Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53205
Книг: 130519
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Операция Поиск во времени»

    
размер шрифта:AAA

Андрэ Нортон
Операция "Поиск во времени"

Глава 1

– Атлантида? Сказка! – Человек, стоявший у окна, полуобернулся. – Не можете же вы всерьез... – Он начал возражать уверенно, но смолк, заметив, что выражение лица его собеседника не изменилось.
– Вы видели записи трех первых попыток. Похожи они на результат чьего-то воображения? Вы сами проверили все меры, принятые против возможности обмана. Сказка, говорите? – Спокойный седовласый человек чуть откинулся в кресле. Меня всегда интересовало, что лежит в основе самых традиционных сказок. Давно установлено, что норвежские саги, если лишить их сказочных элементов, представляют собой описание путешествий. Большая часть нашего фольклора – это искаженные клановые, племенные или народные предания. Драконы... Ведь на нашей планете действительно когда-то жили драконы...
– Но не на памяти человечества! – Харгривз отошел от окна, положил руки на бедра и выпятил подбородок, словно готовился к схватке, пусть словесной.
– А вы никогда не задумывались, почему такие легенды сохраняются, держатся многие столетия, рассказываются снова и снова? Дракон, пожирающий людей...
Харгривз улыбнулся.
– Я всегда считал, что настоящий дракон предпочитает диету из нежных юных дев, пока какой-нибудь доблестный рыцарь с помощью меча или копья не отучит его от этой привычки.
Фордхэм рассмеялся.
– Драконы, несмотря на свои диетические привычки, встречаются в фольклоре народов всего мира. И их копии когда-то жили на земле...
– Но это было, повторяю, задолго до того, как появился наш самый первобытный предок.
– Насколько нам известно, – поправил Фордхэм. – Я хочу сказать, что некоторые сюжеты в сказках постоянно повторяются. Начиная этот проект – вы знаете, что послужило его причиной, – мы должны были установить отправную точку. Одна их наиболее устойчивых наших легенд – Атлантида. Она до такой степени стала частью нашего культурного наследия, что многие, наверно, воспринимают ее как установленный факт...
– И все это основано на нескольких строках Платона, приведенных как один из аргументов в споре...
– Но, предположим, Атлантида действительно существовала. – Фордхэм подобрал карандаш и принялся вертеть его на блокноте, однако писать не стал. Не в этом мире...
– Где тогда? На Марсе?.. Наверно, атланты взорвали себя и оставили эти кратеры в пустыне...
– Как ни странно, но в соответствии с легендой атланты действительно взорвали себя или что-то в этом роде. Нет, прямо на нашей планете. Вы слышали о теории альтернативной истории – что после каждого серьезного исторического решения возникают два альтернативных мира?
– Фантастика... – прервал Харгривз.
– Вы думаете? А что если это факт, если на одной из таких альтернативных временных линий существует Атлантида, тогда как на другой драконы совпадают по времени с человечеством?
– Но даже если бы это было так, откуда бы мы узнали?
– Верно. Мы отделены от этих линий целой сетью выборов и решений. Но, допустим, когда мы были еще близко друг от друга, существовало взаимное соприкосновение. Может, отдельные индивидуумы могли даже переходить черту. У нас имеется множество странных, но вполне подтвержденных случаев необъяснимого исчезновения людей из нашего мира, и необычные люди иногда появляются при очень своеобразных обстоятельствах. Атлантида – такая живая легенда, она так захватывала воображение многих поколений, что мы решили сделать ее нашим проверочным пунктом.
– А как именно?
– Мы скормили Ибби все сведения, которые известны современному миру об Атлантиде – от отчетов геологов, утверждающих, что когда-то морское дно было хребтом затонувшего континента, до "откровений" служителей культов. В ответ Ибби выдал нам уравнение.
– Вы хотите сказать, что ваш "поисковый луч" основан на этой теории?
– Совершенно верно. А результаты записей вы видели. Они получены благодаря расчетам Ибби. Вы сами признали, что изображения не похожи ни на что современное.
– Да. Я это сказал. А где они были сделаны?
– Прямо здесь, на той местности, которую вы разглядывали. Сегодня мы предпримем десятиминутную попытку, самую длительную из всех. В качестве начального ориентира используем этот курган.
– У вас по-прежнему из-за него неприятности? Фордхэм нахмурился.
– Мы распространили слухи, что расчищаем местность для строительства новых лабораторий. Но этот Вильсон поднимает шум из-за любого правительственного проекта. Под лозунгом "Спасем наш исторический курган" он затеял настоящий крестовый поход, чтобы попасть на страницы газет и затормозить проект. В прошлом году он кричал, что мы начинаем новый эксперимент, в результате которого целый округ может быть сметен с карты. Служба безопасности тогда его предупредила. Он отлично знал, что работы совершенно безопасны. Но лозунг "Спасем наш исторический курган", конечно, вызывает не такой интерес, как "Спасайтесь, яйцеголовые собираются всех нас взорвать!" Сейчас его кампания уже пошла на убыль. Однако курган – прекрасный ориентир, потому что он старше всех остальных созданных человеком особенностей местности.
– А что если вы обнаружите не Атлантиду, а строителей этого кургана?
– Тогда у нас появятся дополнительные записи для привлечения внимания к проекту, хотя для работы те, что у нас уже есть, подходят больше.
– Да, – согласился Харгривз. – А если получится?.. Если мы сможем пройти сами?..
– У нас будут такие природные ресурсы, о которых сейчас и подумать невозможно. Большую часть сокровищ своего мира мы истощили и разграбили. И теперь должны попытаться пограбить кого-то еще. Ну, что, посмотрим на Атлантиду?
Харгривз рассмеялся.
– Увидеть значит поверить; один снимок стоит многих томов слов. Дайте мне с собой в Вашингтон хороший фильм, и я смогу поддержать вас. Ну, хорошо, покажите мне Атлантиду!

***

Погода для начала декабря была удивительно теплая. Рей Осборн расстегнул воротник кожаной куртки. Сапоги парашютиста-десантника приминали пожухлую траву. Теперь его накрыла тень индейского кургана. Раннее воскресное утро Вильсон правильно подобрал время. И в ограде дыра, как он и пообещал. Видно только одно здание – верхний этаж этого совершенно секретного сооружения. А по эту сторону кургана никто его не увидит, даже если там кто-то есть на дежурстве.
Что тут собираются сделать? Сровнять курган бульдозерами? Что будут делать люди, когда не останется свободного места? Рей повернулся к кургану и подготовил фотоаппарат к съемке. Нажал кнопку...
И словно нажал красную кнопку конца света, потому что мир сошел с ума. Рей пошатнулся, сознавая только невыносимую боль в голове, боль, связанную с яркими фиолетовыми вспышками, которые ослепили его. Тишина... Он потер слезящиеся глаза. Туман разошелся, и он стоял, пьяно покачиваясь, ошеломленно и недоверчиво глядя по сторонам.
Свежая яма, землеройные механизмы и даже сам курган – все исчезло! Он в тени, но не у высокой земляной могилы, а в тени гигантского дерева. А за ним еще одно и еще!
Рей протянул дрожащую руку. Ощутил грубую кору – она реальна! И побежал по мягкому ковру мха между этими деревьями с невероятным по ширине обхватом. "Беги назад!" – кричало что-то у него в голове. "Назад?" – спрашивала другая часть ошеломленного сознания. Но куда это – назад?
Несколько минут спустя он выбежал из полумрака этого необыкновенного леса на травянистую равнину. Споткнулся о торчащий корень, упал и лежал, тяжело дыша. Скоро он ощутил на себе солнечный луч, слишком горячий для зимы. Приподнялся и огляделся.
Впереди, без всяких перерывов, равнина, сзади лес, ничего этого он никогда здесь раньше не видел. Где.., где он? Дрожа, хотя земля под ним была теплая, Рей заставил себя сидеть спокойно. Он Рей Осборн. Он воскресным утром отправился к проекту, чтобы оказать услугу Лесу Вильсону, сделать несколько хороших снимков кургана для статьи, которую сейчас тот пишет. Снимки... У него в руках ничего нет! Аппарат? Должно быть, выронил, когда это произошло... Произошло что?
Рей обхватил голову руками. Он боролся с самой примитивной паникой и старался рассуждать логично. Но как можно думать логично о чем-то невероятном? Только что он стоял в обычном нормальном мире – в следующее мгновение оказался здесь. И где это – здесь?
Рей медленно встал, сунул руки в карманы куртки. Надо вернуться назад. Он повернулся к неподвижному лесу и понял, что это невозможно. Пока еще нет. При одной мысли об этом сердце заколотилось. Открытая местность казалась меньшим из двух зол. Поэтому он пошел дальше и вскоре обнаружил разрыв в равнине. Узкое ущелье, на дне его ручей, а вокруг – высокие кусты и деревца.
Пока он искал спуск вниз, там затрещали кусты. Из зеленой чащи прямо на почти отвесный склон устремилась темная фигура. Острые копыта в лихорадочной спешке заскребли по стене, обрушивая почву и камни. Потом, поняв, что подняться невозможно, существо, взмахнув рогатой головой, повернулось к тем, кто за ним охотился.
Рей ухватился за траву на краю откоса, чтобы не соскользнуть вниз. Загнанное животное находилось непосредственно под ним, оно наклонило голову и дышало тяжело, с фырканьем. По Рей не мог поверить в его реальность. Лось, если только это огромное чудовище может быть лосем, – дикий лось не может бегать по южному Огайо. Рога у него были больше шести футов в размахе, а само животное выше Рея, вполне соответствует по пропорциям деревьям леса.
Из кустов выскочили мохнатые звери, похожие на волков. Уклонившись от удара рогов лося, первый зверь попытался ухватиться за его переднюю ногу. Он был явно не новичок в этой злой игре. Звери прыгали, рвали плоть зубами и тут же отскакивали, прежде чем огромное животное успевало защититься.
Рей пришел в себя, услышав крики. Собаки сразу отскочили. Одна из них хрипло залаяла. И через мгновение появились двуногие охотники. У них не было никакого оружия, насколько мог видеть Рей, но один держал в руках короткий металлический стержень. Он направил его на горло загнанному лосю, и из конца стрежня ударил красный луч. Взревев, лось встал на дыбы и рухнул, чуть не придавив собак. Они набросились на дрожащее чело, рвали его на куски, но охотники оттащили их от добычи, отогнали крепкими пинками и ударами.
Достав из ножен на поясе кинжал, один из охотников принялся свежевать пойманное животное. Другой прикрепил к ошейникам собак поводки, а третий завернул огненный сюржень в ткань и сунул за пазуху короткой кожаной куртки.
Все трое были среднего роста, но мощные руки и плечи делали их ниже ростом и придавали внешность гномов. Жесткие черные волосы длиной до плеч были смазаны жиром и перехвачены кожаными ремешками. Цвет кожи был чем-то средним между медным и оливковым. Широкие рты с толстыми губами и крепкими желтыми зубами, темные глаза и крючковатые носы – характерные черты их внешности.
У всех одежда из серой кожи, хорошо выделанной и мягкой, как ткань; эта верхняя одежда доходила до середины икр. Поверх нее куртки без рукавов с металлическими нашивками. Ноги в кожаных сапогах до колен с толстыми подошвами, руки обнажены, па них металлические браслеты, украшенные тусклыми камнями. На широких поясах кинжалы в ножнах.
Рей смотрел, больше не пытаясь сопоставить увиденное с реальностью. Сон это, наверно, сон. Скоро он проснется...
И тут одна из собак обнаружила его. Ее красные глаза отыскали источник странного запаха, бившего ей в ноздри. С воем она натянула поводок. Кожаный ремень остановил ее прыжок. Но она тут же прыгнула снова. На этот раз ремень не выдержал. Однако, как и лось, собака не смогла подняться на откос. Она тщетно скребла лапами по гравию и лаяла, как сумасшедшая.
Рей, ошеломленный, оказался легкой добычей. Один из охотников с криком показал на него. Предводитель развернул стержень и прицелился. Рей повернулся, но добраться до укрытия не смог. Что-то в нем застыло, он не мог даже шевельнуться.
Не в состоянии двинуть даже пальцем, он бессильно ждал появления охотников. С помощью своего необычного оружия они выжгли на стене ущелья ступени. А Рей только знал, что не умер сразу, как лось.
Вот они подошли к нему. Рей смотрел на них. Беспокоила неподвижность окруживших его лиц и неспособность увидеть на них хоть какое-то чувство. Маски, подумал Рей, злые маски. С ледяным спокойствием он понял, что встретился с чем-то совершенно чуждым, находящимся за пределами его старого безопасного мира.
Они осторожно приблизились и принялись разглядывать пленника. Предводитель нарушил молчание, задав вопрос на гортанном свистящем языке. Когда Рей не ответил, он озадаченно выпятил подбородок.
Снова задал вопрос, на этот раз певуче. Другой язык, догадался Рей. Его молчание слегка смутило похитителей.
Наконец предводитель отдал приказ. Один из охотников снял с пояса кожаный ремень, зашел Рею за спину и крепко связал его беспомощные запястья. Рей, все еще под действием незнакомого оружия, вынужден был подчиниться. Но при прикосновении охотника испытал необъяснимое отвращение.
Как только его связали, предводитель поднял стержень. Никакого луча на этот раз не было, но Рей обрел способность двигаться. Не оглядываясь, владелец стержня ушел. Охотник, связавший Рея, концом ремня хлестнул его по плечам и знаком приказал идти. Отвращение Рея перешло в гнев, и не только на похитителей, но вообще на все происходившее с ним. Он не знал, где находится и почему, но чувствовал, что рано или поздно узнает и разберется с виновниками, и эта мысль подбодрила его. Он черпал силы в своем гневе, цеплялся за него, как тонущий цепляется за камень посреди бурной реки.
Они прошли примерно с полмили вдоль ущелья, пока не показался более отлогий спуск. Связанный, Рей не мог бы спуститься по их лестнице, и потому заколебался перед спуском. Охранник ударил его кинжалом по ребрам, ударил плашмя, чтобы заставить двигаться. Но после первого же шага Рей потерял равновесие и покатился в облаке пыли и гравия. Остановился он, ударившись о ствол, голова с поцарапанным лицом оказалась ниже ног.
Конечно, мрачно подумал он, если это сон, то такой удар должен разбудить его. Голова тупо болела. Беспомощный, не в состоянии самостоятельно встать, он лежал, ожидая своих похитителей.
Они спускались неторопливо. Один подошел и пнул Рея. Когда Рей не смог встать в ответ на такое подбадривание, двое охотников поставили его на ноги. И сильно толкнули, так что он едва не упал снова.
Из порезов на губах и подбородке текла кровь, она привлекала маленьких жалящих мух, а он ничего не мог сделать. Попытался отмахиваться головой, но это вызывало головокружение. Когда добрались до лося, Рея привязали к дереву, и охотники продолжили свежевать тушу. Обрубив мясо, они бросили куски собакам, а остальное завернули в снятую шкуру. Потом один из них взял внутренности и протащил по траве, оставляя красный след.
Недалеко была видна черная дыра в откосе с грудой песка под ней. Бросив здесь внутренности, охотник отломил прут, сунул его в дыру и начал вертеть им и тыкать. Потом отпрыгнул, и из отверстия показалась волна черных муравьев.
Остальные отвязали Рея и рычащих псов и, прихватив мясо, двинулись вниз по течению. Рей оглянулся на остатки туши. Они были накрыты шевелящимся черным одеялом.
Как он оценил позже, шли они около часа, прежде чем ущелье расширилось и превратилось в долину. Кусты, царапавшие ему кожу и оставлявшие кровавые полосы на обнаженных руках охотников, сменились рощицами и полосками высокой, по пояс, травы.
С каждым шагом состояние Рея ухудшалось. Лицо его, разбитое и исцарапанное, распухло. Глаза превратились в щелки в измученной плоти. Боль из головы распространилась на плечи и вниз по спине. Он перестал ощущать затекшие руки. Но он приветствовал эти мучения: они не давали задумываться. Где он? Что случилось? Он больше не мог верить, что это сон, как ни пытался отчаянно цепляться за эту надежду.
Наконец не нужно было больше шагать, спотыкаясь. Долина неожиданно превратилась в берег, а ручей с миниатюрной дельтой устремился в волнующееся море. Море?
Свежий соленый воздух заставил Рея очнуться. Море? Посреди материка? Он с тупым ужасом смотрел на песчаный полумесяц пляжа.
Здесь не может быть моря. Значит, это он не в своем мире! Он застрял в каком-то кошмаре.
Крик с берега заставил его похитителей ускорить шаг, они подхватили Рея с обеих сторон и потащили с собой. На берегу этого невероятного моря от древесного костра поднимался дым, редкий и тонкий, как утренний туман. У костра охотников приветствовало несколько темных фигур.

***

– По-прежнему сказка? – Фордхэм не отрывал взгляда от экрана.
Когда Харгривз не ответил, он оглянулся. Его собеседник гневно хмурился. Фордхэм встречался с такой реакцией и раньше. И радовался признакам сомнения, вызванным очевидностью.
– Ну, хорошо. Я вижу кое-что.., деревья.., как на других ваших лентах.
– Деревья? – Фордхэм помолчал. – Вы такие видели когда-нибудь?
– Нет... – неохотно признал Харгривз. Фордхэм продолжал упорствовать.
– Такие деревья, – указал он, – в этой части мира не видели уже несколько столетий. Первопоселенцы столкнулись с ними, когда нужно было расчищать землю. Иногда требовались годы, чтобы свести девственный лес, пни и корни.
– Ну, ладно! Признаю: у вас тут есть что-то, мы с помощью вашего луча видим местность такой, какой она не может быть сейчас и не была уже много лет. Но путешествия во времени... Атлантида.., мне нужны более веские доказательства, прежде чем я дам рекомендации...
– Можете взять с собой фильмы. Я говорил об Атлантиде только как о возможности, я ведь не обещал ее. Возможно, вы видите доколумбрвское иди дореволюционное Огайо. Мы не можем ни доказать, ни опровергнуть уравнение Ибби. Но вы должны признать, что начало впечатляющее...
– Я хочу посмотреть запись того, что мы только что видели, – сказал Харгривз. – Хочу проверить, можно ли заметить изменение, когда включается луч.
– Нам понадобится некоторое время... Харгривз еще сильнее нахмурился.
– У меня его достаточно – для этого. Я должен точно знать, что везу с собой. Мне придется отвечать на множество вопросов.

***

– Вот... – Фордхэм сел в проекционном зале. – Начинаем. Это раскопки...
Свежая земля под слабым зимним солнечным светом, бульдозер, от которого падает тень, курган...
– Признаю, что видел перемену. Надеюсь, она будет видна и на записи!
Фордхэм рассмеялся.
– Гипноз? Вы думаете, это я делаю? Какой смысл? Или считаете, что я совсем спятил? Мы впервые смогли удержать луч так надолго, теперь будет больше доказательств.
Харгривз смотрел на экран.
– А нельзя ли... – Он замолчал.
– Пройти туда самим? Пока мы можем только смотреть. Насчет того чтобы пойти – не знаю. Придется намного увеличить энергию...
– Эти деревья... – Харгривз смотрел на гигантский лес, застывший на изображении. – Тут, наверно, много других ресурсов. Похоже на пустой мир...
– Да, будем практичны. Допустим, мы сможем открыть дверь и черпать оттуда ресурсы. Как воспримут это в комитете, если вы подчеркнете такую возможность?
– Захотят быть уверенными, что вероятность успеха хотя бы пятидесяти процентная. А скоро ли возможен реальный эксперимент?
– Послать туда кого-то? Не знаю. Нам потребовалось два года, чтобы добиться хотя бы этого. Харгривз покачал головой.
– Давайте ваши фильмы, я хочу их показать. Мы, возможно, сможем дать вам половину того, что вы просите.
– Щедро. Но, вероятно, следовало этого ожидать. – Фордхэм совсем не был огорчен. Внутренне это половинное доверие его удовлетворило.
Они снова прокрутили фильм, Харгривз сидел в кресле впереди. Вот разрез раскопок, курган, потом мерцание – и деревья. Но резкое восклицание Фордхэма заглушило гул проектора.
– Лангстон, – крикнул он оператору, – прокрутите назад. И давайте замедленно...
– Что?.. – Харгривз замолчал, взглянув на Фордхэма. У того совершенно изменилось лицо. Снова показался шрам раскопок.
– Левее от кургана.., вот здесь.., смотрите!
Харгривз посмотрел. Фигура. Разглядеть трудно, но, несомненно, человек, он сделал шаг в пределы действия луча. Мерцание, которое только мигнуло при нормальной скорости, теперь стало вспышкой. И вот деревья, а рядом с одним из них – человек.
– Пошли! – Фордхэм с невероятной для своего возраста и привычек скоростью устремился к двери. Они на самом деле побежали по коридору и выскочили на стоянку для машин. Фордхэм рывком распахнул дверцу своей машины и сел на место шофера. Едва Харгривз успел сесть рядом и захлопнуть дверцу, как машина понеслась по бетону, направляясь к воротам.
Охранник при виде ее не потерял присутствия духа, он вовремя переключил затвор с автоматической стрельбы. Харгривз шумно и с облегчением перевел дух. Фордхэм не налетел на ворота, как, по-видимому, собирался.
Они шли на запретной скорости, но к счастью, дорога оказалась пустынной. Где-то по пути к Фордхэму вернулась осторожность, он повернул у раскопок не так стремительно, и дальше они запрыгали по неровной дороге, проложенной тракторами.
Но вот директор проекта выскочил из машины и опять побежал – к кургану. Возбуждение или страх придали ему силы, он опередил Харгривза на несколько шагов, но когда тот достиг кургана, то наскочил на остановившегося Фордхэма. Директор держал в руках фотоаппарат. Но фигуры, которую они видели на записи, не было видно.
– Он исчез! – выразил очевидное Харгривз. Фордхэм с мрачным лицом смотрел на аппарат.
– Исчез, да.., туда... – И он через плечо оглянулся на то место, над которым они видели ряды деревьев. И Харгривз вздрогнул, понимая, как исчез этот человек, но не зная – куда.

Глава 2

– Где он? – услышал Харгривз собственный голос. Ответ Фордхэма прозвучал почти шепотом:
– Может быть, в Атлантиде.
– Но.., вы сказали, что лес может быть доколумбовым.., или еще более поздним, – возразил Харгривз.
– Конечно. Может быть все, что угодно. Вы видели это, видели фильм, а теперь – вот это... – Фордхэм помахал фотокамерой. – Бедняга вошел внутрь.., или назад.., или прошел – можете выразиться, как хотите, и мы отправили его.
– А вернуть его можно? – Харгривз отбросил посторонние размышления, как всегда, ухватившись за самое главное.
– Потребуется не менее четырех дней, может, и больше, чтобы накопить энергии для нового запуска луча. Такие запуски нужно тщательно рассчитывать. Почему, вы думаете, мы избрали именно этот день и час? Тут не просто нажимаешь кнопку или открываешь дверь. Нужно обработать данные. Четыре дня... – Он осмотрелся. – И мы не можем знать, как там протекает время. Он ведь не будет сидеть четыре дня на месте, не знает, что мы постараемся вытащить его. Когда мы будем готовы, он может находиться в нескольких милях отсюда.
Харгривз отвернулся от кургана и взглянул на свежие раскопки.
– Но это нужно сделать. И чем быстрее, тем лучше...
– Конечно. – Но Фордхэм говорил так, будто считал задачу безнадежной. Харгривз продолжал смотреть на канаву.
– А Атлантида – это сказка! – В голосе его звучала уверенность.

***

Рей споткнулся и упал лицом в песок вблизи грубого очага, сооруженного из камней. Он устал и согласен был просто лежать, не обращая внимания на охотников и тех, кто ожидал их в этом лагере. Лишь бы его не трогали.
В его ограниченном поле зрения показались слегка кривые ногу в сапогах из жесткой кожи с клочками волос. Один сапог просунулся под него, его перевернули лицом к небу. Подошедший был тоже в кожаной одежде, но поверх нее в юбочке из металлических полос, которые звенели на ходу. Вместо куртки с металлическими нашивками на нем грудная и спинная черные защитные пластины, плотно облегающие бочкообразную грудь и широкие плечи. Левая рука от запястья до локтя спрятана в металлическом обшлаге, но правая голая, на ней только два браслета с камнями.
Человек был с непокрытой головой, и ветер развевал длинные черные пряди. На согнутой руке у него висел шлем с двумя крыльями летучей мыши на центральном гребне. На поясе меч. Выше охотников, менее смуглый, он казался принадлежащим к другой расе. Но лицо его – такая же лишенная выражения маска.
После долгого разглядывания Рея он отдал приказ, после чего один из охотников подошел и перерезал ремень на запястьях американца. Офицер задавал вопросы, охотник отвечал, словами и жестами объясняя, как все произошло. Когда он кончил, офицер попытался расспросить пленника: сделал широкий жест рукой, указав на запад, и произнес одно слов:
– My?
Рей покачал головой. Офицера его ответ как будто обеспокоил. Он нахмурился, показал на восток и задал другой вопрос, который Рей не расслышал. Неожиданно он понял: они хотят знать, откуда он. Должно быть, так.
Он указал назад, в направлении мрачного леса. А что касается остального, они знают столько же, сколько он. Но он был совершенно не готов к реакции на свой ответ.
Глаза офицера сузились как у кошки. Толстые губы разошлись в рычании, обнажив пурпурные десны и желтые зубы. И он разразился насмешливым хохотом. Совершенно очевидно, не поверил.
Повернувшись к своим подчиненным, он велел другому охотнику рассказать о захвате Рея. Все повторилось. Но вот охотник указал на непокрытую голову Рея, на его развеваемые ветром короткие каштановые волосы, коснулся рукой, еще грязной после свежевания лося, кожаной куртки, привлекая к ней внимание офицера. Тот сделал Рею знак снять куртку. Охотник порылся в ее карманах и достал носовой платок, записную книжку и запасную фотопленку.
Через несколько минут пленник, дрожа, стоял на ветру, а вся его одежда была разложена на песке. А похитители продолжали рыться в карманах, словно были убеждены, что там должно быть что-то очень важное. Один из них завладел карманным ножом, другой вертел в руках часы, но офицер резко приказал все отдать ему. Развернув платок, предводитель сложил в него содержимое карманов Рея, связал и спрятал в плетеную из прутьев корзину.
Рей наклонился к одежде, но офицер ударом тыльной стороны ладони отбросил его. Охотник швырнул пленнику кожаную связку. Вне себя от злости. Рей развернул скудное одеяние в виде юбки, совершенно не подходящее для защиты от становящегося все более холодным ветра. И подумал, что произойдет, если он набросится на офицера.
Воображение еще рисовало ему приятные подробности такой попытки, а стальные пальцы уже схватили его, развернули, отогнув правую руку. На бледной коже предплечья у него был небольшой синий кружок с расходящимися от него линиями, детская попытка татуировки, так и не стершаяся с годами. Офицер оскалился, глядя на нее. Отбросил от себя руку Рея и плюнул.
– My. – На этот раз не вопрос, а утверждение.
Наступила ночь. Очевидно, ему что-то готовили в будущем, потому что Рею дали кусок жареного мяса лося. Потом снова связали ему руки – и ноги тоже, – и один из охотников набросил на него шкуру, когда Рей попытался для тепла зарыться в песок.
Где он? Неожиданно это стало более важным, чем то, как он оказался здесь. Древний курган, потом деревья – и это. Индейцы? Но даже если путешествия во времени возможны не только в фантастике, это не индейцы. И в Огайо нет моря и... Рей пытался подавить возникающую панику, от которой хотелось закричать, броситься бежать...
Ну, ладно, он не знает, как он попал сюда и где находится. Но самое главное сейчас – что собираются с ним сделать охотники...
Спустя какое-то время усталый мозг оцепенел, как и тело, и Рей, измученный, уснул.
На рассвете его разбудил резкий крик птицы. Под импровизированным навесом из плащей храпел офицер, часовой клевал носом у костра. Итак, сон продолжается. Рей попытался сесть, но ремень резко впился в тело. Опираясь пятками на песок, он начал двигаться, пока его плечи не оцарапал камень. Рей осторожно сел.
На востоке усиливалось розовое свечение. Серая птица отыскивала в волнах добычу для завтрака. Часовой, резко мотнув головой, проснулся и шумно плюнул в костер. Потом встал и со злобной улыбкой взглянул на Рея.
Ткнув пленника в ребра носком сапога, он развернул Рея, осмотрел ремни на руках и ногах и толчком отбросил его назад на камень. Выполнив свои обязанности, вернулся к костру и принялся раздувать его.
Рей покачал головой. Лицо его было покрыто свернувшейся кровью и пылью. В висках резко стучал пульс. Если бы освободить руки...
Офицер выбрался из-под навеса и расстегнул пряжку пояса. Бросив одежду рядом со снятыми вечером доспехами, он нырнул в волны. Поплескался там и неожиданно крикнул. Все остальные вскочили, начали переговариваться и указывать в открытое море, где сине-зеленые волны разрезала черная тень.
Вернувшись, офицер растерся и оделся, одновременно отдавая множество приказов, вызвавших у его людей лихорадочную деятельность. Один из них развязал Рею ноги и поднял пленника.
Приближался корабль, но таких Рей никогда не видел. Примерно в полумиле от берега он остановился, из его бортов высунулись весла, и корабль снова двинулся, как водяной жук.
Рей видел рисунки римских галер, но у них были мачты и паруса. У этого только кормовая и носовая надстройки под крышами; крыши эти в то же время служили верхней палубой. Шкафут был низкий, а в открытой гребной яме сидели гребцы. Острый нос украшала ярко раскрашенная голова. А на корме на тонком столбе развевался ярко-красный флаг.
В этом стройном жестоком корабле чувствовалась сила и мрачная уверенность. Кем бы ни были похитители Рея, они явно умеют за себя постоять в этом странном мире.
Корабль бросил якорь, и через несколько мгновений с него на воду спустили шлюпку. Ритмично размахивая веслами, шлюпка устремилась к берегу, где ждали охотники, забросав костер песком и приготовив свои свертки.
Теперь офицер перерезал ремень и на запястьях Рея. Он очень понятным жестом положил руку на рукоять меча. Для удобства похитителей пленника нужно развязать, но с его стороны будет глупо пытаться убежать.
Экипаж шлюпки состоял из офицера и шести моряков. Прыгая за борт, чтобы подвести шлюпку у берегу, они расспрашивали охотников. Командир отряда подтолкнул вперед Рея. Очевидно, он теперь ценная добыча, и офицер в лодке явно завидовал Офицер-охотник показал на сушу и задал какой-то вопрос, собеседник кивнул в знак согласия.
Взяв собак на поводок, три охотника ушли, остальные направились к лодке. Рей неуклюже забрался в нее, руки и ноги у него еще не отошли от ремней, его толкнули вниз, между двумя сиденьями. И шлюпка двинулась назад к кораблю.
Приблизившись к его борту, моряки остановили шлюпку. Сверху сбросили веревочную лестницу. Двое охотников поднялись по ней, потом лестницу сунули в руки Рею. Он неловко поднялся, от качки кружилась голова, мучил страх сорваться и упасть, быть раздавленным между кораблем и лодкой. За ним следовал офицер из лагеря, нетерпеливо подталкивая пленника.
Пленник упал на тесный шкафут, идущий за ним офицер приветственно поднял руку, обращаясь к человеку в красном плаще. Плащ, похожий на горящий уголь, привлекал внимание. Рей увидел, что это в сущности не плащ, а длинная мантия цвета свежепролитой крови, которая покрывает высокого худого мужчину от горла до пят.
Волосы мужчины были коротко подстрижены, сморщенные губы плотно сжаты, тусклые черные глаза, крупный клювообразный нос и подбородок, напоминающий острый задранный крюк – весь его облик внушал невольный ужас. Рукой, коричневой, как земля, человек гладил костлявый подбородок, глядя не на докладывающего офицера, а на Рея.
И под взглядом этих черных тусклых глаз пленник неожиданно почувствовал себя грязным, словно по его телу проползло что-то скользкое и омерзительное. Офицер и охотники были грубы, но этот человек, неожиданно подумал Рей, ему совершенно не понятен, он абсолютно чужд его собственному миру. И пленник испытал внутренний ужас под этим взглядом и потребность сопротивляться носителю красной мантии и всему, что тот воплощает. И такое сильное отвращение охватило его, что Рей испугался.
– Итак.., муриец...
Рей вздрогнул. Он не должен понимать эти слова, но каким-то образом понял. Или он "слышит" только в глубине сознания?
– Итак, муриец, подобно всему твоему племени, ты восстаешь против Темного? Жалкий поклонник умирающего пламени, ты считаешь, что мы не можем связать твою волю нашей? Помни: Бык может затоптать пламя. Кто устоит перед его волей?
Рей покачал головой – не в знак отрицания, а пытаясь избавиться от головокружения, вызванного осознанием, что он понимает говорившего. Кто такой Темный? Муриец.., кто такой муриец?
Легкая тень сомнения легла на неподвижное, как у мумии, лицо человека в красной мантии.
– Не пытайся улизнуть с помощью таких жалких трюков. Ты хорошо понимаешь, что тебе сказано. Отправляйся вниз к своему товарищу и учись унижению.
Чтение мыслей? Что ж, ничем не хуже остального в этом нелепом сне. Рей не сопротивлялся, когда три солдата повели его по шкафуту. В дальнем конце они прижали его к стене и прикрепили к железным скобам, вделанным в борт.
Когда они ушли, он повернул голову и увидел, что у него действительно есть товарищ по заключению. Рядом, так близко, что можно почти соприкоснуться пальцами, привязан другой пленник. Он бессильно висит на скобах, голова его упала на грудь и длинные волосы закрывают лицо. Но в остальном по внешности он совсем не такой, как экипаж корабля.
Кожа у него не темнее, чем у Рея, и он такого же роста. Длинные пряди волос цвета полированной бронзы спутаны и в одном месте окровавлены. С плеча свисают обрывки желтой туники, достигающей в длину до середины бедер. На талии незнакомца туника перехвачена широким украшенным камнями поясом. На поясе пустые ножны свидетельствуют, что когда-то пленник был вооружен мечом. Как и у охотников, на нем высокие сапоги, но гораздо лучшего качества.
Рей подумал, что пленник без сознания. Беда у них общая, и, может быть, дело тоже общее. Он негромко свистнул, ожидая ответа. Послышался стон, слабый, как вздох. Рей снова свистнул, и пленник шевельнулся, медленно повернул голову.
Рею показалось, что совершенное лицо пленника – это совершенство теперь портили порезы и зеленоватые синяки – отдаленно напоминает греческие статуи. Но ни у одного сына Аргоса не было таких широких скул, таких тяжелых век, наполовину скрывающих голубые глаза. Пленник удивленно смотрел на Рея, его разбитые губы зашевелились. Негромко, на языке, которым пользовались охотники, незнакомец задал вопрос. Когда Рей покачал головой, тот заметно вздрогнул.
– Кто ты, не владеющий языком матери-земли? Снова прямой обмен мыслями! Рей пытался не уклоняться. На этот раз контакт не вызывал отвращения.
– Рей... Рей Осборн.., пленник... – медленно ответил он по-английски. Собеседник как будто понял его.
– Откуда ты? Вспоминай.., думай медленно, чтобы я мог прочесть твои воспоминания, увидеть через твои глаза...
Рей послушно принялся вспоминать свое удивительное путешествие, с посещения кургана к необъяснимому лесу, равнине, встрече с охотниками. И снова его охватила паника. Что случилось? Где он? Что это за море? В каком он мире?
– Вот как – ты прошел черту. Но я не узнаю твое время.
– Мое время? – повторил Рей.
– Да, ты из далекого будущего – или прошлого. Наакалам известно, что человек может так перемещаться. Но по нашим записям, тот, кто делал такую попытку, никогда не возвращался. Однако у тебя это получилось случайно, и это удивительно, потому что только посвященные первого ранга думают о таких делах.., да и то после многих лет обучения и подготовки.
Рей глотнул. Незнакомец без всякого удивления воспринял это безумный факт, он говорит, что такое уже бывало. Прошел.., через что.., куда? Где.., если бы ухватиться за что-то имеющее смысл. И он задал первый пришедший в голову вопрос:
– Кто эти люди, на корабле? Незнакомец с готовностью ответил:
– Мы пленники атлантов, детей Темного. Взгляни на их знак. И он подбородком указал на красный флаг наверху на палубе. Но это невозможно! Атлантида никогда не существовала, это лишь легенда о континенте, исчезнувшем задолго до того, как был уложен первый камень великой пирамиды. Эта легенда дала название одному из великих океанов его мира, но ведь это вымысел.
– Ты думаешь, плен свел меня с ума? – спокойно спросил пленник. – Я говорю правду. Мы захвачены сыновьями Ба-Ала, Темного из Великой Тени. И через пять дней корабль подойдет к берегам самой Красной Земли...
– Но это не может быть правдой! – возразил Рей. – Атлантида – это миф, греческий миф...
– Я ничего не знаю о греках. Но говорю тебе: Атлантида существует. Сам увидишь, когда мы причалим в Пятистенном городе. Она так же реальна, как эти скобы, выкованные в огне кузниц, которые сейчас удерживают нас, как ненависть сына Ба-Ала, который распоряжается на этом корабле и отдает приказы его капитану, как следы ударов на наших телах. Красные теперь правят ветрами и волнами западного моря. И позор нам, детям Пламени. Атлантида крепнет. И считает себя сейчас такой сильной, что готова выступить против всего мира.
Бред, конечно...
– Почему ты пытаешься закрыть свое сознание от правды? Ты жив, ты не спишь. Разве ты не чувствуешь, не ощущаешь, не дышишь, не видишь, как я? Признай очевидное, прими свидетельства твоих чувств – ты перешел из своего времени и мира в наши. Наверно, правы посвященные, которые говорят, что человек может проделать такой переход без подготовки. Потому что ты не можешь поверить в правду.
– Не смею, – прошептал Рей. Во рту у него пересохло, он дрожал, но не от холодного ветра, обжигавшего полуобнаженное тело.
– Неужели ты ничтожество, которое не может обуздать свои мысли и страхи? резко и презрительно спросил пленник.
– Безумие.., это безумие... – Но гнев, вызванный этим презрением, придал Рею силы.
– Нет. Так бывало и с другими. Говорю тебе, посвященные это делали...
– И не возвращались, – сказал Рей.
– Верно. Но, может, и не погибли. Скажи, разве не правда, что ты жив? А пока человек жив, все возможно. Если бы ты оказался в городе Солнца, там тебе показали бы истинные тропы времени. Разве люди твоего мира настолько невежественны, что не знают: время подобно гигантской свернувшейся змее, и кольца этой змеи могут касаться друг друга? Следовательно, можно проскользнуть из одного кольца в другое. Те, кто туда уходил, не возвращались, но наши искатели заглядывали в другие времена и места. Они видели поля Гипербореи, которые исчезли тысячи, тысячи лет назад и теперь превратились в легенду. Не бойся прошлого, смотри в будущее, потому что вокруг нас черные псы Великой Тени и схватили они нас здесь и теперь. Л такой опасности ты еще не видел! Слова его холодно и жестко раздавались в сознании Рея. – Клянусь в этом клятвой Пламени!
Если он действительно прошел в другое время, здесь он совершенно, абсолютно один, невероятно одинок. И американец снова почувствовал приступ паники.
– Тебя назвали мурийцем; лучше бы тебе быть им. Если догадаются о правде, тобою займутся жрецы. А они принадлежат Великой Тени...
– А кто такие мурийцы? – прервал Рей.
– Сыновья великой матери-земли, такие, как я. Я Чо из дома Солнца с матери-земли. Один из мечников самого Ре My.
– Мать-земля? – Узнавай, узнавай как можно больше! Прими как факт, что это правда. Попытайся добыть все знания, какие можно. Они послужат оружием, инструментами, защитой.
– Земля на далеком западе. Легенды говорят, что там из немногих семян снова началась жизнь после гибели Гипербореи. My произвела жизнь, и с ее берегов происходят народы майакс, уйгуры и атланты. Миром правит Ре My, вернее, правил, пока атланты не углубились в запретные знания и их не притянула к себе Тень – а может, они пришли к ней добровольно!
Первый из Посейдонов – предводителей атлантов – был сыном Солнца с матери-земли. Со временем его род вымер, и жители выбрали нового правителя. Он был человек с сильной волей и страстным стремлением к власти и использовал свою власть, чтобы преодолеть стену между нашей жизнью и Тенью. Стену эту ограждает Пламя, защищая человека от всего, что живет во тьме. Этот Посейдон упивался властью, как пастухи с гор упиваются грезами от сока тракмона.
И Посейдон не хотел стоять в Зале Ста Королей и слушать слово Ре My, но пошел своим путем...
Слушая, Рей забыл страх; он стремился представить себе картину этого нового мира, воздвигая тем самым преграду на пути опасных мыслей.
– Так началось царство Ба-Ала, отца зла, ненависти, похоти, всех тех мыслей и желаний человека, которые приносят ему вред. Началось оно тайно, подпольно, в пещерах, потом стало более открытым. Оно разлагало ряды воинов и моряков. Только рожденные Солнцем оставались верны Пламени. Но вот в один день рожденных Солнцем перебили, и с тех пор Атлантида осталась в одиночестве против всего мира.
– Значит идет война? Чо покачал головой.
– Еще нет. Мать-земля опасно ослабла, она была так щедра к своим детям, что от нее осталась почти пустая оболочка. Лучшие ее люди и природные материалы оказались в колониях. Но нынешний Посейдон, внук первого последователя дьявола, готов разорвать ткань мира. Он ведет себя вызывающе – в этом одна из причин того, почему я оказался здесь...
– Тебя захватили в схватке?
– Нет, такой чести у меня нет. Я был отправлен в Бесплодные Земли в поисках тайных укреплений атлантов, гаваней, где могут скрываться их корабли между рейдами. Мы проводили разведывательную экспедицию на берегу, когда попали в засаду пиратов. Узнав о моем звании, они не прикончили меня на месте, а продали Красной Мантии за три меча чалибианской работы и четыре изумруда. Это больше, чем дали бы за меня на рынке проклятого Санпара, где королева-ведьма правит отбросами всех народов. Это произошло сегодня на рассвете.
– И что с тобой сделают?
– Если спасусь от алтаря Ба-Ала, буду гнить в подземелье – на это они рассчитывают. За один месяц исчезли три наших корабля, и никто из членов экипажа не спасся. Но если Пламя будет мне благоприятствовать... – он неожиданно смолк.

Глава 3

Кто-то спускался по лестнице в гребную яму. Рей услышал звон оружия и топот нескольких пар сапог. Перед ним прошли два охотника, неся огромный рогатый череп – череп лося? Опустив ношу на палубу, они вышли. Но офицер, пришедший за ними, остался; наклонившись, он накрыл череп тканью. И Рей уловил торопливую мысль.
– Готовься, товарищ! Как только освободишься, спрячься в тени лестницы. Если я не смогу к тебе присоединиться, прыгай в море. Это гораздо лучше, чем то, что ждет на корабле...
Чо не спрашивает, умеет ли он плавать, подумал Рей. Муриец смотрел на офицера. Атлант под этом взглядом не поднимал головы, он как будто не чувствовал, что на него смотрят, но движения его становились все менее уверенными. Он немного покопался, потом посмотрел на пленников. И когда его взгляд встретился с глазами Чо, офицер медленно встал. Двигался он словно по принуждению.
Повинуясь взгляду мурийца, он приблизился к пленникам, медленно, делая по одному шагу за раз. Остановившись перед Реем, он занялся железными наручниками. Освободив ему руки, атлант опустился на одно колено и принялся освобождать ноги. Но работал все время на ощупь, не отрывая взгляда от Чо. Рей освободился. Он мгновение постоял в нерешительности, потом метнулся в тень, указанную мурийцем. И обернулся. Атлант уже освобождал Чо.
Неожиданно офицер распрямился. Покачал головой и неуверенно прижал руки ко лбу. Рей переступил с ноги на ногу, держась за поручень. Очевидно, то, что заставляло офицера подчиниться воле Чо, слабело. Сможет ли муриец восстановить свою власть? Возможно. Офицер снова склонился к кольцу.
Покачнулся. Восстановив равновесие, ударил мурийца кулаком в лицо. Второй сильный удар разбил Чо губу. Рей прыгнул, но не в море.
– Уходи! Стража идет...
Но американец конца этого приказа не слышал. Он напал. Сжал руками горло офицера, оттащил и сильно ударил в основание черепа. Атлант упал, а Рей вытащил из ножен его меч и ударил офицера по голове тяжелой рукоятью.
– Уходи... – снова приказал Чо.
Рей не ответил. Потащил кольца, мечом принялся их раскрывать.
– Пошли!
Вместе они пробежали к лестнице. Чо дернул крышку люка в борту.
– Это для огнеметателя. Будем надеяться, что сумеем пройти. Вперед! Плавать умеешь?
– Самое подходящее время для вопроса. Умею.
– Тогда иди. И постарайся не выныривать, сколько сможешь. Рей протиснулся в узкий люк, обдирая кожу с плеч. Оказался в воде, руки и ноги автоматически начали двигаться.
– За мной! – Он увидел светлое тело.
Кровь стучала в висках. Он должен вдохнуть, должен! Ребра обожгло болью. В тот момент, как ему показалось, что он больше не выдержит, голова его вынырнула из воды на свет и воздух. Перед ним разрезало волны гладкое плечо, и он двинулся за ним. Мышцы спины болели; вода жгла лицо и царапины на плечах. Он наглотался соленой воды, и от этого тошнило. Но он плыл, хотя гребки становились неровными. Берег.., корабль.., он не видел ни того, ни другого, только иногда пловца впереди.
Рей упрямо продолжал двигаться, держа голову над водой, сокращая время очередного гребка. Только бы передохнуть! Ноги начало сводить судорогой, к рукам словно прикрепили тяжелый груз.
Коленями он больно ударился о что-то твердое. Скала! Ноги коснулись песка. Собрав все остающиеся силы, он бросился вперед, чтобы его подхватило волной прибоя. Рот и глаза забило песком. Кашляя, Рей выбрался из воды и лег на берег лицом вниз.
Но вот он шевельнулся. Соль, разъедающая царапины на лице и теле, привела его в себя. Солнце жгло. Он приподнялся и попытался оглядеться.
Чуть левее лежит Чо, частично в тени скалы, положив голову на руку. Рей сел и принялся сметать песок с тела. Потом подполз к мурийцу, взял за плечи, попытался поднять.
– Пошли.., нам лучше уходить... – прохрипел Рей. – За нами пошлют шлюпку, снова схватят. – Трудно поверить, как им везло до сих пор.
– Не нужно, – ответил Чо на его настойчивость, сел и посмотрел на море. Сыновья Ба-Ала уходят...
Рей рукой заслонил глаза от яркого солнца на воде. По бокам корабля мелькали весла. Как ни невероятно, находясь совсем рядом с беглецами, атланты даже не пытаются снова захватить их, они уходят.
– Почему?..
– Потому что приближаются охотники... Рей посмотрел, куда показал пальцем Чо. Далеко, на самом горизонте, тень, похожая на иглу.
– Военный корабль. Эти стервятники в открытый бой не вступают. Смотри. Они сменили курс и убегают.
Корабль атлантов резко повернул на восток. А новое судно держалось прежнего курса. Между ними появился широкий промежуток, и он все больше увеличивался.
– Мурийцы погонятся за ними?
– Нет. Нападать первыми запрещено. Мы можем защищаться, если они нападут; но это все. Однако атланты в этом не уверены, они бегут от равного по силе врага, как крысы разбегаются, когда крестьянин поджигает сухую траву. – Чо невесело рассмеялся.
– Но откуда здесь мурийский корабль?
– Он пришел за нами.
– Откуда он узнал?
Чо удивленно развел руки.
– Как тебе объяснить? Неужели люди вашего времени настолько незнакомы с самыми обычными силами? Это все равно что жить калекой. Похоже, так и есть. С того момента как меня схватили, я мысленно зову на помощь. И меня услышали; ко мне идут.
– Зовешь мыслью?
– Как говорю сейчас с тобой без слов. Но ты должен изучить наш язык, потому что пользоваться внутренней силой для самых обычных дел утомительно. Мы можем позвать тех, кто нас знает, и они будут нас отыскивать. – Он вздохнул и в свою очередь задал вопрос:
– Почему ты не сделал, как я сказал, и не убежал, когда я перестал контролировать атланта?
Рей покраснел.
– А что я должен был, по-твоему, делать? Убежать? Чо внимательно смотрел на него, но ничего не сказал. И когда заговорил, то совсем о другом.
– Смотри, обитатели Тени включили свой приемник энергии на самую большую мощность. Не думают, что их будут преследовать, но все равно бегут, как зверь от собак.
По бокам корабля больше не было видно весел, но судно с поразительной скоростью исчезало на востоке. Корабль мурийцев не изменил курс, чтобы перехватить врага. Он направлялся к берегу и был уже высоко над водой, так что стал виден оранжевый флаг.
– Теперь они должны идти на веслах, – сказал Чо.
Показались алые весла, опустились в воду, корабль замедлил продвижение. Цвет у него – серебристо-серый, и он величественно режет волны. Хотя, на взгляд Рея, кажется каким-то незавершенным без мачт. Достигнув прежней стоянки атлантов, корабль лег в дрейф, с него спустили шлюпку. Ее тут же заполнили матросы, и она направилась к берегу.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.