Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45734
Книг: 113590
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Разлом: Становление»

    
размер шрифта:AAA

Ровнягин Ярослав Юрьевич
Разлом: Становление

ГЛАВА 1

Пятница. До конца рабочего дня осталось менее часа работы и я растекался мыслью по древу. Вообщем не работал, а гонял лафу. За окном офиса хлестал дождь, что еще больше настраивало на то, чтобы безмятежно развалиться в кресле и задуматься о планах на выходные. Однообразие трудовых будней, постепенно вылилось в состояние, когда хочется чего-то нового, увлекающего за собой.
Род занятий — юрист, в одной из московских компаний, коих превеликое множество. Мое жизненное кредо — быть первым во всем, иначе себя вести амбиции не позволяют. В гонке за первенство приходится буквально «продираться» по служебной лестнице, расталкивая оппонентов и отхватывая «лакомый кусок пирога». Лучшим призом на финише, способным потешить мое самодовольство, является денежный гонорар за выигранное дело.
Психологически сложный тридцатилетний возрастной рубеж, у многих вызывающий депрессию, мной пройден относительно спокойно. Остались, конечно, шероховатости и копания в себе, но это пустяки, которые рассосутся сами собой.
«Убить», оставшееся рабочее время, представлялось возможным следующими способами: прикрыть глаза и подремать, поизучать всемирную паутину на предмет развлечений или же пообщаться с друзьями. Выбрал первый вариант и уткнулся в голубой экран, просматривая мировые новости и сплетни из жизни звезд. При очередном клике на экран всплыл баннер с рекламой, и меня переадресовало на другую страницу, где мужик, укутанный в маску с прорезями для глаз и с автоматом наперевес вопрошал: «А ты записался на пейнтбол?». База «Зеленый мыс» Мелькнула мысль — идея…
В этот момент меня окрикнул Вадим, мой друг, что сидел за столом напротив:
— Стааас!! Хватит уже о девочках мечтать! Есть предложение…
Я задумчиво улыбнулся, и окинул взглядом тех, кто находился со мной в одном кабинете.
Вадим — друг, тоже юрист и просто хороший человек, который часто выручает в сложных делах и прикрывает меня, когда необходимо провернуть дело, в тайне от руководства, так называемый «левак». Если разграничивать людей по их качествам, то Вадик входил в ту категорию, кто умело создавал активное движение и позитивный настрой в любой компании. Руководство фирмы при ведении любого более или менее значимого мероприятия всегда привлекало именно его кандидатуру.
Справа от Вадима расположилась Кристина — наш секретарь и единственный представитель женского пола в отделе. Что о ней сказать — блондинка и довольно манерная, на любой вопрос выразительно округляет глаза, демонстрируя, таким образом, свою готовность к выполнению поручений.
Сзади меня обосновались два брата близнеца Санек и Тихон. Вполне себе молчаливые особи, причем второй свое имя оправдывал. Работая тихим сапом он «стучал» руководству о любой заминке отдела и тем самым выбивал под себя определенные привилегии. Вообщем, постоянно держал нас в тонусе.
Вот такую разношерстную компашку умудрялся соединить и сподвигнуть на что-либо Вадим, который, после короткой паузы, широко зевнул и продолжил с довольным видом:
— на миллион!
— Чего снова удумал? — опасливо спросил я, припоминая прошлый раз, когда мы все отправились сплавляться по реке, затем заблудились и скитались по лесу полтора дня.
— Небоись! Всего лишь разработал новый маршрут сплава по реке, а затем немножко альпинизма… — с серьезным лицом выдал Вадя
В кабинете повисла тишина, а наши застывшие лица дали понять, шутка не встречена бурными аплодисментами. Санек фыркнул:
— Удачи и попутного ветра.
Вадя еще шире улыбнулся: ладно, ладно согласен, неудачно пошутил! А как все смотрят в пейнтбол поиграть? Природа, шашлычки, активное общение… ну? только представьте!
Я перевел взгляд на экран с мигающей вывеской и оценил подарок судьбы. Фантастическое стечение обстоятельств — ну что ж… пейнтбол, так пейнтбол… я хлопнул в ладоши:
— Я с тобой дружище. Когда едем?
— Предлагаю завтра, на пару дней можно уехать на базу «Зеленый мыс» в Подмосковье, там новая площадка для пейнтбола открылась, бывшая психушка заброшенная — Вадя не переставал улыбаться.
— Ты нормальный, Вадик?! — округлив глаза, спросила Кристина, испепеляя высокомерным взглядом. — Не мог найти место попроще? Например — поле в лесу… или парк, а то психушка… — и демонстративно отвернулась
— Зато есть, где спрятаться и природа имеется — я высказался я в поддержку друга, пока все не пошли в «отказ». Вот и ладненько, завтра около 10 утра выдвигаемся от дома Вади, он ближе всех от того места.
Вадим еле заметно кивнул мне в благодарность, потом сцепил руки замком и хорошенько потянулся. На этой ноте и порешили. Рабочее время истекло, народ стал расходиться обозначив первопроходцев — Саню и Тихона, которые махнули рукой, мол давай дружище! свое согласие дали, а как, организовывать — это полностью твои проблемы.
— Кристин, ты пойдешь? — я внимательно посмотрел на подводившую тени блондинку.
— Я еще не знаю, у меня других дел полно, помимо того чтобы носится в заброшенной психушке! Если приду, то заметите — она ухмыльнулась.
Долго убеждать — это не в моем характере, и поэтому лишь подумал про себя, что завтра обязательно выпущу ей пару пулек по мягкому месту, а вслух, ограничился фразой:
— О да! Только не забудь каблуки переобуть, иначе не только увидим, но и услышим.
Попытка Кристи съязвить в мой адрес, не увенчалась успехом, так как я, предвкушая веселые выходные, крикнул — До завтра, и помчался вниз по лестнице, напевая себе под нос веселую мелодию.
Я выбрался с офиса на свежий воздух и бросил свое тело в Форд Фокус, который приобрел около полугода назад. Повернул ключ зажигания, и тут же довольный рокот двухлитрового движка оповестил меня об успешном запуске. Включил заднюю передачу, посмотрел на себя в зеркало, отметив круги под глазами и трехдневную небритость. Да уж… приеду домой, приведу себя в порядок, иначе скоро клиенты сбегут к конкурентам — сделал себе мысленную пометочку.
С парковки народ разъехался очень споро, поэтому машин оставалось мало и я особо не смотрел по сторонам, лишь боковым зрением отметив, что путь назад свободен и смело нажал на газ. Вот тут-то меня и поджидала, наверно, самая большая неприятность, которая могла случиться перед выходными. Я почувствовал удар и услышал звук похожий на хлопок. Внутри меня сжалась невидимая пружина и на меня хлынули непередаваемые ощущения, этакая смесь страха и чувства предвкушения от последствий своего действия.
Оглянулся назад и увидел, как задний бампер фокуса попирает передний бампер незнакомой шевроле ланос и заодно разглядел лицо водителя, которое не в пример мне, исказилось гримасой слетевшего проклятия. Мысленно попрощавшись с прекрасным пятничным вечером, и планами заехать к своей девушке, я выбрался с машины, морально подготавливая себя к долгому и нудному диалогу, а затем «сказочному» вечеру в очереди на оформление в ГИБДД, последствий моей «внимательности».
— Етить ты… молодец парень… ну кто тебе права продал…. Чтоб тя…. — Водитель Ланоса, мужик лет 50, уже стоял рядом с местом нашего «автообъятия» и ковырял пальцем отслоившуюся краску.
Вину я свою признал, извинился и даже успокоил мужика, что у меня есть неплохие связи в страховой и свою выплату он получит быстро и без нервотрёпки. До кучи рассказал ему о безболезненности процедуры оформления в ГИБДД и порядка получения страховой выплаты, так что минут через десять нашего общения, это расположило мужика, и он откинул свои переживания.
— Николай Артемович — представился он и протянул мне руку.
— Стас — ответил я взаимностью
— Ну что, давайте быстренько зарисуем схему и бегом оформляться, а то время не резиновое, поджимает — я полез к себе в машину за уведомлением для страховой.
— Я тебе доверяю Стас, парень ты неплохой, зарисовывай схемку, а я пока жену предупрежу, что задержусь — сказал Николай Артемович и отошел в сторону
В пункт назначения добрались к восьми часам вечера. Парковка у нужного здания была забита до отказа, что свидетельствовало о том, что «все дома» и ждут только нас.
Мы зашли в двухэтажное кирпичное здание советского типа постройки: с узкими коридорами и кабинетами по правую и левую сторону. Нечто подобное я ожидал, но на практике воплотило мои самые страшные кошмары, а именно заветную дверь в конце коридора у которой толпилось человек двадцать, плюс неимоверную духотищу, смешанную с ароматом, чьих то прелых носков, пота и сигаретного смога.
Я спросил у крайнего молодого паренька, как обстоят дела с продвижением очереди, на что услышал нервный смешок:
— Стоим… с обеда уже…
— Мляя… красотаа — протянул я и пошел к кабинету, с целью узнать причину столь оперативной работы.
Протиснувшись к заветной двери, с бумажным объявлением «Входить строго по одному. Документы готовить заранее» я отметил, что она плотно прикрыта на тряпочку, и держится на одной слабо прикрученной петле. Открывать сие творение, лишний раз не хотелось, поэтому я попытался разглядеть обстановку за дверью в щель шириной с мою ладонь. Увиденное порадовало, молодой лейтенант, в единственном числе беспрерывно зевая, заполнял документы на участников дтп, отрывисто уточняя детали происшествия.
Приказав себе набраться терпения, я вернулся к Николаю Артемовичу и сообщил о не идеальности нашей системы:
— Там надолго. Работа движется, но уже на грани срыва — сказал я и улыбнулся, припомнив зевающего лейтенанта.
— Да чего уж, постоим, не привыкать — согласился Николай Артемович.
Вот смотрю я на моего нового знакомого, а интуиция тоненько пищит о не случайности встречи. Для утоления личностного интереса я принялся налаживать доверительный контакт, как меня учили на курсах по психологии человека:
— Николай Артемович, а предлагаю перейти на ты и по кофейку? — спросил я, заметив кофе аппарат недалеко от нас.
— Я не против, только надо место найти, где можно присесть — заверил Николай.
— Думаю, машина подойдет — предложил я приобретая кофе
— Кем работаете, если не секрет? — спросил я поддерживая разговор
— Обычная, рутинная работа. Я преподаватель истории Древнего Рима в Московском университете.
— Ааа — понимающе протянул я, разочаровавшись в своей интуиции и попытках узнать некую тайну профессора.
Профессор, как я его окрестил для себя замолчал и спустя короткое время вовсе уснул и в отличие от меня вести пустые разговоры был не намерен.
По-тихому вылез с машины и направился обратно в здание контролировать движение очереди. Слушать истории автолюбителей, об их мастерстве, или отсутствии такового не хотелось, а разглядывание плакатов на стенах, о безопасности движения и печальной статистике, вгоняло в тоску, поэтому оптимальным решением было последовать примеру Николая — прикрыть глаза и подремать.
Из сна меня выдернул тычок в спину от соседа по очереди, известившего приготовится, ибо следующий я. Сама процедура отняла у нас минут двадцать и вот мы свободны.
Выбравшись из здания, я облегченно выдохнул:
— Извини Николай, чуточку приукрасил тебе быстроту оформления, но про связи в страховой не соврал, завтра отзвонюсь им, тебе все махом оформят.
— Да не страшно, так и предполагал, что мы пол дня тут проторчим, хоть выспался, а то все эти лекции, семинары в институте не дают даже помечтать об этом. — ответил профессор.
Я бросил взгляд на часы и ужаснулся, половина второго ночи, а мне утром надо встать минимум в восемь.
— Ладно, Николай, мне ехать пора, еще увидимся, когда стану изучать римскую историю, — хохотнул я и протянул руку на прощание.
— Обязательно встретимся Стас — подозрительно ответил профессор и пожал мою руку.
Дорога в обратную сторону отняла у меня еще час драгоценного времени. В доме лифт не работал, и пришлось подниматься пешком, радуясь четвертому этажу из шестнадцати. Очутившись в квартире, я на автопилоте прошлепал на кухню, выпил стакан кефира, забросил в рот десяток орехов миндаля и далее по курсу ванна с душем, диван — как конечная точка моего тяжелого дня. Перед тем, как окончательно погрузиться в объятия Морфея подумал — какое насыщенное и замечательно начало выходных, а ведь как их встретишь, то так и проведешь…

ГЛАВА 2

Будильник непрерывно надрывался, оповещая о наступлении доброго утра. Однако я, в отличие от него, знаю, что утро добрым не бывает и моя голова ощущалась некой чужеродной частью, которая слабо подчиняется моим приказам оторваться от кровати. Только мое врожденное чувство ответственности помогло принять адекватное состояние и направить себя в круговорот по квартире, совершать утренний туалет.
События дня вчерашнего отразились на мне до такой степени, что передвигался я слегка пошатываясь, плюсом на общее состояние неблагоприятно повлиял обычный недосып. Ввалился на кухню в поисках кофе, но на глаза попало лишь зеленое яблоко, чем и поплатилось. В последующие минут пять я с угрюмым видом поедал яблоко и разглядывал неторопливо вскипающий чайник. Кружка с 3 ложками кофе в ней уже расположилась перед моим носом, будоража ноздри терпким ароматом обжаренных зерен арабики. Предпочитал пить именно настоящий кофе, а не сублимированный. Скользнул взглядом на часы, выкроив себе еще час на сборы, и примерный план действий.
Наперво надо подобрать соответствующий комплект одежды, как например: куртка цвета хаки, штаны не промокашку, забросить в рюкзак складной ножик, фонарик, спички, веревку, питьевой водички, да и хватит, пожалуй. Не забыть сделать звонок родителям сообщив, о своих планах развеяться на выходные. В качестве финальной точки сборов не помешает побриться, о чем мне всякий раз, как я проходил мимо него сигнализировало коридорное зеркало. Реализовав все задуманное и не истратив ни минутой больше, я направился к выходу, ощущая готовность к новому дню и свершениям.
Поехал на метро, отклонив мыслишку прокатиться на машине, да и станция метро буквально притягивала взгляд на расстоянии прямой видимости, расположившись в пяти минутах ходьбы. Погода стояла замечательная: солнечная с легким ветерком, приятно скользящим по лицу, утренний воздух, пока еще не загазованный, отлично усваивался организмом.
До места высадки меня отделяла тройка коротких станций, и вот я уже выбираюсь на другом конце города, откуда до дома Вадима рукой подать. Внутренний двор панельной шестнадцатиэтажки, возле которой застолбили встречу, встретил меня тишиной. Часы показывали, что я уложился даже раньше, чем планировал и еще осталась возможность заглянуть в магазин и прикупить семечек в дорогу. Однако, как только меня посетила эта мысля, со стороны подъезда позвали:
— Эй, товарищ, не проходи мимо! — Вадик стоял в проеме двери, придерживая широченный баул за спиной и ухмылялся.
— Как же пройдешь тут, когда меня сам распорядитель похода встречает — парировал я, и сменил направление движения.
— Здорово Вадь, походу нас одних пунктуальностью природа не обделила — сказал я, обменявшись рукопожатием.
— Первый не последний, подождем немного. Я, как только встал, позвонил с Саньку, он сказал, что заберет Кристю и подъедет, чуток задержавшись. Пошли пока присядем, а то плечи ломит от рюкзака — скривился Вадя, ослабляя лямки.
Я кивнул, и мы шлепнулись на скамейку у дома, натянув кепки пониже прячась от яркого утреннего солнца.
— Чего такой вид, будто мешки с песком всю ночь разгружал? — поинтересовался Вадим.
— Угу, лучше бы вагон с песком разгрузил. Пришлось рассказать, как на духу, о моем вчерашнем злоключении, одновременно высказав надежду, о благосклонности фортуны на сегодня.
— Ну-у-у молодчик Стас, я понимаю Кристину, стаж вождения полгода, но тыы… — Вадя рассмеялся.
— Тьфу, на тебя, подумаешь — задумался, устал, бдительность притупилась, да много вариантов … Ты палатку взял, скажи? — постарался я перевести разговор.
— А как же, гражданин Шумахер — отрапортовал Вадик, неприминуя отпустить очередную шуточку.
Милую юмористическую беседу прервал звук двигателя субару импреза, с характерным клокочущим тембром выхлопной трубы. Импреза резко метнулась влево и юзом развернулась к нам правым боком, очертив колесами полосы жженой резины на асфальте, окатив нас волной раскаленного воздуха. Приспустившееся переднее стекло явило на свет морду Санька:
— Дарова мужики! Бросайте семки лузгать, да кости соседям перемывать, по коням и погнали.
Мы себя не заставили долго ждать. Покидав вещи в удобный универсал Вадима — опель зафира, тронулись в путь. Ближе к обеду погода явила собой идеал природного «поведения»: на небе ни тучки, приятный ветерок и раскаленный круг солнца над головой. Дорога, по приблизительной раскладке, должна отнять не более двух часов, поэтому настроив спокойную музыку и раскрыв окна, мы получали наслаждение от поездки болтая на различную тематику, и травили анекдоты.
— Слушай Вадь, а правда на этом месте бывшая психушка была? — спросил я, отсмеявшись после очередного пошленького анекдота.
— Да! Смущает чтоли? Или страх закрался в печенку? У тебя к паронормальным явлениям, какое отношение? — скорчив страшное лицо, ответил Вадим.
— Ровное, просто спросил, даже не знал об этой психушке, и про клуб новый тем более. Мы, когда вчера сидели в офисе, заметка про пейнтбол случайно на глаза попалась, и ты вдруг ее озвучил. Странно, может, это знак свыше… — ответил я

* * *

— А его и не было ранее, он месяца три назад там обосновался. Я случайным образом его обнаружил и то благодаря пестрящей рекламе в инете. Давай я тебе расскажу про больничку, что успел накопать из мировой паутины, в качестве небольшого экскурса, а ты сложишь собственное впечатление — предложил Вадим.
Я поддакнул в ответ и настроился к поглощению информации:
— Значит так, само здание было построено в 1920 году неким предпринимателем К* для проживания со своей семьей и частично сдавалось под гостиницу. Прожили они там ровно до гибели его жены, это около двух лет, а потом, будучи в горе и скорби закрыл все на клюшку и дернул заграницу. Затем на этом месте расположилось производство по пошиву одежды еще одного предпринимателя, который тоже пропал при странных обстоятельствах и бизнес сам по себе перестал существовать. Долгое время дурная слава дома, не привлекала к себе желающих в нем поселиться, вплоть до 1942 г, когда его оккупировали фашистские захватчики и устроили в нем концентрационный лагерь, для содержали пленных. После войны здание отошло местному муниципалитету, а тот переоборудовал ее в Психиатрическую клинику, которая просуществовала до 1973 г, и по сей день стоит заброшенная — окончил краткое повествование Вадим.
— А жена от чего умерла? — поинтересовался я
— Там мутная история, одни пишут, что была найдена обескровленная, другие что обезглавлена, ну короче толком не поймешь, тайна покрытая мраком. Думали на мужа, но он в это время в командировке находился на Кавказе, поэтому с него обвинения сняли — ответил Вадим.
Я задал еще один мучивший меня вопрос:
— А больницу, почему прикрыли? Вроде же идеальное место для клиники: отдаленное от города, на свежем воздухе, что еще нужно для реабилитации пациентов.
Вадик похвалил меня за верный ход мыслей и перешел на шепот, пытаясь нагнать жути:
— А вот это уже отдельная история, самая увлекательная. Как — то в больнице, в аккурат перед ее закрытием, пропал глав-врач. Тогда эта история приобрела широкий общественный резонанс, ведь где это видано, бросить работу в такой ответственной должности и просто исчезнуть, к тому же прихватив симпатичную медсестру. Все подумали — сорвался с катушек мужик, так оно и не мудрено, попробуй повращаться в нездоровой среде и решил развлечься, плюнув на все дела. Однако прошла неделя, началась другая, а доктора все нет, персонал забил тревогу. Приехали следователи с управления, провели оперативные мероприятия по поиску, но все тщетно, доктор и сестра просто испарились. Каких — либо следов преступления найдено не было, кроме одной вещички доктора в его кабинете. Нашли журнал врача, в котором он отражал текущие дела и события, а вот в нем и спрятался главный «скелетик». Оказалось, что пропажи случались и ранее, но благополучно находились, а пропадали большим образом простые пациенты, поэтому то и форс-мажор из этого никто не делал. «Пропаданцы» рассказывали о каких — то демонах, красные деревья, другие наоборот, о людях в странных одеждах, замки, и пр. мистику. Ну и сам подумай, кто поверит умалишенному. Правильно никто, и все истории местного пошиба классифицировали в категорию — бред, но пропажи людей дело серьезное, можно и погонов лишиться, поэтому пускать дело на самотек самим себе ставить палки в колеса. Вот и порешили — дело за неимением улик закрыть, а саму больницу в другое место определить.
Мой возраст не позволял мне дрожать от детских страшилок, но почему-то сейчас в душу прокралось сомнение и стало не по себе. Логично предположить, что Вадик заранее знал и скопил приличный ворох информации об этом месте, но предпочел прикрыться культурным мероприятием на природе, в кругу друзей, от чего мое внутреннее «я» громко протестовало:
— Конечно, как я сразу не догадался. Тебя всегда привлекали мистика и прочая хрень. Решил одному ехать очково, а вот если прихватить тройку компаньонов, то получится спокойнее. Внимание вопрос! Твое любопытство едем потешить? Может лучше переиграем все…
Вадик притворно возмутился:
— Как ты мог такое подумать! Да мало ли понаписали страшилок в интернете, верить всему, так из дому будет страшно выходить. Более того я тебя ведь за уши не тянул? Сам, добровольцем вызвался. Нет, если у тебя на сей счет особое мнение, то оно конечно и на пеньке можно посидеть пирожков потрескать, как вариант. Сворачиваю?
Мне стало стыдно за мой страх и я махнул рукой вперед:
— Следуй прежним курсом. Ты же все продумал за всех — я спокоен.
Фраза получилась несколько язвительная, но в принципе верно определяющая суть моего настроения. Не люблю недомолвок изначально. Вадим, проглотил мои слова и продолжал внимательно смотреть на дорогу. Зная его характер, любой мой ответ не возымел бы должного действия.
Время за размышлениями пролетело не заметно, и спустя пару часов мы свернули с главной дороги и вкатились на проселочную. Скорость резко упала и пришлось переваливаться по заросшей, еле обозначенной дорожке. Вокруг стоял густой, без просветов лес, а трава почти скрывала машины от посторонних взглядов. Тропка постоянно петляла, и было не видно, что же там за следующим поворотом, от чего казалось мы попали в лабиринт с переплетениями потайных выходов, каждый из которых таит в себе опасность. Такая обстановка угнетала и я начал верить в плохую ауру этого места.
Внезапно, за очередным поворотом полевая дорога кончилась и нашему взгляду открылось пространство с множественными хозяйственными постройками, на фоне которых возвышалось пятиэтажное здание главного корпуса больницы. Первая ассоциация, пришедшая в голову — замок графа Дракулы в Трансильвании, только остроконечных башенок не хватает. На психику давит изрядно.
Когда— то кирпичный замок имел достойный вид, однако сейчас представлял собой жалкое зрелище. Декоративная штукатурка почти вся отвалилась, а местами и вместе с кусками кирпичей. Крыша — походила на латаное-перелатанное одеяло из подручных средствам, коими являлись куски фанеры, рубероида, шифера. Окна отсутствовали, а оставшиеся рамы болтались на сгнивших петлях. Про технику безопасности здешние предприниматели, устраивая аттракцион по игре в пейнтбол, попросту не знали или надеются, что мы все бесследно исчезнем.
Мы направили машину к малозаметному сарайчику, засевшему в кустах, недалече от нашей цели, с обычной надписью «Пейнтбольный клуб „Тайное место“. Выдача снаряжения».
Замечательное название, как раз подходит ко всему, что я про него уже наслушался. Осталось, точно в классическом фильме ужасов повстречать привидение и будет мне счастье — усмехнулся я про себя. В чертовщину я не верил, но напряжение от этого меньше не становилось. Взглянув на друзей, которые бодро чеканили шаг к этой избушке за снаряжением, и судя по лицам пребывали в прекрасном расположении духа, я отогнал мрачные мысли и последовал за ними.
— Вадь, а где все? Почему управляющий сего заведения нас не встречает? Ты созванивался предварительно, а то может выходной у них? — завалил вопросами Тоха.
— Никому не звонил, на сайте написано без проходных пашут, значит должны работать — отрезал Вадим.
— Ну вооот сейчас полдня будем комаров гонять, а потом домой поедем, а все из-за твоей безалаберности — заныла Крис.
Пока ребята пытались проникнуть в дом проката, дергая дверь и выкрикивая призывающие фразы, я стоял молча в сторонке и с интересом разглядывал местную природу, решив для себя не вмешиваться в их споры, предоставив Ваде, как организатору похода самому разбираться. Кроме здания больницы и сарайки по аренде инвентаря, располагались постройки похожие на курятники и пара домиков гостевого типа. Вокруг всего этого великолепия плотным кольцом стоял сосновый лес.
Наконец возня ребят и крики типа «Хозяева» «Эге-ге-й» «Есть, кто живой» были услышаны и вознаграждены. Дверь сарайки приоткрылась, явив на свет божий заспанную физиономию прыщавого мужичка лет 40, который истерично излил на нас свой маргинальный словарный запас:
— Что орете? Постучали и ждите, приехали городские пи… чтоб вас… и в …
В наших рядах наступила тишина, и мы молча переглянулись, такого приема явно не ожидали.
— Мужик, давай не будем грубить, мы приехали сюда отдохнуть, и если услуг твоя фирма оказывать не желает, то мы просто уедем — резко парировал выпад мужика Вадик.
Прыщавый пристально, мелкими водянистыми глазками недобро оглядел всех и видимо оценив расклад сил и ускользающую прибыль, сменил гнев на милость проворчал:
— Приехали молодцы, только что встали как истуканы, пошли за мной, платите денежку берите инвентарь и валите стреляйте.
Пока хозяин не передумал и не послал нас к такой — то бабушке, все кинулись внутрь сарая, за снаряжением, и пейнтбольными маркерами с боеприпасами. От выданного инвентаря сложилось впечатление, будто оно побывало в жарких боевых точках, прошло огонь воду и медные трубы. При таком подходе к клиентам, логично вытекал вывод — хозяину глубоко плевать на свой бизнес, отсюда и такое отношение, тогда вставал логичный вопрос, зачем весь этот балаган с клубом. Ответить себе на него я пока не мог, но что-то подсказывало, уже скоро я получу ответы на свои вопросы.
Провозившись с одеждой и настройкой орудий минимум полчаса мы двинулись в сторону больницы, попутно уточнив у мужика вопрос по местам, где можно вести игру, есть ли правила или ограничения. Ответ «везде» нас не слишком удивил и в случае чего придется полагаться на собственную интуицию.
Разбившись на 2 группы, первая я с Вадей и вторая Тоха, Санек и Кристи быстренько обсудили сценарий игры, по которому мы были «плохими» и прятались в доме, а вторая группа «хорошие» должны напрячь свои силы, применить смекалку и выдержку при выкуривании нас оттуда. Расклад вполне устраивал всех, поэтому выкроив десяток минут форы, на занятие позиции, наша пара кинулась внутрь здания.
Я вбежал первый и показал Вадиму жестом — разделяемся и сидим тихо. Друг понял верно и мы побежали в разные стороны широченного коридора. На полу валялись обломки железных кроватей, куски внутренней штукатурки, банки пива, стекло и прочий мусор, скопившийся здесь с течением времени.
Добежав до конца коридора, я свернул на лестницу, насквозь уходящую через все этажи и в пару десятков широких прыжков взбежал на третий этаж. Интуитивно ощущал, время отведенное нам для маскировки наисходе, поэтому спешил, не думая про выгодность позиции, главное успеть упасть в каком-нибудь помещении, а затем здраво оценить ситуацию. К тому же подошва на моих ботинках при соприкосновения с полом, создавала шлепок, гулким эхом отражавшийся от стен. «Тихушник» из меня вышел препаршивый.
Внутри здания двери в палаты сохранились практически повсеместно, и сейчас гулко разлетались в стороны ударяясь об стену после моего вторжения. Пробежав до середины коридора, я свернул в первую попавшуюся палату, внешне не слишком отличавшуюся от остальных, но подсознательно выбрав почище. Влетев в нее, дверь притворять не стал, а сразу уселся на металлический остов сетчатой кровати и напряг слух, но ответом мне была тишина и тяжелое сопение под стук сердца в висках.
Просчитывая возможный ход развития событий, я сразу выделил свой главный козырь — это тишина, с ее помощью можно уловить малейшее движение, без опасения быть обнаруженным и в случае приближения первому отреагировать.
Как говорится главное начать, и страх отступит, так и у меня, ранее возникавшие опасения к этому месту и его мистичности сейчас развеялись. Солнечный свет создавал ощущение простора палаты и был настолько насыщенным, что моим страхам и сомнениям просто негде укрыться.
Так просидев на одном месте минут пятнадцать, я откровенно заскучал. В моем воображении я не так представлял себе игру, а как минимум с активной стрельбой, беготней от убежища к убежищу, киданием гранат и бесконечной эйфорией, что успел уйти с линии обстрела, и…
Вдруг до моего слуха донеслось легкое шуршание в коридоре, отчего я внутренне подобрался и стал на цыпочках пробираться к двери, во все глаза изучая пространство перед ногами, чтобы не запнуться о широкий ассортимент полового хлама. Осторожно подкравшись к дверному косяку, я присел и выглянул в коридор. Пусто, — отметил я, но шуршание не прекратилось, и звук исходил из палаты у лестницы. Наверно кто-то из наших, пока я скучал, уже пробрался сюда и сейчас готовится выстрелить мне в спину, хотя если судить по звуку, скорее всего там шуршит обычная крыса, однако проверить не помешает — строил я себе догадки.
Порешив про себя, что подкрадываться к крысе глупо, ну а если там наши бойцы, то внезапная атака будет лучшим средством, поэтому резко прыгнув из — за двери и за пару секунд преодолев расстояние в десяток шагов, я ворвался в место расположения предполагаемого противника и с устрашающим лицом приготовился спустить автоматную очередь.
Как я и предполагал на меня немигающе уставились две черные точки глаз здоровой крысы, в зубах которой удерживалась краюха черствого хлеба. Эта представительница грызунов, судя по кускам разбросанным вокруг, отчаянно пыталась затащить ее в свою нору в стене, создавая всю гамму звуков от шипения до шуршания.
— Тьфу, на тебя! — рассмеялся я про себя, представив, если бы меня увидели друзья в этой комичной ситуации и потом их бесконечные подколки про охотника на крыс.
Долго наблюдать за питомцем я не собирался, и направился обратно в свое убежище, обдумывая попутно мысль, а не прогуляться ли мне далее по зданию, так как от сидения на месте имел все опасения просто заснуть.
Когда в стену справа от меня ударил и разлетелся шар с краской, запоздало взвинтилось чувство самосохранения, увлекшись охотой за крысой, я совсем позабыл о мерах предосторожности и создал перед этим столько шума, что разве мертвого не разбудил. Неоглядываясь назад, я подался вперед и прикрылся дверью, затем на полусогнутых кинулся прямо по коридору, рассчитывая добежать до пролета лестницы, которая виднелась впереди. В ответ на мои попытки ускользнуть позади раздалась целая очередь и разрывы за спиной извещали о желании подбить ускользающую добычу.
Показался лестничный марш, круто уходящий налево вверх, и приближающийся ко мне со скоростью улитки, как мне показалось, хотя бегал я неплохо. Шаг, еще один, вот он спасительный поворот, однако отсутствие контроля за тем, что хрустит, отлетает, прогибается под моими ногами сыграло свое дело, а скорость инерции тела массой под 80 кг только поспособствовало развитию дальнейшей ситуации. В очередном широком прыжке нога попала в петлю из арматурной проволоки, торчащей ото всюду, но замеченная мной только сейчас, и я полетел вперед руками, сшибая уже изрядно сгнившее металлическое ограждение лестницы. Барахтаясь в воздухе я беспомощно созерцал мрак смотревший на меня снизу вверх и раскинувший свои объятия в предвкушении трепыхающегося тела. Скользнуть мысль «А как же моя жизнь в картинках, пронесшаяся в одно мгновенье?» и я потерял сознание.

ГЛАВА 3

Темно. Сколько прошло времени, с момента моего падения неизвестно. Медленно приоткрыл веки и стал с интересом осматриваться. Помню, как запнулся и падал вниз с лестницы, полет с которой должен был окончиться свернутой шеей или как минимум переломом конечностей, однако боли совсем не ощущается. Я повернул голову направо, затем налево, пошевелил пальцами на руках, ногах с удовлетворением отметив, что если бы что-то было сломано, то при моих движениях дало бы о себе знать. Находился я на полу в «помещении», хотя назвать его так язык не поворачивался, место, больше походило на стеклянный купол, у которого, однако не наблюдалось границ, но если за обычным стеклом должны проглядывать очертания внешних предметов, то в моем случае все было размыто.
Я встал на ноги и стал активно рассуждать о том, куда меня занесло, так как обстановка не принадлежала месту моего падения, но и на «классику» квартиростроения не подходила. Наклонившись к полу, провел по нему рукой и с удивлением отметил, что рука прошла сквозь него, но когда я попытался всем телом навалится, то меня какая — то внешняя сила вытолкала обратно.
И тут меня поразила страшная догадка: Я умер, или в лучшем случае лежу в коме в городской больнице, а все что сейчас вижу — это не более чем выверты воспаленного сознания. Если все так, как я думаю, значит нужно постараться выйти из этого состояния и развеять наваждение, нарушающее мою нормальную мозговую деятельность.
Во исполнение моей мысли на практике я направился вперед, силясь дойти до конца этого купола, но его стенки будто жили своей жизнью и при моем приближении отдалялись еще дальше. Потом стал пробовать прыгать вверх, резко бежать вперед, и даже орать, в надежде криком вырвать себя из сомнамбулического состояния, однако все было тщетно.
— Ну что за хрень, хоть бы стул поставили, а то пока выйду с коматозного состояния, стоять устану, так как это телу там хорошо, знай себе лежит на кровати, а я тут мучайся —, подумал припадая на коленки, и неожиданно лбом приложился о вполне реальный плод моей фантазии. Даже не пытаясь осмыслить происшедшее, я побыстрее уселся в желанный предмет, потирая ушибленное место.
Вот так уже совсем не плохо — отметил я, и порешил, что неплохо получить еще стол с едой и кровать для отдыха, тогда можно находится в этом состоянии до тех пор, пока мозг не решит о необходимости вернуться в сознание.
А почему нет — ответило сознание и передо мной появился стол с аппетитно пахнувшими яствами, отчего я сглотнул вязкую слюну, силясь поверить, что сплю. А вот с кроватью вышел прокол, она, сколько я ни силился ее представить появляться не хотела, видимо мозг намекал мне, «ты сильно не расслабляйся дружище, посиди, поешь да иди на все четыре стороны».
Я набросился на еду и стал ее усиленно поглощать, воспринимая это как самовосстановление организма, раз он сам выдает мне такие картинки надо ему подыграть. Скидав в себя еду, я ощутил приятную слабость и откинулся на спинку стула, блаженно прикрыв глаза.
Длилось моя эйфория не долго, так как за спиной раздался мужской голос:
— Смотрю, ты почти здесь освоился. Здравствуй Стасик!
Неожиданно стол растворился в воздухе, а по спине пробежали мурашки, от набежавшего потока воздуха, я резко обернулся на голос и раскрыл рот от удивления:
— Николай Петрович? Ты? Как здесь оказался?
Передо мной стоял мой недавний знакомый преподаватель истории и хитро улыбался мне.
— Ну что ты так смотришь на меня, будто рогатого увидел? Кстати позволь, поправлю тебя Стасик, это ты здесь оказался, а я живу здесь.
— Ну и как тебе у меня в голове живется — стал с ехидством, подыгрывать я своим фантазиям
Знакомая фигура сформировала передо мной стул, усевшись напротив, скрестила руки на груди и стала меня пристально разглядывать. Я стал отвечать ей взаимностью, мечтая проснуться, однако она не спешила распадаться на атомы и исчезать.
— Вижу Стас, ты считаешь меня сном и хочешь поскорее сбежать, но придется тебя огорчить, я вовсе не сон, и ты не в коме. А вот на счет смерти, не буду утверждать обратное.
— Ладно, если ты утверждаешь, что я мертв, тогда поясни, где нахожусь? Ведь насколько знаю выбор после смерти у меня не большой — поинтересовался я
— С этим все просто, ты во временном кармане, скажем так на развилке миров, а умер только теоретически, так как после падения с лестницы, шею ты себе определенно бы сломал — спокойно ответил Николай.
Я только открыл рот, чтобы задать следующий логичный вопрос, как Николай меня опередил:
— Стас, чтобы ты осознал свое положение предлагаю тебе выслушать меня и если останутся ко мне вопросы ты их сможешь задать, хорошо?
Дождавшись моего кивка, Николай стал излагать:
— Начну с краткой истории, кто я такой. Я страж перехода во времени, портала, назови как тебе угодно, в другой мир. Ранее подобные порталы существовали по всей планете и служили для перемещения в строго определенное место другой вселенной. Однако из-за быстрого технологического развития этого мира, я был вынужден закрыть их, оставив только один, так как при своем хаотичном расположении и сильных электромагнитных всплесках, они представляли собой не малую опасность для окружающих. Для сохранения единственного портала мне пришлось очертить определенную область, в которой я могу удерживать его энергетические потоки. Однако я понимаю, что не смогу влиять на строительство в мире, поэтому, когда в этом самом месте было построено здание, я смирился и не стал что — либо менять. Открытие портала происходит опять же хаотично, для выброса скопившейся энергии, иты как раз оказался тем счастливчиком, который в этот момент попал в зону его действия.
— Так значит верни меня обратно, раз это портал, и он имеет двустороннюю связь— перебил я рассказчика.
— Если бы на это была моя воля, то, не мешкая отправил тебя обратно, но, увы, это не в моих силах с сожалением в голосе ответил Страж.
— Так постой, значит, ты предлагаешь мне сидеть здесь, с тобой, питаться виртуальной едой, создавать себе фантазии из бывшей жизни и ничего нельзя с этим поделать? — я стал медленно вскипать.
— Ты меня перебил и не стал дослушивать, поэтому позволь мне продолжить — слегка склонив голову, вопросил Страж.
«Эх, наглеть, так наглеть подумал я» и не стал давать возможности выговориться Стражу, а решил взять инициативу в свои руки и заставить отвечать на интересующие меня вопросы. Как юрист я привык, что лазейки имеются во всех законах, правилах и поэтому сдаваться вовсе не собирался.
— Подожди Николай, ты сам сказал о том, что я не умер, а до этого говорил о принадлежности порталов к перемещению, а сейчас разводишь руками и утверждаешь о невозможности вернуться обратно, так в чем подвох?
— А нет подвоха. Просто то, что с тобой произошло довольно редкий случай и в моей практике подобное случалось единожды.
— В чем же уникальность моего случая? — усмехнулся я
— Ты еще много не знаешь, но я постараюсь пояснить тебе. Портал управляется посредством сознания. При создании портала в нем был заложен механизм, который не только отдает энергию, но может поглощать ее. В твоем случае, при падении ты создал эмоциональный всплеск, сигнализирующий о возможности твоей гибели, и портал, повинуясь тебе, не раскрылся хаотично, а приобрел четкие границы в месте твоего падения, поглотив твою энергию. Поглощенная им энергия находится сейчас в памяти данного портала, и содержит в себе твою память, твои чувства место твоего обитания и пр., наподобие флешки. И как вы юристы выражаетесь, он создал своего рода долговое обязательство, когда он спас тебе жизнь, и ты ему остался должен. Так вот для возврата обратно тебе придется создать свою флешку, только из деталей находящихся в параллельном мире, вот только тогда портал запишет твои данные на нее и вернет тебя обратно целым и невредимым. В противном случае, при попытке вернуться без накопителя энергии, тебя выбросит в реальность, которая неизвестна никому, даже мне. Вот в этом и есть твоя уникальность. Теперь ты осознал, всю сложность положения? — окончил очередной этап рассказа Страж.
— Мля-я-я влип, а как же мне Вадим рассказывал про истории, когда здесь пропадали люди и потом возвращались, не всегда целые, но это уже не важно, сам факт возврата ведь был? — не отступал я.
— С ними все просто, при случайном попадании в разлом, без управления сознанием, он не забирает энергию у субъекта, а минуя меня, вбрасывает его в случайный мир и время нахождения там определяется сутками и если с попаданцем ничего не произойдет, в этот промежуток времени, то портал вернет его обратно.
— Совсем ты меня запутал Николай, а зачем тогда вообще этот портал создавался, если с ним такие сложности?
— А он создавался не для людей, а является ключиком для доступа определенных создателей, этого творения к различным мирам, но об этом тебе знать пока рано
— Тогда поясни мне еще один момент. Получается те, кто путешествовал сквозь время, усилием мысли создавали этот портал, и потом сами бегали в другом мире искали себе флешку для возврата обратно? Правильно я понял тебя? — стал я ковыряться в нестыковках рассказа Стража.
Страж расхохотался, откинувшись назад, а я угрюмо смотрел на его реакцию силясь понять, что смешного сказал. Наконец отсмеявшись, Страж вытер, проступившие слезы, выговорил:
— Юморист. Те, кто путешествовал сквозь время предусмотрели вариант с флешкой, вот для таких как ты — случайных путешественников. Сами создатели четко знали все координаты, как отправки, так и возврата, поэтому они усилием сознания создавали эти разломы и перемещались сквозь миры. Вскоре сам все узнаешь, поэтому давай ограничимся теми знаниями, что ты узнал, и лучше обсудим мероприятия для обустройства твоей дальнейшей жизни.
Следовательно, оставлять здесь ты меня не намерен, раз заговорил про новую жизнь? И куда ты меня отправишь в таком случае? И как я должен твою флешку собрать из непонятных деталей другого мира? Бред полнейший! — набросал я сразу ряд вопросов Стражу.
Страж ухмыльнулся:
— Уже вижу наметившийся прогресс в твоем восприятии. С мыслью, что это не сон ты свыкся, свою уникальность осознал, теперь давай я тебе поведаю о дальнейших планах на жизнь. Как я уже говорил, обратно портал тебя не выпустит, но вот в любой параллельный мир — это, пожалуйста, под громкие аплодисменты. Я подыщу тебе вариант, где обитают расы людей и общество более или менее цивилизованное, и заброшу туда, вот только с местом высадки не обессудь. Рассчитывать место твоей телепортации не могу, поэтому появишься в любой точке того мира, и сам будешь думать как тебе поступить, куда пойти. И в твоем случае главным вопросом станет выживание в новых условиях, а вот когда ты притрёшься на новом месте, тогда и задумаешься над следующим вопросом — где взять «флешку», для возврата обратно. А чтобы ты несильно переживал о том, сколько времени проведешь в своих поисках и надо ли тебе возвращаться домой глубоким стариком открою секрет — время в другом мире протекает значительно быстрее, примерно 1 год будет равен 10 дням в твоем мире. Теперь понятно объяснил?
— Более чем понятно. Значит, ты останешься сидеть здесь и наблюдать за мной как в ток шоу, пока я там буду бегать не понятно зачем! А мне и здесь хорошо, в таком случае— наиграно возмутился я, стараясь найти слабое место Стража.
— Твое право остаться здесь Стас. Я возражать не стану, лишь замечу, что следующий разлом времени, появившийся примерно через пару лет выбросит тебя в мир по своему усмотрению, где я тебе буду не помощник. Ты уже заметил наверно, что «комната» в которой мы находимся абсолютно пуста, а не задавался вопросом почему? Так я тебе поясню: как раз она является развилкой времени в которой образуется тот самый портал, и втягивает в себя субъекта телепортации.
— А как же стул, стол с едой, которые здесь появлялись? — полюбопытствовал я
— Это все мои проделки, не обращай внимания, потому что как только мы с тобой решим все вопросы, они исчезнут — ответил Страж.
Я бешено прокручивал в голове возможные варианты спасения, взвешивал все за и против такого положения вещей, но ответа не находил. Даже после того как Николай обрисовал мне веселую перспективу брождения по мирам, искания накопителя для возврата, необходимость устройства новой жизни, я плохо понимал как меня угораздило во все это влипнуть и что мне предстоит. Однако вариантов для возврата домой у меня было не много, поэтому придется соглашаться на тот вариант, что есть и принимать ту помощь, которую дают.
— Что-то мне подсказывает, никакой ты не Николай Петрович, после всего поведанного? — с улыбкой уточнил я.
— Зови меня Маррос, а лучше просто Мар. И я рад, тому, что ты принял верное решение. Когда у человека есть надежда на спасение то он уже готов за нее ухватиться, а когда ему дается целый шанс, то глупо его упускать — ответил Страж.
— А я рад повторному «новому» знакомству Мар и надеюсь не упустить свой шанс. Так что тянуть более мое нахождения здесь не вижу смысла, поэтому делай, что там необходимо для перемещения в другую реальность и …
Однако договорить фразу мне не пришлось, сознание стало плыть, создалось ощущение, будто меня сдавливает стенками «комнаты», дыхание участилось, в голове пронеслись слова песни «Он сказал: „Поехали!“ Он взмахнул рукой» и я окунулся в темноту.

ГЛАВА 4

«Что-то часто стал терять сознание» — подумал я и открыл глаза. Пролежал, по своим ощущениям в беспамятстве минимум полчаса, так как стал ощущать признаки онемения конечностей, а саднящая боль в боку сигнализировала о неудачном приземлении. Меня окружала местность, по своему виду ничем не отличавшаяся от той, которую я привык наблюдать в своей реальности за некоторыми исключениями: небо имело серый оттенок, деревья имели густые переплетенные меж собой кроны, но высотой не превышали пять метров, а растения резали глаз своим хищным окрасом.
Свой рюкзак, при перемещениях во времени я потерял, поэтому из вещей на мне наблюдалась лишь одежда, что должно только усложнить мое освоение в новом мире. Первым делом я решил провести обследование местности, чтобы опеределиться с ближайшим жилищем людей и напроситься в гости. Бегло окинув «неземные» просторы, доступные моему взгляду, в паре километров от себя отметил горную возвышенность, к которой и решил прямиком направиться, оценив удобство позиции, в качестве наблюдательного пункта.
Перед тем как тронуться в путь, было необходимо тщательно подготовиться и подобрать себе оружия для обороны от диких зверей и прочих неожиданностей. Выбрав среди деревьев, то у которого часть веток торчала в сторону без переплетений, приступил к ее отделению. Выбирал метра два длиной, из практической и защитной позиции. Ветка поддавалась не охотно, и больше подходила роль лука, чем шеста, так как гнулась во всех направлениях и под любым углом. После моего получасового мучения я получил долгожданное орудие и уселся на траву, переводя дыхание. Оценив гибкость этих деревьев я подумал, что дополнительное вооружение мне точно не помешает, поэтому выдохнул и приступил к добыванию корня диаметром в пару сантиметров и длиной около десятка метров. Мои мучения вознаградились и вышло добыть отличную веревку, которую я тут же смотал в моток и закинул на плечо.
После проделанной работы, желудок усиленно булькал, напоминая о давности моего завтрака и сообщая, что он не прочь подкрепиться. Совершенно не располагая знаниями о флоре и фауне этого мира я нагрузился мыслями о выборе съестного, просчитывая возможный способ добыть еды. С фауной все было просто и понятно, главное надо объект подобрать схожий с земными зверьками, а вот с флорой все сложнее. В задумчивости я сорвал темную ягоду, похожую на нашу чернику, только крупнее раза в три, поднес ко рту и решив не испытывать судьбу отшвырнул подальше. В том месте, куда шлепнулась ягода, раздался звук похожий на негромкий хлопок в ладоши, чем привлек мое внимание. Я подошел ближе, и стал разглядывать красивый цветок на длинной тонкой ножке с бело — фиолетовым бутоном и абсолютно черной сердцевиной. В подтверждение своей теории я поднял с земли небольшой камень и бросил над цветком, который мгновенно дернулся в сторону движения камня и коротко плюнул черной жидкостью, точно пометив его. Камень упал рядом с нападающим и был тут же поглощен склонившимся бутоном, однако после недолгого процесса переваривания выброшен обратно, видимо раскусив мою уловку. Я же заинтересовался не его хищностью, а то, как действует темная жидкость: по принципу мгновенного яда, убивающего жертву, или парализующего. С целью выяснить это, я присел возле цветка и стал за ним наблюдать. Вскоре, мое терпение было вознаграждено и мимо моего поднадзорного полетела птица, размером с калибри, которую цветок мгновенно подстрелил и приготовился прожорливо подхватить. Удовлетворение потребности в еде хищного цветка в мои планы не входило, поэтому я перехватил птицу и отпрыгнув в сторону.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.