Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52240
Книг: 128008
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Непослушная игрушка»

    
размер шрифта:AAA

Николай Воронков
Непослушная игрушка

Главное – не победа.
Главное – результат.

Часть первая
Дорога в неизвестность

Неладное началось утром. Проснулся я как обычно, по будильнику – день ведь рабочий. Но перед зеркалом в ванной вместо привычного «Жиллет» с тремя лезвиями в стаканчике стоял обычный одноразовый станочек. С недоумением несколько минут рассматривал его. Разумного объяснения не было. Вчера я не пил, на провалы в памяти до сих пор не жаловался. Но на работу идти надо, поэтому поскребся тем, что было. Следующий удар настиг меня, когда я подошел к автостоянке. На обычном месте вместо моей новенькой красавицы «ауди» стояла двадцать первая «Волга», как две капли воды похожая на мою собственную, которую я продал лет пять назад. Внутри все оборвалось, хотелось махать руками и вопить, материть всех подряд, но я сдержался. Надо вызывать милицию, что-то делать. На всякий случай обошел машину несколько раз. Вот скоты! Мало того что подсунули «Волгу», так они еще и мои старые номера навесили! Это что, тот мужик, которому я продал машину, решил так пошутить? Угнал мою «ауди», а эту вернул?! Зачем такие сложности? Я ведь его даже не знаю. Или чтобы обиднее было? Ну я ему сейчас все выскажу… Полез в карман за сотовым, но… в кармане было пусто. Что за черт? Пришлось тащиться к охраннику стоянки и вызывать милицию по обычному телефону. Менты, других слов нет, приехали только через час. Внимательно выслушали, но первым делом наехали на меня. Разглядывая с нехорошим прищуром, начали разговор с совершенно несущественного (на мой взгляд). Есть ли у меня гараж, почему я не ставлю машину туда, почему не пользуюсь платной стоянкой. И все это с такими интонациями, словно именно я и есть самый главный преступник в этом деле. Заметив, что я начинаю заводиться уже от их тупости и нежелания работать, все же соизволили взять документы на машину, потом начали обследовать «подменыша». Неожиданно старший, читавший талон регистрации, начал багроветь. Подошел к автомобилю, заглянул под капот, потом швырнул документы на крышу машины и начал меня материть за какую-то «идиотскую шутку». Пока я пытался понять, что происходит, все сели в милицейский бобик и укатили. Я и раньше был не очень высокого мнения о милиции, а теперь и вовсе всякое уважение пропало. Вместо того чтобы расследовать воровство и защищать честного гражданина, они его (честного гражданина) матерят! Правда, непонятно, с чего они вдруг взбесились? Вроде приехали с неохотой, но за дело все-таки взялись. Так что случилось? Настороженно поднял документы, начал читать и похолодел. Документы были мои, родные, но на «Волгу»! И ключи на брелке были родные. На всякий случай сверил номера и окончательно перестал понимать происходящее. Все родное! Что происходит? Угнать «ауди» мог любой спец, «Волгу» мог вернуть новый владелец. Но номера, регистрационное удостоверение! Значит, здесь замешаны и гаишники? Скорее всего, и ПТС подменили, обреченно подумал я. Против мафии не попрешь… Звякнув на работу, что сегодня не выйду, остаток дня провел наедине с бутылкой, рассуждая сам с собой, куда катится наша страна.
Следующее утро было тяжелым, голова соображала, но очень замедленно. И я почти не удивился, обнаружив перед зеркалом станочек для бритья с ржавым лезвием «Балтика». А вот на автостоянке меня ждал новый сюрприз – вместо «Волги» стоял «запорожец», от которого я избавился лет пятнадцать назад. Причем выглядел он чистеньким и ухоженным. На этот раз милицию вызывать не стал. Просто сверил номера по документам – все сходится. Звонить на работу тоже не стал – нет смысла. Если уж за меня вплотную взялась мафия или кто там еще, то жить мне осталось совсем немного. Скорее всего, шлепнут или вот такими мерами постараются довести до психушки. Непонятно только, что они с меня могут поиметь? «Ауди» они уже угнали, квартира у меня – однокомнатная хрущевка. Или мне кто-то оставил богатое наследство, о котором я пока не знаю? Но просто так я им не дамся! Нужно только быть в местах, где много людей. Это тоже не гарантия, но я сейчас просто не мог сидеть на месте в одиночку.
Больше всего народу должно быть в новом районе, куда постепенно смещался центр города. Быстренько собрался, выскочил на улицу, завернул за угол дома и… Нового района не было! Его не разбомбили и не снесли, его просто не было. На месте микрорайона стоял лес, каким я его увидел двадцать лет назад, когда переехал в этот город. На всякий случай потрогав лоб, отправился в старый центр. Он тоже выглядел как двадцать лет назад. Людей немного, а одеты они были как для съемки фильма о восьмидесятых. На меня косились, будто это я был одет неправильно, а не они. Дурацкая ситуация, но постепенно в голове начала складываться версия, хоть немного объясняющая происходящее. Если верить фантастическим романам и учитывать специфику родного предприятия, то самое простое объяснение – наши чего-то не предусмотрели при очередном эксперименте, и образовался провал во времени. Но почему провалился только я? Я ведь дома спал! От всех лабораторий – несколько километров. И вообще, что мне теперь делать? При нашем режиме секретности может оказаться, что меня и в списках допущенных на территорию города еще нет. А в восьмидесятые это могло быть весьма чревато… Домой я пробирался уже как настоящий шпион – опустив глаза и по задворкам. Хорошо хоть водка у меня в запасе была, и вечер я провел относительно спокойно, старательно накачивая себя водкой.
Все планы, которые я строил вечером на пьяную голову, утром оказались бессмысленными. Я проснулся в лесу! Лес у нас хороший, настоящая тайга. И оказаться в ней, не имея понятия о том, где ты находишься, может показаться нормальным только какому-нибудь спецназовцу. А для меня, городского жителя, равносильно смертному приговору. Поднимающуюся панику приглушил громкий мат, раздавшийся где-то невдалеке. Не разбирая дороги, бросился в ту сторону. Вывалился из кустов и уперся в… автомат. На поляне находился десяток изможденных людей в грязных замусоленных ватниках и пара солдат с автоматами. Зэки и охрана, невольно подумал я. Мне тут же скрутили руки и куда-то поволокли. Насколько я помню, наш город начинали строить зэки лет шестьдесят назад. Неужели меня так далеко забросило? Уже не удивляясь, смотрел на автоматы ППШ, старую форму солдат, бараки и колючую проволоку вокруг лагеря, куда меня привели. Потом, как водится, меня допрашивал офицер НКВД. Понимая, что правду из меня все равно выбьют, и не настоящую, а ту, которая будет нужна, сразу стал каяться. Что, мол, английский шпион, заброшен узнать координаты нового секретного завода. Офицер только успевал записывать. Потом усмехнулся:
– Если и дальше будешь так «петь», может, и отвертишься от «вышки».
Меня отвели в камеру. Ворочаясь на голых досках, прикидывал, что я буду говорить дальше. Но и это не понадобилось. Утром я снова проснулся в лесу, но никого рядом не было. Похоже, я продолжал проваливаться во времени. У, долбаные ученые, выдумают всякую хрень, а простой человек расхлебывает. Но надо срочно убираться отсюда, если не хочу проснуться в пасти какого-нибудь динозавра. Прикинув, в какой стороне должен находиться областной центр, отправился в путь. Удалось даже найти дорогу, но с каждым днем она становилась все хуже, как будто я не к центру области шел, а, наоборот, в глубь леса.
Когда я добрался, по моим прикидкам, до нашей местной столицы, то обнаружил там только небольшую деревню. Дворов сто, не больше. И это вместо города-миллионника!
Последние дни я голодал, с трудом находя грибы и ягоды. Силы у меня кончились, я привалился к ближайшему забору и отключился. Следующее утро встретил уже равнодушно – опять на пустом месте. Стало понятно, что сбежать из провала не получилось. И когда на меня поскакала группа всадников на низкорослых лошадках, бежать даже не попытался. Монголы так монголы, какая мне теперь разница? Если смогу дожить до утра, то и их, скорее всего, уже не будет. Один уже замахнулся на меня саблей, как вдруг все вокруг замерло и подернулось дымкой. Будто из ниоткуда возникло трое человек, подошли ко мне, оглядели, а потом стали разговаривать, больше не обращая на меня внимания. Все лысые, в каких-то странных одеждах. Старший лет под пятьдесят, остальные лет по тридцать.
– И что здесь происходит? – начал старший.
Молодые переглянулись.
– Мистер Эли, мы решили испробовать новую, более мягкую методику подготовки объекта для съемок.
– И в чем же ее новизна по сравнению с традиционной?
– Видите ли, мистер Эли, при обычной методике объект переносится на новое место мгновенно, испытывает стресс и на непривычные условия реагирует не всегда адекватно. Вот мы и решили сделать перенос постепенным, давая объекту возможность адаптироваться, свыкнуться с постоянными небольшими переменами. Тем более что по плану у нас сценарий с переносом героя в Древнюю Русь. Заодно хотели поснимать пробные ролики по поведению героя в различных временных эпохах. А вдруг это будущая звезда экрана?
– И как, получается? – по-прежнему холодно спросил старший.
Молодые понурились.
– Объект оказался недостаточно устойчив психически. К концу второй недели вообще перестал реагировать на перемены, теряет интерес к жизни. Вы же сами видите…
– А вы не подумали, крысохвосты, что вместо обычного выдирания зуба вы растянули его вытягивание на целую неделю? Сомневаюсь, что вообще найдется человек, способный выдержать это и не тронуться рассудком. И вместо стандартного, тысячи раз проверенного однократного переноса человека в другой мир, в готовые декорации, вы устроили изменение хода времени в масштабах целой планеты!
– Мы хотели как лучше, думали сделать настоящие натурные съемки, – еще ниже склонили головы молодые.
– А о смете вы не подумали? Куда мы будем списывать эти затраты?
– Как куда? – не поняли молодые. – На подготовительные работы.
– Не будет фильма! – взорвался старший. – Во всяком случае, про Древнюю Русь. Спонсор передумал и решил делать классическое фэнтези в средневековых декорациях. Планета уже выбрана, статисты собраны. Так что собираемся и перебазируемся туда.
Он нехорошо прищурился:
– А расходы за несанкционированный поворот времени и дальнейшее восстановление нормальной жизни планеты будут за ваш счет!
Видимо, это было серьезной угрозой, так как молодые совсем поникли. Старший с минуту в полной тишине сверлил их взглядом, потом сжалился:
– Ну зачем выдумывать новое, когда есть хорошо проверенное старое? Удар молнией, ножик под ребра, камнем по голове, наконец. Для женщин последнее время стал модным вариант «Анна Каренина». Эх, молодежь!
Он огляделся по сторонам, подобрал камень и направился ко мне.
– Мистер Эли, – вскинулся один из молодых, – но это не эстетично!
– Зато дешево, надежно и практично! – отмахнулся старший. – Где я вам сейчас гопников посреди степи искать буду? Раньше надо было думать. Падение и удар снимем с дублером, а на дальнейшей съемке герой должен выглядеть натурально, с настоящими синяками и кровоподтеками.
Он подошел, постоял, вглядываясь в меня и поигрывая камнем.
– Ты, мужик, не обижайся, накладки бывают в любом деле. Раз уж ты оказался в нашем деле, придется тебе и дальше сниматься. Сейчас я тебе врежу, очнешься в другом мире, героическом. Память последних двух недель мы тебе сотрем, сделаем ложную. В качестве компенсации за моральный ущерб подкинем тебе боевых навыков и способностей к магии с хорошим запасом. Ну а дальше, извини, все строго по сценарию: героические подвиги, романтическая любовь. Девочки у тебя будут – закачаешься.
Я начал было открывать рот для ответа, но он меня перебил:
– Хватит разговоров, мы и так уже отстаем от графика!
И со знанием дела врезал мне камнем по голове. Пришлось вырубиться…

Очнулся я в лесу. Голова раскалывается, во рту привкус крови. С трудом сев, стал оглядываться…
Первое впечатление, что все вокруг было залито кровью. Даже воздух пропитан ее характерным запахом. Я находился на большой поляне, вокруг в самых диких позах лежала пара десятков мужских тел. Человек пять были в чем-то вроде единой военной формы: одинаковые штаны, сапоги, кольчуги. Остальные – кто в чем, но почти у всех оружие. Всякие там сабли, мечи, топоры. Невольно оглядел себя и увидел ту же форму, что и у военных. Странно. Я понятия не имел, каким образом здесь оказался и почему на мне форма. Преодолевая накатывающую дурноту, попытался хоть что-то вспомнить. Вот у меня какие-то проблемы, я торопливо заворачиваю за угол дома, затем какая-то вспышка… И все. Что же произошло? Если судить по яркости вспышки, то это вполне могло быть срабатыванием одного из наших изделий. Неужели кто-то уронил молоток, а оно и жахнуло? Бред, конечно, но такой фантастический сюжет дает хоть какое-то объяснение. Раньше любили писать такие ужастики – атомный взрыв, и пожалуйте в другое измерение, время и… вообще неизвестно куда. Сказки, конечно, но больше вариантов пока не было. Гадать можно долго, но для начала надо собрать хоть какую-то информацию. Через несколько минут удалось встать прямо. Еще раз огляделся и обратил внимание на положение тел – они лежали группами. На противоположном конце поляны лежал десяток вперемежку, в форме и без. А вокруг меня – только без формы. И порублены они были весьма основательно. Не знаю, кто это сделал, но встречаться с подобной машиной смерти мне бы очень не хотелось, и я на всякий случай даже поднял с земли ближайший меч. Постоял немного, пытаясь сообразить, в какую же сторону теперь идти. Потом сквозь шум в ушах различил какие-то голоса невдалеке. Мне бы, дураку, пойти в противоположную сторону, но такие умные мысли обычно приходят потом, когда самое плохое уже случилось. А у меня в тот момент было только одно желание: хоть что-то понять в происходящем.
Пошатываясь, потихоньку прошел сквозь невысокие кусты и оказался на следующей поляне. Увиденное меня не обрадовало. В центре стоял массивный мужик и что-то повелительно-издевательски говорил стоящей перед ним женщине. Вокруг них еще с десяток мужиков, беспорядочной одеждой и оружием очень похожих на тех, с первой поляны, без формы. У многих окровавленные повязки. Разговор, видимо, был такой увлекательный, что меня заметили, только когда я подошел почти вплотную. Но затем действовали быстро: выхватив оружие, окружили меня. Главный с женщиной отреагировали почти одинаково – оба удивились. И слова сказали почти одинаковые. Женщина: «Ты жив?» Мужик: «Ну и живучий же, гад! А мы уж надеялись, что прихлопнули тебя. Ничего, сейчас мы это быстро исправим». Подал знак, и у меня в голове будто что-то взорвалось.

Следующее «пробуждение» было еще хуже, чем первое: голова готова был лопнуть от боли. Пытаясь просто пошевелить глазами и открыть их, я даже застонал. Потом к этому «удовольствию» добавилось еще несколько пинков по ребрам.
– Просыпайся, просыпайся, Гордан, солнышко уже высоко!
Я попытался сесть, но понял, что руки и ноги связаны. Когда удалось повернуться на бок, то смог разглядеть только пыльные сапоги главаря. Тот присел на корточки:
– Несколько вопросов к тебе. Ты не против поговорить?
У меня хватило сил только что-то промычать.
– Вопрос первый: как ты умудрился снова стать живым? Я ведь лично проверил, что ты мертв, когда нам удалось тебя завалить. И раны у тебя были страшные, после таких не живут. А сейчас ты как огурчик – от ран почти не осталось следов, только голова разбита. Как это понимать? Ты случайно не какое-нибудь умертвие? Ты уж признайся, мы тебя снова убьем, но уже по-особому, с гарантией.
– Не знаю, я в отключке валялся. Это ты был здоровый и в памяти, тебе и решать, что произошло.
– То есть ты не против, если мы тебя убьем?
Пришлось промолчать.
– Вопрос второй: где драгоценности?
– Какие еще драгоценности?
– Ну там алмазы, рубины, жемчуг. Твоя госпожа, когда ее об этом спросили, видимо, решила, что раз ты мертвый, то тебе уже все равно, – на тебя пальцем и показала, что, мол, все ценности были у тебя. Может, и соврала, но при ней мы ничего не нашли, так что отвечать придется тебе.
– Не знаю, о чем ты вообще говоришь.
– Не зна-аешь, – задумчиво протянул главный. – Примерно такого ответа я и ожидал. Но, сам понимаешь, я должен в этом убедиться. И первое, что напрашивается, – это пытки. Ты как, не против?
Меня такая издевательская вежливость начинала бесить, но связанные руки и ноги не очень способствовали ответным колкостям. Главный повернулся к остальным:
– Эй, Хамзыс, готовь инструмент!
Один из подручных кинулся куда-то в сторону, а к главному не менее поспешно подбежал еще один:
– Данаор, давай попробуем одну штуку!
– Какую еще «штуку», Зилип?
– Да я тут недавно у проезжего мага купил «эликсир правды». Давай попробуем?
– А что он делает?
– Маг сказал, что это какая-то особая, еще не до конца проверенная смесь, которая прочищает человеку мозги, заставляет вспомнить даже то, что хотелось бы забыть. И он после этого говорит только правду. Но маг предупредил, что человек может и сойти с ума.
– Так зачем нам это? А если мы угробим Гордана?
– А если эликсир работает и следующих купцов не придется пытать, а достаточно будет только «спросить»? В крайнем случае, обычные пытки мы всегда успеем попробовать.
Главарь задумчиво посмотрел на меня:
– Такого, как Гордан, пытать придется долго. И очень может быть, что он сдохнет быстрее, чем что-то скажет. Ладно, давай попробуем твой эликсир.
Меня придавили коленкой к земле, зажали нос и влили в рот какую-то гадость.
– И сколько теперь ждать?
– Маг сказал, что примерно час.
– Ладно, подождем.
Бандиты отошли, а у меня в голове начало происходить что-то странное. Для начала как будто подуло морозным ветром. Потом в голове замелькали невероятно яркие картины из моего прошлого. Зилип не соврал: вспомнилось даже то, что я предпочел забыть. Даже имя девочки, которую я тискал в темном подъезде в далеком детстве. Потом скорость «воспроизведения» замедлилась. Вот я подхожу к углу дома… но никакой вспышки не было! Был провал во времени, киношники, разговоры про съемки фэнтезийного фильма. Потом какая-то лаборатория, непонятные приборы, чье-то окровавленное тело, лежащее на соседнем столе. И разговоры, разговоры, разговоры… Про необходимость внушить ложную память, про переделку моего тела под параметры неведомого Гордана, про частичный перенос его памяти… Потом хлынули воспоминания и самого Гордана. Оказалось, что не такой уж он и простой воин. Какие-то славные предки, обучение в особых школах, специальные задания. Про драгоценности ничего не было, но вместо них было что-то связанное с нанесением на мое тело то ли рисунка, то ли какого-то заклинания (как у Гордана). Помнится, киношники хихикали над ним и собирались доработать, сделать гораздо сильнее и интереснее.
И вдруг, как удар молнией, осознание, что меня, вернее, моего прежнего тела нет. И за всеми этими фэнтезийными бреднями – всего лишь смесь высоконаучных фокусов, новые технологии съемки. Остановили время, взяли тело убитого Гордона, скопировали мне его параметры и частично память, добавили ложные воспоминания. Теперь снимут киношку на натуре, смонтируют, и будет классическое фэнтези про попаданцев. А главным героем стану я, лишенный собственного тела для «правдоподобия переноса»! Мир вокруг стал чернеть от осознания ужаса произошедшего.

Похоже, время, отпущенное для наведения порядка в мыслях, кончилось. Данаор подошел ко мне и издевательски-участливо спросил:
– Ну что, в мозгах прояснилось?
Я невольно кивнул.
– Так где драгоценности?
– Не было никаких драгоценностей.
Тут же получил несколько ударов по морде.
– Хорошенько вспоминай – где драгоценности?
– Да пошел ты, если тупой и простых слов не понимаешь!
Данаор покосился на Зилипа, который с интересом слушал наш разговор. Потом подошел к женщине. Леди Верона – тут же всплыло в памяти. У меня был приказ сопровождать ее с пятеркой воинов.
Главарь усмехнулся, потом схватил женщину за волосы, резко отогнул голову и приставил нож к ее горлу.
– А если я попрошу?
Я только мотнул головой – нет.
Главарь снова усмехнулся, немного посильнее нажал на нож, и по шее женщины побежала струйка крови.
– А если так?
Я напрягся, но потом вспомнил, что это только кино и меня хотят заставить действовать по сценарию. Улегшись поудобней, насколько это было возможно, постарался изобразить радушную улыбку.
– Да хоть совсем прирежь, если это тебе доставит удовольствие!
Реакция окружающих меня порадовала – все уставились на меня в полном недоумении. Главарь отпустил женщину, и та тоже смотрела на меня совершенно круглыми глазами. Главный покосился на помощника:
– Ты чего ему дал, придурок?
– Как что? Эликсир памяти и правды. Он теперь говорит то, что знает, помнит и чувствует на самом деле.
– Ты хочешь сказать, что один из лучших воинов, телохранитель, на самом деле мечтает, чтобы мы прирезали его хозяйку, которой он служил верой и правдой? – Он повернулся к женщине. – И что же ты, дура, ему такое сделала, что он желает тебе смерти?
Та была в таком недоумении, что в ответ на вопрос только пожала плечами. А меня понесло:
– Что, ребята, поломал я вам сценарий? И ничего теперь у вас не получится! Ни одной сцены, ни одного эпизода! В этом я вам теперь не помощник, выкручивайтесь сами как сумеете!
Главарь подошел и как-то равнодушно врезал мне по губам. Удар не столько болезненный, как обидный. Я вообще взбеленился, внутри стала подниматься волна бешенства.
– Ах ты, ублюдок! Рот решил мне заткнуть? Не выйдет! – непонятно как, связанный по рукам и ногам, я все-таки умудрился вскочить на ноги. Закрутил головой, пытаясь высмотреть кинокамеры, и заорал: – Люди! Товарищи! Господа! Не верьте тому, что вам здесь собирались показывать, – это все подстроено! И эти «люди» – не настоящие, это специально подобранные актеры. Но я в этом не собираюсь участвовать. Если кто может, позвоните в милицию, пусть приедут меня спасать!
Главарь хотел еще раз врезать мне, но я в бешенстве напрягся, вырвал из веревок одну руку и сам врезал ему:
– Не трожь, падла! Я сам вас всех здесь замочу!
Теперь ко мне бросились уже несколько человек. Что удивительно, даже связанный, с одной свободной рукой, я умудрился пару раз врезать по противным рожам. Но долго не продержался – меня просто опрокинули, задавили весом тел. Я бил уже коленями, головой, непонятно чем, на губах выступила пена.
Когда меня наконец спеленали, как кокон гусеницы, а через рот завязали кусок веревки, я, поняв бесполезность сопротивления, мгновенно успокоился, ожидая, что на мне сейчас начнут отыгрываться. Но на лицах мужиков, обступивших меня, радости и злорадства не наблюдалось. Наоборот, смотрели на меня хмуро, даже с некоторым страхом. Общее мнение озвучил главный:
– Похоже, по голове ему досталось гораздо сильнее, чем мы думали. А тут еще ты, Зилип, со своим эликсиром! Вот у человека крыша и поехала. Кто-нибудь понял хоть одно слово из того, что он говорил? Жалко, если завтра он вообще превратится в идиота. Хороший боец, пятерых точно стоит. Если бы у меня в отряде все были такие… Ладно, завтра решим, что делать дальше.

Постепенно лагерь угомонился, все улеглись у костров. Про меня словно забыли – ни пожрать, ни напоить. И чем больше меня пробирала вечерняя прохлада, тем более неприятными становились мои мысли. Вырваться с этой «съемочной площадки» не получилось. Милиция не приехала, камеру не выключили, «стоп» не сказали. Какие выводы? Никаких. После эликсира я в своей памяти почти уверен. И если воспоминания не ложные, то тогда понятно, как я здесь оказался. Но почему меня не отругали сразу, как только я стал орать про «съемку»? То, что камер я не видел, еще не означает, что их нет. Все вокруг реагировали достаточно натурально, изображая непонимание. Возможно, эта группа – не профессиональные актеры, а привлеченные статисты (местные), которым не сказали всей правды. И съемку не остановили, потому что потом всегда можно сделать монтаж, вырезать неудачные куски. Я подергаюсь, решу, что это мои бредни, и послушно начну работать по их сценарию. А что, новое тело они мне дали, умение драться тоже. Дальше любовь красивой женщины, подвиги во имя… А вот хрен им! Меня аж перекорежило от нового приступа бешенства. Да я лучше сдохну, чем буду собачкой на коротком поводке, красивым правильным героем! Реалистичное кино захотели? Без косяков и накладок? Ну так я вам его устрою!

Когда утром ко мне подошел главный, вытащил кляп и спросил: «Что решил, берсерк?» – я был мрачен и спокоен.
– Возьмите меня к себе в банду.
Данаор отреагировал спокойно:
– А с чего это вдруг такие мысли?
– Надоело быть хорошим!
– Хорошим? – Данаор заржал. – Ты хоть сам-то сможешь вспомнить, сколько людей убил?!
Невольно я стал копаться в памяти, молчание затянулось.
– Вот-вот! Да я со своими мужиками – невинные овечки, мелочь по сравнению с тобой. Придумай другую причину.
– Денег хочу, много!
– Снова неправильный ответ. Боец ты отличный, таких ценят и платят им не скупясь. Нужды в деньгах у тебя быть не может. И нам грабежом столько не заработать. Еще подумай.
Я скрежетнул зубами:
– Поквитаться надо кое с кем.
– Вот это что-то похожее на правду. Только как ты собрался это делать? Брать всю власть под себя?
– Власть мне не нужна. Мне достаточно, если вы поможете в нужный момент.
– А вот это уже почти правда, можно подумать.
Данаор собрался уходить, и я, краснея, заторопился:
– И еще, это… Мне бы умыться и в кустики сходить…
Данаор усмехнулся:
– Пока твоя судьба не решится, мне на твою внешность плевать. А в кустики… это можно. Только учти, доверия тебе нет. Неловкое, неправильное движение, и из тебя сделают ежика. Я даже ругать своих за такую ошибку не буду. Учти. И раз уж ты просишься в банду, первое поручение – будешь сторожить леди Верону. Если сбежит – сразу повешу. Ясно?
Я кивнул.
Меня развязали, но перед этим забрали сапоги и надели на ноги… не знаю как и сказать… Кандалы? Короче, цепь с кольцами на концах из железных полос. Замки примитивнейшие, что-то вроде полых трубок со вставленными штырями, но голыми руками не открыть. Первым делом я сбегал в кусты, затем попытался немного отмыться. Кольчугу, превратившуюся в драные железные лохмотья, просто выкинул. Одежда скрипела от засохшей крови, но особо упираться со стиркой не стал – неизвестно, сколько мне жить осталось. Первым делом напился вволю, а уж потом смыл особо большие и противные сгустки крови. Куртка, да и штаны были сплошь в порезах, сквозь которые виднелись чуть затянувшиеся раны, но менять не на что, так зачем забивать себе голову? Жив, напился – уже хорошо. Тем более что после водных процедур стало значительно легче.
Мне, как собаке, бросили нечто вроде коврика у входа в палатку леди Вероны, разве что «Охранять!» не скомандовали. Парочку бандитов выделили уже для того, чтобы сторожить меня. Оба настороже, оба не спускают с меня глаз, но пока это меня не особо волновало. Главное, я обрел хоть немного свободы.
Ночь прошла в бесплодных размышлениях – правильно ли я поступаю, но других вариантов пока не видел. Утром пришел Данаор, сказал, что хочет получить за леди Верону выкуп, заодно и за меня. Собственноручно написанное письмо леди Вероны тут же отправили с одним из бандитов к ее родне, и потянулись дни ожидания.
Если бы не оружие и окровавленные повязки, банду можно было принять за артель, отправившуюся в лес по каким-то делам. Неторопливые движения, приготовление еды, заготовка дров, починка одежды. Но взгляды… Вроде не угрожающие, но чувствовалось, что убить человека для них – дело простое.
Страницы:

1 2 3 4 5





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.