди раскрыл ее:
— Разве эти два документа не идентичны?
— Идентичны — в том, что касается текста. Но присмотритесь внимательно к фотокопии. Там, справа внизу, ниже подписи. Это выглядит всего лишь как случайный росчерк пера, небрежность. Но это…
Пристально изучив копию, Рэнди поднял взгляд на Проводника:
— Вот оно что! Конечно… Это схематично изображенный Знак Ордена! Лейтенант Мортон был Хранителем! Но тогда почему он…
— Нет, Рэнди. Лейтенант Мортон не был Хранителем, он никогда не имел отношения к Ордену. Вы бы и сами догадались, если бы подумали чуть дольше. Ведь этот Знак…
Рэнди вздрогнул и ошеломленно посмотрел на Моддарда.
— О нет…
— Теперь вы поняли? Совершенно верно. Этот Знак был принят вместо прежнего всего два месяца назад.
— Но это означает…
— Посмотрите снова. Там еще кое-что есть, справа от Знака, как будто составляющее с ним одно целое, но…
— Похоже на две буквы, — пробормотал Рэнди. — R и S.
— Правильно. Ваш автограф. Рэнди Стил. Бросив папки на стол и откинувшись на спинку стула, Рэнди взъерошил волосы:
— Что это за чертовщина, Проводник?
— Я не знаю, — мягко ответил Моддард. — Очевидно одно — вы побывали там, во Вьетнаме тысяча девятьсот шестьдесят восьмого года. Никто другой не способен на это. Вы были лейтенантом Мортоном. Вы оставили этот Знак и буквы на рапорте именно для того, чтобы сотрудники Исторического Института обратили на них внимание… И чтобы мог состояться этот сегодняшний разговор.
— Но я НЕ БЫЛ там!
— Значит, будете.
— Но… Почему?
— Потому что вы сами себя туда направили… Вот этим документом.
— ЭТО я понимаю! Петля Времени. Я отправляюсь туда, потому что сам оставил документ, а оставил его, потому что направился туда… Но это парадокс, в нем нет никакого смысла. Я имею в виду подлинную причину. Ведь что-то конкретное побудило меня отправиться не куда-то, а во Вьетнам тысяча девятьсот шестьдесят восьмого года и стать не кем-то, а лейтенантом Мортоном… Какая-то информация…
— У вас есть догадки?
— Нет.
— Значит, это та информация, которую вы… Мы еще не получили, но получим в дальнейшем.
— А что же мне делать теперь?
— Изучать Стражей Времени и все доступные сведения о рейде Мортона… Готовиться к путешествию, Хранитель.

Часть первая
ТАЙНГУЕН. ПЛАТО СМЕРТИ

1

Корат, Таиланд
Авиабаза ВВС США «Мермаут»
15 июня 1968 года, 23 часа

«Лейтенант Мортон, Фрэнсис Винсент. Дата рождения: девятнадцатое сентября 1947 года. Место рождения: Хан-сборо, штат Северная Дакота. Номер воинского удостоверения: DM 31 149. Имеет навыки пилотирования вертолетов. В совершенстве владеет приемами рукопашного боя, армейским комплексом ножевого боя, всеми состоящими на вооружении армии США видами стрелкового оружия. В настоящее время — командир специального разведывательно-диверсионного взвода морской пехоты „Аваланч“. За выполнение особых заданий в тылу противника отмечен поощрениями командования и наградами правительства США…»
Полковник Данбэр отодвинул в сторону справку, приготовленную для него службой Хоуди, и еще раз всмотрелся в большую цветную фотографию улыбающегося молодого человека.
— Похоже, вы правы, капитан, — сказал он, поднимая взгляд на сидящего перед ним мужчину в форме капитана ВВС. — Мортон и его взвод — именно то, что нам нужно. Я кое-что слышал об этом «Аваланче».
— Так или иначе, скоро он будет здесь, сэр, — заметил капитан Флетчер.
Когда он произносил эти слова, к воротам базы «Мермаут» медленно приближался открытый джип, лавируя между железными бочками с песком, поставленными на дороге
для того, чтобы помешать возможным диверсантам протаранить ворота с ходу. Фрэнк Мортон показан часовому пропуск. Тот козырнул, тяжелые створки поползли в стороны, и солдат за рулем дал газ.
Но за секунду до того, как джип двинулся дальше, Мортон ощутил какое-то колебание воздуха… В глазах потемнело на мгновение, а потом /долго, очень долго/ лейтенант не мог избавиться от ощущения странной раздвоенности сознания. Он не знал и не мог знать, что стал в этот момент и Рэнди Стилом тоже… Идеальным шпионом, чье тело лежало в камере Стража Времени в далеком Будущем, и жизнедеятельность его поддерживали только хитроумные аппараты медиков Ордена Илиари.
Джип затормозил перед сборным домиком, где Мортона ждали полковник Данбэр и капитан Ричард Флетчер. Солдат остался в машине, лейтенант спрыгнул на землю и по слабо освещенной дорожке направился к дверям.
Флетчер был немного знаком с Мортоном, полковник же видел его только на фотографии и теперь рассматривал с понятным любопытством: очень важно не ошибиться в этом человеке.
— Садитесь, лейтенант, — предложил он после обмена приветствиями и вытащил пачку «Лаки Страйк». — Курите?
— Нет, сэр, спасибо.
— Угу… А немного виски, чтобы снять стресс?
— Это другое дело, — оживленно откликнулся Мортон. Данбэр переглянулся с капитаном.
— После операции, — уточнил он.
— Да, сэр, — как ни в чем не бывало подтвердил лейтенант.
— Нам нужен ваш «Аваланч», Мортон, — протянул Данбэр. Это было ясно и так, но, очевидно, полковник прикидывал, как лучше построить разговор. — Речь идет об английской гуманитарной миссии, пропавшей невдалеке от девятнадцатой параллели…
Мортон напрягся. По девятнадцатой параллели проходила граница между Северным и Южным Вьетнамом, между коммунистическим и свободным миром.
— Эта миссия, — продолжал полковник, — состоящая из пяти английских врачей под эгидой Красного Креста, направлялась на вертолете из Сайгона в Конкуонг, чтобы помочь в организации дополнительного госпиталя для наших войск. Они везли медикаменты, вакцины… Вы же знаете, огнестрельные ранения здесь — полбеды, четверть беды. Гораздо опаснее тропическая лихорадка, встречается чума, холера…
Лейтенант машинально кивал. Об этих ужасах джунглей он был осведомлен не хуже, а куда лучше полковника.
Данбэр встал из-за стола, подошел к висевшей на стене подробной карте центральных районов Вьетнама.
— До Конкуонга они не долетели. Связь с вертолетом прекратилась в этой точке, — полковник ткнул авторучкой в карту, — севернее отрогов горы Лянг Бианг.
— Плато Тайнгуен? — недоуменно спросил Мортон. — Но это как будто наша территория.
— Формально да, — вмешался капитан. — На самом деле мы контролируем едва пять процентов этого огромного региона, да и то в основном равнинную часть. Вам ведь не приходилось бывать на Тайнгуен, лейтенант?
— Нет, сэр. Операции моего взвода ограничивались…
— Я знаю, — перебил Флетчер. — Так вот, Тайнгуен — это ад. Горы и непроходимые джунгли, населенные дикарями, племена седанг, кор, зек… И что хуже всего — это прокоммунистически настроенные дикари. Агенты Вьетконга делают там все, что хотят. Когда мы пытаемся освобождать горные селения, нас встречают отравленные стрелы, волчьи ямы с заточенными кольями, ловушки, капканы… И это сравнительно недалеко от Сайгона и наших баз. Можете себе представить, что творится ближе к девятнадцатой параллели…
— Итак, — проговорил Мортон, — в этом аду пропал вертолет англичан.
Он собирался что-то добавить, но наступила вынужденная пауза, вызванная ревом двигателей взлетающих машин. Несмотря на временное прекращение бомбардировок, ночные облеты вражеских стратегических объектов практиковались по-прежнему больше с психологическими, чем с разведывательными целями.
По стене пробежал паук размером с куриное яйцо. Никто не пошевелился. Эти пауки, расплодившиеся в изобилии, были безопасны для человека, к ним привыкли. Более того, они уничтожали ядовитых насекомых вроде скорпионов, которых хватало и в Таиланде, и во Вьетнаме.
Когда гул боевых самолетов стих в отдалении, капитан Флетчер заговорил снова.
— В этой истории имеются странности, лейтенант. Вертолет британской миссии летел по хорошо изученной, прикрытой наземными зенитными точками и считавшейся безопасной трассе… Ну настолько, насколько тут вообще что-то может быть безопасным! Но за двенадцать минут до прекращения связи вот здесь, — капитан отметил пункт на карте, — они неожиданно свернули на запад. Экипаж самолета сопровождения F-8 направил пилоту запрос и получил ответ, что полет продолжается в соответствии с указаниями диспетчерской станции Хыонгхе… Вскоре F-8 потерял их. А при проверке выяснилось, что никаких нестандартных команд диспетчеры Хыонгхе не передавали.
Мортон насторожился.
— Это значит… Что кто-то намеренно сбил их с курса, пользуясь нашей волной?
— Так получается, — кивнул Данбэр.
— Но тогда почему никто не слышал этого в эфире? Уж не сами ли англичане решили вместо Конкуонга посетить Тайнгуен?
Во взгляде лейтенанта появилась растерянность. Он смотрел то на полковника, то на капитана. Внезапно он подумал о том, чему поначалу не придал значения, хотя и знал об этом: полковник Данбэр не служил на базе «Мермаут», он прибыл из США. В связи с исчезновением вертолета? Похоже, дело тут серьезнее, чем полагал Мортон.
— Кто пилотировал вертолет? — спросил он. Капитан Флетчер подтолкнул к лейтенанту два фотоснимка:
— Сержанты Эйерс и Харгретт. Их личные дела в полном порядке.
— Если предполагается предательство…
— Ничего не предполагается, — жестко оборвал полковник. — Мы хотим, чтобы вы взяли с собой десять человек из вашего взвода, высадились там, где пропал вертолет, прочесали окрестности и нашли англичан, живых или мертвых.
— Почему только десять человек, сэр? — позволил себе удивиться Мортон. — Было бы эффективнее высадить там значительные силы…
Данбэр вздохнул:
— Проклятая политика, лейтенант. На девятнадцатой параллели установилось хрупкое перемирие, а что происходит на Тайнгуен, нам неизвестно. Там могут быть мобильные вьетконговские группы, даже русские… Десантирование в этом районе более или менее значительных сил может быть воспринято как провокация, и тогда прощай. и без того хлипкое соглашение, стоившее нам дьявольских усилий… Но главное, лейтенант, операция совершенно секретна. Как видите, я ничего не скрываю от вас. Да, я бросаю вас в пасть чудовища. Но вы сделаете все, что нужно, и вы вернетесь.
Некурящий Мортон взял-таки сигарету.
— У вас будет проводник-вьетнамец, хорошо знающий местные условия, — подсластил пилюлю Данбэр. — Руководство операцией возлагается на капитана Флетчера, он также не понаслышке знаком с плато Тайнгуен… Вам понятна задача, лейтенант?
— Да, сэр, — вытянулся Мортон.
— Вы поступаете в распоряжение капитана Флетчера. Детали обговорите с ним.
— Есть, сэр.
— Вопросы?
— Нет, сэр.
Мортон и Флетчер попрощались и вышли. Полковник Данбэр, сотрудничавший в этой операции с ЦРУ, еще долго смотрел на закрывшуюся за офицерами дверь. Он рассказал лейтенанту не все, не все знал и капитан Флетчер. Странностей в этом деле хватало, но излишняя информированность не поможет Флетчеру и Мортону выполнить задание. В Лэнгли ждут результатов… Что ж, перед вылетом в Таиланд Данбэр не скрыл от руководства, что шансов на успех меньше, чем один из тысячи.
Полковник преувеличил. Он не верил даже в этот единственный шанс.

2

16 июня 1968 года
3 часа утра

Капитан Флетчер разложил перед Мортоном фотографии, снятые с низко летящего самолета.
— Аэрофотосъемка с «Интрейдера» А6-А, — пояснил он. — Это наиболее совершенная разведывательная машина, которой мы располагаем.
Действительно, качество снимков, сделанных оптикой с высокой разрешающей способностью, было превосходным.
— Место, где мы потеряли связь с вертолетом, отмечено крестиком, — сказал капитан.
— Красивые картинки, — оценил Мортон. — Чуть ли не каждый листик виден, каждая лиана… Вот разглядеть бы еще что-нибудь, кроме этих чертовых джунглей. Обломки вертолета, например.
— Но ведь никто не утверждал, что вертолет разбился именно здесь… И что он вообще разбился, — сказал Флетчер. — Здесь оборвалась радиосвязь, только и всего.
— Не только, — возразил лейтенант. — Здесь летчики F-8 утратили визуальный контакт. А это могло произойти в двух случаях: либо вертолет упал камнем — последствия были бы видны на фотографиях, либо резко изменил курс
и ушел от наблюдения, лавируя между горными отрогами. Даже если бы его разнесла на мелкие осколки ракета, это заметили бы с истребителя.
— Необязательно… Скорости вертолета и F-8 несравнимы. F-8 то уходил вперед, то возвращался. И если вертолет был сбит ракетой или заминирован… — Капитан прервал сам себя. — Давайте оставим игру в Шерлока Холмса, Фрэнк. У нас есть конкретная задача, сосредоточимся на ней.
— Да, сэр.
Мортон ограничился этим ответом, хотя в глубине души не уставал проклинать данную конкретную задачу. Что бы ни случилось с англичанами, ясно одно: или их давно нет в живых — и тогда бесполезно их искать, или они достигли своей таинственной цели — и тогда искать их тем более бесполезно.
Капитан Флетчер передал Фрэнку Мортону еще шесть фотографий, на сей раз портретных. Надписи под снимками гласили, что это пять английских врачей и вьетнамский доктор Тань, следовавший с ними.
Особенно долго лейтенант разглядывал лицо одного из англичан, чем-то заворожившее его.
Возраст этого человека Мортон не взялся бы определить с точностью — с равным успехом ему можно было дать и сорок, и пятьдесят. Высокий лоб прорезали морщины, свидетельствующие о напряженной работе мысли. В углах рта залегли тяжелые складки, прямой нос идеальной формы делал это лицо почти красивым, но тонкие, плотно сжатые губы и особенно непреклонный взгляд серо-свинцовых глаз под угрюмо нависшими изогнутыми бровями придавали ему жесткое выражение.
«Профессор Эдгар Андерсон, клиника „Д. Р. Хардинг“, Лондон», — прочел Мортон под фотографией. Гм, английский профессор отправляется с гуманитарной миссией на войну…
Голос капитана Флетчера оторвал лейтенанта от созерцания.
— Поехали, Фрэнк. Жаль, что придется разбудить ваших парней, но времени очень мало. Мы вылетаем на рассвете, так что и вам удастся поспать всего часа три.
На джипе офицеры прибыли в казарму. Мортон зажег свет и скомандовал подъем.
— Джентльмены, — обратился он к своему отборному взводу морской пехоты, — мне нужны десять добровольцев. Зачем, я скажу только этим десяти, а для всеобщего сведения сообщаю вот что: такого задания у нас еще не было и вероятность вернуться живыми близка к нулю. Все.
— Никчемный разговор, сэр, — лениво процедил двухметровый чернокожий верзила сержант Линде. — Вы отлично знаете, что мы все готовы идти. Выберите сами.
Мортон почувствовал прилив гордости за своих людей и одновременно отчаяние. Несмотря на свою молодость, он вдруг ощутил себя кем-то вроде отца, которому предлагают выбрать, кого из детей отдать на заклание.
Медленно двигаясь вдоль строя, он называл имена:
— Линде. О'Тулл. Нэш. Коули. Дэллон. Хоуэллс. Белл. Уилдард. Джайлз. Кейсиди.
Названные делали шаг вперед.
— С оружием и полной выкладкой — в блок «А». Блок «А» являлся оперативной базой взвода «Аваланч». Оттуда уходили на задания, туда возвращались… Порой не все.
Один за другим парни Мортона входили в длинный барак, подсвеченный снаружи лишь двадцативаттными лампочками под конусовидными крышками, напоминающими вьетнамские шляпы (незачем устраивать иллюминацию на радость пилотам русских бомбардировщиков). Они были вооружены штурмовыми винтовками АР-10 «Армалит», как нельзя лучше подходящими для войны в джунглях. Приклад такой винтовки располагался на одной линии с осью канала ствола, и вертикальное смещение наводки при стрельбе практически отсутствовало. Кроме того, для установки прицела в условиях недостаточной освещенности (а под кронами джунглей всегда царит полумрак) в задней стойке рукоятки наличествовал фиксатор диоптра, позволяющий регулировать прицел по числу щелчков.
Помимо АР-10 группа Мортона имела гранатометы М203, а Дэллону и О'Туллу лейтенант приказал взять огнеметы, хотя искренне надеялся, что обойдется без напалма.
Краткий инструктаж (если можно назвать так туманное, без подробностей, описание ситуации) провел капитан флетчер. Парни выслушали его молча, с хмурыми лицами.
— Вылетаем в шесть утра, — заключил капитан — Вертолет доставит нас на место. Одновременно несколько кораблей Седьмого флота осуществят операцию прикрытия, устроив небольшую заварушку в районе Хамжонга. Именно небольшую, не забывайте о формальном перемирии, так что очень рассчитывать на это я бы не стал.
— А как мы вернемся, сэр? — осведомился сержант Линде.
— У нас будет надежный вьетнамский проводник, Лон, — объяснил капитан. — По завершении операции он выведет нас в точку, куда мы сможем безопасно вызвать вертолет. Если же он выйдет из строя, то… у нас есть подробные карты…
Последние слова капитана Флетчера прозвучали неубедительно. Он-то знал, чего стоят самые подробные карты плато Тайнгуен.
— Полагаю, все ясно, — перехватил инициативу Мортон. — Полная готовность к шести. Индивидуальные пакеты, сухие пайки на четверо суток.
Лейтенант мог бы распорядиться о сухих пайках и на неделю, но это был бы только лишний груз. Если они не вернутся максимум через семьдесят два часа, значит, они не вернутся никогда.
— Хоуэллс, на этот раз особенно постарайся, — продолжал Мортон. Ник Хоуэллс был чуть недоучившимся студентом-медиком, и на него возлагалась медицинская помощь раненым и заболевшим. — Возьми с собой все, что сможешь унести. Возможно, англичане попали в серьезную передрягу.
— Хоть они и сами доктора, — хмыкнул Хоуэллс.
— Ладно, не рассуждай…
Морские пехотинцы разошлись по бараку. Линде хлопнул по кнопке магнитофона. Негромко зазвучала песня группы «Дорз» из недавнего альбома тысяча девятьсот шестьдесят седьмого года — «Зажги мой огонь». Кассеты с записями этой новой группы присылали из Америки многим, и она быстро стала одной из любимейших среди американских солдат наряду с «Криденс». Голос Джима Мор-рисона — печальный, зовущий, психоделический, инфернальный — оказачся удивительно созвучным этой войне. — А вам приказываю спать, Мортон, — негромко сказал капитан Флетчер.
Лейтенант полагал, что уснуть не сможет и проведет оставшиеся до рассвета часы в размышлениях, но он ошибался. Стоило ему лечь, как могучая волна усталости увлекла его в глубины сна, словно на хрустальном корабле Джима Мор-рисона. Об этом позаботился Рэнди Стал, его второе «я».

2

16 июня 1968 года
Тайнгуен
8 часов утра

Стоя на поляне, поросшей жесткой колючей травой, Фрэнк Мортон провожал взглядом удаляющийся на малой, недоступной для радаров высоте вертолет, на обшарпанном боку которого читалась надпись белой краской: «Мэд Уинг». Тринадцать человек едва втиснулись в его тесный салон, но использовать армейскую машину они не могли из-за риска, что противник засечет большой, хорошо вооруженный вертолет и поднимет шум. Маленький безоружный «Мэд Уинг» в этом смысле был безопаснее.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • len.glu о книге: Ксения Власова - Жените нас, ректор!
    Знаете, почему такие вот "полухорошие" книги бесят больше, чем откровенно безграмотное идиотское "девачковое гуано"? Потому что "девачек" ты отсеиваешь сразу и стираешь с ридера то, что не тонет, а здесь начинаешь вживаться в историю, сочувствовать гг-не, вчитываться в текст... и не замечаешь до последней трети книги, что попаданка, целеустремленная 27-ми летняя умница-журналистка, которую голыми руками не взять, превратилась в розовенькое полотенчико для "после душа прикрыть яйца", а мозг там и не ночевал. "В глазах Джонатана появилось разочарование," — а в моих глазах читателя зажегся адский огонь, потому что я попалась на "хорошее начало" и откровенно бессюжетный облом-с: Гг-ня не умная, а тупая, это "туалетная" история, в которой нет даже плаксы Миртл, и то, что начиналось как нехе*овая академка, закончилось литнетовским гуталином с ванилькой. Рррр-рр... Ну вот зачем К. Власовой в детстве про буквы рассказали? Она ж их теперь пишет...

  • Воскрешенная о книге: Марина Суржевская - Забытое
    Спасибо за эту историю!

  • Pylypyuk о книге: Маргарита Дюжева - Нас просто не было. Книга первая
    10 тор

  • Vilija о книге: Светлана Суббота - Академия первого чувства [Право зверя]
    Не смогла читать. Начиналось неплохо,а потом сразу как-то бредово стало. Трудно читать.

  • ksiuni.kpt о книге: С. Т. Эбби - Риск [любительский перевод]
    Ну что, довольно таки интересненько получилось) Брякнутая на голову убийца девушка-давненько ничего подобного не встречала

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.