Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49515
Книг: 123371
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Зов долга»

    
размер шрифта:AAA

Сэнди Митчелл
Зов Долга

Заметки редактора:
Каин неоднократно упоминал, в частях своих мемуаров, которые я до сих пор редактирую и распространяю, что время от времени он был вовлечен в дела Инквизиции, обычно по моей воле.
Неестественные обстоятельства, при которых он стал, хотя и очень неохотно, агентом Его Величества самой святой Инквизиции, стали причиной слухов среди моих коллег инквизиторов, и учитывая это, я выбрала следующие отрывки из Архива Каина для распространения.
Здесь, по его собственным словам, отчет о первом деле, в котором я смогла использовать часть из его сомнительных талантов, после нашей первой встречи на Гравалаксе за два года до этого.
Внимательные читатели поймут, что некоторые части этого повествования были обозначены в моем предыдущем рассказе, отчете Каина о его деятельности во время первой осады Терлии.
Однако этот отрывок, относится к событиям, которые произошли десятком лет позже, в начале его службы в Валхалльском 597-м. Когда Каин оценивает свой предыдущий опыт, нужно учесть, что он делает это на основании более ранних взглядов.
(Хотя и не сильно отличного, от опыта полученного во время второй осады в 999M41, в рамках Тринадцатого Черного Крестового Похода).
Как всегда, отчет Каина о событиях имеет тенденцию концентрироваться на его собственном участии, отбрасывая любые другие заключения, и как всегда я постаралась исправить это путем интерполяции материала из других источников там, где посчитала нужным.
К сожалению, одна из самых надежных и наименее читаемых свидетельниц этого периода его карьеры – Дженит Сулла, чей устрашающий боевой стиль письма придется еще раз обрушить на беззащитный Готик.
Читатели, чуть более искушенные в литературе, наверняка пролистают эти пассажи, так как дополнительные пояснения в некоторых местах слишком скудное вознаграждение за такое испытание.
Несмотря на свое непосредственное участие в нижеследующем, я устояла от искушения полностью прокомментировать текст, ограничившись, как всегда, сносками и некоторыми включениями там, где это нужно. Еще я позволила себе собрать содержание в главы для легкости чтения, в отличии от оригинальных, неструктурированных заметок.
Эмберли Вейл. Ордо Ксенос.

Глава 1

Если у меня и были надежды на спокойную жизнь, когда мы добрались до Периремунды, то они быстро угасли.
Имейте ввиду, такие вещи всегда относительны.
К тому времени, когда мы прибыли в полк, они провели почти полгода в варпе, проведя всего лишь несколько дней в реальном космоса у Симии Орихалка и чуть больше времени на Коронус Прайме (1), будучи всесторонне опрашиваемыми Эмберли и ее Инквизиторскими лакеями, после нашего неожиданного возвращения туда. Так что даже учитывая тот факт, что почти вся планета была готова свалиться в анархию, это никак не повлияло на желание пехотинцев оказаться на твердой земле в обозримом будущем.
Хотя по правде говоря, встретить врага из плоти и крови, вместо безликого металлического ужаса, с которым мы столкнулись на замерзшем мире-гробнице, было хоть каким-то утешением для большинства взволнованных.
«По крайней мере эти ублюдки могут истечь кровью» – сказал, со свойственной ему прямотой Майор Броклау, стараясь поднять настроение в полку.
Полковник Кастин, командующий офицер 597-го, рассудительно кивнула, соглашаясь с оценкой своего офицера.
«Кто-нибудь знает почему они бунтуют?» – спросила она.
Я пожал плечами.
«Без понятия» – признался я.
Как обычно, я не стал утруждать себя чтением поверхностного инструктажа предоставленного Муниторумом, и как обычно, я не многое пропустил.
Я знал, что Броклау был педантичен в таких вопросах, лишь бы не допустить Кастин пробираться через формулировки самостоятельно, предоставляя ей окончательный анализ. Так что, если никто из них не знал, почему половина планеты готова схватиться за оружие, ответа в файлах искать не стоило.
«Текущая ситуация настолько изменчива, что все новости, которые мы получили на Коронусе, к настоящему моменту уже устарели».
Оба офицера кивнули в знак согласия, и как это часто бывало раньше, я был поражен контрастом между ними. Рыжие волосы Кастин и ее голубые глаза ярко выделялись на бледном лице и и среди приглушенных тонов униформы. В то время как синевато-серая радужка Броклау почти гармонировала с цветом его одежды, с учетом его темных волос и бледностью (2), он, казалось, сливался с окружающими тенями.
Мы стояли в самом спокойном уголке, который только смогли найти в том месте, которое сейчас превращалось в наш командный центр, оперевшись на перила металлического помоста с видом на просторный рокритовый этаж.
Под нами солдаты таскали коробки и оборудование, жарко споря о том, куда идти, и наши технопровидцы соединяли кабели, на мой взгляд, почти сознательно игнорируя опастность поражения электрическим током.
(Хотя большинство из них состояло из металла в такой же степени как из плоти, потому, полагаю, случайный удар током не особенно их бы побеспокоил.
Некоторым это даже нравилось.)
Другими словами процесс нашего развертывания был такой же эффективный, как и всегда и как обычно я удовлетворился ролью зрителя, позволяя младшим чинам выполнять всю грязную работу, пока я был занят более важными задачами. Например, обеспечить свое пребывание на этой странной планете настолько комфортным, насколько это возможно.
В это дело неоценимый вклад вносил Юрген, мой помощник, его степень незаменимости можно было сравнить только с запахом его тела.
Уверенный в том, что даже сейчас он занят подбором наиболее удобных апартаментов для меня и устраивает мой офис в соответствующем недоступном месте, так чтоб я был вовлечен только в самые неотложные заботы, я вернул свое внимание к разговору.
«Почему эти крестьяне постоянно бунтуют?» – риторически спросил Броклау.
Вряд ли можно было отрицать, что восстания по всему Империуму происходят с монотонной регулярностью, только для того чтоб быть подавленными с похвальным энтузиазмом соответствующими силами, в такой степени, что само по себе стало едва заметным событием.
В основном они спонтанны и едва организованны, вспыхивая из-за обид или несправедливости, и с легкостью обуздывались местными силами правопорядка при поддержки Сил Планетарной Обороны.
Но восстание на Периремунде было другого типа.
С одной стороны, это было на редкость скоординированная кампания насилия, возникающая по всей поверхности планеты почти одновременно, без каких-либо обычных предупреждений типа: беспорядков, протестов или сжиганий чучел губернатора (3).
Еще более странным казалось то, какая была эта планета. В большинстве своем преуспевающая, с лишенным воображения и верящим в Императора населением, и губернатором, которому, вроде как, было не наплевать на благополучие своих граждан.
И привлечение к этому вопросу почти дюжины полков Имперской Гвардии было почти беспрецедентным.
Это подразумевало, что кто-то в штабе командования субсектора не мог надеяться, что СПО сдержит ситуацию, если она будет ухудшаться, что в свою очередь подразумевало что и их лояльностью под вопросом.
И этого, вы уж будьте уверенны, было достаточно чтоб мои руки начало покалывать, самым неприятным образом. Это всегда происходило, когда мое подсознание заполняло пробелы в картинке, которая совершенно бы мне не понравилась, если бы я смог ее разглядеть.
«Обязательно будет брифинг» – сказала Кастин, следуя за ругающимися и потными солдатами, тащившими ее стол в офис, который она назначила для личного пользования почти сразу после нашего размещения в мешанине складов. Они были выделены нам как плацдарм и временный гарнизон, на периферии посадочного поля космопорта.
С одной стороны это меня очень даже устроило, мне всегда нравилось близость к возможным путям отступления, если все пойдет плохо, да и шаговая доступность площадки полной челноков, способных взлететь на орбиту, лучше не бывает.
С другой стороны, это означало, что мы отлично подходим для быстрого перемещения десантными кораблями в любое место, где разгорается драка, и если полагаться на мои зудящие руки, то что-то скоро произойдет.
Еще одна шумная толпа солдат притащила из каморки Кастин стулья к столу и мы уселись, опять уставившись на этаж склада.
Хороший выбор места, подумал я, одно из помещений на бельэтаже, со стеклами наружу, примерно на полпути к стене, обращенной на большие двери загрузочного дока.
Отсюда у нее открывался командирский вид на все, что происходило на главном этаже здания.
Да и наружу тоже, в данный момент двери были открыты, пропуская плотный поток груженных солдат, тащивших на своих спинах коробки из грузовиков в погрузочную зону, и поток снежинок на отрытом пространстве рокрита снаружи, где наши Химеры пробивали путь по тонкому слою замерзшей слякоти.
По Валхалльским стандартам еще было достаточно тепло, большинство мужчин и женщин, которых я видел, были до сих пор в рубашках с рукавами, и некоторых их даже закатали.
Но для меня было прохладно, так что я как всегда был благодарен своей комиссарской шинели, в которую я завернулся, стараясь не обращать внимание на сквозняк, прорывающийся от открытой двери.
Внезапно холодное дуновение наполнилось ароматом носков месячной давности, маринованных в навозе, и мой помощник возник в дверном проеме.
«Танны, сэр?» – спросил он, ставя поднос на столешницу между нами.
«Спасибо Юрген», – ответил я, с благодарностью принимая ароматный напиток, пока он подавал чай Кастин и Броклау, которые рефлекторно задержали дыхание при его приближении.
Они задумчиво потягивали напиток и я старался сдержаться и не выпить залпом, чувствуя, как с каждым глотком тепло постепенно заполняет тело.
Юрген снова наполнил мою чашку.
«Не за что, сэр».
Он вручил мне сообщение на инфо-планшете.
«Это пришло для вас несколько минут тому назад».
Я взял планшет, взглянул на содержимое и перевел взгляд на двух офицеров.
«Что ж», – сказал я, стараясь сдержать свой энтузиазм от перспективы улизнуть куда-то, где хоть чуть-чуть теплее.
«Я думаю это даст нам некоторые ответы».
«От кого это?» – с отчетливым удивлением в голосе спросила Кастин.
Мы приземлились всего несколько часов назад, едва ли кто-то на Периремунде уже знал о нашем появлении, чтоб послать нам сообщение.
«Местный арбитр (4)», – ответил я.
Я толкнул планшет через стол, чтоб она могла прочитать.
«Он хочет обсудить юрисдикционные протоколы,на случай, если наши девочки и мальчики будут слишком буйными в свободное время».
Это была достаточно распространенная практика, когда Гвардейский полк или два высаживались где-то на планете, его солдаты несомненно причиняли беспокойство (а они это делали обязательно, или моя работы была бы бессмысленна), и необходимо было знать куда тащить виновных – в местный суд, военную полицию или сразу в Комиссариат.
Естественно вы получите на этот вопрос столько ответов, сколько комиссаров побывало на планете, но в моем случае я просил возвращать под мою опеку любого из наших солдат, попавших в беду. Эту привычку я приобрел с начала карьеры в 12-ом артиллерийском полку, и не было причин ей изменять.
С одной стороны это производило впечатление, что я забочусь о благополучии солдат, это мнение и дальше будет следовать за мной, что само по себе хорошо для настроения солдат, и с другой стороны это давало мне отличный повод регулярно линять из полка в поисках более приятного времяпрепровождения.
В случае если я не мог возиться с этим или действительно был сильно занят, я всегда мог переложить бумажную работу на Юргена.
Я пожал плечами.
«Я думаю, я мог бы ему перезвонить, но…».
«Вы хотите обсудить это лично?» – спросила Кастин.
Я кивнул.
«Я уверен, он оценит оказанную любезность, да и никогда не вредно произвести хорошее впечатление».
Не говоря уже о том, что планетарная столица была на добрые две тысячи метров ниже и там было чертовски теплее, чем на плато Хоарфел, на котором мы располагались.
Броклау забеспокоился.
«Хотя бы отдохните сначала», – рекомендовал он.
«Вы на ногах с тех пор как мы вышли на орбиту».
«Не дольше всех остальных», – сказал я, умудряясь сделать вид, как будто борюсь с зевотой.
По правде говоря я не столь сильно устал, умудрившись покемарить во время нашего перелета на планету, который не только освежил меня, но и имел приятный бонус в виде пропуска сцены неизбежного конфуза Юргена во время полетов в атмосфере.
Я никогда не видел, чтоб его рвало, такая вещь была ниже его достоинства, которое он себе наивно представлял на своей возвеличенной позиции персонального помощника комиссара, но его беспокойство вкупе с тошнотой заставляло его потеть как орка, что возносило его обычный букет запахов на недосягаемую вершину вони.
Я пожал плечами.
«Кроме того, нельзя упустить такой шанс.
Если уж кто-то и скажет нам, что здесь действительно происходит – так это местный арбитр».
«Хороший довод», – сказала Кастин.
«Если готовы – езжайте».
Она строго посмотрела на меня.
«Все, что вы узнаете у него, будет намного правдоподобнее, чем та каша, которой нас кормят по обычным каналам».
«Я подумал о том же, – ответил я. – Чем больше мы будем знать о том, с чем столкнемся, тем лучше сможем подготовиться».
Оглядываясь назад, эти слова тогда были просто пустым звуком, но в тот момент я не предполагал сколь мало людей, действительно были в курсе настоящего положения дел на Периремунде, за исключением горстки людей, которые знали слишком много для спокойного сна.
Заметки редактора:
Хотя Каин довольно точно описывает топографические особенности Периремунды, он утруждает себя этим только тогда, когда сам заинтересован, что, естественно наблюдается на протяжении всего архива.
Поэтому я интерполировала следующий отрывок, который, я надеюсь, внесет необходимое понимание происходящего.
Взято из: «Интересные места и скучные люди: Путеводитель Бродяги» за авторством Джерваля Секара 145M39.
Как и большинство миров с необычными свойствами, ранняя история Периремунды покрыта догадками и легендами.
Единственное, что известно доподлинно – мир первоначально открыт где-то в середине M24 первопроходцем Акером Альба, только для того, чтоб быть быстро забытым после безвременной кончины открывателя на дуэли за благосклонность куртизанки.
За переоткрытием по записям Альбы, Магосом Провокаром, чей неутомимый поиск загадок и ортодоксальный взгляд на вещи часто вызывал неодобрение коллег, последовала колонизация планеты в начале двадцать седьмого тысячелетия.
Взыскательное внимание путешественника, хотя бы ненадолго, особо привлекает тот факт, что мир в целом необитаем – по любому из возможных определений
Экваториальный пояс почти буквально расплавлен, скалы всплывают со дна непрестанно бурлящего моря лавы, а остальная поверхность покрыта пустыней, в которой ничто не выживет.
Тем не менее, здесь имеются обитаемые островки, ничем не уступающие тем мирам, к которым Император был добрее.
Бессчетные и обширные плато, парят над этим бесплодным фундаментом, на высоте, достаточной для охлаждения, где уже возможна жизнь. И сотни больших, раскинувшихся вдоль на десятки километров городов, ферм и мануфакторий покрывают почти весь шар планеты, и большинство из нас зовут ее домом.
Климат и температура скорее вопрос высоты, чем географического положения, позволяя измученному путешественнику испытать широкую гамму окружающей среды, с чуть большим усилием, чем необходимо для найма аэромашины и шофера.Хотя нужно предостеречь, что, как часто случается с промышленными планетами, даже договариваясь с престижными местными организациями, при близком осмотре может оказаться, что возможности их оборудования не соответствуют заявленным.
(1) Каин и 597-й наткнулись на гробницу некронов на ледяном мире, когда были посланы туда защитить его от вторжения орков. Значительная заслуга Каина была в том, что большинство выжило.
(2) Общая черта жителей ледяных миров, которые редко куда встревают, если есть возможность остаться незамеченным.
(3) Ну иногда и самих губернаторов.
(4) Как и на множестве провинциальных миров, Периремунда имела только одного официального представителя Адептус Арбитрес, который возглавлял и наблюдал за остальными местными силами правопорядка.

Глава 2

В конечном счете арбитру польстила моя просьба обсудить наши дела лично, и, кажется, не в последнюю очередь из за того, что моя репутация, как это часто бывает, опережала меня, и едва пошел второй час, как я снова увидел как падает, уменьшаясь, по до мной земля.
Юргену удалось обеспечить нас местами в курьерском шаттле со срочными делами в Принципия Монс (1), но его законная гордость за то, что он смог найти их так быстро была частично уменьшена тем, что теперь ему придется снова подняться на борт, второй раз за день.
Однако он переносил это мучение с флегматичным стоицизмом, с которым принимал все остальное, только сгущение запаха вокруг него и побелевшие суставы пальцев выдавали дискомфорт, который он начал ощущать ещё до того, как мы взлетели с площадки.
(Хотя говоря о Юргене, думаю было бы точнее сказать что его пальцы приняли более светлый оттенок грязи.)
Вероятно, было бы лучше для нас обоих оставить его на месте, но протокол требовал чтобы мой помощник сопровождал меня в официальном визите к Имперскому чиновнику такого высокого ранга, потому нам обоим приходилось сидеть и делать самое лучшее что мы сейчас могли: Юргену пытаться игнорировать дискомфорт в своем непослушном животе, а мне пытаться не представлять себе реакцию арбитра, когда я заявлюсь с ним на буксире.
Возможно именно по этой причине я обратил свое внимание на расстилавшийся под нами пейзаж, получая первое реальное впечатление о планете, которую мы прибыли защищать.
Умозрительно я знал что мы взгромоздились на самом высоком и самом пустынном плато этого пестрого мира, но личные наблюдения с воздуха оставило впечатление странности расположения нашей базы куда сильнее, чем все второстепенные брифинги.
Хоарфелл был огромен, хотя с много кломовой(2) перевалочной площадкой походил на любую планету в Империуме.
Теперь, когда наш шаттл отправился на юго-восток, я впервые смог оценить его масштабы.
Первым, что привлекло мое внимание, было место нашей высадки, которое, как и большинство посадочных площадок, разбросанных по поверхности планеты, совмещало функции космопорта и аэродрома местной транспортировки.
Это было сделано с учетом местной специфической топографии.
Воздушные перевозки были едва ли не единственным средством сообщения между разбросанными крохотными островками жизни, если не считать немногочисленные исключения, когда близко расположенные и находящиеся на примерно одной высоте населенные пункты можно было соединить дорогой, не строя при этом возносящиеся к небесам виадуки.
В результате объёмы воздушного движения, охватывавшего всю планету, ошеломляли, если учитывать достаточно скромное население в миллиард или около того.
Даже во время короткой поездки в Принципия Монс, которая заняла меньше часа, я заметил неисчислимое множество других самолетов, от двухместных аэромобилей до дирижаблей, размером со склад, вокруг которых прочие самолеты гудели как рои насекомых.
Когда мы пролетали над городом Дариен, самым большим скоплением граждан на Хоарфелле, он сразу напомнил мне гнездо огненных ос, на которое я наткнулся на Калкифри (и которое удивительно хорошо задержало на месте преследовавших меня эльдар, пока я отступал дальше), бесконечным роем ярких металлических насекомых, кружащихся над посадочными площадками.
Хотя самая большая концентрация самолетов была вокруг аэродромов, немало их кружилось и над остальным городом, в основном частных скиммеров и аэромобилей.
Я сделал себе мысленную заметку, предложить Кастин как можно быстрее развернуть наши Гидры; слишком много пилотов летали над нашим гарнизоном и мне это не нравилось.
Хотя в конечном счете она понимала это не хуже меня, и ко времени моего возвращения установила закрытую для полетов зону, достаточно обширную, чтобы раздражать местных диспетчеров(3).
Когда мы поднялись выше и отлетели достаточно далеко от города, я смог получить лучшее представление о окружающем его пейзаже, дикой местности из снега и льда, горы с обрывами, раскрашенные приглушенными черными и серыми тонами, пронзали свинцовые облака, так что невозможно было сказать какой высоты та или иная скала.
Где то там было самое высокое место на планете, но даже если бы я захотел, я не смог бы его различить с такого расстояния среди прочих пятнышек.
А потом, вдруг, с отвратительной внезапностью, пейзаж исчез.
У меня был только краткий миг, чтобы увидеть отблеск обрыва потрясающих размеров, уходящий куда то в глубину, во всепоглащающую тьму, прежде чем пелена тумана обернулась вокруг нашего летательного аппарата и отрезала от нас мир.
К счастью, первый взгляд на Принципия Монс оставил благожелательное впечатление.
Когда мы спускались облака начали растворяться, сначала просто белея, а потом в них начали появляться бреши, позволяя прорваться ярким солнечным лучам и открывая небо удивительного, ярко-сильного цвета.
(Или мне так показалось, после того как я застрял на несколько предыдущих месяцев на борту космического корабля.)
Юрген, кажется, не испытывал больших неудобств чем обычно, и я предоставил его самому себе и снова выглянул из окна, в нетерпении увидеть, что же теперь откроется без облаков.
Не будет преувеличением сказать, что я повидал много разных достопримечательностей, от шпилей Святой Терры до рассветов Фабулона, но пейзаж Перериремунды выделялся в отдельный разряд.
Под нами последние остатки дождя превращались в пар, который снова поднимался вверх, снова превращаясь в облака и никогда не достигая сухой поверхности мира внизу, где голые раскаленные скалы торчали из океанов дрейфующего песка.
Несколько раз мы пролетали над песчаными бурями, которые могли содрать плоть с костей человека за несколько секунд и поднимались на несколько километров вверх, но с нашей высоты они казались просто пылевой поземкой, скользящей по поверхности планеты.
Ударив по глазам, где-то глубоко внутри бури вспыхнул и заискрил электрический разряд и странное перекатывающееся, грохочущее эхо неслось вслед за нашим стремительным самолетом.
И во всех направлениях. сколько хватало глаз, высились скальные колонны, каждая, отстоящая от своей самой близкой соседки на десятки или сотни километров, стоящие в гордом одиночестве, как стволы некогда огромного ископаемого леса.
От этого они казались сияющими, пышущими жизнью, являя собой абсолютный контраст с царившим вокруг великолепным запустением.
Когда мы пролетали близко к некоторым из них, я смог различить на них леса и озера, холмы и долины, и безошибочные признаки человеческого жилья, выглядевшие как миниатюра в виварии, которые иногда содержат любопытные дети или благородные дилетанты.
Мы, должно быть, пересекли или окаймили приблизительно дюжину этих замечательных шпилей в нашей поездке, хотя всё прошло так быстро, но у меня только было время, чтобы рассмотреть их во всех деталях.
Некоторые были относительно открыты, представля возможность поддерживать что то вроде сельскохозяйственные сообщества , в то время как другие казались абсолютно заросшими, задушенными обильностью запутанной растительности, которую мог любить только катачанец.
Некоторые, казалось, поддерживали сообщества размером с небольшой город, в то время как другие, только через километр , казались абсолютно необитаемыми.
Я прикинул среднестатистически, что примерно восемнадцать тысяч из плато, рассеянных по планете, были населены и погрязли в тыловых проблемах (4), которые подразумевали проблемы со снабжением для Имперских сил Самообороны, ждущих, чтобы быть развернутыми в их защиту.
Даже разсредоточение в отдельные команды, было бы абсурдным, простая дюжина полков никогда не могла надеяться покрыть их територию.
Все, что мы могли сделать, было, ждать, и надеются, что наши враги покажут свои лица открыто где-нибудь,где мы могли бы сконцентрировать наши силы против них.
Довольно слабая надежда, конечно, если они знали своё дело, и по всем признакам так оно и было.
Если когда-либо планета казалась идеально пригодной для партизанской войны, то это была Периремунда.
К счастью у меня небыло много времени для построения дальнейших пессимистических прогнозов, поскольку Юрген наконец проснулся и взглянул на меня со смешанным выражением вопроса и надежды.
«Это оно, сэр, как Вы думаете?» – спросил он.
Я кивнул.
«Думаю, так» – сказал я.
В мире, подобном этому, могло быть всего лишь несколько настоящих городов и я сомневался, что любой другой из них может быть столь плотным, как этот.
Слабая дрожь ещё раз прошла по корпусу, мы стали двигаться медленнее, шум и тяга двигателей упали, давая время рассмотреть город, пока мы дрейфовали в к посадочной площадке.
Принципия Монс радовала глаз своей знакомостью; поверхность плато покрывало расползшееся нагромождение жилмассивов, мануфактур, храмов и всех тех строений, что видны при подлете к любому мало-мальски крупному городу в любом уголке Империума.
Немного открытого пространства оставалось незастроенным, в основном, граничащего с резко обрывающимся пределом этого своеобразного «ласточкиного гнезда».
Существовали несколько парков, разбросанных по внешним окраинам города, и еще один почти в центре (5), в середине которого было заметно какое-то укрепление, но большая часть города выглядела плотно застроенной.
Когда мы приблизились, я смог разглядеть, что вся вершина и около километра под ней источено тоннелями, а строения и заводы цепляются к склонам горы.
Все это отдаленно напоминало улей и я почувствовал нежное, светлое и теплое чувство ностальгии (6).
Но это чувство длилось недолго и было сметено стремительным осознанием того, что несмотря на свое высокое расположение у столицы планеты был свой нижний город, позволявший ему конкурировать с более традиционными сообществами.
Мой личный опыт борьбы с нарушителями спокойствия гласил, что они стремятся в подземелья и сливные коллекторы как крысы в выгребные ямы, и выдавить их оттуда было работой подстать Хорусу.
Однако я твердо сказал себе, что это не моя проблема, уже наглотавшись подобным на Гравалаксе и Симии Орихалке по горло.
В любом случае мое место было с 597-м на Хоарфелле, который хоть был достаточно холодным, но имел уже то преимущество, что там небыло туннелей, в которых могли бы затаится еретики.
Между тем время для созерцания кончилось и толчок в позвоночник дал знать что посадочные механизмы вступили в работу и через несколько секунд, к красноречиво невысказанному облегчению Юргена, мы оказались на твердой земле.
Мы высадились и попали в легкий бриз, смешанный с запахами сгоревшего прометия и остывающего металла. Ну что-ж, добро пожаловать.
Солнце было все еще выше горизонта, и хотя первый румянец заката начинал слегка окрашивать облака , это все еще казалось великолепным после унылого мрака облаков снега, покрывающих Дариен.
Здесь было приятно тепло и я расстегнул свою шинель, заходя к Юргену с наветренной стороны.
Я служил с ним достаточно долго, чтобы понять, что внезапное увеличение температуры скоро будет иметь подобный эффект на его аромат тела.
Я поглядел вокруг, ориентируясь на месности.
'Мы, кажется, дождались,' заметил я.
Лимузин пробивался через рокитовое пространство между нами и зданием терминала, между эскортом из пары жужжащих моноциклов с развивающимися на ветру вымпелами Адептус Арбитерс на его передних крыльях .
Мой помощник кивнул, обходя сервитора, бывшего настолько занятым выгрузкой багажа из отсеков курьерского самолета, что, по-видимому, нас не заметил.
«У них есть свой стиль», – согласился он с одобрением в голосе.
Если и была какая-то вещь, которую Юрген смаковал кроме порнографических слайдов, это была пунктуальная приверженность протоколу, предпочтительно с таким большим количеством великолепия и церемоний насколько это вообще возможно.
Саламандра или сервисный грузовик подошли бы точно также, честно говоря, даже больше, если бы я знал то, к чему эта маленькая любезность может привести, но я должен признаться, что в то время я чувствовал себя удовлетворенным .
Я не путешествовал лимузином часто, и экспансивность приема, оказанного мне когда мы прибыли предсказывала хорошую встречу.
Лимузин зашипел тормозами в метре от посадочной рампы и молодой человек, в аккуратной, сделанной на заказ униформе выпрыгнул, чтобы встретить нас, по-военному четко приветствуя меня и едва подавив удивление при виде Юргена.
«Комиссар Каин?», – спросил он, как будто в этом факте могло быть какое-то сомнение, и я кивнул, возвращая приветствие в лучших традициях плаца.
'Правильно.
'Я указал на своего зловонного компаньона.
'Это – мой личный помощник, стрелок Ферик Юрген (7).
«Юстициарий (8) Биллем Найт».
Молодй человек кивнул Юргену со всей возможной любезностью, без сомнения отмечая контраст между своей собственной безупречной униформой и довольно бессистемной манерой одежды моего помощника, который не столь надевал, сколько навешивал на униформу.
'Арбитр Киш послал меня, чтобы подобрать Вас.
«Это было предусмотрительно», – сказал я, приветственно кивая остальным из эскорта, когда я забрался на свое место, салон был настолько набит материей, что на мгновение я подумал, что буду нуждаться в своем цепном мече, чтоб выбраться отсюда.
Ни один из эскорта, казалось, не заметил меня, хотя пустые зеркальные щитки шлемов мешали в этом убедиться.
Я подавлял мимолетные воспоминания о воина-некронах, с которыми мы столкнулись не так давно, и открыл окно так как Юрген, втиснулся возле меня, сняв с плеча лазган и расположив его на полу.
(Как и большинство в Гвардии, он скорее бы оттяпал свою собственную руку, чем сунулся бы куда-нибудь без него, привычка, которой я был столь благодарен множество раз).
«Я должен сказать, что это намного комфортнее, чем я ожидал».
Маленький ящик из дерева наал, который сам по себе стоил дороже того самолета, в котором мы прилетели, содержал шесть кубков из кристалла и пару графинов.
Я нашел, что в одном из них содержался амасек весьма исключительной выдержки, и пикантно налив себе щедрую порцию, я откинулся наслаждаться поездкой.
«Это персональная машина Арбитатора», – сказал Найт с гордостью, без сомнения подчеркивая свой статус, как одного из немногих юстициариев, кому доверяли играться с ней.
«Я его личный секретарь».
«Тогда будьте уверенны, что я поблагодарю его, как только увижу», – сказал я, отмечая краем глаза выражение лица Юргена, и стал действовать быстро, чтоб предотвратить неизбежную борьбу за превосходство между двумя помощниками, когда он понял, что Найт не просто шофер.
Найт понял намек и вернулся на водительское место, без сомнения благодаря лист армохрусталя, разделяющий его и пассажирский салон.
На первый взгляд Принципия Монс несколько отличалась от любых других Имперских городов, в которых я побывал за последний несколько лет, за исключением видимых повреждений от артиллерии.
Мы пронеслись по широкой авеню, между приятно пропорциональными зданиями, нехватка места на плато, по-видимому никак не отразилась на местной архитектуре.
Я ожидал гораздо более скученных строений, но в конечном итоге все выглядело на удивление открытым и не загроможденным.
Через некоторое время до меня дошло, что очевидное противоречие объяснялось тем, что город имел обширные подземные строения, как я и отметил при подлете, Периремунда строилась вниз, а не вверх.
(Не скажу, что был счастлив от такого состояния дел, они ослабляли плато на которое мы приехали, но видимо они знали что делали).
В любом случае это была на очень приятная поездка, ну по крайней мере до того места, где кто-то попытался нас убить.
(1) Столица планеты. Фактически, это просто данное безо всякой фантазии название плато, на котором стоит город. Но поскольку название города, Принципия Урби так же не отличается остроумием, постепенно эти названия стали синонимами. Если Каин и знал об этом различии, он нигде не упоминал этого.
(2) Клом-километр. Общее разговорное выражение Вальхалцев, которое Каин перенял в ходе длительного проживания в их обществе.
(3) Аборигены наплевательски отнеслись к запрету и несколько раз нарушили его, пока предупредительный выстрел не повредил аэрокар одного члена местного правления, возвращавшегося с банкета, устроенного Гильдией Фабрикантов. К счастью небыло серьёзных травм или иных тяжелых последствий. Но после этого местные начали придерживаться предписания.
(4) Что подразумевает что он, напротив, по меньшей мере бегло просмотрел материалы брифинга во время путешествия с Коронуса.
(5) Сады губернаторского дворца. Необычно, но он был разделен на две зоны: внутренний сад, доступ к которому был строго ограничен членами обслуживающего персонала дворца, и городской парк, открытый для граждан во время фестивалей и праздников.
(6) Во многих местах своего архива Каин указывает на то, что он был уроженцем мира-улья. Но какого именно так и осталось невыясненным.
(7) Юрген служил в 12-ом полку полевой артиллерии, когда Каин начал пользоваться его услугами, так что его военная специализация – канонир, а не адьютант или пехотинец, что более распространено в полках Имперской Гвардии.
(8) Местное название силовиков. Как уже отмечалось, общепринятая организация такого рода чиновников сильно меняется от мира к миру, и многие закаленные путешественники, вроде Каина, просто обращаются к ним как к Арбитрес, несмотря на то что они просто подчиняются Адептус, не являясь его членами. Однако обычно в том случае, когда он выходит на контакт с настоящими функционерами Адептус Арбитрес, он четко их различает.

Глава 3

Когда появились нападающие, я должен отметить, что все было четко и профессионально исполнено.
Я полагаю, что я должен был ожидать чего-то такого, так как нас предупреждали перед вылетом с Коронуса, что повстанцы с которыми мы столкнемся, хорошо организованны и эффективны не смотря на их число. Но вид непривычной роскоши и явно нормальных улиц, которые мелькали за окном, убаюкали меня иллюзорным чувством полной защищенности, заменив мою обычную паранойю.
Наш эскорт очищал путь вспышками мигалок и завыванием сирен, обычный городской поток, который мешал нашему продвижению с готовностью расступался и я не был удивлен, заметив сзади нас огромный, тяжелый моноцикл, который несся по очищенным тоннелям с гораздо большей скоростью, чем обычно позволяли забитые городские дороги.
Я не мог разглядеть лицо водителя, на его голове был шлем, мало отличающийся от таких же нашего эскорта, за исключением ярких мотивов пламени мерцающих на поверхности, продолжая тему красной и желтой аэрографии на его аппарате, и темно-красной кожи, надетой на водителя и его пассажира.
Девушка на заднем сиденье ехала с непокрытой головой, за исключением очков, ее темно-рыжие волосы развевались как флаг на ветру, и я еле подавил желание помахать им, когда они ехали рядом с нами.
«Какого хрена…», – сказал Найт, его голос повторился в моей комм-бусине когда он внезапно вдавил тормоза, что выкинуло меня из объятий прицепившейся обивки салона и я почти расплескал свой напиток.
Впереди нас был огромный транспортник, развернутый поперек проезжей части, его кабина была зажата между опорными балками нависающего над нами моста.
Очевидно его водитель недооценил дистанцию, стараясь пропустить нас, застрял и бросил грузовик на дороге, мешая проезду.
«Убирай его с дороги!».
«Сейчас», – заверил нашего водителя кто-то из эскорта, видимо на той же частоте и уехал вперед.
Через секунду он остановился рядом с кабиной и начал оживленную перепалку с водителем грузовика.
«Что-то не так», – сказал я, чувствуя знакомое покалывание ладоней.
Водитель давно уже должен был вылезти, оценить, в конце концов, повреждения и считаться с властью юстициария, отчитывающего его.
Доверяя моим инстинктам, учитывая сколько мы всего прошли вместе, Юрген взял лазган, который он держал на коленях и щелкнул предохранителем.
«Что вы имеете ввиду, сэр?», – спросил Найт за мгновение до того, как моноцикл, следующий за нами, проревел рядом и я уставился в дуло автоматического дробовика.
Девушка, державшая его улыбнулась, ее широко раскрытый рот на угловатом лице, похоже содержал слишком много зубов, и спустила курок.
Громкий треск раздался в роскошном салоне машины и на секунду мне стало не понятно, почему я еще не мертв, до того, как отличительный запах ионизированного воздуха подсказал мне, что Юрген успел выстрелить первым.
Девушку отбросило назад с сиденья моноцикла и тяжелый, бронебойный сердечник пули, явно предназначенный разбить армохрустальное окно, которое без сомнения они ожидали увидеть (и которое должно было быть, я полагаю, если бы я ехал с кем-то кроме Юргена) оторвал почти сантиметр с моего бронированного наплечника.
«Что это было?!», – потребовал ответа Найт, на мой взгляд тормознуто для агента Имперского правосудия, хотя скорее всего он просто следил за дорогой.
«Засада!», – ответил я кратко, доставая свой лазпистолет, но так и не успел выстрелить в ездока рядом с нами.
Найт моментально среагировал, развернул тяжелую машину и столкнул его с дороги.
Наш предполагаемый убийца протаранил отбойник, взлетел в элегантной пораболе и врезался в балку моста впереди по дороге, которая была до сих пор блокирована гребаным грузовиком.
«Я не удержу!», – сказал Найт, соскальзывая в занос и ударяя машиной парочку других наземных машин, останавливая нас задом наперед, лицом к бесконечному потоку транспорта, который начал заполнять каждый квадратный метр рокрита, как вода в ведре.
Легкий грузовик, принадлежащий, судя по знакам на борту, фирме по очистке, врезался нам в бок, намертво заклинивая двери.
«Это сторона тоже отрезанна», – услужливо высказал Юрген, посылая еще один лазболт в гражданского, одетого в куртку, раскрашенную в ядовито зеленый и оранжевый, его окрашенные пурпурные волосы торчали на голове, как будто он только что воткнул пальцы в розетку.
Сама куртка уже служила достаточным основанием для исполненного наказания, хотя внимание Юргена он привлек более прагматичной вещью – дробовиком, таким же, из какого в нас только что стреляла хитрая наездница, и без сомнения преуспела бы, если бы не мое отлично понятное желание свежего воздуха. Которое и позволило нам выстрелить первыми.
«Мы в ловушке!», – крикнул Найт, скорее злобно, чем испуганно, что обнадежило бы меня, если бы я не паниковал за всех нас троих.
Мерзкий Курточник нырнул за машину, полную вопящих гражданских, которые тут же выскочили и побежали, и я огляделся пытаясь найти союзников, которые точно должны были быть поблизости.
Это было слабой надеждой, так как обзор почти везде был блокирован.
«Ничего подобного!», – сказал я, включая свой цепной меч на полную мощностью и вгрызаясь им у себя над головой.
Пассажирский отсек наполнился искрами и гарью, но я умудрился прорезать усиленный метал и через мгновение прорубил достаточно широкую секцию кузова, чтоб ввинтиться наверх и подняться на крышу.
Я вас уверяю, там я не пробыл слишком долго, так как представлять из себя отличную мишень, никак не входило в мой список приятных желаний.
Как только я скользнул хоть в какое-то убежище, я постарался вспомнить все, что успел заметить.
Человек с дробовиком, в кичливой куртке был в отличном положении, чтоб сделать нашу жизнь не приятной, когда мы поднимем головы, ну или у него был хороший обзор.
Я знал, что в дробовик можно было зарядить любого рода сюрприз, и без сомнения, наши противники, кем бы они не были, вряд ли себя ограничили такими очевидными вещами как пулемет и патроны.
Огромное число гражданских делало почти невозможным определить как много атакующих приближались к нашим позициям, но зато точно было понятно откуда они идут.
Когда я нырнул за обнадеживающую тушу бронированного лимузина я увидел водителя грузовика, который заблокировал дорогу, он наконец-то выбрался из кабины и держал в своей руке какой-то пистолет.
«Семь целей приближаются со стороны Катящегося правосудия» (1), – доложил один из эскорта, который был послан убрать препятствие с дороги.
Затем его прервал треск выстрелов.
«Поправка, шесть, один убит».
«Ролин, Доузи, назад!», – приказал Найт, его отличительный, приглушенный тембры голоса выдавал человека, привыкшего командовать, несмотря на волну адреналина, которая могла бы разбудить некрона.
«Всем подразделениям, прибыть по этим кординатам».
«Я под обстрелом», – рапортовал кто-то из эскорта, треск ручного оружия был убедительнее его слов.
Второй голос зазвенел на той же частоте, видимо принадлежащий другому из эскорта, куда бы он не подевался.
«Я его вижу, Доузи.
Он за красным спидером, на два часа.
Я могу обойти его и снять».
«Нет!», – поспешно приказал Найт.
«Назад, охранять комиссара».
Я уверен, вы согласитесь, что это ободряюще звучало, но я отлично понимал расклад, чтоб знать как это легко звучало и как это было сложно сделать.
У Ролина было больше шансов остановить нападающих с помощью чайной ложки, чем пробраться к нам через весь этот бардак, да и должно было подойти подкрепление, которое вызвал Найт.
Что ж, видимо, чтоб уберечь свою шкуру, как всегда, придется заняться этим вопросом самостоятельно.
Ну хорошо, почти всегда.
Знакомый запах сообщил мне, что ко мне только что присоединилась единственная помощь, которой я мог доверять.
«Юстициарий достал одного», – подтвердил Юрген, скользнув в зазор между нашим задним бампером и моторизированным трициклом, с огромной металлической будкой между передними двумя колесами.
Судя по аромату виридийской солянки, исходящей из будки и одежды потрясенного водителя, которая вылупилась на нас, как будто она внезапно увидела пару орков, конструкция была полна съестного, предназначенного для продажи на улице.
Юрег опять поднял лазган и выстрелил очередью, куда-то в сторону нападающих.
«Фрак.
Промахнулся по этому гретчиноклюю».
Он взглянул на бесшумно блеющую продавщицу и покраснел.
«Простите мисс.
Не осознавал, что с нами дама».
Явная неуместность его попытки проявить хорошие манеры видимо уверили девушку в том, что у нее нет галлюцинаций и она судорожно сглотнула.
«Не обращайте внимание», – ответила она, ее голос дрожал заметно меньше, чем я ожидал.
Очевидно успокоившись настолько, насколько это было возможно в таких обстоятельствах, она нервно прокашлялась.
«Вы вообще кто такие? И какого варпа тут происходит?».
«Кайфас Каин, полковой комиссар 597 Валхалльского.
Мой помощник Юрген.
Атака террористов», – ответил я, вкратце обрисовав обстановку и перенес внимание на более важные вещи.
Доузи видимо уложил еще одного и до сих пор был перестреливался с другими.
Значит оставалось еще пять нападающих, потенциально приближающихся к нашей позиции.
Об одном мы точно знали, и он никуда не собирался уходить, что оставляло еще четверых неучтенных.
Моя ладонь начала зудеть.
«Где остальные нападающие?» – спросил я по воксу, надеясь что Ролин и Доузи примерно знают.
Ничего подобного.
«Затерялись в толпе», – услужливо подсказал Ролин.
«Вот жеж…» – выругался я.
«Разуйте глаза! Гражданские просто убегают!». Стабберные снаряды пробили будку, ее хозяйка завизжала и нырнула ко мне в ноги, как напуганный щенок.
Я высунулся как раз вовремя, чтоб увидеть как молодой человек в робе младшего сотрудника Администратума стоит на крыше грузовичка по очистке, прицеливаясь.
До того как он успел завершить движение, я махнул своим мечом, отнимая его левую ногу у колена, он рухнул на рокрит перед нами, где я, уже простым движением, обезглавил его.
Продавщица опять завизжала, теперь зеленые полосы на ее голове были разбавлены менее яркими алыми брызгами.
«Еще один убит» – отчитался я.
«Найт, ты где вообще?!».
«Сейчас», – ответил юстициарий, появляясь на крыше лимузина, тяжелый стаббер в его руках оправдывал его задержку, без сомнения, он выцарапывал его из какой-то хорошо замаскированной оружейной ниши.
Он вскинул его и раскромсал нос машины, за которой прятался человек с дробовиком, поливая ее ливнем крупнокалиберных снарядов.
Мерзкая куртка выкатился в сторону, таща с собой оружие, но перед тем как выстрелить, Юрген попал тому в грудь короткой, прицельной очередью, так что тот дернулся и замер неподвижно.
Найт развернулся взглянуть на меня и махнул стаббером.
«Осталось трое», – сказал он с очевидным самодовольством.
Затем, до того как я успел сказать ему что-то ободряющее, типа: «пригнись, долбанный идиот» – другой выстрел из дробовика попал ему в грудь и тот тяжело рухнул на другую сторону машины от нас.
Его грудная броня видимо приняла на себя основной удар, но все равно там было много крови.
Через секунду он вскочил почти вертикально, чтоб рухнуть около кузова, оставшись сидеть на проезжей части, но все равно он уже не боец, насколько я мог судить.
«Еще одного уложил», – сказал Юрген, как будто это могло пройти мимо моего внимания, но я думаю, он сказал это для нашего эскорта.
«Принято», – сказал Ролин, за секунду до того как огонь ручного оружия сделал это очевидным.
«Две цели. Женщины. Кажется они тащат автопушку».
На секунду воцарилась тишина.
«Одна прорывается к вашим позициям…» – затем вокс канал внезапно замолчал.
«В Ролина попали» – Доузи подтвердил догадку через секунду: «и враг почему-то отступает».
Нотки озадаченности сквозили в его голосе.
«Зачем? Они почти меня пригвоздили».
«Я не знаю», – ответил я и ладони серьезно начали покалывать: «но похоже, они отлично координированы».
Я взглянул на быстро остывающие тела террористов, которых мы уложили.
Как я заметил, ни у кого из них не было коммуникационного оборудования.
«Вы заметили кого-нибудь, кто их контролировал?».
«Нет», – ответил Доузи.
Он был в замешательстве.
«К тому же, я не видел чтоб кто-то из них разговаривал».
Чудовищное предположение начало формироваться в моем уме.
Но у меня не было времени обдумать это, так как залп огня застучал по металлу вокруг нас.
«Император сохрани нас, мы умрем!» – стонала продавщица вжимаясь в рокрит настолько сильно, как будто она хотела сойти за дорожную разметку.
Такие завывания вряд ли могли помочь, так что пока Юрген пару раз выстрелил в сторону, откуда предположительно прилетело большинство снарядов, я взглянул ей в газа, с самой выразительной комиссарской убежденностью.
«Мы еще не мертвы,» – со всей самоуверенностью сказал я: «и не умрем.
Я давал присягу защитить Империум от врагов Императора, когда надел эту униформу, и сегодня, ты часть Империума.
Так что…» – я запнулся, так как совершенно не помнил как звали девушку.
Она кивнула, очевидно предугадывая мое затруднение.
«Земельда Клит».
Она глубоко вздохнула, выпрямилась и взяла стаббер, который обронил молодой человек, разделанный мной на три части.
«И я позабочусь о себе, спасибо вам огромное».
«Хорошая девочка», – сказал я, думая о том, что она могла отвлечь огонь на себя, даже если ее шансы попадания из этого неуклюжего оружия были минимальны.
«Поставь его на плечо, нажимай курок нежно и Император поможет тебе прицелиться».
Она исполнила мои инструкции, несколько осторожно, вздрагивая от шума и отдачи, и затем дикая усмешка появилась на ее лице.
«Класс!» – сказала она одобрительно, и выпустила очередь в наших врагов, которые, теперь я приходил к этой мысли, видимо не хотят воспользоваться своей подавляющей огневой мощью.
«Почему они не наступают?» – спросил Юрген, не ожидая ответа.
«Они нас полностью обложили».
«Может они ждут, что мы запаникуем», – сказал я, стараясь чтоб это звучало как возможность, а не как настоящее положение дел, по крайней мере, чтоб не выдать свое состояние.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.