Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52970
Книг: 129942
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Не стань лишним»

    
размер шрифта:AAA

Николай Грубов
Не стань лишним

«Магнитную стрелку в компасе как не поставь,
Тянет ее в одном и том же направлении.
К своей, одной ей понятной цели.
Что тянет ее туда?
Интересно?
Мне да!
Что тянет человека делать то же, что и магнитную стрелку?
Искать свою цель, свое предназначение.
Что движет его вперед?
Интересно?
Мне да!»
— Тебе, что больше всех надо?
— Нет, не больше, но знание не помешало бы.
— Жизни не хватит все узнать.
— Ты не прав. Читай фантастику. Узнаешь даже больше чем другие, кто ее не читает.
«Разговор на сайте»

Часть первая
Дорогу осилит идущий

Пролог
10. 03. 21 г. Новая земля. Ичкерийский Имамат

Открывающийся взгляду со стороны моря узкий морской залив тянулся вглубь материка на четыреста — пятьсот метров, переходя в небольшую лагуну, обрамленную крутыми берегами плоскогорья, на котором ничего кроме травы из растительности видно не было. Его можно было бы назвать фьордом, если бы рядом были горы, но они видны были, лишь далеко на горизонте.
Ровная, как стол, до самых гор саванна раскинулась на этом плоскогорье и лишь небольшая речушка, протекающая по дну каньона и впадающая в лагуну, хоть как-то вносила разнообразие в окружающую местность. Но и ее можно было увидеть, только вплотную приблизившись к этому большому, толи оврагу, толи расщелине, которую пришедшие люди на это место назвали каньоном плоскогорья. Имея крутые склоны местами из песчаника, местами из скальных образований, он создавал причудливые формы, напоминавшие своими очертаниями древние разрушенные стены с башнями и фигурами диковинных зверей. Высокие и на первый взгляд неприступные берега каньона обрамляли небольшую по ширине площадь местности, заросшую кустарником и редкими деревьями недалеко от протекающей по его дну речки. Рекой, по-видимому, она становилась во время сезона дождей, о чем говорили следы недавнего подтопления местности, а все жаркое время, просто ручей. Достигая в самом узком месте ста метров, каньон местами расширялся, и тогда размеры достигали семьсот — восемьсот метров образовывая небольшие долины.
В самом узком и близком к лагуне месте каньона, можно было рассмотреть небольшие фортификационные сооружения. Стоящие вплотную к склонам две башни, сложенные из дикого камня, напоминали своей формой такие же башни в старых крепостях на горных перевалах Ичкерии, на старой Земле. В бойницах нижнего этажа, просматривались стволы пулеметов, позволяющих вести как фронтальный, так и фланговый огонь по противнику, если таковой сможет появиться в пределах видимости. Своим присутствием они внушали уважение и нежелание попробовать на своей шкуре губительность оружия данного сооружения. Верхний этаж позволял вести огонь стрелкам, а площадка наверху этого сооружения уже позволяла вести обстрел из счетверенного зенитного комплекса ЗПУ-4, как вдоль, по настильной траектории, так и по воздушным целям. Эта площадка была закрыта маскировочной сеткой.
Вид этих башен-капониров давал понять, что находящиеся здесь люди придавали особое значение самообороне, и заставляло думать, что все это не единственное оборонительное сооружение. Наверняка здесь можно увидеть и другое оружие, и сооружения, нацеленных на обеспечение безопасности лагеря. И действительно, если внимательно посмотреть, то можно увидеть, что за каждой башней имеется укрытие, где стоят готовые к боевым действиям танки ПТ-76.
Появление судна на рейде бухты было ожидаемым, так как на небольшом причале стояли несколько человек которые, по всей видимости, встречали людей с корабля. Небольшой деревянный причал в глубине бухты не был предназначен для приема большого судна и не позволял кораблю встать непосредственно рядом с берегом. Да и проход по фьорду был бы затруднителен.
Рыболовное судно по своим размерам хоть и могло пройти по заливу и войти в лагуну, но без разрешения с берега капитан судна не делал этого. Люди, зная, что в фиорде имеются подводные сюрпризы, грозящие любому неосведомленному о возможной опасности попасть в ловушку, старались не искушать судьбу. Поэтому с судна, вставшего на рейде, была спущена лодка «Зодиак Футурра Марк Леви — дуги», позволяющей нести на своем борту семь экипированных десантников. Сейчас в ней расположились пять вооруженных человек, вернее трое были, по всей видимости, охраной, а двое других хоть и были вооружены, но не столь мощно. Было очевидно, что именно этих двоих человек и встречали собравшиеся на причале в столь раннее время люди.
То, что появление у этого берега корабля не было неожиданностью, не вызывало сомнений. Это не пиратское нападение и не вооруженное вторжение — это появление друзей или, по крайней мере, старых знакомых. Достаточно мощное его вооружение служило здесь не демонстрацией силы, а лишь только подчеркивало, что это все предназначено для самозащиты. Он мог за себя постоять в случае нападения врагов, это не вызывало сомнений. Вооружение, даже только палубное, заставило бы любого, кто осмелится приблизиться к нему на видимость морского бинокля, сразу же повернуть на все сто восемьдесят градусов и моментально исчезнуть. В этом мире подобных плавсредств было немного и хозяева это хорошо знали.
«Зодиак», спущенный с катера приблизился к деревянному причалу. Стоящий на причале человек с черной бородой закрывающей большую часть лица, и повязкой на голове, на которой белым было написано Ла Иллахи илла Ллаху Мухаммед расуль Аллах (Нет бога кроме Аллаха и Мухаммед пророк Его), принял швартовый конец с лодки и закрепил его на кнехте причала. Шахада на лбу чеченца явно указывала на то, что это смертник, непонятно только что он делал здесь. Прибыли вроде друзья и то что никто из них даже не помышлял о нападении на встречающих их людей не вызывало сомнений. Но никто этим даже не поинтересовался. Значит так надо.
— Ас салам алейкум…, поприветствовал первым прибывший на лодке.
— Во алейкум ас-салам — ответили ему все встречающие.
— Гость в дом, Аллах в дом. Просим вас, уважаемые. — И один из встречающих жестом показал на стоящие недалеко машины. — Тут хоть и не далеко, но утруждать ноги наших гостей мы не хотим. Генерал ждет вас.
Ехать действительно было не далеко. Впадающая в море небольшая в летний период речушка служила одновременно и дорогой, которая вела вглубь довольно таки большого каньона. По берегу реки в настоящий момент ехать было невозможно из-за раскисшего суглинника после прошедшего сезона дождей. Шириной около ста метров у бухты, каньон в дальнейшем, то расширялся, то опять сужался и, в конце концов, выводил на довольно широкую долину.
Несколько домов, построенных в стиле строений в любом чеченском поселении, заполняли треть этой небольшой долины. Место было выбрано на возвышенности, видимо с учетом возможного наводнения в период дождей.
Машины, въехав в небольшое селение, остановились, и прибывших гостей пригласили в дом. Дом достаточно большой и, несомненно, принадлежал уважающему себя человеку, ибо каждый чеченец должен в своей жизни, возвести подобный дом, чтобы в нем могла удобно расположиться вся родня. «Мой дом — моя крепость» здесь обретало истинный смысл и поэтому дом, как и другие строения стоящие недалеко, был окружен по периметру высоким и толстым забором из желтого кирпича. Бетонное основание забора поднималось на высоту около метра. Каждый дом был индивидуальный по внешнему виду и зачастую был создан и построен самим хозяином. Такой архитектурный прием, как эркер, был обязательным элементом каждого здания. Как и положено, по дизайну любого чеченского дома, во дворе был навес, под которым разместился домик для гостей, летняя кухня и посередине столовая. Всего лишь двухэтажный с мансардой дом стоял на высоком фундаменте, в котором небольшие продолговатые окошки — проемы смотрелись бойницами. А может так оно и есть. Ведь крепость, она и подразумевает оборону в случае нападения. Высокое крыльцо вело в дом, который внутри не особо поражал своим содержанием. Небольшая прихожая, из которой в три стороны расходились три двери. Одна из них вела в небольшую гостиную. Ковры и подушки составляли основную часть комнаты, а низкий стол стоящий посередине как бы завершал композицию восточного интерьера. Он уже был накрыт к приходу гостей.
Вошедший вслед за гостями чеченец в военной форме и кепи по внешнему виду напоминавший портрет Фиделя Кастро в молодом возрасте, и видимо знавший об этом сходстве, старался подражать тому не только во внешнем облике, но и в поведении. Громкое энергичное приветствие и объятия принятые Фиделем, как подражание неотъемлемому русскому радушию в лице советского лидера Брежнева, здесь тоже было продемонстрировано, а добродушное похлопывание при объятии по спине ладонями явно показывало на расположение хозяина к гостям.
То, что Турал-Али Алгериев был рад прибывшим, было очевидным, и он старался всячески подчеркнуть это. Встреча была явно не первой, и они знали друг друга неплохо, вернее прибывшие знали о хозяине все, что можно было узнать из различных источников. А хозяин знал о гостях лишь то, что ему позволили узнать.
Они хорошо знали, что Алгериев попал сюда сразу после подтверждения его смерти в Екатеринбургской колонии общего режима, им это было известно также хорошо, как и то, что официально по документам этот здоровый и ничем раньше не болевший человек умер от лейкоза и кровоизлияния в почки. Хоть и присутствовала при подтверждении его смерти вполне компетентная комиссия, которая подтвердила данный факт, но никто из них не знал, что перед этим ему была введена специальная сывоворотка, которая и помогла сыграть роль умершего человека. Особо, правда никто и не вникал в то, что там на самом деле было. Смерть бывшего министра госбезопасности Ичкерии, организатора террористического акта в городе Кизляре в 1994 году, командира Новогрозненского полка и участника боев за города Грозный, Аргун, Гудермес, Алерой, за что получил звание бригадного генерала и должность командующего фронтом, факт смерти был только как заключительный и давно ожидаемый этап жизни врага России. А последующая его переправка сюда, в Новый Мир, была уже отработана на других подобных лицах и ничего нового не представляла. Зачем это нужно Ордену, не понятно было даже самому Туралу-Али. Но благодарность его была за это его новым хозяевам нескончаема.
Умер он там, за ленточкой, 8 августа 2002 года, а здесь появился 13. 07. 20 года. Месяца хватило, чтобы его подготовить и оснастить для достойной жизни в Новом Мире. Моложавый человек выше среднего роста со слегка удлиненным лицом, голубыми глазами, близко расположенными к слегка горбатому носу, нависающим над чувственными полными губами он производил приятное впечатление на людей его не знающих. Те же, кто его знал, могли сказать лишь одно — талантливый себялюбец способный ради себя на любую подлость.
То, что он и здесь не сменил свое имя, хотя возможность, как и у любого появившегося здесь в Новом Мире человека имелась, уже говорит о том, как он себя любит. Да и то, что его имя смогло ему помочь устроиться здесь весьма неплохо сыграло свою роль в его нежелании сменить имя. Он гордился своим именем, своими делами, своим тейпом, а он был уверен, что именно его тейп «Аллерой» был самым нохчмакхойским, то есть самым «чистым», мечтал возглавить единую мусульманскую умму, и делал все возможное ради своей цели.
Ради этого он и ему подобные пускали в ход угрозы, насилие, похищение родственников своих врагов, убийства. Путь любого более или менее значимого в Чечне при Масхадовском правлении человека всегда сопровождала череда мерзких предательств, подлых убийств. Они твердили заповеди, что «Посягающий на чужую жизнь, да пусть бережет свою. Присвоивший чужое имущество, пусть готовится к рвоте» и тут же делали все это сами, забывая о Коране и его заповедях. Русские всегда испокон веков были для таких «истинных мусульман» быдлом, рабами, неверными, которых нужно уничтожать. Суть подобных отношений здесь не только сохранилась, но и приняла еще большую остроту. Поэтому когда ему предложили возглавить организацию по подготовке вооруженных формирований и террористических групп в новой Ичкерии он, нисколько не сомневаясь, согласился.
Вот и сейчас разговор вертелся возле наболевшей темы. В другие, более ранние посещения этих мест, прибывшие Хоффман и Маллиган, представители человека занимавшего одно из руководящих мест в Ордене, тоже принимали участие в подобных разговорах. Но, всегда преследовали главную цель, а именно, выполнение ранее достигнутых соглашений о поставках наркотических средств, выращивание и производство которых в этой Ичкерии стало одним из основных занятий чуть ли не половины всех тейпов.
В этот же приезд у них была другая основная цель, хотя и получение наркотиков тоже не отменялось. Им предстоял отбор группы террористов для выполнения несколько необычных для чеченцев функций. Задача была сложной не только из-за специфичности задания, но и осложнялась еще тем, что людей подобрать для проведения долговременной и затратной операции нужно внешне мало отличимых от европейцев.
Как всегда хозяин извинился перед гостями за незнание английского языка и попросил разрешения, чтобы при разговоре присутствовал переводчик. Неизвестно было, говорил ли хозяин на английском языке или нет, но прибывшие гости знали, что всегда при их разговорах присутствовал переводчик. Вполне возможно, что хозяин этим самым показывал своим людям, что у него секретов от них нет. А может этот переводчик, будучи доверенным лицом хозяина, одновременно выполнял функции телохранителя. Черная повязка смертника на голове переводчика сама по себе говорила, что жизнь этого молодого человека целиком и полностью принадлежит всевышнему, а хозяин его представитель на земле и отдать жизнь за него это лишь еще один из путей в рай.
Когда, насытившись за столом, хозяин предложил пройти в кабинет и там поговорить о деле, все согласились, что так будет лучше. Серьезное дело за столом никто в этой среде не решал. Кабинет в отличие от гостиной и столовой был вполне в стиле европейских кабинетов. С долей некоторого роскошества в виде стильной мягкой мебели из дорогих видов дерева и хорошо выделанной кожи с большим письменным столом смотрелся вполне современно и соответствовал своему предназначению.
Внесенный молодым слугой поднос с рюмками и красивой бутылкой виски Макаллан-18 заставило оживиться гостей. Тончайший оттенок дровяного дыма, имбиря и гвоздики моментально окутал расположившихся в мягких креслах людей. И хотя сам хозяин не пил, как и положено истинному мусульманину спиртные напитки, тем не менее, он наполнил три рюмки и слегка пригубил свою, показывая тем самым гостям, что напиток не отравлен. А вот сигару из лежащей на столике коробки он взял и с удовольствием подставил под огонь зажигалки, умело поднесенной слугой. Все это позволило несколько расслабиться в удобных креслах и хозяину и его гостям.
— Господин генерал, наше сегодняшнее посещение ваших земель связано с очень важной миссией — заговорил перешедший сразу к делу Хоффман, один из прибывших гостей — и я хотел бы еще раз напомнить, что это секретная миссия, и наш разговор, каким бы он не был по результатам, не должен выйти за пределы этой комнаты. Мы, в прошлое наше посещение, уже говорили на эту тему и вы пообещали, что сделаете все от вас зависящее для успешного выполнения просьбы нашего хозяина.
— Я помню и, конечно же, сделал все возможное. Мне очень досадно, что ваш хозяин не соизволил лично встретиться со мной. Ведь судя по тем задачам, что предстоит нам выполнить — это серьезная и долговременная акция, в ней будут задействованы многие люди и средства. Это не может быть просто еще одной из незначительных акций против неугодного вам человека.
Алгериев, под маской радушия и готовности сотрудничать с представителями Ордена, скрывал истинную сущность хитрого и умного политика и интригана. Опыт ведения дел и различных афер у него был наработан еще на той земле. Это хорошо знали и нынешние хозяева этого человека. Сотрудничество же его с Орденом было закреплено возможностью его появления здесь, да и тот факт, что он жив и здоров, заслуга его хозяев в этом мире. То, что он занимает высокое положение в настоящее время, тоже заслуга этих людей. Он очень хорошо это осознавал, и если даже в душе ему это претило, внешне же он никогда не позволял себе это проявить. Вот и сейчас. В душе его глубоко уязвляло, что с ним ведут дела всего лишь порученцы. Пусть и весьма опытные эти люди и почти всегда у них полномочия весьма высоки, но ему хотелось быть в своих глазах более значимым человеком. А так получалось что он на вторых ролях, и даже не на вторых, а на третьих. Это раздражало и заставляло думать о страховке, в случае если что-то пойдет не так. Он не мог просто послать подальше этих людей с их интригами и закулисными играми, слишком многое в его будущей судьбе зависело от подобных людей.
В прошлую встречу, он просил о встрече с хозяином этих двух незаметных по внешнему виду, но наверняка опасных и опытных людей, мотивируя это тем, что личный контакт может оказаться более результативным во всех делах, но как видно это опять откладывается. А ему такие контакты очень нужны, слишком многое у него в его планах связано с Орденом. Та помощь, которую ему и его людям оказывает эта организация весьма существенная. Пусть и не бескорыстная. Но кто в наше время будет тратить деньги ради его голубых глаз? Нет, конечно, таких мизантропов сейчас днем с огнем не найдешь. Хорошо хоть что их цели где-то совпадают. Даже такой факт как само создание новой Ичкерии на этой земле в шестнадцатом году и постоянное внимание к нуждам нового анклава уже большой и жирный плюс этой организации.
И вот эта предстоящая акция, направленная на внедрение в разные анклавы своих людей, тоже часть того внимания, что постоянно ощущают на себе чеченцы, и она ему не лишняя. Другие его собратья по борьбе с неверными постоянно пытаются создавать подобные структуры, но не всегда у них получается. Нет поддержки со стороны. Любая поддержка хороша для их дел, если она во время оказана, а особенно если это исходит от людей каким-то образом связанных с Орденом. Хоть они и отрицают подобную деятельность на территории Нового Мира и стараются всячески показать, что они сугубо нейтральны к любому анклаву и не предпринимают никаких действий для упрочения своего положения здесь на новой Земле, тем не менее, Алгериев хорошо понимает, у них ничего подобного нет, и не может быть. Не настолько уж глуп он, Алгериев, и не просто так его поставили во главе всей безопасности там в той Ичкерии. Он тоже кое-что знает и понимает. То, что Орденцы действуют чужими руками, он их не порицает, наоборот, считает, что это правильно. Но вот то, что они, страхуя свой имидж, не подпускают к себе людей, от которых зависит их политика здесь, это как-то настораживает и заставляет думать, что это просто инициатива одного человека не подкрепленная решениями вышестоящих людей от которых, собственно говоря, всё и зависит.
Только то, что подобная акция будет давать и ему результаты, как-то скрашивала его неуверенность в постоянной поддержке представителей хозяев этого нового мира в будущем. Его школа, вернее даже училище по подготовке террористических групп и шахидов, существует с тех пор, как он здесь появился. Именно благодаря его усилиям и помощи со стороны Ордена удалось уговорить всех старейшин тейпов выделять сюда людей для их подготовки. Люди его тейпа занимаются обеспечением процесса учебы. Несколько направлений подготовки поддержали и люди Ордена, поставив на поток прибытие все новых и новых представителей чеченцев из-за ленточки. Это дало возможность подобрать в школу людей более подготовленных вести и здесь борьбу с неверными.
— Хозяин очень заинтересован в предстоящей операции — продолжил Хоффман — мы ему передали ваше пожелание. И он очень сожалеет, что не может присутствовать на этой беседе лично, ему хотелось бы с вами познакомиться ближе, и увидеть своего друга наяву, но у него много дел, которые не позволяют проводить время в путешествиях по этому миру. Поэтому он надеется, что мы с вами сможем также успешно, как и раньше, сделать то о чем вас и просили. А именно — подготовить людей, для того чтобы внедрить их в ближний круг руководителей некоторых анклавов. Нам нужна информация из первых рук. Как этого достичь должны решать именно ваши люди на местах. Также они должны быть готовы в случае, если возникнет необходимость, то и устранение первых лиц. Такие задачи трудно выполнимы, и, конечно же, на такое должны направляться опытные люди. Ведь у вас был создан уже сразу с появлением подобной школы специальный факультет по подготовке подобных людей? И насколько мы в курсе, с ваших слов, именно на днях произойдет первый выпуск. Поэтому мы и прибыли сегодня, чтобы помочь вам в этом очень важном деле, ну и чтобы быть в курсе, где будут ваши люди в дальнейшем. Предстоит не менее важная часть работы по подготовке достойных представителей нашей профессии. А может и самая ответственная. Необходимо отобрать достойных и подходящих по всем параметрам людей, затем их легализовать, создать новую биографию, помочь материально, установить способы связи и много чего другого. Все это мы возьмем на себя. На первых порах их никто не должен тревожить, надо будет дать им возможность влиться в те коллективы, где они осядут. В дальнейшем они в основном контактировать будут с вашими связными, как вы будете с ними контактировать — это уже вам решать. С момента, когда они осядут в анклавах, они должны будут забыть и о нас, и об Ордене. Полная самостоятельность и полная инициатива. Все будет зависеть только от них. Я надеюсь, вы хорошо заложили в их головы, что делать в случае провала. Это на вашей совести, да и ваш успех во многом зависит от их молчания в подобном положении.
Вы понимаете, что эти люди ваши, вам с ними работать, мы лишь оказали незначительную помощь в обмен на информацию от них, ну и если понадобится, то проведение какого-либо теракта.
Хоффман уже хотел закончить свой инструктаж, но видимо что-то вспомнив, продолжил:
— Мы не собираемся подменять вас в столь благородном деле. Это будет только в крайнем случае. У нас есть возможность отслеживать успехи ваших людей и даже в нужный момент оказать посильную помощь. Но это пусть останется между нами. Ваши люди об этом не должны знать во избежание утечки подобной информации. У нас, как и у вас есть свои враги, вернее не враги, а соперники, которые спят и видят себя в роли хозяев здешних мест. И именно для того чтобы знать, что могут задумать наши соперники, мы и будем внедрять ваших людей в их властную структуру. Только через вас будет проходить вся информация от ваших людей. Хозяин надеется, что наши отношения с вами только упрочатся с появлением столь необходимой нам информативности, а он не сомневается, что столь опытный человек как вы сможет это наладить на должном уровне.
И он обещает… — Хоффман многозначительно помолчал и затем продолжил: — что обеспечение и оплата ваших услуг окажется для вас существенной. В подтверждение его слов он вам передает безвозмездно в счет будущих услуг вооружение и снаряжение для ваших боевых групп. Те люди, которых мы с вами отберем, поедут с нами, у нас есть возможность легализовать их как вновь прибывших людей. Каждому будет подобрана легенда, которая позволит со временем войти в ближнее окружение всех руководителей кто нас заинтересует. Вам это подходит?
— Вполне. Это один из тех вопросов, которые я хотел обговорить при личной встрече с вашим хозяином.
— Это и ваш хозяин. Вернее это и наш и ваш работодатель, от которого, не будем это скрывать, зависит не только наше благополучие, но и жизнь. Надо уметь быть благодарным.
— Пусть дни его будут насыщенными и благословенными. Пусть Аллах ниспошлет ему уверенность в моем почтении и уважении. Я всегда с радостью буду ждать его волеизъявление, и всегда буду стараться не омрачать его бытие на этой земле. — С благоговейным лицом по отношению хозяина, произнес бывший генерал.
— Это хорошо, что вы правильно понимаете свое место в этом непростом мире. Вот господин Милиган и займется пока просмотром ваших людей. Вернее всех бумаг на этих людей. После того как он отберет нужный нам контингент, мы с ними познакомимся лично, а уж затем, забрав их с собой, будем их внедрять. Только убедившись, что внедрение произошло в нужном нам режиме, мы дадим вам их координаты с целью поддержания с ними связи. Обеспечение всем необходимым мы наладим через наши банковские конторы деньгами. А уж все, что им нужно будет на местах, из снаряжения и оружия, будут решать они самостоятельно.
Вы сами будите представлять своих людей? — Перешел Хоффман от нравоучений к делу.
— Да, я знаю каждого, но не настолько. Поэтому будут представлять этих людей их тхамд и устаз (старейшина и религиозный руководитель) по факультету.
— Вот и отлично, тогда мы с вами можем пока заняться «подарками», я думаю, что они вас порадуют. Дайте приказ, чтобы принесли документы, а еще лучше будет и для вашего тхамда, и для Миллигана, чтобы он прошел к нему. Я имею в виду, чтобы документы не таскать по всему лагерю. А потом пойдем к причалу, наверняка там идет погрузка — разгрузка нужных и нам, и вам вещей. Это тоже требует контроля.
Там же, к концу дня.
Отобранные дела лежали стопкой на столе. Почти довольный Миллиган просматривая их еще раз, просил кратко изложить характеристику каждому отобранному кандидату.
Старший курса неплохо знал английский, поэтому надобность в переводчике здесь отсутствовала. Судя по тому, как тот характеризовал своих подчиненных, этот тхамда был опытным командиром и неплохим специалистом именно в подготовке подобного контингента. Опыт подобной работы оттачивался еще там за ленточкой. Таких «учителей» в школе Атгериева набиралось около десятка. Специфика действий террористических групп чеченскими боевиками отрабатывалась не один год. Сами учителя учились в специальных школах еще там за ленточкой, и не только в Пакистанских спецшколах.
Борьба с неверными, подкрепленная денежными вливаниями заинтересованных в нестабильности на земле финансистами, не затихала ни на минуту. Отголоски этой борьбы перенеслись и сюда в Новый Мир. Это даже не инициатива Ордена, (так названа была организация, с помощью которой и заселялся этот мир), это все те же деньги и желание финансовых олигархов еще больше увеличить свою значимость в делах управления земными делами, делая опять все те же деньги и на этом проекте.
Выращивание и сбыт наркотиков это только незначительный краешек деятельности представителей верхушки финансовой пирамиды. И то, что в таком хорошем начинании, как дать людям возможность начать жизнь с чистого листа, появились люди со злостью в душе и желанием отомстить всем и всякому, Орден в целом, вполне возможно и не виноват. Людские желания очень разнообразны, и мысль составить себе определенные накопления за счет ближнего, была озвучена еще с момента, как человек в набедренной повязке из шкуры зверя понял, что с палкой в руке он сможет отнять кусок мяса у соседа и не заморачиваться его добыванием самому….
Бесконтрольность и вседозволенность со стороны этой организации позволило проникнуть в этот мир людям с теми же пороками и надеждами, что были у них и раньше. Отбором никто и не занимался, главное чтобы здесь появлялись все новые и новые люди и, устраивая свою судьбу, способствовали поступлению все более и более насыщенных денежных потоков в нескончаемо объемные денежные мешки.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.