Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49385
Книг: 123140
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Наваждение темного воина»

    
размер шрифта:AAA

Кресли Коул
Наваждение темного воина

Благодарности

С большой любовью посвящаю эту книгу удивительной Роксанне Сент — Клер, сияющей звезде писательского искусства и дорогому другу.

ВЫДЕРЖКИ ИЗ БЕССМЕРТНОЙ КНИГИ ЛЛОРА

ЛЛОР
«…а те разумные существа, что не являются людьми, объединятся в одну страту, тайно сосуществуя с человечеством».
— Большинство из них бессмертны и способны самостоятельно восстанавливаться после ранений. Сильнейших из них можно убить только мистическим огнём или обезглавливанием.
— Цвет их глаз под воздействием сильных эмоций изменяется на особенный: свойственный только их виду.
ВАЛЬКИРИИ
«Когда дева воительница, умирая в сражении, издает бесстрашный крик, полный отваги, Один и Фрейя внимают ее призыву. Эти два бога поражают ее молнией и переносят в свои залы, тем самым навсегда сохраняя ее храбрость в образе Валькирии — бессмертной дочери девы».
— Валькирии живут за счет электрической энергии земли, которую возвращают назад со своими эмоциями в виде молнии.
— Обладают сверхъестественной силой и скоростью.
— Без специальных тренировок большинство из них могут быть зачарованы блестящими предметами или драгоценными камнями.
БЕРСЕРКЕРЫ
«Одинокая жизнь берсеркера наполнена лишь яростными сражениями и жаждой крови…»
— Клан людей — воинов, присягнувших в верности Одину, известный своей беспощадностью.
— Выносливее и быстрее, чем простые смертные, они одержимы духом медведя и могут перенаправить его свирепость в боевую ярость, на время становясь такими же сильными, как бессмертные.
— Когда берсеркер во имя Одина одерживает верх всвоем двухсотом бою, бог дарует ему охаллу — бессмертие и невероятную силу.
ОРДЕН
«Похитители бессмертных. Те, кто попал в руки Ордена, никогда невозвращаются…»
— Международное военизированное подразделение, сформированное смертнымидля наблюдения за обитателями Ллора и проведения опытов над бессмертными.
— Долгое время считалось одной из так называемых «городских легенд».
ВАМПИРЫ
— Падшие — вампиры, пьющие кровь прямо из источника — человека — и темсамым его убивающие. Отличаются от других красными глазами.
— Обладают способностью телепортироваться. Могут перемещаться только вто место, где уже когда-либо были, либо место, которое видят.
ОБРАЩЕНИЕ
«Только пройдя через смерть можно стать другим».
— Некоторые существа, такие как ликаны, вампиры или демоны, могут обратить человека или даже другое существо из Ллора в свой вид разными способами, но катализатор изменения всегда смерть, при этом успешный исход не всегда гарантирован.
ПРИРАЩЕНИЕ
«И придет время, когда все бессмертные существа Ллора, от валькирий, вампиров, ликанов и демонов всех демонархий до призраков, перевертышей, фей, сирен… будут сражаться и уничтожать друг друга»
— Вид мистической системы сдерживающих и уравновешивающих сил при неуклонно увеличивающейся плотности населения бессмертных.
— Происходит каждые пятьсот лет. Или прямо сейчас…

Пролог

Послушайте! Услышьте это сказание, эту легенду об Эйдане Свирепом и Реджинлейт Лучезарной, о двух влюбленных, навеки связанных и проклятых судьбой.
Все началось, как и во многих легендах, со встречи, предначертанной судьбой… бессмертной девушки, которой никогда не суждено умереть, и пресыщенного смертного мужчины, который жил только, чтобы убивать.
Их печальная история служит предупреждением. Приготовьтесь и слушайте внимательно…

Часть I

Северные Земли
Давно минувшие века.
— Так это и есть оргия, — пробормотала Реджинлейт, когда двое стражников вели ее через обеденную залу прославленного военачальника Эйдана Свирепого.
В двенадцатилетнем возрасте, и только-только оставив рай Валгаллы, Реджин лицезрела весьма занятное зрелище.
Проходя со стражниками сквозь толпу из сотен берсеркеров, она в изумлении взирала на захмелевших воинов, то и дело затевающих драку, одетых лишь в набедренные повязки, в то время как полураздетые девицы полностью удовлетворяли их потребности, ублажая мужчин элем, ломящимися подносами с мясом и… прочими удовольствиями.
К счастью, маскировка Реджин скрывала выражение ее лица… и ее сияние. Она в очередной раз провела по плащу затянутыми в перчатки руками. Капюшон был глубоким и нависал над ее лицом.
В свете горящего в очагах пламени, дым которого поднимался к крыше из тростника, она мельком видела поцелуи, ласки и прочие действия, которым ее юный разум еще не в состоянии был дать определения.
И все же никто в этом лагере, расположенном на линии сражений не смеялся; не было слышно бойкой музыки.
Хотя они одержали кровавую победу сегодня…
C вершины утеса, высившегося над полем битвы, она наблюдала за их боем с армией вампиров. Большинство находящихся здесь воинов тогда, казалось, кипели, даже рычали. Совсем как медведи, которых почитали эти смертные.
Вдоль стен висели в ряд чучела медвежьих голов со зловещими клыками. Глифы Викингов, изображающие разъяренных медведей, украшали стропила и двери.
Все, что она когда-либо слышала об этих варварах — берсеркерах, несомненно, было правдой.
Ее любимая сводная сестра, Люсия, как-то сказала ей: «Берсеркеры— свирепые, беспощадные и жадные собственники, мгновенно впадающие в ярость, если теряют что-то принадлежащее им. Они одержимы войной и женщинами— не способны думать ни о чем другом. Даже наши старшие сестры избегают их».
Реджин осознавала риск того, что пришла сюда, но не боялась.
Как Люсия всегда говорила ей: «Иногда я думаю, что ты не видишь смысла бояться даже в то время, когда должна бы», в интерпретации Реджин это означало: «Тебе нет смысла бояться чего-либо, о, великая Реджинлейт».
Кроме того, у нее не было выбора. Ей нужна была помощь этих смертных. У нее не было лошади, и она едва избежала ловушки, устроенной вампирами всего несколько дней назад. Ее живот был пуст… нагруженные тушеным мясом и оленьими окороками подносы на ломящихся от еды столах заставили ее пустить слюнки.
И Люсия была в опасности.
Вспомнив о своей цели, она расправила плечи. Поскольку берсеркеры являлись стражниками ее отца, естественно они будут обязаны служить также и ей. Но если она нарвется здесь на неприятности, то не постесняется использовать длинный меч в ножнах за спиной или даже свои когти. Они торчали из прорезей на раструбах перчаток, скрытые ее драпированными рукавами…
Два практически обнаженных, сцепившихся в схватке воина, пронеслись мимо нее. Вокруг то и дело вспыхивали стычки из-за женщин, вина и оружия. Эти мужчины впадали в свою ярость берсеркеров с пылающими глазами и бугрящимися мышцами по малейшему поводу.
Символично, что этот лагерь был разбит на границе боевых действий. В течение многих десятилетий берсеркеры защищали этот стратегический переход от угрозы бессмертных, защищая селения, раскинувшиеся в долине; она начинала видеть, что все, что удерживало этих мужчин здесь на линии сражений — и подальше от цивилизации — было благом.
Когда она и ее сопровождающие прошли глубже, Реджин резко остановилась. Недалеко, на троне, стоявшем на возвышении в зале, восседал мужчина, которого она чуть раньше видела в пылу сражения. Тот, за которым она следила, как зачарованная.
Учитывая непревзойденную скорость и мощь, с которой он орудовал своим боевым топором, она предположила, что он был их лидером — Эйданом.
Приятная брюнетка сидела на подлокотнике его трона, услужливо поднося кружку с напитком и бормоча что-то ему на ухо.
Глаза девки возбужденно блестели, ее дыхание участилось.
"Она считает военачальника красивым?"
Реджин перевела взгляд на него.
"Тогда мы с нею сходимся во мнении".
У него были широкие плечи и мускулистые руки, его телосложение было массивным, как у медведя. Его светлые волосы были густыми, кое-где спутанными, чтоб не закрывали ему обзор. У него не только все зубы были на месте, но они были еще и белыми. Опаленная солнцем кожа оттеняла его холодные серые глаза.
Сегодня, когда воин поддался своей ярости берсеркера, те глаза полыхали как штормовые облака, озаренные молниями.
Сейчас же он притянул женщину к себе на колени, без сомнения, чтобы присоединится к оргии. И вот он приступает…
Он начал расшнуровывать туго затянутый лиф ее платья.
— Мой господин, минутку, — поспешно заговорил один из охранников.
«Чтобы остановить военачальника прежде, чем все это зайдет слишком далеко?»
— Что там? — Эйдан не оторвал взгляда от своего занятия, пытаясь высвободить полные груди женщины. Как только удалось ослабить шнуровку, его большая рука тут же нырнула внутрь, чтобы обхватить одну из них.
— Этот мальчишка потребовал увидеться с вами.
«Мальчишка».
Мужчины всегда полагали, что она одного с ними пола, просто потому что Реджин надевала тартановые штаны и носила меч.
Эйдан повернулся и окинул Реджин взглядом.
— Кто ты? — спросил он, его глубокий голос разнесся эхом. По всему залу разгорающиеся стычки и прелюбодейства замедлились.
Она ответила честно:
— Утомленный путник, нуждающийся в помощи.
Когда она заговорила, он нахмурил брови.
— Твой голос звучит… знакомо. — Военачальник вынул руку из лифа женщины и сел прямее, сейчас он держался напряженно. Как будто один только ее голос подвел его к краю. — Хотя у тебя странный акцент.
— Ваш язык не родной для меня.
В основном она говорила на древнем языке бессмертных, его смертный норвежский — был ее вторым языком.
— Сделай шаг вперед.
Хотя ей и претило получать приказы от простого человека — Реджин подчинилась.
Его взгляд стал настороженным, оценивающим. Она знала, что он тщательно изучает все в ней… ее походку, необыкновенно тонкий материал ее плаща, золотую брошь, которой был сколот капюшон.
Девка попыталась вернуть его внимание, обхватив ладонями его лицо, но Эйдан отбросил её руку. Когда она начала с намеком извиваться на его коленях, он нахмурился и что-то сказал ей на ухо, что заставило ее раздраженно взметнуться прочь.
Но женщина не смогла не бросить долгого тоскливого взгляда через плечо.
По какой-то причине то, что он отослал пышногрудую брюнетку, порадовало Реджин. Она предположила, что просто рада полностью завладеть его вниманием.
— Я видел тебя на поле боя сегодня, военачальник. Ты хорошо дрался.
Как всегда ее мысли оказались прямо на ее языке, не задержавшись и на мгновение. Слова Люсии повторялись у неё в голове:
«Ты должна научиться держать язык за зубами. Ты можешь вывести из себя даже человека с ледяным терпением».
Он склонился вперед.
— Мальчик, мы — берсеркеры… мы все хорошо деремся.
«Не совсем правда».
Она ткнула пальцем в молодого черноволосого мужчину справа от Эйдана.
— Только не он. Его защита слишком слаба.
"Попридержи свой язык, Реджин!"
После ошеломленного молчания раздалось несколько неловких смешков. Даже Эйдан усмехнулся, а затем, казалось, поразился своей реакции.
Мужчина, которого она оскорбила, вскочил и шагнул ближе, его зеленые глаза сузились.
— Я покажу тебе слабую защиту.
В одно мгновение Реджин вытащила меч из ножен, подняв его между ними.
Он посмотрел на неё с отвращением:
— Этот меч больше, чем ты, щенок.
— Лучшее, чтобы научить тебя держать свою оборону, ублюдок.
В то время как раздалось еще больше смешков, кулаки мужчины сжались, его мышцы напряглись, увеличиваясь… Он был уже на грани того, чтобы впасть в ярость берсеркера.
— Держи себя в руках, Брандр, — приказал Эйдан.
Вероятно, приход сюда был ошибкой. Эти люди слишком жестоки и вспыльчивы, чтобы помочь ей. А Валькирия предполагала, что учла это!
Даже Эйдан, который, видимо, владел собой лучше остальных, сейчас, казалось, был охвачен… чем-то.
И хотя берсеркеры служили Одину, возможно, они причинили бы ей вред, обнаружив, что она женщина.
«Как бы поступила Люсия? Она покинула бы это место как можно скорее, не раскрыв своей сути».
— Мальчик, ты либо слишком храбр, либо очень глуп, что подстрекаешь одного из моих сильнейших воинов, — заметил Эйдан. — Теперь, скажи мне, зачем ты пришёл в мой зал. — Он склонил свою голову к ней. — И почему ты прячешь свою кожу, словно древний друид.
— У щенка, наверняка, сыпь, — скрепя зубами сказал Брандр.
«Сыпь?»
Она едва не зашипела на него, когда Эйдан сказал:
— Хватит.
Он потер светлую щетину на подбородке.
— Ты болен, да? Может тогда у тебя не достаточно сил, чтобы владеть этим длинным лезвием… или чтобы дразнить мужчину, который больше тебя.
Глаза Реджин округлились.
— Не достаточно сил?
Может быть ей и только двенадцать, и она всё ещё уязвима физически, и её чертов меч слишком велик для неё, но она сможет расправиться со всеми этими смертными лишь зубами и когтями, если понадобится…
Брандр напал без предупреждения, рванувшись к ней. Прежде, чем она смогла защититься, он нанес два показательных удара по её запястью, выбивая меч из её хватки.
Когда он с ухмылкой выпрямился, она с радостью распрощалась с оружием, в то время как её инстинкты взяли верх. Она вскочила на стол справа от себя, а затем прыгнула обратно таким образом, чтобы оказаться прямо перед ним, полоснув когтями по его груди.
«Боги, чувствовать как рвётся плоть… зачем мне меч?»
Мягко приземлившись, она присела, готовая прыгнуть снова, когда высокий воин заорал:
— У него что припрятаны кинжалы?
Он уставился на глубокие косые борозды на коже, разрезы, которые раскромсали даже его кожаные ножны.
— Эйдан, он — мой! Немного выше, и он перерезал бы мне глотку.
— Я предпочел не перерезать твою глотку. Отблагодари меня элем, — сказала Реджин.
Вдруг огромная ладонь сомкнулась на ее затылке. Другая рука схватила её запястья и завела назад. Шипя от ярости, она вывернулась и вонзила свои маленькие клыки в мускулистое предплечье.
Это был военачальник!
Эйдан поймал её.
«Как ему удалось переместиться так быстро?»
Снаружи ударила молния, грохот грома заполнил зал. Если б только молния ударила в меня!
— Прекрати! — Он грубо толкнул ее, чтобы освободиться от ее укуса. Прежде, чем она успела моргнуть, он ухватился за её плащ, сжав его в кулаке.
— Нэй! Не надо!
Он сдёрнул его. Задохнулся от изумления. И тотчас отпустил её.
Мужчины широко раскрыв глаза, окружили ее. Она зашипела, стараясь удержать их в поле зрения, обнажая свои когти и клыки.
Один из них спросил:
— Что она такое?
Эйдан окинул ее взглядом.
— Она просто маленькая… девочка.
Брандр сказал:
— Но клянусь бородой Одина, она сияет!
Реджин выпалила:
— Он не носит бороды!
При её словах понимание вспыхнуло на лице Эйдана. Его взгляд упал на её заостренные ушки, потом на её глаза. Он смотрел так, что она знала: они меняли цвет с янтарного на серебряный.
— Ты — Валькирия. Та, чья кожа светится в ночи. Мы слышали рассказы о тебе.
— Ты ничего обо мне не знаешь!
Вызывающе приподняв брови, он процитировал отрывок из оды:
— «Глаза словно янтарь, переливающийся в солнечном свете, кожа и волосы, горящие золотом. Созданная для битв, отважная как никто другой, красота достойная поклонения". Ты — Реджинлейт Лучезарная.
В тот же миг несколько мужчин с благоговением забормотали:
— Реджинлейт.
Но не Эйдан. Он покачал головой.
— Звездочка, ты слишком далеко от дома.
И, конечно же, эта задница Брандр сказал:
— Она — одна из любимых дочерей Одина?
Расправив плечи, Реджин сказала:
— Самая любимая. Из всех моих сестёр.
"Кроме Люсии. И Никс. И, вероятно, Кэдрин. Этим смертным не следует знать, что она, вероятно, не была его любимицей. На данный момент".
— Почему ты здесь в разгар войны, а не в безопасности в Валгалле? — Эйдан, казалось, сердился по этому поводу. — Ты такая маленькая.
Он стал смотреть на неё с особым вниманием, отличающимся от остальных, более… покровительственно.
— Какое тебе дело до того, где мне следует находиться? — Она смахнула свои косички со лба и выпятила подбородок. — Я не такая уж и маленькая.
— Ты —…он провел рукой по лицу… — юна.
Брандр, находившийся рядом с ним, спросил:
— Друг, что с тобой? Твои глаза светятся яростью.
Эйдан открыл рот, затем закрыл его. Он обвел происходящее перед ним взглядом, словно видел это впервые.
— Боги. — Он поднял к ней руку, словно желал загородить ей обзор. — Пойдем со мной, маленькая. Это место не для тебя.
Она отступила на шаг.
Он бросил на нее неодобрительный хмурый взгляд.
— Я посвятил свою жизнь служению твоему отцу; ты — рождена из его молнии. Я могу причинить тебе не больше вреда, чем самому себе.
Когда она ни на йоту не расслабилась, он сказал:
— Пойдем. Ты, должно быть, голодна. В моих покоях ты сможешь поесть.
Он протянул ей меч рукоятью вперед.
— Там много еды.
«Да уж, у них наверняка много еды».
Его армия очистила эти деревни, как саранча. Все, на что она могла бы охотиться, было убито.
Она всмотрелась в его лицо. Казалось, он действительно честен. И возможно, он даже согласится помочь, если она предложит подходящую цену, или, по крайней мере, даст ей лошадь и достаточно еды в дорогу.
Реджин приняла меч и вложила его в ножны. Но когда он покровительственно положил руку на её плечи, она напряглась:
— Я могу двигаться самостоятельно, берсеркер.
Шепотом он произнес:
— Этим я демонстрирую всем, что проявляю к тебе благосклонность.
— Проявление благосклонности, — сухо произнесла она. — От смертного. И как же я смогу обходится без этого впредь?
Она позволила ему проводить себя сквозь толпу пристально разглядывающих её воинов и распутных девок.
Некоторые берсеркеры попытались прикоснуться к её "белокурым локонам" и "сияющей коже", но рука Эйдана напряглась на её плече, а его глаза запылали огнем. Он бросил на мужчин убийственный взгляд, и они отступили, побледнев и не сказав ни слова.
Как только они с Эйданом пробрались сквозь расступающуюся на их пути толпу, наполнявшую зал, и вышли в летнюю ночь, он заметно расслабился, хотя все еще выглядел поглощенным какими-то мыслями. Реджин воспользовалась представившейся возможностью, чтобы изучить его поближе.
Его рост оказался еще более внушительным, не менее шести с половиной футов. Белая туника из прекрасно вытканного сукна обтягивала его широкие плечи. Черные штаны из мягкой кожи подчеркивали мощные ноги. Ветер из долины принес запах яровой пшеницы и спутал его светлые волосы. Реджин захотелось вздохнуть.
В полночном небе луна достигла своего пика, и пока они шли, он смотрел на звезды, словно испрашивая у них совета. Всю прошедшую неделю, пока она искала Люсию в этом странном мире смертных, Реджин тоже поступала так довольно часто.
— Каким бы ни был твой вопрос, военачальник, звезды не станут тебе отвечать.
Он пристально взглянул на нее теми серыми глазами, снова разжигая в ней до странности нелепое желание вздохнуть.
— Быть может, они уже это сделали.
Прежде, чем она смогла высказать свое сомнение в его словах, он остановился перед самым большим шатром в лагере, откидывая перед нею полог.
Интерьер был богатым, утоптанный земляной пол был застелен тканым коврами. В одном конце помещения стоял стол с двумя стульями, а в противоположном располагался низкий помост, покрытый толстым слоем мехов. В центре была вырыта яма, в которой горел костер.
Из ящика, полного свечей, он достал две и поджег фитили от огня, а затем поместил в подсвечники, стоящие по бокам от полированного медвежьего черепа.
— Ты богат? — спросила она. — Для смертного?
— Я выиграл довольно много трофеев, но что ты знаешь о монетах? Ты же дочь богов.
— Я знаю, что у меня их нет, а они нужны, чтобы заплатить за еду.
Он подошел к двери, приказав нескольким слугам снаружи принести их обед, затем сел за стол и взмахом руки указал ей на другой стул.
Она сняла перчатки и плащ, мальчишеская одежда под ним: штаны и туника, — заработали еще один неодобрительный взгляд Эйдана. Пожав плечами, она присоединилась к нему за столом, чувствуя себя взрослой дамой, разделившей трапезу с лордом. Даже если он и был всего лишь военачальником.
— Этот мир — опасное место для девочки, Реджинлейт. А ты не неуязвима.
Реджин покачала головой. Да, еще не достигнув своего бессмертия, она могла быть ранена, обезображена, даже убита. Хотя девочка и не особо нуждалась в еде, как и взрослая Валькирия, сейчас она ей требовалась, чтобы расти.
— Так что заставило тебя покинуть безопасность своего дома, дитя?
— Я не дитя! И я могу себя защитить! — За исключением кровожадных противников, с которыми ей пришлось столкнуться, пробираясь на эту сторону военного конфликта, — Я убила вампира! — Ну, почти. К тому же, она потеряла свой меч в самом начале той схватки.
Он отмахнулся от её слов, как от не стоящих внимания басен.
— Реджинлейт, ответь мне.
Она подозревала, что излишняя откровенность с незнакомцем — плохая идея. Но её никто не учил быть осторожной в этом плане. И Реджин нуждалась в его помощи. Правда вырвалась почти помимо её воли:
— Я последовала за своей любимой сестрой, когда она ушла с мужчиной. Он обещал жениться на Люсии, но я ему не верю. Она — все для меня, и мне кажется, ей угрожает опасность.
Реджин не смогла бы объяснить — как, но она чувствовала, что время, отпущенное её сестре, уходит.
— Ты оставила рай ради нее? Хотя никогда не сможешь вернуться обратно?
— Валькириям запрещено возвращаться.
— Тогда я поражен твоей преданностью.
— Она сделала бы то же самое для меня, — хоть Реджин частенько раздражала её, как и остальных сестёр, она знала — Люсия любит её.
— Ты искала меня этой ночью, — сказал он. — Что ты хотела, чтобы я сделал?
— Мне нужна помощь, чтобы отыскать Люсию.
— Хорошо, — сказал он, пожав плечами. — Я сделаю все возможное, чтобы воссоединить тебя с нею.
Реджин, взмахнула ресницами, уставившись на него:
— Потому что ты служишь Одину?
— Нэй, — он быстро встал, проводя рукой по губам: — Потому, что мы будем служить друг другу.
— Я не понимаю.
— Нет ничего проще. Реджинлейт, повзрослев, ты станешь моей женой.
— Ты сошел с ума, смертный? — вскрикнула она и ее кожа засияла ярче. — Как моя сестра Никс?
— Всезнающая Никс, прорицательница?
— Она тронулась умом из-за своих видений. Объясни же мне, с чего ты это взял?
Он выглядел так, словно пытается подавить усмешку.
— А ты прямая. Это хорошо. Но я не сумасшедший. Я — берсеркер. Ты понимаешь кем являются мужчины моего народа?
— Я слышала рассказы о вашем народе. Вы сильнее и быстрее, чем другие смертные. И вы все одержимы духом зверя. Рычите, деретесь, тащите все себе — как голодные медведи-шатуны зимой.
— Это правда. И зверь внутри меня почувствовал свою пару, пробудившись от самых первых твоих слов. Я думал, когда мы встретимся, ты будешь старше, но чувствую себя счастливым только от того, что нашел тебя.
Он сказал об этом так, словно это было понятным делом. Она потеряла дар речи, что было редкостью.
— Утром я отправлю тебя во владения своей семьи на север, — продолжил он. — Мои родители завершат твое воспитание и будут содержать тебя в безопасности, пока я не вернусь. Я приведу твою сестру, чтобы вы воссоединились.
Да перед ней настоящий сумасшедший! Ситуация становилась интересной. Реджин поняла, что ей может понравиться играть с сумасшедшими смертными. Симулируя серьезный тон, она спросила:
— И сколько же времени пройдет, прежде чем ты вернешься?
— Быть может пять или шесть лет. Когда ты повзрослеешь, а я проведу достаточно войн, чтобы заполучить собственное бессмертие. И тогда мы поженимся.
Ах, теперь она припомнила, что берсеркеру может быть дарована охалла, бессмертие, после того, как воин победит в двухстах сражениях во имя Одина. Тогда у него на груди появлялся знак Одина — татуировка, изображающая двух летящих воронов.
Реджин стало интересно: было ли количество сражений установлено правилами или правило просто поощряло битвы?
— Я должна там сидеть и ждать тебя? Что, если другой смертный вместо тебя решит, что я должна стать его… движимым имуществом?
Он сжал руки в кулаки.
— Ты принадлежишь лишь мне одному, — сказал он странным тоном. — Неужели ты не понимаешь то, что я говорю?
— Я ничего не знаю о таких вещах.
Она действительно была почти в полном неведении обо всем этом — о мужчинах, о совокуплении. Реджин совершенно не понимала, почему её сестра добровольно покинула рай Валгаллы, чтобы никогда не вернуться, и последовала за мужчиной.
«Которому, я не верю».
— Реджинлейт, ты никогда не познаешь другого мужчину, — его пристальный взгляд уперся в неё: — Я считаю тебя своей женой, начиная с этого мгновения.
«Что за сумасшедший смертный, явно больной на голову».
Её отец превратил бы берсеркера в горстку пепла, если бы он посмел похитить её и заставить выйти за него замуж. Наверное, пора прекратить ей играть с Эйданом.
— Ты слишком стар для меня. Ты стоишь одной ногой в могиле, а другой на ее краю.
Он зарычал.
— Я не такой старый! Мне всего лишь тридцать зим.
Она испугалась, что таким образом его не отговорить, и быстро произнесла:
— Я рассмотрю твоё предложение, но только если сначала ты поможешь мне спасти Люсию.
Он резко покачал головой.
— Ты расскажешь мне, где ее искать, и я сделаю это, как только ты окажешься в безопасности в окружении моего народа.
— Тебе никогда не найти ее без меня. — Будучи сестрой валькирии, Реджин могла почувствовать ее, если та окажется достаточно близко. — И у нас нет времени на бездействие.
— Ты пришла ко мне за помощью, и это мое решение…
— За помощью! Да ты сумасшедший. И высокомерный, к тому же. Я дочь богов, и пришла я к тебе за лошадью, едой, и возможно, парой всадников. Чтобы я смогла продолжить свой путь!
— Это решенное дело, звездочка. На этой земле моё слово — закон.
Их разговор прервало появление брюнетки из зала, которая внесла поднос с едой и напитками. Раскладывая на две тарелки рагу из мяса с пряными травами, она постаралась, дать возможность Эйдану рассмотреть в подробностях свою пышную грудь.
Реджин подумала о своей едва начинающей появляться груди. Впервые в жизни она почувствовала сожаление по этому поводу.
И, возможно, ревность.
Да, но именно Реджин сидела за столом военачальника, как взрослая женщина. Именно на Реджин хотел жениться упрямый, сумасшедший смертный.
Она усмехнулась девушке.
— Никакого эля девчонке, Бирджит, — сказал Эйдан женщине. — Нет ли у нас молока?
Лицо Реджин вспыхнула, и хуже всего было то, что ей бы хотелось немного молока.
Когда Бирджит принесла требуемое, он отослал её так рассеяно, что враждебность Реджин рассеялась.
Богатый аромат тушеного мяса воззвал к её голоду и она с жадностью накинулась на еду. Мясо таяло во рту.
«Боги, смертные знают толк в стряпне».
— Расскажи мне о своем доме, — сказал он, отламывая для нее кусок от хлеба, лежащего на деревянном блюде.
— Это прекрасная земля туманов, — сказала она, не отрываясь от еды.
— Спокойная и мирная.
«Обычно. Если на них не сваливался Локи, или кто-то не выпускал Фенриса, гигантского волка».
— Какой была твоя жизнь?
Реджин проглотила кусок хлеба.
— Ты действительно хочешь, чтобы я… говорила? — её сестры в большинстве случаев велели ей молчать, серьезно.
— Мне интересно узнать о тебе.
Девушка пожала плечами, решив, что может провести немного времени с этим упрямым чурбаном-воякой, получая удовольствие — все равно, если он не изменит свое решение, то ночью она ускользнет и продолжит свои поиски.
По крайней мере, у нее будет пища в желудке, и, вероятно, удастся украсть лошадей.
Так что она угощала его историями о жизни в Валгалле, о глупостях полубогов. Он искренне смеялся над её рассказами и казался действительно удивленным.
В какой-то момент выражение его лица казалось даже… гордым, и она нахмурилась:
— Тебе не нравится мой юмор?
— Вовсе нет. Я не смеялся так… — Он сдвинул брови вместе. — Я думаю, что я никогда не смеялся, как сейчас.
— Обычно я раздражаю людей. И шучу в неподходящее время. Например, во время казни. Фрейя говорит, что это — мой дар и мое проклятье — выводить других из себя.
— Мне нравятся твои манеры, Реджинлейт. Жизнь слишком тяжела без шуток.
Ей так понравилась похвала, что захотелось стать еще привлекательнее в его глазах — пока он не продолжил:
— Мы хорошо пойдем друг другу, звездочка.
Она вздохнула:
— Ты все еще уверен, что мы будем вместе, — она знала, что Эйдан был благородным мужчиной, но он заблуждался на этот счет. Один никогда не позволит Реджин стать женой смертного берсеркера.
А охалла, которой так жаждет Эйдан?? Она слышала всего об одном— единственном за всю историю берсеркере, который заслужил ее. Все остальные погибли в сражениях, задолго до двухсотой победы.
Хитрый Один прекрасно это знал.
— Я уверен, что будем, моя маленькая жена, — закончив трапезу, Эйдан подошел к своей постели и разделил меха на две кучи у противоположных краев. Он махнул ей рукой на одну лежанку, а сам улегся на другой.
Растянувшись на своей стороне, он подпер голову рукой:
— Когда ты станешь старше, ты придешь ко мне, чтобы увидеть, что каждая женщина нуждается в мужчине, даже Валькирия.
— Почему? — она плюхнулась напротив него.
— Ты поймешь, когда пройдешь изменение.
— Ты имеешь в виду, когда я стану бессмертной?
Когда она вырастет, то на смену уязвимой девочке придет непобедимая женщина. Её сестры шушукались об этом так тихо, что Реджин ничего не слышала, но возможно, этот мужчина расскажет ей.
— Это будут сладкие месяцы, — он перевернулся на спину, закинув руки за голову. Тоном знатока он продолжил: — Ты определенно будешь хотеть меня рядом с собой тогда.
— Почему? Что случится?
— Ты станешь женщиной. И ты будешь нужна мне, как и я, безусловно, буду нужен тебе.
— Ты бы попытался поцеловать меня? — спросила она лукаво.
— Зависит от тебя.
— И?
— А теперь — спи. У нас впереди долгий путь.
— Военачальник, скажи мне, — она скрестила руки на груди, а снаружи ударили молнии.
Он усмехнулся.
— Почему я буду хотеть поцеловать тебя тогда?
Он повернулся на бок и снова впился в нее взглядом:
— Или почему ты — меня?
— Все, что ты знаешь это война.
— Верно, и, черт возьми, это дело известно мне лучше, чем кому-либо другому. А это значит, что я всегда смогу защитить тебя. И когда ты подрастешь, я накоплю достаточно трофеев для тебя.
— Ты не благородный и не изысканный.
Он кивнул, легко соглашаясь:
— Я не обладаю утонченностью. Но это также означает, что у мне не присуще лукавство, ты всегда будешь знать, что я думаю.
— И ты считаешь, что имеешь право претендовать на Валькирию в качестве невесты?
— Я самый могучий из ныне живущих берсеркеров, — это было не хвастовство, а просто констатация неоспоримого факта: — Так что, если не я, то кто?
Она пожала плечами:
— Я по-прежнему не убеждена в твоей исключительной привлекательности, Эйдан.
«Также неоспоримый факт».
— Есть и другая причина. …
— Скажи мне.
Его голос смягчился, когда он произнес:
— Ты должна выбрать меня потому что… я буду любить тебя, Реджинлейт.
Казалось, её сердце сейчас выпрыгнет:
— Как ты можешь так говорить? Разве тебе известно будущее?
— Я уверен в этом, потому что в двенадцать лет ты покорила меня своим умом и храбростью. Твоей верностью и преданностью, — он снова откинулся на спину, улыбаясь в крышу шатра, — И если у тебя были какие-то тайные коварные планы, я их не нахожу. И заранее признаю поражение.
— Когда я вырасту, другие так же будут бороться за мою руку.
— Несомненно. Но ты принадлежишь мне.
От её разочарования снова сверкнула молния. Он искренне верил, что может лишить её свободы, сохраняя как свой неприкосновенный приз, в то время как сам будет продолжать свой разгульный образ жизни. Может, для смертных это в порядке вещей. Но не для таких, как она.
— Берсеркер, услышь мои слова, — сказала она. — Я буду верна тебе в той же мере, как и ты — мне.
«Чтобы он заткнулся. Ему и недели не протянуть без Бирджит».
— Если на твоих коленях сидит девушка — я сижу на коленях другого воина. Каждый женский рот у твоих губ означает поцелуй других мужских губ на моих устах.
Его свирепый взгляд встретился с её, глаза берсеркера пылали, словно мысль о другом с ней заставляла его трястись от ярости. Борясь за контроль над собой, он процедил:
— Тогда я клянусь не прикасаться более к другой. Теперь ты удовлетворена, женушка? Больше никаких требований?
— Я должна пойти с тобой искать Люсию.
— В этом моё слово неизменно, Реджинлейт. Ты уязвима. Тебе может быть причинен вред. Я этого не допущу.
Прежде чем потушить свечи, он наклонился и легким поцелуем коснулся её волос, потом ласково потрепал по подбородку:
— Звездочка моя, пока ты не вырастешь, время будет медленно тянуться для меня. Каждую ночь я буду мечтать о женщине, которой ты станешь.
Он вернулся на свою лежанку, и в темноте она заметила, что его губы сжаты, как будто в ожидании.
Она мысленно вздохнула.
"Ты никогда не увидишь меня, когда я выросту, воин. Но я иногда буду думать об упрямом смертном, который был добр ко мне".

Часть II

Девять лет спустя
— Что ты делаешь, сестра? — требовательно спросила Люсия Лучница, врываясь в комнату Реджин.
Хотя Реджин надеялась ускользнуть этой ночью из дома, она не смогла утаить от Люсии — своей сестры-охотницы — чувства, которые были слишком сильны.
"Вероятно, я должна соврать".
Тем не менее, она произнесла правду:
— Я решаю, какое одеяние больше всего понравится военачальнику.
Люсия ахнула и опустила руки на лук, который всегда носила с собой. Нервно теребя пальцами тетиву, она произнесла:
— Ты собираешься искать того берсеркера?
Реджин кивнула в ответ. Скоро она станет бессмертной, и, хотя изменение еще не произошло, ее тело терзали переполнявшие его желания.
Когда она представляла себе того, кто поможет этим желания исполниться, перед мысленным взором возникало лицо лишь одного мужчины. Эйдан был прав — теперь Реджин нуждалась в нем.
— Он близко. Лагерь его отряда расположен в лесу.
На протяжении многих лет, когда она и Люсия искали других Валькирий, Реджин частенько слышала истории о своем берсеркере. Он лишь немного приблизился к дару бессмертия, тратя больше времени на ее поиски, чем на победы в битвах. Ему уже было сорок зим.
Говорили, что он изменился — его звероподобный характер стал еще более доминантным. Он быстро вступал в конфликт, высвобождая свою ярость берсеркера из-за малейшей провокации.
И все же она не могла прекратить думать о нем.
— Итак, одеть ли мне почти прозрачную юбку. — Реджин постучала пальцем по подбородку. — Или кожаные штаны в обтяжку?
Люсия фыркнула.
— Да, правду говоришь, Люсия. Мужчины действительно глазеют на меня больше, когда я ношу штаны.
Реджин с трудом натянула узкие штаны на свою роскошную задницу, легла на кровать и затянула шнуровку. Затем надела кожаный жилет с глубоким вырезом. Жилет скрывал её грудь, но зато живот полностью оставался открытым.
Люсия нервно вышагивала по комнате:
— Мы же говорили об этом.
— Это ты говорила, — возразила Реджин, заплетая по обе стороны своего лица дюжину косичек. Остальные волосы гривой спадали на спину. — А я ничего не утверждала.
Люсия хотела, чтобы сестра стала Скадианкой — девственной лучницей, как и она сама, — но Реджин слишком интересовалась отношениями с противоположным полом, и ей не терпелось узнать, что же той ночью обещала загадочная улыбка военачальника.
Но это не было единственной причиной, по которой она будет искать его. Хотя они был до ужаса упрям и высокомерен, он также смеялся с нею и наслаждался ее юмором. За эти годы мужчины пристально смотрели на нее с жаждой, почтением, и даже, при случае, уважением — но Эйдан смотрел на нее так, как никакой другой человек не смотрел с тех пор.
С пониманием. Он ценил её за то, какой она была на самом деле.
— Разыскивать его — это безумие, Реджин. Он уверен, что только ему предназначено владеть тобой. Словно… какой-нибудь вещью, будто собственностью. Он никогда не позволит тебе уйти!
— Для начала ему надо меня заполучить, а этого не будет. Мы заключим сделку не более чем на три месяца и ничего больше.
Она исследовала бы влечение к нему, уменьшила тягу и ослабила бы власть, которую он имел над нею.
Реджин начала копаться в своем ларце с украшениями — естественно, никаких сверкающих камней там не было. Она выбрала несколько вещиц из гладкого полированного золота. Мужчины были очарованы тем, как она заставляла золото ослепительно пылать. Браслеты змеями обвились вокруг её предплечий, а на голову она надела небольшую круглую диадему с двумя рядами нитей, спускающимися на лоб.
— Если ты решилась на это, выбери другого мужчину, любого, но не берсеркера! Они — животные, и я не просто так это говорю, — сказала Люсия, перед её глазами встало до сих пор преследующее её видение своего знакомства с мужчиной девять лет назад.
Под маской человека, которого она, как ей казалось, полюбила, скрывался монстр, который причинял ей зло невообразимо отвратительными способами.
Реджин была права, беспокоясь о ней — и сбежав от Эйдана. Если бы она опоздала всего на день…
— Я не могу выбрать другого мужчину. Иначе нарушу клятву.
Похоже, ее опрометчивые слова, сказанные той ночью, много лет назад, вернулись, чтобы преследовать ее.
— Я поклялась Эйдану, что буду верна ему в той же мере, что и он — мне. Люсия, говорят, что у него никого не было с тех самых пор. Если это правда…
Но это только подстегнуло тревогу Люсии.
— Ненасытный зверь таится в нем, тот, что хочет только брать, покорять и овладевать. Ради твоего же блага я надеюсь на милость богов в том, что он не пытался держать его на привязи почти целое десятилетие.
— Я иду к нему, — сказала Реджин просто, и повернулась к лестнице. Однажды приняв решение, она никогда не колебалась. Валькирия предпочитала действовать, а не тратить время на длительные обдумывания и размышления.
Люсия вздохнула, провожая её к выходу:
— Хоть в этот раз будь осмотрительна.
У двери она протянула Реджин плащ с капюшоном.
— Проверь все, прежде чем ступать в его военный лагерь с хозяйским видом. Пообещай мне.
— Ладно, — Реджин пожала плечами под плащом, затем вышла на улицу, поглядывая на темнеющее небо. Весенняя гроза приближалась.
— Пожелай мне удачи, — сказала она весело, оставляя Люсию нервно теребящей тетиву своего лука.
Реджин побежала по окраине деревни, спеша по подтаявшим полям, кое-где еще покрытым тонкой коркой льда, в лес. Она была столь нетерпелива, что легко опережала приближающуюся бурю.
Когда девушка приблизилась к лагерю Эйдана, она услышала голоса женщин среди мужчин. Шлюхи, как обычно. Её опять ожидают откровенные сцены?
Возможно, в эту ночь Эйдан был с наложницей.
От этой мысли её коготки угрожающе загнулись. Он ей поклялся. Тем не менее, даже если она будет чувствовать себя преданной, её желания настолько сильны, что она легко может отбросить женщину в сторону и занять её место.
Нет. Если он нарушил клятву, она не подарит ему свою невинность.
«Я должна знать».
Она вскочила на дерево, росшее на краю центральной просеки, и притаилась, укутавшись в плащ, чтобы скрыть сияние своей кожи. Вокруг большого костра сидели берсеркеры всех мастей, все с женщинами или кувшинами медовухи или сжимающие и то, и другое одновременно своими огромными ручищами.
За исключением одного.
Эйдана.
Он сидел в стороне от всех, на длинной скамье, опустив светловолосую голову на руки и сжимая ладонями виски.
Сторожевая собака, Брандр, сидел около него с распутной девкой на коленях, и каждый раз задирал ее подол все выше и выше, лапая её зад.
Другой рукой он хлопнул Эйдана по плечу.
— Тебе еще повезет, друг.
— Я чувствовал себя настолько уверенным. — Он поднял свою голову, открыв несчастное выражение лица. — Прошлой ночью, мне приснилось, что я нашел ее.
У Реджин перехватило дыхание при взгляде на него. Лицо Эйдана было усталым, на нем застыло выражение горького разочарования. Но, несмотря на следы прожитых лет, он был по-прежнему самым красивым мужчиной из всех, красивей она еще не встречала.
Брандр протянул ему флягу:
— Вот. Выпей-ка.
Эйдан отвел его руку в сторону.
— Мне нужна трезвая голова. Завтра мы двинемся на север.
— Забудься на одну ночь, — сказал Брандр, шлепая шлюху по объемистому заду.
Эйдан хмуро огляделся, вокруг мужчины жадно ощупывали извивающиеся женские тела. Он взял флягу и приложился к горлышку. Изрядно хлебнув, он вытер рот рукавом туники.
— Боги, что это было? Оно сожгло мне глотку напрочь.
— Это была отборная выпивка! Теперь следует продолжить с отборной девкой.
«Нэй, не надо!»
— Хоть в этот раз, Эйдан.
«Лишь один раз? Он и вправду был верен своему слову?»
Когда Эйдан бросил на него еще один хмурый взгляд, Брандр вздохнул. Он поставил женщину на ноги, сказав ей:
— Иди, доставь удовольствие другим. Я найду тебя позже.
Как только они остались наедине, Брандр сказал:
— Это не может так больше продолжаться, Эйдан. Я твой друг, и я вижу, что ты сам не свой.
— Что ты хочешь от меня?
— Стань прежним лидером. Ради всех богов, Эйдан, я ближе к охалле, чем ты, а мне на полдюжины лет меньше. Забудь эту одержимость. Ты ни о чем, кроме нее не думаешь.
— И ты можешь винить меня? Представь, какой женщиной она стала.
Он посмотрел в облачное небо, словно в данный момент представлял ее облик, и сердце Реджин снова сжалось.
Затем Эйдан посмотрел на Брандра.
— Нет, не представляй ее.
Брандр выдохнул.
— В этом лагере женщин предостаточно. Женщин, которые жаждут оказаться в твоей постели. Уверен, что ты можешь заменить ее.
— Дурацкая идея. Ты и сам это понимаешь.
— Я бы лучше держал в своих руках горячую девку, чем мечтал о холодной Валькирии.
«Я не холодная!»
— Между прочим, — добавил Брандр, — ты выпил достаточно выпивки, чтобы свалиться с лошади. В ближайшее время ты окажешься лицом в грязи. Возможно, тебе действительно стоит проспать всю ночь напролет.
С рычанием Эйдан вскочил на ноги, затем, пошатываясь, бросился к ближайшей палатке.
— Ступай в свою одинокую постель, старик! — прокричал Брандр.
"Наступит день, когда я и Брандр скрестим мечи", решила Реджин. Затем она перепрыгнула с одной ветки на другую, оказавшись на дереве рядом с палаткой Эйдана. Отсюда она могла наблюдать тускло освещенное убранство шатра.
В палатке, Эйдан яростно сорвал с себя тунику, открывая широкие плечи и мускулистую спину, переходящую в узкие бедра. Когда он двигался, под гладкой загорелой кожей перекатывались мускулы.
Великолепный мужчина.
Она с шипением выдохнула воздух.
Он пнул щит, затем сбросил кружку со стола. Эйдан был похож на приближающийся шторм, его гнев возрастал, когда он начал громить свое имущество: оружие лязгало, дерево разлеталось в щепки.
Реджин нахмурившись, склонила голову, изумленная яростью смертного.
Когда шторм над головой разразился первым громом, Эйдан замер. Реджин подумала, что услышала его бормотание: "Молния. Молния?"
Он вышел из палатки, шатаясь, очевидно из-за спиртного, и пошел прочь из лагеря.
Реджин спустилась с дерева и тихо последовала за ним. Он шагал через лес к полю. Он остановился перед древним камнем с рунами — вертикальная каменная плита была больше десяти футов в высоту, с вырезанными символами. В этих Северных Землях их было много — прямой путь быть услышанным Одином.
Эйдан встал лицом к камню.
— Ты даешь мне этим вечером молнию? — С каждым словом его голос становился громче, пока не превратился в крик. — Чтобы напомнить, что я потерял?
Он ударил своим могучим кулаком по камню.
Рот Реджин потрясенно раскрылся от такого богохульства.
Эйдан ударил кулаком снова, разбивая руки в кровь.
— Чтобы напомнить мне, что я не могу найти?
В каждом произнесенном им слове Реджин слышала боль. Она захлестнула ее подобно наводнению, временно вызвав оцепенение собственных желаний. Реджин никогда не знала такой боли — мучение не тела, а разума.
«Или сердца?»
Она не думала никогда, что он дойдет до такого.
Словно ведомая невидимой силой, Реджин подошла ближе. Когда Эйдан снова замахнулся окровавленным кулаком, она остановила его руку прикосновением.
Он замер, но все его тело, казалось, гудело, как и у Реджин: ее молния озарила небо от таких бурных эмоций.
Эйдан медленно повернулся к ней. Дрожащей рукой он потянулся к ее плащу. Она не думала, что он осознавал, что говорит вслух:
— Окажись ею, окажись ею, боги, пусть это будет она.
Эйдан отстегнул ее одеяние, позволив ему упасть к ногам, затем втянул воздух, когда открылось лицо девушки. Его налитые кровью глаза теперь светились серым, осматривая черты ее лица. Брови сошлись вместе, словно Эйдан испытывал боль. Он поднял прядь ее волос, пропустив его сквозь пальцы.
— Такая светлая.
Начался дождик, но Эйдан, казалось, не замечал его, скользя взглядом по ее телу. Покачиваясь на нетвердыхногах, он хрипло произнес:
— Боги, ангел. Я видел сны о тебе. Каждую ночь.
Затем он нахмурился, бормоча про себя:
— Это все еще забытье. Я был выбран духами.
— Это не сон, военачальник.
Он протянул руку, чтобы обнять ее за плечи; второй рукой он обвил ее талию, притягивая к себе. Она почувствовала, как из глубины его груди раздался стон, когда их тела соприкоснулись.
Так близко она еще никогда не была с мужчиной.
— Ты вернулась ко мне. Больше я не должен беспокоиться, что ты в мире одна, — сказал он, его голос надломился от эмоций. — Ты была лишь маленькой девочкой. Без моей защиты.
Эйдан потерся лицом о ее волосы, вдыхая аромат и издавая еще один стон.
— Но теперь ты женщина. — Его эрекция прижалась к животу Реджин, когда он прорычал: — Моя женщина.
Обнаженная кожа его груди была такой гладкой под ее щекой, и ощущалась такой горячей в дождь. Аромат Эйдана окружил Реджин, заманивая ее в его сети так же сильно, как и мускулы рук, обвивающих ее. Когда он потерся подбородком о чувствительный кончик ее заострённого ушка, она выпустила когти, готовая вонзить их в его тело, чтобы притянуть Эйдана еще ближе.
Он отодвинулся с подозрительным выражением на лице:
— Ты ложилась с другим мужчиной?
Реджин нахмурилась, но спросила с искренним интересом:
— Что если так, ты не захочешь меня больше?
На его челюсти дернулся мускул. Он проигнорировал ее вопрос.
— Этого еще не было, Валькирия?
Его дикие серые глаза полыхали пламенем.
— Скажи мне! Зверь во мне волнуется. Он не может делиться своей подругой. Я не могу разделить свою подругу с другим.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Gaidelia о книге: Зои Дешенель - Дьявол для Ангела
    Гадкая херня. Героиня бесила своей нелогичностью и тупостью. Узнала своих насильников и побежала просить помощи у мажорика прикинуться ее парнем, дабы те ее повторно не изнасиловали. Ау, детка, ты в своем уме? Это просто полный треш. не дочитала эту кашу пародию на звание ,,слр,,.

  • Софья_Л о книге: Софья Липатова - Некромант
    так странно, найти свою книгу на другом ресурсе, еще и увидеть к ней отзывы)
    спасибо, Анюткин, за каждое вышесказанное слово
    Если что - это трилогия

  • Natalis75 о книге: Зои Дешенель - Дьявол для Ангела
    В этом тексте (назвать книгой язык не поворачивается) чего только не намешано,Зои впихнула что надо и не надо.Такое ощущение что из разных романов по главе.То гг не верит в Бога,но зато верит что умерший отец приходил к ней 40 дней и потом смотрит на неё с неба 2 года,а потом вообще супер - душа отца вселяется в волка и с ней разговаривает.
    То драма и она жертва группового изнасилования и думает о суициде,а потом молодёжка и она вся такая крутая всех на место ставит,а крутые мажоры на неё запали.Затем фэнтези и резкий переход на криминал.А одна фраза героини меня просто убила "Теперь мне понятно,что ты умер не своей смертью и тебя не просто так застрелили".А 2 года она получается думала ,что огнестрел это естественная смерть? То отец был военным,то стал мистер провосудие.То она слабая жертва,то крутая и сама себя зовёт демоном.То она нищая и гордая,а то сразу согласилась и не брезгует мажорскими деньгами чтобы ее одели и хорошо кормили.То она живёт в трущобах,а то рядом в парке миллионеры с детьми и собачками гуляют.А её собаку мне безумно жаль,она с ней гуляет раз в неделю,бедная она либо столько терпит ,либо гадит в квартире.А героиня нюхает и ей пофиг.Но тогда зачем писать,что она чистоплотная,лучше бы в деревне тогда оставила и не мучила животное.
    Если любите попурри и девочек авторов (у которых все розовые меркантильные мечты о богатых,крутых и красивых мажорах ) то этот текст для Вас.Автор даже пишет,что ее многочисленные фанаты в восторге от ее таланта и "книг".

  • gohar.62 о книге: Тайга Ри - Последняя из рода Блау
    Отличная книга.Спасибо автору. Жду 4-ой книги.

  • Gaidelia о книге: Алайна Салах - Потерянный бит
    Хорошо, что и нейту счастье привалило. Все с хэ

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.