Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50363
Книг: 124876
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Каменнная Роза»

    
размер шрифта:AAA

Жаклин Райнер
Каменная Роза

Пролог

Роза аккуратно опустила три фунта в большую коробку у входа в Британский музей.
Мать упрекнула её. – Для чего ты это сделала? Тебе не обязательно было платить.
– Это пожертвование, – указала Роза на коробку. – Они предлагают тебе сделать то же самое.
Джеки подняла глаза на огромный куполообразный потолок. – Так делают только те люди, которых не притащили сюда против их воли в воскресное утро.
Усмехнувшись, Роза переглянулась с Микки. – Тебе не обязательно было приходить сюда, мама.
Джеки откинула свои длинные светлые волосы назад. – Думаешь, мне очень хотелось идти сюда? "Это сюрприз", сказал Микки. "Пошли и увидишь", сказал Микки. "Ты просто не поверишь". Знаешь, исходя из тех вещей, что я видела, не могу представить, чему я не могу поверить, но...
– Ты права, – перебила её Роза. – Я, правда, не думала, что ты останешься дома. Пойдём.
Микки прошел вперёд, а Роза огляделась в поисках четвёртого члена их компании, но Доктор уже исчез в одной из галерей.
Пожав плечами, девушка пошла за Микки.
На этот раз Микки был очень рад встрече с Розой, больше, чем обычно. Все потому что у него был сюрприз. Огромный сюрприз. Невероятный сюрприз. И они направлялись к нему.
Они прошли мимо мраморного льва, глядящего во двор пустыми печальными глазами.
– Он такой грустный, – сказала Роза.
– Думаю, ты тоже была бы грустной, если бы застряла в музее примерно на... – Джеки нагнулась к маленькой дощечке внизу статуи и прочла. – Примерно на 2,5 тысячи лет.
Роза умолчала тот момент, что 2,5 тысячи лет назад музея здесь не было. Её мама всё равно это знала. Но девушка поняла, что имела в виду Джеки. Внезапно на неё нахлынула волна жалости к статуе, окаменевшей по прихоти скульптора более двух тысячелетий назад.
Джеки до сих пор смотрела на льва. – Две с половиной тысячи, – повторила она. – Даже старше, чем Он.
– Он, – Роза знала, что её мать говорит о Докторе.
– Почему у него нет морщин? В смысле, спустя столько лет, даже меняя тела, надо с кожей что-то делать. Свободные радикалы или что-то в этом роде. Держу пари, что наша планета не самая загрязнённая. Узнай-ка, чем он пользуется. Он мог бы заработать на этом целое состояние.
– Мы говорим о Докторе, не о папе, – Роза закатила глаза. – Он не коммерсант.
Микки махнул им рукой, и, покинув статую, они двинулись дальше. В Египетском зале стоял Доктор, рассматривая Розеттский камень – Помню, помню, – он помахал им рукой, когда они подошли. – Я там был, только-только пустил в ход свой англо-египетский словарь, но тут пришли солдаты Наполеона... Аж фундамент из-под рынка вылетел!
– Ну вот. Не коммерсант, – сказала Роза. – Говорила же. – Она махнула рукой, и все, обогнув угол, двинулись дальше.
Микки знал, куда идти. Он уже успел выучить дорогу наизусть.
Они прошли мимо ряда римских каменных бюстов, сотни пустых глаз следили за ними. Затем они прошли саркофаги и огромную каменную ногу, казавшуюся слишком уж смешной, чтобы находиться в таком серьезном месте как музей.
Затем они подошли к ряду статуй, статуй людей. Некоторые были без головы, некоторые без рук, но все они гордо сияли белизной, несмотря на все их несчастья.
Микки остановился. – Ну вот, – сказал он. Он довольно улыбался, как пёс, который принес палку и ждет похвалы.
Роза взглянула на скульптуру – это была мраморная статуя жрицы в вуали. Довольно милая, но не превосходная.
Тут Джеки ахнула. – Господи. Не верю своим глазам!
Роза переместила взгляд на следующую скульптуру. И тоже ахнула.
Там стояла совершеннейшая каменная копия её самой – Розы Тайлер.
И, согласно подписи, ей было примерно 2000 лет.

1

 Как только Роза пришла в себя после того, как увидела свою собственную статую в Британском музее, она оживилась. – Это же замечательно! – воскликнула она, – понимаете, что это означает? Мы должны побывать в... – она взглянула на табличку, – Риме, во втором веке! Это же замечательно!
– Да уж, – послышался голос позади, – напоминает мне о девушке, которую я когда-то знал. Интересно, что сейчас с ней? – Доктор подошёл к ним и одарил Розу улыбкой, которая смогла бы растопить даже мраморную статую. Роза улыбнулась в ответ.
Джеки внимательно читала табличку под статуей. – Смотрите, здесь сказано, что это статуя богини Фортуны. Только не говорите мне, что я родила от бога.
– Фортуна, Римская богиня удачи, – сказал ей Доктор. – Изображалась с рогом изобилия.
– Да, здесь так и сказано, – сказала Джеки.
Доктор выглядел удивлённым.
Статуя Розы действительно одной рукой держала рог изобилия, из которого каменным фонтаном били фрукты и цветы. Вторая же рука заканчивалась вполне неожиданно – на запястье. Роза уставилась на свои две руки. – Надеюсь, её лепили не с натуры, – сказала она. – Могу сказать лишь то, что у неё твои серьги, – сообщила Джеки.
Роза сняла одну серёжку для сравнения. Плоский диск с волнами, исходящими из маленького цветка в центре. Она поднесла её к уху статуи. Серьги были идентичны, вплоть до цветочка. – Невероятно, – сказала она. – До детальки.
Роза положила настоящую серьгу в карман своей куртки и улыбнулась. – Сдается мне, что в моём будущем я буду позировать скульптору! Мне всегда это нравилось.
Микки нахмурился. – Когда мой друг Вик попросил тебя позировать ему, ты отказала.
Роза вздохнула. – Да, но лежать на овчине в одном нижнем белье, пока твой дружок Вик будет щёлкать фотоаппаратом совсем не то, что позировать древнему римлянину в качестве богини.
Доктор тем временем надел очки и осматривал запястье статуи. – Хмм, – сказал он.
– Что не так? – спросила Роза.
– У статуи твоё кольцо.
Роза взглянула на свою правую руку. – Если на ней мои серёжки, то почему бы нет?
Доктор нахмурился. – Чаще всего торс делали отдельно – что-то типа серийного производства – а затем просто прикрепляли голову. Очевидно, что скульптор был столь влюблён в твою фигуру, что всю тебя высекал сам.
– Это так сложно понять? – Роза приподняла бровь.
Доктор повернулся к ней и одарил её обезоруживающей улыбкой. – Уверен, что нет.
Роза с трудом оторвалась от своего каменного двойника – Доктор заметил, что если они проторчат здесь вечность, эту скульптуру никогда не сделают и их всех поглотит гигантский парадокс. Она позволила увести её от статуи. Компания опять прошла мимо большой ноги, – О, виноват, – прокомментировал Доктор. – Всё, что осталось от Огра с Хифора-3. Жизненная форма, основанная на силиконе. Я его победил, должно быть в 200 году нашей эры, плюс-минус. Я ему: "Вот так, злобный огр!" А он мне: "Ха, ха, тебе меня не победить!" А я ему: "Не будь так уверен в этом..."
– Здесь сказано, что нога от большой античной статуи, – поспешил сменить тему Микки.
– Ну да, здесь можно что угодно написать, – отмахнулся Доктор.
Они опять потеряли Доктора в Египетском зале, и Джеки решила уйти, чтобы купить открытку с изображением её каменной дочери. Роза и Микки остались ждать у входа.
– Как ты нашёл её? – поинтересовалась Роза после нескольких секунд полного молчания. – Ты же не так часто сюда заходишь, да?
Микки смутился, уставившись в пол.
Глаза Розы расширились. – Что? Всё ведь не так плохо, да? Ты же не крал ничего? Ты флиртовал с одной из продавщиц в магазине подарков и не хочешь мне об этом говорить?
Он помотал головой, но все равно выглядел очень смущенным.
Затем Микки выпрямил спину, стараясь выглядеть хоть как-то гордо. – Ну... Я занимался всей этой добровольщиной... Ну, знаешь, дети...
Роза весело рассмеялась. – Это же прекрасно!
Пожав плечами, он снова смутился. – Ну, ты же, например, творишь добро во всей вселенной – и я подумал, что если я сделаю что-то хорошее здесь? Вот и всё.
Доктор направлялся к ним. – Не говори ему, – прошептал Микки.
Роза сердито вздохнула. – Да, так как быть добрым не круто, да? – она чмокнула его в щёку. – Дурачок.
Джеки присоединилась к ним – её операция "Добыть открытку" провалилась – и все четверо вышли из музея навстречу яркому солнцу.
– Ну, всё, пока. Удачи, – сказал Доктор, протягивая Микки руку.
– Вы что, уже уходите? Едва позволил мне поздороваться с единственной дочерью, а уже тащишь её обратно! – пожаловалась Джеки, уперев руки в бёдра.
– Мы были бы рады остаться, – сказал Доктор как-то неискренне, положив руку на плечо Розы. – Рады. Рады. Просто очень рады. Но боюсь, нам надо спешить. У нас свидание.
– Правда? – удивилась Роза.
– Я думал это очевидно, – сказал Доктор. – Мы с тобой собирались в Древний Рим.
– Удачи! – прокричала Джеки им вслед. – Видала я этот Рим по телику! Просто береги себя, малышка.
Роза рассмеялась. – Не волнуйся, я буду осторожна.
Роза чуть не упала в комнате управления – ТАРДИС как всегда очень сильно качало. Доктор в это время носился вокруг самой панели – нажимал кнопочку там, поворачивал рычажок здесь, и так далее.
Роза нерешительно шагнула вперёд, так как машина времени, кажется, собиралась садиться. Это время следовало переждать, но ТАРДИС уже качнуло в другую сторону. Простыня, перекинутая через плечо Розы, слетела на пол. Но она, по крайней мере, смягчила последующее падение Розы.
– Мы найдём, где переночевать, – сказал Доктор, глядя на Розу, всё ещё лежавшую на полу. – Не надо тащить с собой постельное бельё.
– Я собираюсь надеть её, а не спать на ней, – объяснила Роза. Она вздохнула. – Я была как-то раз на вечеринке в тогах, но мне сходу не вспомнить, как обернуть эту штуку вокруг себя.
Доктор улыбнулся. – Хорошенькие девушки не носят тоги.
– Правда?
– Ну да. А если и носят, то уж точно на тоге нет изображения Винни-Пуха.
Роза пригляделась к простыне. В одном углу был вышит Винни-Пух, который ел мёд, и Пятачок, сидевший рядом. – Я не заметила, – сказала она. – Но у тебя милые простыни. Ну, знаешь, на случай, если на корабле окажется младенец. Так что я там должна носить, о, римский бог моды?
Он указал рукой в неопределенном направлении. – Там должно быть что-нибудь. Поищи на "Р" – Рим. Или на "А" – Античность.
– А ты? – поинтересовалась Роза. – На "В" – Выпендрёжник?
На Докторе был костюм 21 века, синяя рубашка и кеды – уж точно не подходящие к античному миру.
– Я что-нибудь подыщу, – сказал он, склоняясь к какой-то шкале.
ТАРДИС опять качнуло, и Роза полетела к дверям. Простыня полетела вслед за ней. – Думаю, будет лучше, если ты как-нибудь починишь в ТАРДИС стабилизаторы, – посоветовала Роза.
– Моряки и не то переживают! – парировал он, в подтверждение изобразив несколько движений хорнпайпа.
Роза простонала. – Ну, да, после рюмки рома меня бы тоже так заносило! – она опять пошатнулась.
ТАРДИС окончательно приземлилась. Роза надела длинное бледно-голубое платье и платок, полностью скрывавший её волосы. На Докторе же была белоснежная туника до колен, а звуковая отвёртка нелепо высовывалась из-за пояса.
– Надеюсь, мы в Древнем Риме, – сказала Роза. – Тебя просто убьют, если увидят в таком наряде в нашем районе.
– Уверен, что ты меня спасёшь, – ответил Доктор.
Он распахнул двери, и они вышли. Первый шаг в другой мир всегда был незабываемым, сколько бы они не путешествовали.
Они оказались в городе, прямо за большим домом. Небо было холодно-голубым, из чего следовало, что стояла весна или ранняя осень.
Доктор вгляделся в небо. – Ага! Видишь? – он указал на огромную колонну с человеческой фигурой наверху, чуть виднеющуюся над крышами. – Колонна Траяна. Определённо Рим.
– Фу, ну и вонь, – Роза поморщилась. Сделав один шаг, она тут же попала ногой в глубокую лужу. – Только взгляни на эти улицы – здесь же потоп! Это Рим или Венеция?
Доктор посмотрел на её ноги и приподнял бровь. – Во всяком случае, это объясняет вонь.
Роза нахмурилась. – Что ты... – она вдруг поняла. – О, нет. Нет, нет, нет. Я думала, что римляне изобрели канализацию и водостоки.
– Ну да, – согласился Доктор. – Но, похоже, мы приземлились не в лучшей части города.
– Совсем не в лучшей! – воскликнула Роза. В тот же момент невдалеке послышался крик.
Оба сразу же бросились бежать.
Три молодых человека окружили седого бородатого старика. Он лежал на земле и смотрел на них со страхом.
– Эй! – крикнула Роза. – Отстаньте от него.
Парни даже не оглянулись на её голос.
– Помогите! – вскричал старик. – Пожалуйста, помогите мне!
– Просто отдай нам деньги, дедуля. Делай, что мы говорим, и всё будет хорошо, – сказал человек, державший нож в руках.
– Э-э-э, господа, прошу меня извинить, – сказал Доктор вежливо, направляясь к ним.
На этот раз они обернулись, и Роза воспользовалась их замешательством. Перед ней стояло несколько больших глиняных кувшинов, и через несколько мгновений один из них полетел прямо в парня с ножом. Доктор подошел к нему и забрал у него оружие, в то время как еще несколько кувшинов попали в остальных двух мужчин. Вскоре, все трое уносили ноги, по пути стряхивая с себя осколки кувшинов.
– Ха! – крикнула Роза им вслед. Доктор помог старику подняться на ноги. Он был слегка ошеломлён произошедшим.
– Спасибо вам огромное, – слабо сказал он. – Гней Фабий Грацилис к вашим услугам.
Дальнейшее знакомство было прервано распахнувшейся дверью дома. Разозлённый мужчина смотрел на осколки кувшинов у своих ног. – Что вы сделали с моими амфорами?
– Эээ, это были они! – соврала Роза, указывая в направлении убежавших парней.
Мужчина побежал вслед за ними, в то время как Доктор и Роза спешно ретировались в другом направлении, поддерживая Грацилиса. – Вы в порядке? – спросила Роза, когда они были на безопасном расстоянии. – Эти парни вас ранили?
Мужчина помотал головой – но даже это малейшее усилие вывело его из равновесия.
Доктор подхватил его. – Упс! Постойте, постойте. Мне совсем не кажется, что вы в порядке. Вы ранены?
– Нет, нет, – поспешно ответил Грацилис. – Просто беспокоюсь... Да, и голова немного кружится.
Доктор нахмурился. – Правда? Помните, какое сегодня число?
– Ну, я не настолько слаб, чтобы не знать даже этого, – усмехнулся мужчина. – Сегодня мартовские иды.
Роза чуть не поперхнулась. – Да вы шутите!
Грацилис тоже был слегка изумлён. – Я что, не прав? У меня, наверное, горячка?
Доктор неодобрительно посмотрел на Розу, но затем ободряюще улыбнулся Грацилису. – Нет, конечно, нет, вы правы. Полагаю, вы знаете, какой год сейчас?
– Год? – недоверчиво переспросил мужчина. – Конечно, знаю. Правда, не стоит беспокоиться, я в порядке, не волнуйтесь. Спасибо вам за чудеснейшее спасение, но нет нужды беспокоиться.
– Конечно же! Вы в порядке, – подтвердил Доктор, похлопывая Грацилиса по спине. Одними губами он сказал Розе "Стоило попытаться", а затем "Разберёмся позже". – Вы в полном здравии! Прекрасно. Но, скажите, когда вы в последний раз ели?
Грацилис задумался. – Даже не знаю. Может вчера. Или позавчера.
– Так что, прежде чем куда-нибудь идти, вы должны хотя бы перекусить. Пойдёмте.
– Может нам лучше поостеречься? – весело сказала Роза. – Ну, знаете, эмм... отравленной еды?
Доктор опять нахмурился.
– Ладно-ладно, идём есть, – сдалась она. – Но, может, найдем район посимпатичнее?
Грацилис опять помотал головой. – Нет, нет, нет. У меня нет на это времени! Я должен продолжить поиски!
Доктор был добр, но строг, прямо как настоящий доктор. – Питание и отдых. Вы никуда не пойдёте, пока это не выполните. И ещё, мы с Розой очень любим что-нибудь поискать, не так ли Роза?
– Обожаем, – ответила та.
– Так что давайте вы расскажете нам, что вы ищете – и мы найдём это. Договорились?
– Эээ... – сказал Грацилис. Но Доктор уже схватил его руку и пожал её. – Договорились.
В центре города народу было намного больше. – Прямо как Оксфорд-стрит на Рождество! – на одном дыхании произнесла Роза, после того, как уже одиннадцатый человек толкнул её.
– Население Рима – один миллион, – сказал Доктор.
– Правда? – удивилась Роза.
– Ага, – он стал считать прохожих. – Один, два, три...
– Ладно, я тебе верю. Но иногда мне кажется, что все они движутся на нас! – Роза отпрыгнула от ещё одного человека, чуть не сбившего её с ног. – И они все пьяные!
– Сегодня фестиваль, – пояснил Доктор.
– Ух, ты! А нам везёт!
Доктор покачал головой. – Меня бы удивило, если бы фестиваля не было. У римлян практически каждый день праздник чего-нибудь.
Роза улыбнулась. – А им везёт!
В конце концов, Доктор направился к тому, что Роза назвала бы маленькой кафешкой, только с причудливым латинским названием. Большинство посетителей кафе брали еду на вынос, но было и несколько столиков для тех, кто хотел поесть внутри.
– Похоже на Старбакс, – заметила Роза. Доктор сходил за фруктовыми пирожными и тремя кружками ароматного вина – которое на самом деле оказалось вареным виноградом с гвоздикой – а Роза усадила Грацилиса на скамейку.
Роза не осознавала, каким бледным был мужчина, пока не увидела, как с каждым глотком вина его щёки окрашиваются румянцем. – Спасибо, – сказал он им уже наверно в тридцатый раз. – Как я могу отплатить вам? Вы должны позволить отблагодарить вас, – он начал открывать мешочек на поясе – зазвенели монетки.
– О, нет, мы не принимаем наград, – сказал Доктор.
– Правда, нам просто нравится помогать, – уверила Роза Грацилиса, увидев удивление на его лице. – Итак, что там вы ищете?
Старик опять побледнел, и Роза встревожилась не на шутку. Но он глубоко вздохнул, и его лицо вновь стало нормальным. – Мой сын, – сказал он. – Мой прекрасный умный сын, Оптатус. Он пропал. Мальчику – следовало бы сказать, мужчине – всего шестнадцать!
– И вы полагаете, что он в Риме? – спросила Роза.
Грацилис вздохнул. – Я не знаю. Я с семьей живу в особняке за городом. Я обыскал всё вокруг. Сразу же я подумал о Риме – ну, вы знаете, каковы мальчишки. Но я искал, спрашивал людей, но ничего не нашел. Даже никакого следа.
Владелец кафе, полный мужчина с пятнами от еды на одежде, даже не скрывал, что подслушивал их разговор. – Я знаю, как помочь вам, – вдруг вмешался он.
Грацилис аж привстал со стула. – Вы можете помочь мне найти моего сына?
– Ну... нет, – замялся мужчина. – Не найти, – Грацилис присел обратно. Но я знаю, кто может вам помочь.
Он вышел из-за стойки и сел на скамью рядом с Розой. Ужасный запах рыбы от него не перебивался даже благоуханием вина, и девушка старалась не чихнуть.
– Ну, выкладывайте, – попросил Доктор.
Мужчина шмыгнул носом. – Есть одна девочка, говорят, она видит будущее, просто глядя на звёзды.
– Астролог? – спросил Грацилис.
– Предсказательница, – ответил толстяк. – Я слышал, как она предсказала, что Пантеон перестроят. И это случилось!
– Это еще ничего, – сказал с набитым ртом покупатель из дальнего угла, – Она сказала мне, что я поссорюсь со своей женой – и это случилось!
– Ну да, – ответил толстяк, – просто не надо было знакомиться с девушкой прямо на глазах своей жены! Я бы тоже такое предсказал. Но я ещё слышал, что она предсказала крах Империи буквально через несколько веков. Я даже подумываю о переезде, чтобы оказаться подальше от передряг.
– Хватит молоть чепуху! – воскликнула Роза. – Кого вы пытаетесь разыграть? Астрология – это просто развлечение. Не больше.
– Знал, что ты так скажешь, – сказал Доктор. – Типичный Телец.
Роза приподняла бровь. – Только не говори, что сам веришь во всю эту... – но Доктор шикнул на неё – Грацилис вскочил со стула.
– Скажи мне, где эта знаменитая женщина? Как я могу её найти?
Владелец кафе дал чёткие указания, и Роза с Доктором встали и приготовились уходить.
Грацилис обратился к ним. – Друзья мои, я премного благодарен вам за помощь, и буду рад оказать гостеприимство, если вам случится проехать мимо моего поместья, но не стану более вас задерживать.
– Да вы шутите, – воскликнул Доктор. – Мы не собираемся упускать такой замечательный шанс – увидеть предсказательницу, не так ли, Роза?
Она улыбнулась в ответ. – Ни за что.

2

 Доктор, Роза и Грацилис отправились в Виа Лата. Они прошли мимо самой колонны Траяна, пронзающей небо. Вблизи она выглядела более внушительно – мраморные пластины спиралью уходили ввысь, основание же колонны было огромно ("В ней покоится прах Траяна", – шепнул Доктор). Розе пришлось вытянуть шею, чтобы лучше разглядеть статую императора, стоящую на вершине, на высоте примерно 30 метров. Наверху также была смотровая площадка. Доктор очень хотел забраться и туда, но Грацилис поторопил его – у них были дела.
В конце концов, они пришли к месту, о котором им рассказал владелец кафе. Небольшое многоэтажное здание ничем не отличалось от других, стоящих по соседству. Здесь было не так уж чисто, но, несомненно, лучше, чем в районе, где приземлилась ТАРДИС. Это место чем-то походило на Пауэлл эстейт – несколько домов стояли вокруг небольшого дворика, а на цокольном этаже располагались магазины. Только продавали, в основном, оливковое масло и посуду, а не сигареты и китайскую еду.
Вся компания поднялась по лестнице, и Доктор постучал в дверь.
Через мгновение дверь им открыл узкоглазый мужчина в грязной тунике. – Ну? Чего вам надо?
Доктор улыбнулся ему. – Мы хотели бы увидеть молодую особу, живущую здесь. Ну, провидицу? Астролога?
Выражение лица мужчины тут же изменилось. Подобострастно, он открыл перед ними дверь, приглашая пройти внутрь.
– Проходите, проходите. Позвольте представиться. Моё имя Балбус, и вы сейчас увидите ту, что читает по звёздам и планетам! Она даже знает будущее. Вы можете посетить её за небольшую плату.
– Позолоти ручку, – пробормотала Роза. – Мир не меняется.
Она ждала, что Грацилис начнёт торговаться, но он был слишком взволнован. Без возражений, он отдал деньги.
Мужчина провёл их в комнату, в углу которой сидел человек. – К тебе посетители, Ванесса, – сказал он, потирая руки. – Расскажи им всё, что они захотят.
Фигура пошевелилась, и провидица приподняла голову. Роза смутилась – ещё бы, она ожидала увидеть типичную ярмарочную цыганку, предсказывающую будущее путешественникам и мореплавателям. Но перед ней была девочка – худенькая темнокожая девочка со страхом в глазах.
– Да, господин.
Роза ошарашено повернулась к Доктору. – Она рабыня, – произнёс он одними губами.
Грацилис присел напротив девочки. – Ты должна сказать мне, где мой сын! Я скажу тебе место, дату рождения и всё, что только тебе понадобится, – умолял он.
Девочка выглядела испуганной.
– Отвечай на вопросы, Ванесса, – сказал её хозяин, ухмыляясь как волк.
Девочка тихо начала задавать Грацилису вопросы об Оптатусе. Затем, она приступила к вычислениям. Розе все эти цифры ни о чём не говорили – она никогда особо не разбиралась в математике, а уж тем более, вверх тормашками – но она заметила, что Доктор удивлённо смотрит на вычисления девочки. Он, не моргая, уставился на числа, а затем, помотав головой, повернулся к Грацилису.
Он же покорно ждал ответа провидицы. Розе стало жаль его – не только потому, что его сын пропал, а потому, что он почти отчаялся найти его. Девочка понравилась Розе, но она не могла сказать то же про её господина. Он играл на слабостях людей. Ванесса тем временем всё считала и считала, но вряд ли место и дата рождения человека могли дать ей информацию о его местонахождении 16 лет спустя.
Улыбка Балбуса стала ещё более натянутой. – Отвечай, – повторил он.
– Да ладно, пусть считает, – сказал ему Доктор. – За две минуты не просчитаешь все движения планет.
Девочка с благодарностью посмотрела на Доктора и принялась строчить дальше. Тут Роза поняла: девочка старалась выиграть время! Конечно же, она не могла дать Грацилису правильный ответ, поэтому она раздумывала над тем, что ему сказать.
Похоже, Доктор тоже это понял. Он присел напротив девочки. – Я не хочу подвергать твои способности сомнению, но мне кажется, что тебе трудно работать со столь малым количеством информации. Тебе нужно знать больше об Оптатусе. И, держу пари, тебе нужно увидеть место, откуда он пропал.
Она отчаянно кивнула в ответ. – Да, да, мне нужно увидеть место, где он пропал.
– Ну, я уверен, что твой... – Доктор замялся, не зная, какое слово лучше использовать, – господин не будет возражать против нашей с тобой прогулки. Не будет, по столь серьезному поводу.
Странно, но хозяин Ванессы запротестовал. – Боюсь, что я не могу вам этого позволить, так как... – он замолчал, не зная, что сказать.
Грацилис ударил по столу кулаком, заставив чернильницу подпрыгнуть и опрокинуться на вычисления девочки. – Тогда я куплю её! – возразил он. – Поймите, она – моя единственная надежда.
– Ну, а как же мой заработок? В смысле, – подобострастная улыбка вновь пошла в ход, – а как же мой священный долг? Защищать её?
– О, не волнуйся, мы защитим её, – живо сказал Доктор. – Грацилис обеспеченный человек. Думаю, вы придёте к компромиссу.
Балбус пожал плечами. – Скоро Квинкватрии (в Древнем Риме праздник в честь Марса и особенно Минервы, с 19 по 23 марта; прим. пер.). Женщины, туристы любят послушать про своё будущее. Без Ванессы я потеряю много денег...
Роза возмущённо выслушивала всё это – человека продавали так же, как и стол, или сумку, или куртку!
Ванесса же не выглядела испуганной, напротив, она казалась счастливой, не веря своей удаче. Здесь её жизнь нельзя было назвать мёдом, но у Грацилиса всё могло бы сложиться по-другому...
В конце концов, переговоры закончились, Грацилис, Доктор и Роза с Ванессой вышли на улицу.
– Ну, что теперь? – спросила Роза.
– Как я и сказал, – ответил Доктор. – Думаю, если мы посетим виллу Грацилиса и посмотрим на место, где в последний раз видели Оптатуса, поиски облегчатся. Если, конечно, мы всё ещё ищем мальчика, а мы ведь его ищем?
Он повернулся к старику, который тут же закивал. – Да, да, вы всё правильно говорите, – он вздохнул. – Я могу обойти весь Рим, но никогда его не найду, даже если мой сын здесь.
– Но вы же можете повсюду вывесить его фотографии, – не подумав, сказала Роза. Доктор осуждающе посмотрел на неё. – В смысле, вы можете показать людям, как он выглядел, – быстро исправилась она.
Грацилис грустно улыбнулся. – Если вы хотите увидеть, как выглядел мой драгоценный сын, просто подождите – мы приедем, и вы всё увидите.
Экипаж Грацилиса уже поджидал всех за воротами города. Вся кампания забралась в повозку, и они тронулись в путь. Доктор жестом показал Розе сесть рядом с Ванессой. Девочка не промолвила ни слова с тех пор, как они покинули её бывший дом. Роза решила разговорить её.
– Так ты из Рима? – попыталась она завязать разговор – что ж, это было неплохое начало. Но Ванессу испугал столь невинный вопрос. – Сколько тебе лет? – Роза попыталась подойти с другой стороны.
В этот раз девочка ответила. – Шестнадцать, – прошептала она.
– И как давно ты занимаешься астрологией?
Ванесса опять промолчала, но по её щекам вдруг потекли слёзы. Роза крепко обняла девочку. – Ну, не плачь! Извини, я не буду больше спрашивать, если ты этого не хочешь.
Но теперь девочка зарыдала, казалось, её слёзы не остановить. Роза мягко прижала к себе всхлипывающую Ванессу. Девушке стало интересно, что так могло напугать девочку.
Поездка была медленной, и Роза невольно задумалась о поездах и машинах. Но конная повозка (ну, в данном случае, ослиная) более экологична, хотя в ней очень сильно трясёт. Роза очень удивилась, узнав, что за один день они не доедут до виллы, и им придётся остановиться в дорожной гостинице. Она надеялась на шанс поговорить с Ванессой с глазу на глаз, но рабы ночевали в другой части здания. Роза задалась вопросом, как выглядит помещение для рабов, если даже у неё жуткая кровать – девушка провела полночи ворочаясь, полночи раздумывая над тем, какой в этой гостинице уровень гигиены. Бедняжка старалась успокоить себя мыслями о том, что любой зуд – это всего лишь плод её воображения...
Они покинули гостиницу с восходом солнца. Грацилис настоял на том, чтоб все встали рано, ведь до виллы ещё целый день езды! Роза была безмерно счастлива – ей не хотелось проводить ещё одну ночку в гостинице.
Старик предпочёл не завтракать, и Доктор, спустя несколько часов, спрыгнул с повозки и нарвал всем инжира с деревьев, росших вдоль дороги. – Выяснил дату. 120 год до нашей эры, – шепнул он Розе, подавая фрукт. – Адриан – император. Не волнуйся, я умею собирать сплетни.
Грацилису не терпелось приехать домой и начать поиски Оптатуса вместе с Ванессой. Роза была в полной уверенности, что у девочки нет ни дара, ни мистических способностей, и ей было интересно, что случилось бы, если бы старик понял, что потратил все те деньги на обычного раба. Ну а сейчас он пребывал в приподнятом настроении и мило беседовал с Доктором. Но всё же, Роза начала строить план спасения. Так, на всякий случай.
Вопреки ожиданиям Грацилиса, Ванесса, казалось, оживилась после ночного отдыха и даже реагировала на высказывания Розы о пейзаже. Роза продолжила выпытывать информацию: – Я из Великобритании, в смысле Британии, – сказала она. – Ну, знаешь, там, где этот император Адриан построил вал?
– О, Вал Адриана. Это защита от варваров, – ответила Ванесса.
– Типа, футбольных фанатов команды "Селтик"? – рассмеялась Роза.
Ванесса была озадачена, но тоже рассмеялась. В какой-то момент Розе показалось, что девочка расскажет о себе больше – но ответом было молчание.
Когда они подъехали к вилле, уже стемнело, но Розе удалось рассмотреть дом. Она ожидала увидеть величественный особняк, но вилла была больше похожа на ферму, пусть даже и шикарную. Всего несколько домишек, покрытых жуткой штукатуркой, и дворик с фонтанами и маленькими прудами. Но было и несколько элегантных статуй, и ещё красивая мозаика. Рядом расстилались поля, уже цветущий фруктовый персиковый сад, ослиная конюшня и загон для куриц и гусей.
– Не так уж и плохо, – пробормотал Доктор, как только они зашли в дом.
Навстречу им выбежала невысокая полная женщина. Похоже, что обычно она была весёлой и добродушной, но сейчас на её лице отражались нерешительность и тревога. – Ты нашёл его? – вскричала она, не замечая никого, кроме Грацилиса.
Грацилис лишь грустно взглянул на неё, а затем представил её как Марсию, его жену и мать Оптатуса. – Эти замечательные люди пришли помочь нам! – сказал он ей. – Эта рабыня, – он указал на Ванессу, – провидица с великим даром. Мы расскажем ей об Оптатусе, и она найдёт его.
– Он остановился на секунду. – Какие новости от Урсуса?
– Он гарантировал, что всё будет готово завтра, как он и обещал, – ответила Марсия.
Марсия предложила всем поужинать, но они уже поели в дороге. Стало совсем темно, и несколько масляных ламп не могли достаточно осветить дом – все ложились спать, чтобы встать с восходом солнца.
– Завтра я покажу вам моего сына, – пообещал Грацилис, приказав рабам проводить Доктора и Розу к их комнатам. – Уверен, что на этот раз мои молитвы будут услышаны.
Но Роза, завалившись на кровать (наконец-то чистую) не была уверена в этом.
Доктор уже проснулся, когда сонная Роза утром спустилась вниз. Она нашла его в саду, он, усыпанный лепестками будто снегом, сидел под персиковым деревом.
– Пора начать расследование, – сказала она.
– Эркюль Пуаро мог всё выяснить просто сидя и думая, – ответил он ей.
– Тебе бы ещё закрученные усы! – рассмеялась она. – Они пойдут к твоим бакенбардам.
– Думаю, с ними я буду выглядеть еще более утончённо, – надменно сказал он.
Роза улыбнулась. – Ну, вперёд. Отрасти-ка усы. Давай.
– Ладно! – сказал он, показывая на верхнюю губу. – Уже отращиваю. Смотри!
Она подошла поближе, делая вид, что поверила, но тут же согнулась в приступе смеха, Доктор последовал её примеру. – Ну, может и не надо, – сказал он.
– Так каков же план? – спросила Роза как только оба успокоились.
– Грацилис что-то готовит, – ответил Доктор. – Закончит через полчаса.
Он сидели и болтали обо всём на свете, пока не пришёл раб и не позвал их. Он привёл их в садик около главного входа в виллу. Величественные павлины расхаживали тут и там, а вода в фонтане вытекала из ртов каменных нимф и падала в небольшой пруд. Только одно портило прекрасный вид – человек: высокий, но толстый хмурый мужчина был чужим среди этой красоты и богатства. Он привалился к основанию статуи (по крайней мере, Роза подумала, что это статуя), покрытой простынёй.
Грацилис, Марсия и Ванесса подходили к садику с другой стороны. Толстый мужчина тут же вскочил на ноги, увидев их.
– О, Урсус, мой верный друг, – сказал Грацилис. – Надеюсь, всё готово?
Мужчина вежливо кивнул.
– Замечательно! – Грацилис повернулся к Доктору и Розе. Роза заметила, что он не обращал внимания на Ванессу, пока не говорил с нею или о ней. – Это Авл Валерий Урсус. Он местный, но вся Империя скоро заговорит о нём! Думаю, он один из величайших скульпторов современности. Он нечасто выполняет заказы для частных лиц, так что я безумно благодарен ему, что он взялся за работу для меня.
– Вы предложили такие деньги, что я просто не смог вам отказать, – сказал мужчина с жадной улыбкой, напоминавшей улыбку бывшего хозяина Ванессы, Балбуса.
Грацилис грустно усмехнулся. – Признаю, вся прелесть богатой жизни в том, что ты можешь купить то, что многим недоступно. И всё-таки я не могу купить то, что хочу больше всего на свете – возвращение моего сына.
Он чуть отступил и взялся за край ткани, покрывавшей статую. – Всё же, надеюсь, что это наведёт нас на след.
Слегка дёрнув рукой, Грацилис позволил ткани соскользнуть, и все увидели статую. Это была статуя юноши, стоящего в горделивой позе. Скульптура целиком состояла из белоснежного мрамора, но губы, глаза и волосы были ярко раскрашены – Роза посчитала это немного безвкусным, прямо как подрисовывание фломастером усов или очков.
Грацилис тяжело вздохнул. – Этот день должен был стать праздником, – сказал он, повернувшись к Доктору и Розе. – Либералия, день, когда мой сын надел бы новую тогу и превратился бы в настоящего мужчину, – он указал на каменного мальчика. – Так бы мы отпраздновали этот памятный день.
– Это Оптатус, – сказала Марсия сквозь слёзы, прижимаясь к основанию статуи. – А теперь вы сможете найти его.

3

 Грацилис увёл рыдающую жену в дом. Ванессе сказали следовать за ними – Марсия собиралась рассказать ей о рождении Оптатуса. Урсус тоже собирался уйти, но Доктор жестом остановил его.
– Впечатляющая штучка, – сказал он, указывая на скульптуру.
– Все мои "штучки" впечатляющи, – ответил Урсус.
– Ага, понятно. Или нет? Наверно, не понятно, – закивал Доктор. Он уже повернулся, позволяя мужчине уйти, но тут же задал ещё один вопрос. – Вы, наверно, много раз видели Оптатуса, работая над статуей? Как вы думаете, что с ним случилось?
Урсус пожал плечами. – Откуда мне знать? Он сын богача, его могли похитить. Так уж случается.
– Они же не идиоты, – вставила Роза. – Он в заложниках уже несколько дней, а похитители не требуют выкуп?
– Ну, значит, он сам ушёл. Может, на него напали разбойники, может, он просто перепил в какой-нибудь таверне. Мне-то какое дело?
Доктор, казалось, задумался. – Да, может быть... Ну да, мы же далеко от города, а он не взял никакого транспорта... Впрочем, возможно вы и правы.
Роза поняла, что он совсем не поверил в это. А может, просто не хотел верить, может, ему не хотелось, чтобы всё случилось без инопланетян. Для Доктора любая, даже мельчайшая загадка была лучше, чем ничего.
– Когда вы в последний раз видели мальчика? – спросил Доктор как настоящий детектив.
Урсус неохотно ответил. – Четыре дня назад, – пробормотал он. – Моя работа практически была завершена, и он пришёл посмотреть на результат. У меня есть небольшая комната рядом с конюшнями – я там обычно работаю.
– Должно быть, интересно, – сказал Доктор. – Я бы хотел взглянуть на эту комнату.
Урсус отрицательно покачал головой. – Я никому не позволяю смотреть, как я работаю. Никому.
– А, – сказал Доктор. Затем он стал загибать пальцы. – Погодите, четыре дня назад? Это же тот самый день, когда пропал Оптатус. Чёрт возьми, да вы последний человек, видевший его!
– Возможно, – согласился скульптор. – Откуда мне знать?
– Значит, мы непременно должны посетить вашу студию. Нужно напасть на след.
Урсус разозлился. – Я же сказал вам, что никто не войдёт в мою студию. Я – творческий человек, я не допущу этого!
– Но это же не ваша студия, верно? – сказала Роза. – Комната принадлежит Грацилису, и я думаю, он нас пустит внутрь. Мы же ищем его сына.
На мгновение Розе показалось, что Урсус сейчас ударит её. Она напряглась. Но вместо этого он лишь легко коснулся её щеки рукой. Его руки были огромны, пальцы словно сосиски, одетые в перчатки. У скульпторов обычно не такие пальцы. Его неуклюжий внешний вид абсолютно не соответствовал его мастерству, доказательством которого служила великолепная скульптура Оптатуса.
– Вы можете пройти в мою студию, – сказал Розе скульптор, и она вдруг осознала неизбежность того, что должно произойти. – У меня есть заказ, заказ на статую богини. Вы прекрасны и молоды. Вы можете стать моделью. Только тогда я разрешу вам посмотреть мою студию – если сделаю вас богиней.
"Так вот к чему всё это вело. Прибытие в Рим, спасение Грацилиса, приглашение на его виллу, встреча с Урсусом – это просто должно было произойти, потому что всё, всё вело их к этому моменту, к моменту создания статуи, которая спустя сотни лет пересечёт пол-Европы и окажется на постаменте в Британском музее 21-го века".
– Хорошо, – согласилась Роза.
Доктор присел на край водоема и теперь болтал ногами в воде, улыбаясь и наблюдая за маленькой золотой рыбкой, которая плавала рядом с его ступнями. Роза скинула свои сандалии и присоединилась к нему. – Так значит, ты будешь моделью, – сказал он. – Роза-модель. Модель Роза.
Она хмуро кивнула. – Похоже, что да. Знаешь, я всегда думала, что это будет немного погламурней, чем позирование дикарю в конюшне.
– Может быть, это и не так гламурно, но это важно. Мы просто обязаны увидеть студию.
– Думаешь, Урсус опасен? – спросила Роза.
Доктор просто пожал плечами. – Не знаю. Вполне возможно. Я о том, что он мне не нравится – но это, конечно же, не делает его опасным. Хотя намекает на это, ведь я очень хороший психолог. Так или иначе, лучше всего не пренебрегать возможностями.
Роза вздохнула. – Интересно, как Ванесса вообще общается с миссис Грацилис. Бедняжка. Думаю, этот Балбус и так надоел ей с этой астрологией, а она и здесь не может от неё отделаться.
– Думаешь, она и вправду предсказывает будущее? – спросил Доктор.
Роза скептически усмехнулась. – Конечно же, нет! Никто этого не может. Конечно, есть люди, которые видят всякое, но всё это из-за пришельцев, рифтов и остального. Ну, скажи, что она обманщица!
Доктор приподнял бровь. – Вспомни, что о ней говорили в кафе. Те вещи, что она предсказывала.
– Знаешь, тебе поменьше надо смотреть телевизор, – сказала Роза, не веря, что ей приходится объяснять это Доктору. – Она могла догадаться о том здании, может о нём ходили слухи. И то, что мы знаем о распаде Римской Империи, ещё ничего не значит. Может, она просто пессимистка.
– Логично, – ответил Доктор.
– Благодарю, – сказала Роза. Она помолчала примерно минуту. – Знаешь, а в ней и впрямь есть что-то странное. Хотелось бы, чтобы она рассказала мне больше о себе. Даже не сказала мне, откуда она. Это поле ТАРДИС в моей голове – конечно, я понимаю все языки, но акцент передать оно не может. Конечно же, девочка говорит на латыни – все её понимают, но я не думаю, что она из Рима... Она знает о Вале Адриана, но она не похожа на англичанку... Я, конечно, ещё попытаюсь, но...
Доктор вдруг будто окаменел. – Значит, – сказал он минуту спустя, – ты не веришь, что девочка предсказывает будущее.
– Нет, не верю, – согласилась Роза.
– Тогда как ты объяснишь мне, что шестнадцатилетняя девочка, говорящая на латыни, знает о вале, о котором Адриан начнёт думать только через год? Вот так предположение!
Роза просто уставилась на него.
Доктор решил поговорить с другими людьми из поместья, попытаться выяснить, когда и где в последний раз видели Оптатуса. Он попросил Розу найти Ванессу и расспросить её. – Но не выдавай, что знаешь её секрет, – предупредил её Доктор. – По крайней мере, не сейчас.
– Мы что теперь, считаем её опасной? – спросила Роза. – Но она не кажется опасной. Она мне нравится. А тебе?
– Я не говорил, что она мне не нравится, – ответил Доктор.
– Ну вот. Я верю, что если здесь и есть злодей, то это точно Урсус.
– Просто будь осторожна, – сказал ей Доктор.
Она нашла Ванессу в доме с Марсией. У Марсии на коленях лежали пяльцы, но она уже не обращала на них внимания, рассказывая Ванессе всё про Оптатуса.
– И летом, когда ему было пять, он упал с персикового дерева и ударился рукой... – она выдержала паузу.
На это Ванесса сказала: – А, м-м-м, типичная предприимчивость Козерога, прибывающего под... враждебным влиянием... Юпитера.
– Конечно, конечно, – согласилась Марсия. – Проходите, моя дорогая, садитесь, – сказала она Розе. Марсия махнула рукой рабу, который тут же принёс бокал с вином для Розы. – Моя милая, я уже давно хочу сказать, как мне нравятся ваши волосы, – продолжила она. – Светлые волосы – это так модно!
– Эм, спасибо, – ответила Роза. – Ну, знаете, как говорится, блондинкам везёт...
– Они принадлежали рабыне?
– Нет, – сказала Роза. – Мои собственные.
– О, вы их покрасили, – Марсия со знающим видом кивнула головой. – Это вам очень идёт.
Роза решила оставить тему причёсок, пока они не зашли слишком далеко вглубь античной моды. Она повернулась к Ванессе. – Ну как, есть какие-нибудь предположения?
Девочка нервно улыбнулась. – Я чувствую, что Оптатус не обделён богами, – сказала она. – Звёзды в день его рождения повлияли на него... благоприятно. Уверена, он в порядке.
– Великолепно, – сказала Роза, присаживаясь.
– Да, наконец-то, прямо камень с души упал! – улыбнулась Марсия.
– Эм, пока Ванесса предсказывает его судьбу, мы пытаемся найти того, кто видел его последним. Марсия, что вы знаете об Урсусе?
Глаза Марсии расширились. – Вы думаете, Урсус связан с исчезновением моего сына? Я должна сказать своему мужу, чтобы он выставил этого типа из поместья!
Роза поспешила её успокоить. – Нет, постойте, я просто спросила. Грацилис сказал, что он уроженец этих земель, так? Так что вы, наверно, его знаете. А если даже и связан – я не говорю, что это так, – поспешно добавила Роза, как только Марсия открыла рот, – мы не хотим, чтобы он нам мешал. Просто держите его в поле зрения.
Марсия неохотно кивнула. Она немного подумала и сказала:
– Я не так уж и много о нём знаю. Он был неуклюжим, несимпатичным ребёнком. Помню, как удивилась, что он решил посвятить себя искусству.
Вечная история, подумала Роза. Непопулярный ребёнок, которого дразнят и высмеивают, полон амбиций и желания доказать, что его мучители не правы. Но вот окончание у всех историй разное – редко кому удавалось показать всем, на что он способен. Но здесь, скорее всего, так и было. Спустя много лет оскорблений, мальчик – теперь уже мужчина – вдруг обрёл тот самый успех, за которым так долго гнался.
– Это было... о, не помню, сколько лет назад, – начала рассказ Марсия. – Мы стали слышать его имя повсюду. Его скульптуры появлялись в храмах и гробницах самого Рима, и они были просто великолепны. Мы поначалу считали, что эти статуи сделали разные скульпторы с одним и тем же именем, но нет, это был всё тот же Урсус. Мой муж просил его в течение долгого времени, прежде чем он согласился взяться за наш заказ, – она вздохнула. – И я очень благодарна ему. Я по-прежнему могу смотреть на моего сына, даже в эти тёмные времена.
Роза ничего не сказала, не намекнула Марсии, что, возможно, если бы они не просили Урсуса сделать скульптуру, то могли бы избежать этих "тёмных времён".
Вдруг Марсия ударила кулаком по колену. – Конечно! – воскликнула она. – Впервые мы увидели скульптуру Урсуса, когда были в Риме – теперь я вспомнила. Проходил праздник Фортуны. Значит, это случилось 10 месяцев назад.
Ванесса вздрогнула.
– Ты в порядке? – спросила Роза.
Девочка кивнула, но продолжила смотреть так же отрешённо.
– Почти 10 месяцев, – прошептала она. – Мы полагали, что Фортуна улыбнулась нам, когда он согласился сделать скульптуру нашего сына, – грустно сказала Марсия. – Теперь я полагаю, что мы, возможно, оскорбили её.
Имя "Фортуна" засело в голове Розы. Оно было написано под её статуей в Британском музее. И, возможно, скоро девушка поймёт, как статуя оказалась там.
– Урсус хочет сделать мою скульптуру, – сказала она.
Марсия выглядела удивленной в течение секунды, хотя быстро скрыла это. – Но это очаровательно! – сказала она. – Я знаю, что мой муж дал ему разрешение работать в студии столько, сколько он желает. – Она снисходительно улыбнулась. – Полагаю, что он считает себя покровителем искусств. Так или иначе, вы должны остаться у нас, пока работа не будет закончена.
– Я не хочу ставить вас в... – начала Роза, но Марсия, как радушная хозяйка, не принимала никаких возражений.
– Это будет просто замечательно иметь рядом кого-то из молодёжи, в то время как мой сын, – она запнулась, – в то время как мой сын отсутствует. Я буду благодарна за компанию.
– Мы вернём его, – Розе стало неловко. – Доктор и я – и Ванесса, – быстро добавила девушка. – Знаете, своим даром она поможет нам.
Девочка вспыхнула.
Роза помнила, что Доктор сказал о разговорах с ней, но при Марсии это было бы неудобно. Поэтому она сказала: – Вообще-то, я думаю, что мы могли бы воспользоваться её помощью прямо сейчас. Пока Доктор отслеживает передвижения Оптатуса, Ванесса могла бы... почувствовать вибрации или что-то в этом роде.
Марсия с умным видом закивала. – Да конечно, – она махнула рукой Ванессе, и девочка последовала за Розой к выходу из комнаты.
Они забрели во внутренний двор. Рабы прошли мимо их, неся корзины фруктов и свежий хлеб.
– О, обожаю этот запах, – сказала Роза вслед рабам.
– Я... я думаю, что Оптатус проходил через этот двор, – нервно сказала Ванесса.
Роза рассмеялась. – И не говори! Слушай, всё в порядке. Я не буду требовать от тебя всяких там волшебных штучек. Думаю, тебе просто нужно передохнуть. Идём, – она повела Ванессу обратно к роще, где стояла статуя Оптатуса, и они вместе сели на траву.
– Он выглядит таким молодым, – пробормотала Роза, пристально глядя на статую. – Замечательные шестнадцать лет. Он того же возраста, что и ты.
Ванесса кивнула. – Наверно.
Роза посмотрела на неё. – Ты не уверена?
– Это... трудно, предсказывать.
– Какой ты знак зодиака?
– Скорпион, – сказала Ванесса. – Решительный и волевой.
Роза рассмеялась. – Хорошо, вот теперь ты меня убедила! Ты же сама не веришь во всё это, ведь так?
Это было утверждение, а не вопрос.
Девочка выглядела испуганной, и Роза поспешила заверить её. – Это нормально. Я знаю, что это – ужасное бремя, но я готова поспорить, что ты не просто так занялась предсказаниями. Я права?
Ванесса нерешительно кивнула.
– Знаешь, что произойдет? Доктор и я найдем Оптатуса. Именно этим мы всегда занимаемся, решаем проблемы. Ты же можешь ходить с нами. Мы скажем всем, что ты нам нужна. Надеюсь, никто не спросит тебя об аспектах Сатурна или о чём-то ещё, но благо ты знаешь, как вести разговор в таком случае. Потом, после того, как разберёмся со всем, мы отправим тебя домой. Вытащим тебя отсюда.
Роза задумалась о своей жизни в 16 лет. Выпускные экзамены в школе, первая любовь, выпускной, переезд. Конечно же, всё закончилось разбитым сердцем и полным кошмаром, и она никогда не хотела вернуть эти годы, но это была её жизнь. Через что прошла Ванесса, Роза не знала, но догадывалась, что её юность проходила отнюдь не так, как у этой девочки.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • +79780488644 о книге: Алайна Салах - Порочная месть
    Скажите, а есть ли у кого нибудь первая часть серии "некровные узы"?

  • sunqueen о книге: Лора Перселл - Безмолвные компаньоны
    Случайно наткнулась на хороший отзыв книжного блогера на эту книгу. Спасибо, ожидания подтвердились. Действительно, это очень интнесная, страшная, с элементами хоррора, история!Написано мастерски и перевод прекрасный. Очень хотелось бы другого финала, но по законам жанра, видимо, так и должно быть. Очень советую к прочтению любителям пощекотать нервишки.

  • Самра о книге: Анна Платунова - Один поцелуй до другого мира
    Это прекрасно!

  • elent о книге: Алиса Ардова - Невеста снежного демона
    Забавная история. Есть интрига, пусть не сильно закрученная,любовь, препятствия, немного юмора. Уступает многим книгам автора, но вполне читабельно. Жаль только ГлавГер оказался принцем.Такой шаблон.

  • Vikontik о книге: Наталья Юнина - Наизнанку
    Это книга про Марка (,,На изломе...,,). Согласна с ранними комментами, сюжеты книг, герои, ситуации, привычки и т.д. оч похожи. Лично мне нравятся диалоги: глупые и не очень, с троллированием (а есть такое слово? ) или без, но живые. Поэтому и читаю, и настроение отличное . Автору, и тем, кто добавил книги в библ - огромное . А я продолжу чтение.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.