Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52970
Книг: 129942
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Одиссея адмирала Кортеса»

    
размер шрифта:AAA

Лысак Сергей Васильевич
ОДИССЕЯ АДМИРАЛА КОРТЕСА
(Бойтесь своих желаний, они могут исполниться. Или когда приходит Большой Пушистый Полярный Лис)

Все события вымышлены, совпадение имен персонажей с реальными лицами, а также названий судов и организаций случайное.

Глава 1
Странное предложение

Капитан Леонид Кортнев сидел дома перед компьютером с открытой страницей электронной почты и пытался понять смысл полученного письма. Предложение, пришедшее от одного из многочисленных одесских крюинговых агентств, расплодившихся после развала Союза, как грибы после дождя, было одновременно и очень заманчивым, и в то же время настораживало. Битый жизнью, и прошедший школу выживания в лихие девяностые на Дальнем Востоке, Леонид чувствовал, что здесь что-то не то. Еще раз всмотревшись в строчки на экране, он пытался понять, что же именно его настораживает в таком заманчивом с виду предложении.
Уважаемый Леонид Петрович, открыта срочная вакансия капитана на guard vessel, район работы Нигерия. Дей рейт 400 USD on. Контракт 3 месяца. При благоприятном отзыве в дальнейшем возможен перманентный контракт 3 месяца on/off с оплатой дей рейт 400 USD on/ 200 USD off…
Дальше шли основные тактико-технические данные судна и напоминание, что вакансия срочная. Если господин Кортнев согласен, то пусть срочно свяжется с крюинговым агентством «Си Игл», контактные телефоны и адреса электронной почты прилагаются…
Леонид призадумался. Guard vessel… Дословно — сторожевое судно. Смущают только размеры парохода — валовая вместимость более трех тысяч трехсот регистровых тонн. Обычно гражданские суденышки, привлекаемые для сторожевой службы, имеют регистровую вместимость на порядок меньше. Что же там такое? Об этом «Си Игле» всплывают, время от времени, в интернете весьма нелицеприятные отзывы. Очень мутная конторка… Сами аферисты, и с такими же аферистами, как и они, связаны… Да и район предстоящей работы, конечно, веселый — Нигерия. Как говорили все, кто там побывал, и с чем Леонид был полностью согласен, — Африка — это одна Большая Жопа. А Нигерия — дырка в этой Большой Жопе. Пираты там пошаливают постоянно, а местные власти от пиратов мало чем отличаются. Причем, в отличие от своих «коллег» с восточного побережья Африки, действующих в северо-западной части Индийского океана с территории бандитского «государства» Сомали, не захватывают суда с целью получения выкупа, а занимаются самым обыкновенным грабежом на большой морской дороге. Тащат все ценное, что могут утащить, сливают топливо, но сами пароходы их не интересуют, так как держать их негде. В странах побережья Гвинейского залива — в Нигерии, Камеруне, Гане и других, в отличие от Сомали, власть все-таки есть. Хоть и насквозь коррумпированная, бандитская по своей сути, но все же власть. Которая быстро обломает рога всем, кто перейдет определенную черту и нарушит «правила игры». Значит, ему предлагают заняться охраной оффшорной зоны с буровыми вышками от пиратов? Или, охраной судов, идущих в порты Нигерии? Частных охранных контор уже тоже развелось, как собак нерезаных. Пиратский бизнес порождает спрос на охранные услуги, что в водах Индийского океана уже практикуется. И надо сказать, что эта мера на сегодняшний день самая эффективная. Находящиеся там военные корабли не могут охватить весь океан. Они даже безопасность в границах «коридора безопасности» не могут обеспечить. И бывали случаи, что пираты захватывали суда, идущие в конвоях с таким «эскортом»! А вот случаев захвата судов, имеющих на борту вооруженную охрану, до сих пор не было. Выяснив, что можно запросто нарваться на пулю при попытке абордажа, современные джентльмены удачи предпочитают не связываться и уходят. Исключения очень редки, когда пираты, не смотря на ответный огонь, все же пытаются захватить судно с каким-то ценным грузом. Ясно, что они работают по наводке. Вообще, пиратство в наше время стало очень прибыльным бизнесом, на котором наживаются все, кому не лень. Причем пираты — в последнюю очередь. Львиная доля прибыли в этом бизнесе идет именно от самой борьбы с пиратством. А если оно исчезнет, то с кем же тогда бороться? На чем делать деньги? Каким образом задирать страховые ставки до непомерных величин? Как отмывать огромные суммы денег и при этом успешно ловить рыбу в мутной воде? Единственно, кто страдает от пиратства — это экипажи судов. Но кому они нужны? Все застраховано! Но это все лирика… Как говорят, просто достало… А касательно этого предложения — значит, собираются начать наводить порядок (а точнее делать «бабки» на этом) и с другой стороны Африки — в Гвинейском заливе. Давно пора…
И условия контракта очень «вкусные». Четыре сотни «зеленых» в день, это двенадцать «килобаксов» в месяц. А если придешься ко двору в этой конторе, так предлагают перманентный, то бишь постоянный контракт с оплатой не только двенадцать «килобаксов» в месяц в море, но и шесть при нахождении на берегу! И постоянная работа в режиме три месяца в море — три дома! И никакого оффшорного опыта с DP-сертификатом не требуют! Очень даже неплохо! Но это правда, если придешься ко двору… А то, может быть там такое, что сам этого «перманента» не захочешь… А-а-а, плевать… Тридцать шесть штук «зелени» за три месяца тоже на дороге не валяются. Сходит один контракт, посмотрит, а там видно будет. Тем более, если это guard vessel, сами пираты его будут стороной обходить. Одна единственная очередь, даже в воздух — очень убедительный аргумент. А оружие там будет обязательно. Иначе, какой же это guard vessel… А то, в связи с этим долбаным кризисом, искусственно созданным проклятым Пиндостаном (вот точное название кто-то придумал!), с работой стало худо. Много пароходов ставят в отстой до лучших времен, а когда эти времена наступят, никто не знает. И в самом Пиндостане в том числе. Там только демократию умеют во всем мире распространять. Либо добровольно, либо добровольно-принудительно. Саддам вон не захотел у себя в Ираке демократию установить. Так бравые американские парни пришли и установили. Берите, люди, пользуйтесь! Правда, сами иракцы теперь не знают, что с этой демократией делать… Ладно, это все лирика, к делу отношения не имеющая. Он искал работу в оффшорном флоте, дабы перейти туда, где денег побольше, и контракты покороче. Понимал, что без опыта работы на судах оффшорного флота, занятых обслуживанием нефтяных платформ в море, ничего серьезного ему не предложат, и дай бог, чтобы предложили вообще. Поэтому, был согласен пойти сначала даже со значительной потерей в зарплате ради получения этого самого пресловутого опыта. А тут — такая удача! Не оффшор, конечно, и до капитана с full-DP сертификатом и суточной зарплатой в 500-1000 «зеленых» на DP-судах далековато, но тоже ничего. В конце концов, всех денег не заработаешь… Хотя стремиться к этому надо…
Эх, то ли дело было раньше!!! Леонид улыбнулся и вспомнил весьма насыщенные событиями девяностые годы. Когда после развала Союза он уехал из Керчи, где работал после окончания мореходного училища в «Югрыбпромразведке», на Дальний Восток. Поскольку очень самостийной и очень незалежной Украине, получившей независимость (от кого?!), собственный рыболовный флот оказался не нужен. Впрочем, торговый флот тоже. И они оба очень быстро исчезли, распроданные фактически по цене металлолома. А вот на Дальнем Востоке… Но, правы были те, кто говорил, что если занимаешься чем-то, не совсем согласующимся с уголовным кодексом, то будь готов к тому, что в любой момент тебе может нанести визит Большой Пушистый Полярный Лис…
Черная точка в небе быстро приближалась со стороны берега, и вскоре уже можно было невооруженным глазом рассмотреть винтокрылую машину. Он знал, что от вертолета не убежишь. Но вертолет еще полбеды. Стрелять он вряд ли будет. Хотя, случаи бывали… Пограничный сторожевик, способный дать порядка тридцати узлов и нашпиговать его старое корыто снарядами, куда опаснее. Тоже случаи бывали…
Ему пока что везло. Все рейсы с крабом на Вакканай и Пусан проходили успешно. Правда, «самураи» в последнее время заартачились. Приняли какие-то постановления, ограничивающие ввоз сырья, кричат об истреблении морской фауны… Не ново, это мы уже проходили. Хотят сбить цену, бизнесмены узкоглазые. Ну и что? Послали их ко всем японским чертям и стали работать исключительно на Пусан. А корейцы народ более покладистый, нос не задирают и политику выкручивания рук не проводят. Спрашивается, кто от этого выиграл, а кто потерял?
Но сегодня, похоже, его везению пришел конец. Предчувствие беды не отпускало перед этим рейсом, и как оказалось, не обмануло… Вертолет ходит кругами, а на горизонте появилась еще одна цель, быстро идущая в его сторону. И как закономерный финал, вызов по УКВ на 16 канале.
— «Туман» — «вельботу»!
— Что делать будем, Леонид Петрович?
Вахтенный второй помощник с тревогой смотрел на него и ждал дальнейших распоряжений. Пытаться уйти от «погранца» нечего и думать. У него ход намного больше, да в случае неповиновения еще и пальбу откроет.
— Из рубки на крыло и на палубу не выходить. Быстро водяру на мостик!
Когда второй помощник убежал с мостика вниз, вызвал машину. Вахтенный второй механик тут же ответил. Весь экипаж «Тумана» знал, что надо быть готовым к крайним мерам, поэтому расслабляться сейчас нельзя.
— Машина слушает!
— Геннадьич, готовь вариант «Варяг». Действовать только по моей команде.
— Понял, Петрович! Жду команды.
Пограничный сторожевик, тем временем, уже лег на параллельный курс неподалеку и продолжал надрываться, вызывая «Туман» на дежурном канале. Леонид не отвечал. Все равно, отвечать нечего. Внизу — полный трюм камчатского краба. Разумеется, выловленного незаконно, и незаконным образом вывозимого в Корею. Если раньше еще можно было решить вопрос на берегу с пограничным начальством за определенную мзду, то теперь стало гораздо хуже. Вот на этот случай и предусмотрен вариант «Варяг»…
Взяв трубку спутникового телефона, набрал секретный номер, предназначенный для экстренных случаев и не засвечиваемый до этого во избежание установки на прослушку, моля бога, чтобы побыстрее ответили. Хозяин пошел на такие расходы, предупредив, чтобы использовали спутниковый телефон в самом крайнем случае. Уж больно дорогая связь. Стараться обойтись спутниковым буквопечатающим «инмарсатом», или мобильником, если берег рядом. Он тогда еще усмехнулся. Хозяин такое бабло на крабе имеет, по саунам с блядями сколько оставляет, а на оперативную связь жмется денег выделить. Впрочем, это отличительная черта подавляющего большинства «новых русских». Экономить копейки, чтобы потом терять тысячи. Но это, в конце концов, его хозяйское дело. А экипажу платит вовремя зарплату, и на том спасибо…
Наконец, ответили. Хозяин был явно недоволен, что его оторвали от дел.
— Да, Леонид Петрович, слушаю. Что там у тебя стряслось?
— Здравствуйте, Андрей Владиславович. У меня справа по борту «погранец». Требует остановиться. И вертолет сверху крутится.
— … ….!!! Где вы сейчас находитесь?!
— Пока еще в нашей экономической зоне.
— Сбежать сможешь?
— Андрей Владиславович, шутите? На траулере от «погранца»?
— … ….!!! Петрович, что хочешь, делай!!! Но в трюм они заглянуть не должны!!! Ты понял?!
— Понял. Значит, вариант «Варяг»? Вы даете санкцию?
— Хоть «Варяг», хоть «Аврора», хоть «Потемкин»!!! Что хочешь, делай!!!
— Все понял, выполняю.
Связь отключилась, и как раз на мостике появился второй помощник с бутылкой водки.
— Вот, принес!!!
— Молодец. Открывай и разливай. И запомни — мы с тобой были в дупель пьяные, поэтому никаких сигналов не видели и не слышали. А потом беги вниз и предупреди всех. Пусть оденутся потеплее, приготовят гидрокостюмы и не забудут документы. Лишнего барахла с собой не брать. У нас все же паника будет, как-никак. И чтобы каждый не меньше, чем по стакану водяры выдул!
После срочного принятия по двести граммов водки, второй помощник снова убежал вниз, а Леонид взял бинокль и начал рассматривать сторожевик через боковой иллюминатор. Так и есть, на палубе полно народу в спасательных жилетах. Готовят шлюпку к спуску, а палубные артустановки уже смотрят на «Туман». Если пальнут, мало не покажется…
С мостика сторожевика начинают стрелять из ракетницы в сторону «Тумана», надеясь привлечь внимание, поскольку на запрос по УКВ связи он отвечать не желает. Погодка все же не штиль, поэтому подходить вплотную к борту сторожевик не рискует, можно запросто дров наломать. Шлюпке на ходу тоже лучше не подходить, поэтому у пограничников задача — кровь из носу, но заставить «Туман» сбросить ход до минимального, или лечь в дрейф для принятия досмотровой группы. А группа уже готова, ждет на палубе…
Так, похоже, командиру сторожевика эта игра надоела. Стрельба из ракетницы прекращается, и носовая артустановка изрыгает пламя. Грохот прокатывается над морем, а впереди по курсу «Тумана» встает цепочка фонтанов от падающих снарядов. Это уже серьезнее. По внутренней трансляции команду вниз — всем приготовиться. Сторожевик дает еще одну очередь, уже перед самым форштевнем траулера. Никакого эффекта. Проходит пара минут, еще одна очередь с тем же результатом. «Туман», как «летучий голландец», идет, не меняя курса полным ходом. Все, игры закончены. Следующая очередь проходит по корме «Тумана». Пограничники хорошо видят, что на палубе никого нет, и бьют на поражение. Небольшие зенитные снаряды кромсают фальшборт и рвут на куски палубные механизмы. Часть снарядов приходится на обшивку борта, разрывая и уродуя металл. Рано… Вторая очередь проходит по корме, сметая с палубы огнем то, что уцелело после первой. А вот теперь пора!!!
Резким звуком взрывается звонок громкого боя. Шлюпочная тревога. Экипажу приготовиться к покиданию судна. Пока гремит сигнал тревоги, Леонид вызвал машинное отделение.
— Машина!!!
— Здесь машина!!!
— Вариант «Варяг»!
— Понял!
Вот и все… Старому труженику моря, траулеру «Туман» осталось недолго… Сейчас стармех со вторым и третьим механиком срочно проводят действия, ведущие к затоплению машинного отделения и смежных с ним отсеков. Это гарантированно отправит пароход в последнее плавание — на дно Охотского моря. Меры предприняты заранее, все работы по «модернизации» трубопроводов и клинкетов систем осушения и охлаждения сделаны еще во время последнего ремонта. Да так, что с первого взгляда и не поймешь. Ну, а инспектор Регистра — свой человек. Вполне может и «не заметить» при осмотре трубопроводов то, чего нет на схемах систем. Не за спасибо, конечно… Всякий труд должен быть оплачен. А труд инспектора Регистра — тем более. Но и результат налицо. Работает все оборудование? Работает! Ни и ладно. Получите регистровые документы…
«Туман» теряет ход, и на палубу выскакивает часть экипажа, усиленно изображая панику. Сторожевик больше не стреляет, а разворачивается, чтобы прикрыть от волны спускаемую шлюпку. Леонид смотрел в иллюминатор рубки и усмехался. Нет, служивые, не успеете! Это у вас только на учениях и парадах все красиво проходит. А сейчас — минут пять, как минимум, провозитесь. Покачивает-то нехило. Плюс пока сюда доберетесь. Да пока на палубу вскарабкаетесь. И встречать вас тут будет некому! А «Туман» максимум через двадцать минут должен быть под водой…
Вот и все… Леонид вздохнул, и пошел в каюту за документами и гидрокостюмом, прихватив судовой журнал и путевую карту. Записи там, естественно, липовые, но прокуратура устанет это доказывать без отсутствия вещественных доказательств в виде груза краба.
Пограничники наконец-то спустили шлюпку, и она рванулась к потерявшему ход траулеру, который уже развернуло бортом к волне. Бортовая качка сейчас ощутимая, поэтому забраться на палубу служивым будет не так-то просто. А на шлюпочной палубе «Тумана» уже полно народу. Спасательные плоты полетели за борт, и экипаж срочно покидает обреченное судно. Траулер значительно осел в воду, а на корме, куда попали снаряды, что-то горело. Черный дым стлался по ветру, придавая картине черты реальной катастрофы.
Когда скоростная шлюпка с досмотровой группой подошла к остановившемуся судну, оно уже имело значительный крен и ушло в воду почти по самую палубу. Ярко-оранжевые надувные спасательные плоты относило ветром в сторону. Причем, на них из-под тента высовывались небритые рожи, крича морякам-пограничникам все, что о них думают. Цензурными там, по большей части, были только предлоги. Пограничники обошли тонущий траулер вокруг, и убедившись, что на палубе никого не осталось, а на палубу подниматься — себе дороже, плюнули и направились к дрейфующим плотам. Хочешь, не хочешь, а надо теперь оказывать помощь терпящим бедствие. А кто говорил, что будет легко?
Между тем, «Туман» стал заваливаться на борт и вскоре скрылся под водой. Наверх вырывались пузыри воздуха, всплывал какой-то мусор. Леонид смотрел на место гибели своего судна со смешанными чувствами. С одной стороны, «Туман» сослужил своему экипажу последнюю службу. Дал возможность спастись и ушел под воду, унеся с собой все тайны, раскрытие которых грозило огромными неприятностями как самому экипажу, так и судовладельцу. А с другой стороны, это был его кормилец. Контора сейчас будет занята войной с пограничниками и прокуратурой. Те будут из штанов выпрыгивать, но стараться доказать, что огонь по траулеру открыт правомочно, так как на нем был незаконный груз и он пытался скрыться. Но вещественных доказательств-то нет. Одни домыслы. А судовой журнал — вот он! Пожалуйста, ознакомьтесь! Какой краб?! Вы что?! Не было никакого краба!!! Но пока будет вестись эта бюрократическая война, его будут постоянно дергать, как свидетеля. И очень хорошо, если в ходе следствия он так и останется свидетелем…
Когда экипаж «Тумана» был поднят на борт пограничного корабля, первый вопрос был ожидаемый. Леонид смотрел на офицера с погонами капитана третьего ранга и понимал, что тот буквально исходит злобой, но ничего не может поделать. Скорее всего, их кто-то сдал. И «Туман» ждали, чтобы взять с поличным. А тут — такой облом…
— Кто капитан?
— Я капитан.
— Почему вы пытались скрыться? Почему не реагировали на наши вызовы по радио и на сигналы?
— Извиняюсь, командир. Газанули маленько… Вот и не заметили.
— Что, всей командой газовали?
— Ну, был грех… Что теперь скрывать…
— А почему судно затопили? Что, краба в Пусан везли?
— Командир, какой Пусан?! Какой краб?! Переходили в другой район промысла! И никого мы не топили. Сами же по нам пальбу открыли. А много ли нашему старичку надо?
— Так ты что, хочешь сказать, что это мы ваше корыто утопили?!
— Ну да! А кто же еще? Ведь больше тут никого нет. Только ваш «крейсер»!
Капитану расстрелянного пограничным сторожевым кораблем траулера повезло только в одном — он действительно так и остался свидетелем. Как прокуратура не пыталась состряпать дело о незаконном вылове краба и попытке его контрабандного вывоза за границу, ничего не получилось. Юристы у хозяина даром свой хлеб не ели, и дело развалилось за недостатком улик, даже не дойдя до суда. Но все время, пока шло следствие, Леониду пришлось сидеть на берегу под подпиской о невыезде. Благо, средства имелись, да и хозяин был человеком слова — что обещал, то делал. И не смотря на проскакивающую иногда хамовитость, своих работников не обижал. В принципе, ничего страшного пока не случилось. Ну, утонул пароход, и утонул. Зато люди целы. Хозяин к экипажу претензий не имеет, у него еще четыре таких же старых рыболовных корыта есть, построенных во времена развитого социализма. А за погибший «Туман» он умудрился еще и страховку получить, поэтому приобретение нового (хотя, какого «нового»!!!) парохода уже обговорено и капитану Леониду Кортневу предложено в скором времени выехать в Японию для приемки японского траулера. Который, правда, тоже неизвестно при каком императоре построен, но судя по заверениям продавца, вроде ничего. Ладно, «японец», так «японец». Можно и на нем краба ловить и в Пусан возить…
Но японская командировка Леонида не состоялась. Незадолго до окончания оформления сделки, японский джип «Ниссан» с правым рулем — обязательный атрибут новорусского бизнесмена во Владивостоке, взлетел на воздух вместе со своим владельцем — Горюновым Андреем Владиславовичем, генеральным директором и владельцем фирмы, его работодателем. Видно, попытка задержания «Тумана» была лишь первым звеном в цепочке событий. Кому-то Андрей Владиславович перешел дорогу, и решить все миром не получилось. Ситуация зависла в неопределенном положении. Вдова погибшего бизнесмена ничего не понимала в делах мужа и фирму начало лихорадить. Все быстро пришло к логическому завершению — люди стали разбегаться, фирма развалилась, а ее имущество, в том числе и четыре оставшихся траулера, было распродано наследницей. И Леонид пополнил ряды безработных, которых очень много появилось на просторах бывшего Союза.
Сначала он подумал заняться собственным бизнесом — купить небольшой японский траулер (благо, их тут хватало — пограничники постоянно ловили японских браконьеров и суда конфисковывались) и попробовать работать на себя, а не на дядю. Но очень скоро понял, что в условиях Российской Федерации, с ее чиновничьим и ментовско-бандитским беспределом, очень быстро либо прогорит, либо закончит, как его бывший босс. Выходов на нужных людей в этой сфере у него нет, а превратиться в дойную корову для ментов, или бандитов, никакого желания не было. Оставалось опять искать работу в море, так как переходить на берег Леонид решительно не хотел. И вот тут-то начались сложности. Большой Пушистый Полярный Лис снова вильнул хвостом и показал ему свою хитрую морду…
Пройдя по всем рыболовецким конторам Владивостока, он понял, что в хороших компаниях места давно заняты и народ там работает постоянный. В не очень же хороших, куда он был согласен пойти, его брать не торопились. Слава капитана утонувшего парохода бежала впереди него. Причем, дело было не в подозрении отсутствия профессионализма. С этим как раз таки все было в порядке — люди прекрасно понимали истинные причины гибели «Тумана» и в приватной беседе признавали действия Леонида единственно правильными. Но один из его прежних знакомых, который раньше тоже ходил в море, а теперь осел на берегу и перешел на работу в офис, сказал ему прямо.
— Петрович, никто здесь тебя на работу не возьмет. Ты что, не понимаешь, что тебя пасут? Ты сорвался с крючка у прокуратуры. Но они уверены, что деловые связи у тебя остались, и ты обязательно на них выведешь. Поэтому везде, где ты появишься, от тебя будут шарахаться, как черт от ладана. Ищи работу не во Владике, а лучше вообще уезжай на историческую родину, в свой Ростов-папу. Сейчас уже не те времена, что раньше. Тяжело стало работать, везде кислород перекрывают. Не то, что в самом начале, при Бориске Первом. Я ведь в конторе сижу и постоянно держу руку на пульсе, в курсе всех новостей. Попомни мои слова — накроется скоро этот крабовый бизнес медным тазом. Во всяком случае, того, что было раньше при Борьке, уже не будет…
Так закончился поход по конторам среднего пошиба. А уж туда, где ситуация была хуже некуда, он сам идти отказался. Поэтому, посоветовавшись с женой, и принял решение — вернуться домой. На свою родину, на берега тихого Дона. Тем более, он был не единственный в такой ситуации. Дела с левой рыбалкой с каждым годом шли все хуже и хуже. Требования ужесточались, пограничники и таможня перекрывали все лазейки, а попасться второй раз Леонид не хотел. Во второй раз так уже может и не повезти. А работать, чтобы было все «по закону», это можно и в трубу вылететь с нашими законами.
Старый купеческий город на берегу Дона, Ростов-на-Дону, встретил Леонида без особого восторга. Здесь все теплые места уже давно были заняты по клановому принципу, и влезть новичку было не так-то просто. Деньги еще были, поэтому с покупкой квартиры проблем не возникло. Но все попытки найти работу по специальности за приемлемую зарплату заканчивались ничем. Нормальных судоходных компаний в Ростове просто не было. Те, что были, представляли из себя либо осколки старой «совдеповской» системы с совдеповскими порядками и совдеповским менталитетом, вроде Волго-Донского пароходства, либо очень подозрительные конторки с левой бухгалтерией и старыми «убитыми» пароходами, регистровые документы которых были просто куплены, и это даже особо не скрывалось. Немногочисленные крюинговые агентства, являвшиеся фактически «посредниками посредников», а не нормальными крюингами, действующими напрямую с судоходными компаниями, либо брезгливо воротили нос, узнавая о том, что он пришел с рыбного флота, либо предлагали такой «отстой» за мизерную зарплату, что он отказывался сам. И еще хорошо, что вовремя подсуетился обменять во Владивостоке свой старый «рыбный» капитанский рабочий диплом на «торговый» — Министерства транспорта РФ. Спасибо, добрые люди помогли. Правда, удалось получить диплом только с ограничением до трех тысяч регистровых тонн. Человек, который помогал в этом Леониду, сказал, что без вариантов. Либо такой диплом, либо вообще никакого. По стародавней привычке бывшее Министерство морского флота СССР, которое превратилось в один из департаментов Министерства транспорта Российской Федерации, рыбаков ни за людей, ни за специалистов не считало. Но Леонид был рад и этому. В конце концов, он и так последние годы на «малышах» меньше трех тысяч тонн работал. Поглядев на безрадостную картину в своем родном городе, из которого уехал на работу много лет назад, решил проехаться в Новороссийск. Может, там повезет.
В Новороссийске картина не отличалась разнообразием. В бывшем Новороссийском морском пароходстве, превратившемся в ОАО «Новошип», с Леонидом даже не стали разговаривать, едва он заикнулся, что работал на рыбаках. В многочисленных крюинговых агентствах хоть и разговаривали, но без особого интереса. Всем были нужны специалисты с танкерным опытом. Причем, не менее пяти лет! Леонид решил пойти ва-банк, заявив с сарказмом одной девочке-«манагерше» в очередном агентстве (каком по счету, он уже и не помнил).
— А можете меня взять третьим помощником? Или, четвертым?
— Простите, Леонид Петрович, но я же Вам русским языком говорю — требуется стаж работы на танкерах не менее пяти лет.
— Да откуда у «трехи», или «четвертака» этому стажу взяться?! Если он вчера только-только училище закончил?!
Никакого вразумительного ответа Леонид не получил и взвинченный покинул очередную посредническую конторку, делающую деньги из ничего. Выйдя на улицу, в сердцах высказал все, что думает о системе российских крюинговых агентств вообще и о новороссийских агентствах в частности. Тут его и услышал случайно один такой же, как и он, посетитель, показавшийся в дверях.
— Что шумишь, братан? Достало?
— Не то слово…
— Да ты не удивляйся. Мы все для них — рабочее быдло. Сейчас уже так нос не дерут, а что тут в начале девяностых творилось! Во всех конторах толпы стояли, чтобы на прием пред их светлые очи попасть и на учет стать. А во всех конторах на дверях аршинными буквами объявы висели: «Рыбакам, речникам, военным морякам и лицам, не работавшим более одного года, просьба не обращаться». Сейчас уже так не выёживаются, как раньше, да и в очереди народ к ним не стоит. Все сливки еще в начале девяностых сняли. Но понты все равно остались.
— Так я тоже из рыбаков. Что же мне тут, вообще ничего не светит?
— О-о-о, коллега?! Могу дать наколку на одну хитрую конторку. «Вэлма» называется. Там подход к людям творческий. И если согласен внести энную сумму на развитие компании, то что-нибудь найдут. Пароходы, конечно, туши свет! В основном — греки. Но с чего-то начинать надо. Я ведь тоже из рыбаков и сам с нее начинал. Думал сейчас что получше найти, да пока не выходит. Поэтому, придется опять в «Вэлму» на поклон идти.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.