Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50473
Книг: 124992
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Я - Далек»

    
размер шрифта:AAA

Гарет Робертс
Я Далек

1

 Роза проверила застёжку своего шлема и посмотрела в сторону консоли управления ТАРДИС, где стоял Доктор.
 - Отключаю подачу воздуха, - сказал он, его рука в белой перчатке щёлкнула по одному из многочисленных рычажков на панели. Роза услышала его голос в двухстороннем радиопередатчике шлема. – Отключаю гравитацию. - Раздался щелчок еще одного переключателя и Доктор улыбнулся. Тут он что-то вспомнил. – О! И баланс давления, - добавил он, прикасаясь к очередному рычажку. – Мы ведь не хотим взорваться. Поднимаемся, Мэри Поппинс.
 Роза почувствовала, как вес покидает её тело, и вцепилась в край панели, чтобы удержаться на ногах. – Даже не верится, - сказала она.  Она бросила взгляд в сторону дверей полицейской будки, представляя, что лежит за нею. - Прогулка по Луне.
 - Скорее, прыжки, - радостно сказал Доктор. Чтобы продемонстрировать, он оттолкнулся одной ногой, воспарил в вакууме и приземлился с грациозностью балетного танцора на добрых пятнадцать футов дальше. – Давай, попробуй, - обратился он к Розе. – Ты же не хочешь шлёпнуться на спину там, снаружи. Прыгай!
 Роза разжала руку и последовала примеру Доктора, помня, что отталкиваться нужно осторожно, и удачно приземлилась совсем недалеко от него.
 - Гигантский прыжок. Прыгаем! – подбодрил её Доктор, и они запрыгали по ТАРДИС, паря и сталкиваясь.
 Роза схватилась за один из пилонов ТАРДИС, оттолкнулась и совершила кульбит в воздухе, глядя, как огромный зал крутится вокруг неё.
 Доктор ослепительно улыбнулся. – Поняла, да? Отлично, – он достал длинный белый шест и потрёпанную старую сумку, которую предусмотрительно привязал к решётке на полу, прежде чем отключить гравитацию. Из сумки он извлёк длинную вереницу всевозможных национальных флагов. – Место, куда мы опустились, не исследуют ещё несколько тысяч лет, так что давай удивим их, когда они сюда доберутся, - он осмотрел флаги, раздумывая, и остановился на сине-зелёном с жёлто-черной полосой посередине. – Танзания? – с хулиганским задором спросил он. Его глаза загорелись при виде следующего флага с крестом и буквами WI. – Нет, лучше вот этот! Женский Институт, - на мгновение он погрустнел. – Нет, нельзя, - потом он вновь улыбнулся и прицепил флаг к шесту. – Можно! На этот лунный склон крутой ступала ль ангела нога? И пусть историки сорок девятого века помучаются.
 Брошенная связка флагов повисла перед лицом Розы. Внезапно до неё дошла важность того, что должно произойти. - Погоди-ка, - сказала она, хватая Доктора за руку, когда тот приготовился прыгнуть к выходу. – Я стану первой женщиной на Луне. Понимаю, что, конечно, появлюсь там гораздо позже, но это потрясающе. Луна, о которой даже не думаешь, она просто… где-то там в небе. И сейчас я на ней, - она внимательно посмотрела ему в лицо. – Могу поспорить, ты думаешь, что это что-то типа поездки в Кале.
 Доктор повернулся к ней. Его лицо светилось интересом и восхищением. Не в первый раз Роза почувствовала, что он будто смотрит на мир её глазами, и задумалась, не в этом ли одна из причин того, что ему так нужен компаньон в путешествиях. – Роза, Луна удивительна. Всё на Земле зависит от неё. Крысы прыгают из-за неё. Приливы поднимаются из-за неё. Люди целуются под нею. Без неё не было бы света ночью. И всё произошло по чистой случайности – триллионам причин назло – одна песчинка звёздной пыли встретилась с другой песчинкой.
 Роза прыгнула к дверям и потянулась к ручке, но остановилась. – Нужно придумать, что сказать.
 - Да просто выходи уже, - сказал Доктор, закидывая на плечо сумку с клюшками для гольфа. – Прыгай!
 Роза зажмурилась, потянула ручку на себя и прыгнула.
 Она шлёпнулась с громким стуком, ударившись об деревянный стол. Прыжок получился совершенно обычный, вовсе не невесомый.
 Собравшись – скафандр спас её от худших последствий падения – она огляделась. Вокруг стояло много столов, стульев и табуреток, пара игровых автоматов, а на стене висела чёрная доска с надписью мелом: ВИКТОРИНЫ ПО ВТОРНИКАМ В 20:00 БЛЮДО ДНЯ – ЦЫПЛЁНОК ТАБАКА. Вдоль длинной барной стойки торчали цветные рычаги пивных помп. Всё это освещалось утренним солнцем, характерным для начала британского лета. Потолок старого здания подпирали деревянные балки.
 Она обернулась и посмотрела на ТАРДИС, которая даже больше чем обычно не вписывалась в интерьер помещения. Облачённый в скафандр Доктор стоял в дверях, глядя куда угодно, только не на Розу. – Ничего себе! – произнёс он. – Кто-то построил точную копию бара на Луне!
 Роза рассмеялась, сняла шлем и сделала вид, что хочет поколотить его. – Сдавайся! Ты никуда не годишься.
 - Ну не настолько же, - немного огорчённо сказал Доктор, стягивая свой шлем. – Если Луна – это Кале, то Земля – Дувр, - он нахмурился. – Хотя, странно. Я проверил все показания, когда мы снижались, и мы определенно садились на Луну. Я даже на сканнер посмотрел как раз перед приземлением – серая и пыльная поверхность, та самая лунная луна, тот самый маячок в небе.
 Роза видела, что он действительно обеспокоен, и извинение не выдумано специально для неё. – Ну, тогда пойди и проверь ТАРДИС.
 Доктор кивнул. – Пойду и проверю ТАРДИС, - он задержался в дверях, глядя в ближайшее окно на совершенно обычную центральную деревенскую площадь и церковь. – Похоже на май. Похоже на Англию, - он втянул носом воздух. – Недалеко от моря. Ух, какой привкус соли…
 Роза засмеялась и  показала на ТАРДИС. – Иди и проверь.
 Доктор подобрал флагшток и сумку с клюшками и исчез внутри ТАРДИС.
 Роза уже последовала за ним, но заметила газету на стойке бара. Она не удержалась и подошла, чтобы взять её и посмотреть на число. Доктор оказался прав – дата майская.
 Когда бы она ни возвращалась на Землю, ей нравилось узнавать новости. Это была всего лишь местная газета, передовица которой сообщала о таком увлекательном событии, как обсуждение строительства парковки и плана супермаркета, но что-то заставило Розу снять перчатки и пролистать остальные страницы, пока она неспешно шла к ТАРДИС.
 Сделав несколько шагов, она встала как вкопанная. Ей показалось, что у неё остановилось сердце.
 Заголовок гласил: РИМСКИЕ РЕЛИКВИИ В КРЕДИТОНСКОЙ ДОЛИНЕ. Под ним располагалась цветная фотография мужчины средних лет в строительном шлеме и жёлтой куртке, который стоял рядом с большой витриной, где был выставлен обломок римской мозаики, шириной примерно в шесть футов. На мозаике были изображены мужчина и женщина - красивые, темноволосые и кудрявые, в пурпурных одеждах - на фоне кувшина и виноградных лоз. А в правом дальнем углу, сияя золотыми оттенками мозаичных кусочков, виднелся знакомый силуэт в форме перечницы, из которой торчали три отростка: глаз на ножке из верхнего купола, присоска и лучевая пушка из средней части. Нижнюю часть усеивали блестящие полусферы.
 Далек.
 Роза побежала к ТАРДИС, но дверь полицейской будки закрылась прямо у нее перед носом. Раздался громкий гул. Фонарь на крыше начал мигать, а внутри ожили древние двигатели.
 - Доктор! - закричала Роза. - Доктор, что ты делаешь?
 Спустя пять секунд ТАРДИС исчезла. Только квадрат, продавленный в цветастом ковре на полу бара, остался напоминанием о её недавнем присутствии здесь.


2


Кейт Йетс просто знала, что день не задастся.
            Ей снилось, что она снова в школе. Всем в классе было по шестнадцать, а ей - двадцать восемь, и за спиной раздавались насмешки и шёпот «Почему она до сих пор здесь?» Потом она услышал голос отца с лестницы: «Уже восемь!» В тот же момент ожило радио на её прикроватной тумбочке. Несколько секунд спустя хлопнула входная дверь - родители ушли на работу.
            По радио закончился обзор новостей и заговорил Уоган, его мягкий ирландский говор Кейт знала с самого детства. Он рассказывал о зубной пасте, передачах, прошедших прошлым вечером по ТВ… милые, забавные глупости. Но Кейт слышала только: Всего лишь еще пять минуточек.  Еще пять минуточек в кровати, Кейт Йетс, в самой мягкой, самой удобной кровати в мире.
            Он закончил говорить, и заиграла музыка. Анна Маррей, «Зимородок».
            Кейт понимала, что это смертельно, песня специально написана, чтобы отговорить людей вставать и идти на работу. Это была убаюкивающая, протяжная песня. Но она не могла сопротивляться, и уткнулась лицом в подушку, закрыв глаза и почувствовав, что, как и зимородок, должна расправить свои крылышки и улететь.
            Через секунду она услышала другой голос. Шотландский акцент Кена Брюса. Воган передавал эфир Кену Брюсу, а это значило, что ещё спустя секунду стукнет половина десятого.
            Кейт села на кровати и посмотрела на часы. - Что? - воскликнула она. - Как это возможно? Куда пропало целых полтора часа?
            Она отбросила одеяло в сторону и побежала в ванную. Скинув пижаму, она прошлась роликовым дезодорантом по подмышкам, выхватила блузку из сушки, впрыгнула в свою рабочую юбку и туфли, и бросилась вниз по лестнице. На коврике перед дверью лежало письмо, адресованное ей: очередная выписка с кредитной карты, которую она могла бы добавить в потрёпанную папку под кроватью. Она выбросила её за спину, схватила сумку, засунула в рот половинку круассана, который мать оставила для неё на телефонной тумбочке, и вылетела через дверь туда, что часто описывалось, как красивейшая деревня Великобритании. Но для Кейт Винчелхем был лишь красивой западнёй.
            Потому что ей уже двадцать восемь и она вернулась. Вернулась в комнату, в которой выросла, просыпаясь каждое утро в той самой кровати, в которой подростком мечтала о том, как уедет. Пробираясь по деревне с опаской, что может столкнуться с кем-нибудь из школы и тогда придется объяснять, почему она здесь. Девушка с мечтами о большом городе вернулась из Лондона под грузом долгов и теперь вынуждена жить с родителями и налаживать свою жизнь, работая в телефонном центре природоохранной организации за угловым столом, из-за которого не видно кроншнепов и зимородков, а видны только мусорные баки и парковка.
            Мысли о телефонном центре ускорили темп шагов Кейт, пока она шла по извилистой улице к центральной площади. Её начальница, Сирена, сейчас, наверное, смотрит на пустующий угловой стол, поправляет пиджак на своей незабываемо громадной груди и прицокивает языком. Сирена, которая не открывает шкафы с документами, боясь испортить маникюр. Сирена, которая не одобряет персональные звонки Кейт, хотя сама проводит полдня, вися на трубке с подругой Шейлой и монотонно обсуждая своего упрямого мужа: «Я говорю «Если она ушла из твоей постели и твоей жизни, откуда в твоём бельевом ящике два билета в Гамбию?»
            Звонки поступали со всей страны от клиентов, разъярённых, что их кровати не доставили, как обещали, или что они оказались без изголовий или без колёсиков. Теперь эти звонки перенаправят на голосовую почту.
            Кейт сама не верила, что добровольно бежит прямо к Сирене, прямо к этим злым голосам.
            Она знала каждый закоулок этой деревни - каждый фонарь, каждую трещину в мощёном тротуаре, каждый мусорный бак, напоминавший о её испорченной жизни. Всё расплывалось в тумане, пока она бежала к площади и автобусу на 9:40. На часах было уже 9:39. Автобусы всегда опаздывали, но Кейт знала, что именно этот автобус как раз сейчас выворачивает из-за угла церкви. А значит, ей придётся шагать до работы пешком по пыльной и грязной дороге.
            Она побежала ещё быстрее.

Роза выбралась из скафандра. Она слышала звуки шагов сверху. Меньше всего ей сейчас хотелось объясняться с владельцем помещения, поэтому она приоткрыла окно и протиснулась в проём на освещённую солнцем деревенскую улицу.
            Она знала, что Доктор не бросил бы её добровольно. Он скоро вернётся с каким-нибудь мудрёным техническим объяснением. Но потом она вспомнила о Далеке на мозаике. Определённо, есть какая-то связь между ним и внезапным исчезновением Доктора…
            От этих мрачных мыслей её отвлекла красота окружающей обстановки. Облака разошлись, и голубое майское небо обрамляло идиллическую картину: почта, маленький музей, центральная площадь и церковь. Доктор оказался прав - за церковью и несколькими пологими холмами она увидела проблески моря. Одноэтажный автобус появился на углу площади около церкви и медленно поехал вперёд. Казалось невозможным, что лихорадочная, полная опасностей жизнь Доктора может повлиять на такое место, где всё движется своим чередом на протяжении сотен лет.
            Роза села на скамейку и вынула из кармана джинсов ключ от ТАРДИС, ожидая, что тот засветится, предупреждая о возвращении Доктора. В отдалении она услышала стук каблуков. Кто-то спешил.

Кейт вынырнула из-за угла площади, как делала миллион раз до этого, и споткнулась об мытую молочную бутылку, оставленную у чьей-то калитки, отправив её в полёт. Она уже слышала звук двигателя автобуса и сердцем чувствовала, что опоздала, но все-таки продолжала бежать.
            Большой комок горечи, лишь отчасти вызванный съеденным круассаном, сформировался у неё в желудке. И это всё? Год назад она жила в Лондоне, продавала тапочки-шлёпки на рынке в Кэмдене, в такой уверенности, что выплатит кредит банку, что использовала кредитную карту для оплаты арендной платы. Она думала, что это только начало. А что если для неё всё кончено, она разбилась и сгорела? Что если она просто ни на что не годится? Что если вся её жизнь бесполезна?
            Она увидела, как автобус исчезает на другой стороне площади у паба. Она резко остановилась посреди дороги. Долю секунды спустя из-за угла вылетела красная спортивная машина и врезалась в неё.
            За короткое мгновение она успела понять, что умирает. Кредитная карта так и останется неоплаченной. Она так и не пройдёт по пыльной грязной дороге на каблуках, цепляя на пиджак серёжки с деревьев. Серена так и не выгонит её за опоздание на два часа. Она так и не осуществит все свои замечательные планы. Это конец всего. Дурацкий, глупый несчастный случай.
            Она упала на жесткий асфальт, резко взвизгнули тормоза автомобиля. Звякнула молочная бутылка.

Глухой удар тела об металл отозвался в сердце Розы. Нет больше ничего похожего на этот звук - словно душа покидает тело. С головой полной воспоминаниями об отце она вскочила со скамейки и побежала к площади.
            Водитель спортивного авто стоял замерев возле тела рыжеволосой девушки. - Я её не видел, - убитым голосом сказал он Розе. - Она просто выбежала и остановилась…
            - Вызовите скорую! - крикнула Роза.
            Водитель вынул мобильник и начал набирать номер.
            Роза опустилась на колени около молодой женщины и взяла её за руку. Веки девушки дрожали. Возможно, ещё есть шанс. Она вспомнила ролик об оказании первой помощи, который видела на старой работе, после инцидента нужно заставить пострадавшего постоянно говорить: - Послушайте! Поговорите со мной. Меня зовут Роза Тайлер. Как вас зовут?
            Женщина слабо прошептала: - Кейт…
            - Как ваша фамилия? Кейт, скажите свою фамилию? Говорите со мной! Всё будет хорошо. Скорая уже едет.
            Роза сжала её руку в своих ладонях, но тело Кейт было неестественно вывернуто, а струйка тёмно-красной крови уже окрасила её блузку.
            Роза сильнее сжала руку девушки, почти до боли. - Кейт!
            Глаза у неё закатились: - Йетс… Кейт Йетс… - Роза увидела, как свет в её глазах погас.
            Внезапно что-то укололо руку Розы. Она отдёрнула её. В тот же момент тело Кейт выгнулось и затряслось. Её спина прогнулась. Из раны разлилась зелёная аура, которая волной прокатилась по всему телу. Роза сглотнула. Воздух вокруг Кейт заискрился электрическими разрядами.
            Аура исчезла так же быстро, как и появилась, словно её выключили.
            Рыжие волосы Кейт стали белыми.
            Роза наклонилась вперёд. - Кейт?
            В блузке всё ещё испачканной кровью Кейт спокойно встала и подобрала свою сумку. Роза посмотрела туда, где она только что лежала, и на лужицу свежей крови.
            - Всё нормально, спасибо. Я в порядке, - сказала Кейт.

3


Доктор взглянул на пришедшую в движение центральную колонну ТАРДИС. Как только он дотронулся до панели управления, двери захлопнулись и транспортное средство решило стартовать. – Эй! Здесь должно быть два пассажира! – воскликнул он.
            Он подскочил к сканеру, экран которого заполнили странные символы, никогда не виденные им ранее. Но одно он знал наверняка: ТАРДИС управлялась не какой-то неведомой посторонней силой. Она сменила курс от Луны и привезла их на Землю. А теперь она несла его куда-то ещё. Даже после девяти столетий странствий сквозь пространство и время она по-прежнему могла удивить его.
            - Что ты хочешь мне сообщить? Хватит шифроваться. Можешь просто сказать? И куда мы теперь направляемся – Нортхэмптон? – он щелкнул несколькими переключателями, но безрезультатно. – Стой, остановись!
            Секунду спустя колонна со скрипом остановилась, большой зал резко наклонился, и Доктор едва удержался на ногах. Он включил экран внешнего наблюдения, который показал тёмное, пустое помещение с бетонными стенами. Он снял скафандр и достал  с вешалки свой костюм в полоску. Одевшись, он взял фонарик из шкафчика, открыл двери и шагнул наружу. Куда бы ни перенесла его ТАРДИС, и какова бы ни была тому причина, полёт длился всего несколько секунд. Значит, он совсем недалеко от того места, где оставил Розу.
            Окружающая обстановка определённо выглядела иначе и запах был совсем другой. В воздухе чувствовались сырость, затхлость и специфическая прохлада, присущая только подземельям. Луч фонарика пронзил сплошную темноту. Он осветил голые бетонные подпорки и остановился на металлической табличке с надписью ЗОНА 3, написанной строгим, официальным шрифтом. Рядом с нею виднелся держатель, в котором когда-то, очевидно, стоял огнетушитель.
            Ещё дальше находился открытый проём с тяжёлой зелёной дверью, обитой металлом. Доктор вышел в длинный пустой коридор. – Эй! Есть тут кто? – крикнул он, не ожидая ответа. Место казалось покинутым.
            Он прошёл чуть дальше по коридору и заглянул в другую комнату. Фонарик осветил два ряда старых, ржавых железных кроватей. На стене у двери висел телефон, Доктор поднял трубку и прислушался. Телефон не работал. Носок его кеда наткнулся на что-то, валяющееся на полу. Доктор присел на корточки и поднял потрёпанную брошюру с надписью «Защита и выживание» и датой 1980 на обложке. – Ешьте только консервированную пищу, - прочитал он. – Если вы живёте в вагончике или другом подобном жилище, плохо защищённом от радиоактивных осадков, ваша местная администрация посоветует вам, что делать, - он тихо рассмеялся. – Здравствуйте, это администрация и мы советуем вам уносить ноги.
            Так значит, он в ядерном бомбоубежище. Заброшенном, по всей видимости. Но зачем ТАРДИС доставила его сюда?
            Он не успел развить свою мысль дальше, так как услышал то, чего не ожидал. Он напряг слух. Да, он прав. Кто-то где-то в бункере слушал радио.
            Он отправился на поиски этого человека.

Фрэнк Опеншоу гордо восседал в своём кресле, глядя на раскопки и постукивая ногой в такт песне, звучащей по радио. Медленное, кропотливое дело его величайшего проекта разворачивалось перед ним. Добровольцы, в основном из числа студентов местных сельскохозяйственных колледжей, осторожно работали в котловане, освещаемом несколькими большими прожекторами. Он сделал глоток кофе из чашки от термоса, чувствуя безопасность и успех. Эти раскопки сделают его знаменитым. Его не волновала слава, но это гарантированно обеспечит его работой. Он больше никогда не разочарует Сандру.
            Кто-то постучал по его плечу. – Простите, можно воспользоваться вашим телефоном? – раздался голос с немного странным, будто бы лондонским, и в то же время не совсем лондонским акцентом.
            Фрэнк поднял голову. Обладатель голоса был слишком стар для студента – высокий, очень худой, темноволосый, в слегка потрёпанном костюме. Фрэнк удивлённо моргнул. Словно кто-то включил яркий свет. Незнакомец излучал уверенность и энтузиазм, и Фрэнк поймал себя на том, что уже протягивает ему свой мобильный.
            - Вы здесь не поймаете сигнал, - предупредил он.
            - Спорим, поймаю, - сказал незнакомец. Он достал из кармана тонкую металлическую трубочку, щелкнул переключателем и провёл ею вдоль телефона. После чего он набрал номер.
            Фрэнк выглядел ошеломлённым.
            Он услышал в трубке женский голос. – Так, и что случилось?
            - Думаю, это ТАРДИС виновата, - ответил незнакомец. - Да, это всё ТАРДИС. Все эти её аварийные системы. Я выключил их уже сто лет назад. Они постоянно вырубаются и мешают мне думать. Наверное, вернусь скоро. Я в… - он посмотрел на Фрэнка. – Где я?
            - Кредитонская долина, - ответил Фрэнк.
            - В Кредитонской долине, в заброшенном бункере, примерно в полутора милях от тебя. Хорошо прогуляешься. Завидую. Скоро увидимся.
            - Подожди, Доктор, - в женском голосе послышалось напряжение. – Есть кое-что очень странное и важное. Две вещи, вообще-то. Во-первых, там раскопки и в них…
            - Да, я как раз сейчас тут. Пока. Не могу долго говорить, телефон чужой, - он выключил трубку и протянул её Фрэнку. После чего он потёр руки и посмотрел в котлован. – Раскопки, - сказал он. – Даже не знаю, нравятся ли мне раскопки. Это может быть хорошо, а может быть и плохо. Зависит от того, что раскапывают, - он обернулся к Фрэнку и широко улыбнулся. – Понимаю. Мне следует замолчать, да?
            Фрэнк смотрел на экран своего телефона. Ни одного деления. – Сигнал пропал, - сказал он.
            - Правда? – невинно отозвался незнакомец.
            Фрэнк показал на тонкую трубочку в руке незнакомца. – Что это? Как это работает?
            - Не спрашивайте, - сказал незнакомец. – Подарок на день рождения от свояченицы. Я просил галстук, - он показал за плечо Фрэнка на длинный кусок подгнившего дерева, их самую важную находку на данный момент, лежащую на рабочем столе. – Это же поворотный клин от римского колодца примерно 70 года нашей эры. Привязываешь к нему лошадь, и она ходит кругами. Через пять минут у тебя ведро воды и лошадь с закружившейся головой.
            Фрэнк встал и последовал за ним к столу, почёсывая в затылке. - А я думал, что это опорная балка, - сказал он. Что-то в этом парне заставило его почувствовать себя новичком.
            - Нет, посмотрите на края. Они слишком гладкие, - он потянулся к Фрэнку и крепко пожал ему руку. – Я Доктор, кстати.
            - Фрэнк Опеншоу. Говорили, что приедет кто-то из Лондона…
            - Говорили? – Доктор посмотрел на еще одну находку на столе, потёртую римскую монету. – О, посмотрите на это. Нерон. Будто опять туда вернулся, - он присел, надел очки и хмыкнул, глядя на мужской профиль на монете. – Он был толще, - он показал пальцем вверх. – Так значит, тут был римский город? И он пал при восстании Королевы Будики. Бритты побросали всё в этих пещерах. В пятидесятых британское правительство построило в пещерах огромное бомбоубежище – центр регионального правительства. Снаружи оно выглядело как коттедж, в целях конспирации. Когда закончилась Холодная война, кто-то захотел занять это место и построить многоквартирные дома. Потом они нашли всё это и вызвали вас. Я прав или как?
            Фрэнк сглотнул. – Почти. Хорошо, пойдёмте, я кое-что покажу. - Он подвёл Доктора к куче недавних находок и протянул ему металлический треугольник. – Садовый инвентарь?
            Доктор грустно покачал головой. – Нет, ручка не такая. Это кусок пиццы. Только тогда на неё не клали помидоры. Больше похоже на тост с сыром. Или, скорее, сырную лепёшку. Вкусно, - он снял очки, убрал их в карман и посмотрел на Фрэнка. – Простите. Я вас расстроил?
            - Не понял, как, говорите, вас зовут? - сказал Фрэнк.
            - Просто Доктор. Доктор, - он почесал затылок. – Итак, если я не ошибаюсь, вы выкопали что-то, чего совершенно не понимаете?
            Фрэнк вздохнул. – А вы, наверное, знаете, что это.
            Доктор пожал плечами. – Возможно. Простите. Все так любят умников…
            Фрэнк показал на узкий коридор, ведущий в сторону от главного котлована. - Изображение справа на мозаике. Вон там. Идите на свет.
            Доктор показал ему большой палец и пошёл в указанном направлении. Фрэнк посмотрел ему вслед и задумался. И чем больше он думал, тем больше странных мыслей приходило ему в голову.
            Один из студентов прервал его размышления. – Фрэнк! – позвал он из ямы. – Тут что-то металлическое. Ужасно странное!

Доктор не спеша пробрался по коридору. Стандартная лампа освещала стеклянный ящик с огромной мозаикой внутри. Доктор предположил, что когда бритты разграбили римский город, они притащили в пещеры и её.
            Он увидел, что на ней изображено, и его сердца ёкнули. В тот же момент он услышал крики радости и удивления, донесшиеся из главного котлована. Радио выключилось.
            Он побежал обратно. – Фрэнк! Мистер Опеншоу!
            Он ворвался в помещение и прыгнул в котлован, в дальнем углу которого сгрудились Опеншоу и его рабочие.
            - Отойдите от него! – крикнул он, расталкивая студентов в стороны.
            И оказался прямо перед Далеком.

4


- Похоже на робота, - сказал Фрэнк.
            Студенты быстро извлекли предмет из земли. Восхищаясь, они совсем забыли о первом законе археологии – терпении. Основание найденного объекта всё ещё покрывала земля, а по бокам налипли комья грязи. Он выглядел в точности как на мозаике. Золотистое покрытие утратило блеск, но полностью сохранило свою целостность. Глаз на ножке, присоска и короткий оружейный ствол торчали вверх. Доктор помахал рукой перед окуляром. Никакой реакции.
            Он, казалось, на минуту задумался. Но когда Фрэнк собрался дотронуться до предмета, закричал: - Это бомба! Назад, Фрэнк!
            Фрэнк отдернул руку. Один из студентов смерил Доктора взглядом и спросил: - Это ещё кто?
            Фрэнк и Доктор посмотрели друг на друга. Почему-то Фрэнк доверял этому странному молодому незнакомцу. – Парень из Лондона, - услышал он свой голос, хотя знал, что это неправда.
            Доктор шлёпнул по руке студента, потянувшегося к оружейному стволу. – И парень из Лондона говорит, отойдите! – он поднял с пола громкоговоритель и сказал в него: - Эвакуировать зону! Я обладаю полномочиями из Лондона! Всем срочно подняться наверх!
            Фрэнк не удивился, когда студенты подчинились. Но сам он остался.

Кафе при музее открывалось рано. Кейт, которая оказалась единственной посетительницей, в забытьи жевала кусок пирога, одновременно разговаривая по телефону с Сиреной. Злиться на Сирену не имело смысла, но Кейт всё-таки злилась. – Да, меня чуть не задавили. Только что.
            - Чуть не задавили, когда ты опаздывала на автобус? – равнодушно переспросила Сирена.
            - Главное тут «чуть не задавили»! – огрызнулась Кейт.
            Она почувствовала волну ярости, поднимающуюся внутри неё. Почему она вообще должна притворяться вежливой с этой идиоткой? Внезапно она поняла значение выражения «ослепнуть от ярости». Она почувствовала, что если бы Сирена сейчас была здесь, она без сожалений воткнула бы в неё нож. Но той не было, поэтому она захлопнула телефон и схватила с прилавка газету. От нечего делать она развернула страницу с головоломками. Может ей попробовать разгадать простенький кроссворд и это успокоит её.
            Вместо этого её взгляд упал на судоку. Раньше она даже не пыталась их решить – она никогда не была сильна в математике – но сегодня утром цифры, казалось, сами танцевали в воздухе. Почти не задумываясь, она заполнила пустые клеточки – для всех трёх заданий: простого, сложного и убийственного – её пальцы летали над страницей. Потом она посмотрела на кроссворды. Она с легкостью заполнила столбцы и строчки, разгадывая подсказки за доли секунды.
            Это так просто. Очень просто. Почему она никогда этого не замечала?
            Она огляделась вокруг и глубоко вздохнула. Что-то изменилось в мире – или внутри неё?
            Она видела атомы, пляшущие по помещению. Она точно знала температуру своего кофе. Она видела и понимала химические процессы, происходящие в чашке. Но это не было похоже на мысли. Ей не требовалось концентрироваться или как-то напрягаться. Это было естественно, как дыхание. И одновременно пришло чувство силы и мощи. Её рука протянулась к пакетику сахара в вазочке на столе. Она осторожно зажала его между большим и указательным пальцем и увидела, как он распадается в разрядах статического электричества.
            Она ещё раз глубоко вздохнула и оглянулась. Кто-то зашёл в кафе – симпатичная блондинка, которая держала её за руку тогда, на дороге, Роза. Это казалось сном. Ей захотелось презрительно усмехнуться. Будто несущийся автомобиль может остановить её!
            - Значит, ты уже в порядке? – спросила Роза.
            Кейт улыбнулась. – В порядке, спасибо. Сейчас вот допью и пойду на работу. Спасибо.
            Роза села рядом и наклонилась к ней. – Та машина врезалась прямо в тебя. Ты умирала. Что случилось? Ты можешь мне рассказать.
            Кейт возмутилась: - Прости. Ты не могла бы немного отодвинуться? Мне нужно больше места.
            Роза показала на блузку Кейт. – Ты вся в крови. Ты должна была умереть.
            В карих глазах девушки было что-то внушающее доверие. Кейт сглотнула, жестокая мысль пришла ей в голову. Эти эмоции – слабость.
            Роза продолжила: - Я понимаю, каково это. Происходит нечто, что ты не можешь объяснить. Ты делаешь всё, лишь бы не думать об этом.
            - Как, говоришь, тебя зовут? – спросила Кейт, хотя помнила имя.
            - Роза. Роза Тайлер, - она протянула руку.
            Кейт сжала её. Крепко. – Отлично. А теперь, Роза Тайлер, проваливай. Хватит с меня на сегодня.
            Роза вздрогнула и убрала руку.

Фрэнк смотрел, как Доктор медленно проводит своей светящейся металлической трубочкой вдоль объекта, который он назвал бомбой. Потом Доктор глубоко вздохнул. В его глазах опять появился озорной огонёк. Он оглянулся на Фрэнка. – Есть смысл просить вас пойти домой?
            - Никакого, - ответил Фрэнк. Он показал на часть бомбы, где купол соприкасался с проржавевшей металлической решёткой, прикрытой металлическими пластинками. – Кажется, тут есть шарнир.
            Доктор улыбнулся. – Вы мне нравитесь, Фрэнк Опеншоу. Соображаете.
            Он направил конец трубочки на шарнир, а потом осторожно приподнял купол. Фрэнк подошёл ближе. Внутри он увидел мешанину проводов и электронных деталей. Казалось, что в центральной части чего-то не хватает - чего-то размером с футбольный мяч, что когда-то здесь находилось. Доктор протянул руку и достал щепотку пыли. Он потёр её между пальцами и сдул прочь.
            - Без признаков жизни, - произнёс он с видимым облегчением, но и с некоторой грустью, как показалось Фрэнку, словно вспоминая о прошлом.
            Фрэнк тихо фыркнул. – Бомба? В земле, которую не тревожили больше 2000 лет?
            Доктор стряхнул пыль с ладоней и улыбнулся. – Ладно, сообразительный Фрэнк Опеншоу, вы меня подловили. Это не совсем бомба, - он похлопал по корпусу. – Это всё, что осталось от самого ужасного создания во вселенной.
            - Я такого раньше не видел, - признался Фрэнк.
            - И вы даже не представляете, как вам повезло, - он присвистнул и показал большим пальцем через плечо. – А теперь, правда, уходите, - он вернулся к изучению предмета.
            Фрэнк не двинулся с места. Он обдумал слова Доктора. – Вы сказали «во вселенной».
            - И что такого? – спросил Доктор.
            - Никто не говорит «самое ужасное создание во вселенной». Если, конечно, он не сошёл с ума. А вы вроде бы не сумасшедший.
            Доктор нахмурился. – Идите домой, Фрэнк. Вам полагается выходной. Расслабьтесь, съешьте чипсов с сосисками, посмотрите «Головоломку». Возвращайтесь завтра.
            - Вы сказали «во вселенной», будто вы, не знаю, из космоса, - сказал Фрэнк, сам рассмеявшись над своими словами.
            Доктор прищурился: - Не говорите глупостей.
            Фрэнк показал на предмет. – И эта штука, возможно, тоже из космоса. А, судя по тому, что вы сказали о Нероне и пицце… вы будто бы там были, - он снова засмеялся, осознавая безумие своих предположений.
            Доктор снова нахмурился. На этот раз он промолчал.
            - Простите. Я вас расстроил? – спросил Фрэнк. Он знал, что его теория не может быть правдой.
            Доктор рассмеялся и хлопнул его по плечу. – Нет. Вы мне, действительно, очень нравитесь. – Он указал на объект. – Это – Далек. Нет, вернее, это был Далек. С планеты Скаро. Когда-то, да, самое ужасное создание во вселенной. Их создали для войны. Теперь они все мертвы. Это всего лишь оболочка, обломок прошлого. В жилетке бродяги и то больше жизни!
            Это был самый странный разговор в жизни Фрэнка. Доктор, очевидно, шутил, придумывая всё на ходу, но Фрэнк всё же решил поддержать тему. - Так что же их убило? – спросил он.
            - Я, - сказал Доктор. – Множество битв и одна решающая война, – он пнул основание Далека. – Больше бояться нечего.

- Я хочу, чтобы ты познакомилась с моим другом, - сказала Роза, последовав за Кейт, когда та вышла из кафе. – Он тебе поможет.
            Кейт вздохнула. – Спасибо за беспокойство, но у меня всё хорошо.
            Роза схватила её за плечо и развернула лицом к музейному окну. – Ты блондинка. Я видела тебя, когда ты выбежала на дорогу. Я запомнила твои рыжие кудрявые волосы, а теперь… посмотри!
            Кейт увидела своё отражение. Её волосы были прямыми и светлыми, как у какой-нибудь шведской супермодели. Она вздрогнула и отступила назад. Увиденное не укладывалось у неё в голове.
            - Кейт, пойдём к Доктору, - умоляла Роза.
            Кейт резко развернулась, почти не осознавая своих действий. Доктор! Тот самый Доктор!
            - Пойдём, - сказала Роза, осторожно беря её за руку. – Он сейчас где-то под называнием Кредитонская долина. Ты знаешь, где это?
            Кейт кивнула. На площадь выехал ещё один автобус. Она показала на него. – Туда ехать всего пять минут.
            - Не бойся. Он поймёт, что делать, - сказала Роза, ведя её к автобусной остановке.
            Пока они переходили через мирную деревенскую улицу, знакомую ей с детства, ужасные образы представали перед мысленным взором Кейт. Чужие воспоминания. Целые миры в огне, планеты, несущиеся сквозь пространство, как шары на бильярдном столе. Слово Доктор эхом звучало в её голове. Она увидела тёмный силуэт человека на фоне огня. Внутри неё всё стянуло узлом ярости, там угнездилось что-то злое, самоуверенное и резкое. Потом возобладала другая эмоция – страх.
            В голове закрутилось одно слово. Четыре его слога требовалось выкрикнуть громко и повторять вновь и вновь.
            Уничтожить!

5


Доктор ослабил крепления и осторожно, дюйм за дюймом, вытянул пушку Далека из корпуса.
            Фрэнк заметил капельки пота на его лбу. – А я думал, что он уже не опасен, - сказал он.
            - Сам по себе, нет, - согласился Доктор, держа оружие на вытянутых руках. – Но вам лучше знать, что может произойти, если какой-нибудь умник притащит его в лабораторию. И захочет выяснить, как оно работает. Человечество узнает секрет оружия Далеков. К среде вы все умрёте.
            Он аккуратно передал оружие в руки Фрэнка, закатал рукава и склонился над открытым корпусом, орудуя внутри своей металлической трубочкой.
            Фрэнк растерянно посмотрел на предмет в своих руках. Часть его не верила ни единому слову, сказанному Доктором. Но другая часть доверяла ему безоговорочно.
            Через несколько секунд Доктор поднял голову и сказал: - Фрэнк, вы ничего не спрашиваете. Обычно к этому моменту люди говорят: «Как там в космосе? Можно ли вернуться назад и спасти Кеннеди? Можно ли помешать себе познакомиться со своей женой?» И тому подобное.
            Фрэнк кивнул на Далека. – Он выглядит сложным. Не хочу вас отвлекать, - он улыбнулся. – И я люблю свою жену, - искренне признался он. – Если бы я мог вернуться и что-то изменить, я бы познакомился с нею на несколько лет раньше. Забавно, но она училась на третьем курсе Дарэмского университета, когда я был на первом, а встретились мы только спустя десять лет.
            Доктор выпрямился. – Вы необыкновенный человек. Так. Мне нужно попросить вас кое о чём, - он похлопал по Далеку. – Я разбираю его на части. Для большей безопасности унесите оружие подальше. Очень скоро сюда кто-нибудь явится и станет задавать вопросы, - он кивнул на пушку. – Они могут добраться до меня - не страшно, но никто не должен получить вот это. Положите его в сумку и заберите домой. Я зайду за ним сегодня вечером.
            Сумка Фрэнка из бледно-зелёной ткани была у него с 1970-ых. Он положил в неё оружие Далека рядом с газетой и контейнером с обедом.
            - Какой у вас почтовый индекс? – спросил Доктор.
            - WP4 2LN, - ответил Фрэнк.
            Доктор думал лишь секунду. – Редландс-роуд, Твайфорд?
            Фрэнк озадачился ещё больше, но, в конце концов, просто кивнул и улыбнулся. – Точно, номер 15. Ну, увидимся позже, - он направился к выходу.
            Он уже подходил к лифту, когда Доктор окликнул его. – Фрэнк, - тот обернулся. – С женой не получится. Это нарушение правил. Но… Я мог бы организовать просмотр падения Трои с безопасного расстояния.
            Фрэнк пожал плечами. Это похоже на игру «веришь - не веришь», решил он для себя. Доктор просто дурачился. – Спасибо, но мне и так хорошо, Доктор, - он зашёл в лифт и нажал кнопку «Наверх».

Кейт и Роза вышли из автобуса в месте, похожем на строительную площадку. За высокой проволочной оградой стояло несколько недостроенных многоэтажных зданий. Краны с разнообразными приспособлениями были расставлены по всей площадке, а между ними лежали груды строительных материалов. В нескольких сотнях метров виднелось море, лучистое и синее, что предвещало тёплый майский день. Охранник и группа молодых людей – видимо, студентов – собрались у строения в центре. Слышались громкие голоса.
Кейт показала на домик. – Это вход в бункер. Раньше сюда водили туристов, а потом решили всё застроить. - Пока она говорила, мимо прошагал мужчина средних лет с зелёной холщовой сумкой. Кейт с интересом посмотрела на него, сама не понимая почему. По коже словно пробежали мурашки.
Роза кивнула на галдящую толпу у коттеджа. – Ну, точно, Доктор внизу. Люди кричат. Пошли.
            Она повела Кейт через неровности площадки. Он дождались, когда охранник, стоящий среди студентов, отвернулся, и проскользнули в старое здание. Внутри обнаружился большой железный лифт с открытыми дверями. Они зашли в него, и Роза нажала кнопку для спуска вниз.
            Кейт посмотрела на Розу. – Думаю, я не против, что стала блондинкой.
            - Это не так уж и плохо, - поддержала Роза.
            - Натуральной блондинкой, - добавила Кейт.
            Это был обычный дружеский трёп, она всегда так разговаривала. Но внутри её разум разрывался от видений, которые она даже описать не могла. Она вспомнила, как её бывший парень – в процессе того, как он превращался в бывшего – говорил, что одним из её самых раздражающих свойств было то, что она всегда демонстрировала свои истинные чувства. Сегодня же притворство казалось таким захватывающим. Она могла бы сказать этой Розе всё что угодно, а потом, когда придёт время, когда Роза полностью доверится ей, она развернётся и уничтожит её!
            Лифт дёрнулся, и Роза выбежала в громадное помещение с котлованом. Худой мужчина в слегка помятом костюме склонился над чем-то у дальней стены. Роза бросилась к нему. – Доктор! Там на мозаике был…
            Мужчина развернулся, открывая то, что он рассматривал. Кейт почувствовала, как по её телу прокатилась дрожь. Мужчина совсем не был похож на тот тёмный силуэт в её видениях, но каким-то образом она понимала, что это тот же человек.
            А предмет, который он изучал… он придавал ей сил, звал её. Ей хотелось побежать к нему, обнять, но она знала, что Доктор опасен. Ей придётся играть эту роль с великой хитростью.
            Роза резко остановилась, увидев его. – Это невозможно. Они все погибли.
            Доктор подошёл к ней и взял за руку. – Да, они все погибли. Даже этот. Умер. Как и остальные.
            Кейт поняла, что должна что-то сказать. – Что это? – спросила она, пытаясь выглядеть как можно проще и глупее.
            Доктор посмотрел на неё. – О, здорово, опять вопросы. Так и знал, что долго это не продлится, - он повернулся к Розе. – Кто это?
            Роза не могла оторвать взгляда от предмета. – Уверен, что он мёртв?
            - А ты? – тихо спросил он. – Ты заглянула в воронку времени. Ты воспользовалась её силой. Ты уничтожила их всех. Ты ведь не хочешь сказать, что кого-то пропустила?
            Роза моргнула, словно пытаясь вспомнить что-то спрятанное от неё. Потом она улыбнулась. – Нет, я никого не пропустила. И я не жалею о том, что сделала.
            - Итак, - продолжил Доктор. – Твоя подруга…
            Он кивнул Кейт, та кивнула ему в ответ. Часть её, которая всё ещё была Кейт, подумала, что он довольно симпатичный.
            - Да, - сказала Роза. – Её зовут Кейт. И есть кое-что ещё. Что-то очень странное произошло с ней.
            Доктор кивнул. – Приятно познакомиться, Кейт, - потом он опять повернулся к Розе, забыв про неё. – Роза, у меня единственная возможность это сделать. Я должен разобрать его до последнего винтика, а потом куда-нибудь его закинем. Есть одна миленькая чёрная дыра в галактике Каста Пицеллус, которая для этого отлично подойдёт. Не могу рисковать и брать его на борт ТАРДИС в собранном виде.
            - Но он ведь мёртв, разве нет? – уточнила Роза.
            - Есть одна старая поговорка, - сказал Доктор, - которой примерно 4000 лет: «Никогда не поворачивайся спиной к мёртвому Далеку». В корпусе уйма ловушек. Есть крохотный шанс, что в оболочке сохранился вирус. Он может заблокировать энергосистемы ТАРДИС.
            - В смысле, ожить?
            - Нет, но он может захватить компьютер ТАРДИС. Как мерзкий компьютерный вирус. Меньше одного шанса на триллион. Но с нашим-то везением, стоит ли рисковать?
            Роза оглянулась на Кейт. – Но…
            - Пожалуйста. Пять минут и я закончу. Что может быть важнее этого?
            Он вернулся к этой штуке – Далек, он назвал его. Кейт никогда раньше не слышала этого слова, но оно вызвало глубокое чувство удовлетворения в её новом странном разуме.
            Пока Доктор водил длинной металлической трубочкой внутри корпуса, болтая с Розой, Кейт медленно зашла с другой стороны. Она изобразила на лице невинное любопытство.
            - Наверное, разбился и сгорел тысячи лет назад, удирая с Войны Времени, - говорил Доктор. – Римляне его откопали и выставили в своей деревне напоказ. Антиквариат, о котором можно побеседовать за ужином. «Передай-ка мне виноград, Маркус, и взгляни, что у меня есть». Потом его бросили тут. А сегодня снова откопали.
            - Разве компьютерный вирус или вообще что-то способно пережить такое? – спросила Роза.
            - Возможно, всё стёрлось, когда он потерпел крушение, - сказал Доктор. – Но я знаю Далеков. У них всегда, всегда есть что-то, о чём ты раньше не знал…
            Он поднял голову и увидел, как Кейт тянется рукой внутрь корпуса и прикасается к спутанному клубку проводов.
            Крохотные светящиеся нити, похожие на сверкающие зелёные молнии, стекали с кончиков её пальце внутрь Далека.

6


Доктор наклонил голову и ринулся на Кейт, словно бык, сбивая её с ног.
            Роза уставилась на корпус Далека, инстинктивно отходя назад. Слабое зеленоватое свечение осталось, наполняя пустое пространство в центре. - Что она сделала?
            Доктор поднялся на ноги и со всей силы хлопнул себя ладонью по лбу. - Ну, почему я тебя не выслушал? Рассказывай мне всё!
            Роза с беспокойством в голосе вкратце поведала ему историю невероятного исцеления Кейт после аварии, не отрывая взгляда от затухающего мерцания внутри Далека.
            Кейт трясло от страха. Доктор осторожно взял её за руку и осмотрел пальцы. – Статическое электричество! Внутри неё какая-то энергия Далеков.
            - Но она ведь человек, - сказала Роза.
            - Они созданы для войны. Изобретают новый вид оружия каждый день. Она попыталась заставить механизмы в корпусе снова заработать. Даже без Далека внутри оболочка опасна. Она может действовать на автомате, как курица с отрубленной головой.
            Кейт моргнула и с удивлением огляделась. – Что со мной случилось? – наконец произнесла она.
            - С тобой всё будет хорошо, - успокоил её Доктор, но этой его уверенности Роза уже научилась не очень доверять. – Она – новое оружие.
            - Но как? – Роза показала на Далека. – Он мёртв!
            Доктор задумался. – А что если, когда он умирал, он успел что-то передать, какую-то генетическую информацию? Не забывай, что Далеки ненавидят человеческую расу. Они испытывают отвращение ко всем прочим существам. Зачем им вообще рассматривать возможность смешения своей расы с другой? Никаких смешанных браков для Далеков, - он потряс головой. – Возможно, они  внедрили далек-фактор в человеческую расу или попытались это сделать. Зачем? – он взглянул на Кейт. – А тысячи лет спустя этот отпечаток по-прежнему здесь, захороненный в её генах. Что-то запустило его сегодня, и она получила силу, ум и возможность исцелить себя.
            Доктор помог Кейт встать и отвёл её подальше от Далека.
            Розу посетила ещё одна ужасающая мысль. – Далек-фактор, - прошептала она. – Он может быть и во мне? И во всех?
            - Нет. Скорее всего, это случайность. Каков бы ни был план, он не удался. Далек погиб. Внедрение информации не прошло.
            - Откуда тебе знать?
            - Если бы они распространили далек-фактор на всё человечество, то я бы, наверное, заметил, - он осторожно подвёл Кейт к Розе. – Нужно увести её отсюда, и подальше. Разберусь с этим позже. Найду способ. Чем дальше она окажется отсюда, тем безопаснее для неё. Как, ты сказала, её зовут?
            - Кейт Йетс.
            - Жестокие родители и далек-фактор. Не повезло девчонке. Идите.
            Роза обняла Кейт за талию и повела к лифту, стремясь уйти побыстрее.

Доктор опять повернулся к корпусу Далека. Зелёные искры погасли.
            Внутренняя электроника сильно пострадала от воздействия времени. Маловероятно, что Кейт удалось бы вернуть её в жизни, но лучше в этом удостовериться.
            Он остановился, обдумывая свой следующий шаг. Через минуту он поднял звуковую отвертку и заглянул внутрь.
            На него смотрел склизкий зелёный глаз. Только что сформированный Далек, меньше, чем взрослая особь, уже тянулся своими щупальцами к соединениям.
            Доктор отпрыгнул назад. – Нет, - выдохнул он, слегка пошатнувшись. – Нет. Это невозможно…
          На секунду он засомневался. Он понимал, что должен его убить – и убить немедленно. Сумеет ли он?
            Корпус захлопнулся с оглушительным лязгом.
            Окуляр на конце глазного отростка открылся, засветившись ярко-синим цветом.
            Рука-присоска начала вращаться. Основание развернулось, освобождаясь от засыпавшей его почвы. Из-за решётки на корпусе раздался хрип: - Ааааа
Страницы:

1 2 3





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Натусик о книге: Маргерит Кэй - Повеса с ледяным сердцем
    Оценка 4 (1О)


    Скучный и не интересный роман.

  • Irinazlata11122014 о книге: Кир Лирик - Пешки богов. Демонёнок
    Очень понравилось, жду продолжения

  • inneska12 о книге: Карина Рейн - Наглец
    Вообще что зря. И эта книга в платном доступе на литмире. Как за это ещё и деньги платить? Читала по диагонали,автор в каждую книгу попыталась впихнуть невпихуемое. Героиня описывалась вначале как какой-то то герой противостоящий в борьбе за место под солнцем.но я так и не поняла кому она что доказывала.
    Диалогов по минимуму,иногда читаешь и не понять о чем.

  • DaLadno о книге: Алисия Эванс - Сбежавшая игрушка
    У меня сложилось впечатление,что автор с каким-то извращенным удовольствием описывает сцену жестокого изнасилования.Подсознательное по Фрейду?Дальше все серо и уныло,со слабыми попытками оживить сюжет высосанными из пальца проблемками.И еще: изнасилованная "тургеневская" девушка не будет через три года,простите,писать кипятком от малознакомого мужчины.Даже для сказки это слишком!

  • taiko о книге: Юлия Рапат - Ищу мужа. Хорошего. Срочно!
    Привлек анонс про необычный стиль автора. Увы, необычность только в том, что на то, как героиня проснулась, ушел целый абзац. Куча лишних слов, которые вроде как должны сделать повествование юморным, а на самом деле - растягивают текст, сводя на нет все усилия автора.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.