Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53221
Книг: 130580
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Путник»

    
размер шрифта:AAA

Глеб Майский
Путник

Глава 1

Костёр разгорался с трудом — сырые ветки потрескивали, стреляли струйками пара, едкий дым полз над тропой, скрывая под собой жухлые, тщедушные кустики травы неопределённого цвета. Казалось, пламя так и не сумеет родиться в столь промокшем хворосте и вся затея с костром кончится, не успев толком начаться. Человека, однако, это не смутило — он продолжил упорно подкладывать мелкие изломанные веточки в робкое, еле-еле теплящееся пламя, пока оно, вняв упорству настырного истопника, не набрало силу, весело пожирая сначала мелкую пищу, переходя постепенно к толстым, солидным кускам дерева.
Болт с наслаждением протянул руки к живительному теплу, от влажных рукавов вверх потянулся шлейф полупрозрачного пара. Надо же так вымокнуть. Давно на тропе не было так сыро и промозгло. К запаху сырости, мокрой травы, едкого дыма, гнили; палых листьев прибавился едва заметный острый душок. Расслабленность путника мгновенно улетучилась — он быстро огляделся вокруг, глаза не упустили ничего, могущего показаться подозрительным, опасным. Быстрый взгляд на запястье, где поблёскивал прибор, напоминающий видом часы, после чего неведомо откуда в руках мгновенно оказался пистолет. Однако вряд ли какой либо знаток сумел бы определить марку оружия — довольно длинный ствол имел несколько утолщений непонятного назначения.
Болт снова бросил короткий взгляд на запястье, затем уверенно направил пистолет куда-то по направлению тропы и несколько раз нажал на спусковой крючок, стараясь придать иглам некоторый разлёт. Затем резко отпрыгнул в сторону и сделал серию выстрелов, направленных прямиком в то место, где только что сидел сам. Кошмарный рёв разодрал сонную марь. Прямо из воздуха над костром фонтанчиками ударили несколько струй ярко-алой, светящейся крови. Болт брезгливо скривился и выстрелил ещё два раза, теперь уже точно зная, во что. Рёв сменился хрипеньем и бульканьем, потерял силу, становясь тише, пока, в конце концов, заглох окончательно.
— Гадость какая, — с отвращением кривя губы, пробормотал путник, подходя ближе. Действительно, вид создания, лежавшего грязной склизкой грудой прямо на месте злосчастного костра было бы трудно назвать приятным. Больше всего ЭТО напоминало огромную каракатицу, длиннющие толстые щупальца беспорядочно разметались, огромное мешкоподобное туловище ещё дёргалось в предсмертных конвульсиях, распространяя вокруг себя невероятное зловоние.
— Эй, ну хватит уже, — крикнул Болт непонятно кому и куда, — попартизанил маленько и будет.
Из тумана выступила высокая фигура.
— К тебе трудно было бы подобраться незаметно, дружище, — подошедший человек протянул руку. — Я не прятался, просто пытался понять, что здесь происходит.
Путники обменялись крепким, дружеским рукопожатием.
— Гера, каким ветром ты вновь на тропе? Уже два года я тебя не встречал в этих гиблых местах.
Упомянутый Гера, — высокий светловолосый парень лет тридцати, улыбнулся широкой улыбкой.
— Жизнь заставит сунуться и не в такую дыру. Хотя, пожалуй, дыру хуже, чем тропа, сыскать трудновато. Давай уйдём отсюда подальше, дышать-то нечем.
Болт с сожалением взглянул на остатки с таким трудом разведённого костра, огорчённо махнул рукой и молча двинулся в туман. Через полчаса путники сушились на новом месте возле жаркого весёлого костерка. Болт заинтересованно разглядывал небольшой толстый сук, не представлявший собой, на первый взгляд, ничего особенного.
— Не продашь?
— Не продам, самому нужен. Ты же идёшь в Хаттан, я подскажу, где это можно недорого купить.
— Сам найду. Просто не знал, что такая вещь существует.
— Я и сам случайно узнал, — Гера улыбнулся. Похоже, этот парень любил улыбаться и, надо признать, это ему было очень к лицу.
Болт поднёс зажигалку к сучку. Тот немедленно ярко вспыхнул, загоревшись ярким пламенем, словно был покрыт каким-то легковоспламеняющимся составом.
— Наконец придумали что-то, нормально горящее на тропе. Насколько хватает?
Гера пожал плечами:
— Говорили, что на тысячу раз. Я пользовался раз двадцать. Пяток таких сучьев хватает на приличный костерок, можно и согреться, и котелок вскипятить. Сам собой огонь не погаснет, потушить можно только водой, но что интересно — не вымокают деревяшки. И не обугливаются.
Болт рассеянно кивнул. Этим удивить трудно, на тропе и в мире Пролга существует магия, этим всё объясняется. Подобные чудеса в Пролге могут творить многие колдуны, но вот на тропе, а тем более на Земле, работают лишь пара-тройка из сотни доставленных магических артефактов. Точно так — в Пролге работают далеко не все механические и электронные вещи, доставленные с Земли. Что ж — в каждом деле свои трудности.
— Слушай, я считал, что горгоны давно вымерли. А эта, — Гера кивнул в сторону бывшей стоянки Болта, — такая здоровенная! Ей не меньше чем лет шесть.
— Городят всякую чушь. Не вымерли они. Мне за последние два года уже пять штук попалось. Правда, такую большую никогда ещё не встречал. Пришлось вогнать в неё пол обоймы. Радует хоть то, что запах убитой горгоны отгоняет других хищников тропы, можно отдохнуть спокойно.
— Но я не чувствую никакого запаха. Мы слишком далеко отошли от этой дряни.
— Зато хищники чувствуют. — Болт, сбросив тяжёлый рюкзак, с наслаждением растянулся на земле, благо трава здесь была гуще и уже высохла под действием костра. — Можешь спокойно спать, поверь моему опыту. И вот этой штуке — Болт показал свой наручный прибор. — Очень рекомендую. Если ходишь по тропе — незаменимая вещь, хотя и стоит немало. Думаешь, как я определил, что ты рядом?
— Какой-то новый детектор? Сколько я их уже перепробовал, кучу бабок извёл, а толку-то…
Болт покопался в рюкзаке, достал браслет с детектором и протянул Гере.
— Опробуй.
— Так вокруг пусто, смысл?
— Опробуй.
Гера недоверчиво хмыкнул, но напялил эластичный браслет на запястье. Его лицо вытянулось, глаза забегали, ища что-то в окружающем полумраке.
— Блин… вокруг куча живности… только не пойму какой.
— Глянь на дисплей. Видишь по краям точки и цифры возле них? Это и есть живые объекты. Зелёные цифры указывают массу объекта в килограммах, а красные расстояние в метрах. Вблизи нас нет ничего крупнее болотной крысы.
— Лихо. Сильный агрегат. Те, что мне раньше попадались, чуяли что-либо не меньше крупной собаки или свипла. Да и то, когда зверя уже и так можно было обнаружить.
— То-то.
— Продашь?
— Не вопрос. Пять штук и он твой.
— Баксов???
— Или пятьдесят хаттанских дагров.
— Хрен редьки не слаще… почему так дорого? Блин, я думал, мы друзья.
— Не кипятись. Дело в том, чтобы такой детектор работал, его нужно несколько раз таскать туда-сюда. Сначала принести в Хаттан одному колдуну, кому не скажу, извини — коммерческая тайна, затем снова на Землю для доработки. Затем опять в Хаттан, уже к другому колдуну, потом Земля… усёк?
— Ого… даже не предполагал, что так можно. Тогда понятно, почему цена такая. Но я бы взял, вещь действительно уникальная. Жаль, денег при себе нет. Разве что в долг…
Болт поколебавшись, махнул рукой:
— Бери. Но учти — только для тебя. Вообще я эти штучки по семь кусков толкаю, так что считай, тебе дважды повезло — и в долг, и со скидкой.
— Спасибо, Болт. У тебя талант торгаша, мне бы такой.
— Учись, братишка, пока я жив.

* * *

Проснулся Гера от резкого тычка в бок. Но едва хотел чертыхнуться, услышал сдавленный шепот: "Тихо! Отползаем от костра, приготовься к заварушке". Опытному путнику не требовалось более развёрнутых объяснений — он уже полз в другую от Болта сторону, детектор на запястье ощутимо покалывал кожу, предупреждая о приближении крупных живых объектов. Неизвестно кто, или что это, но Болту виднее, у него за плечами опыт восьми лет ходока тропы, да и в сигналах детектора он наверняка разбирается хорошо. Через пару секунд костёр освещал стоянку путников, где вместо живых людей лежали два фантома, сгенерированные хитрым маго-электронным устройством. Фантомы вели себя точно так, будто это были настоящие люди — один громко похрапывал, другой только что перевернулся на другой бок, устраиваясь поудобнее. В темноте, окружающей костёр, мелькнули тени — кто-то очень быстро пробежал от дальних кустов и спрятался среди придорожных камней. «Четверо» — отметил про себя Гера, детектор уже начинал оправдывать запрошенную цену. Очень похоже на теневых убийц, слишком уж быстро они преодолели расстояние от кустов к валунам. С виска скатилась капля пота, — мало чего ходило по тропе опаснее этих существ. Высокая скорость реакции, большая сила, наличие довольно сильной магии, — уже только это оставляло мало шансов противнику теневого убийцы. К тому же твари были почти невидимы, как, впрочем, многие существа тропы. За что и получили приставку «теневые». Гера удобнее перехватил скорострельный пистолет «смарт», — близнец того, который использовал Болт. Дисплей детектора чётко указывал, где прячутся убийцы. Можно было бы и пострелять, так ведь прикрыты валунами, гниды. Детектор резко кольнул запястье, путник от неожиданности нажал на спуск. Это его и спасло — хищник тропы не повёлся на уловку с фантомами у костра и прыгнул прямо на Геру по высокой дуге. Игла попала в голову убийцы, ноги, вооружённые острыми когтями ударили в грудь путника, но тварь была уже мертва, поэтому Гера остался жив, однако отлетел назад и упал на спину. Пассивный удар когтями не смог пробить броник, однако Гера на какое-то время отключился. Болт видел невообразимый прыжок убийцы из-за придорожных валунов. Контактные линзы, изготовленные на Земле по спецзаказу, и обработанные колдуном в Хаттане, делали видимыми многих тварей тропы. Этого убийцу можно было снять несколько раз за время полёта, но Гера и сам должен справиться. Надо следить за другими, трое — это даже для многоопытного Болта перебор. Одна точка на дисплее погасла — Гера действительно справился. "Молодца, братишка!" — отметил про себя путник. Дальше завертелась карусель. Три укола в запястье, твари прыгнули синхронно с разных точек. Болт мгновенно сместился всего на метр — твари не смогут изменить направление в прыжке, а летят они в одну точку, значит помешают друг другу. Очередь из «смарта» скосила двоих ещё до момента приземления, но третий оказался опытнее, он оттолкнулся ногой от валящегося на землю товарища и сумел избежать попадания иглы. Но, когда он, сделав красивое сальто, опустился на землю, лицом к врагу, обнаружил в непосредственной близости дуло «смарта», направленное прямёхонько в грудь. Этот путник оказался невероятно быстр и опасен, не зря заказчик предупреждал об этом. Теперь поздно сожалеть. Убийца не делал попыток уйти с линии огня, понимая, что не успеет даже сдвинуться с места.
Болт рассматривал тварь с интересом энтомолога, нашедшего неизвестное насекомое. Убийца, не знавший страха ни перед кем, вдруг обнаружил, что у него мелко трясутся колени. И вдруг человек спрятал свой пистолет! Тварь ударила в то же мгновение, без малейших раздумий, но результат оказался неожиданным — навстречу лицу летела земля, последовал страшный удар, боль и короткое беспамятство.
— Вставай!
Неужели путник сумел так его приложить? Теневика тропы, победителя в десятках схваток? Это не человек с Земли, люди не могут так драться.
— Хочется полежать?
Вставать и правду не хотелось. Зачем? Чтобы умереть? Какая разница — умирать лёжа или стоя?
Послышался странный треск. Этот треск убийца знал очень хорошо, поэтому мгновенно вскочил на ноги, но сбежать ему не дали — руку завернули так, что трудно было пошевелиться, в нескольких сантиметрах от лица трещал искрами электрошокер.
Болт вгляделся в уродливое лицо убийцы. Ба, да это его старый знакомый!
— Тебя, кажется, Кувай величают? Эка тебя угораздило снова на меня нарваться. Помнишь эту штучку? — путник кивнул на шокер.
— Что ты хочешь? — просипела тварь. Глотка убийцы-модификанта плохо воспроизводила звуки речи, но понять их всё же было можно.
— Я ничего не хочу. Это ты что-то хотел от меня. Что?
Кувай угрюмо молчал, пальцы его непроизвольно сжимались и разжимались, длинные когти при этом впивались в ладони, но он даже не замечал боли. Страх парализовал его, страх перед ужасным разрядником. Боль высоковольтного разряда не мог выдержать ни один модификант.
— Я хотел твою жизнь. И то, что ты нёсешь в рюкзаке.
— Это не ты хотел. Хотел твой заказчик. Кто он? — Болт сверкнул шокером.
— Его зовут Белый. Он сам так назвался. Из ваших, с Земли.
Болт присвистнул.
— Ого! Надо же, кто мной заинтересовался. Хотя, в общем, вполне ожидаемо.
Путник на какое-то время задумался. Затем что-то пробормотав про себя, продолжил:
— Кувай, к тебе есть предложение. Пообещай не пытаться сбежать, тогда я отпущу твою руку. Сначала выслушай то, что я скажу.
— Хорошо.
Болт отпустил руку твари, Кувай с облегчением разогнулся, посмотрел на человека исподлобья, ожидая очередной гадости.
— Ну, не будь таким букой, Кувай. Ты же сам виноват — напал на меня, понимаешь, твой подопечный едва не выбил дух из моего друга. И ты думаешь, после этого я должен испытывать к тебе дружеские чувства?
В это время Гера уже пришёл в себя и поднялся на ноги, издали он с ужасом наблюдал как на глазах происходит невозможное — путник мирно беседует с теневым убийцей!
— Гера, отдохни пока там. У меня с Куваем деловая беседа. Кувай, присаживайся, в ногах-то правды нет.
Модификанта не обманула мнимая доброжелательность человека, но он понял, что угроза применения электрошокера миновала, потому молча сел на землю прямо на том месте, где только что стоял.
— Моё предложение несёт тебе двойную выгоду. Во-первых, — ты остаёшься в живых. Во-вторых, — зарабатываешь немалую сумму денег.
— Я слушаю.
— А догадаться не судьба? Ты должен убить Белого. Я плачу сто монет. Принимаешь заказ?
— Ты же знаешь, я не могу принять твой заказ, не выполнив предыдущего. Сначала я должен убить тебя.
— Вовсе не обязательно, Кувай. Ты помнишь исключения из кодекса теневиков? Одно из них гласит: "Если жертва сумела победить исполнителя заказа, то считается неприкосновенной до получения нового заказа на неё, независимо от того, кто будет новым исполнителем".
— Но ты упустил из виду, что твою победу должен подтвердить кто-то из моего клана. Таково условие данного исключения.
— Ничего я не упустил. — Болт встал и подошёл к одному из лежащих убийц. — Он жив, причём всё прекрасно видел. А сейчас только делает вид, что мертвее мёртвого. Правда, мужик? — Болт опустил электрошокер к уху лежащего убийцы и пустил несколько искорок между электродами.
Мнимый мертвец хотя и с трудом, всё же принял сидячее положение.
— Замечательно! Так что ты скажешь, Кувай?
— Я так понимаю, что выхода у меня только два?
— Правильно понимаешь. Причём один из них — в никуда.
— Крим, ты видел как меня победил этот человек?
— Да.
— Значит, я принимаю заказ. Только учти, человек, в моём клане осталось лишь пятеро бойцов, считая меня и Крима, а Белый не менее опасный враг, чем ты. Убить я его смогу лишь только когда он появится на тропе. Если я не смогу выполнить заказ, значит, просто не хватило сил. Честь клана не позволит мне солгать, или уклониться от выполнения заказа.
— Я знаю кодекс ваших кланов. Верю, что ты предпримешь всё возможное, для исполнения воли заказчика.
Болт достал из рюкзака мешочек и отсчитал сотню золотых дагров. Через несколько секунд тварей и след простыл, словно только что не было здесь жестокой схватки, где на кону стояла жизнь двух людей. Обычное дело… для тропы, конечно.

Глава 2

— Привет, Болт, бродяга! Надолго в наш славный город?
— Ба, никак Локат нарисовался? Рад тебя видеть, старый мерзавец! Где ж тебя носило целый год? Пока ты отсутствовал, я кучу дагров сэкономил на въездной пошлине.
— Конец твоей экономии, — Локат вздохнул с притворным сожалением, — я же честный стражник и не могу допустить убытка городской казне Хаттана.
— И своему карману тоже, — добавил Болт.
— Ты поразительно догадлив, — собеседники расхохотались.
— Пойдём в караулку, потолкуем за кружкой эля.
— С удовольствием, давненько не пивал хаттанский эль. Слушай, а ты, гляжу я, исхудал маленько.
— Были причины, Болт. Расскажу.
Собеседники во время короткого разговора уже поднимались по каменным ступеням лестницы в караульную башню. Через несколько минут оба уже сидели за грубовато сколоченным длинным столом напротив друг друга, потягивая тёмный, ядрёный напиток из высоких стеклянных кружек. Снаружи доносился приглушённый, обычный для этого места шум — скрип колёс повозок и телег, въезжающих в город, ругань стражников, пререкающихся с прижимистыми купцами, хотящими сэкономить на въезде, кудахтанье кур, гоготанье гусей, блеяние овец — сегодня ведь рыночный день, селяне везли живность на продажу. Воняло потом, стоялым табачным духом, с улицы, к тому же, тянуло навозом и помоями, в общем, тот ещё запашок.
— Что интересного, Локат? Я так понимаю, ты не просто так позвал меня сюда?
— Есть интересные для тебя вести, бродяга, хотя не скажу, что приятные. — Локат замолк, тёмные глаза в упор глядели на собеседника, словно требовали чего-то.
— Я заплачу, но пока немного. Подозреваю, я знаю то, что ты хочешь мне сообщить. — Болт выложил на стол три серебряных кула. — Два тебе, один за вход.
— Скряга. Давай ещё два. Новости стоят того.
Болт выложил ещё один кул и молча уставился на стражника.
— Говорю же — скряга. — Волосатая лапища Локата сграбастала деньги. — Да ладно, уж, я не жадный. Так вот, тобой интересуется кто-то достаточно богатый и могущественный. Интерес этого «кого-то» явно попахивает жареным. Не советую светиться в Хаттане, я бы на твоём месте сразу двинул дальше — в Стынь, либо Загбень. Там рынок хоть и похуже здешнего, но твой товар нужен везде, в убытке не будешь. Зато останешься живым. В Хаттане же, скорее всего, живым тебе не бывать, точно говорю. Мне не удалось узнать точно, кто же тобой так усиленно интересуется, но есть определённые подозрения. — Локат сверлил путника взглядом, стараясь понять — насколько заинтересовало того только что сказанное.
— Дай угадаю… — Болт сделал вид, что задумался. — Белый?
От взгляда путника не ускользнуло выражение досады, едва промелькнувшее на лице стражника. Но Локат был тёртым калачом, зная, что Болт всегда платит за информацию, он не терял надежды вытащить ещё денежек для поддержки собственного кошелька. Поэтому стражник отрицательно покрутил головой и сказал:
— Белый, похоже, лишь исполнитель, которым кто-то правит. У меня есть соображения насчёт этой таинственной личности. Ну, что будем делать?
— Если я скряга, то ты вымогатель. — Болт выложил на стол ещё две серебряных десятки. Стражник удовлетворённо сгрёб деньги и продолжил:
— Имя Гиранит что-то говорит тебе?
— Первый раз слышу. Кто это?
— Странный человек. Очень богат, был первым советником головы в прежнем составе магистрата Хаттана. Но это было уже давно, десять лет назад, потому ты и не слыхал о нём. Очень умный, жестокий, мстительный человек, упорно идёт к цели, никогда не отступает и ничего не прощает своим противникам. Не хотел бы я оказаться в числе его врагов, потому и советую тебе побыстрее исчезнуть из Хаттана. Не знаю, где ты перешёл ему дорогу, но, как бы там ни было, нажил себе опасного врага.
— Ну, я и сам не подарок. Может статься — это он нажил себе врага в моём лице. Хотя информация действительно не лишняя. Предупреждён, значит вооружён. Есть у нас на Земле такая пословица.
— Толковая пословица. Умный человек придумал.
— А что это мы всё обо мне? Ты обещал рассказать, почему так исхудал.
Стражник махнул рукой.
— Болел долго. Понесла меня нелёгкая записаться в карательный отряд. Магистрат обещал хорошо заплатить за уничтожение банды Ротака, которая в прошлом году лютовала на северном тракте. Слыхал, небось?
— Не только слыхал. Было дело, даже пересекался с пятерыми молодцами из этой ватаги. Трое давно кормят червей, двое успели сбежать. Я, честно сказать, не очень их преследовал.
— Силён ты, Болт, — с пятерыми бандитами Ротака не каждый мечник мог справиться. Так вот, наши лазутчики выследили банду, отряд окружил ватажников в небольшой рощице и пошла бойня. Банду то мы прищучили, да вот получил я палашом по рёбрам и пролежал в койке без малого год, пока лекарь поднял меня на ноги. Спасла гиборская кольчуга, ей, конечно, конец пришёл, но меня уберегла. На службу в стражу месяц как вернулся.
— Видишь, к чему жадность приводит? Стоял бы себе у ворот, потихоньку доил купчишек и селян. На кусок хлеба, да кружку доброго эля хватит. И на отрез динской парчи для женки тоже. Даже на гиборскую кольчугу сподобился. Чего ещё надо человеку для счастья?
Локат криво усмехнулся, поскрёб ручищей затылок, затем отхлебнул эля.
— А вот скажи, чего тебе не хватает, бродяга? Учишь других, а сам-то на рожон лезешь. Что ты от жизни хочешь? Сам же рассказывал, что на Земле у тебя дом — полная чаша, бабы проходу не дают, люди уважают, денег на всю оставшуюся жизнь хватит. Какого рожна ты прёшься на тропу, где завсегда легко голову сложить? Где страшных тварей больше, чем птицы в курятнике у головы нашего магистрата. Сам люблю нервы пощекотать, но на тропу не сунулся бы, даже если б дар прохода имел.
Болт одним махом вылил остатки эля в глотку, вытер губы и поднялся с табурета.
— Да хрен его знает, Локат. Здесь в Пролге, не ты один называешь меня бродягой, и это, пожалуй, самая верная характеристика. Бродяга — этим всё сказано.
— Иногда ты очень мудрёно говоришь, парень, но умно и с толком. Скажу так — мне будет жаль, если тебя угробят. Поверь, не из-за денег, я и без тебя найду с кого пенки снять.
Болт похлопал стражника по плечу.
— Верю, старый хрыч, верю. Среди моих приятелей ты тоже не на последнем месте. Ну, прощай. Потопал я, дела…

Хаттан встретил гостя обычной толкотнёй и гамом базарного дня. В потоке народа то и дело попадались гружёные товаром повозки, мелкие группки коз, овец, ведомых хозяевами на продажу, кое-кто тащил на поводу и скотину покрупнее — коров, быков, лошадей. Людской гомон сливался с возмущённым блеянием, мычанием, фырканьем скота. Всё движение шло в сторону рынка. Болт свернул в боковой переулок, на рынок он собирался позже, в данный же момент необходимо было встретиться с одним важным партнёром по челночному бизнесу. Через десяток минут гость был уже на месте. Фасад сравнительно небольшого каменного дома был раскрашен затейливым геометрическим узором, что в мире Пролга однозначно указывало на то, что хозяин занимается вполне легальным, уважаемым делом — колдовством. Ухоженность дома, позолота элементов декора, солидная, украшенная бронзой дверь указывали на то, что дело приносит хозяину неплохой доход.
Стучать в дверь не пришлось — умное заклинание знало желанных гостей. Дверь бесшумно отворилась, значит, хозяин дома. Болт удовлетворённо кивнул и вошёл в небольшую комнату, освещённую настенным бра, в патронах которого были вкручены обычные электрические лампочки «свечки» — один из товаров, поставляемых в Пролг Болтом и другими челноками тропы. С электричеством же в Пролге было довольно просто, некоторые колдуны научились делать магические устройства, очень долго вырабатывающие электроэнергию.
— Привет, Болт. Присаживайся — сначала угощение, затем дела, если ты, конечно, не торопишься.
— И тебе привет, Хлавир. От угощения не откажусь, проголодался, да и грех отказываться от стряпни почтенной Глары, редко кто умеет так готовить. Как её здоровье, кстати?
— Уже намного лучше. Я поражён, но твоё лекарство сотворило настоящее чудо. Человек, болеющий риггой, у нас считается безнадёжным. Есть одно средство — отвар плодов тима, но сиё растение можно найти только на архипелаге туманов. Ты, наверное, наслышан об этом страшном месте? Но я не о том — твой тетрациклин,(это ж надо такое слово придумать, тьфу!) поднял мою Глару с постели уже на второй день. Она говорит, что уже совсем здорова, но я пока остерегаюсь, пусть ещё подлечится немного. Кстати, сразу даю заказ на крупную партию сего чудодейственного лекарства. Цену предложу хорошую, не обижу.
— Договоримся. Тетрациклин буду поставлять только тебе, если конечно сойдёмся в цене. Но за другие лекарства не обессудь. Я ведь точно не могу знать, какие из них действуют в вашем мире, поэтому буду поставлять разные препараты, разным людям, методом проб и ошибок. Ошибки могут быть весьма неприятными — некоторые лекарства имеют сильный побочный эффект, от которого и умирают иногда. В вашем же мире этот эффект может приобрести самые неожиданные формы. Человек, употребивший непроверенное лекарство, очень рискует. Однако рискую и я, потому что могу стать объектом мести со стороны пострадавшего.
— Болт, ты мог бы говорить проще? Даже я, со своим академическим образованием иногда с трудом понимаю тебя, что же сказать о простом народе, с которым ты общаешься?
— С простым народом я и разговариваю по-другому, Хлавир. А ты уже должен привыкнуть. Товар я тебе приношу непростой, требующий иногда сложной, непривычной тебе терминологии.
Хлавир скривился как от зубной боли, услышав последнюю фразу гостя, но промолчал.
На какое-то время собеседники занялись трапезой, затем Болт продолжил:
— Я принёс на пробу пару новых вещичек. Уже проверил — в вашем мире не работают. Возьмёшься оживить? Если сумеешь, цена на тетрациклин будет гораздо демократичнее.
— Вот никак тебе не обойтись без этаких словечек, — буркнул Хлавир. — Нет бы, сказать — цена будет меньше. А то «демократичнее»! Глядишь — и я стану так разговаривать, на тебя глядя. Люди засмеют, поди. Однако возьмусь, конечно, мне самому интересно возиться с твоим товаром. Хотя, сам понимаешь, гарантий нет никаких. Очень может быть, что товар твой совсем испортится, потому не будет действовать уже и в твоём мире после моей обработки.
— Да и хрен с ним, с товаром таким. Я же его обратно не потащу, назад-то я несу уже ваши товары. Но жалко, если не получится, ведь выйдет, что тащил сюда лишний ненужный хлам, вместо которого можно было взять нечто проверенное, уже дающее доход. Но коммерческий риск в моём челночном деле неизбежен. Как и риск для жизни, к моему глубокому прискорбию.
— Ага, кстати о риске. Что нового на тропе к Земле? По моим сведениям, там должны были появиться новые «творения» известного тебе колдуна Ревдала. Не знаю, что он там изобрёл, (вот я уже твоими словечками стал бросаться), но говорили, что-то очень отвратительное и опасное. Убийцы-модификанты, дескать, не оправдали его ожиданий, так он решил порадовать нас чем-то новеньким.
— Нового ничего не встретил. А вот горгону и тех же модификантов имел «счастье» узреть. Интересны твои слова насчёт "не оправдали ожиданий"… Наводит на определённые мысли. Если мысли правильные, то о том, что я здесь уже знают мои недруги. Причём к недругам стоит отнести и упомянутого Ревдала.
— Не знаю, что натолкнуло тебя на подобную мысль, но Ревдал, как бы это сказать… никому не друг. Он любит только себя и свои творения. А уж если он твой недруг, то радости в этом мало — скорее надо бежать куда подальше. Только от Ревдала сбежать трудно, уж больно он силён в своём ремесле. Я, по крайней мере, ему не ровня.
— Ты не первый, кто сегодня предложил мне бежать подальше из Хаттана. И недругов у меня очень прибавилось почему-то. Возможно Ревдал не самый страшный из них.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.