Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49242
Книг: 122992
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Беспорядки в Йокогаме. Том 7»

    
размер шрифта:AAA

Сато Тсутому
Беспорядки в Йокогаме (Часть 2) - Том 7

Глава 8





Суббота 29 октября 2095 года. Уроки всё ещё продолжались, но по сути все занимались самообучением. Впрочем, кроме уроков практических навыков, остальные уроки были фактически самообучением, хотя ученики второго потока половину практических уроков также проводили за самообучением, так что всё было как обычно. Хотя обычный урок не был бы столь шумным, как этот.
Время от времени от классов практики слышались взрывы, создавая впечатление, что «тихая школа» – откровенно ложная реклама. На самом деле здесь всегда был некоторый шум, но как правило все были более организованы и спокойны. Сегодняшнее безумие было вызвано последней проверкой материалов, требуемых для завтрашнего Турнира Теоретических Знаний.
Однако, как один из главных помощников, Тацуя находился в своем классе перед терминалом и тихо делал домашнее задание.

 Тацуя сосредоточился на домашней работе, не имевшей никакого отношения к завтрашней подготовке, не потому, что откладывал её до последнего или его отпустили... Строго говоря, ученики старшей школы, оставившие домашнюю работу до последнего дня, чтобы делать подготовку, должны по-прежнему считаться «отлынивающими».
Сегодня он отвечал за проверку условий запуска и устранение ошибок на генеральной репетиции (все другие проверки уже были завершены). Тем не менее, так как неотъемлемая часть, Сузуне, ещё не прибыла, генеральную репетицию приостановили. Вчера он получил сообщение, что «она придет в школу после обеда», так что по этому поводу не нужно было беспокоиться, но это значит, что он не мог ничего делать для подготовки к Турниру.
После первого урока, как раз когда он собирался расслабиться и потянуться, его внимание привлек раздавшийся спереди звук.
Но Тацуя повернулся не к Лео, который сидел перед ним и опирался локтями на спинку стула, а к Эрике, которая стала возле него и заговорила:
– Тацуя-кун, когда ты завтра прибудешь в конференц-зал?
Хотя Эрика попыталась сделать всё возможное, чтобы изобразить отсутствие интереса, её попытка провалилась, потому что на разговор навострил уши Лео.
«Вы двое что-то планируете?..» – с изумлением подумал Тацуя, но ответ на её вопрос не был чем-то секретным.
– Мы встретимся в восемь утра перед конференц-залом, церемония открытия будет в девять. Она закончится за тридцать минут, поэтому официальные соревнования начнутся в девять тридцать. На доклад каждой команде будет выделено тридцать минут, между докладами будет десятиминутный перерыв, четыре команды будут представлять доклады перед обеденным перерывом, который будет с полудня до часа дня. Пять команд будут представлять доклады после обеда, поэтому Турнир закончиться примерно в 16:10. Затем будет голосование и церемония награждения, поэтому ожидаемое время окончания примерно 18:00.
– ...А когда будет выступать наша школа?
У Эрики немного закружилась голова, так как на первый вопрос получила такой ошеломляющий ответ, но ей, в конце концов, удалось взять себя в руки.
После неудачной попытки её потрясти, Тацуя просто решил искренне ответить:
– Первая Школа – вторая с конца и начнет в 15:00.
– Значит, у тебя будет много свободного времени?
– Верно. Вот почему главный докладчик, Итихара-сэмпай, прибудет в конференц-зал после полудня. Исори-сэмпай и я прибудем рано, чтобы позаботиться об оборудовании и исправить любые непредвиденные случаи.
– Хм~. Во всяком случае, вы встретитесь там. Что на счет демонстрационного устройства?
– Школьный совет наймет транспортную компанию. Хаттори-сэмпай будет сопровождать.
– Хаттори-сэмпай, разве он не телохранитель Итихары-сэмпай?
– Я слышал, что Итихару-сэмпай завтра заберут Саэгуса-сэмпай и Ватанабэ-сэмпай. Кстати, почему ты это хочешь знать?
На неожиданный вопрос Тацуи Эрика заерзала и не могла придумать ответ.
Взглянув на нерешительную Эрику, до сих пор молчавший Лео наконец-то открыл рот:
– Что ж, те телохранители, могли бы мы к ним присоединиться?
Явно недовольная Эрика помалкивала, наверное, они двое уже обговорили это заранее.
– Это не должно быть проблемой... Но почему вы хотите участвовать в такой надоедливой задаче?
Для Тацуи это был очевидный вопрос, тогда как Лео смущенно улыбнулся.
Тацуя взглянул на Лео, затем на Эрику. На Лео была насмешливая улыбка, когда он вернул взгляд Тацуи, тогда как Эрика от взгляда Тацуи стремилась уклониться.
– Я уже попросила у школы выходной, чтобы потренировать этого парня. Разве не буду я выглядеть полной дурой, если всё разрешиться, не дав нам шанса себя проявить? – недовольным тоном добавила Эрика, её глаза смотрели куда-то в сторону. Похоже, она знала о неопубликованном инциденте, который произошел в Специальном Центре Заключения, и жаловалась, потому что её там не было. Эрика хотела использовать кого-то как Лу Гонгху в качестве боксерской груши, чтобы тренировать Лео, но, к сожалению, этот план был обречен.
– Независимо от твоего мотива, нам нужна вся помощь, какая возможно. К тому же нет гарантии, что ничего не произойдет.
– Э? Я думал, всё уже закончилось? – Микихико внезапно встрял в разговор, будто всё время подслушивал.
Не было надобности указывать, что он их слушал – если бы они это сделали, их другой друг, который занимался тем же самым, мог запаниковать и вызвать шум – поэтому Тацуя ответил на вопрос этим:
– Есть ли правило, которое гласит, что инциденты случаются единолично и сами по себе?
Тацуя не сказал друзьям, что главный подозреваемый, тот, кто спланировал весь этот инцидент, Чен Сяншань, остался на свободе. И он не планировал сказать им в будущем. Его ответ оставался чисто теоретическим, но Тацуя считал, что этого достаточно.
– На Турнир Теоретических Знаний нацеливаются каждый год. Например, может быть устроена засада собственно на пути домой с Турнира. Даже если мы разберемся с инцидентом, прежде чем начнется Турнир, это не значит, что ничего не случиться во время самого Турнира, верно?
– Ну... Ты прав. Тогда, могу я тоже помочь с безопасностью?
Глубоко рассмотрев его слова, Микихико внезапно стал высоко мотивированным и предложил помощь, на что Тацуя с улыбкой кивнул:
– Тогда мы полагаемся на тебя.
Даже если они разобрались с одним препятствием, это не значит, что они могут ослабить бдительность. Такова человеческая природа.
Однако, если судить по результатам, в этих обстоятельствах Тацуя оказался совершенно неправ.

◊ ◊ ◊

 За день до Турнира Теоретических Знаний Сузуне попросила у школы выходной и перенесла генеральную репетицию на вторую половину дня, чтобы посетить госпиталь.
Хаттори пошел вместе с ней, он беспокоился, что ей может угрожать опасность, если она рискнет пойти в одиночку, поэтому Маюми, Мари и Хаттори... все в её окружении яростно с ней не согласились, но в конце концов пришли к компромиссу, чтобы её сопровождал Хаттори.
Она легонько дважды постучала в дверь палаты.
– Входите, – из палаты ответил серьезный женский голос.
Хаттори остался в коридоре. У двери, Сузуне встретила врач Первой Школы при университете магии, Ясуядо Сатоми. Должно быть, она пришла раньше, чтобы посетить Чиаки.
Молодая девушка с опущенной головой сидела на кровати. На прибытие Сузуне Чиаки даже не отреагировала.
– Доктор, у Хиракавы Чиаки нет никаких психических расстройств? – Сузуне совершенно неожиданно прямо задала вопрос доктору Ясуядо.
– Нет, у неё нет следов психологической травмы, которая может представлять проблему общения. Тем не менее, невозможно диагностировать её «психику» прямо, поэтому я не могу сказать, что она полностью здорова.
– Всё будет отлично до тех пор, пока она сможет слышать мои слова.
Услышав ответ Ясуядо, Сузуне обошла кровать, стала перед окном и заговорила к Чиаки, стоя к ней спиной.
– Хиракава Чиаки-сан, своими методами ты не сможешь побудить интерес Шибы-куна.
Слова Сузуне были странно спокойными. Она спокойно указывала на факты, без какого-либо утешения, поддержки, сарказма или насмешки.
– О благоприятном впечатлении, конечно, не может быть и речи, но ты не можешь вызвать неприязнь или даже вражду. Для него текущая ты ничего не значишь.
Большинство людей, услышав слова Сузуне, приняли бы их просто как истину. Однако их было достаточно, чтобы заставить Чиаки их опровергать.
– И что!
Вот, этого оказалось достаточно. Сузуне смогла успешно выдавить слова и эмоции Чиаки, которые затаились под её боевым и стойким отношением.
...Даже если он был 100% отрицательным, это по-прежнему был решающий первый шаг.
– Я знаю, что для такого, как он я несущественна. Я не хочу, чтобы сэмпай указывала на каждую мелочь!
Неважно, перед Саякой она была или Канон, Чиаки придерживалась стойкой позиции, которую приняла и перед Сузуне.
Однако реакция Сузуне отличалась от реакции тех двоих.
– Почему-то мне кажется, что твоя оценка Шибы-куна попала в самую точку. – Не обращая внимания на крики Чиаки, Сузуне продолжила, по-прежнему находясь к ней спиной: – Действительно, он высокомерен. Его не заботит, как плачут и просят о помощи смертные. Не то что сострадать, он даже не будет тратить время на то, чтобы высмеять массы. Даже когда его будут преследовать, он лишь развеет раздражение, будто прогонит мух.
Её голова опустилась, Чиаки в разочаровании закусила губу. Слушая слова Сузуне, она вспомнила инциденты недели вербовки в апреле и более или менее поняла, что та говорит.
В то время она думала, что они ничего не могут ему сделать, кроме как причинять беспокойства, но сейчас много таких учеников старшей школы, как Чиаки, осознали, что абсолютно неправы.
Если пожелает, этот парень сможет схватить любого противника, посмевшего магией расставить для него сети.
Единственная причина, почему он так не делал – просто не был в этом заинтересован.
На самом деле вред от этих магических атак для него не более чем укусы комаров, и она, которая не могла сделать даже этого, ниже, чем даже те комары...
Чтобы сдержать слезы разочарования, которые потекли из самого её сердца, Чиаки не могла не сжать кулаки до такой степени, что ногти впились в ладони.
Игнорируя текущее состояние Чиаки – или просто притворяясь невежественной – Сузуне, так и стоя к ней спиной, продолжила:
– Хиракава-сан, ты знаешь? На итоговых экзаменах первого семестра Шиба-кун получил наивысший балл, посеявший отчаяние в сердцах всех, кто оказался ниже. Особенно в Магической Инженерии, где получил поразительные сто баллов.
– ...К чему ты клонишь?
– А на втором месте Магической Инженерии первого года оказалась ты, – Сузуне повернулась к ней лицом. Хотя её выражение оставалось спокойным, глаза тепло улыбались. – Ты набрала 92 из возможных 100 баллов. Как правило, никто бы не удивился, если бы ты с этими баллами заняла первое место.
– ...И что с того?
– К сожалению, у тебя нет шансов победить Шибу-куна в любых других областях. Однако если ограничиться только Магической Инженерией, я считаю, что для Хиракавы-сан всё ещё возможно превзойти Шибу-куна.
Чиаки внезапно подняла голову.
Она широко раскрыла глаза и вместе с тем её «неверие» превратилось в «может быть возможную» надежду.
– Я проработала с ним три недели и заметила, что Шиба-кун более способен в программном обеспечении, нежели в аппаратном. Конечно, его аппаратные способности намного превосходят учеников старшей школы, но определенно не настолько продвинуты, что нельзя преодолеть пропасть. Хотя Магическая Инженерия первого года в основном делает акцент на программном обеспечении, после перехода на второй год центром внимания станет аппаратное обеспечение. Если вспомнить, Хиракава-сан, ты специализируешься в аппаратном обеспечении, ведь так?
Сузуне пыталась донести, что если Чиаки перейдет на второй год, где будет доминировать аппаратное обеспечение, у неё появится шанс. По крайней мере, так для себя поняла это Чиаки.
Голосок в её сознании прошептал, что это чрезмерно оптимистический прогноз, но она решила его проигнорировать.
Выражение Сузуне смягчилось, как только она увидела, как с лица Чиаки исчезло саморазрушительное выражение, как у неё засияли глаза и появились положительные эмоции.
– Если ты продолжишь держаться за этот неукротимый дух, я верю, что однажды ты сможешь этого достичь.
Сузуне не сказала, чего она может достичь.
И Чиаки не спросила.
Не было необходимости вдаваться в подробности.
Всеобъемлющего «нечто» в качестве цели было достаточно.
– Пожалуйста, приди завтра на конференцию. Думаю, это пойдет тебе немножко на пользу.
Удаляющаяся с палаты фигура Сузуне не отразилась в глазах Чиаки.
«Может быть, я смогу чего-то достичь», – обезболивающее, по имени «возможность».
После того, как в её слабеющий дух, который, наверное, шел к своей погибели, ввели оживляющую пилюлю, в сердце Чиаки произошло знаковое изменение.

◊ ◊ ◊

 – Эмм... Итихара-сэмпай? Если плохо себя чувствуешь... – увидев ужасное лицо Сузуне, когда та вышла из палаты, Хаттори нерешительно её спросил.
– Нет, ненужно беспокоиться. Просто только что пережила приступ ненависти к самой себе.
Сузуне не была талантливым оратором. Хотя она преуспела в полемике, она как правило сдерживалась, если только не было необходимости в обратном. В компании Маюми она была более разговорчивой, но обычно у неё был молчаливый характер.
Зная это, Хаттори обратил внимание на слова «ненависть к самой себе», но молча последовал за ней, больше не задавая вопросов.
По мнению Сузуне, Хаттори был тем, кто умеет читать между строк, поэтому она и позволила ему сопровождать. Как и ожидалось, он не продолжил разговор.
«Серьезно... похоже, у меня есть все таланты, необходимые для мошенника», – под внешне серьезным бесстрастным лицом, Сузуне ещё раз себя высмеяла.
Вместо того чтобы попытаться помочь Чиаки взять себя в руки, она думала больше о том, какая будет жалость, если талант Чиаки пропадет.
Кроме того, она это делала не в своих интересах или интересах старшей сестры Хиракавы, которая была в том же классе.
Она делала это для своей альма-матер – для своей школы.
Семья Итихара была Семьей Экстра, семьей, потерявшей свой номер.
Сейчас официально не одобряется дискриминация Экстра Номеров, но такое изменение произошло недавно, двадцать лет назад. В поколении её родителей, в их молодости свирепствовала дискриминация и нетерпимость. Отец Сузуне трагически подвергся изгнанию из магического сообщества, поэтому родители всегда скрывали от неё то, что Семья Итихара – одна из Экстра.
Все детство над Сузуне висела эта тень. Поступив в среднюю школу, она сразу же узнала правду, которую отец от неё скрывал, а также почему он это делал. Возможно поэтому Сузуне никогда и не считала, что принадлежит к магическому сообществу.
Впервые и сильнее всего она почувствовала, что принадлежит к чему-то большему, в школе – в Первой Старшей Школе при Университете Магии.
Поэтому она почувствовала глубокую признательность Маюми, за то, что та дала ей эту возможность, а также сильнейшее, ничему не уступающее чувство школьного духа.
На летнем Турнире Девяти Школы Сузуне и остальные члены руководства Первой Школы заметили, что на первом и втором году надвигается вопрос недостатка инженеров магии.
Мужская Команда первого года получила плохие результаты не только из-за их умственного состояния; Сузуне и остальные согласились, что главная причина в другом.
В школе были талантливые люди, такие как Азуса, Исори, и Тацуя.
Но их просто было слишком мало.
Убрать этих троих, и уровень навыков упадет, как скала.
Взращивание инженеров магии, особенно среди первого года, стало главным приоритетом для последнего семестра, который остался у Сузуне и остальных учеников третьего года. В частности, главной задачей стало поощрение учеников второго потока.
Ученики первого потока под прямым надзором учителя – совсем другая история, но лишь школьный совет и клубы могли обнаружить скрытый талант в учениках второго потока, которых не воспитывали учителя.
Среди них в поле зрения Сузуне попала Хиракава Чиаки.
Ученица первого года, которая слонялась с нелегальными инструментами. Чуть покопав, она обнаружила, что Чиаки очень хороша в магической инженерии и превосходна в ремонте и модификации аппаратного обеспечения.
Её таланты должны использоваться для школы.
Для этого Сузуне и пришла к выводу, что подбить её соревноваться с Шибой Тацуей будет самым эффективным способом.
«Ну, не то чтобы это для кого-то будет несчастьем»
...Этими словами Сузуне закончила свою умственную борьбу – поистине, молодая девушка, которой подобает описание «хладнокровная».

◊ ◊ ◊

 В этом году конференц-зал будет в Йокогаме, поэтому представителям Первой Школы нужно просто встретиться утром перед церемонией открытия. В прошлом году соревнование проходило в Киото, так что им пришлось отправляться на день ранее и проводить там ночь.
По той же причине представители школ отдаленных районов отправились в Йокогаму за день или два раньше и остановились в гостиницах.
Китидзёдзи Шинкуро, носящий титул «Кардинал Джордж», тоже так сделал, как один из представителей Третьей Школы, одной из фаворитов на победу в этом году.
Представители Третьей Школы будут выступать последними. Со скоростью и комфортом современного транспорта они могли прибыть в Йокогаму из Канадзавы, даже если бы отправились утром, но нет гарантии, что по пути не случиться ничего из ряда вон выходящего. Поэтому команда решила отправиться из школы в полдень за день до Турнира и провести ночь в Йокогаме.
– Джордж, уже почти время.
– Уже? Понял, иду.
Китидзёдзи, который сейчас читал что-то совсем несвязанное с Турниром Девяти Школ и их докладом, ответил Масаки и нажал на кнопку питания электронной книжки, которую держал в руках.
«Хотел бы я взять это с собой. Может, надо было попросить разрешения?..»
Поездка в Йокогаму занимала три часа.
Просто слишком скучно сидеть здесь и смотреть.
Китидзёдзи неохотно взглянул на электронную книжку, в которой находилась недочитанная статья.
Однако записанные в книжке данные были ограничены Национальным Университетом Магии и запрещены к выносу из помещения.
Любые запросы на заимствование материалов будут, несомненно, отклонены.
Вздохнув, Китидзёдзи заставил себя забыть обо всём постороннем (да и не было там столь важного, чтобы запрашивать столь преувеличенное разрешение на вынос).
Он положил книжку на полку, поднялся и подобрал у ног дорожную сумку.
В Йокогаму они будут ехать на большом автобусе, в котором поместится их устройство для доклада.
Точнее, они поедут на автобусе к пункту погрузки, погрузят весь автобус на сверхскоростной экспресс (сейчас уже были повсеместно распространены грузовые поезда, которые могли вместить целые автобусы), затем направятся в Йокогаму на скорости 600 километров в час, таким образом они достигнут места назначения, не меняя транспорт (главным образом).
Хотя и не совсем обычным, но он по-прежнему был пятнадцатилетним учеником старшей школы. Если бы ему не пришлось волноваться за других пассажиров, ему, наверное, не было бы скучно – он мог бы пообщаться с друзьями, подумал он.
Наверное, в Йокогаме они встретят этого парня.
Нет, не наверное, а точно.
Используя темой разговора ученика Первой Школы, в котором они тайно видели своего соперника, он определенно может воспользоваться его младшей сестрой, чтобы подразнить лучшего друга и тем самым скоротать время, подумал Китидзёдзи со злой усмешкой на лице.

◊ ◊ ◊

 На верхнем этаже небоскреба «Башня Холмов Йокогамы» находился бар высшего класса с видом на Гавань Йокогамы. В нем общались мужчина и женщина, при этом поднося к губам бокалы, заполненные рубиново-красной жидкостью.
– Новое вино этого года довольно изыскано.
– Жаль, что я не могу выявить различия во вкусе. Мои извинения, что напрасно потратила вами предоставленное отборное вино.
В отличие от своей обычной незаметной одежды, сегодня ночью на свой наряд Фудзибаяси обратила особое внимание. Очаровательно улыбнувшись, она заставила Инспектора Тибу Тошиказу отчаянно замахать свободной рукой:
– Нет, это вино – свежий продукт, до которого этому частному бару нет дела, поэтому вы можете принести его сюда, как только оно будет готово... оно не настолько ценно...
– Ара, не правда ли замечательно, что мы можем его попробовать так быстро после ферментации?
Фудзибаяси наклонила нос поближе к бокалу, закрыла глаза, и медленно покрутила вино в бокале, затем открыла глаза и тепло посмотрела на Тошиказу, который мог лишь неловко улыбаться.
– ...Ах, до тех пор, пока вам оно нравится. Благодаря вам, Фудзибаяси-сан, дело наконец распуталось, поэтому считайте это моим недостаточным даром признательности.
– Не берите в голову, Мистер Инспектор. Я ведь просто не могла им позволить бушевать.
– Это позиция Семьи Фудзибаяси? Или это... нет, мои извинения.
Заметив, как на него смотрят ясные глаза без следа опьянения, Инспектор Тиба вспомнил своё соглашение с Фудзибаяси.
За предоставление информации, необходимой расследованию, у неё было лишь одно условие.
И это было «никогда не спрашивайте о моём окружении и целях».
Не спрашивайте о моём окружении – странное условие от Фудзибаяси Кёко.
Она была дочкой знаменитой Семьи Фудзибаяси, известной своей древней магией, и внучкой Кудо Рэцу, одного из старейшин Десяти Главных Кланов, всё это он уже знал с самого начала.
К этому всему она добавила условие «никогда не спрашивайте о моём окружении» – явное свидетельствовало того, что она больше, чем кажется на первый взгляд.
– Кстати, Мистер Инспектор. Вы сегодня меня пригласили лишь чтобы «вернуть долг»?
– Э!?
Видя, что старший сын Семьи Тиба почти пролил содержимое бокала, молодая леди Семьи Фудзибаяси улыбнулась, потому что неожиданная атака удалась.
– Мистер Инспектор, если вы свободны, я хотела бы насладиться вашей компанией не только этой ночью, но и завтра.
– Э, ах, К-конечно! Если вы не возражаете, конечно я сопровожу вас!
Жизнь Тибы Тошиказу не была полностью без женской компании. У додзё Семьи Тиба также были ученицы, его сестра однажды даже яростно ругала его как «бесчестный и развратный Казу-нии» из-за его диких дней во время его студенческих лет.
Он вполне привык к женскому обществу, и он вполне нормально с ними общался, просто Фудзибаяси была особенной.

– Спасибо вам огромное. Тогда, скажем 8:30 утра на городской станции Сакура?
– ...Утра?
Инспектор Тиба мог лишь с недоумением смотреть на улыбающуюся Фудзибаяси.
– Разве вы не знаете: завтра в Международном конференц-зале проводится Национальный Турнир Теоретических Знаний Старших Школ Магии?
– Нет, я это знаю...
– Я знакома с одним молодым юношей, у которого завтра презентация, я хочу пойти его подбодрить.
– Э...
Хотя он этого не сказал, но лицо Инспектора, похоже, предало его ожидания о кое-чем другом. Естественно, он понял соблазнительные слова Фудзибаяси как «сопровождать меня завтра ночью».
Видя выражение Тошиказу, Фудзибаяси не только и глазом не моргнула, но и улыбка её осталась такой же.
– Ах да, убедитесь, что сообщите всем своим подчиненным. Убедитесь, что подготовили не только свои CAD-ы, окажет большую помощь также оружие и боевые патроны.
– Фудзибаяси-сан, что вы...
Равнодушное выражение стремительно затянулось шоком и напряглось, будто кто-то на него вылил холодной воды.
– Конечно, давайте надеяться, что ничего не произойдет, – ответив на вопрос Инспектора Тибы этими словами, Фудзибаяси молча наполнила свой бокал вина.

Глава 9

 День открытия Национального Турнира Теоретических Знаний Старших Школ Магии.
Тацуя и Миюки прибыли на место встречи без каких-либо инцидентов в пути.
Дорога была свободна из-за того, что грузовик, в котором было устройство для доклада, уже выгрузил свой груз.
Похоже, Исори прибыл первым,
Также с ним они увидели Кирихару с Саякой.
Согласно расчетному времени, Тацуя и Миюки, похоже, прибыли последними.
– ...Онии-сама, я думаю, ты должен что-то сделать.
Сознание Тацуи, которое делало все возможное, чтобы сбежать от реальности, как невинный прохожий, было насильно затянуто обратно голосом Миюки.
– Я должен что-то сделать?..
Столкнувшись с кислым выражением Тацуи, Миюки кивнула с «глубоким сожалением».
Перед их удрученными глазами, Эрика и Канон мрачно глядели друг на друга.

 – В чем дело?
Тацуя был не единственным из присутствующих, близко знавших и Эрику и Канон.
С точки зрения близости, Миюки также считалась одной из их дорогих друзей, тогда как Исори определенно превосходил Тацую с точки зрения отношений.
Однако Канон отказывалась слушать посредничество Миюки или настаивание Исори на том, чтобы сохранять нейтралитет.
Вздохнув, Тацуя стал между двумя девушками, которые свирепо смотрели друг на друга.
– Ах, Тацуя-кун, доброе утро.
После того, как Тацуя к ним присоединился, Эрика быстро и беззаботно поприветствовала его.
Совершенно игнорируя своего противника в соревновании взглядов.
Из-за этого глаза Канон потемнели ещё больше.
Видя это, Тацуя получил хорошее представление о ситуации.
Тем не менее, даже с этим пониманием, он по-прежнему застрял между молотом и наковальней.
– Шиба-кун, почему бы тебе не поговорить с этой безрассудной госпожой?
(Серьезно... Даже не «не хочешь ли ты», но «почему бы тебе», эх...)
Поняла ли Канон это сознательно или нет, но её выбор слов переложил все бремя на Тацую.
– Ха...
Тем не менее,отношение Тацуи показывало, что «это не имеет значения». Не важно, как Канон на это смотрит, если сравнить с тем, как они две будут бороться, если он сможет быстро положить конец этой суете, то, по крайней мере, инцидент быстро закончится, даже если он будет немного бестактным.
– Если ты оставишь принятия всех решений мне, тогда я не буду сдерживаться.
Тацуя не добавил никаких дальнейших условий, но попросил о своих полномочиях.
Осознав это, Канон невольно наморщила брови.
Тем не менее, как только она рядом с собой увидела Исори, который воздержался от возражений, она неохотно это приняла.

 Тацуя привел Эрику и Лео на одну сторону главного конференц-зала и сел на диван.
(Естественно, Миюки села возле него)
– ...Что ж, я уловил общую суть вещей.
Тацуя сказал это двум лицам, которые вызвали весь этот переполох.
– Эрика, вероятно, тоже не хочет прямой конфронтации.
– ...Извини, я закончила тем, что доставила много неприятностей Тацуе-куну.
Это редкое, достойное похвалы отношение, которое показала Эрика, изумило Тацую. Основываясь на её характере, она не из тех, кто читает тонкие изменения в эмоциях других, её сильный (больше как «умышленный») характер часто ведет людей не в ту сторону, несмотря на её добрые намерения, что приводит к значительной неловкости.
В этом отношении, Тацуе ещё предстоит проделать долгий путь, чтобы начать разбираться в людях. Человеческое сердце не является чем-то, что можно легко разгадать, как магию.
– ...Не то чтобы тебе нужно быть частью персонала безопасности, ты просто можешь поддержать нас из зала. Если что-то случиться, никто не будет жаловаться, если ты предоставишь свою помощь.
Тацуя намеренно сделал акцент на слове «помощь». Услышав это, предыдущее опустошенное выражение Эрики вернулось к её обычному теплому выражению, до такой степени, что уголки её рта дернулись в улыбке, которая явно говорила «ты злой человек».
– Помочь, эх?
– Если вам скучно перед матчем, тогда поиграйте где-нибудь вокруг. Так как вы мои друзья, вам не нужно сдерживаться.
Услышав, как Тацуя в своем предложении подчеркнул слова «играть» и «друзья», Эрика и Лео обменились взглядами, прежде чем разразиться восхитительным смехом.

◊ ◊ ◊

 Как время церемонии открытия приближалось, комната ожидания для всех школ стала довольно оживленной.
Основываясь на расписании, последняя школа будет представлена через много часов, но для учеников, которые пришли на Турнир Теоретических Знаний, совершенно естественно сильно интересоваться предметом, неважно, были они докладчиками на сцене или в поддержке, или просто сторонники своей школы.
Везде в главном зале, можно было увидеть учеников, общающихся со своими сверстниками из других школ.
Ученики были не единственными, кто превысил свою официальную принадлежность, когда дело доходило до общения.

 Харука пришла на Турнир Теоретических Знаний не из-за своей работы в преподавательском составе Первой Школы, но из-за своей работы в качестве сотрудника разведки Общественной Безопасности.
После событий в апреле, Общественная Безопасность сильно заинтересовалась Тацуей.
Если быть точным, в отделе Общественной Безопасности, к которому принадлежала Харука, появился интерес к окружению Тацуи.
Тем не менее, когда они начали расследовать детали вокруг него, их начальники надавили на них.
Харука непосредственно не ощутила жар, но она слышала, как начальник жаловался на это, когда получала свою миссию.
Это лишь углубило интерес её директора. Поскольку они не могли начать официальное расследование, эта миссия перешла прямо к Харуке.
Конечно, Харука сопротивлялась этому. Ещё в апреле, она пыталась сделать все возможное, чтобы донести мнение, что он не тот оппонент, который попадет в её ловушки, но, естественно, все это было полностью проигнорировано. Таким образом, она попала в ситуацию, когда была вынуждена продолжать, несмотря на свою некомпетентность при работе с Тацуей.
Ей было приказано раскрыть реальную личность Тацуи, но эксперты уже перелопатили все его персональные данные, и пришли «ни с чем».
С самого начала её таланты не лежали в этом направлении. Тем не менее, она пыталась использовать консультацию, чтобы вывести его на чистую воду, но не добилась успеха, чего и следовало ожидать, так как цель наблюдения никогда не пользовалась консультационными услугами.
Таким образом, её неэффективный план действий, который не гарантировал успеха, заключался в том, чтобы расследовать его знакомства, особенно контакты не из школы.
Цель её расследования в настоящий момент готовила устройство презентации в комнате, назначенной Первой Школе. У неё не было никакого оправдания, чтобы войти в эту комнату, но как было сказано ранее, Харука не была умелой в обращении с Тацуей.
Харука застряла между личными чувствами и чувством долга, результатом чего было то, что она приняла пассивное состояние, держа чашку кофе, при этом наблюдая за входом главного зала (также, одноразовые банки исчезли в этот век, как и все утилизируемые контейнеры).
К счастью для неё, это было не без успеха. Вскоре после того, как она начала наблюдение, гостья посетила комнату. По её возрасту и внешности, она не была ученицей старшей школы. Она даже не была студенткой.
Вероятно, она была её возраста. Противопоставив её лицо своим воспоминаниям, эта женщина, вероятно, не связана со школой.
Но у неё было впечатление, что она где-то уже её видела.
– ...Значит это она.
Получив снимок, сделанный камерой наблюдения, которую, вместе со всем остальным, ей выдала Общественная Безопасность, поиск изображения подтвердил, что она вспомнила верно.
– Электронная Волшебница...
В школьные годы Харуки, эта женщина обладала значительной известностью. Принимая во внимание её пол, её можно было назвать героиней, но, по мнению Харуки, термин герой ей подходил больше...
Она была ответственна за завоевание победы Второй Школе во время Турнира Девяти Школ – Электронная Волшебница.
Для Харуки, которая сдалась быть волшебником с того момента, как сдала вступительные экзамены старшей школы, она была молодой девушкой, которая вызывала как зависть, так и страх.
После окончания университета магии, были слухи, что она присоединилась к Министерству Обороны, но что она делает, посещая комнату Первой Школы вместо её бывшей школы – Второй Школы?
Тем не менее, не то чтобы это было совершенно неестественно. Ничего странного в ношении обычной одежды в воскресенье. Наверное, она здесь чтобы завербовать учеников, которые скоро окончат школу и не знает, что внутри находятся лишь Миюки и Тацуя. Черт возьми, может быть, она пришла к Миюки.
Однако инстинкты Харуки говорили ей, что эта женщина была ключом к окружению Тацуи.

 Не зная, что они под таким тщательным наблюдением, – нет, может быть, именно потому, что знали, – Тацуя и Миюки говорили с Фудзибаяси, которая к ним заглянула.
– Миюки, давно не виделись. Последний раз мы виделись лицом к лицу, по крайней мере, полгода назад.
– Ах, последний раз мы виделись в феврале, так что это действительно долгое время.
– Я также приходила посмотреть Турнир Девяти Школ. Мы проводили небольшое собрание в номере, чтобы поприветствовать Тацую, может было бы лучше, если бы Миюки тоже пришла?
Сказав это, Фудзибаяси посмотрела на Тацую с мыслями «почему ты не взял её с собой».
Тем не менее, если бы это его запугало, он не был бы Тацуей.
– Если бы я взял с собой Миюки, то это бы привлекло слишком много внимания.
Взгляд Тацуи быстро добавил, что лишнее внимание может вызвать трудности.
Миюки была немного смущена, тогда как Фудзибаяси улыбнулась с беспомощным взглядом на лице.
... Похоже, он не собирался ходить вокруг да около, чтобы получить ответ.
– Кстати, Фудзибаяси.
Он не называл её лейтенант из-за того, что они были в обычном общественном помещении. Хотя он уже проверил комнату на наличие жучков, он по-прежнему не снижал бдительность.
– Это правильно, что ты посетила комнату ожидания Первой Школы?
Для непосвященных, это может показаться непонятным заявлением, тогда как те, кто слегка в теме, могут интерпретировать это неправильно. Люди, которые лишь знают о подвигах Фудзибаяси во время её школьной жизни, скорее всего, удивляться, «правильно ли то, что предыдущий чемпион Второй Школы дружески беседует в комнате ожидания конкурирующей школы».
– Не волнуйся.
Конечно же, в Фудзибаяси, Тацуе и Миюки, не было заблуждений.
– В такие времена очень сильно помогает должностное положение. Как одной из технических офицеров при Подразделении Разработки Оружия Министерства Обороны, нет ничего странного в том, чтобы посетить кого-то, вроде тебя, показавшего высокий уровень навыков во время Турнира Девяти Школ.
– Так же, как это естественно для члена Семьи Фудзибаяси, так ведь?
– Верно. Так что Тацуя-кун, чувствуй себя свободно, называя меня «Лейтенант Фудзибаяси», «Фудзибаяси», или даже «Фудзибаяси-неё», хорошо?
– Ух, думаю, называть вас нээ-сан будет невозможно.
Тацуя без энтузиазма улыбнулся на озорную шутку Фудзибаяси (что было одним из видов кривой улыбки).
– Тогда, давай на этом закончим приветствие... У меня есть хорошие новости и плохие, какие ты хочешь услышать первыми?
Начался знакомый разговор, подумал Тацуя, тогда позвольте мне ответить на классический вопрос классическим ответом:
– Давайте услышим хорошие новости первыми.
– ...Разве обычно люди не отвечают «Давайте услышим плохие новости первыми»?
– Тогда, давайте услышим плохие новости первыми.
Видя, что Тацуя ответил притворным невежеством, обычно стойкая Фудзибаяси, вздохнула.
– ...Забудь об этом, хорошо. Давай начнем сначала с хороших новостей. Мобильные Костюмы были завершены. Капитан Санада сказал, что они будут доставлены сегодня ночью.
– Действительно... Как и ожидалось от него. Тем не менее, завтра после возвращения в Токио будет поздно проводить живой тест...
– Завтра будет парад. Конечно, на самом деле капитан хочет протестировать их как можно скорее, поэтому он хочет как можно скорее показать их тебе. Все основные компоненты сделаны с твоей стороны, так что он, по крайней мере, хочет доставить собранную модель, чтобы вдохновить себя. Вчера он даже сказал что-то смешное, вроде «так я смогу сохранить лицо».
– Это едва ли смешно. Актуальный вопрос был в том, можно ли создать то, что сможет выдержать суровость настоящей битвы.
– Я передам твои слова капитану. Думаю, теперь он расслабится гораздо больше.
Тацуя криво усмехнулся, когда Фудзибаяси ему подмигнула.
– Теперь... Что касается плохих новостей. Неважно, как мы на это смотрим, предыдущий инцидент просто не может закончиться на этом.
– Возникли какие-то проблемы?
Лицо Тацуи ужесточилось, или больше похоже, что его лицо стало странно серьезным. Возле него, Миюки с беспокойством на него посмотрела.
На этот раз даже Фудзибаяси не могла просто шутить об этом.
– Детали здесь.
Сказав это, она передала ему карточку данных.
Очевидно, что содержимое было настолько секретным, что они не хотели пересылать его по беспроводной связи.
– Хотя я лично добавила несколько уровней защиты... Есть шанс, что эта информация уже утекла.
– Понял. Мы подготовимся с нашей стороны.
Тацуя и Миюки кивнули в унисон.
Увидев это, след беспокойства мелькнул на лице Фудзибаяси, но она не запретила им делать это.
– Мы надеемся, что ничего не случится, но... Если произойдет худший сценарий, мы будем полагаться на тебя.
Неважно, насколько ей было больно, он по-прежнему был бесценным активом, так что её позиция не позволяла ей роскоши говорить «держись подальше от этого».

◊ ◊ ◊

 8:45 утра. Зрительские места были почти полностью заполнены.
После того, как Тацуя просмотрел информацию, которую ему передала Фудзибаяси, вошли Исори и Канон.
– Шиба-кун, время замены.
Они меняли охрану каждый раз, как закончится презентация, с заранее согласованным порядком. Исори был очень заинтересован второй темой «разработка устройств поддержки магии, способных на молекулярную перестройку», что было презентацией Четвертой Школы, так что он вызвался дежурить во время первой презентации.
Тацуя считал, что ненужно уделять лишнего внимания на последовательность, в которой они должны быть на страже, так как в комнате ожидания был установлен экран, но он все равно согласился с предложением Исори.
– Все в твоем распоряжении.
Кратко передав свою ответственность, Тацуя направился вместе с Миюки к зрительским сидениям.

 ...Но.
Они внезапно остановились в главном зале.
– Шиба-сан.
Эти слова были адресованы к Миюки.
Голос исходил от молодого человека, или, наверное, от подростка, будет более подходящим. Голос был слегка беспокойный, наверное, вызванный его повышенной тревожностью. Это лицо принадлежало тому, кого они не видели на протяжении двух месяцев.
– Итидзё-сан.
С Миюки заговорил Итидзё Масаки.
На его левой руке была повязка «охраны». Вместо того, чтобы быть одним из поддержки Третьей Школы, он, похоже, был частью персонала безопасности, которые состояли из учеников всех девяти школ, которыми во время Турнира Теоретических Знаний руководил Катсуто. Такой поворот событий был вызван скорее всего потому, что он увидел Миюки, выполняя свою миссию по патрулированию помещений.
– Давно не виделись, Шиба-сан. Думаю, последний раз мы виделись на вечернем балу.
– ...Ах, да, давно не виделись.
Эта естественная, но неестественная пауза была вызвана внутренним конфликтом, так как Масаки видел Миюки как партнера по танцу во время бала, тогда как Миюки видела в Масаки противника брата во время соревнований Дивизиона Новичков.
Чтобы скрыть это, или замутить воду, Миюки поклонилась с особой вежливостью.

– Ах, нет, я тоже...
Этот безупречный этикет ошеломил Масаки, даже если он был более привычен в пребывании в высоких социальных кругах, чем Тацуя. Молодой человек (наверное, другой член персонала безопасности, который был партнером Масаки) также стоял завороженным. Хитрый план Миюки работал идеально.
– Вы патрулируете территорию?
Лишь сейчас Миюки улыбнулась и задала риторический вопрос.
– Д-Да, верно.
Разве это не признак незрелости, начать трястись так легко? Подумал Тацуя, но передумал, вспомнив, что когда противник Миюки – такой результат неизбежен.
Даже он, кто был к ней ближе, чем кого-либо другой, и у которого была изменена личность, иногда забывался, когда смотрел на неё. Так что неудивительно, что эти посторонние люди, стоявшие в такой близости от красавицы, будут слишком чувствительны к присутствию Миюки.
Миюки не была посвящена в размышления брата. Её интерес поднялся, и у неё было хорошее настроение.
– Если Итидзё-сан делает все возможное, думаю, мы можем спокойно расслабиться. Мы надеемся на вас.
Действительно, приятно знать, что «Багровый Принц» является частью охраны. Тем не менее, мысли Тацуи были чисто объективной оценкой. Однако разве не будет преувеличением, назвать его немного толстокожим?
– Да! Я сделаю все возможное, чтобы оправдать ожидания!
Совершенно беспечно, Тацуя задался вопросом, предстоит ли Масаки сделать это в течение этого дня.
– И тебе удачи, Томицука-кун.
– Ах... Спасибо за вашу поддержку.
Товарищ Масаки, который был оставлен в одиночестве в стороне, головокружительно ответил тоном, который был слишком чопорным, чтобы обращаться к кому-то того же возраста.

◊ ◊ ◊

 Хотя они не должны были быть столь же встревоженными, как персонал безопасности, но после того, как Эрика непосредственно приняла работу, у неё не было намерения отступать.
Встретившись с Микихико, так как они его потеряли когда проводили Тацую и компанию в комнату ожидания, и воссоединившись с Мизуки, которая заранее послала сообщение, что опоздает, они сели на четыре места на зрительских сидениях. Эрика уделяла особое внимание «зонам удобного наблюдения» а также «подозрительным личностям».
Её усилия были не напрасны. В одном из задних углов зрительских мест она нашла знакомую фигуру.
Кстати, о знакомых, больше похоже, что она не забудет, даже если попытается. Это лицо она привыкла видеть каждый день, и даже с их текущим несоответствием графиков, они видели друг друга раз в два дня, или около того.
Другой человек также заметил Эрику. Нет, наверное, другой человек заметил Эрику даже раньше. Хотя в этом не было ничего удивительного, взяв во внимание его способности, но это всё же без конца раздражало Эрику.
– Э? Эрика, вот там, это...
Микихико также увидел его.
Снова, не было ничего удивительного в том, что он также узнал этого человека.
– Эрика-тян, ты его знаешь?
– Просто бесполезный Казанова. Сейчас он, наверное, ожидает женщину.
Прежде, чем её друзья на смежных местах смогли заговорить об этом, Эрика решила вести себя так, будто не знает этого человека.
Хорошо зная о шатких отношениях между Эрикой и Тошиказу (Ну, односторонние со стороны Эрики), Микихико не хотел раскачивать лодку и перевел взгляд на Лео, который был нечувствителен к току, и был готов попросить его уточнить.

 – Миюки, ты знаешь Томицуку Хаганэ?
– Ах, он из соседнего класса, поэтому я знаю лишь его имя и лицо. Онии-сама, ты его знаешь?
Найдя свободное место, разговор между ними перешел не к их редкому гостю Масаки, но к сдержанному Томицуке Хаганэ.
Это должно быть то, что люди называют безответной страстью.
– Томицука – один из подчиненных Саваки-сэмпая. К тому же, «Нулевой Диапазон» Семьи Томицука весьма известен.
Среди Ста Семей, Семья Томицука доминировала в одной области.
Даже люди без энциклопедических знаний Тацуи, знали о еретических инцидентах, вызванных волшебниками этой семьи.
– О чем вы, ребята, говорите?
Внезапно, Эрика присоединилась к беседе, прибыв к ним из зрительских мест.
– Эрика, ты одна? Где Лео?
Все это время Эрика и Лео были вместе, что и вызвало вопрос Тацуи.
Однако на лице Эрики появилось недовольство:
– ...Тацуя-кун. Я возьму эту возможность, чтобы сделать кое-что совершенно ясным.
Эрика была не из тех, кто может сделать что-то возмутительное, вроде закатить истерику с таким количеством свидетелей вокруг, но её командный тон был по-своему харизматическим.
– Ты можешь перестать меня равнять с этим? Я всего лишь научила его нескольким трюкам и дала ему оружие, за пределами этого – ничего нет.
– Это не то, что я имел в виду...
Несмотря на это недопонимание, Тацуя не был «честным парнем», но на этот раз он был искренним. Он действительно ничего не подразумевал своими словами.
Кстати, разве эта чрезмерная реакция не намекает на то, что в этом и есть дело? Тацуя поразмыслил над этим в голове, но не был достаточно злым, чтобы сказать это вслух.
– Где все остальные?
Из-за триумфа во время Турнира Девяти Школ, их сверстники из класса Е первого года выразили большой интерес, и все утверждали, что «Мы все придем поддержать тебя!» или что-то вроде этого, поэтому все из класса планировали появиться.
– Наши одноклассники всё ещё не приехали, так ведь? Это, наверное, потому, что они знают, что мы будем выступать во второй половине дня. Ах, но Мизуки и Мики здесь в первом ряду. Там происходит слишком много химии.
Эрика озорно усмехнулась и села возле Тацуи.
Значит она не любит говорить о собственных делах, но весьма заинтригована, когда говорит о других.
В этом отношении, Эрика была совершенно нормальной молодой девушкой, подумал Тацуя.

◊ ◊ ◊

 Девять утра. Национальный Турнир Теоретических Знаний Старших Школ Магии стартовал c торжественной, но не помпезной атмосферой. Даже с поддержкой военных, но если сравнить со школьными событиями во время Турнира Девяти Школ, Турнир Теоретических Знаний высоко оценивался университетами, корпорациями, и исследовательскими институтами. Должным образом проведенная презентация может даже привести к индустриальной карьере человека (с точки зрения подбора кадров). Учитывая, что знания в магии передаются вокруг из уст в уста, такого рода масштаб на мероприятии был вполне понятен.
После стандартной официальной речи, первая презентация, презентация Второй Школы «Использование Магии Концентрации для Наблюдения и Использования Темной Материи» началась.
Сейчас, когда Турнир Теоретических Знаний официально начался, шум и суета в главном зале утихли.
Равнодушная к магической технологии, Харука решила отдохнуть в кафе, чтобы облегчить свою скуку.
Как раз когда она собиралась так сделать:
– Оно-сэнсэй.
Недалеко от главного входа знакомый голос назвал её имя.
– Асука-сэнсэй.
Как школьный консультант, ответственный за ментальное здоровье учеников Первой Школы, Харука естественно разделяла близкие отношения с Асукой, которая заведовала лазаретом, ответственным за физические травмы, хотя их отношения не продвинулись к «друзьям в личной жизни».
– Оно-сэнсэй, вы тоже пришли посмотреть презентации докладов? Я думала, вы сказали, что вам это не очень интересно.
Эти слова могли быть слишком яркими в зависимости от тона, но дружеский тон Асуки заставил Харуку подозревать «Неужели я так сказала?». С открытым характером, она едва ли не лучше подходила для консультанта, чем она сама, с завистью подумала Харука.
– Нет, просто в мыслях есть пара вещей... В сравнении с этим, Асука-сэнсэй, почему вы здесь? Вы здесь с этим ребенком?
Харука была права в том, что Асука была не одна. Возле неё была молодая девушка без формы, которая, очевидно, была ученицей старшей школы. Хотя у неё были некоторые догадки, она, похоже, не была одной из учениц Харуки.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.