Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49515
Книг: 123371
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу « Смерть или Слава»

    
размер шрифта:AAA

От автора.

Для моей бабушки, Лилиан Райт, чей энтузиазм в области научной фантастики заразил меня с юных лет, и для которой было восхитительным знать, что я вырос, зарабатывая, сочиняя свою.

***


41-Е Тысячелетие.
Уже более ста веков Император сидит неподвижно на Золотом Троне Земли.
Он — Повелитель Человечества по воле богов, и Господин миллиона миров благодаря мощи Его неисчислимых армий.
Он — гниющая оболочка, незримо поддерживаемая могуществом Темной Эры Технологий.
Он — Мертвый Владыка Империума, которому каждый день приносят в жертву тысячу душ, поэтому Он никогда не умирает по-настоящему.
ДАЖЕ в своем бессмертном состоянии Император сохраняет свою вечную бдительность.
Могучие боевые флоты пересекают наполненный демонами варп, единственный путь между далекими звездами, их путь освещен Астрономиконом, зримым проявлением духовной воли Императора.
Огромные армии сражаются во имя Его на бесчисленных мирах.
Величайшие среди Его солдат — Адептус Астартес, Космические Десантники, генетически усиленные супер-воины.
Их товарищей по оружию множество: Имперская Гвардия и бесчисленные Силы Планетарной Обороны, вечно бдительная Инквизиция и техножрецы Адептус Механикус — лишь одни из многих.
Но, несмотря на всю их многочисленность, их едва хватает, чтобы сдерживать вечно существующую угрозу со стороны чужаков, еретиков, мутантов — и худших врагов.
Быть человеком в такое время, значит быть одним из бесчисленных миллиардов.
Это значит жить при самом жестоком и кровавом режиме, который только можно представить.
Это история о тех временах.
Забудьте о власти технологии и науки, ибо столь многое забыто и никогда не будет открыто заново.
Забудьте о перспективах прогресса и взаимопонимания, ибо во мраке темного будущего есть только война.
Нет мира среди звезд, лишь вечность бойни и кровопролития, и смех жаждущих богов

Примечание редактора.

За исключением нескольких коротких фрагментов, все выдержки из архива Каина, который я до сих пор готовлю для распространения среди большого количества моих коллег из инквизиции, выразивших интерес к истории относительно короткого периода его долгой и насыщенной карьеры: с момента назначения его в 597 Валхалльский полк в 931 M41 до инцидента в 937 M41, что примерно соответствует трети его службы в этом полку.
Из коротких записок, важны три эпизода его первого назначения, в 12-й Валхалльский полк - артиллерии, и оставшийся период его службы в качестве независимого бригадного комиссара в 928 году.
Из последующей деятельности Каина как представителя Комиссариата в штабе Лорда-генерала и наставника курсантов-комиссаров в схола прогениум после его официального увольнения в запас, не говоря о его периодическом участии в расследованиях Инквизиции по моему повелению, в годы, последовавшие за нашей первой встречей на Гравалаксе, описано немногое, за исключением случайных намеков в его несвязных воспоминаниях. 
Именно в виду вышесказанного, я решила, с текущего тома вернуться в самое начало повествования, так сказать.
Обстоятельства прибытия Каина в 12-полевой полк артиллерии в начале 919 M41 и его последующее боевое крещение против тиранидской орды, угрожающей горнодобывающей колонии на Дезолатии уже были охвачены в одном из коротких повествований, как и его участие в последующих кампаниях, по очищению Кеффии от заражения генокрадами с осколка флота тиранидов; всех, кто захотят прочитать полнее, и несколько менее откровенно, отчет о сих событиях, сошлюсь на ранние главы из его опубликованных воспоминаний, «На службе Императора: Жизнь Комиссара».
В любом случае, мало смысла, повторять их здесь.
Хотя эти инциденты заложили краеугольный камень его героической репутации, по правде говоря (и он продолжает настаивать на этом на протяжении всех своих мемуаров, что она не заслуженна) его деятельность в течение первой осады Перлии, которая была более детально задокументирована и именно поэтому, была выбрана для последующего повествования.
Внимательные читатели, имеющие доступ к записям инквизиции и соответствующие допуски безопасности, вероятно, будут в состоянии понять еще одну причину моего интереса к событиям, которые в остальной галактике казались всего лишь чуть большей возней с обычной зачисткой оркского вторжения из дальних Имперских уголков.
Действия Каина в этой кампании имели непредвиденные последствия, как для него, так и для Империи в целом.
Двенадцать лет спустя он был завербован в качестве вынужденного тайного агента инквизиции, и почти семь десятилетий после этого, когда тринадцатый Крестовый поход лег зловещей тенью на весь сегментум, он будет вынужден защищать Перлию во второй раз.
Последующие инциденты еще произойдут через год или более от этой точки мемуаров, поэтому все сноски об осаде относятся только к первому эпизоду, и любые выводы об этой компании принадлежат мне.
Как обычно, я переработала неструктурированные воспоминаний Каина на главы для удобства чтения, и использовала материалы из других источников, где я сочла необходимым разбавить его обычное эгоцентричное повествования для более широкого понимания контекста.
Помимо этого, и некоторых сносок, я оставила его рассказать свою историю в своей привычной небрежной манере.

Эмберли Вейл, Ордо Ксенос

Глава первая.

Если я и усвоил что-либо за время своей долгой и постыдной карьеры, кроме того, что чем больше ложь, тем скорее в неё поверят, так это то, что никогда не стоит недооценивать противника.
Ошибка, которую я, должен признаться, несколько раз допускал во времена своей молодости. Но я всегда быстро учился, как сохранить свою шкуру в целости; не смотря на то, что у неё было несколько аугментических частей, большую её часть мне удалось сохранить при себе.
Конечно, в двадцатые годы я был гораздо более наивным. Выпутавшись из пары неприятных ситуаций без единой царапины и положив начало своей репутации героя, которая преследовала меня, так же как и запах тела Юргена, можете не сомневаться, что я стал довольно высокого о себе мнения.
Таким я был в относительно беззаботные дни своей юности, дерзким и самоуверенным, и всё ещё купающимся в славе, после того как фактически единолично спас Кеффию от генокрадов, едва не преуспевших в срыве нашего похода по искоренению их из этого чудного агромира.(Хотя на самом деле, несколько солдат из гвардии и арбитров помогали мне, но писаки никогда не вспомнят о них в угоду истории).
Таким образом, как и всё хорошее, война подошла к концу, или, если быть более точным, дошла до той стадии, когда местные жители оказались способны сами разобраться со своим беспорядком с помощью несколько опоздавшего инквизитора и пары отрядов Караула Смерти Астартес, в то время как 12й артиллерийский полк, вместе со всеми остальными, получил новое назначение.
- Так, где, черт возьми, эта Перлия? - спросил я, стараясь перекричать рычание Троянов, перевозящих наши Сотрясатели на главную погрузочную платформу основного Кеффианского космопорта.
На тот момент это было рокритовое посадочное поле и несколько убогих зданий ремонта и обслуживания приземляющихся шаттлов.
Большинство других посадочных площадок на планете мало чем отличались от очищенного поля, на котором грузились шаттлы с зерновых барж, и которые можно было отправлять без лишних церемоний.
Неудивительно, что генокрады сочли планету легкой добычей.
Лейтенант Дивас, подчиненный полковника, и наиболее близкий мне человек в батарее, пожал плечами. Его чёлка, как обычно, упала ему на глаза.
- Кажется, где-то на окраине.
Если он и собирался сказать что-нибудь еще, то был вынужден отказаться, так как тяжелогруженый транспортник включил свои тормозные двигатели в самый последний момент приземления и грохнулся на рокрит с таким ударом, что я почувствовал его всем позвоночником через подошву сапог.
Скорее всего, пилот еще не был осведомлен о нашей победе и думал, что приземляется в потенциально боевой участок, полный гибридов и культистов, я не мог его винить за это.
Я пожал плечами в ответ, пока шум двигателей затихал до уровня, при котором мой голос было бы слышно.
- Я уверен, что полковник даст нам более полную информацию, когда вернётся, - прокричал я и отвернулся, уже выкинув предмет разговора из головы и позволив Дивасу заняться его работой по размещению нашего драгоценного оружия.
Он как всего нетерпеливо кивнул, и обратился мыслями к следующей войне.
- Я слышал, у них небольшие проблемы с орками, - он крикнул в ответ.
Ну, это звучало не так уж плохо.
Никогда не сталкиваясь с зеленокожими прежде, я был уверен, что они не могли быть столь же устрашающими, как генокрады или орды тиранидов, с которыми я уже сталкивался и победил.
В конце концов, популярным образом орков был неотесанный, тупой варвар, и обдуманность их поступков считалось шуткой, до тех пор, пока вам не посчастливиться встретиться с ними лицом к лицу. Так что я напялил уверенную улыбку на свое лицо и оставил его.
Винета взяла отпуск на несколько дней, чтобы увидеть меня, и я мог думать только о гораздо более приятных способах провести свой последний вечер на Кеффии, чем наблюдать за потными артиллеристами, таскающими тяжелые ящики.
В итоге, ночь прошла более чем приятно, так что на следующий день, в ходе брифинга, мне пришлось бороться с зевотой.
Окна зала были открыты настежь, впуская холодный ветер, свидетельствующий о приближающейся осени, и я был чрезвычайно признателен ему за то, что он помогал мне держать глаза открытыми.
Присутствовало всё командование батареи. Они старались выглядеть заинтересованными, в то время как полковник Мострю, наш командир, выкладывал информацию, переданную ему и остальным командирам полков Лордом Генералом или кем-то в равной степени важным.
Позднее, участвуя в брифингах более высоких уровней, которые были на порядок интереснее, откровеннее, я не выдавал своего волнения, оставаясь беспристрастным, но тогда еще все мои эмоции отражались на моем лице.
- Неужели мы наскучили вам, комиссар? - Мострю язвительно спросил, переводя лед своих голубых глаз в мою сторону.
Он никогда не верил в мое поспешно-импровизированное объяснение геройства в Дезолатии, когда мою совершенно естественную попытку сделать ноги до прибытия тиранид расценили как неожиданную фланговую атаку, которая заманила их в зону обстрела наших пушек.
Мострю был слишком осторожен, чтобы открыто демонстрировать сомнения относительно моего характера.
Чтобы подтвердить свои подозрения он пытался поймать меня при каждом удобном случае, несомненно, надеясь, что я что-то бы упустил.
Как обычно, я отказался отвечать на такой вызов, рассматривая это всего лишь как веселый стеб.
- Далеко не по этой причине - заверил я его, позволяя себе еще раз очевидно зевнуть.
- Та еще ночка выдалась, вот и все, много бумажной работы перед нашим отлетом.
Оба эти заявления были правдой, и если он, связав их в уме, сделал неверные выводы, то моей вины в этом уже нет.
На самом деле большинство рутинных дел я поручил Юргену, моему зловонному и неутомимому помощнику, и был уверен, что он, по своему обыкновению, сделает всё максимально тщательно.
Несмотря на свой невзрачный внешний вид, полное отсутствие социальных навыков, и всепроникающий запах тела, которые могли бы свалить даже грокса, Юрген оказался идеальным помощником, по крайней мере, в моем случае.
Во-первых, все мои приказы он выполнял буквально, а его воображения хватало ровно на то, чтобы выполнять их без каких-либо сомнений. Это означало, что вскоре он стал необходимым буфером между мной и некоторыми из наиболее обременительных аспектов моей службы.
С другой стороны, как оказалось, у него был почти сверхъестественный талант к захвату бесхозного добра, который сделал мою жизнь намного комфортнее, чем она могла бы быть (и, вероятно, его собственную тоже, хотя я старался оставаться в неведении).
Никто из нас не знал о его величайшем таланте, до нашей роковой встречи с Эмберли на Гравалаксе десять лет спустя, хотя это незнание не мешало мне время от времени им пользоваться.
- Тогда, я полагаю, мы должны быть признательны, что вы нашли время, что бы присоединиться к нам, - ответил Мострю, хотя в его словах не было и намёка на признательность.
- Вы знаете меня, - сказал я, кивая так, как будто полковник сделал мне комплимент, и налил себе новую кружку рекафа.
- Долг превыше всего.
Учитывая любовь Валхалльцев к низким температурам, я заранее убедился, что на совещании командования полка меня будет ждать горячий напиток.
- Довольно, - сухо сказал Мострю и повернулся к портативному гололиту.
В углу появившейся звёздной карты можно было легко узнать систему Кеффия со значками, показывающими позиции имперской армады собирающейся на её орбите.
Там, казалось, гораздо больше судов, чем я помнил, и я отметил этот факт.
Мострю кивнул, тонко маскируя свое недовольство тем, что его прервали.
- Всё правильно.
К нашим транспортным судам и сопровождению присоединилась ударная группа из флота сектора, - рекаф у меня в чашке вдруг стал невероятно горьким, а в животе я ощутил знакомую дрожь: это означало, что, судя по всему, мы летим к главной зоне военных действий.
Я попытался унять нехорошие предчувствия.
Даже если это было так, мы все равно будем развернуты в тылу, вдали от основной массы войск противника.
Именно из-за желания держаться подальше от боевых действий я приложил столько усилий, что бы оказаться в артиллерийской части. И в целом это работало.
Исключения были ужасны, но когда я выбирался живым, меня приветствовали как героя, и не было никаких оснований подозревать, что моя удача изменит мне на Перлии.
Я постарался успокоиться и сделать, так что бы мой голос звучал безразлично.
- Похоже, намечается большая операция, - вставил я больше для удовольствия сбить Мострю с мысли, нежели для чего-либо ещё.
- Да, - кивнул полковник, будто бы мысленно делая какую-то пометку.
- И это только одна из флотилий.
Подкрепления собирают со всего сектора.
Мои ладони начали не на шутку чесаться.
С этого момента всё происходящее стало выглядеть намного серьезней.
Мострю сделал что-то с гололитом, отцентрировав ничем не примечательную систему в паре подсекторов по соседству.
Отметив, что она действительно была в спирали, Дивас улыбнулся мне, и я кивнул ему в ответ в знак согласия.
- И большинство из них направляется туда. Перлия.
- Это место не выглядит особо важным, - сказал я.
Мострю покачал головой.
- Это не так - он ответил сухо. - Кроме всего прочего он выбрал её своей целью.
Изображение на гололите резко изменилось. Те офицеры, что находились возле него, испуганно вдохнули.
Несколько из более опытных офицеров вздрогнули и рефлекторно потянулись за оружием, вовремя останавливая себя.
- Орк, - сказал я.
Я видел их голограммы и прежде, и даже парочку трупов сохранившихся в схола прогениум, но этот был особенно впечатляющим.
Я предположил (ошибочно, как оказалось), что Мострю проецировал его чуть больше, чем в натуральную величину, для придания драматического эффекта.
Он был более мускулистым, чем обычные орки, если это вообще возможно, и носил ветхие доспехи, собранные из металлолома.
В одной руке он держал грубое подобие болтера, достаточно огромного, чтобы его мог поднять только космодесантник, в его уродливой руке он смотрелся не больше чем пистолет и громадным топором в другой руке.
Маленькие красные глаза с ненавистью глядели из-под нависавших бровей.
- Не просто орк, - сказал Мострю. - По словам лорда генерала, это их лидер, Гаргэш Корбул.
Он объединил несколько племён зеленокожих и объявил Waaagh против имперских миров субсектора.
Он произносил слова «орк» с заметным отвращением, и, как я впоследствии открыл для себя, с не достаточным отвращением, чтобы почувствовать аромат настоящей вони орков.
Дав нам в полной мере налюбоваться предводителем зеленокожих, он снова включил звёздную карту.
- Пока что они ударили здесь, здесь и здесь, - Системы услужливо пометили зелёным цветом места контакта с орками. - Большую часть вторжений удалось локализовать, по крайней мере, на какое-то время.
Важнейшая из систем - Перлия. Здесь находится большая часть производственных мощностей Империума.
Если они захватят её, то будут иметь ресурсы необходимые чтобы пройтись по всему сектору.
- Тогда нам надо быть уверенными, что они её не получат, - сказал я, подводя итог заседания.
Мострю кивнул.
- Из ваших уст это звучит довольно просто, - сказал он.
На мгновение полковник остановил на мне взгляд своих голубых глаз, и я подавил дрожь, которая возникла вовсе не из-за окна, которое, по обыкновению уроженцев ледяного мира, было открыто нараспашку.
- Давайте просто надеяться, что ваша уверенность не беспочвенна.


Примечание редактора.

Поскольку Каин, по своему обыкновению, не вдаётся в подробности, не касающиеся лично его, это место кажется мне вполне подходящим для того, что бы более подробно описать ситуацию в которой он оказался.
Книга описывает основные моменты первой осады: читателям желающим ознакомиться с ситуацией более детально следует обратиться к 37-томному труду Броденоура "Waaagh! и Мир: Осада Перлии и Соседних Систем".
(Если бы автор этой авторитетной работы не был трагически задавлен упавшим стеллажом с книгами до окончания работы, это был бы, несомненно, самый полный материал по теме. Тем не менее, его работа остаётся непревзойденной для тех, кто интересуется первыми девятью неделями этой двухлетней войны.)

Взято из "Зелёные Кожи И Чёрные Сердца: Нашествие Орков на Перлию" за авторством Хисмеона Каллиса 927.М41

Хотя зеленокожие нанесли удар без предупреждения, и их грубо сделанные корабли вышли из варпа почти одновременно в четырёх разных системах, они столкнулись с гораздо более серьёзным сопротивлением, нежели ожидали.
Боевые корабли местных планетарных сил обороны несли тяжелые потери в каждом бою, ослабляя нападения на Савию, Метриум и Содалагейн, однако они оказались в состоянии сдерживать высадку захватчиков до прихода подкрепления Флота и Имперской гвардии, способных переломить ситуацию.
Совсем иначе обстояла ситуация на Перлии, где были развёрнуты основные силы орков.
Не смотря на храбрость защитников, системы обороны были уничтожены в кратчайшие сроки, что позволило оркам создать несколько плацдармов по всей планете.
Ожидая поддержку Имперской гвардии еще несколько месяцев, высшее командование планетарной обороны с боями полностью оставила восточный континент, переброска этих сил помогла сохранить и укрепить оборону наиболее густонаселенных и промышленно развитых частей западного полушария.
Несмотря на усилия по эвакуации области, примерно двенадцать миллионов мирных жителей и бесчисленное количество отставших частей СПО остались на милость орков, рассчитывать на которую не приходилось.
Позднее были описаны страдания и лишения, которые вынесли эти мученики, а так же их героическое сопротивление на протяжении длительного времени.
Их стойкость была вознаграждена, не смотря на то, что спасение было ближе, чем кто-либо мог рассчитывать в это тёмное и отчаянное время.
Кайфас Каин прибыл в одном из первых подкреплений Имперской Гвардии. Его вдохновенное лидерство должно было переломить ситуацию сильнее, чем любой другой фактор в этой войне…

Глава вторая.

В целом, Полковник, конечно, был более прав, чем сам мог догадываться, но, не имея в тот момент об этом ни малейшего подозрения, я расценил его слова как очередную бесплодную попытку досадить мне и сразу выбросил из головы, всецело решив максимально комфортно провести время на борту "Длани Возмездия" - в целом крепкого войскового транспорта, который пережил, император знает, сколько веков, прыгая через имматериум, доставляя ресурсы и пушечное мясо в бесчисленные зоны конфликтов.
Несмотря на то, что мне еще не приходилось иметь дело с зеленокожими к тому моменту, я просидел на достаточном количестве лекций в схоле, чтобы считать, что имею вполне неплохое представление о том, что они из себя представляют. 12й же был в стольких боевых столкновениях с ними, так что некоторые ветераны могли бы сами рассказать пару-тройку собственных историй.
Однако, как этого и следовало ожидать, мало кто из них горел желанием общаться с комиссаром, a те кто все же решал потратить свое время на то, чтобы поделиться своим опытом со мной, поразили меня своим преувеличением, без сомнения в попытке смутить меня.
В том, что они говорили правду, ну или приукрашивали не больше, чем это обычно делают солдаты, я довольно скоро убедился.
- Они не могут быть настолько крутыми, - сказал я Дивасу, в наш предположительно последний вечер пути, когда мы сидели за гаданием таро в отведенной мне каюте.
На самом деле мне не слишком хотелось общаться на эту тему, и я уверен, вы поймёте меня почему, но разговоры такого рода помогали держать мысли о том, с чем нам придется столкнуться через пару часов, на расстоянии.
- Вы вытерли ими пол на Дезолатии еще до того, как я прибыл.
- Это так. - Он кивнул, мысленно споря сам с собой, какую карту вытянуть следующей и это отчётливо читалось на его лице. - Конечно 12й никогда не сталкивался с ними вблизи, но мы положим их достаточно быстро.
- Уверен вы сыграли свою роль, - сказал я, собираясь доказать в очередной раз правдивость старой пословицы о дураке и его деньгах.
Располагаться достаточно далеко от линии фронта и посылать во врага смертельные фугасы с безопасной дистанции, до сих пор оставалось для меня идеальным способом вести войну. Несмотря на нехорошие предчувствия и покалывания в области желудка рациональная часть моего ума не сомневалась, что кампания будет столь же гладкой, как и большинство кампаний с 12 полевым артиллерийским полком.
Дивас кивнул в очередной раз.
- Естественно, - сказал он. - Но я не могу сдержать свой гнев при мысли о некоторых других полках. Они серьёзно завязли с этими зеленокожими тогда.
- Ну их вскоре разорвали на куски тираниды, но это уже не так важно.
В конце концов, Дивас был с Валхаллы, что означало, что он был рад любой возможности убить орка, больше, чем чему-либо на этом свете. Так что я кивнул понимающее и положил карты на стол.
- Думаю, я выиграл.
Я потянулся взять банк, спокойно побив его пару экклезиархов.
- Не так быстро.
Третий игрок нашего скромного маленького сборища улыбнулся мне безупречной белозубой улыбкой, сияющей на темнокожем лице, окаймленном волосами цвета космоса, кончики которых чуть колыхались каждый раз, как она двигалась.
- Три инквизитора и император.
Торжественно ухмыляясь, она потянулась через стол сгребать небольшую кучу монет, одновременно демонстрируя восхитительное декольте, благодаря расстегнутому кителю.
Несмотря на то, что я потерял ощутимое количество денег, я улыбнулся ей в ответ.
Я не мог устоять.
Я встретил Керри Страун в первый день нашего пути, когда она была направлена следить за погрузкой нашей артиллерии и машин в трюм, и нам не потребовалось слишком много времени, чтобы сойтись: она была сильно впечатлена рассказами обо мне, и я, как вы могли догадаться, был приятно удивлен, когда увидел такое приятное личико в столь нелепых декорациях.
Одно привело к другому, и, несмотря на риск разоблачения (мы были достаточно молоды и глупы, чтобы найти это несколько захватывающим) мы проводили столько времени вместе, сколько могли урвать.
Если бы ей не пришлось возвращаться к своим обязанностям через час, без сомнения, мы бы смогли найти намного более интересный способ скоротать мой последний вечер на борту, чем обчищать Диваса.
- Не бери в голову, Кай, - Она улыбнулась, прекрасно зная, как меня раздражает это фамильярное обращение.
Конечно, Дивас использовал сокращение все это время, но он был идиотом, с тактичностью орка и никогда не замечал, как меня это раздражало.
- Не везет в картах... - прежде, чем она смогла закончить свою фразу, по ее чертам лица пробежала тень задумчивости. - Странно.
- В чём дело? - спросил я и почувствовал, что мои ладони начали зудеть, как всегда бывает, когда должно произойти что-то ужасно плохое.
Керри чуть наклонила голову, словно прислушиваясь к чему-то.
- Не знаю. Двигатели работают неравномерно.
Я был готов ей поверить на слово.
Она была членом экипажа в третьем поколении и выросла в коридорах корабля, и, без сомнения, тонко чувствовала самые мелкие звуки и вибрации среды, так же, как я чувствую себя в подулье.
Выражение ее лица мрачнело.
- Лучше держитесь за что-нибудь.
Не успела она закончить, как воздух разрезал новый голос, резкий и металлический, отдающий эхом из вокс передатчиков, расположенных по всему кораблю.
- Приготовиться к выходу из имматериума. Всем членам экипажа занять свои посты. Аварийный переход через... - мне не удалось услышать, когда же это произойдёт.
Внезапно мне показалось, что что-то огромное и злобное вцепилось когтями в мою сущность, выворачивая меня наизнанку.
Я споткнулся и упал, больно ударившись голенью об ножку стола.
Я встал на подкашивающиеся ноги, пытаясь игнорировать ноющую боль, до сих пор жгущую виски.
- Какого хрена это было? - не безосновательно выругался Дивас.
Керри дрожала, и выглядела такой взволнованной, какой я ее не видел ни разу за все то время, что мы были знакомы.
- Переход, - сказала она, с трудом удерживая в себе, то, что съела на обед.
Она надела свой китель.
- Мне нужно идти.
- Как и мне, - сказал я, защелкивая ремень с цепным мечом и лазерным пистолетом вокруг талии и обводя взглядом каюту в поиске форменной фуражки. - Если что-то не так, мне стоит быть со своим полком.
Пока у Мострю не появился шанс отправить меня на какое-нибудь смертельно опасное задание с целью все исправить.
- И я - сказал Дивас, как обычно следуя моему примеру.
- Этот переход не похож ни на один, из тех, что мне пришлось пережить, - сказал я. - Что его могло вызвать?
- Понятия не имею.
Керри начала приходить в себя и уже направилась к выходу из моей каюты, оглядываясь назад и разговаривая с нами.
- Единственный раз, когда я испытывала что-то подобное... - она остановилась, явно в нежелании продолжать свою мысль.
- Когда? - задал вопрос Дивас.
Керри встряхнула голову.
- Когда умер навигатор. Щиты упали, и демон материализовался на мостике. Но этого не могло произойти, сирена должна была бы тогда отключиться.
- Комиссар? - без сомнения владельцем этого голоса был Юрген, как и неповторимого "аромата", что следовал за ним по пятам.
Он появился из соседней каюты с обычным выражением слабой озабоченности на лице.
- Что-то не так?
- Весьма, - ответил я.
Коридор начал наполняться взволнованными офицерами из других полков Имперской Гвардии, находящихся на борту.
Я поймал взгляд Катачанского майора, возвышающегося над всеми остальными словно дозорная башня, который прокладывал себе путь через толпу с той же легкостью, что и космодесантник, идущий среди обычных смертных, одутловатого и взволнованно выглядевшего комиссара тащившегося за ним по пятам.
Смущенные и злые голоса отражались от стен закрытого помещения.
Путь через все это сильно смахивал на ночной кошмар.
- Сюда.
Керри провела нас через люк тех обслуживания, который я раньше едва ли бы заметил, получив доступ после короткого катехизиса перед решеткой спикера, который, похоже, распознал ее голос.
Как только створки люка сомкнулись за нами, отрезав от шумного коридора, я обнаружил, что мы стоим посреди слабо освещенного прохода, значительно меньше того, что мы только что покинули, его стены пересекало множество помеченных цветом труб, по большей части покрытых саваном пыли.
- Где мы? - спросил Дивас.
- Трубопровод 23, - ответила Керри так, будто это что-нибудь могло значить для кого-либо из нас, и быстро побежала дальше, что вызвало интересные колебания в ее одежде. - Здесь мы быстрее доберемся. Остановимся здесь.
Она определенно что-то искала, потому что через пару минут она резко остановилась и я врезался в нее, неожиданно для меня, но не на столько, чтобы не получить удовольствие от этого мгновения.
- Чего мы ждем? - спросил Дивас, почти столь же смущенный, что и Юрген.
Вместо ответа Керри подняла трубку вокс передатчика и ввела код в его клавиатуру.
- Я пытаюсь разобраться, что происходит - ответила она.
В то время как она говорила, я почувствовал слабую вибрацию через плиты под ногами, и пожалуй выражение беспокойства на ее лице только усилилось.
- Звучит плохо.
- Комиссар! - Юрген обратил моё внимание на маленький гололит, стоящий в ближайшей нише, под иконой Омниссии, без сомнения, предназначенный для работы инженеров, занимающихся обычным обслуживанием каких-либо жизненно важных систем, который в данный момент окружали нас. - Вы можете извлечь что-нибудь полезное из него?
- Возможно, - ответил я.
Я не техножрец, конечно, но, как и все остальные я учил основные молитвы извлечения данных в схола, так что, стоило попробовать.
В то время как Керри начала резко и шепотом разговаривать с кем бы то ни было на том конце вокс линии, я пробормотал катехезис активации и нажал руну активации.
Гололит ожил, высветив изображение вращающейся шестерни Адептус Механикус, и я ввел свой комиссарский код обхода, надеясь, что он будет так же эффективен с флотским оборудованием, как был с эффективен с его эквивалентом в имперской гвардии.
- Кажется работает, - заметил Дивас, чем сбил всю мою концентрацию.
- Что вы ищите?
- Чёрт меня раздери, если я знаю, - я резко оборвал его, тем самым заставив заткнуться, и повернулся обратно к клавиатуре.
Юрген указал на одну из иконок, покрывающих шестерню.
- Эта похожа на изображение корабля - добавил он услужливо, присовокупив к своему изречению сильный и пренеприятный запах изо рта.
Ни одна из других не была мне даже отдаленно знакома, поэтому я нажал на нее, после чего появилось медленно вращающееся трехмерное изображение "Длани Возмездия", слегка помаргивающее как обычно бывает на всех подобных устройствах.
Пара точек на его корпусе были красными, абсолютно алые пятна, которые проникали на палубу или пару вглубь, словно уродливые раны.
Пока мы пытались понять ту информацию, что уже получили, появилось еще одно, и почти тут же я почувствовал еще одну слабую вибрацию через плиты палубы.
- Что это значит? - спросил Дивас.
Мои ладони снова начали зудеть.
Ничего хорошего, в этом я был уверен.
- Мы получаем повреждения.
Керри оторвалась от вокса, выражение ее лица было напряженным.
- Флот орков ждал нас.
- Откуда они могли знать? - спросил Дивас.
- Мы ведь совершили переход из-за аварии, случайно, разве нет?
- Очевидно нет. - Ее голос был резкий и решительный. - Навигатор в отключке из-за какого-то серьёзного психического шока, и наш - не единственный. Около половины флотилии были выброшены в материум далеко от зоны высадки, и зеленокожие используют нас в качестве мишеней для стрельбы. К счастью, несколько боевых кораблей тоже вышло в материум или к этому моменту мы бы уже были кучкой космического мусора.
- Как они могли сделать такое? - спросил Дивас побледнев.
Керри кивнула головой.
- Кому какая разница? - сказал я, мой ум уже работал на всю. - Мы должны воссоединиться с полком и увести шаттлы.
Я потянулся к бусине вокса, надеясь, что у Мострю хватит здравого смысла начать эвакуацию артиллеристов.
- Если мы не можем высадиться, то могли бы отсидеться на Кеффии.
Орудия волновали меня меньше всего, конечно, но безопасность орудий было бы лучшим оправданием для скорейшего побега с корабля.
Если повезет и зеленокожие будут настолько заняты, взрывая корабли, то не обратят внимание или не захотят тратить боеприпасы на сравнительно миниатюрные шаттлы.
Через мгновение моя рука опустилась.
Бусинка вокса, а также практически все остальное, что можно было бы быть полезным для нас в этой передряге, осталось в моей каюте.
- Вы правы, конечно. - Дивас кивнул, видимо проникшись моими словами.
- Какой самый быстрый путь до ангаров?
- Вот этот.
Керри указала путь по которому мы должны пройти, и выключила инфо-планшет, не сомневаясь, что мы запомнили путь.
Мне, как выросшему в улье, этот трехмерный лабиринт почти сразу отпечатался в подсознании, как только я взглянул на него, так что я был уверен, что моего врожденного чувства направления хватило бы, чтобы довести меня безопасно до места назначения, если мы потеряем связь с нашим гидом.
Дивас выглядел немного смущенным, но выдвинулся вперед, стараясь держаться подальше от Юргена, насколько мог.
- Я отведу вас, в доковый коридор, после чего вы действуете по своему усмотрению. Мне необходимо вернуться на мой пост.
- Понятно, - сказал я, и снова припустил, как только она повела нас по внутренностям корабля.
На самом деле мы могли бежать всего несколько минут, но выброс адреналина и неприятное ощущение ожидания следующей вибрации палубы, гадая, не ударит ли враг достаточно близко, чтобы убить нас в следующий раз, казалось, растянуло бег бесконечно.
Наконец, Керри указала на еще один люк, похожий на тот, через который мы залезли в этот странный, запретный мир, из знакомого нам, в течение нескольких недель, коридора.
- Сюда, - сказала она, нажав руны рядом с люком, и панель, зашипев, открылась.
Гомон взволнованных голосов и лязг подошв по доковым плитам достиг моих ушей.
Громкость была значительно ниже, однако предположительно большинству гвардейцев удалось вернуться в свои части, так и подавляющее большинство членов экипажа было на своих местах.
Как только мы вышли в коридор, я замешкался на секунду, Юрген тут же попытался сориентировать меня.
Однако я отлично понимал, где мы находимся, и почти сразу же я увидел ориентир, ярко-красный символ спасательных капсул, одной из сотен, размещенных по корпусу корабля.
Идентификационный номер сказал мне, что мы были на палубе семьдесят четыре, секция двенадцать, всего в нескольких сотнях метров от места, где стояли наши «Сотрясатели».
- Отсюда вы достаточно легко доберетесь, - сказала Керри, несколько гвардейцев пробежали мимо, Катачанцы без сомнения, их сильные мускулистые торсы говорили об их родном мире так же ясно, как и их униформа.
Я хотел было ответить, когда палуба свернулась под ногами, со скрипом раздираемого металла, да и потолок вдруг стал много ближе.
Внезапно погас свет, на мгновение позже зажглись тусклые красные лампы, мигающие как будто в такт паникующему сердцебиению.
Завопили сирены, звучавшие на удивление приглушенно.
- Какого черта это было? - закричал Дивас, перекрикивая глухой ревущий звук, который напомнил мне эхо в городе-улье от сброса мусора.
Я помотал головой, на мгновение ошеломленный, и попытался встать.
Это почему-то оказалось труднее, чем обычно, как если бы я боролся против сильного ветра.
Как только я встал на ноги, я начал понимать, что происходит.
- Корпус пробит! - Керри продолжала бежать по коридору, даже когда она повернула голову и крикнула нам, ветер раздул ее не застегнутый китель и развевал ее длинные темные волосы.
- Торопитесь, пока палубу не запечатало!
Будьте уверенны, никому из нас не нужно было повторять дважды, и мы похромали за ней так быстро, как могли.
За несколько десятков метров до тяжелых стальных дверей, к моему ужасу, они начал захлопываться, запечатывая палубу, и приговаривая всех нас к мучительной смерти.
Это было как во сне, где чем больше усилий вы приложили, чтобы заставить ваши конечности двигаться, тем медленнее они становятся, и то к чему вы стремитесь, отступает с каждым шагом.
- Ну же, сэр! Почти добрались! - Юрген протянул свою, обляпанную грязью руку, которую я принял с благодарностью, так как все больше и больше отставал от других.
Моя комиссарская шинель ловила выходящий воздух, как парус, замедляя меня еще больше.
Я уже начал проклинать себя, за то, что успел одеться, выходя из своей каюты, хотя чуть раньше я был рад, что ремень с оружием, затянутый на поясе не позволял сорвать с меня одежду.
Мы не успеем, говорил я себе, видя, как толстые плиты металла сдвигались все ближе и ближе...
Внезапно двери стали закрываться медленнее, и я увидел двух Катачанских гвардейцев, задержавших плиты, их чрезмерно развитые мышцы напряглись от усилий.
Обычные люди никогда бы не смогли сделать это, но уроженцы мира адских джунглей были чрезвычайно сильны, и к моему изумлению, они, кажется, могли удержать.
С лицами, искаженными от усилий, они подбадривали наш побитый квартет криками, пока мы пытались добраться.
- Кай! - Дивас задержался на выходе, развернулся к нам и начал нас поторапливать, при этом невзначай закрыл почти весь проход.
Керри скользнула мимо него, ее небольшое телосложение давало ей явное преимущество в данных обстоятельствах.
- Давайте!
- Забирайся внутрь! - проорал я в ответ, отталкивая его в отчаянной попытке побыстрее пролезть внутрь.
Теряя равновесие от моего бешеного толчка, он наткнулся прямо на одного из Катачанцев.
Этого незначительного толчка в данной ситуации было достаточно.
Несмотря на то, что это были сильнейшие представители человечества, даже их могучих усилий уже было не достаточно, чтобы задержать закрытие шлюза.
 Их сконцентрированная мощь была преодолена и, отчаянно взвыв, сервоприводы выиграли этот спор.
 До того как металлические плиты дверей окончательно сомкнулись, я увидел перепуганное лицо Керри, и мы остались вдвоем с Юргеном в безнадежной ловушке, в паре секунд от смерти.

Примечание редактора.

Засада на флот освобождения во внешних системах была первым признаком того, что Корбул обладал значительно большим пониманием тактики, чем большинство его сородичей, ловушка захлопнулась с точностью, которая сделала бы честь любым Имперским силам.
Что касается вопроса относительно того, как это вышло, следующий документ внесет полную ясность.

Выдержка из стенограммы Инквизитора Чингиза Синглтона из Ордо Ксенос в Адмиралтейской комиссии по расследованию потерь, понесенных, в так называемой Осаде Перлии, записанная в 449 924М41

Адмирал Бенджамин Боу (председатель): Вы имеете в виду, что зеленокожие тоже имеют псайкеров?
(Общий испуг, вздохи в зале, и упоминания святых имен)

Инквизитор Синглтон: Касательно этого происшествия, да. Случаи были зарегистрированы всеми тремя Ордосами Инквизиции, хотя детальное расследование этого феномена было поручено полностью под мою компетенцию. Там, где необходимо знание для тщательного анализа таких нечестивых проявлений, помощь Ордо Еретикус будет очень полезна.

Адмирал Боу: Как много этой мерзости среди орков?

Инквизитор Синглтон: Они невероятно редки, гораздо реже, чем у большинства других рас о которых мы знаем, включая человечество.
(Общие вздох облегчения)

Адмирал Боу: Но видимо чрезвычайно мощные.

Инквизитор Синглтон: Это будет зависеть от конкретного индивида, так же как и у других рас.

Адмирал Боу: Но вывести из строя десяток навигаторов с одного удара...

Инквизитор Синглтон: Действительно, для этого требуется исключительно мощный адепт, или, что более вероятно, согласованные действия группы лиц. Мы знаем, что у орков есть врожденная склонность к групповым действиям в условиях стресса, и, кажется разумным предположить, что то же самое касается и их псайкеров.

Комиссар Андерсен Тревельян (наблюдатель от коммисариата): Другими словами, вы точно не знаете.

Инквизитор Синглтон: Выводы сделаны на основе предыдущих наблюдений. Наши коллеги из Ордо Еретикус, чье понимание вопросов, связанных с варп колдовством намного превышает мои собственные познания, в целом согласны с этой гипотезой.

Почетный Джианелло Марчези (наблюдатель от Навис Нобилитэ): Существует ли тенденция усиления таких способностей прямым воздействием в варпе, или нет?

Инквизитор Синглтон: Как я понимаю, да. Но такие опыты были бы немыслимо опасны. Использование психических способностей в варпе, без защиты, привлечет внимание злобных сил и сущностей, почти невиданной мощи.

Навигатор Марчези: Тем не менее.
(Активирует гололит)
Я хотел бы обратить ваше внимание на записи показаний этих приборов, с выживших судов незадолго до внезапного входа в материум. Разве это не судно орков, скрытое в варпе?

Адмирал Боу: Мы уже рассмотрели этот вопрос. Это судно определенно космический Халк, серьезно поврежденный таранный корабль, с едва живыми двигателями, чтобы их хватало на поддержание своего местоположения в течениях варпа. Энергии на поддержание жизнедеятельности экипажа не хватило бы даже на несколько часов.

Инквизитор Синглтон: Для полного экипаж, возможно, но для нескольких чуднабайцов?

Адмирал Боу: Вы должны простить меня, инквизитор, я не знаком с этим термином.

Инквизитор Синглтон: Орочий термин для обозначения псайкеров. Могло ли это судно поддерживать небольшую группу длительное время?

Адмирал Боу: Я полагаю, да. Что вы имеете ввиду?

Навигатор Марчези: Во имя Императора, вы всегда столь глупы? Это совершенно очевидно, что он предполагает!

Инквизитор Синглтон: Это судно, вероятно, оставалось на месте, в наиболее подходящем варп течении для размещения там группы псайкеров. Их воздействие было усиленно прямым контактом с варпом, и они получили возможность создать достаточно мощную психическую атаку на навигаторов приближающихся кораблей и вынудили их выйти в материум прямо к ожидающим в засаде.

Адмирал Боу: Бог-Император! Насколько вероятно, что мы столкнемся с такой тактикой опять?

Инквизитор Синглтон: Учитывая, что псайкеры были несомненно поглощены силами варпа, привлеченными выбросами психической энергии. Я бы сказал, что все зависит от числа чуднабайцов у противника и насколько военачальники сильно их берегут.

Глава третья.

Представьте мои чувства в тот момент, когда я вылупился на свое отражение в этих чертовых дверях.
Естественно у меня нет никакого желания вспоминать их сейчас.
Злость на благонамеренную тупость Диваса, которая, почти без посторонней помощи, и привела нас к нынешнему положению, вытеснила из моего сердца все эмоции, кроме холода животного ужаса.
В слепой панике я озирался вокруг и наткнулся на невозмутимый взгляд Юргена, его привычное флегматичное выражение лица произвело странно успокаивающее действие на меня.
Как всегда, у него складывалось впечатление, что у меня все под контролем, и по какой-то причине потеря лица перед своим помощником стала казаться чем-то таким же плохим, как и неизбежная кончина.
Если это действительно были последние минуты моей жизни, как я думал, по крайней мере, я хотел бы встретить их с достоинством, насколько это было возможно в таких обстоятельствах.
- Что нам теперь делать, сэр? - спросил он, быстро разряжающийся воздух ослаблял его голос, как и его запах, что, по крайней мере, было хоть каким-то благом в нашей ситуации.
Мой взгляд скользнул за его спиной, остановившись на большом черном прямоугольнике в стене коридора, я недоуменно уставился на него, кислородное голодание уже начинало замедлять мои мысли.
Я не мог понять, что он мне напоминал.
Может быть люк обслуживания, как и тот, через который мы вошли в коридор.
- Бежим к нему! - прохрипел я, заставляя свои конечности передвигаться в пьяной пляске.
 Панель была вовсе не черная, она была красная, того же цвета, что и аварийные лампы, сигнальный фонарь отмечал местоположение спасательных капсул, которые я праздно разглядывал раньше.
Штормовой поток уходящего воздуха, который сносил нас после торпедной атаки, теперь превратился в слабый ветерок, это значило, что последние глотки воздуха тоже уйдут в считанные секунды.
Не нуждаясь в подсказках, Юрген подпер меня.
Честно говоря, я не думаю, что мы смогли бы в одиночку преодолеть это короткое, но такое бесконечно длинное расстояние.
Если вы когда-нибудь видели двух пьяных забулдыг идущих по улице, которые поддерживают друг друга от падения, то вы будете иметь представление о том зрелище, которое мы представляли.
К счастью, как я уже говорил раньше, быстро уходящий воздух уносил запах тела Юргена, в противном случае физическая близость к его телу сделала бы смерть от удушья гораздо более привлекательной альтернативой.
В любом случае, я старался не думать о его привычном отсутствии личной гигиены, что было достаточно просто, учитывая отсутствие кислорода, я был сконцентрирован на том, чтобы переставлять мои конечности вперед и попытках заставить мои нагруженные легкие вздохнуть еще раз.
Внезапно мы врезались в переборку, и я моргнул, пытаясь отогнать коричневый туман, застилающий мне глаза.
Красная панель была прямо передо мной, мерцающая, как плохо настроенный пиктер, я нащупал утопленную в стену ручку и дернул ее со всей силой, которая только осталась.
Если бы мне не нужно было экономить кислород, я, скорее всего, закричал бы от разочарования.
Я настолько ослаб, что смог только чуть сдвинуть ее с места.
Я попытался крикнуть, чтобы Юрген помог мне, но жуткая тишина вакуума спустилась на нас, и я чувствовал, как последний глоток воздуха покидает мои легкие в этой отчаянной попытке.
Через несколько мгновений все будет закончено.
К счастью, Юрген понял, что я пытался сделать, и его грязные руки сомкнулись над моими, его обкусанные ногти странно контрастировали с моими аккуратными черными перчатками.
Нашего общего веса было достаточно, чтобы наконец-то сдвинуть рычаг, и он почти моментально гладко опустился вниз.
Сразу же люк в стене скользнул в сторону, и мы вдвоем ввалились через него с несколько большей поспешностью для таких уважаемых людей, приземлившись клубком к подножью короткой, железной лестницы.
Благословенный свет, обычный, желтовато-белый, нормально работающих люминаторов освещал нас, открывая вид на помещение размером с грузовой модуль.
Я не мог разглядеть всего помещения, так как ремни безопасности свисали со стен на всем протяжении помещения.
Пробиваясь, сквозь опутавшие меня конечности моего помощника, я пробрался наверх и ударил ладонью по светящейся руне на стене.
Плавно опустившийся металлический люк отрезал нас от лестницы, по которой мы так поспешно спускались, и постепенно наше убежище наполнилось глухим, ревущим звуком сирен.
Внезапно, мои работающие легкие наконец-то нашли что-то, что можно было вдохнуть, и я почувствовал, как моя грудь наполняется воздухом.
После стольких отчаянных лишений ощущение было опьяняющим, и я обнаружил, себя дико хохочущим, от избытка кислорода.
- Мы сделали это! - прокричал я, но мой голос все еще ослабленный, звучал не громче писка мыши, Юрген, пытавшийся встать, широко улыбался.
- Да, сделали, - он согласился.
И знакомое выражение недоумения снова начало затмевать его лицо.
- Что нам теперь делать?
- Ну обратно нам уже не вернуться, - заметил я достаточно здраво.
Я начал осматривать, все, что мог увидеть отсюда.
Было похоже, что мы нашли безопасное место, где можно было бы немного отдохнуть, и попытаться понять что происходит, а так же решить в каких красках описывать свое приключение.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.