Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52230
Книг: 127951
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Единственная дракона»

    
размер шрифта:AAA

Светлана Бурилова
Айлине дракона

Предисловие

Странно устроен наш мир: тот, кто с детства верит в сказки, в чудо, в волшебство и несёт эту веру сквозь года — практически никогда не бывает счастлив. Как, уж не знаю правильно или нет, решили психологи — мечтающие люди слишком оторваны от жизни и не хотят жить реальной жизнью, замещая реалии на витание в облаках. Интересно, а задавали ли они себе вопрос о том, что эти «мечтатели» просто устали от серого быта, и у них нет возможности раскрасить свою жизнь по-другому, ну, скажем там поездками на курорты, походами по магазинам, выставкам и так далее…
Так что получается, обычный среднестатистический человек легко попадает в так называемую группу «мечтателей». И я, получается, из их числа.
К чему это я…
Ах, да. Когда я была ещё маленькой… Так начинается большинство историй, якобы, чтобы лучше понять характер главного героя или героини. Конечно, детство накладывает определённый отпечаток на нашу личность. Но главное, я так считаю, какие люди окружают тебя в течение жизни. Именно благодаря общению с людьми формируется твой характер. Если ты по большей части окружён «настоящими» людьми, добрыми, но строгими, понимающими, считай, повезло, то доброе зерно, что заложено в каждом из нас, обязательно прорастёт.
Мне повезло — хороших людей в моей жизни было больше чем плохих, может, поэтому сильные беды и потрясения обходили меня стороной. Ну, бывало, конечно, и гадости в ответ на добрые дела. Ну да кто старое помянет… Не привыкла, как не «учили», долго помнить обиды.
Итак,… я всегда была мечтательницей, с возрастом научившись отделять фантазии от реальности. Ещё бы, тётке под сорок, а всё «помечтульки», переведённые в разряд фантазий. Жизнь более менее налажена, работа, дом, работа. Друзья? Есть, конечно. Семья? Вот тут — увы! Как то не случилось. Нет, мужчины были, но ни один из них не вызвал чувства большего чем симпатия, поэтому отношения заканчивались не успев начаться. Душа и сердце просили иного — ЧИСТОЙ-ЧИСТОЙ, БОЛЬШОЙ-БОЛЬШОЙ, а другой мне и вовсе не надо. Так вот и осталась одна: ни семьи, ни детей. Детей хотелось, но лишь одна операция перечеркнула всё. Детей могу иметь, только если возьму приёмных, но это ответственность, на которую вряд ли отважусь.
Так бы и длилась моя жизнь, серо, буднично, если бы однажды…

Глава 1

Этот вечер был обычным. Посмотрела по телику кино, выпила снотворное, и потихоньку отключилась.
И снится мне уж совсем невероятное, будто бы я беременна. И чувство такое интересное, словно внутри маленький комочек света, живой, тёплый. Такое счастье охватило. И боязнь проснуться.
— Нравится? — словно прошелестело вокруг.
— Да, — а что ещё можно было ответить.
— Поменяемся? — ехидно.
— Да, — не совсем понимая о чем, прошептала я.
И в тот же миг, будто сотни игл вонзились во всё то, что представляла собой я. Казалось, меня вынимают, вырезают, выдёргивают из тела. Попыталась кричать, но звука не было. И когда вокруг стала сжиматься тьма, со всех сторон ко мне потянулись миллионы лучиков света, тёплого, живого и…я проснулась.
— Вот ё…
Ни стен родного дома, ни родной постельки… Лишь огромная комната с высоким потолком, и я с огромным животом. Осторожно провела ладошкой по неожиданным округлостям, так и есть — беременна.
— Госпожа проснулась?
Резко вскидываю голову. У края огромной кровати, на которой я возлежала, стояла симпатичная женщина средних лет. Как то сразу пришло ощущение, что это хороший человек.
— Что то желаете? — прозвучало почему-то холодно.
— Э… — растерянно пробормотала я. — А можно что-нибудь попить.
Женщина как-то странно взглянула на меня, будто ожидая чего-то другого, потом пожала плечами и вышла на несколько минут.
С трудом продвинувшись к краю кровати, опустила ноги на пол, ощутив голыми ступнями мягкий ковёр. Встала, привыкая к тому, что центр тяжести сместился в район живота. Сделала шаг, чуть не опрокинулась назад. Не поняла… Кажется, что-то не так, и дело вовсе не в неожиданной беременности. Огляделась. Так вон вроде зеркало. Уточкой просеменила до оного предмета и застыла — из зеркала на меня смотрела не я. Поморгала. Помахала ручкой. Отражение сделало то же самое. Ущипнула себя побольнее. Охнула — больно. Значит, не сон. Значит, я теперь такая. Решила рассмотреть новую себя получше.
Красивая вроде. Высокая, стройная, если не считать живота. Красивые глаза, голубые. Фу, не очень мне нравился этот цвет, привыкла как то к своим карим. Ну да выбирать не приходится. Губы пухленькие, ничего такие. Даже вытянула трубочкой и сделала себе воздушный поцелуй. Брови и ресницы густые, тёмные. Волосы… Н-да, блондинка. Оно, конечно, красиво, но не хочу быть блондинкой. Дёрнула недовольно себя за прядку. И не поверила своим глазам, которые вдруг словно огнём опалило. Зажмурилась, резь в глазах не проходила, от боли потекли слёзы.
В этот момент скрипнула дверь и знакомый уже голос обеспокоенно произнёс:
— Госпожа, вам плохо? Зачем вы встали одна, нужно было меня дождаться.
Теплая рука дотронулась до моего плеча. Боль прошла как то сразу быстро, словно прикосновение растворило её. Распахнув глаза, с благодарностью взглянула в расширившиеся почему то в удивлении глаза напротив.
— Что?… пробормотала я.
— А… Э… Ох, ты ж…
Мгновение и посетительница мчится к двери. Я хмурюсь и поворачиваюсь снова к зеркалу.
— Ух, ты ж… — вырывается невольно. У меня синие, СИНИЕ глаза. И волосы… Тёмно-рыжие… Мои собственные.
Смотрю в ступоре. Хм, а я так себе больше нравлюсь. Но вот чувствую, что-то я себя не очень, словно вот-вот буду в обмороке, глубоком. На то, чтобы дойти до кровати, сил нет; падать нельзя — ребёнок. Прислонилась спиной к зеркалу, пытаясь удержать сознание, но оно всё одно поплыло в неведомые дали. Последнее, что помнилось, раздражённый, но очень красивый голос: — Идиотка! Опять за своё!

Глава 2

Ярромиэль задумчиво постукивал пальцем по подбородку, читая послание дяди. Предложение было интересным, если не сказать, заманчивым. Обдумывая письмо, Ярромиэль всё больше склонялся к мысли принять предложение. И подальше от этой мегеры жёнушки будет, и появиться время подумать, как себя вести с ней. Одно ясно, воспитывать своего сына он ей не позволит. И плевать, что ребёнок не будет драконом, меньше от этого он любить его не станет. Может, через поколение-два, драконья кровь победит проклятую материнскую, и его внуки или правнуки станут настоящими драконами.
И как угораздило жениться на ведьме Эниллин. Да, вначале она нравилась Ярромиэлю. Нежный голосок (оказавшийся визгливым и наполненным презрением сразу после свадьбы) ласкал слух, голубые глаза опаляли невинностью впервые пробуждающейся страсти (оказалось, невинность тоже была ложью, порочность невесты проявила себя на следующий день после брачной ночи).
Если бы не драконья кровь, ему бы пришлось всю жизнь сомневаться, его ли ребёнка ждала жена. Сейчас, спустя год после свадьбы, Ярромиэль утвердился в подозрении, что женился он не по своей воле. Наверняка артефакт Геррюззы. Ничто другое не могло повлиять на кровь дракона, способную выжечь любое заклинание любовной связки. Тому доказательство, что его ещё не родившийся ребёнок — не дракон. Одно из доказательств, и не самое весомое.
Но хуже всего, что эта дрянь не желает ребёнка. Лишь благодаря угрозам малыш всё ещё жив. А попыток избавиться от беременности было не мало. Нет, их было слишком много.
Главное дождаться родов, а потом…
Что будет потом, Ярромиэль придумать не успел. Быстрый стук, и в открывшуюся дверь влетела Минниэль.
— Господин, там…
Ярромиэль нахмурился, наверняка, жёнушка выкинула очередной фортель.
— Ну?
— Вам лучше самому посмотреть.
Что ещё могла устроить эта ненормальная?!
Едва переступив порог ненавистной комнаты, дракон чертыхнулся, Эниллин падала ему навстречу, её глаза были закрыты, а руки обнимали живот. Сердце дракона пропустило удар, если она упадёт, ребёнок погибнет. В долю секунды Ярромиэль оказался возле жены, едва успев подхватить падающее тело.
— Идиотка! Опять за своё!
Ну, чем он насолил богам, что они послали ему ТАКОЕ наказание. Злость и беспокойство настолько сильно захватили Ярромиэля, что он не сразу заметил перемены во внешности супруги. Лишь когда Минниэль молча прикоснулась к голове лежащей госпожи и в восхищении вздохнула, дракон в недоумении застыл — снежно белые волосы жены стали медово-рыжими, словно наполненными по-летнему тёплым солнышком. Протянув руку, Ярромиэль коснулся медовой прядки, зачарованно пропустил её сквозь пальцы. Локон, словно лаская, обвился вокруг его пальцев. Это было странно. Никакой магии мужчина не чувствовал, а без неё Эннелин не смогла бы так измениться.
— Господин, что это?…
— Пока не знаю. Надо подождать, когда она придёт в себя. Останься с ней и пригласи кого-нибудь себе на смену, нельзя оставлять госпожу одну. Если ещё что произойдёт, сразу известить меня, не выясняя, что и почему.

* * *

Пробуждение было необычным, если не сказать странным. Мягко, тепло… и тесно. Открыла глаза: высокий красивый потолок. Значит, не приснилось. Я по-прежнему неизвестно где. Ощупываю живот. Беременность на месте. Со всех сторон кто-то ласково жмётся ко мне и поскуливает. Что за!.. Пытаюсь приподняться. Ага, счаззз… Волосы от подушки не оторвать, потому что на них тоже кто-то лежит. Не, не поняла, что за фигня…
— А ну кышшшш, — прошипела строго.
Со всех сторон от меня обиженно пискнуло и зашелестело, будто десяток перепуганных птах неожиданно сорвалось с места. Приподнялась. Ух, ты!!! Действительно, оказалось вокруг меня на красивых, словно стрекозьих крылышках парили в воздухе необычные существа, более похожие на земных щенков. Вернее парили не сами «щенки», а полупрозрачные птахи, держащие в лапках-ручках ещё не зрячих крылатых пёсиков. Поудобнее устроившись на подушках, с улыбкой разглядывала малышей. Видя, что я успокоилась, птахи радостно защебетали и снова ринулись ко мне, обкладывая меня «щенками». Какие все милашки! Так бы и затискала! Один малыш попытался залезть на меня, скуля и забавно тыкаясь носиком. Осторожно взяла маленькое тельце на руки. Ярко рыжее чудо застыло у меня в руках, словно пытаясь понять, не грозит ли ему беда. Затем крошечный носик ткнулся в ладонь, розовый язычок лизнул кожу, головка щенка склонилась на бок, казалось, о чём-то задумавшись. На несколько секунд тельце словно застыло. Раздался счастливый «гавк», и глазки щеночка раскрылись, уставившись точнёхонько в удивлённые мои. Что произошло затем, я не совсем осознала. В голове зашумело, очень похоже на настройку волны радио, и радостно-нежный голосок произнёс (прямо в голове): «Я родился, хозяйка!!!» В совершеннешем шоке открываю рот: «Кто это?… Ты это мне?!» «Да, это я, твой СВЕРХ! Ты держишь меня в руках». В обалдении смотрю на этого… сверха. «Мы теперь навсегда, я твой защитник, хозззяйка! Сверх защитит своего дракона!» «Кого?», — оторопело просипела я. «Вас. Ведь хозяйка — дракон. Самый лучший и красивый — золотой, королевский».
Это что же это? Я получается теперь дракон. Ну, то, что я в другом мире, понятно. Как тело стало другим, предполагаю. Но то, что я ещё и дракон, мозг воспринимать отказывается. Что ж получается, все фэнтези — книжки, что пачками поглощала по ночам, в чём-то правдивы. Мы, люди, подсознательно верим во всех «сказочных» героев. Но когда в действительности сталкиваемся с чем-то необычным, отказываемся верить в него до последнего.
Только вот этому странному созданию, назвавшему себя сверхом, я поверила, и что самое странное, восприняла произошедшее, как само собой разумеющееся. Словно знание, что я всю жизнь являлась кем — то большим, чем человек, всегда было рядом, где-то на задворках сознания.
Радужные пичужки радостно чирикали вокруг меня. В этот момент раздался звук стукнувшей о стену двери, и я вскинула голову, продолжая умильно улыбаться своему сврху. Челюсть тихонько падала вниз, а глаза распахнулись от увиденного: в проёме двери гневно сверкая красивейшими сиреневыми… СИРЕНЕВЫМИ!!!.. глазами стоял потрясающий мужчина. Ох, мамочки, держите меня семеро! Сердце, не стучи так сильно, оглохну… Гормончики, не шалите… Может, мужчинка занятый, и не про нашу честь.

— Что опять здесь происходит? — рявкнул мужчинка. Блииин, даже голос потрясный. Только зачем орать, я на слух не жалуюсь.

— Эээ, здравствуйте?… — пискнула я, хотя почему же пискнула, вышло нежно, только как то неуверенно.

— Здравствуйте? Всех на уши поставила, и здравствуйте, — возмущённо взвился красавчик.

— Я? — удивлённо хлопаю ресницами. — Но я ничего… лежу,… а они тут вдруг все,… а потом малыш глазки открыл, и всё.

— Минниэль, как тут оказались щенята сврхов? Какого тут вообще происходит?
Давешняя женщина, которую я увидело после первого пробуждения, растерянно развела руками.

— Они вдруг все разом сюда перенеслись. Как будто новый дракон родился. Я сама ничего не понимаю. Сейчас всех разгоню.

Женщина хлопнула в ладоши и звонко мелодично свистнула, пичужки недовольно чиркнули и исчезли вместе с малышами, за исключением моего нахохлившегося щенка, сидящего в ладонях. Женщина растерянно оглянулась на мужчину: — Господин… этот запечатлён…

— Что? Как? — злобно прошипел красавчик. — Ты не дракон, ты не могла запечатлиться со сверхом.

Вот гад. И что я ему сделала. Хотя, может та, с кем я поменялась во сне местами, тут наследила. От размышлений меня оторвали руки, пытавшиеся меня хорошенько встряхнуть, да так сильно, что чуть зубами не клацнула.

— Отвечай, мерзавка.

— Пусти, ненормальный. Ничего я не делала, — возмущённо выдохнула, и попыталась отпихнуть придурочного свободной рукой. Ага, счаззз. Эту глыбу каменную фиг сдвинешь.

Поднимаю раздражённый взгляд на психованного красавчика, и вижу, как его физиономия сначала обалдела, потом побледнела. Он не отрываясь, смотрел мне в глаза.

— Ты кто?

Наконец-то, правильный вопрос. Только вот как на него ответить? Решила пойти по пути наименьшего сопротивления и сказать первое, что пришло на ум.

— Я? Вроде, дракон.

— Дракон? Значит, ты не моя жена.

— А что, должна была бы? — идиотский вопрос с моей стороны.

— Моя жена — беременная блондинка и совсем не дракон.

Не, ну, нормальное сочетание «беременная блондинка», типа дура, но в квадрате. Я хоть и не блонди, да как то за женский род обидно стало. Похоже, нарвалась на очередного шовиниста. И что делать, я тут никто, звать меня никак, лежу такая вся на постели его жены, с которой похоже и поменялась телами, но как то не правильно при этом. И ни одной рассудительной мысли, что делать и как быть. Так, надавим на чувство жалости.

— Я тоже беременна, — указываю на неоспоримый факт. Только вот как сказать, что ребёнок его. Не поверит. Может и прибить нафиг.

— Не слепой, — опять рявкнул красавчик. Потом ехидненько так усмехнулся: — Только не говори, что отец — я. Уж тебя бы я в своей постели запомнил. Но я и знать тебя не знаю.

— Кто знает… — протянула я в ответ. Эй, а зачем так больно хвататься, не хватало ещё синяками обзавестись.

— Быстро ответила, кто отец ребёнка, кто ты вообще такая и как сюда пролезла!!!

Что-то я как-то струхнула. А попробовали бы не испугаться, когда на вас ТАК орут, и смотрят глазами с вертикальными змеиными зрачками. Оно, конечно, и красиво в то же время, но всё равно жутко.

Пытаюсь изобразить обморок. Да куда там. То ли я актриса не важнецкая, то ли мужик попался слишком умный. За шкирку меня тряхнул и изрёк: — Ну?

— Хорошо. Только сразу предупреждаю, я тут не при чём. В общем, так, я легла спать, проснулась тут беременной, а потом прилетели птички и принесли щеночков. А тут вы.

— Как ты тут оказалась, я ещё выясню. Но кто отец ребёнка ты так и не сказала.

— Э-э, вообще-то, думаю, вы.

— Что?! Да как ты смеешь врать мне, дрянь! Минниэль, выбрось её вон отсюда!

Тихонечко отползла и бегемотиком слезла с кровати. Ну, раз собственное дитя ЕМУ не нужно, и не надо. Сама воспитаю. Всего несколько часов как беременна, а уже ощущаю любовь и нежность к малышу, от которого отказалась мать, а теперь, кажется, и отец. Молча подхожу к двери, прижимая к себе тельце сверха.

— Куда пошла?

Хм, неожиданный вопрос.

— Вам то что?

Выхожу за дверь. Так, а где у нас выход из этого здания, дома, замка или как его там называют. Коридор. Длинный. Вправо или влево? Не, налево как то не тянет. Значит, идём направо. Не успела сделать и двух шагов, как сзади на плечи опустились тёплые ладони.

— Вернись в комнату. — Усталый вздох. — У меня ещё есть вопросы.

— Зачем? — даже не пытаюсь обернуться. — Мои ответы вам не нравятся.

— Мне не нравится, когда мне лгут.

— А вы уверены, что я лгу?

* * *

— А вы уверены, что я лгу?

Ярромиэль нахмурился. Что-то действительно не так. Его взбесило утверждение, что он успел сделать ребёнка этой рыжей киске. На память он не жалуется. После единственной ночи с женой у него никого не было. Но было что-то в тоне, каким незнакомка высказала своё утверждение. Что ж есть способ всё узнать. Не хочется вновь пользоваться обрядом крови дракона, с прошлого раза воспоминаний хватило, но видно придётся.

— Идём.

Дракон властно приобнял девушку за плечи и легонько подтолкнул её назад к комнате.

— Вот ещё! — возмущённо вспыхнула девушка и попыталась вывернуться из неожиданных объятий. Ярромиэль ухмыльнулся: кто ж ей позволит! Честно говоря, обнимать рыженькую было приятно. Практически втащив девушку в комнату и устроив её на кровати, попытался забрать сверха, который мог помешать обряду. Но тот, хоть и был ещё малышом, неожиданно цапнул мужчину за палец.

Ярромиэль одобрительно усмехнулся: — Хороший страж вырастет. Ну-ну, мелкий, никто твою хозяйку обижать не собирается. Минниэль возьми сверха…Так, а теперь ты, рыжик. Оголяй животик.

— Что??? — чуть не задохнувшись от возмущения, вскрикнула та. — А тебе больше ничего не надо?

— Надо же мне проверить мой ли это ребёнок. Воспользуемся обрядом на крови, — пояснил Ярромиэль, придвигаясь к девушке.

— Может, ещё в жертву меня принесём?

Высказалась. Как маленькая прямо. Скоро родить, а туда же. Детские капризы.

— Ну же!

— А по-другому никак? — с надеждой протянула рыженькая.

— Тогда надо ждать, когда появиться ребёнок. А ответы мне нужны сейчас. Так что давай пузиком кверху. Пара минут — и всё узнаем.

* * *

Блин, вот попала. Придётся оголяться. Забираюсь подальше на кровать, накрываю нижнюю часть себя одеялом, откидываюсь на подушки. Задирая подол так, чтобы были видны только неожиданно приобретённые округлости. Одна из бровей красавчика приподнялась, а сам ехидно так скалится. В голове же одна мысль только — не покраснеть.

Брюнетик же в это время достал ножичек, не маленький такой и наверняка остренный, и чикнул себе по ладони. Фу, с детства не выношу смотреть, как режут по живому. Зажмуриваю глаза и чувствую, как горячая ладонь ложится на оголённую часть тела.

Приоткрываю один глаз, и тут же распахиваю второй. Там, где меня касалась чужая ладонь, появляется золотистая дымка. Красиво!!! Бросаю взгляд на красавчика, его глаза закрыты, губы шепчут что-то, что не разобрать. С виска по щеке стекает крупная капля пота, видимо, не легко ему даётся этот обряд. Животу вдруг становится щекотно. Хихикаю, пытаюсь поёрзать. Ладонь придавливает меня чуть сильнее. И именно этот момент выбрал малыш, чтобы слегка пнуть своего недоверчивого папашку, глаза которого широко распахиваются (а и красивые же они у него, чую, сердечко моё уже трепещет, так не далеко и до «беды»).

— Мой… — улыбается счастливо.-…Дракончик, — удивлённо. Пристально смотрит на меня.
— Но как? Я чувствую, что это тот же ребёнок, которого вынашивала Эниллин. Только он не был драконом. Ничего не понимаю…Минниэль беги к Реммилию, пусть созовёт старейшин к Белому камню, потом вернёшься и поможешь госпоже собраться и проводишь её в Голубой зал.
Минниэль кивнула и выскользнула за дверь.
Так, по-видимому, обряд закончился, чего же ладонь с меня не убирают и пристально так разглядывают. Что-то как-то неудобно себя чувствую. Не глаза — рентгеновские лучи. Опускаю смущённо ресницы, пытаюсь оправить одежду. Ехидная улыбка в ответ, но рука всё же покидает мою округлость. Натягиваю одеяло повыше, устраивая на груди сладко посапывающего сверха.

— И как зовут нашу мамочку-дракона? — раздаётся тихий вопрос.

— Раньше звали София и я не дракон, я человек, — отвечаю недовольно.

— Хм, София… человек? Похоже не только. Сверхи не ошибаются. Они могут стать хранителем только у дракона. Твой сверх ещё малыш, из чего следует вывод — твоя драконица только родилась. Хранитель будет взрослеть вместе с ней, а так как ты явно не младенец, взрослеть им придётся быстрее, чем обычно и не всегда безболезненно для тебя. Сейчас пойдём к старейшинам, они тебе всё лучше объяснят. Ничего не бойся и слушай внимательно. Да и имя тебе придётся сменить. Подумай, как ты хочешь, чтобы тебя называли, и на совете старейшины тебя именуют, как это делают с новорожденными. А второе имя получишь, когда взлетит твой дракон. Кажется, Минниэль сейчас вернётся. Увидимся на совете старейшин.

Брюнет уходит, оставляя меня в замешательстве. Легко сказать, придумай себе имя. Сползла с кровати, подошла к зеркалу. Стою, разглядываю. И я себе нравлюсь. На вид не больше восемнадцати-двадцати (от моих-то человеческих сорока), кожа светлая (как и в прежней жизни), рост чуть выше среднего человеческого. Лицо притягательное, симпатичный носик, чуть длиннее идеала, нежный овал лица, красивенные ярко синие глаза. Густые длинные цвета тёмного золота волосы заплетены в вычурную косу. Какое же имя мне подойдёт? Так, вспоминаем фэнтезюшные книжки, какие там имена у героев?… И почему в голову ничего не приходит?! Хм! Ну! Угу! Вот!!!

— Лансониэль, — произношу, словно пробуя на вкус придуманное. Красиво. Как то сразу по душе. Что ж, пусть так и будет — Лансониэль.

Глава 3

Зал. Огромный, более похожий на каменный грот, где свод потолка теряется в недосягаемой высоте, а серебристые стены кажутся отполированными до блеска. Кажется, что холод должен наполнять пространство зала и забираться под любую утеплённую одежду, но этого не было, ощущалось лишь приятное тепло. Мне было хорошо. Представилось даже, что будь у меня крылья, я бы воспарила к самому своду потолка или стала кружиться, подобно порхающему с цветка на цветок мотыльку. Странное ощущение.

— Дитя! — раздалось где-то над головой. Подняв глаза к месту откуда шёл голос, недоумённо хмурюсь: разглядеть говорившего не представлялось возможным, так как чуть выше середины стены находилось большое широкое углубление, более похожее на театральный ярус и находящееся практически в затемнении.

— Дитя! — вновь произнёс голос. — Пройди в центр.

Решила послушаться. Как и было, предложено прошла в центр зала, где на красном с голубыми прожилками каменном возвышении в выбитом, в виде чаши, углублении лежал молочно-белый овальный камень размером в две стандартные человеческие головы.

— Приложи руки к Нейлин.

— Куда?

Нет, я действительно дебилка, итак ясно, что говорят о белом камушке. Ладно, не будем казаться глупее, чем есть на самом деле. Прикладываю руки, куда сказано. Сначала ладоням становится щекотно, хочу отдёрнуть руки, но не могу. Ощущение такое, будто они стали естественным продолжением камешка. Интересненько!.. И главное почему-то совсем не страшно, и до ненормального любопытно, что будет дальше.

Через десяток секунд кончики пальцев обожгло болью, которая, правда, тут же прошла. А от пальцев к ладоням и дальше по локтям ко всему телу понеслась тёплая, согревающая волна радости, будто в меня влилась недостающая часть меня, моей сущности. Потрясающее чувство цельности себя!

Оу, а почему мои руки стали золотыми, того самого, дорогого цвета червлёного золота? Красиво!..

— Любопытно…

— Хорошо…

— Через столько лет…

— Невероятно…

Голоса раздавались со всех сторон надо мной. Что ещё за загадки? А камешек под моими руками между тем стал менять цвет. Даже нет, не так. Менять, мешать в себе цвета. Представьте себе этакий калейдоскоп меняющиеся, вливающиеся друг в друга все цвета и оттенки радуги. Мешанина некоторых оттенков нравилась, некоторых оставляла равнодушной. А пара-тройка заставила восхищённо выдохнуть. Внутри же меня родилось собственническое чувство, заставив чуть ли не прорычать: «МОЁ!!!!!»

— Можешь идти, дитя. Отныне и впредь ты — Лансониэль А*миане Н*уаторре, золотой дракон.

* * *

— Миэль, мальчик мой, я настаиваю. Её необходимо учить. Сущность дракона пробудилась слишком поздно и Лансониэль необходима помощь.

Ярромиэль недовольно хмурил брови.

— Ей необходимо родить моего сына!

— И это тоже. И нам необходимо уповать на прародителей, чтобы её драконица не стала проявлять себя и просыпаться до или сразу после родов. Девочке и так будет сложно.

— Я понимаю. Рождение дракона не всегда проходит легко.

— Дело не в этом, Миэль. Думаю, роды пройдут спокойно. А вот пробуждение драконицы… Здесь сложнее. Предполагаю, что возможно у девочки будут возникать внезапные дикие боли. Лансониэль понадобится вся её выдержка и терпение, а также наша поддержка и совершенно новая формула лекарства, что мы даём драконам-подросткам.

Ярромиэль посмотрел в глаза собеседнику.

— Всё настолько серьёзно?

— Да. Необходим постоянный контроль. При любом признаке проявления драконьей сущности — лекарство, сон и покой. Я конечно, надеюсь, что всё обойдётся, но перестраховка не помешает. Отправь Иллиэля в Синее ущелье, пусть привезёт синий мох. А заодно заглянет к своей тётке. Думаю, у неё ещё осталась настойка соттэ. Пригодится. А ещё лучше, если уговорит её прилететь самой. Иди, внук.
Ярромиэль вышел.

«Ты ещё поймёшь, мальчик, как тебе повезло», — подумал про себя оставшийся дракон.

«Необычная девочка. Способности к магии огня, воды и воздуха. Способности, которые ещё не проявили себя, но с которыми придётся учиться обращаться. Не вылетевший дракон, беременность, непростой характер Ярромиэля… Да, девочка, лихо подставила тебя бывшая носительница твоего тела. Ну, да ничего. Будем надеяться, что всё обойдётся. Наверняка, драконица выйдет чудная. Руки вон золотом сияли. Держись, внучок, за её внимание тебе придётся сразиться не с одним драконом. Тем более ещё придётся теперь решать, законная ли девочка ему жена».

* * *

Мне вот интересно, дали имя, обозвали золотой дракошей. И всё? А то, что я, вообще-то, всю жизнь прожила человеком, чувствую себя человеком, думаю, как человек, не в счёт? Почему никто не объяснил, что меня ждёт? Что значит — БЫТЬ драконом? Что значит — родить дракона? И жена ли я дракону? Кто я в этом мире? Что это за мир? Вопросы, вопросы и ещё раз вопросы. Плыть по течению или добывать информацию самой? Быть той, кем меня захотят видеть, или той, кто я есть? Ну, хотя бы на этот вопрос есть ответ, однозначный — я была, есть и буду самой собой. Потому что, переставая быть собой, я перестану БЫТЬ, как бы это не звучало.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Поха о книге: Оксана Панкеева - Пересекая границы
    Мне понравилась вся серия. Хотя я не очень люблю ЛИТРПГ, но эта серия зашла. И не смотря на то, что книг аж 13 мне они не надоели. Герои хорошо прописаны, мир логичный, поступки и характеры героев не бесят. Так что мне понравилось.

  • laro4ka83 о книге: Светлана Суббота - Шесть тайных свиданий мисс Недотроги
    Очень классный роман. Приятно читается

  • Limarko о книге: Бром - Потерянные боги
    Глоток свежего воздуха среди рек историй. Книга которая на столько увлекает, что начинаешь верить именно в такую созданную реальность. Другие 2 книги автора также стоят внимания.

  • Limarko о книге: Патрик Ротфусс - Имя ветра
    Также прочитала из-за отзывов и рекомендаций. И для меня данное произведение оказалось не интересным, читая скорее больше возмущалась о затянутости, предсказуемом сюжете и скучных персонажей. И какое мое было возмущение, что наконец добравшись до последних страниц я так и не увидела хоть намека на раскрытие сюжета. Книга на любителя, пожалела что потратила время.

  • Поха о книге: Натаэль Зика - Муж на сдачу
    Прочитала половину книги и больше не смогла. Герои на редкость неприятные. Мужик в котором слог "жи" хочется заменить на "да", типичный трутень. Главная героиня полнейшая рохля, продать за бесценок дом (единственное свое имущество), поехать с этим мужиком решать его проблемы на ее деньги, и он при этом переживает как же он будет без любовницы. А эта курица готова, кроме денег, ещё и телом своим обеспечивать его комфорт. Мне стало противно.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.