Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48597
Книг: 121350
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Мой опасный возлюбленный»

    
размер шрифта:AAA

Линси Сэндс
Мой опасный возлюбленный

ПРОЛОГ

— Ты полетишь самолетом нашей компании. Пока доберемся до аэропорта, его подготовят к вылету.
Томас Аржено кивнул, продолжая быстро снимать с вешалок одежду и засовывать ее в рюкзак.
Этьен молча наблюдал за собиравшимся в дорогу кузеном, затем раздосадованно воскликнул:
— Ну почему же мама не позвонила?
Томас не знал, почему мама не позвонила, и ему оставалось лишь покачать головой. Сложившаяся ситуация и ему казалась довольно тревожной. Семь сотен лет Маргарет Аржено вела тихую жизнь обычной домохозяйки, но теперь вдруг решила заняться карьерой. И ладно бы нашла себе обычную работу, например место секретарши или делопроизводителя, однако. Маргарет вбила себе в голову, что сможет стать новым Сэмом Спейдом или, в ее случае, Самантой Спейд[1]. И вот эта женщина, которая раньше редко покидала свой дом, стала частным детективом и улетела в Европу, чтобы найти мать одного из вампиров, которому исполнилось уже пятьсот лет.
Томас понимал желание Маргарет заняться делом, но он предпочел бы, чтобы она выбрала что-нибудь менее экзотическое, а в идеале такую работу, которую можно было бы выполнять, не выезжая из Канады и не покидая своего дома.
— В течение первых трех недель она звонила каждый вечер, иногда даже дважды за вечер. И тут вдруг — бац! — ничего... Должно быть, что-то случилось, — пробормотал Этьен.
Бросив взгляд через плечо, Томас заметил, что его обычно спокойный кузен чем-то встревожен. Ероша волосы, Этьен нервно мерил шагами крохотную гардеробную. Все семейство было встревожено. Вот уже трое суток Маргарет Аржено не давала о себе знать. В обычное время это не стало бы поводом для беспокойства, но Лисианна, ее единственная дочь, была на последнем месяце первой беременности, поэтому Маргарет звонила ежедневно. Все знали, что она собиралась бросить все дела и вылететь домой, как только у Лисианны начнутся схватки, поэтому молчание будущей бабушки так обеспокоило семью.
— Томас, — Этьен остановился и неожиданно коснулся руки кузена, — поверь, и я, и наша семья — мы все очень ценим, что ты сам решил выяснить, в чем там дело.
— Она мне тоже не безразлична, — произнес Томас и снова занялся сборами. Он понимал, что, сказав это, не сказал практически ничего.
Биологически Маргарет Аржено могла считаться его теткой, но эта женщина вырастила и воспитала его, поэтому, по сути, стала настоящей матерью Томаса. Он любил ее так же сильно, как любили ее родные дочь и сыновья.
— Жаль, я не могу поехать с тобой, — раздосадованно добавил Этьен. — Если бы меня не поджимали сроки...
Томас промолчал. Он знал, что Этьен, впрочем, как и остальные члены семьи, с готовностью отправился бы на поиски пропавшей Маргарет, но в настоящий момент ни у кого из них не было такой возможности, хотя все старались побыстрее уладить свои дела, чтобы сразу же последовать за ним. Томас очень надеялся, что в этом не будет необходимости. Он искренне верил, что, прилетев на место, найдет Маргарет в добром здравии, а ее молчание объяснится каким-нибудь нелепым недоразумением.
Неожиданно раздалось приглушенное пиликанье телефонного зуммера, мужчины замерли, Этьен рывком достал из кармана сотовый телефон и, даже не взглянув на дисплей, поднес его к уху. Поздоровавшись, он некоторое время молча слушал, затем произнес «о'кей» и нажал кнопку отбоя. –
- Звонил Бастьен, — сказал Этьен. — Он забронировал тебе номер в отеле «Дорчестер» в Лондоне. Там мама останавливалась до исчезновения.
- В Лондоне? — переспросил Томас, нахмурившись. — Я думал, тетушка Маргарет и Тайни в Италии. Они работали по делу какого-то парня из Италии. Ноччи, по-моему, или что-то в этом роде.
- Нотте, — поправил его Этьен, произнеся имя как Но-тей. — И он действительно итальянец, по крайней мере со стороны отца, хотя, похоже, парень родился в Англии, поэтому мама и Тайни начали свои поиски имении оттуда.
Томас молчал, с некоторым недоверием поглядывая на кузена, и Этьен добавил:
- Бастьен договаривался насчет самолета для них и точно знает, что они вылетели в Англию.
- Значит, Маргарет в Англии, а не в Италии, — пробормотал Томас и бросил на полку шкафа белые полотняные брюки, которые собирался положить в рюкзак. Выбрав самые плотные джинсы и пару рубашек, он затолкал их поверх уже уложенных футболок. Стояла ранняя осень, но в Англии вечерами могло быть прохладно.
Закончив укладывать одежду, Томас подхватил раздувшийся рюкзак, молча протиснулся мимо Этьена и вышел из гардеробной.
- Бастьен связывался с Джеки? Может, Тайни звонил ей? — спросил Томас, направляясь к комоду, чтобы взять носки и пару смен нижнего белья. Джеки Моррисей владела детективным агентством и соответственно была боссом Тайни и Маргарет. Кроме того, Джеки была суженой Винсента — кузена Томаса. Словно привязанный следуя за Томасом, Этьен хмыкнул:
— Он никак не может связаться с Джеки. Она и Винсент вне зоны доступа. Скорее всего спрятались в каком-нибудь уединенном коттедже на берегу озера и наслаждаются обществом друг друга. Помню, мы с Рейчел не выходили из дома несколько недель после того, как наконец соединились.
Томас, пытавшийся засунуть в битком набитый рюкзак еще одну пачку хлопчатобумажных носков, молча кивнул. Он не раз становился свидетелем того, как кто-нибудь из его кузенов, только-только нашедший свою истинную спутницу жизни, исчезал на несколько недель... Подобное происходило со всеми мужчинами их семьи — за исключением Бастьена. Глава «Аржено энтерпрайзис» считал, что не вправе отнимать время у семейной компании, хотя вполне мог себе это позволить. Ведь с того времени, как к нему вернулась Терри — его суженая, он все равно работал вполсилы. В то время как остальные, исчезнув на месяц или около того, возвращались, будучи в состоянии только поддержать разговор без того, чтобы ежеминутно не пытаться остаться наедине со своими нареченными, Бастьен, казалось, решил растянуть это блаженное время, когда так трудно сосредоточиться на чем-либо.
Томас оставил напрасные попытки засунуть в рюкзак что-то еще и начал застегивать молнию. Наконец, признав, что перестарался, он поморщился и вытащил из сумки нижнее белье, решив, что проще купить его в Англии.
— Грег пытался дозвониться до мамы в «Дорчестер», когда у Лисианны начались схватки, но ему сказали, что она выехала из гостиницы, — со вздохом произнес Этьен.
Томас, безуспешно пытавшийся застегнуть молнию рюкзака, кивнул, скосив глаза на Этьена. Это ему уже было известно — суженый Лисианны рассказал о своем звонке в Лондон, когда вся семья собралась в его доме, чтобы поддержать Лисианну, которая в тот вечер родила прелестную девочку. Такие, как они, не могли отправиться в больницу, поскольку соблюдали инкогнито. Большинство бессмертных рожали дома, приглашая и акушерку, но Лисианна попросила Рейчел— жену Этьена - помочь ей при родах. Рейчел была врачом и приняла роды, представив миру еще одну Аржено.
- Это на нее совсем не похоже — исчезать вот так, — сказал Томас, вздохнув; ему наконец удалось застегнуть рюкзак.
- Совсем не похоже, — согласился Этьен. — Тем более она знала, что Лисианна вот-вот должна родить. Она взяла с меня слово, что я позвоню, как только начнутся роды.
- Она и меня просила о том же, — признался Томас. — Я обещал ей, как и все вы.
Оба размышляли над тем, что могло помешать Маргарет Аржено связаться с семьей или по крайней мере позвонить дочери и справиться о ее состоянии. Ответ был простой: смерть или физическая невозможность добраться до телефона, других вариантов не было.
Отбросив эту мысль, Томас закинул рюкзак на плечо, схватил лежавшую на тумбочке у кровати записную книжку и направился к двери.
- Ты что-нибудь сейчас сочиняешь? — с любопытством спросил Этьен, выходя следом за ним.
Услышав этот вопрос, Томас крепче сжал блокнот. Он вырос в доме, где постоянно звучала музыка. Тетушка Маргарет любила музыку и передала эту любовь ему. Чудесные детские воспоминания остались в его памяти: совсем еще ребенком он засыпает под нежные звуки фортепьяно — Маргарет часто наигрывала ему перед сном. Когда он начал проявлять интерес к музыке, она научила его играть на пианино и на гитаре. Теперь он умел играть еще на нескольких музыкальных инструментах.
Томасу было четырнадцать, когда он предпринял свои первые довольно неуклюжие попытки сочинять. К сожалению, Жан-Клод совершенно не разбирался в музыке и не оценил его усилий. И тогда Томас твердо решил держать эти опыты в тайне, чтобы оградить себя от язвительных замечаний старого негодяя. Опасаясь, что кузены тоже посмеются над ним, Томас и от них постарался скрыть свои занятия музыкой. Однако тетушка Маргарет, Лисианна и Жанна-Луиза знали об этом и, когда в начале девятнадцатого века его музыкальные сочинения были изданы и завоевали популярность, искренне радовались за него. Однако их очень расстраивало его непреклонное желание издавать свои сочинения анонимно и скрывать свое увлечение от остальных членов семьи. Но женщины уважали его желание. Или Томас считал, что уважали, но вот теперь...
— Кто из них тебе рассказал? Лисианна или Жанна-Луиза? — нахмурившись, спросил он. В свое время Томас заставил обеих женщин поклясться, что они никому не расскажут о его сочинительстве, и ему не понравилось, что обещание было нарушено.
— Ни та, ни другая, — ответил Этьен. — Мне рассказала мама.
От удивления Томас остановился и оглянулся.
— Ты же не думал, что тебе и от нее удастся скрывать свои занятия, верно? — усмехнувшись, спросил Этьен и сухо добавил: — Она читает наши мысли и знает о нас буквально все.
Томас, поморщившись, произнес:
— Конечно, я знал, что ей это известно. Кто, по-твоему, научил меня писать музыку? Я просто удивился, что она рассказала тебе. Ведь Бастьен и Люцерн не знают... или все-таки знают?
Этьен покачал головой:
— Твоя репутация неумехи и бездельника ничуть не потускнела в их глазах, кузен. Насколько мне известно, мама ни словечком им не обмолвилась. Более того, она и с меня взяла обещание ничего не говорить им. Она сказала, что ты сам им все расскажешь, когда будешь готов.
— Гм... — Услышав эти слова, Томас незаметно, но с явным облегчением вздохнул, потом искоса глянул на кузена и заметил: — Странно, что она тебе рассказала.
- Вообще-то это вышло случайно. Однажды она услышала, как я напеваю «Шотландку Мэри» — тогда эта мелодия была очень популярна, — и сказала, что из всех твоих сочинений это ей нравится больше всего. Я долго не мог понять, о чем она говорит, и в конце концов потребовал объяснений, мама все рассказала, но заставила меня пообещать, что я об этом никому не скажу.
- Почему же ты нарушил свое обещание? — спросил Томас.
- Не знал, как долго нужно хранить твое хобби втайне, ведь наш разговор состоялся почти два века назад, за это время ты стал настоящим композитором, но по-прежнему молчал о своих талантах. — Он пожал плечами и спросил: -Так почему ты до сих пор все хранишь в тайне?
Томас направился в холл, прошептав:
- Похоже, это уже ни для кого не тайна. Кроме того, Бастьен и Люцерн по-прежнему считают мои занятия музыкой «интересным маленьким хобби», а значит, посоветуют мне оставить свои детские забавы и заняться семейным бизнесом.
- Скорее, так сказал бы отец, — тихо отозвался Этьен.
Томас лишь пожал плечами. Много лет назад Жан-Клод Аржено сказал что-то в этом роде, тогда это оказалось достаточно больно, и Томасу вовсе не хотелось услышать то же самое от своих кузенов.
- Ну наконец-то. — Рейчел приветливо улыбнулась братьям, входившим в гостиную. — Томас, это твоя мама?
Он скользнул взглядом по висевшему над камином портрету и чуть заметно кивнул. Алфея Аржено была очень красивой, но он ее не помнил. Маргарет подарила ему этот портрет в тот день, когда он переезжал из ее дома в собственный. Этот портрет остался единственным напоминанием о женщине, давшей ему жизнь. Он перевел взгляд на портрет, висевший на противоположной стене. На нем была изображена тетушка Маргарет, и сейчас он молил Бога, чтобы эта картина не осталась единственным звеном, соединявшим его с женщиной, вырастившей и воспитавшей его. Он просто обязан найти ее живой и здоровой.
— Итак... она уже готова заиметь следующего ребенка? — шутливо спросила Рейчел, кивая в сторону портрета давно умершей матери Томаса.
Он посмотрел на портрет, затем повернулся и с недоумением взглянул на Рейчел. Тогда Этьен напомнил ему:
— Вы с Рейчел впервые встретились в ночном клубе, в тот вечер она решила, что ты моложе, чем Жанна-Луиза. Помнишь? Ты сказал ей, что она ошибается, и добавил, что твоя мама хотела еще детей, но должна подождать еще десять лет из-за правила «ста лет».
— Ах да. — Томас сдержанно улыбнулся, припомнив этот разговор.
Это был ничего не значащий обмен репликами, который можно вести даже с малознакомым человеком. Тогда ему совсем не хотелось вдаваться в подробности и рассказывать Рейчел о своих семейных трагедиях — о том, что у него нет мамы и что Жанна-Луиза на самом деле приходится ему сводной сестрой, которая появилась на свет, когда отец женился в третий раз.
Над отцом Томаса, казалось, висело проклятие. Его жены умирали одна за другой - все это было как минимум странно, особенно если учесть, что все женщины относились к бессмертным. Трагедии, конечно же, отразились на характере отца, и в течение нескольких веков он стал желчным, озлобленным и тяготившимся своим бессмертием «другим». Вот уже много десятилетий он старательно избегал любых встреч со своим сыном и дочерью. Для Томаса это был больной вопрос, и он старался не затрагивать эту тему — вот почему тогда он отделался пустой репликой и не стал объяснять, что Жанна-Луиза его сводная сестра и что Маргарет Аржено — единственная их мать.
Но сейчас ему, видимо, не удастся избежать объяснений.
- Я...
— Все в порядке, после свадьбы Этьен все рассказал мне, — тихо перебила его Рейчел. Она подошла к Томасу и положила руку ему на плечо. — Я просто пошутила. Мне очень жаль, если это вызвало тяжелые воспоминания.
Томас усмехнулся и направился к двери.
— Нам пора. Чем быстрее ты отвезешь меня в аэропорт, тем скорее я окажусь в Лондоне, разыщу тетушку Маргарет, и все наконец смогут вздохнуть спокойно.

ГЛАВА 1

— Ближе мне не подъехать, дорогуша, — извиняющимся тоном произнес водитель такси. — С вас четырнадцать фунтов.
Инес Урсо нахмурилась, увидев, что нужный ей выход из аэропорта имеет как минимум три двери. К сожалению, перед ними стояла длинная вереница машин, и таксист действительно не мог подъехать ближе. Придется немного пройтись. Постаравшись скрыть недовольство высокой стоимостью поездки, Инес протянула водителю деньги.
«В любом случае эти деньги не из твоего кармана, за все платит фирма», — напомнила она себе. Именно по делам фирмы она и находится здесь. Только прямое указание Бастьена Аржено могло заставить ее вытерпеть сорокапятиминутную поездку через весь Лондон. В салоне машины было невыносимо душно, поскольку сентябрь в этом году выдался в Лондоне чуть ли не самым жарким за всю историю. Если бы ее предупредили заранее, что прилетает Томас Аржено, Инес вызвала бы машину компании, а накануне легла бы спать пораньше. Но Бастьен Аржено, глава «Аржено энтерпрайзис» и начальник Инес, разбудил ее в пять утра и попросил встретить его кузена в Хитроу, — кстати, босс позвонил всего за сорок пять минут до прибытия самолета.
Понимая, что она едва успевает к прилету, Инес даже не приняла душ, не выпила чашку чая. Чертыхаясь, она одной рукой натягивала на себя одежду, а в другой держала телефонную трубку, вызывая такси. На ходу застегивая пуговицы, она схватила кошелек и, рискуя поломать ноги, сбежала по лестнице как раз в тот момент, когда такси остановилось у подъезда ее многоквартирного дома.
Инес выглядела неважно. Без косметики, с кое-как уложенными волосами, в измятой блузке — в таком виде трудно произвести хорошее впечатление. К счастью, Томас Аржено, как ей казалось, был не из тех людей, на которых нужно производить впечатление. Она встречала этого человека лишь однажды. Несколько месяцев назад, после того как ее повысили в должности, назначив вице-президентом английского филиала, она прилетела в Нью-Йорк, чтобы ознакомиться с работой головного офиса компании. Именно тогда она встретилась с Томасом, точнее мельком увидела его. Их не представили друг другу. Она и еще несколько руководителей филиалов собрались у Бастьена на совещание, когда в кабинет, без доклада, и даже не постучав, вошел Томас. Не поздоровавшись с присутствующими, он подошел к брату и начал ему что-то говорить; что именно он говорил, Инес не смогла разобрать, но ей показалось, что его речь насыщена словечками типа «клево» и «чувак».
Инес видела достаточно много старых фильмов, чтобы понять, что Томас говорит как калифорнийский серфер 90-х. Она сомневалась, что эти жаргонные словечки еще используются, но это не имело никакого значения, поскольку младший Аржено был не из Калифорнии, а в Южном Онтарио, насколько она знала, серфинг не слишком распространенное занятие. Тогда Инес решила, что все это чистой воды выпендреж и этот парень просто молодой бездельник, использующий жаргон серферов, чтобы хоть как-то произвести впечатление на окружающих.
Оказалось, Бастьен вызвал кузена, намереваясь передать что-то одному из своих братьев. Как она поняла, Томас был всего лишь мальчиком на посылках, и это окончательно убедило Инес в правильности первого впечатления. Он был Аржено, но вместо того, чтобы получить степень и занять серьезную должность в компании, парень разговаривал, как обкурившийся даун, и, по сути, служил посыльным.
А это означало, размышляла теперь Инес, что ее вытащили из постели в пять утра, чтобы встретить человека, который не имеет никакого веса и который, возможно, прилетел в страну только для того, чтобы побездельничать на новом месте. Другими словами, это поручение не давало ей ничего, кроме головной боли.
К сожалению, с просьбой к ней обратился Бастьен, а на этого человека ей хотелось произвести самое лучшее впечатление. Итак, Инес схватила квитанцию, которую протянул ей таксист, распахнула дверь и, выскочив из машины, направилась ко входу в зал прибытия.
Пробежав через пневматические двери, она присоединилась к толпе встречающих и, мельком взглянув на часы, поняла, что самолет Томаса приземлился пять минут назад. На мгновение Инес охватила паника, но она быстро успокоилась, сообразив, что за это время парень не мог пройти таможенный контроль.
Дойдя до оживленной секции прибытия, она некоторое время пыталась сориентироваться, затем быстро прошла вдоль ряда стеклянных перегородок к выходу, где, как сказал Бастьен, ей предстояло ждать Томаса.
Инес оставалось пройти около двадцати футов, когда двери плавно разошлись и она увидела того, кого должна была встретить. Натянув на лицо улыбку, Инес ускорила шаг и, взмахнув рукой, чтобы привлечь его внимание, окликнула Томаса.
Ее голос потонул в общем гуле терминала. Инес показалось, что он ее услышал, но Томас лишь бросил взгляд в ее сторону, однако не остановился. Она отчаянно замахала рукой и даже попыталась подпрыгнуть, но он продолжил свой путь и вышел через пневматические двери из здания аэропорта.
Потрясенная таким откровенным пренебрежением, Инес несколько секунд с изумлением смотрела ему вслед, затем чертыхнулась и бросилась за Томасом который уже подходил к веренице кебов, стоявших перед зданием. Она с трудом протиснулась к дверям, но, выскочив из терминала, увидела, как такси с Томасом трогается с места. Инеc уставилась на черный кеб, и ее удивление сменилось раздражением. Ее разбудили ни свет ни заря, вытащили из постели, заставили примчаться сюда — и все это только для того, чтобы увидеть, как этот невоспитанный оболтус прыгнет в такси и смоется у нее перед носом.
- Нужна машина, дорогуша?
Услышав вопрос, Инес оглянулась и обреченно вздохнула, увидев того же самого таксиста, который привез ее аэропорт. Всю дорогу из центра Лондона, где находилась ее квартира, Инес пришлось слушать его болтовню. Теперь, вне всякого сомнения, ей придется еще раз испытать это сомнительное удовольствие по дороге в отель «Дорчестер», где остановился Томас.
- Что мне нужно, так это чашка чая, — пробормотала она, затем вздохнула и, кивнув, направилась к услужливо распахнутой дверце такси. Инес не замечала темноволосого, узколицего мужчину, направлявшегося к ее такси, пока они оба не оказались у дверцы. Едва не столкнувшись с мужчиной, она остановилась в растерянности. Незнакомец же не мешкая попытался сесть в машину, но водитель такси остановил его.
- Я везу эту даму, — решительно заявил он. — Я привез ее сюда и обещал отвезти обратно.
Мужчина даже не взглянул в сторону Инес. Обернувшие к водителю, он негромко произнес несколько слов, таксист пропустил мужчину в салон кеба, закрыл за ним дверцу и молча сел на водительское сиденье, будто Инес тут и не было. Инес понятия не имела, что сказал мужчина водителю, но предположила, что он пообещал тому хорошие чаевые.
Она так и осталась стоять с раскрытым ртом, удивленно глядя вслед отъезжающей машине.
— Нужна машина, дамочка?
Услышав оклик, Инес вздрогнула и оглянулась: совсем молодой водитель, стоявший подле своего кеба, вопросительно смотрел на нее. Поджав губы, она бросилась вперед, опасаясь, как бы очередной невежа не опередил ее. На этот раз ей удалось дойти до машины, и она, проскользнув на заднее сиденье, натянуто улыбнулась и даже смогла пробормотать слова благодарности, когда водитель захлопнул за ней дверцу. Инес устало откинулась на спинку сиденья, размышляя о том, что ей действительно не помешала бы сейчас чашка чая. К сожалению, с этим придется подождать, пока она не доберется до «Дорчестера» и не убедится, что у Томаса Аржено есть все необходимое. Именно так сказал ей по телефону Бастьен. «Заберите Томаса, доставьте его в отель и проследите, чтобы у него было все необходимое».
Что ж, так она и сделает, приедет в «Дорчестер» и убедится, что Томас Аржено обеспечен абсолютно всем, но только после того, как выскажет ему все, что думает по поводу его поведения в аэропорту. А потом наконец выпьет чаю.
— Спасибо, это положите пока на стол, — сказал Томас коридорному, который, распахнув дверь номера, подхватил его рюкзак. Парнишка так и сделал, затем повернулся к постояльцу и открыл было рот, собираясь проинформировать его обо всех предлагаемых услугах, но Томас махнул рукой, давая понять, что в этом нет необходимости.
— Все в порядке, спасибо, — заверил он коридорного и протянул ему чаевые.
Молодой человек взглянул на купюру и расплылся в улыбке:
— Спасибо, сэр. Просто позвоните, если вам что-нибудь понадобится. Спросите Джимми, и я доставлю все, что вам будет угодно.
— Так я и сделаю. Еще раз спасибо, — пробормотал Томас.
Закрыв за коридорным дверь, Томас вернулся в гостиную номера, состоявшего из нескольких комнат. Роскошный, элегантный, стильный... Ничего другого он и не ожидал. Тетушка Маргарет всегда отличалась прекрасным вкусом.
Подойдя к столу, Томас взял рюкзак и направился к двери, ведущей в спальню. Однако верещание мобильника заставило его остановиться.
Бросив рюкзак обратно на стол, он вытащил телефон из заднего кармана и щелчком открыл его, присев на небольшой удобный диванчик.
— Привет! — небрежно бросил он, уже зная, кто звонит.
— Долетел хорошо? — спросил Бастьен.
— Конечно, старик. Все в полном порядке.
— Инес без проблем нашла тебя в аэропорту?
— Инес? — удивленно переспросил Томас.
— Инес Урсо. Я позвонил ей, чтобы она встретила тебя аэропорту и привезла в город.
Томас услышал нотки недовольства в голосе Бастьена, но не придал этому значения. Он неожиданно вспомнил невысокую темноволосую женщину, которая бежала но залу и махала рукой. Томас ее заметил, но поскольку Этьен не упоминал о том, что его кто-то будет встречать, он предположил, что она встречает кого-то идущего позади него, и не остановился. Однако теперь, когда Бастьен упомянул имя Инес, Томас вспомнил невысокую девушку, которую видел несколько месяцев назад в офисе своего кузена. Но женщина в аэропорту, неистово размахивавшая руками, выглядела так, словно ее только что подняли с постели.
— Томас, — нетерпеливо спросил Бастьен, — она встретила тебя?
— Да. Она была там, — ответил он и поднялся с дивана, чтобы открыть дверь, в которую кто-то постучал.
— Хорошо, — продолжал Бастьен. — Вообще-то она очень толковый сотрудник, но я позвонил ей только в пять утра, поэтому у девушки было чертовски мало времени, чтобы приехать в аэропорт вовремя.
— Да, она... — Томас удивленно замолчал, открыв дверь, — он сразу узнал стоявшую перед ним женщину. Он скользнул взглядом по ее мягким вьющимся волосам, по слегка измятой одежде и по чистому без косметики лицу, на котором явно читалось раздражение. Инес Урсо, причем очень рассерженная, подумал он, заметив гневный блеск в ее глазах.
Когда девушка открыла рот, Томас автоматически прижал телефон к груди, чтобы Бастьен не услышал тираду, которая, как предположил Томас, должна была сейчас последовать. И он сделал это вовремя. Мобильник едва коснулся его груди, как на Томаса с полных соблазнительных губ девушки обрушился настоящий словесный шквал. К сожалению, английских слов там было мало. Томас предположил, что девушка говорит по-португальски, и понял, что это ее родной язык, на который она переходит, когда чем-то огорчена, а Инес Урсо определенно была очень огорчена.
Когда Инес шагнула вперед, Томас отступил, пропуская ее в номер. Он настолько растерялся, что в этот момент просто не мог поступить иначе, тем более что женщина, которая в аэропорту выглядела абсолютно заурядно и ничем не выделялась из толпы, сейчас, когда щеки ее окрасились гневным румянцем, превратилась в настоящую красавицу. Она что-то быстро и сердито говорила на своем языке и достаточно выразительно грозила ему пальцем точно так, как иногда делали женщины в его семье. Этот жест всегда казался Томасу чрезвычайно обидным, но палец этой хрупкой женщины, мелькавший перед его носом, почему-то нисколько не оскорблял Томаса, более того, этот жест, исполненный искренней ярости, показался ему восхитительным, и Томас не смог сдержать улыбки.
Это было его ошибкой. Инес Урсо не понравилось. то, что Томас Аржено находит ситуацию забавной, и она с удвоенной энергией продолжила свою тираду. К несчастью, это произошло именно в тот момент, когда Томас вспомнил о прижатой к груди телефонной трубке.
Не решившись дать отбой, он раздраженно взглянул на телефон, затем покосился на дверь номера, закрывающуюся за этой маленькой барракудой. Девушка продолжала запальчиво отчитывать его, а Томас не знал, как остановить этот словесный шквал, чтобы продолжить разговор с Бастьеном. Но похоже, ничто не могло заставить девушку замолчать, во всяком случае, Томасу это казалось маловероятным, разве что опуститься до откровенной грубости, но и этого он сделать не мог, потому что тетушка Маргарет хорошо его воспитала.
Он поднял руку, призывая девушку к молчанию. Как ни странно, это простое движение возымело эффект. Ее гневная тирада тотчас прервалась, хотя, как ему показалось, она и так уже подходила к концу. По крайней мере яростный блеск в глазах гостьи ослабел, потеряв большую часть своего накала. Теперь только глубокое дыхание выдавало еще не остывший гнев девушки, и Томас с некоторым удивлением поймал себя на том, что не может оторвать взгляда от ее туго натягивающейся при каждом вздохе блузки. Казалось, тонкая ткань не выдержит и вот-вот с треском разорвется под напором симпатичных округлостей.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Лина6 о книге: Ева Маршал - Проданная чудовищу
    На начальных строках:"Его поршень ритмично ходил во мне", закрыла книгу и удалила.

  • olgabel о книге: Татьяна Андреевна Зинина - Карильское проклятие. Наследники
    Сюжет интересный, герои разноплановые придуманы, но в поступках у героев мало логики, диалоги неокончены. Один из главных героев вообще в любом споре разворачивается спиной и уходит, не поясняя ни своей позиции, ни отношения. Вроде бы и событий много, но как то больше суеты.

  • karuzina83 о книге: Елена Звездная - Бой со смертью
    Выбор действительно должна делать девушка. Только заботился о Рие как раз не Норт, а Артан. Это он спас ее от отчима. Он, узнав о попытке изнасилования Нортом и Ко, разобрался с родственничком. Именно Артан дал свое кольцо девушке, чтобы предотвратить участь любовницы в случае проигрыша команды Некроса. И таких мелочей в книгах много. А насилие Норт тоже проявлял. Причем делал он это до Артана, желая разделить любовь девушки с друзьями. Если Артан делал это под влиянием инстинктов темного лорда по отношению к своей кошке, то Норт делал это в твердом уме. Чего стоит его нападение фаерболами в начале первой книги, а потом домогательства в качестве благодарности? Он шантажировал девушку, заставив сделать смертельноопасные для нее артефакты. К тому же От Артана Рие действительно никуда не деться. Целоваться ей похоже все равно с кем (вспоминаем бал). Полагаю с постелью будет тоже самое. А Норта, как мне кажется, ей просто жалко. Не похоже ее отношение на любовь

  • лариса-васильевна о книге: Schisma - Графомания, как она есть. Рабочая тетрадь
    Доброго времени суток, уважаемая Шисма. Весьма прикольно читать Вашу аннотацию. Как это наивно: Вы надеялись, что ПОМОЖЕТЕ своей критикой молодым авторам понять свои ошибки и недоработки, и заняться самообразованием. Тут состоявшиеся, пожилые, можно сказать - заматеревшие проф. писатели неприемлют ни критики ни даже намёка на то, что в их книгах что-то недоработано, или может быть написано лучше и грамотней, а что уж говорить про молодёжь... Сам сталкивался с этим фактом многократно за последние 10 лет, так что в этом году завязал. А если заинтересует высшая точка этой борьбы - т.е. моё письмо Президенту Узбекистана по поводу отвратительной работы нашего СП - милости прошу, прочесть юмореску про "ДонКихотов" в моей книге 2019г. "Публицистика, статьи, рецензии, письма." успехов в Вашей деятельности, наивная Вы девушка... Мансуров Андрей.

  • Натусик о книге: Мэри Лайонс - Всего лишь поцелуй [Дом с видом на любовь]
    Оценка 2 (1О)
    Роман не понравился. Скучный, нудный и нет сюжета.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.