Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49242
Книг: 122992
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Турнир Девяти Школ. Том 3»

    
размер шрифта:AAA

Сато Тсутому
Турнир Девяти Школ (Часть 1) - Том 3

Глава 0

 В настоящее время в стране при Национальных Университетах Магии действуют девять Старших Школ.
Первая Старшая Школа находится в Канто (Токио). Вторая в Кинки (Хёго). Третья в Хокурику (Исикава). Четвертая в Токаи (Сидзуока). Пятая в Тохоку (Мияги). Шестая Школа в Санин (Симане). Седьмая в Сикоку (Кочи). Восьмая находится на Хоккайдо. И Девятая на Кюсю (Кумамото).
И лишь эти девять школ – магические. И не потому, что лишь они при национальных университетах магии, просто они единственные в стране, которые обучают магии основным учебным планом.
По правде, правительство более чем стремится увеличить их число. Но не может, потому что не может обеспечить достаточное количество волшебников, готовых стать учителями.
Первая, Вторая и Третья старшие школы в год принимают по двести новых учеников. Остальные шесть могут принять по сто каждая.
В общей сложности 1200 учеников. Это предельное количество волшебников, которых можно выпустить за год. В стране рождается примерно столько же детей с приемлемым уровнем магии.
Но, вместе с тем, если предоставить более широкие возможности для получения образования, весьма вероятно, что обнаружится ещё больше детей с запоздалым многообещающим талантом к магии.
На самом деле даже на существование лишь этих девяти старших школ магии страна задействовала все человеческие ресурсы. Поэтому единственный способ пополнить нехватку – взять эти 1200 новичков за год, как можно лучше их обучить, и поднять их уровень до максимума. При этом количество волшебников будет постепенно увеличиваться, и в будущем ожидается, что такое позитивное развитие со временем устранит нехватку учителей.
Одна из принятых для этого мер – соревнования школьного уровня между девятью школами магии, чтобы разжечь стремления учеников. Крупнейшее из них – летний Турнир Девяти Школ.
Это общенациональный магический турнир старших школ.
В нём каждый год встречаются выбранные ученики со всей страны, ставят на кон гордость и пишут истории разочарований и славы.
Там будет не только множество государственных чиновников и тех, кто интересуется магией, но и представителей бизнеса и зарубежных компаний, ученых и искателей талантов. Это самая большая сцена для учеников старших школ магии.
И в этом году тоже в скором времени будет поднят занавес этого знаменитого события.

Глава 1






2095 год, середина июля.
В Первой Старшей Школе при Национальном Университете Магии закончилась последняя неделя занятий, теперь ученики могли посвятить всю свою энергию подготовке к летнему Турниру Девяти Школ. Однако он – который Тацуя Шиба – совершенно не вязался с этим школьным духом. Частично, потому что его логический характер пересиливал эмоции. Но, с другой стороны, сегодня он пришел в школу главным образом потому, что преподаватели вызвали его на встречу из-за его экзаменационных оценок.
– Тацуя.
– Лео... Почему все здесь?
Сбежав, наконец, с учительской, Тацуя обнаружил, что его ждут одноклассники – Сайдзё Леонхарт, Тиба Эрика, и Шибата Мизуки.
Миюки, младшая сестра Тацуи, была частью школьного совета, члены которого сейчас находились в комнате школьного совета в разгаре подготовки к Турниру Девяти Школ, так что её там не было.
Будто чтобы её заменить, с ними были её одноклассницы: Мицуи Хонока и Китаяма Шизуку – все с взволнованным выражением.
Учительская располагалась на учительском этаже, отделенном от этажей, где ученики обычно посещали занятия.
Однако это не значит, что ученики там не могли пройти.
Все, кто проходил мимо, и неважно, старшеклассники это были или ученики того же года, останавливали взгляд на пятерых, окруживших Тацую.
Что было вполне понятно.
Они выделялись. Сильно.
И не только из-за сегодняшних обстоятельств, такое происходило постоянно.
Тацую приняли в дисциплинарный комитет даже несмотря на то, что он был учеником второго потока. На неделе вербовки своими многочисленными достижениями он доказал, что выбрали его не случайно, в итоге его слава распространилась по всей школе. Хотя то, что он в одиночку уничтожил террористическую организацию, не было придано огласке, его выдающихся успехов на неделе вербовки оказалось достаточно, чтобы привлечь довольно много внимания одноклассников и даже девушек из старших классов.
Эрика была общепризнанной красавицей.
Мизуки постоянно находилась возле Миюки и Эрики, поэтому, по сравнению с ними, казалась немного бледноватой. Тем не менее, старшеклассники весьма высоко оценивали её элегантную и утонченную красоту.
Лео был германской внешности и превосходно сложен, поэтому даже несмотря на постоянные высмеивания Эрикой (или лучше сказать «постоянные с ней споры»), сыскал славу среди девушек как «человек, которого стоит отметить» (самому Лео нравились девушки «чисто японского стиля» – с черными волосами и черными глазами).
Что касается Хоноки и Шизуку: они обе были превосходными ученицами даже среди всего первого потока первого года. Их можно было легко назвать «умницами».
Если судить только по внешнему виду, среди всех Тацуя был самым обычным.
Хотели они этого или нет, но группа, которая превзошла в общении границы первого и второго потоков, понятно, особо привлекала внимание.
Однако, скорее всего потому, что среди этих представителей первого года не было члена школьного совета и знаменитой красавицы – Миюки, взглядов было значительно меньше, чем всегда.
Впрочем, как бы сильно они ни привлекали внимание, их это не волновало.
Например, этого человека:
– Это мы должны спросить, почему ты здесь!? Для чего тебя вызывали в учительскую?
Услышав вопрос Лео, Тацуя сразу же всё понял.
Похоже, друзья просто за него беспокоятся. На секунду Тацуя подумывал о том, чтобы придумать причину их отвлечь, но передумал – они заслужили честность.
– Учителя допросили меня о практической части экзамена.
Услышав его, Лео с недовольством косо посмотрел:
– ...«Допросили»? Звучит немного подозрительно. Так какие они задавали вопросы?
– Если коротко – они хотели знать, умышленно ли я завалил практический тест.
На ответ Тацуи, первой возмущение выразила Эрика:
– Какого черта? Тацуя-кун, от этого, ведь, тебе нет никакой выгоды! Только глупцы могут такое спросить.
Слова Эрики не были ошибочными, так что в ответ Тацуя мог лишь криво улыбнуться. Если бы кто-то обманным путем увеличил оценку – была бы совсем другая история, но нет никакого смысла умышленно получать низкую оценку. Это подозрение выглядело смешно, как и предположила Эрика.
– Впрочем, я могу понять ход мыслей учителей.
– Как?
Тихие слова Шизуку озадачили Мизуки.
– Оценки Тацуи-куна слишком поразительны.
Тацуя не красовался ответом Хоноки, но чрезмерная скромность тоже может вызвать негативную реакцию. Не в состоянии решить, что сказать, Тацуя мог лишь снова криво улыбнуться.
В Первой Школе заключительные магические экзамены состояли из теории, проверяемой тестом, и практики.
Но вот языки, математику, естественные науки, социологию и другие не магические предметы, напротив, оценивали ежедневными домашними заданиями. Учебное заведение стремилось к высокому качеству обучения волшебников, так что с точки зрения школы иметь ученика, который уделяет слишком много внимания предметам вне магии, – излишне (Тацуя и компания проводили различие между волшебниками и ремесленниками магии лишь потому, что обучение естественно разветвлялось в двух направлениях; как правило, общество клало ремесленников магии в ту же категорию, что и волшебников, но не называло «ремесленниками магии» исследователей магии, которые не могут пользоваться магией).
Что касается теории магии, обязательные предметы включали основы обучения магии и теорию магии на тесте; два дополнительных предмета можно было выбрать из магической геометрии, магических языков, магической ботаники, и магической архитектуры; также один нужно было выбрать из истории магии или теории магических систем, – в общей сложности пять предметов.
Практические навыки магии оценивались через способность вызова (скорость конструирования магии), допуск магии (масштаб последовательности магии), способность вмешательства (силу перезаписи Эйдоса) а так же через совместную магическую силу от кульминации всех трех, в итоге было четыре оценки.
Имя и рейтинг учеников с превосходными оценками публично объявляли на сайте школы.
Для учеников первого года итоги экзаменов уже объявили.
Самые высокие места совместно по теории магии и практике оказались полностью ожидаемыми.
Первое место: Шиба Миюки.
Второе место: Мицуи Хонока.
Третье место: Китаяма Шизуку, лишь на несколько балов позади.
Все три первых места принадлежали классу А, и только на четвертом был ученик по имени «Томицука» из класса B. Кроме того, из знакомых имен, Морисаки занял девятое место. Все первые двадцать мест были за учениками первого потока.
Если взглянуть на результаты практических навыков – итог будет тот же. Хотя места учеников немного изменились, первые двадцать мест по-прежнему были за учениками первого потока.
Собственно говоря, на первом месте была Миюки, на втором – Шизуку, третьем – Морисаки, на четвертом – Хонока. Общая оценка показала, что класс А доминировал в практической части экзаменов до такой степени, что это вызвало в учителей значительную головную боль (распределение оценок по классам должно было быть равномерным от A до D, такие показатели явно свидетельствовали о том, что класс А усвоил материал первого семестра гораздо лучше остальных).
Однако если опереться только на теорию магии, появится совершенно иная и поразительная картина.
Первое Место: Класс Е, Шиба Тацуя.
Второе Место: Класс А, Шиба Миюки.
Третье Место: Класс Е, Йошида Микихико.
Хонока была на четвертом, Шизуку на десятом, Мизуки на семнадцатом, Эрика на двадцатом, в то время как Лео и Морисаки не попали в рейтинг.
Если разделить учеников первого и второго потоков, разница в практических навыках будет играть большую роль. Однако, по общему мнению, ученики с плохими практическими навыками должны также плохо схватывать и теорию. Потому что из-за всех сложностей теорию понять непросто, не испытав её собственноручно на практике.
Но, несмотря на это, двое из первой тройки были из второго потока.
Это само по себе – небывалая ситуация, однако достижение Тацуи было ещё невероятнее. Его средняя оценка в теоретической части экзаменов (не общая) легко превысила второе место на десятки балов и оставила его единственным, бесспорным владельцем первого места.
– Даже если теория и практика – две разные вещи, всё равно должен быть предел.
– Но я не верю, что Тацуя-кун подделал оценку, – Мизуки недовольным тоном возразила Шизуке, после того, как та объективно высказала своё мнение.
– Конечно, Шизуку это знает.
– Но учителя не похожи на нас, поскольку мы знаем, кем является Тацуя-кун.
Хонока и Эрика хотели смягчить настроение.
– Верно, они знают нас лишь по другую сторону экрана терминала...
Как Лео и сказал, это был главный недостаток современного образования. Но даже если современные учителя лично придут в класс как учителя прошлого века, нет гарантии, что они полностью поймут учеников.
Для решения этой проблемы школа создала коробки мнений, чтобы заменить систему консультаций прошлого века.
– ...А если спросить Харуку-тян?
Консультанты решали обстоятельства, когда ученики неудовлетворенны школой или другими происшествиями на её территории. И каким бы подходящим обращение «Харука-тян» ни было, само по себе предложение было достойным, но Тацуя резко покачал головой:
– С Оно-сэнсэй я говорил вчера. По правде, это она сообщила мне обо всех основных вопросах, которые сегодня задавали.
– Какая ненадежная учительница.
– Не говори так. Впрочем, новые консультанты не обладают большим авторитетом, – на этот раз настала очередь Тацуи мягко улыбнуться и успокоить раздраженную Эрику.
– ...Тацуя-кун, ты ещё более жесток, чем я, да?
Как и догадалась Эрика, слова Тацуи были значительно более конфронтационными.
– Э? – Лео выдал странный шум из-за реплики Эрики.
– ...Что? – Эрика покосилась на него и спросила.
– Эта девушка на самом деле может сказать что-то серьезное, – тихо пробормотал он себе под нос, широко раскрыв глаза.
– Молчать! – Эрика ударила его скрученным блокнотом.
Собственно говоря, даже в эпоху, когда цифровые технологии так привычны, блокноты по-прежнему широко распространены. Особенно в магических школах, во время обучения магическим языкам, написание текста – само по себе важное действие. Поскольку учителя на магической геометрии в основном использовали рисунки и диаграммы, для записи рисунков пользоваться блокнотом намного проще, чем терминалом, так что ученики старших школ магии пользовались блокнотами чаще за учеников нормальных школ. Тем не менее, точная причина, по которой Эрика носила с собой блокнот, осталась загадкой.
– Оу... – Лео не смог уклониться от удара блокнотом и присел, от боли держась за голову. Не похоже, что он просто стоял, ждал удара и не пытался сопротивляться, но сейчас скорость удара Эрики значительно превышала скорость уклонения Лео, так что в тех обстоятельствах, когда он всякий раз сам решал вмешаться, он сам и получал удар.
– ...Ты, поклонница насилия, моя голова не барабан! – Лео подал серьезный протест, который Эрика полностью пропустила мимо ушей.
Наверное, потому что последние три месяца эта сцена повторялась бесчисленное множество раз, Мизуки лишь беспомощно улыбнулась и на этом остановилась, не паникуя, как вначале. Также она улыбнулась, чтобы вернуться к первоначальной теме разговора, избегая любой возможности продолжения конфликта.
– Тацуя-кун, ты объяснил учителям их недопонимание?
– Ну да, в некотором роде.
– В некотором роде?
На краткий вопрос Мизуки, Тацуя с неохотой сообщил дополнительные детали:
– Учителя поняли, что я не намеренно занизил балы, но они всё равно советовали мне перевестись.
– Перевестись?
– Почему? Зачем?
Мизуки и Хонока выкрикнули, у всех полностью побледнели лица.
– Среди Девяти Школ, Четвертая знаменита своей специализацией в исследовании магии, так что учителя предложили мне перевестись туда. Конечно, я отказался.
Двое вздохнули с облегчением, тогда как двое других оказались в ярости.
Первыми двумя были Мизуки и Хонока, вторыми – Лео и Эрика.
У последней же участницы разговора было нечитаемое бесстрастное лицо.
– ...Так если кто-то не превосходен в практике, то он должен присоединиться к школе, которая не акцентирует внимание на практических навыках, но это ведь перечит самой школе!? Я ещё могу понять, если кто-то с плохими оценками не может держаться на уровне класса, но к Тацуе это очевидно не относится.
– Скорее всего, он просто бельмо на глазу. Наверное, Тацуя-кун о магии знает больше, чем сами учителя.
– Расслабьтесь, вы двое, – если всё так оставить, то Лео и Эрика будут лишь подпитывать ярость друг друга, поэтому Тацуя решил умерить их пыл, – как и сказал Лео, даже едва проходящий – проходит, так что нет причин для перевода. Вполне возможно, что учителя просто учитывали мои интересы. Впрочем, даже если и так, в них не было сочувствия, они хотели лишь защитить себя.
Мягкий тон Тацуи не скрывал его кислую оценку, вследствие чего Лео и Эрика успокоились. Именно к такому охлаждающему эффекту он и стремился, и хотя метод можно было и так назвать подлым, но, увы, итог оказался не самым идеальным.
– По-моему, мнение учителей не было ошибочным, – пока все небыли уверенны, что сказать дальше, Шизуку заговорила в необычной манере, которая и не поддерживала, и не критиковала. Судя по тому, как её слова расслабили напряжение, вызванное насмешливыми словами Тацуи, общее воздействие вероятно можно отнести к поддержке. – Четвертая Школа не насмехается над практическими навыками, но по сравнению с боевой магией, используемой на Турнире Девяти Школ, их больше интересует дальнейшее усложнение техник, более комплексные и лучшие методы.
– Неужели? Шизуку-тян, ты довольно много об этом знаешь.
– Просто в Четвертой Школе учится мой двоюродный брат.
Услышав, как Шизуку ответила на вопрос Мизуки, Хонока и остальные кивнули и сказали «так вот оно что». Информация от ученика Четвертой Школы должна быть надежным источником.
Согласившись с её словами, они также выразили своё значительное недоверие к учителю, который вызвал Тацую.
Однако они не сосредоточили внимание на незнакомце (учителе), которого сейчас не было рядом.
– Кстати, ведь уже почти время для Турнира Девяти Школ?
Скорее всего, Лео вспомнил сказанное ранее Шизукой, на что Тацуя кивнул и ответил:
– Миюки уже жаловалась. Для Турнира нужно учесть очень многое, включая автомобили, инструменты, и форму.
– Миюки-тян ведь тоже будет участвовать? Твои слова звучат жестоко, – Мизуки не была слишком вежливой, но она честно беспокоилась за Миюки.
– Тем не менее, Миюки должна суметь пройти через соревнования новичков, поэтому подготовительная работа должна быть более интенсивной, – слова Эрики наполовину поддержали и наполовину опровергли предыдущее утверждение.
– Не будь слишком самонадеянной. В Третью Школу в этом году поступил потомок Семьи Итидзё, – возражение Шизуку попало немного мимо цели. Официальные соревнования и соревнования новичков на Турнире Девяти Школ были разделены по половому признаку, поэтому Миюки ну никак не могла соревноваться против молодого мастера из Семьи Итидзё.
Тем не менее, никто ей намеренно не возразил.
– Правда?..
– Говоришь Итидзё? Итидзё из Десяти Главных Кланов?
От того, как Эрика и Лео искренне удивились, было видно, что они впервые узнали о ком-то их возраста, пришедшем из Десяти Главных Кланов. Мизуки не выглядела слишком изумленной, наверное, она что-то знала о «потомке Семьи Итидзё».
– Он может стать трудным противником. Кстати, Шизуку, ты и впрямь много знаешь.
– Шизуку яростный фанат «Кода Монолита» – она каждый год смотрит Турнир Девяти Школ, верно, Шизуку? – Хонока, знавшая Шизуку также хорошо, как и себя, ответила на вопрос Эрики.
– ...Хм, да, – слегка смущенно кивнула обычно не выражающая никаких эмоций Шизуку, когда услышала, как за неё ответила Хонока. Хонока была обязана Тацуе, так что вполне понятно, что она им интересуется. Однако Шизуку была другой; она знала Тацую лишь из-за того, что лучшая подруга, Хонока, им заинтересовалась, а также из-за того, что он был старшим братом Миюки. Изначально Шизуку говорила лишь со стороны, но постепенно уменьшила настороженность и начала выражать себя открыто.
– Сейчас, когда вы об этом упомянули, кроме внутренних соревнований всех Японских и Международных Университетов, «Код Монолита» можно увидеть лишь на Турнире Девяти Школ.
Стоя прямо по диагонали от смущенной Шизуку, Тацуя кивнул на слова Хоноки, его выражение говорило, что он понял, что та хотела сказать.
Турнир Девяти Школ – межшкольный турнир, проводимый между школами при магических университетах. Другими словами, это был внутренний турнир, который открыли дня всеобщего обозрения.
И Турнир Девяти Школ стал одним из нескольких этапов, выставляющих магические соревнования развлечениями.
Каждый год в общей сложности 1200 учеников зачислялись в девять школ магии.
Для сравнения, каждый год было от 1200 до 1500 молодых парней и девушек в возрасте пятнадцать лет, которые обладали достаточным талантом в магии, чтобы быть принятыми.
Другими словами, если молодые люди, в которых проявился талант к магии, захотят стать волшебниками или ремесленниками магии, почти каждый из них поступит в одну из девяти школ магии.
Так что магические соревнования уровня старшей школы, кроме кэндзюцу, боевых искусств, и некоторых других, были полностью монополизированы девятью школами магии.
Турнир Девяти Школ стал одним из немногих крупных событий, пропагандирующих магические соревнования среди общества, чтобы оно их поняло и начало инвестировать деньги, а также в дальнейшем признало магию.
– Похоже в этом году нашим сильнейшим противником будет Третья Школа, да?
– Наверное.
Зная, что в этом Шизуку хорошо разбирается, Эрика прямо спросила её мнение. В ответ, Шизуку просто радостно кивнула.
– И в этом году ты не зритель, но одна из участниц, верно?
Среди своего года по практическим навыкам Шизуку была на втором месте, так что даже если официальный список всё ещё не опубликовали, Шизуку, как и Миюки, гарантировано выберут.
– Да... – тихо кивнула Шизуку, когда услышала вопрос Мизуки, её лицо засветилось от мотивации.

◊ ◊ ◊

 Как только закончились экзамены, Тацуя каждый день после полудня проводил в штаб-квартире дисциплинарного комитета.
Сразу же после летних каникул будут проводиться выборы Президента школьного совета.
После того, как будет выбран новый Президент, будет выбран и новый дисциплинарный комитет, вместе с соответствующим новым Главой.
По традиции... или скорее по вредной привычке, между главами комитета никогда не было плавного перехода. Чаще всего неорганизованные записи деятельности комитета и текущих его членов бросали в управление новому Главе.
Тем не менее, когда Мари заняла пост Главы во время своего первого года, с передачей полномочий следующему году не было проблем. Однако ученики второго года в её дисциплинарном комитете не имели достаточно опыта, так что Мари желала минимизировать путаницу при передаче власти между Главами.
...Что до всех документов, необходимых для передачи полномочий, Мари бросила эту ответственность на Тацую.
– Я начинаю считать себя слишком добрым...
– Разве быть добрым – плохо? Я нахожу твой двойственный характер весьма интересным.
– ...
Эти слова настолько подходили, что Тацуя не смог ничем ответить.
– Однако на этот раз я очень признательна твоей хорошей стороне, без твоей помощи мы бы лишь повторили прошлые катастрофы.
Этим Мари хотела его утешить, наверное, она чувствовала себя немного виноватой, видя, как Тацуя тихо и кропотливо работает.
Однако у Тацуи не было раздвоения личности, и он не просто помогал организовывать материал. Он был единственным, кто его организовывал.
Её слова вообще не достигли никакого утешительного эффекта.
– И всё же, не слишком ли рано ты начала подготовку к передаче полномочий? – задал острый вопрос Тацуя, не отрывая рук от работы.
Все документы он подготовит за неделю.
Если дальше не нужно будет вводить дополнительные данные, то это создаст запас в два месяца.
К тому же нет гарантии, что за это время не произойдут крупные события или происшествия.
Это не тот материал, который следует создавать как можно быстрее.
– Как только мы начнем подготовку к Турниру Девяти Школ, у нас не будет времени чтобы закончить документы. Нам ещё нужно сделать горы работы, от утверждения списка участников, тренировок, настройки оборудования, сбора и анализа данных, до разработки стратегий.
Всё это не имело ничего общего с Тацуей.
– ...Когда будет проходить Турнир Девяти Школ?
Но если на этом он закончит разговор, ему станет неловко, поэтому Тацуя задал простой вопрос и направил всё внимание обратно на организацию данных.
– Десять дней, от третьего до двенадцатого августа.
– Довольно долго.
– Хм? Ты никогда не видел Турнир?
– Нет, на летних каникулах я всегда был занят разными поручениями.
Ответ Тацуи ошеломил Мари:
– Но, Маюми говорила, что твоя младшая сестра смотрит Турнир каждый год, до такой степени, что помнит, на каких соревнованиях мы участвовали...
Тацуя чуть не расхохотался:
– Мы не приклеены друг к другу 365 дней в году... Иногда мы двигаемся отдельно.
– Э?.. Ах да, верно. Просто когда мы видим вас обоих, нам кажется, что вы всегда вместе.
– Кстати, в школе мы обычно занимаемся своими собственными делами, – объективно указал Тацуя.
Хотя выражение Мари говорило, что она его не поняла, но, тем не менее, она с ним согласилась.
– Так вот в чем дело, не удивительно, что ты совершенно потерялся, когда я заговорила о подготовке к Турниру Девяти Школ.
– Да, если честно, я даже не знаю, какие будут соревнования. Я знаю лишь о «Коде Монолита» и «Иллюзорной Летучей Мыши».
Хотя он и разрывался между разговором и созданием файлов данных – это лишь повышало его квалификацию. И для Мари, которая сейчас бездельничала (точнее, она ничего не хотела делать), это был хороший способ скоротать время, так что Тацуя говорил больше, чем обычно.
– Просто эти два самые знаменитые... – Мари склонила голову, будто не зная с чего начать. Затем поднесла кулак ко рту, будто собиралась кашлянуть (но на самом деле не кашлянула), – Турнир Девяти Школ делает акцент на соревнованиях спортивной магии, которые требуют больше магической силы.
– Это я знаю, – ответил Тацуя, не отрывая рук от работы.
– В прошлом, каждый Турнир они меняли виды соревнований, но в последние годы можно наблюдать одни и те же: «Код Монолита», «Иллюзорную Летучую Мышь», «Противостояние Льда», «Скоростную Стрельбу», «Супер Теннис», и «Боевой Серфинг» – всего шесть соревнований. Кэндзюцу, Китайское магическое боевое искусство и остальные соревнования, связанные с боем, а также спортивные соревнования вроде гимнастики или баскетбола проводятся на других турнирах.
– Но «Супер Теннис» и «Боевой Серфинг» сильно зависят от физических способностей?
– Да. Волшебники всего лишь люди, так что нет оснований недооценивать физические возможности. Даже в дуэли между волшебниками, были случаи, когда побеждал человек с превосходящей физической силой. Я уверена, на этом нет нужды подробно останавливаться.
– Верно, – Тацуя это очень хорошо понимал, поэтому и впрямь искренне согласился с Мари.
– Из шести соревнований, командное лишь «Код Монолита», все остальные – индивидуальные.
– Разве обычно «Супер Теннис» не для двух человек?
– Здесь Турнир Девяти Школ становится злым. Для того чтобы подчеркнуть важность магической силы, это соревнование придерживается правила индивидуального выступления. У меня есть буклет, в нём кратко изложены правила, хочешь взглянуть?
– Конечно, посмотрю позже, – Тацуя перестал печатать текст и принял от Мари небольшой буклет. – Хм, печатная копия. Как необычно.
– Всё, что связано с Турниром, не должно удивлять. Виртуальные терминалы могут навредить ещё не сформировавшимся магическим силам волшебника. Но, исключая волшебников, реальными терминальными устройствами пользуется очень мало людей, да и число волшебников, использующих виртуальные терминалы, тоже увеличилось.
– Понятно, вот значит почему на Турнире используются печатные копии, вместо терминалов.
– Э? Тацуя-кун, неужели ты предпочитаешь пользоваться виртуальными терминалами?
Наверное, она услышала в словах Тацуи элементы критики.
С её обычной дерзкой манерой и забавной склонности к «плохой организации», можно было легко забыть о её проницательности.
Тацуя принял это во внимание и (не прекращая печатать) выбрал слова более осмотрительно:
– Есть мнение, что виртуальные терминалы негативно влияют на волшебников, не достигших зрелости. Особенно на учеников в возрасте до двадцати, которые всё ещё развивают свою силу. Я думаю, они должны избегать использования виртуальных терминалов. Но я не считаю, что найдутся причины, чтобы запрещать использовать виртуальные терминалы взрослым, чья магическая сила полностью развита.
– ...Можно посмотреть на это по-другому. Заставлять взрослых отказаться от эффективности использования виртуальных моделей просто потому, что они вредят детям, кажется немного перебор.
В разговоре ненадолго настало затишье. Тацуя был занят проверкой на экране только что напечатанной информации, поэтому не мог увидеть текущее выражение Мари, но догадывался, что она обдумывает его слова.
Неважно, как смешно она обычно действовала, она не могла скрыть своё внутреннее чувство справедливости.
Почему-то это заставило Тацую немного улыбнуться.
– ...Мы отошли от темы, – прежде чем вернуть разговор обратно к Турниру Девяти Школ, Мари, похоже, пришла к своему собственному выводу. – Турнир разделен на Официальный Дивизион и Дивизион Новичков, в каждом участвуют по десять парней и девушек, что в общей сложности сорок человек. В Дивизионе Новичков могут участвовать лишь ученики первого года, тогда как для Официального Дивизиона нет ограничений. Тем не менее, каждый участник может выступить лишь в двух соревнованиях, поэтому в Официальном Дивизионе ученики первого года никогда не соревновались. Даже если этого и нет в правилах, ученики первого года просто не могут выстоять против огневой мощи учеников второго или третьего года. До прошлого года Дивизион Новичков не был разделен по половому признаку, но начиная с этого года, Официальный Дивизион и Дивизион Новичков будут разделены. Также до прошлого года, ученицы первого года не принимали участие в двух соревнованиях, но в этом году такое, скорее всего, будет неизбежно.
Мари беспокоилась за Миюки, вот и сказала это, что было совершенно очевидно, даже если она и не произнесла её имя.
Непрерывное участие в магических соревнованиях очень сильно напрягает женское тело. Даже если Миюки прошла тренировку за пределами обычного человека, её телосложение от природы было более слабым. Вероятно, будет лучше, если он предоставит столько помощи, сколько сможет, думал Тацуя.
– Из шести соревнований, четыре для обеих полов. Однако «Код Монолита» лишь для парней, а «Иллюзорная Летучая Мышь» лишь для девушек... Поскольку настоящий бой гарантирован лишь в «Коде Монолита», не удивительно, что оно лишь для парней.
Хоть Мари так и сказала, её выражение лица ясно показывало несогласие.
По информации, которую Тацуя собрал в дисциплинарном комитете, Мари специализировалась на противопехотной магии, поэтому она, должно быть, возмущена тем, что исключена из этого соревнования.
– Наибольшее количество участников на соревнование – три с каждой школы, парни и девушки считаются раздельно. Так что, включая Официальный Дивизион и Дивизион Новичков, пять парней и девушек должны выбрать два из пяти соревнований, тогда как остальные пять будут участвовать лишь в одном. А что до того, кто где участвует: что ж, нужно решить, должны ли квалифицированные участники сосредоточиться на победе в одном соревновании, или максимизировать выгоду от участия в двух соревнованиях; затем ещё и учесть, где будут участвовать асы противников, и против кого они будут соревноваться... Основа Турнира – командная работа, поэтому все эти тонкости очень важны.
– Конечно.
– Кроме самих участников, на Турнире Девяти Школ разрешено взять четырех человек тактическими советниками, но не все школы пользуются этим преимуществом. Наша школа каждый год берет наибольшее количество человек, но например Третья во время соревнований отказывается от поддержки тактиков, полагаясь в выборе тактики на самих участников.
– Однако, по иронии судьбы, они наши сильнейшие противники.
– Мы лишь дважды проиграли им, один раз три года назад, другой – семь лет назад. Десять лет назад Турнир перешел на летний формат. С того времени он проводился девять раз. Наша школа была победителем пять раз, Третья дважды, Вторая с Девятой по одному разу.
– Так в этом году наша цель – выигрыш три раза подряд?
– Верно. Дня нас, учеников третьего года, взятие первенства – истинная победа.
В настоящее время ученики третьего года Первой Школы были известны как «сильнейшие эпохи».
Саэгуса Маюми, Дзюмондзи Катсуто, Ватанабэ Мари.
Двое из них прямо связаны с Десятью Главными Кланами, а третья обладает таким же талантом.
Само то, что все трое оказались на одном году в одной и той же школе, – невероятное совпадение. Вдобавок ко всему, в школе также было несколько учеников, которых можно отнести к Рангу А старшей школы (они не могли получить лицензии в связи с недостатком опыта, но их чистых способностей было достаточно, чтобы классифицировать их по международным стандартам).
Ещё до того, как был объявлен официальный список участников Турнира Девяти Школ, Первую Школу уже видели основным претендентом на победу в Турнире.
Некоторые люди, нелегальные игроки, ставили на Турнир Девяти Школ, но никто не принимал ставки на Первую Школу – столь сильна была их группа.
– Я слышал, если всё пойдет согласно плану, то победа нашей школы неизбежна?
– Наверное. Участники проблем не вызывают. Даже с учетом Дивизиона Новичков, пока не будет больших неудач, мы должны выиграть по очкам Официального Дивизиона. Если настоящие проблемы и есть, то я бы сказала, что это инженеры.
– Инженеры? Люди, ответственные за обслуживание CAD-ов?
– Именно, хотя на Турнире Девяти Школ их официально называют Техниками. Используемые CAD-ы должны лучше всего поддаваться переделке, так что разрешены лишь те модели, которые соответствуют определенным критериям. Но эти критерии ограничиваются аппаратным обеспечением, а в программном ограничений нет. Идеальная синхронизация CAD-а с участником – насколько его производительность сможет выявить максимальный потенциал участника, для победы это может стать решающим.
То, как быстро инициализируется последовательность активации, полностью зависит от аппаратного обеспечения CAD-а, но вот эффективность последовательности магии сильно зависит от конструкции программного обеспечения. Поскольку на спортивных соревнованиях одна секунда может означать разницу между победой и поражением, правильно разработанная программа имеет жизненно важную необходимость.
Это ни в коем случае не значит, что чем сложнее конструкция, чем больше процессов используется, тем лучше становится программа. Программа, которая потребует вычислений больше, чем сможет предоставить CAD, нанесет больше вреда, чем пользы, мешая самому аппаратному обеспечению.
Поскольку в аппаратном обеспечении установлен предел, то выбор и распределение программного обеспечения становится ещё более важным.
Тацуя знал, что при таких условиях навыки инженера могут резко изменить итоги соревнования.
– Участников то хороших в третьем году полно, но вот талантливых инженеров нам недостает. Маюми и Дзюмондзи могут сами поддерживать свои CAD-ы, поэтому у них не возникнет проблем, но...
– ...
Другими словами, Мари в этом не преуспела.
Тацуя правильно понял её расплывчатые слова, но именно из-за того, что понял, решил ничего не говорить.
Он позволил своему вниманию уйти от легкой беседы с Мари и снова сосредоточился на файлах данных.

◊ ◊ ◊

 Улучшения централизованного контроля общественного транспорта привело к полному пересмотру системы трамвайного транспорта – в пределах города электрический транспорт, «Кабинки», стал основным общественным транспортом. Для обеспечения безопасности, легкого доступа, и возможности борьбы с высоким спросом, Кабинки на колеях стали полностью контролироваться центральной комнатой управления.
Но с другой стороны, улучшение общественной транспортной системы не шло по плану. Программа связи всех магистралей уже была введена в систему, но большинство нормальных дорог и скоростных магистралей в пределах города по-прежнему контролировались городом и не достигли национального уровня.
По сравнению с этим, ИИ для помощи водителю значительно улучшился.
Пока их нелегально не модифицируют, современные автомобили не смогут вызвать аварию, даже если попытаются (машина Катсуто смогла вторгнуться в штаб квартиру Бланш лишь потому, что была военной моделью).
Такая же система ИИ была и у экспортируемых в другие страны автомобилях, что позволило меньшим странам тоже получить выгоду от этой системы, даже не имея возможности самостоятельно её разработать, что в свою очередь ещё больше снизило количество аварий. Во всем мире индивидуальная система контроля уступила центральной.
Однако за это нужно было платить. Новые водители – проще говоря, плохие водители – не подвергались риску вызвать аварию, но могли легко стать причиной пробок. Например, если автомобиль вдруг остановится, сзади в него никто не врежется, но все ударят по тормозам, что вполне понятно. Вот для таких вот случаев и требовались водительские права (по крайне мере, с виду), даже если в них и не было насущной необходимости для обеспечения безопасности.

 Тацуя ждал младшую сестру возле своего нового электрического мотоцикла.
В начале апреля Тацуя получил права и купил мотоцикл. Хотя покупка была чисто в практических целях, нежели для удовольствия ездой, за два месяца мотоцикл уже наездил значительный пробег. Тем не менее, Тацуя каждый день его поддерживал, поэтому даже сейчас он был в отличном состоянии.
– Онии-сама, извини, что заставила ждать.
Услышав голос, Тацуя перевел взгляд на стройное тело сестры, которое осветили фары.
Миюки завязала длинные волосы в пучок и надела такой же костюм для езды, как на Тацуе. Костюм подчеркивал её формы, намекая на полноту женского шарма.
Когда Тацуя надел шлем ей на голову, она плавно подняла подбородок. Казалось бы, совершенно естественное движение, но оно заставило Тацую криво улыбнуться, но он всё же застегнул для неё ремешок на подбородке.
Миюки сжала шею, будто от щекотки, на что Тацуя улыбнулся, и надел свой собственный шлем перед тем, как сесть на мотоцикл. Затем натянул защитные очки и показал жестом, чтобы Миюки держалась крепче.
Тацуя убедился, что Миюки держится за его талию и прижалась к спине, затем поправил очки и увеличил выход на устройстве непрерывного движения (эквивалент педали газа в автомобилях).
Электрический мотоцикл скрылся под ночным небом.

◊ ◊ ◊

 Они ехали в храм Якумо.
Однако этой ночью тренироваться будет не Тацуя, а Миюки.
Миюки уже выбрали участницей Турнира Девяти Школ, поэтому была необходима дополнительная подготовка.
Соревнования Турнира сильно подчеркивали необходимость таланта в магии, но и физические характеристики полностью игнорировать не могли. На «Боевом Серфинге» участники с быстрейшими рефлексами и лучшим чувством равновесия имели преимущество, а «Супер Теннис» требовал оптимального баланса между тактикой и выносливостью.
«Противостояние Льда» было почти специально создано, чтобы показать весь талант Миюки, которая превосходно владела магией Скорости и Замораживания. Не то что в Дивизионе Новичков, она, скорее всего, смогла бы выиграть даже в Официальном Дивизионе.
Однако, с разделением индивидуальных соревнований по половому признаку, их количество возросло, поэтому Миюки также будет принимать участие и в «Иллюзорной Летучей Мыши», где должна будет «битой разбивать плавающие по воздуху шары света».
Миюки получила боевую подготовку от Якумо наравне с Тацуей, поэтому, несмотря на хрупкую фигуру, её физическое состояние было превосходным. Однако в последнее время у неё не было возможностей тренироваться, поэтому эта тренировка была предосторожностью перед Турниром.
Тацуя выключил двигатель у входа, затем затолкал мотоцикл в храм. Оставив его в гараже храма, они пошли поприветствовать Якумо.
В этот час Якумо должен проводить со своими учениками ночную тренировку.
Как они и ожидали, подойдя к темному додзё, они обнаружили различные скрытые присутствия, а также редкие шаги, которые не смоли быть полностью приглушены и звуки тел, ударяющихся об пол.
Тацуя медленно раздвинул старинные двери, чтобы не отвлекать учеников от тренировки.
Хотя дверь открылась без единого звука, всё равно к ним полетел кунай. Который Тацуя отразил защищенным от лезвий и пуленепробиваемым жакетом, затем вытащил шарик, скрытый до этого в костюме для езды, и кинул его в ответ.
Однако «шарик» Тацуи (скрытое оружие, для кидания которого использовалась лишь сила пальцев, с той же системы, что и «пинбол») похоже, не попал по цели.
– Тацуя, похоже, ты не сильно улучшил метание шаров. Не думай, что для их метания достаточно лишь магии, ты должен больше практиковаться. Но ты правильно сделал, что отразил кунай, а не поймал его.
Его присутствие было невозможно обнаружить, был слышен лишь голос.
Тацуя не нацелился прямо вперед, откуда шел голос, но запустил второй шарик к самой правой стене.
– О-хо?
В дополнение к этому возгласу удивления, от места, куда целился Тацуя, начала высвобождаться сила.
Тацуя быстро обхватил Миюки рукой и бросился назад.
Долей секунды позже с потолка вертикально вниз полоснула волна черного как смоль меча, и едва не задела его, пока он прикрывал сестру.
Тацуя одной ногой быстро шагнул вперед.
Совершенно черный боккен – деревянный меч для тренировки – был полностью отбит прямым ударом Тацуи.
Якумо отказался от идеи ударить во второй раз, и опустил оружие.
– ...Сэнсэй, у вас интересный способ приветствия.
– ...Это должен говорить я. Разве ты кинул шарик не с намерением убийства?
Мастер и ученик посмотрели друг на друга в темноте, затем одновременно засмеялись злым смехом.
Уткнувшись в грудь Тацуи, Миюки покраснела. К счастью в окружающей темноте это было трудно разглядеть, во всяком случае, так думала Миюки, но Тацуя уже это заметил в связи с тем, что был в контакте с её окоченевшим телом, а Якумо обнаружил через её неустойчивое дыхание.

◊ ◊ ◊

 Где-то во дворе храма было место, освещенное факелами с четырех углов и обычно зарезервированное для церемоний хома (храм был под юрисдикцией Хисаниямы, но Тацуя и Миюки никогда не видели, как Якумо читает сутры, или молится Будде). Место было слабо освещено синим светом, в воздухе танцевали шары, которые светились тусклым красным светом.
Поскольку это был храм, невежественный прохожий мог принять эту сцену за присутствие духов, но к счастью вокруг никого не было.
Тонкая, длинная тень прошла через синий свет, и один шар света исчез в никуда.
Два шара, три шара, их исчезало всё больше и больше.
Эта завораживающая фигура преследовала плавающие шары с энергичным и неожиданным темпом, затем быстро рассекала их короткой палицей в руке.
После уничтожения тридцати шаров, Тацуя подал знак Миюки, чтобы та сделала перерыв.
Внутри был лишь квадратный барьер с 11 метровыми сторонами, нарисованный негашеной известью – грубая сила, которая требовалось лишь на то, чтобы начертить четыре белые линии для формирования барьера, поражала – Тацуя принес Якумо большую чашку чая, который как раз убрал свою магию.
Как правило, запыхавшемуся Якумо приносила чай Миюки, но сегодня этот долг взял на себя Тацуя.
Просто Миюки сейчас стояла по другую сторону белых линий и запыхалась точно так же, как и Якумо.
– Сэнсэй, спасибо. Не только за предоставление места, но также и за тренировку моей сестры.
Передав чай Якумо, Тацуя глубоко поклонился в знак признательности, на что Якумо великодушно кивнул:
– Есть колоссальная разница между атакой иллюзий и поражением настоящих целей. Миюки тоже одна из моих прекрасных учениц, поэтому я просто не мог отказаться.
Наверное он уделил слишком много внимания слову «прекрасная», но Тацуя решил не обращать на это внимания до окончания Турнира Девяти Школ.
Магия иллюзий была той областью, где «ниндзюцу» превосходно до такой степени, что скорость, точность, и движения иллюзий превзошли те, которые можно создать современной магией. В современной магии преимущество в скорости активации или количестве доступных заклинаний, но в рамках специфических параметров есть много областей, в которых современная магия не может сравниться с древней.
Тацуе были доступны лишь несколько заклинаний, он не мог использовать иллюзию Якумо «Блуждающие Огоньки», чтобы заменить проекторы.
– Миюки, может, остановимся на этом?
Протянув напиток сестре, которая всё ещё тяжело дышала, Тацуя задал вопрос, но Миюки покачала головой и сделала глоток, чтобы промочить горло.
– Если сэнсэй в порядке, я хочу продолжить.
– Не возражаю, хотя, Тацуя, может, тоже попробуешь «Блуждающие Огоньки»?
– Нет, я... пас.
Он примерно догадывался о причине ухмылки Якумо.
Тацую немного повеселила мысль испортить веселое настроение Якумо, но он решил воздержаться, поскольку тренировка Миюки имела больший приоритет.
– Вот как, эх, ладно, – Якумо по-настоящему опечалился, но недостаточно, чтобы скрыть свою озорную ухмылку.
Видя это, Тацуя убедился, что правильно сделал, отказав ему.
Якумо преобразил дьявольскую ухмылку в любезную, простую улыбку и повернулся к Миюки.
– Тогда давай начнем.
– Да, сэнсэй, – Миюки поклонилась, показывая, что готова продолжить.
Они уже давно передали свои чашки чая Тацуе.
Как только Миюки стала в центр квадрата, освещенного факелами, и Якумо почти начал вызывать иллюзии...
– Кто здесь?
На сцене появилось присутствие другого человека.
Тем, кто крикнул, был Тацуя.
Нет, на самом деле это был приказ показать себя.
Чтобы дополнить тренировку, Тацуя связал сенсорную способность с информационным измерением, что позволило ему быстро поймать в области ветер чужеродного элемента. И когда Тацуя крикнул по направлению к тихому участку темноты, присутствие другого человека внезапно материализовалось.
– А, Харука, – Якумо равнодушно поприветствовал это присутствие.
Это имя было знакомо Тацуе и Миюки.
Фигура, вошедшая в мерцающий свет, обладала значительно более взрослой аурой, чем Миюки.
Это был консультант Первой Старшей Школы при Университете Магии – Оно Харука.
Вероятно благодаря тому, что на ней был такой же черный костюм, как и на Миюки, её изгибы грудей и талии казались подчеркнутыми больше, чем обычно.
Когда Миюки проследила взгляд Тацуи, на её лице мелькнул след беспокойства. Но она так и не толкнула его локтем и быстро успокоилась, она заметила холодный, стальной взгляд в его глазах.
Чтобы определить физические способности Харуки, Тацуя тщательно изучал её тело.
– Тацуя, не нужно быть таким настороженным, Харука тоже одна из моих учениц.
– Но вы и близко не были столь любезны в моих тренировках по сравнению с Шибой-куном, – Харука говорила немного с насмешкой, что раздражало, с её опасной внешностью, из-за которой она легко могла исчезнуть в темноте. – Я, конечно, знаю, что сэнсэй – совсем другая история, но, подумать только, меня обнаружил Шиба-кун, неужели моя техника настолько ухудшилась?
– Харука, лгать себе – плохая привычка. Если будешь слишком много лгать – потеряешь след своих собственных мыслей.
– Шиба-кун сказал мне то же самое.
– О, значит, я сказал что-то ненужное. Впрочем, давай забудем об этом. Харука, твоя маскировка почти идеальна, так что не нужно волноваться по этому поводу. Если и впрямь думаешь, что твои навыки ухудшились, тогда так и есть.
Харука показала поверхностную улыбку модели и приняла слова Якумо.
Она не должна так легко сдаваться, да и планировать сдаваться она тоже не должна.
По ухмылке Якумо было видно, что, вероятно, они так всегда друг с другом.
– Тацуя обнаружил твое присутствие не обычным способом. У него есть пара особых «глаз», которые отличаются от наших, так что если захочешь его обмануть, тебе нужно будет полностью стереть присутствие, а не пытаться его скрыть.
– Понятно... Приму к сведению.
– Теперь ваша очередь ответить на мой вопрос.
Они отыгрывали разговор между мастером и учеником, используя Тацую в качестве предмета обсуждения. Не в силах обуздать своё раздражение, Тацуя намеренно прервал их недовольным тоном.
– Хм... Несправедливо давать информацию лишь тебе, Харука. Ты ведь не против, да?
Чтобы создать вступление, Якумо намеренно сказал «Хм...», но по его текущему отношению было очевидно, что когда Тацуя их прервал, тот обдумывал, что сказать дальше. Из-за того, что Якумо повернул разговор к ней, Харука сразу же пожала плечами и ответила:
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.