Библиотека java книг - на главную
Авторов: 51840
Книг: 127385
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Космопсихолухи. Том 2»

    
размер шрифта:AAA

Ольга Громыко
Космопсихолухи. Том 2

© Ольга Громыко, 2014
© Иллюстрации, Гаевская Е. И., 2014
© Художественное оформление, «Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2014

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

* * *

Часть вторая
(продолжение)

Первые два дня полета прошли мирно – команде пока хватало полученных на Шоарре впечатлений и свежих видеоигр, скачанных в планетарном инфранете.
Пассажиром Вадим оказался тихим и непривередливым. Он не жаловался ни на еду, ни на сервис, ограничившийся выдачей комплекта постельного белья. Да и вообще Вениамин зря обозвал спецагента болтуном – за вычетом коротких вспышек разговорчивости Вадим предпочитал отмалчиваться и отсиживаться на диванчике, часами смотря простенькие комедийные сериалы с закадровым смехом и иногда глухо ему поддакивая. Наверное, он и вовсе не выходил бы из каюты, если бы не необходимость присматривать за коварным киборгом.
Дэну из-за Вадима тоже пришлось пересмотреть свои привычки. Поскольку спецагент уже знал, что он «бракованный», прикидываться машиной не имело смысла, да и друзей это раздражало. Но и по-человечески общаться с взаимно неприятным пассажиром рыжему не хотелось. В итоге получилось черт-те что: при Вадиме Дэн вел себя нормально, но очень сдержанно, на вопросы отвечал максимально кратко, из-за стола уходил первым и даже перебрался спать в каюту, лишь бы лишний раз не пересекаться со спецагентом, оказавшимся глубоким полуночником.
Все это только укрепляло Вадима во мнении: нормальным человеком киберу все равно не быть и что творится в его ущербном мозгу, непонятно. А вдруг рыжий вовсе не сбежал от Казака, а тот сам отправил его шпионить за Станиславом? Не мог же главарь процветающей работорговой империи, столько лет успешно скрывавшийся от полиции и безжалостно устранявший конкурентов, не замечать, что с его киборгом что-то неладно. Поменял же он остальных киборгов на «семерок», чуть подвернулась возможность, – военные, на которых он тогда работал, получили пробную партию на обкатку за год до официального релиза. А этого почему-то оставил. Вадим читал засекреченные файлы исследований по «бракованным» – психика на уровне двух-трехлетнего ребенка («срывало» их обычно как раз в этом возрасте), агрессивность и истеричность, усиленные повышенным уровнем стероидов, отсутствие общечеловеческих и моральных ценностей. Казаку такой коктейль должен был прийтись по душе, особенно если приручить и воспитать, заработав «сыновью», а то и собачью преданность одинокого озлобленного существа.
Но самый важный вопрос – что киборгу нужно от Станислава теперь? Просто некуда деваться и приходится терпеть виновников ареста хозяина? Или дожидается удачного момента, чтобы им отомстить? Вадим пробовал осторожно расспросить команду, как именно в ней появился киборг, но все отвечали очень уклончиво, и единственное, что спецагент понял, – там была какая-то неприятная история, и с тех пор они вечно влипают в другие.
Станиславу эти недомолвки тоже совершенно не нравились, но если Роджер был в первую очередь его другом, а уж потом копом, то насчет Вадима капитан крепко сомневался. Работа давно и прочно заменила спецагенту семью, он и на коноплю-то без укоризненного вздоха не мог посмотреть, поэтому рассказывать ему о Джек-поте, о фальшивых документах и (наверняка самое ужасное!) хакнутой Фрэнком программе подчинения Станислав опасался. А безболезненно выдрать из них историю Дэна не получалось.
Вечером третьего дня Вадим подсел к Станиславу, наслаждающемуся чашкой чая и книжкой, и негромко, как если бы бывшие космодесантники снова сидели в укрытии на вражеской территории, спросил:
– Славик, тебя в нашем маршруте ничего не настораживает? Я, конечно, не навигатор, – спецагент презрительно покосился на сидящего за пультом киборга, – но мне казалось, что с Шоарры на Шебу можно перелететь за два-три дня. А от нее до Птолемея – за полтора, а не за три, маршрутный лайнер именно столько идет, я помню расписание.
Капитан тоскливо опустил планшет. Похоже, наступил момент либо объясниться, либо запутаться окончательно.
– По-моему, твой «навигатор» либо ни хрена не понимает в трассах, либо что-то химичит, – уверенно заключил спецагент, явно напирая на второй вариант.
– Вадик! – простонал капитан. – Опять ты за свое? Успокойся, я сам приказал ему сделать этот крюк.
– Зачем?!
– Ну-у-у… Есть некоторые станции, где нам не рады… – Врать друзьям Станислав действительно не умел, но очень старался, отчего его голос преисполнился тихого страдания. – Вот мы их и облетаем.
– Почему не рады?!
– Э-э-э… – Капитан попытался оттянуть время, прихлебнув чая, но кружка оказалась уже пустой, и Станислав печально уставился на прилипшие к дну чаинки. Гадать по ним он не умел, и, наверное, слава богу.
– Славик, посмотри лучше на меня, – задушевно попросил Вадим, и капитан мигом вспомнил регулярные армейские «беседы» с агентами контрразведки в темной комнате с бьющим в глаза пучком света. Бойцов всего лишь ласково и доверительно расспрашивали о проведенных операциях («Вам не показалось, что ваш командир замешкался, отдавая приказ?», «Почему вы израсходовали четыре батареи для плазмомета, а не три, как все остальные?», «Вы точно видели, как сержанта такого-то сожрала леразийская химера, или есть вероятность, что он перебежал к врагу под прикрытием дымовой завесы?»), но даже матерые космодесантники выходили из комнаты на подкашивающихся ногах, судорожно вспоминая, не ляпнули ли они что-нибудь подсудное. – Признавайся, ты все-таки во что-то вляпался? У вас нелады с законом, верно? Из-за наркоты или из-за кибера?
– Ничего подобного! – Станислав резко поставил кружку на стол. Та громко брякнула, но Дэн даже не шелохнулся, из чего капитан заключил, что навигатор бессовестно подслушивает их разговор. Иначе непременно обернулся бы проверить, что случилось. – Все у нас в порядке, просто транспортный бизнес – это жесткая конкуренция. Где-то мы чужой заказ перехватили, где-то наш, а коллеги мстительные попадаются… И вообще, пойду-ка я уже, пожалуй, спать, что и тебе советую!
Капитан постыдно бежал из пультогостиной, в дверях разминувшись с Полиной, остервенело дергающей расческой еще влажные после душа волосы.
При виде увлеченного работой Дэна девушка сделала охотничью стойку и начала с недвусмысленными намерениями подбираться к нему со спины.
– Полотенца, нижнее белье, расчески и зубные щетки являются предметами личной гигиены, не подлежащими передаче другим членам экипажа, – обреченно процитировал киборг корабельный устав.
– Не волнуйся, это твоя. – Полина стянула резинку с лохматого рыжего хвостика, растеребила волосы по плечам и упоенно вонзила в них расческу. – Ура, скоро уже можно будет косу заплетать!
Вадим наблюдал за ними с растущим отвращением. У Полины было настолько же счастливое лицо, насколько у Дэна – безразличное. Со стороны казалось, будто киборг вынужденно терпит «хозяйскую ласку», а умиленно сюсюкающая дурочка даже не подозревает, что он в этот момент о ней думает. Но друзья знали, что, если бы Дэну это не нравилось, он просто отобрал бы расческу, а то и сам начесал Полину «против шерсти» до синих искр.
– Ты с ним все-таки поосторожнее, – не сдержался Вадим. – Это же DEX, а не какой-нибудь Irien.
– В том-то и кайф! – мечтательно отозвалась девушка, продолжая орудовать расческой с видом укротительницы, сунувшей голову в львиную пасть. Волосы Дэна были гордостью Полины, своим она и то меньше внимания уделяла.


– Специально-то он тебя, может, и не тронет, – не отставал спецагент, – но у него же совершенно иные программы и реакции! Посильнее дернешь расческой, он штатно отмахнется, и все.
– Я уже дергала.
– И что?
– И все. – Дэн тряхнул головой, закрыл программу и встал. Маячащий за плечом и подглядывающий в вирт-окна Вадим раздражал его куда сильнее Полины. Ничего, времени полно, можно завтра-послезавтра трассу доковырять. – Спокойной ночи.
Если бы на спине у киборга были датчики вражеского взгляда, они раскалились бы.

* * *

Вопреки капитанскому совету, Вадим в тот вечер засиделся перед головизором, отправившись на боковую немногим раньше, чем обычно вставал. Мгновенно проснувшийся Дэн выждал полчаса, чтобы убедиться – «соглядатай» хоть какое-то время не будет ему досаждать, и тихонько прошмыгнул в приятно пустую пультогостиную. Заварил себе чаю, открыл банку сгущенки и, с комфортом устроившись в кресле, продолжил вчерашнюю работу.
Два часа пролетели незаметно. По кухне сегодня дежурила Полина, проснувшаяся в шаловливом настроении. К ее радости, в пультогостиной нашлось на кого оное излить.
Девушка подкралась к навигатору, закрыла ему глаза ладонями и елейным голоском пропела:
– Угадай, кто?
– Полли, не мешай. – Киборг даже не шелохнулся, переключившись на внутренний экран и продолжив разбирать трассу «вслепую». – Я работаю.
– Давай лучше я тебя научу шарлотку делать! Попозже доработаешь, не горит же.
– Вот попозже и научишь. – Кулинарно изощряться для Вадима Дэну не хотелось, все равно не оценит.
– Как ты смеешь перечить мне, смертный?! – пафосно вопросила Полина, перед сном обчитавшаяся фэнтези, и с драматическим: – Узри же мощь моего волшебного пенделя! – пнула кресло в спинку.
В следующий миг девушка узрела мощь разозленного киборга: Дэн встал, сгреб подругу за шкирку комбеза, поднял над полом – невысоко, просто чтобы не доставала ногами – и куда-то понес. Кошка, задрав хвост, с триумфальным мяуканьем поскакала следом, чувствуя себя отмщенной.
– А-а-а, за что мне эти муки?! – заголосила Полина, получив долгожданное развлечение. – Ну Дэ-э-энька! Отпусти меня! Я больше не бу-у-уду!
– Будешь, – уверенно возразил киборг, не сбавляя шага.
– Эй, ты свой детектор хоть когда-нибудь отключаешь?!
– Он отключен.
– Тогда почему ты мне не веришь?
– Потому что для этого надо отключить мозги.
Дэн свернул в коридор и чуть не столкнулся с Тедом.
– Куда ты ее? – опешил напарник.
– В кладовку, – спокойно сообщил рыжий. – Запру на часок, чтобы не отвлекала.
– Замечательная идея! – Пилот расплылся в ухмылке и посторонился.
– Предатель! – Полина попыталась его брыкнуть, но парень ловко увернулся и пошел следом. – Ну погоди, я тебе это припомню! Лю-у-уди! На по-о-омощь!
Из машинного высунулся Михалыч, фыркнул, почесал взопревший лоб гаечным ключом и спрятался обратно, оставив после себя едкое облачко чада.
Возмездие было неотвратимо. Дверь в кладовку разверзлась, как Ородруин перед Фродо. Полина растопырила руки и ноги, перекрывая проем, и из последних сил заголосила:
– Спасите! Помогите! Убивают!
Дэн невозмутимо повернул ее боком.
Тед приготовился аплодировать, но тут его буквально смело в сторону полуголым запыхавшимся Вадимом с дико вытаращенными глазами. Судя по отпечатку ладони на левой щеке и «зализанному» кверху виску, еще десять секунд назад спецагент крепко спал и пробуждение у него вышло веселенькое.


– А ну отпусти ее! – рявкнул он, наставляя на киборга бластер.
Если бы не девушка, удачно загораживающая Дэна от Вадима, он не кричал бы, а стрелял. Впрочем, навигатор тут же разжал руки, и Полина с гневным воплем шлепнулась на попу у его ног. Но этой секунды хватило, чтобы Вадим спохватился: пальба в летящем корабле, да еще рядом с машинным, – не лучшая альтернатива рехнувшемуся киборгу.
Рыжий не двигался, пауза затягивалась.
– Стоп!
Окрик Станислава сработал на манер команды дрессировщика, отработанной до безусловного рефлекса: «собачки» выполнили ее прежде, чем успели осознать.
– Что здесь происходит? – поспешил закрепить успех капитан, вклиниваясь между Вадимом и Дэном.
– Он пугал, что засунет меня в кладовку! – наябедничала встрепанная раскрасневшаяся девушка. В пылу потасовки она толком не поняла, что произошло.
– Я не пугал, – возразил киборг, а когда подруга возмущенно подняла к нему лицо, пояснил: – Я засовывал.
– Во, слышал?! – Вадим шагнул в сторону, чтобы снова взять рыжего на прицел, но Станислав расторопно повторил его маневр. – Он уже на своих бросаться стал!
– Да мы просто дурачились! – возмущенно перебил его Тед. – Полина сама этого хотела!
– Неправда! – Девушка наконец заметила бластер и перекошенное лицо Вадима, и тоже побледнела. – То есть правда! В смысле не совсем этого, но ничего такого не было!
В последнем Станислав как раз не сомневался. Иначе Полина вопила бы совсем иначе – если бы вообще успела закричать.
– Вадим, не делай глупостей, все в порядке, – как можно спокойнее начал он, разворачиваясь к однополчанину всем корпусом и пытаясь наладить контакт «глаза в глаза», чтобы отвлечь внимание сорвавшегося бойца от остальных членов команды и, если что, принять удар на себя.
Но пик конфликта уже миновал.
– Да ни черта не в порядке! – огрызнулся спецагент, неловко запихивая бластер в кобуру. Руки у него заметно тряслись. – Развел тут… гадючник!
– Вадик!
– И нечего со мной сюсюкать, ты, психолух недоделанный! Это не мне, а всем вам мозги вправлять надо! – Вадим выплюнул заковыристое ругательство, уточняющее, каким именно способом, развернулся, почти бегом вернулся к своей каюте и сначала стукнул по двери кулаком, а когда створки уже разъехались, с ненавистью добавил ногой по косяку.
– Хулиган, – мелодично прокомментировала Маша.
Из-за закрывшейся двери каюты донесся еще один глухой удар. Будь у Вадима не бесшумный бластер, а допотопный пулевой пистолет, Станислав не на шутку встревожился бы. Впрочем, ему и так совершенно не хотелось шутить.
– А давайте выкинем его в шлюз без скафандра? – кровожадно предложил Теодор, но по капитанскому лицу понял, что первый кандидат на это вовсе не Вадим, и сник: – Я имел в виду чисто попугать…
– Попугать?! Да вы и так уже человека до нервного срыва довели!
– А что мы сделали-то? – смущенно пробормотала Полина. – Как будто в первый раз…
– Вот именно! Взрослые люди, а ведете себя как…
– Восьмилетки? – с невинным видом подсказал пилот.
Станислав вздохнул. Увы, он прекрасно понимал и Вадима, и команду. Обе стороны были по-своему правы – а значит, одинаково виноваты.
– В таком случае, деточки, придется на неделю лишить вас мультиков и сладкого, – безжалостно постановил он. – Маша, заблокируй этим обалдуям доступ к видеоразделу и играм, а сгущенку я сам сейчас пересчитаю и запру в своей каюте.
– Станислав Федотович, это нечестно! – взвыл Тед. – Мы же ничего не сделали!
– Вот именно! Разве не видно, что у человека серьезная психологическая травма? Неужели нельзя быть немного потактичнее? Не провоцировать его?
– А почему это мы должны под него подстраиваться? У меня, может, тоже травма – не люблю психов!
– Тед, хватит, – неожиданно подал голос Дэн, до сих пор так и стоявший столбом, будто выключенный. – Можете не считать сгущенку. Вам достаточно приказать мне ее не брать.
Станислав с подозрением посмотрел на киборга, но понять, обиделся тот или признал наказание заслуженным, так и не смог. Впрочем, врать ему навигатор точно не стал бы, поэтому капитан многозначительно повторил:
– Неделя. А там посмотрим на ваше поведение.
– Чем же нам тогда заниматься? – растерянно поинтересовался пилот.
– Книжки читайте! – отрезал Станислав. – Может, наконец думать научитесь.

* * *

Вадим не выходил из каюты до вечера, хотя его честно позвали и на завтрак, и на обед. Спецагент понимал, что демонстративно бойкотировать экипаж судна, на котором ты летишь, глупо и неблагодарно, особенно по отношению к ни в чем не повинному Славику. Капитан же честно предупредил его о царящих на борту порядках (а тем паче беспорядках), дав приятелю возможность одуматься и перейти на другой корабль. Но Вадим этого не сделал, поэтому теперь отбрехивался, что хочет спать, а не есть.
– Потом опять всю ночь свои сериалы дебильные смотреть будет, – завистливо прошипел Теодор, у которого уже начиналась ломка. Еще чуть-чуть – и терзаемый информационным голодом пилот согласился бы не только на дешевую комедию, но и на мыльную оперу для домохозяек со знойным Раджем, томной Гитой и кучей их поющей и танцующей родни.
– Ну и пусть себе смотрит. – Полина единственная из троицы мучилась угрызениями совести. Вадим же все-таки ей на помощь прибежал, а не просто так на Дэна кинулся. – Меньше сталкиваться с ним будем.
Тед покрутился в пилотском кресле, сделав несколько полуоборотов и один полный, и заключил:
– Походу, у этого типа пунктик насчет киборгов. Вечно какие-то вопросы странные задает, намекает на что-то…
Дэн промолчал, хотя благодаря острому слуху и «невидимости» киборгов для презирающих их людей знал о «пунктике» Вадима гораздо больше приятелей.
– Может, этим все космодесантники страдают? – предположила Полина. – Дэнька, а ты-то почему от него шарахаешься? Если бы вы получше друг друга узнали…
– Фигня, нормальные люди сразу общий язык находят! – презрительно перебил девушку пилот. – Мы же с Дэном с первого дня сработались, верно?
– Верно, – соврал навигатор, чтобы не обижать друга. Все, чего он тогда хотел, – поскорее убраться с планеты, а потом и с корабля. Команду киборг оценивал исключительно по степени угрозы его легенде. Минимальную представлял Михалыч, а максимальную – как раз Теодор, с которым Дэну предстояло общаться плотнее всего. Что это общение может доставлять удовольствие, он обнаружил гораздо позднее, а вначале просто подстраивался под пилота и остальных, как под предыдущих хозяев. Поэтому и замкнулся в себе после «починки», считая, что друзья понятия не имеют о нем настоящем. А потом внезапно осознал: это как раз он не понимает, насколько раскрылся перед ними. Почти ничего и не изменилось, только притворяться не надо.
С Вадимом же киборгу не хотелось ни дружить, ни враждовать. Только чтобы спецагент поскорее убрался отсюда, не успев доставить неприятностей.
Теодор по привычке ткнул в иконку гоночного симулятора, но вместо игрового окошка выскочила красная табличка «Доступ запрещен», а Маша моментально облачилась в черное кожаное белье с шипами и сурово щелкнула хлыстом.
– Блин, ну нечестно же! – вспылил пилот. – Крышу у Вадима сорвало, а отдуваться мы должны?!
– Неужели ты, такой большой мальчик, не найдешь чем развлечься помимо игрушек? – пошутила Полина.
– Найду, – зловеще пообещал Тед. – Еще как найду!

* * *

До ужина Вадим снизошел, но после него сразу вернулся в каюту, даже чая дожидаться не стал, не желая задерживаться за столом ни одной лишней минуты. Команда тоже вяло ковырялась в тарелках, не поднимая глаз и вяло перебрасываясь репликами. Придраться капитану было не к чему, но в воздухе висело напряжение, не рассосавшееся даже после ухода пассажира.
– Что? – громко и сердито спросил Станислав, откладывая вилку.
Команда сделала неубедительно непонимающие лица.
Капитан осуждающе покачал головой, взял обе кружки и пошел за Вадимом.
Судя по алому цвету сенсора, дверь каюты была заблокирована. Изнутри не доносилось ни звука.


– Вадик, можно с тобой поговорить? – вежливо постучался коленом Станиславом.
– Говори, – ворчливо отозвался приятель, заскрипев койкой.
– Сквозь дверь?
– Это же твой корабль, – хмыкнул Вадим. – У тебя здесь везде полный доступ. Или нет?
– Но каюта-то твоя. – Стас был само терпение, не желая усугублять ситуацию принуждением. К тому же не факт, что Маша действительно впустит его без спора, а Вадиму и одного своевольного искина многовато. – Мы же не в армии, где старший по званию имеет право в любое время в казарму вломиться.
– Да уж, на армию этот зоопарк точно не тянет, – пробормотал приятель, но дверь открыл.
Станислав протянул ему кружку.
– Это все? – саркастически поинтересовался спецагент.
– Ну, могу еще за печеньем сходить…
– Я в смысле – ты решил поработать горничной?
– Нет, я решил поработать капитаном. – Стас присел на стул, отметив, что Вадим даже не разобрал свою сумку – так и задвинул под койку. – И твоим другом. Что с тобой происходит?
– Со мной?!
Станислав поднял ладонь, стопоря встречный поток обвинений.
– Ребятам скучно, вот они и развлекаются как могут. Да ты себя вспомни! Когда мы в ожидании выброски две недели на орбите куковали, кто предложил зубной пастой голую бабу на двери сержантской каюты нарисовать, а? Или бумажные флайеры складывать и на деньги спорить, чей дальше пролетит? Хотя нет, – Станислав слегка смутился, – флайеры – это моя идея была… Но ставки именно ты принимал!
– Ребята – понятно, – отмахнулся Вадим. – Ну не нравлюсь я им, и черт с ними, переживу. Но это?!
– Вадик, я раньше тоже опасался киборгов и до сих пор подозрительно к ним отношусь, но, видишь ли…
– Славик, я ничего не имею против киборгов! – раздраженно перебил приятель. – Против нормальных, регулярно поверяемых машин, а не этого черт знает чего, да еще от Казака!
– Ага… – Станислав, похоже, нащупал истинный камень преткновения. – То есть Дэн у тебя ассоциируется с Казаком и поэтому так не нравится?
– Твой «Дэн» ассоциируется у меня с большой проблемой, – упрямо возразил приятель. – Которую ты почему-то в упор не замечаешь.
– Потому что ее нет! А вот ты действительно ведешь себя странно. Девушку напугал, обматерил всех, чуть дырок в корабле не навертел…
– Ладно, мне стыдно и я чувствую себя идиотом, – огрызнулся Вадим. – Доволен?
– Нет, – честно сказал Станислав. – Я предпочел бы, чтобы ты чувствовал себя спокойным и счастливым.
– Это не от меня зависит, – буркнул приятель.
– Но и не от моей команды, – твердо сказал капитан, давая понять, что нового спора об уместности в ней Дэна не допустит. – А – не обижайся! – от хорошего психоаналитика.
– И ты туда же… – с досадой проворчал Вадим.
– Что, тебя к нему уже посылали?
– Да ходил я к штатному психологу, раз пять! – отмахнулся приятель. – Никакого проку с этой говорильни, только время потерял, пока понял, как ему отвечать, чтобы справку о допуске к работе выдал.
– Я сказал: сходи к хорошему психоаналитику, а не к штатному. И не для отмазки, а чтобы действительно подлечиться. Хочешь, попрошу Веньку, чтобы поискал по знакомым? Врачебные связи круче мафиозных! – Станислав улыбнулся, призывая Вадима оценить шутку, но тщетно – тот ее даже не заметил.
– Схожу, – неубедительно пообещал он. – Как-нибудь. Пусть лучше он мне каких-нибудь пилюль даст, а то что-то в последнее время со сном нелады – полночи заснуть не могу, а утром еле глаза продираю, и снится хренотень всякая.
Станислав понял, что дальнейшие уговоры Вадима только разозлят. Лучше вернуться к этой теме попозже, чтобы приятель постепенно привык к мысли: сходить все-таки надо.

* * *

Когда капитан возвратился в пультогостиную, посуду со стола уже убрали, но команда никуда не разошлась. Тед, отставив свой стул на пару метров, громко, с надрывом читал с планшета, зверски подыгрывая лицом:
– «…вибропила с чавканьем вгрызлась в дряблую плоть. В лицо ему полетели ошметки и брызги, но он не ощутил их, завороженный: из располовиненного черепа полезли зеленые тентакли, усеянные шипами и глазами. «Она не человек!!!» – с содроганием осознал он, слабея коленями, и взмахнул пилой раз и другой…»


Полина рыдала, уткнувшись в плечо Дэну (Станислав сильно сомневался, что от сострадания). Киборг слушал напарника с исключительно сосредоточенным лицом (видимо, просчитывая варианты собственных действий в подобной ситуации), Вениамин – с брезгливо заинтригованным, и даже Михалыч зачарованно приоткрыл занавешенный усами рот.
Теодор вызывающе покосился на Станислава – мол, добросовестно выполняю ваш приказ! – и продолжил, погромче и повыразительнее:
– «…обезглавленное тело повалилось навзничь, дрыгая когтистыми лапами. Кровь хлынула, как из опрокинутого ведра. Родион попятился, тяжело дыша. По рукояти вибропилы медленно стекал желтый старушечий жир…»
– Что это за мерзость?! – не выдержал капитан.
– Почему сразу мерзость? – оскорбился Тед. – Между прочим, классика, «Преступление и наказание» называется! Серия «Новая жизнь старых книг», современные обработки средневековых бестселлеров.
– А оригинал вам чем не угодил?!
– Да ну, там же тоска зеленая! Этот придурок только ходит и ноет, на сотой странице уже его самого зарубить хочется. А тут вон какое шикарное мочилово, даже с картинками, смотрите! – Теодор повернул планшет к капитану.
Станислав тоже не испытывал любви к классическому Достоевскому, но обработанный потряс его до глубины души.
– Тогда читайте его, пожалуйста, каждый про себя, – отчеканил капитан.
– Почему?!
– Из уважения к покойному писателю и живому мне! – Станислав демонстративно уселся на диван и открыл собственную читалку, намекая, что прекрасно обойдется без звукового сопровождения.

* * *

За следующие двое суток к списку запретов добавилось:
– разучивать музыкальную партию Дарта Вейдера из «Звездных войн» на губной гармошке,
– готовить (обычно кулинарного запала Теда хватало от силы на час, но в условиях видеоголода пилот выискивал рецепты самых сложных, трудоемких, многокомпонентных и в итоге малосъедобных блюд),
– использовать в качестве симулятора полетов на космическом корабле собственно космический корабль (хотя диванчик уже тоже прикрутили к полу),
– дрессировать кошку (ее недовольство учебным процессом было столь велико, что Вейдер с гармошкой выглядел жалким неудачником),
– кидать шприцами в висящую на спинке диванчика мишень (это действительно было забавно, Станислав чуть не присоединился к состязаниям, но тут появился разъяренный доктор и всех дисквалифицировал).
Конопля вызывающе стояла посреди стола, изображая вазу с цветами.


Поднимать в таких условиях тему о центаврианах, конечно, не стоило – и так все на нервах, не только Вадим. Станислав и тот уже считал часы до прибытия на Шебу, а после звучно взорвавшейся в микроволновке пластиковой банки с паштетом (Полина клялась, что просто забыла отодрать крышечку) не выдержал и сбежал плакаться Вениамину – на всех сразу.
– У твоего Вадика типичное ПТСР, посттравматическое стрессовое расстройство, – уверенно поставил диагноз доктор. – И таблетки ему нужны совсем другие.
– Как же штатный психолог это прощелкал?
– В том-то и штука, что оно не сразу развивается – месяца через полтора, а бывает, и на полгода запаздывает. Уже вышел на работу, тут его и накрыло.
– И что теперь делать?
– Антидепрессанты и психотерапия. Причем последняя даже важнее.
– Он не хочет идти к врачу.
– Еще бы! Вы же суровые космодесантники с железными нервами и стальными яйцами, вам к психиатру обратиться унизительнее, чем к венерологу! – саркастически заметил друг, все еще сердитый из-за испорченных шприцов.
– А мои-то яй… нервы тут при чем? – возмутился Станислав. – У меня с ними все в порядке!
– Сейчас – да, – согласился Вениамин. – А кто меня полгода назад неучтенным киборгом изводил?
– Так то ж реальная проблема была! – смущенно поскреб подбородок капитан. – Все киборги должны быть учтены, поставлены на довольствие и припаханы к делу, тогда я спокоен.
Страницы:

1 2 3 4 5





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.