Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50365
Книг: 124876
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Мокрый мир»

    
размер шрифта:AAA

Марк Михаловски
Мокрый мир

Пролог

Высоко над водной гладью трясины в фиолетовом небе кружила птица, её острые глаза постоянно искали еду. От воды поднимался теплый воздух, поддерживая её голубовато-стальные крылья и вознося всё выше и выше, прямо к огромному оранжевому солнцу.
Внезапно что-то внизу, в болоте, привлекло её взгляд - какое-то еле заметное движение на зеркальной поверхности. Молча и лишь с одной мыслью об утолении голода, она сложила крылья и камнем рухнула вниз. В последний момент, ведомая инстинктом и годами опыта, птица расправила крылья, чтобы замедлить падение. За несколько метров до воды она раскрыла клюв, готовясь схватить видимую только ей рыбину.
И тогда из воды высунулись блестящее щупальце, схватило её за шею и потащило под воду.
Тяжелая тишина, висевшая над топью, моментально разбилась хлопаньем крыльев и отчаянными криками тонущей птицы. Вскоре остались только несколько быстро исчезающих кругов на воде и лопающиеся пузырьки. Всё закончилось меньше чем за секунду.
Лишь солнце по-прежнему сияло над сыростью и тишиной.

1

- Итак, - начала Марта, сложив руки на груди.
Она оперлась на поручни, окружавшие центральную консоль машины времени.
- Полет в ТАРДИС. В чём вообще его суть?
Откуда-то из-под её ног, приглушенный решеткой, на которой она стояла, и странного вида инструментом во рту, раздался голос Доктора:
- Мпфффф... мммм... мпфффф.
Марта с понимающим видом кивнула.
- Всё это хорошо и замечательно, - сказала она, - но ведь это не ответ на мой вопрос?
Она по-кошачьи ловко опустилась на колени и прижалась лицом к полу, пытаясь рассмотреть, чем именно занят Доктор в недрах ТАРДИС.
- Я говорю...
- Я слышал, что ты говоришь! - прокричал в ответ Доктор, вынув странную штуку изо рта и нахмурившись. - Но ты просто не понимаешь, что...
Он снова зажал штуковину между зубами и о чем-то неразборчиво, но, на сей раз, более эмоционально замычал, пока Марта с досадой не затрясла головой и не встала. Она прошлась вокруг консоли, чем-то похожей на прилавок магазина торгующего старыми автомобильными запчастями. Там были и медные переключатели, и велосипедный насос, и нечто, напоминающее пресс-папье с пузырьками внутри. Она задумалась над тем, для чего именно предназначен тот или иной странный объект при полетах сквозь пространство и время, и чуть не столкнулась с Доктором, внезапно возникшим перед нею со звуковой отверткой в руке, взъерошенным и растрепанным.
- Ну?
- Ну... да, - осторожно ответила Марта, не понимая, о чём он. - Возможно.
- Отлично!
Он проскакал мимо нее вокруг консоли к другой стороне, где взялся за «пресс-папье» и аккуратно за него потянул. Всё вокруг неё едва заметно задрожало, а электронное гудение ТАРДИС изменилось в тоне совсем немного и стало чуть более приятным. Марта подошла ближе, наблюдая, как Доктор ловко манипулирует рычагами управления на светящейся зеленоватой поверхности консоли.
- Я уже спрашивала раньше... - осмелилась начать она, не сводя с него глаз.
- Да, - уверенно кивнул он. - Круассаны. На завтрак. Определенно. Заглянем в Канны и возьмем...
- Я не про круассаны, - перебила она.
- Без проблем. Овсяную кашу я тоже люблю. Эдинбург, 1807 год. Прекрасный урожай.
- Я говорю не про завтрак.
Он резко распрямился, будто получил удар электрошоком, и повернулся к ней с безумным взглядом.
- Хочешь сказать, уже обед? - он взглянул на свои часы, нахмурился, потряс их и приложил к уху. - Почему ты мне ничего не сказала? - он закатил глаза вверх и сунул звуковую отвертку в нагрудный карман своего темно-коричневого костюма. - Я пробыл там несколько часов.
- Ты был там всего минут пятнадцать.
Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но Марта молниеносно прикрыла его рукой.
- Я пытаюсь сказать тебе, - произнесла она медленно и, стараясь сохранять спокойствие, убрала руку, - я уже три дня пытаюсь сказать тебе, что ты должен рассказать мне, как работает ТАРДИС – ну, если не как работает, а как ею управлять. Как ты ею управляешь.
Она не обратила внимания на его приглушенный протест и удивленно выгнутые брови.
- В смысле, мне нужно всего лишь несколько базовых уроков, ясно? Типа: "Нажмешь на эту кнопку - избавишь нас от опасности, нажмешь на эту кнопку - включишь сигнализацию, нажмешь сюда - переключишься на Би-Би-Си Три". Что-то типа того.
Марта вновь скрестила руки и прислонилась к консоли, стараясь, чтобы её голос звучал как можно более убедительно:
- Вот, не так уж много я прошу, правда? И тебе бы это тоже пригодилось - не пришлось бы носиться тут 24 часа в сутки, - она похлопала по консоли позади нее.
Доктор задумчиво сжал губы, достал из кармана звуковую отвертку и опять засунул её в рот.
- Мпфффф, - промычал он.
Она протянула руку и забрала у него отвертку, вырвав вместе с нею, возмущенное "Уф!"
- Считаешь меня слишком глупой?
Он просто молча смотрел не неё, хотя на самом деле смотрел на звуковую отвертку. Марта взглянула на неё, повертела в руках и помахала у него перед носом, а потом опасливо протянула ему обратно. Она ткнула себя пальцем в грудь.
- Студентка мединститута, помнишь? Высшее образование.
Бровь Доктора вопросительно приподнялась.
- Водительские права, - добавила Марта.
Вторая бровь последовала за первой.
- Марта, Марта, Марта, - отечески начал Доктор, отчего она немедленно захотела влепить ему пощечину. - В управлении ТАРДИС ум - не главное. Дело не только в том, чтобы нажать на эту кнопку, а потом потянуть за тот рычаг. Всё гораздо сложнее, - он потянулся к консоли и провёл рукой по изогнутой керамической грани пульта управления. - Дело в интуиции и воображении, дело в ощущении своего движения сквозь Вихрь Времени.
- В том, чтобы пнуть её как следует, когда она не работает, вот в чём дело.
На его лице возникло выражение обиженного маленького мальчика.
- Не начинай, - предупредила она, уголки её губ приподнялись в улыбке. - Я тебя слышала: ты думал, что никого рядом нет, а сам колотил по консоли.
- Вот, сама же понимаешь! - триумфально заявил он, будто это было решением проблемы. - Дело в том, чтобы проколотить себе путь сквозь Вихрь Времени!
Он отвернулся, засовывая звуковую отвертку обратно в карман (Марта заметила, что он, поморщившись, еще раз вытер её об рукав пиджака).
- Значение интеллекта преувеличено, Марта, уж поверь мне. Я бы в любой момент обменял ведро мозгов на унцию сердца.
- О! - усмехнулась Марта, - уверена, на кухне ты - настоящий волшебник!
Глаза Доктора вновь загорелись:
- И кстати, о еде... кто там собирался позавтракать? Все эти разговоры о круассанах разбудили во мне аппетит, - он протянул правую руку вперед. - А эта вот рука - рука дающего! Как тебе нравится завтрак у Тиффани?
Марта от удивления открыла рот.
- У Тиффани? В смысле, у настоящей Тиффани? У той самой, у которой "Завтрак у"?
- А у какой же еще? - просиял в ответ Доктор, явно довольный собой.
- Замечательно! - широко улыбнулась Марта. - Вот на такие путешествия во времени и пространстве я согласна! Хотя, - добавила она, - знаешь, я начинаю подозревать, что ты ничего не смыслишь в Нью-Йорке.
С этими словами она скрылась.
- Нью-Йорк?
Доктор стоял в комнате управления, наблюдая, как Марта исчезла в направлении гардероба ТАРДИС. На его лбу сложились вопросительные складки. Нью-Йорк? Почему Марта упомянула Нью-Йорк, когда он собирается отвезти её к "Тиффани", расположенной неподалеку от Правительственного дворца Робота на Арконе?
- Должно быть, я её не расслышал, - решил он, постукивая по кнопкам управления на консоли и щелкая пальцем по тому, что Марта наверняка бы приняла за маленькую, медную, одноглазую сову. Сине-зеленый свет запульсировал вверх-вниз в колонне, стоящей по центру консоли, воздух наполнило утробное гудение, свидетельствующее о продвижении ТАРДИС сквозь Вихрь Времени в реальный мир.
- Отлично, - похвалил сам себя Доктор. - Посадка как по учебнику. Хотел бы я посмотреть, как Марта справится с приземлением по учебнику настолько же идеально!
***
- Аааа... - произнес он вслух, немного удивившись, что с момента его последнего визита Аркон стал каким-то теплым, влажным и болотистым.
И скользким.
Потому что как только он сделал шаг из ТАРДИС, его нога тут же скользнула по покрытому мхом корню, и только успев схватиться за дверной проём, он смог предотвратить падение на грязную землю.
Атмосфера накрыла его как огромное толстое одеяло. Он так и стоял - одной ногой в ТАРДИС, другая осторожно зависла в пятнадцати сантиметрах над землёй - размышляя, что же здесь не так. Аркон должен представлять из себя цветущий, развитый, похожий на Землю мир. Прямо здесь должна сиять горячая желто-белая звезда, а его органы чувств должны атаковать запахи, звуки и прочие признаки технологического прогресса.
Но вместо этого вокруг расстилалась вялая тишина, изредка прерываемая случайными звуками всплесков воды. А пахло тут лишь затхлым болотным газом. Запахом природы. Ему нравился запах природы - запах силы, бодрости и растений.
- Эммм... - добавил он, глядя поверх глянцевой поверхности воды, простирающейся от покатого берега, на который решила шлёпнуться ТАРДИС. На другом берегу, находящемся на отдалении пары сотен метров, развесистые деревья протянули свои ветви почти к самой воде, образуя пышную бахрому. А сквозь свод листьев над ним просвечивало красно-оранжевое солнце на небе с фиолетовым оттенком.
- Всё это самую чуточку неправильно, - сказал Доктор сам себе.
***
Выискивая в гардеробе ТАРДИС что-то ультра-гламурное и ультра-шикарное, чтобы надеть к Тиффани (подумай об Одри Хэпберн, напомнила она себе, подумай о голливудской роскоши), она знала, что Доктор стоит в комнате управления и нетерпеливо переминается с ноги на ногу. Ну, может и подождать. Не так уж часто девушке приходится испытывать подобные трудности в путешествиях с Доктором. Джинсы, красная кожаная куртка и крепкие ботинки были её повседневной одеждой, но Марта не упускала возможности блеснуть.
Она копалась в поисках какого-нибудь изящного наряда и издала торжествующее "Да!", когда нашла шелковое сиреневое платье и подходящие длинные перчатки с перламутровыми отворотами. Марта мгновенно нарядилась в них и стала крутиться перед зеркалом. Платье, надо признать, оказалось немного тесновато для неё. Но если вдохнуть в себя - и не сильно выдыхать - вполне сойдёт. С обувью было сложнее, но нашлась пара серебристых сандалий на ремешках, пришедшихся почти впору.
"Выруби их, девочка!" - прошептала она себе, поправила причёску и направилась к выходу из гардеробной, готовая к своему до неприличия декадентскому завтраку. У Тиффани.
***
Доктор уже готов был признать, что с солнцем Аркона произошло что-то ужасное, и это повлекло за собой глобальные изменения в экосистеме, превратившие высокотехнологичный рай в заболоченный мир. Он уже думал, что, возможно, арконийцы потерпели неудачу в эксперименте модификации солнца, и их звезда мутировала в оранжевый шар, висевший у него над головой. Или что некая агрессивная инопланетная раса преобразовала под себя окружающую среду, пытаясь уничтожить арконийцев.
На самом деле он был готов подумать о чём угодно, лишь бы только не о самом очевидном.
Он отклонился назад, в прохладные внутренности ТАРДИС:
- Ты опять напутала с теми рычагами? - прокричал он Марте. Но не настолько громко, чтобы она услышала. Потому что Марта, разумеется, ничего не путала с рычагами. И Доктор это знал.
Он печально покачал головой и осмелился поставить ногу на мшистый древесный корень, извивающийся по берегу как деформированная макаронина.
- Нужно починить эти гироцепторы, - пробормотал он.
Он аккуратно попробовал переместить свой вес на корень - тот выдержал. Главной проблемой была скользкая поверхность. Доктору пришлось держаться за дверной проём ТАРДИС, перешагивая на корень. Он нашел безопасное место для второй ноги и осторожно встал.
Наконец Доктор полностью выпрямился.
- Вот! - обрадовался он собственной сообразительности. - Совсем даже не трудно, совсем...
Со всей комедийной грацией, присущей самым забавным клоунам, Доктор замахал руками, когда его левая нога не устояла и начала скользить по корню. Вторая нога тут же решила поддержать веселье, и Доктор с удвоенной энергией замолотил руками в воздухе, фалды его пиджака так и летали вокруг. Секунду спустя он почувствовал, что падает, и инстинктивно схватился за открытую дверь ТАРДИС.
Что было большой ошибкой.
Возможно, ТАРДИС и выглядела довольно устойчивой и прочной штукой, несмотря на её видимые размеры. Но она подчинялась тем же законам физики - и трения - что и он. И хотя приземлившись на корни, она их расплющила, поверхность всё-таки осталась очень скользкой.
Доктор с грустью подумал, что это похоже на спуск корабля на воду. Только без разбивания бутылки шампанского о борт.
Под хруст и скрежет корней, под утробное хлюпанье грязи, ТАРДИС начала скользить по берегу к воде, и Доктор снова утратил равновесие. Фактически, случайно толкнув ТАРДИС, он не только отправил её по пути, проложенному корнями, но и сам оттолкнулся в противоположном направлении.
- Резиновые сапоги! - только и успел крикнуть он Марте, плюхаясь на спину в лужу грязной воды. Он приподнялся на локтях как раз вовремя, чтобы увидеть, как его любимая ТАРДИС на секунду застыла на краю болота, чуть покачиваясь, будто помахивая на прощанье. И как в волшебной замедленной съемке синяя будка опрокинулась в воду.
Мощный всплеск окатил Доктора теплой, илистой водой. По поверхности болота прокатилась огромная волна, быстро захлестнувшая возникшие пузырьки воздуха. А ТАРДИС исчезла.
- Резиновые сапоги, - всё ещё не веря в произошедшее, шепотом повторил Доктор. - Не забудь надеть свои резиновые сапоги, Марта.
***
Марта была уверена, что слышала, как Доктор что-то крикнул. Мгновение спустя пол под её ногами слегка покачнулся. Но это могло быть просто остаточное явление. Иногда с ТАРДИС такое случалось после приземления, как с её дедушкой, который ёрзал в кресле, устраиваясь удобнее для просмотра "Танцев со звёздами".
Но когда она появилась в комнате управления, Доктора там не оказалось. Марта, чуть морщась от врезающихся в её ноги ремешков сандалий, наклонилась, чтобы посмотреть сквозь решётку на полу, не занялся ли там Доктор очередным ремонтом. Но и там его не увидела.
- Доктор? - позвала Марта, выпрямляясь. Никакого ответа. Тогда она заметила, что дверь слегка приоткрыта. Причина, по которой она не увидела этого раньше, заключалась в том, что снаружи было темно. Разве это нормально? Нет, если они собирались позавтракать. Разве что он привёз её в разгар зимы в 7 утра. В таком случае сиреневый шелковый наряд и лёгкие сандалии - совершенно неподходящая одежда.
Возможно, ТАРДИС приземлилась в помещении. Или в проулке. Да, подумала она более уверенно. Должно быть так и есть. Радость снова наполнила её сердце, когда она подумала о предстоящем великосветском мероприятии и шагнула к двери.
Вот только...
Что-то было не так. Темнота снаружи определенно была какой-то неправильной. Будто что-то плоское, тёмное и водянистое прислонилось к открытой двери. Марта пригляделась. Где-то вдали с одной стороны она увидела расплывчатый свет - слабый, мутный, коричневатый огонёк. И в темноте, приглядевшись ещё сильнее, она могла различить маленькие крутящиеся вихрем песчинки.
Марта опасливо протянула руку и дотронулась до темноты. Но темнота оказалась недостаточно твёрдой. Она поддалась под нажимом, будто прозрачная резиновая мембрана. Марта осторожно продолжала давить, а темнота отступала дальше. Странно. Она отдёрнула руку и заметила как растянутая поверхность спружинила и снова стала плоской.
- Доктор! - позвала она, задумавшись, сможет ли он вообще услышать её сквозь эту странную коричневатую темноту.
Марта вновь протянула руку вперёд и ощутила сопротивление твёрдой, гладкой поверхности. Сжав зубы, она толкнула сильнее, и внезапно её рука провалилась. На мгновение она застыла, чувствуя, как влага просачивается сквозь шёлк платья к её коже.
Вода, подумала она сразу. Это во...
И прежде чем она успела закончить свою мысль, что-то сильное и мускулистое обернулось вокруг её запястья. Она открыла рот, но крик так и не вырвался наружу, поглощенный гибельно-темными водами, в которые её унесло...

2

Доктору оставалось только отсутствующим взглядом уставиться на точку, в которой исчезла ТАРДИС. Единственным, что отмечало её недавнее присутствие, были примятые, расплюснутые корни, пробивающиеся сквозь почву.
Первым делом он подумал о Марте, но решил, что с нею всё в порядке. Факт, что всего несколько пузырьков поднялось на поверхность воды, свидетельствовал о том, что либо дверь оказалась закрыта, когда ТАРДИС перевернулась, либо включилось силовое поле. Если бы вход в его корабль был полностью открыт, здесь уже бы не осталось воды. Пещерообразные внутренности ТАРДИС впитали бы её всю, подобно громадной губке.
Однако это не помогло ему вернуть её обратно.
Ему нужна помощь. Он мог бы попробовать нырнуть в озеро, но вода выглядела такой грязной и илистой, хотя - дайте время - и он, возможно, отыскал бы её, однако не был уверен, что сумел бы задержать дыхание достаточно надолго, чтобы попасть внутрь ТАРДИС.
Да, ему нужна помощь.
Только сейчас он наконец-то обратил внимание на окружающую среду. То, что он посчитал рекой, вероятно, ею всё-таки не являлось: вода была стоячей и спокойной. Возможно, озеро. ТАРДИС приземлилась на мысе, вдававшемся в него. В воздухе ощущалась сырость, хотя одежда уже начала подсыхать под лучами зловещего оранжевого солнца. Ветра почти не было, а в отдалении, среди деревьев и кустов на противоположном берегу озера, Доктор слышал чириканье, стрекот и шелест. Близились сумерки, и Доктор понимал, что животный мир планеты выйдет на охоту.
Надо хорошенько осмотреться, решил Доктор про себя.
Он в мгновение ока взобрался на ближайшее дерево. Ветви тянулись к небу, как ладони, образовывая своеобразную просторную, круглую клетку. Многочисленные отростки обеспечивали множество точек опоры, и вскоре Доктор оказался на самых верхних ветвях дерева, опасно покачивающихся из стороны в сторону под его тяжестью. Маленькая красно-серая птичка чирикнула и унеслась в небо, возмутившись его вторжением и не приняв извинений.
Вцепившись в ветви, он осмотрел лес сверху: кругом сплошная зелень, изредка перемежаемая серебристо-серыми вкраплениями более высоких деревьев. И словно трещины на жуткой дороге - тёмные зигзаги, где, как он посчитал, располагались другие реки и озера.
Прищурившись, он поднял свободную руку ко лбу, чтобы заслониться от солнца, которое уже почти касалось верхушек деревьев на горизонте. Где бы он ни оказался, эта планета, очевидно, имела очень короткий период обращения вокруг собственной оси. Если приблизительно прикинуть, день длился не более двенадцати часов. Так что это определенно не Аркон.
Всего в паре километров среди зелени поднимался небольшой дымок.
- Кто ищет, - прошептал он с улыбкой, - тот всегда найдет...
Чем бы это ни было, решил Доктор, стоит еще подумать. В небе начали собираться тучи, заслоняя оранжевый диск луны. Скоро пойдет дождь.
***
"Конфетка" Кейн ненавидела своё прозвище. Сильно ненавидела. Но поняла, что словно от торчащих ушей или кривых зубов от него невозможно избавиться без своего рода хирургического вмешательства.
У родителей Кэндис Маргарет Кейн не хватило здравого смысла подумать, прежде чем обрекать свою единственную дочь на годы насмешек других детей, а Кэнди-Конфетка совершила фатальную ошибку. В первый же день в школе она солгала, что на самом деле её зовут Кэтрин. Ложь, на которой её подловили, послужила сигналом, что, наверное, есть что-то плохое в имени "Кэндис". И за несколько дней все вокруг начали звать её Кэнди-Конфеткой.
Экспедиция на Воскресенье казалась неплохой идеей - не только потому, что она начала бы совершенно новую, интересную жизнь, но и из-за шанса раз и навсегда отвязаться от "Конфетки". И от всего этого детского сада! Прибытие, три дня после посадки на планету, сообщение по гиперпочте от её тёти, адресованное "Кэнди Кейн" - совершенное крушение всех этих надежд.
Всё это отлично объясняло тот факт, что при малейшей возможности Кэнди стремилась работать без напарников. Проверяла ли она берега озер и рек, затопивших их первое поселение, искала ли выброшенные приливом обломки, или охотилась за яйцами водных голубей, Конфетка предпочитала заниматься этим в одиночку. Её не волновало, что другие поселенцы считают её отщепенкой. Она и была отщепенкой. И ей это нравилось. Одной было проще и тише. Профессор Бенсон являлась чуть ли не единственной, с кем она с радостью выходила на болота Воскресенья. Хотя она и была уже в возрасте. Тай Бенсон не претендовала на роль матери для Кэнди, она не выспрашивала у неё "что она думает по этому поводу" или "как она думает о том-то". Она не твердила, что Кэнди следует приложить "больше усилий", чтобы дружелюбнее относиться к другим подросткам. Она просто позволяла ей быть самой собой, и просто верила, что она знает, что делает.
Кэнди подтянула лямки своего рюкзака, ощущая вес хорошо упакованных яиц (целых трёх штук!) внутри него. Размером с земные страусовые яйца, они были не только вкусны, но и вполне могли прокормить семью из четырех человек в течение дня. Поселенцы не испытывали недостатка в еде - потрясающее разнообразие растений, растущих на болотах и вокруг него, обеспечивало пищу. А до потопа они ловили рыбу, расставив сети вдоль устья реки. Но питательные коричневые яйца с двойными желтками были настоящим деликатесом.
Она сверила свои часы с раздувшимся солнцем, опускающимся на верхушки деревьев. Сгущающиеся облака окрасились в оранжевый и фиолетовый. Закаты на Воскресенье были красивыми, но недолгими. Быстро смеркалось, а до поселения добрых полчаса пути. Кэнди не боялась находиться за его пределами после наступления темноты, в этой части планеты было мало опасных хищников. На суше, по крайней мере. В глубине болот обитало множество неприятных водных существ, начиная от крошечных червей, способных забраться под кожу, и заканчивая одной мерзкой маленькой рыбкой, которая обычно вонзала в вас острые, как бритва, зубы и не отпускала, даже если отрезать ей голову. И еще аллигаторы - пятиметровой длины, которые скорее являлись гибридами аллигатора и черепахи. И на самом деле не хотелось бы оказаться не с того конца одного из них.
Но она не встречала многих из них после наводнения. Рыба тоже была в дефиците, что беспокоило некоторых из воскресенцев. Во всяком случае, она знала, что если держаться подальше от воды, то в известной степени она будет в безопасности. Единственными большими животными, которые разгуливали по лесу, были выдры, но даже они, как правило, не уходили далеко от воды и от своих гнезд. И, по словам профессора Бенсон, они в любом случае - вегетарианцы.
Внезапно, она остановилась. Впереди, где-то в отдалении справа, она услышала шум: как будто ломались ветки.
С любопытством - хотя светлые волоски на её руках встали дыбом - Кэнди пригнулась ниже под упавшим деревом. Открыв рюкзак, она достала оттуда монокуляр и прижала его к глазу, нажав на переключатель на тубусе, чтобы отрегулировать светочувствительность. Красноватый сумрак озарился желтыми и оранжевыми тенями. Она уловила какое-то движение, мерцающий лимонный отблеск, поднимающийся от подножья деревьев к самому своду. Водный голубь, наверное. Или, может быть, морская цапля. Кэнди позволила себе предположить, что не понимает, на что смотрит, и встала. Возможно, это Орло по своему обыкновению шарится вокруг. Примерно на год ее моложе, Орло - большой и неуклюжий парень - был полной противоположностью Кэнди. Он излучал радость и дружелюбие, и порой составлял ей компанию в ночных вылазках. Но, как и Кэнди, ему нравилось одиночество, много раз они пересекались в темноте, пугая друг друга.
Кэнди запустила руку в рюкзак и достала фонарик. Направив его в сторону источника шума, она просигналила "Привет!" азбукой Морзе. Если это Орло, он ответит: они вместе изучили морзянку по старому учебнику, обнаружившемуся в недрах памяти корабля "Один маленький шаг", когда летели на Воскресенье. Просто от скуки.
Кэнди уставилась в темноту, ожидая ответа.
"Привет" - просигналили в ответ несколько секунд спустя, хотя свет казался холоднее и отдавал синевой, не как у фонарика Орло, насколько она помнила.
"В чём дело?" - послала сигнал она.
Орло должно быть практиковался. Ответ последовал быстро: "Я заблудился".
Заблудился? Как он мог заблудиться? Он знал этот лес так же хорошо, как и она. Он её разыгрывает?
"Ага", - промигала она. "Тогда будешь торчать тут всю ноч".
Опять быстрый ответ Орло: "Слово ночь пишется не так".
О чём это он?
"Чего?" - начала сигналить она - но прежде чем она закончила "о", бледное, худощавое лицо возникло среди кустов всего в нескольких метрах от нее, прямо в луче света её фонарика.
- Прошу прощения, - сказал мужчина, выразительно подняв брови. - Мне кажется, вы согласитесь, что правильное произношение - признак образованности.
Кэнди попятилась и споткнулась, ударившись рюкзаком о ствол дерева позади неё. Раздался влажный треск разбившихся яиц. Она испуганно посмотрела вверх, беспорядочно водя фонариком, пока в его луче не оказалось лицо мужчины.
- Или это признак того, кому больше нечем заняться? - он нахмурился, пожал плечами и отступил в кусты, прячась от слепящего света. Он носил странный коричневый костюм-двойку, застёгнутый только на половину пуговиц. Его волосы покрывала мокрая грязь, а идиотская, немного пугающая улыбка и безумные глаза едва виднелись на чумазой физиономии. В одной руке он держал нечто, напоминающее металлическую ручку. Кэнди поняла, что, скорее всего, именно она и была источником сигнала и своеобразным фонариком.
- Ооо, - протянул мужчина, воздев свободную руку вверх, - извини! Плохая привычка - пугать людей. Я сам не осознаю, как хорошо прячусь, в этом и проблема.
Он замолчал и сменил тон улыбки с "маниакальной" до "дружеской".
- Прости, - произнес он еще раз.
- К-к-кто... - начала Кэнди.
- Кто я? - безумная улыбка вернулась и Кэнди сделала шаг назад. Псих засунул свой фонарик в карман и протянул запачканную руку. Кэнди взглянула на неё, он сделал то же.
- Ой, прости, - снова извинился он, вытер руку об штаны и опять протянул её Кэнди, еще грязнее, чем раньше. - Я - Доктор.
Девушка безмолвно уставилась на него.
- Таааак, - мужчина опустил руку и медленно отступил. - Я думал, что вы как-то больше обрадуетесь, когда я окажусь здесь.
Он шагов на десять отошел от нее и присел на корточки, изучая болотистую почву.
- Откуда вы? - наконец спросила Кэнди, наблюдая за каждым его движением.
- Я? О... - мужчина, казалось, на секунду задумался. - На самом деле, практически, отовсюду. Ну, разве что не отсюда. Не отсюда. Определенно. Кстати, а где это - отсюда?
- Стройный лес, - ответила Кэнди.
- А... Стройный лес. Я бы назвал его "Не такой уж стройный лес", судя по окружению. А может и "Скорее приземистый лес", а? Или его переименовали в "Толстокостный лес"?
- Что?
- Прости... о, я опять да? Прос...
Он потряс головой, будто сам расстраиваясь от своего поведения.
- Это потому что я только что потерял своего друга - там в болоте. И чуть-чуть перенервничал, желая отыскать её и убедиться, что она в безопасности.
Господи Боже! - подумала Кэнди. Их двое.
- Так что понимаешь, - продолжил мужчина, - если ты скажешь мне, на какой я планете, возможно, я догадаюсь, чего от неё ожидать. В смысле, я мог бы всё это просчитать - красное солнце... поиск сужается... 0,9 от земной гравитации... поиск сужается – ну, и прочая ерунда. Но было бы намного проще, если бы ты могла...
- Воскресенье, - перебила его Кэнди. - Это Воскресенье.
Он прищурился.
- Планета Воскресенье?
Кэнди кивнула.
- А! - воскликнул мужчина, вскакивая на ноги. - Никогда о такой не слышал. В рубиновых сумерках было видно, как поникли его плечи. - Похоже, пошла игра на выбывание. О чём я? Ах, да, гравитация...
- Как вы сюда попали?
Человека, казалось, удивил её неожиданный вопрос.
- На Воскресенье? Чудесное название для планеты, кстати говоря: день, когда воскресаешь? Слава богу, не Пятница - это было бы просто глупо. Ну, мой космический корабль совершил здесь посадку. На краю болота. Прежде чем я понял... плюх! - слова вылетали из него так быстро, что Кэнди едва успевала улавливать их смысл.
- А что там с вашим другом?
- Она находилась внутри корабля. Надеюсь, и сейчас там, - мужчина замолчал, и даже в темноте было видно, какая невероятная нежность промелькнула в его взгляде. Невероятная ранимость. - Пожалуйста, - сказал он мягко, - мне нужна помощь.
Кэнди на мгновение задумалась.
- Сейчас слишком поздно - слишком темно. Если ваш корабль свалился в болото, вам потребуются мускулы посерьёзнее, чтобы вытащить его.
- А мускулы посерьёзнее... Они где-то рядом? В смысле, отдельно от тебя, - он оглядел её с головы до ног. Кэнди поняла, что улыбается.
- Нам нужно вернуться в поселение. Рассказать им. Пусть они решают.
- А, поселение. Это оттуда поднимался дымок? Ну, это уже похоже на план, - согласился Доктор. Он сделал приглашающий жест рукой: - Дамы вперёд, - он улыбнулся, но тут же скорчил гримасу. - О, какой ужасный сексизм с моей стороны, правда? - и Кэнди даже не успела сделать шаг, как он оказался впереди неё: - Сначала старость, потом красота, - произнес он через плечо, когда она очутилась позади. - Сначала горшки, потом чайники.
За ними, невидимые в темноте, следили десятки пар глаз. Последние крупицы заходящего солнца отразились в них, как угольки почти потухшего, но еще тлеющего костра...


3

- Итак, - сказал Доктор через несколько минут, пробираясь по темному лесу, освещенному только отблесками красного лунного света, пробивающегося меж облаков. - Расскажи мне о себе. Как тебя зовут?
Кэнди посмотрела на него искоса. Он держался в нескольких ярдах от нее, несомненно осознавая, что она по-прежнему чувствует себя неловко рядом с ним.
- Кэндис Кейн, - сказала она.
- Приятно познакомиться, Кэндис Кейн, - на сей раз он не настаивал, чтобы она пожала его грязные руки. Обе они были основательно втиснуты в карманы брюк. - Итак, давно ты на Воскресенье, Кэндис?
- Почти год, - сказала она.
- Так долго? И сколько же вас здесь?
- Сейчас уже меньше 400, - ответила Кэнди, заинтересовавшись, почему он спрашивал. Он наверняка должен знать о наводнении.
- У этого поселения, - продолжил он, жестикулируя, - есть название?
- Старое называлось Воскресенском, у нынешнего, которое мы отстроили заново, будет такое же название.
- Человеческое воображение, - сказал он с усмешкой, - его нельзя недооценивать.
- А какой сейчас год? - спросил он и вдруг снова стал извиняться. - Я похож на туриста, правда?
- Какой год? - она посмотрела на него вкось. - А вы не один из тех Ново-Юлианских чудаков, которые хотят запутать календарь и всё такое прочее?
- О нет, - уверенно ответил Доктор. - Просто путешествия в пространстве, ну ты знаешь: относительность, расширение времени. Вся эта чепуха.
- Понятно, - медленно произнесла Кэнди. - Ну, сейчас у нас обычный 2108 год.
- А... Первая волна, - произнес он задумчиво, как бы самому себе. - Кстати, - оживленно добавил он, будто его не интересовало, что она думает по поводу его слов, - ты сказала: "отстроили заново". Какие-то проблемы с первым поселением?
Кэнди вздохнула и, зная, что идти еще полчаса, поведала ему историю.
Первая волна поселенцев прибыла на Воскресенье чуть более года назад. Все 800 человек обосновались вдоль берегов реки, быстро построив весьма приличный небольшой город из сборных домиков и зданий, которые они привезли с собой. Обеспеченные почти всем необходимым, они ожидали трудного, но благоприятного начала своей новой жизни. У них имелась пара грузовиков, завод для производства строительных панелей, генераторная электростанция. Казалось, ничто не предвещало беды - у них был аккуратный маленький городок, обустроенный для следующей волны колонистов.
Но потом, три месяца назад, коммуникационный и разведывательный спутник, который они оставили на орбите, обнаружил нечто тревожное.
Орбита Воскресенья должна была пройти сквозь облако осколков от недавно разрушенного астероида, разбившегося вдребезги от столкновения с одной из гигантских газовых планет системы. Поселенцы заволновались, но после анализа данных фрагментов астероида немного успокоились: все осколки оказались довольно маленькими, ни одного достаточно большого, чтобы вызвать "Событие Уровня Вымирания". По мере того, как планета входила в облако осколков, воскресенцы ничего не делали, наблюдая за небом и не ожидая ничего более страшного, чем красивое световое шоу.
- И надо полагать, - перебил Доктор, - последствия были не такими хорошими.
Кэнди кивнула, отодвигая кустарники, по ходу их продвижения через лес. Слышалось нежное постукивание дождя.
- Большинство фрагментов сгорело в атмосфере - это был лучший фейерверк, который мы когда-либо видели. В смысле, - восторженно, но виновато пояснила она, - зрелище действительно эффектное. Огромные шаровые молнии и огненные вспышки по всему небу. Маленьким детям очень понравилось.
Кэнди сделала паузу, вспоминая световое шоу.
Несколько частей прошли сквозь атмосферу, - продолжила Кэнди, - они не сгорели как все другие. Один из них достиг поверхности в паре сотен километров от нас, сотрясая землю, разрушая несколько недостроенных зданий. Все запаниковали. Люди кричали и плакали, ученые пытались всех успокоить. Они говорили, что облако пыли, которое после этого поднялось, на самом деле очень маленькое. Не о чем беспокоиться, - она сделала паузу. - Тем не менее, был еще последний осколок, который и стал проблемой. Метеорит попал в океан, где-то в километре или около того от берега и примерно в шести от Воскресенска, - Кэнди снова замолчала, вспоминая ту ночь.
- Приливная волна, - прошептал Доктор, став ближе ей, чем был мгновение назад. Он мельком взглянул на небо, а лес, окружающий их, что-то нашептывал под струями дождя...
- Она катилась прямо вдоль реки - огромная, черная стена, освещенная по верхнему краю лунным светом, - Кэнди содрогалась от воспоминаний. - Все, что мы могли - просто стоять и пялиться на нее, понимаешь? - она повернулась к Доктору, который был всего лишь в паре метров от нее. - А потом все закричали и побежали. Люди хватали своих детей, сумки, одежду, все, что могли. Начался хаос. Не все даже бежали в нужном направлении. Некоторые из них принялись убегать прочь от реки. Другие - только Богу известно почему! - направились прямо к берегу. Может быть, они думали, что смогут затем укрыться в квартирах. Некоторые из них... - Кэнди закрыла глаза, но в памяти всплывали образы. - Некоторые просто зашли в свои дома, спокойные, как никогда, и закрыли двери. Мы сумели собраться на другой стороне холма, когда волна отступила. - Кэнди помнила их всех, собравшихся вокруг жалкого костра - сухие дрова, оторванные от верхушек соленых деревьев, до которых вода не добралась, запах сока, мыльного и едкого одновременно, хлопающего и потрескивающего в огне. Она помнила влажный дым, спиралью уходящий в теплую ночь. Уносящий с собой их надежды и мечты.
Все еще стенающие и плачущие люди носились вокруг, выспрашивая, не видел ли кто того или иного человека. До сих пор она помнила озадаченные лица некоторых стариков, которые, казалось, не вполне понимали, что произошло. Мардж Хэддон, с лицом еще более бледным, чем обычно, при свете костра, сидевшую, обняв свои колени и завернувшись в промокшее насквозь старое одеяло, и даже не спрашивавшую о своем муже Лу. Близнецов Ричли, пытающихся узнать у своего дедушки, где мама и папа, и вид заплаканного лица их дедушки, который не мог найти слов, чтобы объяснить им...
- Мы потеряли почти все, - сказала Кэнди некоторое время спустя. Она откинула с лица беспорядочно торчащие светлые волосы и пригладила их назад. Доктор, казалось, даже не замечал дождя. - Часть из нас на следующий день возвратилась - чтобы посмотреть, ну знаете... - внезапно у нее пересохло во рту. - Вода к тому времени спала, немного, во всяком случае. Почти все полезные вещи были или под водой, или смыты. Даже корабль пропал. Нам удалось... - она остановилась, чувствуя, что задыхается от воспоминаний, которые вызвал ее рассказ. - Некоторые здания на краю города уцелели, и нам удалось спасти много вещей, которые плавали на поверхности, - Кэнди пришлось остановиться снова, так как ее мысли опережали ее слова. Она посмотрела Доктору в глаза: - А потом мы начали находить трупы.
Кэнди вдруг поняла, что рыдает на теплом и грязном плече совершенно незнакомого человека. Незнакомца, который обнимал ее, пока она выплескивала все это из себя. Она едва замечала, что дождь продолжался.
***
Она не знала, как долго он держал ее в объятиях, молча, ничего не говоря, не осуждая. Не говоря ей "не плачь" или "все будет хорошо". Без пустых и бессмысленных слов утешения от человека, который не был там и не видел того, что видела она. Не пытаясь выглядеть отцом или братом или другом. Странным образом, он напомнил ей Тай.
В конце концов, она отступила, и он ее отпустил.
- Простите, - сказала она, вытирая нос тыльной стороной руки. Дождь сейчас шел сильнее и это лишь сделало ее лицо более мокрым.
- Ерунда, - сказал Доктор. - Нет ничего лучше, чем хорошенько выплакаться. Это высвобождает все эти химические вещества в мозге, и все встает на свои места.
- Правда? - фыркнула она.
Он взглянул на нее и пожал плечами.
- Вероятно, - сказал он, как будто только что выдумал это. - Но ты выдержала это, все вы. Вы остались.
- Выбор невелик. "Один маленький шаг" - наш корабль - пропал. А вторая волна колонистов будет здесь через год. И мы не можем их подвести, не так ли?
- О да, - согласился Доктор. - Так нельзя ни в коем случае. Но, похоже, ты бы справилась при небольшой моральной поддержке.
Кэнди фыркнула с усмешкой.
- Да неужели!
- Хорошо, возможно тебе лучше отвести меня в Воскресенск. Я обеспечу город и гильдию моральной поддержкой. - он лучезарно улыбнулся самой радостной из улыбок, - Высшего класса!
***
- Я беспокоюсь о ней, - сказал Кол, проверяя замки на клетках и бросая планшет на стол Тай. Он чуть не попал по ее кофейной чашке с рисунком котенка с поднятыми вверх лапками и подписью "Тебе никогда не взять меня живым!"
Она подхватила чашку легким, едва заметным жестом.
- Эй, - сказала она своим низким, но звонким, как всегда, голосом, лишь с намеком на веселье.
- С ней все будет хорошо, Кэнди знает Стройный лес как свои пять пальцев. Как бы то ни было... - он плюхнулся на оранжевый пластиковый стул напротив стола Тай. - Каков результат последнего теста для нашей загадки? - он мельком взглянул на другую сторону комнаты с деревянными стенами, где стояли, в три ряда по четыре, двенадцать клеток. В каждой находилась выдра, большинство которых свернулось на сухих листьях, из которых они сделали им подстилки. Пара из них бездельничала, сидя на задних лапах и наблюдая, как два человека обсуждают их.
Тай покачала головой и запустила пальцы в свои черные косы. Она говорила о том, что на время их придется отрезать, но Кол знал, что это было не более чем просто слова. Тай слишком гордилась своими косами, чтобы позволить кому бы то ни было подойти к ним с ножницами.
- Так же как и раньше: новые примерно на шестьдесят процентов хуже старых. Я тут взяла троих с прошлой недели и отпустила: они стали догадываться, как справляться с замками. Слишком уж умны, некоторые из них.
- Шшш, - упрекнул ее Коул с усмешкой, - они могут услышать тебя! Кто знает, насколько чувствительными они могут быть. Ты ведь не хочешь задеть их маленькое эго. Не с такими когтями, в любом случае.
Тай улыбнулась.
- Если ты спрашиваешь меня, должны ли мы быть милыми с теми выдрами, что поймали за последние два дня, то, - она повысила голос и направила свои слова к клетками, - они тупые и агрессивные.
Кол обернулся посмотреть - они опять вернулись к началу в исследованиях, касающихся выдр, поскольку наводнение смыло почти все, что они наработали раньше. И они не подошли ближе к решению вопроса, почему выдры, кажется, становятся тем умнее, чем дольше живут в неволе.
- Просто не говори Паллистеру, вот и всё. - голос Тай понизился и по громкости, и по высоте. Кол знал, что за этим последует. Он закатил глаза и двинул свою полупустую чашку через стол. Он на самом деле не хотел снова заводить этот разговор.
- Я говорил тебе, Паллист...
- Паллистер - коньюктурщик, - перебила Тай. - Его бы никогда не выбрали Председателем, если бы не наводнение. И порядочная путаница, которую он устроил при восстановлении.
- О, а ты смогла бы добиться большего успеха?
Тай отмахнулась от его комментария: - Я этого не утверждаю. Я просто говорю, что он настроен только на то, чтобы сделать себе имя. Он колонист старого стиля. Только богу известно, почему ему позволили приехать сюда. Нет, вычеркни это: я знаю, почему ему разрешили приехать сюда. Потому что он среднеразрядный ноль в технике, обладающий некоторыми организационными навыками и знающий нужных людей. А при наводнении он выплыл на поверхность, как... - ее голос затих, так как она поняла, что собиралась сказать. - Так или иначе, если до Паллистера дойдет, что выдры почти разумны, он устроит на них облаву, закует в цепи и заставит работать, строя дома или еще что-нибудь. Это будет очередным повторением истории с Люциус Прайм и лемурами, и все мы знаем, чем она закончилась.
Внезапно снаружи послышался звук тяжелых шагов, и деревянная дверь в лабораторию резко распахнулась. На пороге стояла промокшая насквозь Кэнди, освещенная сверху лампой дневного света. У нее было странное выражение лица.
- Привет, - она улыбнулась, но улыбка получилась натянутой и неуклюжей.
- В чем дело, милая? - тотчас спросила Тай, вскакивая на ноги. Кэнди вошла, не отвечая. Позади нее стоял кто-то еще - некто в странном, темно-коричневом костюме-двойке, застегнутом спереди на пару пуговиц, в грязной белой рубашке и чём-то, напоминающем галстук, вокруг шеи. Его лицо было перепачкано грязью, а промокшие волосы торчали во все стороны. Он ослепительно улыбнулся, и это выглядело так, будто кто-то включил в помещении еще одну лампочку.
- Привет, - сказал он. - Я - Доктор. Могу я заинтересовать вас некоторыми словами для поднятия настроения, я - специалист по веселому добродушному подшучиванию и воодушевляющим речам.
***
Марта закашлялась, приходя в себя, задыхаясь от несвежей воды, исходящей из её горла и легких.
Было темно. Темно как в черной дыре. Она не замерзла, что несколько удивило ее даже в таком полубессознательном состоянии, но и особенно тепло также не было. В течение нескольких минут она лежала неподвижно, пытаясь осознать и вспомнить, что же произошло.
Последнее, что она помнила, как проталкивала свою руку из ТАРДИС сквозь тягучее силовое поле или что бы там ни было. Она снова закашлялась и вытерла лицо тыльной стороной руки, почувствовав мокрую шелковую перчатку. Она и забыла, что одела ее. А затем память начала возвращаться к ней: она протолкнула свою руку сквозь силовое поле в воду. Потом что-то схватило ее - что-то мощное и сильное. Нечто вытащило ее из ТАРДИС, подобно родителю, тянущему своего ребенка к выходу из супермаркета.
Марта моргнула, вновь удивившись, почему так темно, и подумав, не случилось ли что-то с ее глазами. Размышляя, не ослепла ли она. Она почувствовала, как ее сердце в груди начало бешено колотиться по мере того, как росла паника. Она услышала тихий дробный перестук над собой. Так обычно дождь стучит по палатке.
А затем до её слуха донесся другой звук: тихий, тихий шепот. Нет - больше похоже на царапанье. Нет, тоже не то. Где же она слышала это раньше?
Да! Ну, конечно же! Это похоже на кошку, которая умываясь издает такие странные скребущие, причмокивающие звуки. Она осторожно принюхалась. Чувствовался сухой мускусный запах животного. Не отталкивающий, но также особенно и не успокаивающий. И не кошачий.
Что-то коснулось тыльной стороны ее вытянутой руки, и она взвизгнула, одергивая ее назад и прижимая к себе. Она услышала легкий топот маленьких ног и слабое сопение. Больше всего ее смутило то, что она на самом деле завизжала.
Она в норе какого-то животного? Может, кто-то похитил ее из ТАРДИС и притащил в свое гнездо. Если это так, то она могла придумать только одну причину, по которой дикое животное могло бы сделать это. Она внезапно вспомнила, почему Доктор привез ее сюда, и ее кожа стала холодной как лед. Он привез ее сюда на завтрак.
Только на чей завтрак?
***
- Мы должны рассказать Паллистеру! - решительно сказал Кол.
- Если бы я... - спокойно произнес Доктор, неловко стоя возле двери.
- Конечно, мы скажем Паллистеру, - ответила Тай. - Только не сейчас. Не посреди ночи.
- И что? - возразил Кол. - Мы подождем до утра и затем скажем ему, что у нас здесь всю ночь находился незнакомец - пришелец, а мы не хотели будить его? - он фыркнул.
- Возможно я мо... - снова попытался Доктор.
- Он сойдет с ума, вот, что он сделает.
- А если мы потревожим его сейчас, - возразила Тай, - то Паллистер все равно просто запрет его до утра. А Кэнди говорит, что у него где-то там друг.
- Это он так говорит, - усмехнулся Кол. - Откуда нам знать, что...
- Ну, - перебил Доктор. - Всегда можно попробовать спросить...
- ...он говорит правду? Кэнди сказала, что он появился из ниот...
- Так! - рявкнул Доктор, тотчас заставив этих двоих замолчать. - Хватит, как однажды спели Донна Саммер и Барбра Стрейзанд, хватит уже!
Кол и Тай немедленно замолчали и повернулись к нему, их глаза расширились от удивления.
- Если бы вы были так любезны, чтобы поспорить со мной, а не обо мне, тогда возможно мы смогли бы разобраться с этим, - сказал он. - Не могли бы вы не перебивать меня? - он бросил быстрый взгляд на Кэнди и поднял руку, растопырив пальцы. - Во-первых, - он опустил один палец, - я не преследовал Кэндис, - он сделал паузу и нахмурившись посмотрел на девушку. - Конфетка? - на его лице отразилось недоумение. - Кэнди-конфетка? - он резко встряхнул головой. - Во-вторых... - он опустил второй палец, - да, у меня действительно есть космический корабль там, в болоте, как и у вас, и да, мой друг, я надеюсь, все еще внутри него. В-третьих, - он замолчал и уставился на свои длинные, бледные пальцы. - В-третьих... - он вздохнул, - мне следовало первым делом сказать о Марте, а не в третью очередь, не так ли? Два пункта - это так убого.
Кол, Тай и Кэнди уставились на него.
Он тоже вопросительно посмотрел на них: - Что? Что?
- Кто, черт побери, вы такой, "Доктор"? - спросила Тай. Он отчетливо слышал эти кавычки в ее голосе. - И, черт побери, откуда вы явились?
Плечи Доктора опустились. Почему всегда одно и то же? С покорным вздохом он полез в свой внутренний карман. Тай и Кол - но не Кэнди, как он заметил - немного отступили, как если бы он доставал оружие.
- Вот! - ликующе сказал он, размахивая перед их носами небольшим бумажником с клочком психической бумаги. - Это должно ответить на ваши вопросы.
Он самодовольно наблюдал, пока они изучали ее.
- Вы - курьер, продающий средство для чистки ковров? - в конце концов произнес Кол.
- Что? - резко сказала Тай, выхватывая психическую бумагу из рук Доктора. - Здесь сказано, что он - Мадам Романа, предсказатель по звездам, - она посмотрела на Кола так, как будто он сошел с ума, давая Доктору шанс выхватить бумажник. Он с тревогой всмотрелся в него, встряхнул, посмотрел снова и издал негромкий стон.
- Это, - твердо сказал он, размахивая им перед их носами, - должно быть водонепроницаемым. Так и знал, что мне следовало её заламинировать...
Кэнди задумалась, что натворила, приведя этого психа в самый центр их общины. Она представила его профессору Бенсон и Колину Макконнону, думая, что они примут его так же, как и она. А сейчас он стоял тут и нес тарабарщину о каком-то кусочке бумаги.
- Я собираюсь доложить Паллистеру, - решительно заявил Кол, не сводя с Доктора проницательного взгляда.
- Ну, возможно так будет лучше всего, - вызывающе ответил Доктор. - Тогда мы сможем разобраться со всем этим делом, вы поможете мне достать мой корабль из болота, и я продолжу свой путь. Как вам это?
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.