Библиотека java книг - на главную
Авторов: 43734
Книг: 109126
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Игра без Правил»

    
размер шрифта:AAA

Игра

Д. Ман

«Тембр голоса уникален, как генетический код. Он может много рассказать о человеке. Нет двух абсолютно одинаковых по тембру голосов. Чем больше обертонов в голосе, тем ярче и красочней голос. И если это сочетается с правильной дикцией, голос просто завораживает»
(из учебного пособия для учащихся начальной школы Острова.)
Дизайнер обложки О. Макаров

© Д. Ман, 2017
© О. Макаров, дизайн обложки, 2017

ISBN 978-5-4490-0558-8
Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

«Прелюдия» (с лат. в музыке prae… – перед, ludus – игра) или перед игрой

«Когда началась Игра? Десятки тысячелетий назад. И началась она в центре галактики. В её мозговом центре. Величайшие умы величайшей галактической цивилизации, в которую входили сотни планет, решили создать Игроков. Намерения, как всегда, были благими. А не благими ли намерениями и добрыми делами выстлана дорога в ад? Решение принималось выдающимися умами членов Совета. Они же были представителями всех наиболее развитых планет галактики. Эти планеты располагали высочайшими технологиями во всех отраслях науки и использовали эти технологии на благо галактической цивилизации, на благо каждого индивидуума с сотен планет. Не вмешивался Галактический Совет только в миры удаленные и малоразвитые, считая, что те находятся на слишком ранней ступени развития, чтобы понять и принять совершеннейшие технологии. К таким планетам относилась и голубая планета на окраине Млечного пути, которую местные жители называли просто «Земля», а галактические умы именовали «Дикие земли».
Слово взял представитель Совета по науке:
– Цивилизация галактики находится в состоянии застоя. Прогресс идёт неспешным ходом. Нет изобретений, которые бы кардинально что-то изменили, и были бы стартом для перехода на новую ступень развития. Все планеты нашей галактики заселены людьми, отличия между видами незначительны, но во вселенной множество галактик, о некоторых, разумных, дружественных существах нам известно, но что представляют другие… не несут ли они угрозы…. Мы собрались здесь, чтобы обсудить эту проблему. Какие ваши предложения?
– Социологические исследования показывают, что народы планет галактики в целом довольны своей жизнью. Нет больных, голодных, люди много путешествуют… живут в своё удовольствие…
– Спокойно деградируют, – перебил советника по социологии другой участник Совета.
– Ничего нового…, все пользуются благами цивилизации, ничего не давая взамен, в исследованиях заняты небольшие в размерах всей галактики группы индивидуумов… В древние времена было слово «иждивенцы», так вот оно сейчас подходит для большинства. Нужны новые мозги, свежие идеи. А откуда им взяться… Перефразируя известную поговорку скажу «сытое брюхо к науке глухо…». Известно испокон веков, что человека заставить что-то делать может только борьба за выживание его самого и его вида.
– Так ты что же предлагаешь вернуться к истокам цивилизации, когда сильные подавляли слабых, искусственно лишить людей всех благ, вернуться к голоду и хаосу…
– Нет, у меня другая идея. Встречали ли вы азартных людей или другими словами авантюристов и игроков?
– Среди развитого населения галактики, я имею в виду высокотехнологичные планеты, их нет. Есть, конечно, такие, которые любят поиграть в азартные игры, но, не заигрываясь, в рамках разумного…
– На слаборазвитых планетах, в делах которых мы, если и участвуем, то мало, есть авантюристы и игроки. Предлагаю новый проект по генетическому усовершенствованию человека. Соединить гены лучших из людей галактики с генами самых азартных игроков окраинных планет.
– Под словом «лучшие» ты подразумеваешь тех, чьи врожденные способности были усилены на генетическом уровне?
– Именно так. Игра это соревнование в уме, ловкости, силе… Соревнование ускорит прогресс.
Вот так было принято решение о создании Игроков. А потом началась Игра.
– А чем она закончилась? – спросила маленькая девочка.
– Никто не знает точно. Говорят Игроки заигрались… Планету, на которой проводился эксперимент, уничтожили по распоряжению Совета… Игроков объявили врагами цивилизации… Ну, а потом оборвалась связь с центром галактики и другими планетами…»
(Одна из легенд Острова, которую обычно рассказывают детям, и которую очень давно, будучи маленькой девочкой, слышала Лечащая голосом и словом. Впоследствии волею судьбы, а может и какой-нибудь другой волей оказавшаяся на голубой планете. Её имя на всех земных языках звучит одинаково: напевно, как фраза из песни. И переводится на все языки именно так: Лечащая голосом и словом.)

Сказка «про белого бычка»

Вечер. Все как обычно. Мы с бабушкой дома. Каждый занят своим делом. Бабушка, сидя у телевизора, вяжет носок. Каждую осень она вяжет по несколько пар для меня и деда. Ведь носки очень быстро изнашиваются, протираются на пятках, а потом и вовсе из них выглядывают голые пальцы. Бабушка штопать не любит. Когда носки превращаются в такую рвань, она просто распускает их до резинки и вяжет новые.
Считается, что я в это время делаю домашние задания, то есть готовлюсь к следующему учебному дню. Но это не совсем так. И об этом чуть позже.
А ещё мы с бабушкой не любим сидеть в полной тишине и поэтому у нас постоянно включен телевизор. Мне совершенно безразлично, что смотреть, лишь бы был какой-то фон. Фильмов хороших показывают мало. Ну, это на наш с бабушкой вкус. Я люблю фантастику, а бабушка фильмы типа «Тихий Дон», «Идиот», «Бег», «Хождение по мукам» и подобные, но только не современные постановки, а старые. «Они более достоверно поставлены. Ближе к тем событиям», говорит бабушка. Из новых постановок ей понравилась «Белая гвардия»
– Очень сильная и драматичная лента. А актёр, играющий Турбина бесподобен…
Последние годы бабушка любит включать в качестве фона политические диспуты типа «60 минут» и другие, которых полно на всех телевизионных каналах и посвящены они уже не один год одним и тем же темам.
– Бабуля, и чего ты там нового услышала? – спрашиваю я каждый раз.
– Ничего нового.
– А чего мы это смотрим?
– Всё равно смотреть нечего. А тут вдруг что-нибудь поменялось… Хотя опять бесполезное пережевывание одной и той же темы.
Дедушка вообще злится, если застаёт нас за этим занятием.
– Опять сказки про белого бычка… Не надоело?
Ох, и злил же он меня этими докучными сказками, когда я к ним переехал…
Раньше, лет до шести я жил в Петербурге с мамой, папой и бабушкой – матерью моего отца. Родителей я видел не часто. Отец постоянно куда-то уезжал, мама много времени проводила на работе. Она работала врачом. Тогда мне было не интересно, чем занимается отец, и каким врачом была моя мать.
– Работают они, Илюша, – говорила бабушка.
Моя родная бабушка Дина Анатольевна не работала. В прошлом учитель математики, а теперь пенсионерка. Занималась она только мной. Помню, как незадолго до событий изменивших мою жизнь мама спрашивала у неё:
– Как Илюша, никаких странностей за ним не замечено? Способности особые не проявились?
– Обычный ребенок. Мы с ним читать и считать научились. К школе готовимся. Память у него хорошая. Думаю, проблем с учебой не будет
– Ну и хорошо – Мама улыбнулась и обняла меня.
И до сих пор не пойму, толи она сказала, толи мне показалось «…не затеряется в коридорах времени, за туманом… Обычной жизнью жить будет». А может это мне вообще во сне приснилось. Шесть лет мне тогда было.
А через полгода что-то случилось с отцом. Помню, мама сильно переживала и говорила «… пропал, пропал…» Я тоже тогда расстраивался и думал по-детски «Как же я без папы… Ведь у всех есть папы…» А потом бабушка сказала; «Нашёлся» Но радости в её голосе почему-то не было. Я всё понял, когда отца привезли. Привезли его мама и мой прадедушка. Отец на себя был не похож: ни на кого и не на что не реагировал, его сажали, он сидел, клали в постель, он лежал, давали ложку в руку, он ел. Бабушка Дина Анатольевна, увидев сына, залилась слезами.
– Да погоди ты его оплакивать, – сказал дед. – Может ещё и в себя придёт, никто не знает, что с ним. Заплутал за туманом, в коридорах гнилых… Но ведь Виринея его нашла. Значит, не полностью мозг выжжен, отвечает. Рефлексы основные сохранены. Подождать надо.
Я тогда не очень понимал, что говорил дед, но главное понял. Отец сильно болен, а мама выглядела усталой и постаревшей, бледной с тёмными кругами под глазами. Видно было, что она держится из последних сил.
– Ей отдых длительный нужен: сон и питание, – сказал дед. – Много сил потратила: сначала думала, что Роман пропал, потом мысленный контакт с ним устанавливала…
Помню, отца посадили в кресло, и все пошли на кухню. Я, было, тоже туда направился, но дед строго сказал:
– А, ты, тут посиди, мал ещё. Да и не поймёшь ты ещё наши разговоры.
Я остался с отцом. Хоть я и понимал, что с ним что-то не так, но какому ребёнку после разлуки не хочется пообщаться с отцом. Я подошёл к нему, взял за руку и удивился: прежде крепкая рука отца теперь была вялой и холодной. Я стал трясти его за руку, но он никак не реагировал. Тогда я заглянул ему в глаза. Что я там увидел? Мрак, бездну и что-то ещё, от чего сжалось моё детское сердце, и ужас охватил меня. Позже, повзрослев, я пытался вспомнить, что же я увидел или почувствовал, но не мог. Скорее всего, мой мозг наложил запрет на воспоминание, иначе моя детская психика не справилась бы с тем ужасом, от которого у меня случился нервный припадок. Помню, как я отринул от отца, что-то закричал и спрятался под столом, откуда и извлек меня дед, прибежавший на крик, перешедший в рыдания. Прибежали все.
– Что, что случилось? – спрашивала бабушка.
Но я ничего не мог объяснить, только всхлипывал и показывал пальцем на отца.
– Хотелось бы знать, что его так напугало. Не нужно было оставлять их вдвоём, – сказала мама, забирая меня от деда.
Вот так и решилась моя судьба. Вместо школы в Петербурге я уехал с дедом в Карелию. Вообще-то, он мне не дед, а прадед, но я называл его дедом. Он дед моей мамы, а его дочь, мамина мама Ольга Гвидоновна – другая моя родная бабушка, тоже осталась в Петербурге. Она не такая старая, как Дина Анатольевна, она всего на пару лет старше моего отца и у неё в Петербурге своя семья. Деда все называют Гена. И я до определенного возраста думал, что это его настоящее имя. Но повзрослев, и сопоставив некоторые нестыковки, поинтересовался: «Почему же у моей второй Питерской бабушки отчество не Геннадьевна, а Гвидоновна?»
– Понимаешь, Илья, имя Гвидон в наше время редкое и не у каждого язык повернется его сказать, поэтому я и решил, чтобы не вызывать лишних вопросов, называться Геной.
Ну, тут я его понял. У нас в школе были учителя с именами и отчествами, которые у меня язык не поворачивался произносить. Например, учительница английского Рина Биокаевна. Я часто задумывался «… как же звали её отца…», или учительница географии Бронислава Айзековна и её подруга биологичка Фаина Израильевна. Я, когда к ним обращался, никогда не произносил их имен вслух, просто язык не поворачивался. Я говорил: «Вы забыли…, Вы поставили…» Примерно так. Кстати, географичка с биологичкой нас покинули. Фаина Израильевна отбыла на постоянное место жительства в Израиль, а Бронислава Айзековна в США, где у них обнаружились родственники.
Дед Гена жил с Кристиной Прокопьевной, которую я тоже стал считать своей бабушкой, и которая в данный момент, сидя у телевизора, довязывала носок. Она была намного моложе моего деда и по её словам, дед привез её и какой-то далекой страны. У Кристины Прокопьевны была приятная певучая речь с каким-то неуловимым акцентом. И ещё она очень хорошо пела. «Заслушаешься» говорила наша соседка Дарья Ивановна «…уж как она колыбельные тебе пела… слушаешь, а глаза и закрываются сами, не хочешь, а заснешь… И носки она по-другому вяжет, никогда не видела, чтобы пятку так вывязывали. Ну, да, она же не местная, из Псковской области…». С чего Дарья Ивановна, которая за всю свою жизнь никуда не выезжала так решила, я не мог долго понять. А потом вспомнил, как она как-то спросила:
– И где же ты так петь научилась?
– На Острове, – ответила Кристина Прокопьевна.
– Всё ясно, «мы пскопские»
При своей малообразованности, она откуда-то знала, что в Псковской области есть город Остров. Но, совсем другой Остров имела в виду моя бабушка…
Вы скажете «…и чего это тебе в шесть лет пели колыбельные, не младенец же…» Да, не младенец. Но меня привезли после нервного срыва, испуганного неизвестно чем, а тут Кристина Прокопьевна с её добротой и напевностью. Как мне потом говорил дед «Она любого в чувство приведёт (кроме отца конечно, тут особый случай), дар у неё…» И постепенно всё плохое ушло на второй план, а потом просто забылось. Я любил перед сном слушать её певучие сказки и засыпать под них с полной уверенностью, что ничего плохого со мной не произойдёт. Со временем необходимость в них отпала, я засыпал сам сном младенца, но любил перед сном попросить её рассказать что-нибудь. Вот тут дед раз и посоветовал:
– Расскажи ему «сказку про белого бычка».
– Сам расскажи.
Так я впервые услышал докучную сказку, которую дед при случае предлагал рассказать, и делал он это не один раз и сказки были разные, истории никак не решающие проблему, например, «… на столбе мочало, не начать ли нам сначала…»
Все передачи со спорами политологов дед называл сказками «про белого бычка».
– Люди страдают, гибнут, живут в нищете, а проблемы не решаются. Помнишь, Илья, как ты злился, когда я тебя докучными сказками донимал? Так это тоже самое, только рассказывают эти сказки с экрана телевизора люди со специальным образованием, с хорошей дикцией и хорошо поставленным голосом. Может и думают они правильно, но проблемы-то не решаются. Это как «воду в ступе толочь»… И поверь мне, ничего от них не зависит, всё решается на более высоком уровне и не теми людьми, о которых ты думаешь… Теневыми фигурами…
– А ты их знаешь?
– Нет. Игра большая, играют по-крупному, ставки высоки. А я ни в какие азартные игры не играю. Планету жалко и людей простых, пешек в этой игре. Видел я, до чего эти игры доводят…
А потом дед то ли подумал, то ли очень тихо сказал:
– Осколки разрушенных миров…
Я в последнее время сам не могу понять, как так выходит, что я слышу окончания недосказанных фраз. Вот и сейчас я не уверен, что фраза была сказана вслух…
Оснований не верить деду у меня не было. Я уже начал кое-что понимать по намекам, недомолвкам и некоторым странностям в поведении близких. А главное я уже знал, что сам не такой, как все. Не всё так просто в нашей семье, как казалось мне раньше.
Если ставкой в игре неведомо кого была наша планета, то ставка высока…

Обрывки фраз

Как я уже говорил, я пошёл в первый класс в Карелии. Бабушка Дина хорошо подготовила меня к школе. Особых проблем не было. Сколько себя помню, я не уделял много времени домашним заданиям, делал только письменные, но, тем не менее, всегда отвечал на вопросы у доски. Учитель задавал вопрос, а у меня всегда был ответ, который сам собой появлялся у меня в голове. И самое интересное, что ответы не забывались. В младших классах я думал, что так происходит со всеми, но понял, что это не так, когда столкнулся с заучиванием стихов.
Мой школьный товарищ Вася часами заучивал заданные стихи и пока не приготовит все уроки и не покажет их своей бабушке на улицу не выходил. (Но это было только в младших классах, пока была жива его бабушка) Я никогда ничего не учил, я просто слышал мысленную подсказку и повторял её. Вначале я этого не понимал, сам удивлялся, как у меня получается. Оказывается, я настраивался на Ваську, потому что сбивался в тех же местах, где и он. А надо было слушать, как мысленно отвечали отличники, тогда по литературе у меня были бы одни пятерки. Конечно, точно зная о своих способностях, я бы на отличников и настраивался, но тогда я сам ещё не понимал, как это происходит, а Васька был моим лучшим другом, и я, видимо, инстинктивно надеялся на его поддержку и подсказку.
– Надо же, как у нас с тобой всё одинаково. Ты запинаешься в тех же местах, что и я, – говорил Вася.
В восьмом классе я поспорил с Васькой на его новый велосипед, что назову все важные даты из курса истории за восьмой и седьмой класс.
– Назови хоть за восьмой, у меня нет учебника седьмого класса, и я не смогу проверить.
Вася открыл учебник и стал задавать вопросы. Ответы я выдавал моментально.
– Ну, ты супер! Пойдем к историку, пусть удивляется.
И мы пошли. Вася быстро рассказал Виктору Антоновичу о моих познаниях в истории.
– Так, так, молодой человек, сейчас проверим. Интересно. Ну что же начнем.
Виктор Антонович сначала спрашивал известные исторические даты, а потом, изумляясь всё больше и больше, начал задавать и более сложные, как он считал малоизвестные даты. Я отвечал, ведь я слышал ответ. В разгар моей экзаменовки в кабинет заглянула директор школы Людмила Ивановна.
– Виктор Антонович у меня к вам небольшое дело.
– Людмила Ивановна, если дело не срочное, прошу уделить нам немного внимания. Вот Илья – своего рода феномен.
Директорами школ обычно назначают историков. И Людмила Ивановна не была исключением. Она с удовольствием присоединилась к нам и тоже стала задавать вопросы по датам. Я отвечал. И тут она задала какой-то вопрос, на который и сама не помнила ответ. Я задумался и с удивлением понял, что подсказки ждать неоткуда. Виктор Антонович тоже не знал ответ.
– Не знаю.
– Наконец-то, – подал голос Васька. – А то я уже стал за тебя волноваться.
– Чего ты волновался?
– Сомневаться стал человек ли ты, может робот в облике человека…
Эта Васина реплика прозвучала вовремя. Я понял, что перестарался и даже испугался слегка. И поэтому стал отвечать неправильно или просто: «Не знаю». Всё-таки Васька – друг. Неосознанно, но вовремя меня остановил. Неизвестно кому бы ещё захотел показать меня Виктор Антонович… А оно мне надо? Интуиция мне подсказывала: «Не выделяйся, тебе это не нужно»
– Я вижу, ты утомился. Конец учебного года, май, погода отличная, самое время прокатиться на велосипеде, – сказал Виктор Антонович.
После его слов Василий погрустнел. Ведь он помнил, что мы спорили на велосипед. Но на улице я его успокоил.
– Не надо мне твоего велосипеда. Ты итак оказал мне большую услугу. Дашь покататься иногда и достаточно.
– Да, дам, конечно. Для друга ничего не жалко, – повеселев, ответил Вася.
В общем, в школе я ничем не выделялся, считался учеником со средними способностями. На родительских собраниях, на которые приходила моя бабушка Кристина, меня не ругали, но и не говорили о каких-то выдающихся способностях.
– Всё в порядке, – говорила бабушка деду, возвращаясь домой.
А о том, как я усваивал школьную программу, я ей не говорил, а тем более деду. В младших классах я этого не понимал, а теперь и вовсе им знать об этом не стоило, тем более мне казалось, что такой способ получения знаний не совсем честен и несколько однобок. То, о чём меня не спрашивали в школе, я естественно не знал, так как запоминал я, лишь отвечая на вопрос. Но я нашел способ восполнить недостаток знаний, в этом мне помог интернет. Конечно, знания были поверхностными, я читал только то, что меня интересовало. Но я не собирался становиться, выдающимся математиком, физиком, химиком. Я ещё и сам не знал, чего хочу в жизни.

Ольга Гвидоновна

В воскресенье неожиданно приехала дочь деда и моя бабушка Ольга Гвидоновна.
– Не ждали? Я вот заскучала, собралась по-быстрому и к вам.
– А что отпуск у тебя? – спросила бабушка Кристина.
– Отгулы накопились, а на что их использовать… Да и Илья чуть ли не каждую ночь стал сниться… Понять не могу почему… и сны какие-то тревожные. Я подумала и решила, что заскучала по родне.
«Странно», подумал я. «Не замечал я за бабушкой Олей никакой особой ко мне привязанности…» Видимо, так же подумала и бабушка Кристина. Это я понял по её слегка удивленному взгляду, брошенному на Ольгу.
– Гена, к тебе дочь приехала.
В это время я уловил обрывок мысли Ольги «Гена значит… А мог имя поменять до моего рождения, не задавали бы мне тогда лишних вопросов…»
Бабушка Ольга почти сразу и озвучила свою мысль, так как была человеком прямым и всегда что думала, то и говорила.
– Здравствуй, отец. И как ты не додумался раньше имя поменять… Была бы я Геннадьевна.
– Хорошая мысля, всегда приходит опосля, – отшутился дед. – Выходит у нас сегодня праздничный ужин. Ты уж, Кристина, приготовь что-нибудь, не каждый день дочь приезжает…
Забыл я сказать, что бабушка Кристина ко всем своим достоинствам отлично готовила и об этом все знали. Даже самую простую манную кашу она варила так, что даже те, кто обычно отказывался, мотивируя тем «…да не ем я каш с детства» просил добавки. Так что нас ожидал знатный ужин.
– И как тебе это удаётся? – спрашивала соседка Дарья Ивановна. – Состав такой же, а от твоих пирожков за уши не оторвать…
Последнее время вместо слова «состав», она стала употреблять слово «ингредиенты», видимо, начиталась кулинарных рецептов.
– Ингредиенты запиши…, – засовывая в рот третий по счёту пирожок, говорила она.
Абсолютно все хвалили стряпню Кристины Прокопьевны, а я долгое время был уверен, что так готовят все, пока не попробовал школьных обедов. В столовую после уроков меня позвал Вася. Он каждый день там обедал. После смерти бабушки его уже не ждал дома обед, родители возвращались с работы вечером и на скорую руку готовили ужин из полуфабрикатов.
Попробовав столовскую еду, я решил никогда больше её не употреблять. Разве этот борщ и «резиновые» пирожки шли в сравнение с борщом и пирожками моей бабушки…
После посещения школьной столовой я и поинтересовался:
– Бабушка, а ты на своём острове поварихой, что ли была?
– Учили нас и этому ремеслу, не всех конечно, а тех, у кого склонность к приготовлению пищи. Дело-то нехитрое. В каждое блюдо душу вложить надо… С ингредиентами, как называет продукты Дарья Ивановна, контакт должен быть… Слова я знаю заветные…, – и засмеялась. Вот и пойми её: шутит или правду говорит…
Бабушка Оля попробовала предложить свою помощь, но ей естественно отказали. Тогда всё своё внимание она переключила на меня.
– Дай-ка я тебя рассмотрю получше. Год не виделись. Вырос, совсем взрослый. В одиннадцатом классе, насколько я помню?
– Да. Скоро семнадцать будет.
– Семнадцать… Где мои семнадцать лет… По сравнению со мной в семнадцать, ты полное дитя… Я ведь в семнадцать твою маму родила…, – задумчиво сказала Ольга.
– Куда после школы?
– Да не решил ещё.
– А чего в компьютер уткнулся? Умным хочешь стать… Есть, а вернее был у меня один умник. Да, ты его знаешь, Станислав. Тоже целыми днями у компьютера на диване лежал… Всё знает, всё умеет, во всём разобраться может. Умный… Только применение для своего ума не нашёл… Ничего не хочет. Я так понимаю: горе у него от ума… Быть таким умным и не заработать ни гроша…
– А что это Вы о нём в прошедшем времени говорите? Случилось что?
– Расстались мы. Но отец ещё не знает, об этом я позже сообщу и сразу всем, чтобы по сто раз не рассказывать. Ну, и чем ты занят?
– Да вот новости на Дзене читаю.
– На чём?
– Ну, как бы это сказать… Так называется лента новостей. А вообще-то «дзен» слово буддистское, если кратко, то обозначает «просветление».
– Значит, читаешь новости и просветляешься… Дай посмотреть. Что тут у нас.
– «У каких народов России есть привилегии» А чего про это читать…, итак понятно: у всех, кроме русских.
– «Что подорожает с первого января следующего года» Тут и думать нечего: всё.
– «Инта и Воркута города с самыми дешёвыми квартирами». Правильно, кто же добровольно в вечную мерзлоту на ПМЖ отправится…
– «Какие женские прически будут в моде» Вообще чушь полная. Какая прическа тебе к лицу, ту и носи. А если они там напишут, что всем побриться под «ноль» надо?
– Я вижу, бабушка, у тебя на всё ответы есть.
– Неужели я стала, как старушка выглядеть?
– Нет, – испуганно сказал я. Ты всегда классно выглядишь… Но ты ведь моя бабушка?
– Твоя бабушка, это точно. Но если ты на каждом перекрестке будешь меня бабушкой называть, то я намного быстрее превращусь в старушку, а этого бы не хотелось… Не знаешь разве, кем человека будешь называть, тем он и станет. «Назовешь груздем, полезет в кузов» Так что, зови меня Ольгой или, в крайнем случае, Ольгой, дал же кто-то отцу моему имечко, Гвидоновной.
Надо отдать должное Ольге Гвидоновне. Выглядела она всегда молодо и сейчас в свои пятьдесят три года отличалась отменным здоровьем. Была она всего на четыре года старше моего отца, то есть реально могла быть и моей матерью. Ну, и красивая она была… очень. Моя мама, её дочь тоже очень симпатичная, но куда ей тягаться с бабушкой Олей… Видимо, первая жена деда Гены, мать Ольги тоже была красавицей.
– А ты всё больше на отца становишься похож. Красавчик. И чего ты мне снился? Ничего просто так не бывает…
Тут раздался телефонный звонок. Это был Вася.
– Пойдем, прогуляемся.
– Не могу сейчас. Ко мне бабушка из Питера приехала. Давай позже часиков в десять. Я тебе позвоню.
– Давай.
У Васи был грустный голос. По-видимому, он собирался излить свою душу или просто поплакаться. У него был роман с нашей одноклассницей Веркой. И скорее всего они опять поругались из-за какой-нибудь ерунды, и Вася рассчитывал на мою поддержку. Ничего подождет до вечера, а может к тому времени и помирится и тогда не придется выслушивать его жалобы. Вообще Вася был страшный нытик и любил когда его жалели. Я его жалел и выслушивал, так как был его другом, но нельзя же злоупотреблять хорошим расположением друзей. У них тоже может закончиться терпение. И тут я вдруг, ни с того ни с сего, вспомнил, как спрашивал у бабушки Кристины, как и когда она познакомилась с дедом. Вот они никогда не ссорились, жили «душа в душу», видно было, что любили друг друга.
– Я его с детства знаю. Приезжал к нам часто. Я ещё тогда малявкой была, но уже знала, что мне предназначен только он. Знала и то, что он женат был в то время, но всё равно чувствовала, что судьбы наши пересекутся и соединятся. Нет, я его жене зла не желала, ты не подумай ничего худого. Всё за нас и без нас решено было… Судьбы наши на небесах пишутся, хочешь верь, хочешь не верь… Дождалась я. Ему тогда пятьдесят восемь лет было, а мне сорок. Детей не завели, хотя могли бы… А через шесть лет ты у нас появился… Зачем нам ещё кто-то.
Спрашивал я бабушку об этом несколько месяцев назад, как раз когда у Васи начинался роман с Верой.
«И почему я до сих пор не узнал, где страна эта «Остров», – подумал я. «…где судьбы на небесах пишутся. Ясное дело, что не в Псковской области» Я занялся подсчетами, и у меня вышло: деду сейчас семьдесят четыре года, бабушке пятьдесят шесть, мне шестнадцать. Получается, поженились они в год моего рождения… Интересно.

Вечерняя прогулка и её последствия

Ужин удался. Всё было очень вкусно, но я себя ограничивал. Знал, что если налягу на все эти вкусности, то не смогу выбраться из-за стола. А тогда ни о какой прогулке с Васей не может быть и речи. Гулять хорошо налегке, а не на переполненный желудок. Бабушка Ольга достала бутылку хорошего коньяка, половину которой, кстати, и выпила в течение ужина.
Страницы:

1 2





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • nikaws о книге: Ольга Романовская - Брачный контракт на смерть
    Стойкое дежавю вначале, сменилось интересом и погружением, под легким и талантливым пером автора в книгу, но затем увы, ГГГ из адекватной девушки стала превращаться в самовлюбленную гордячку, бескомпромиссность которой переходит границы, автор преподносит ее, как раздраженную постоянно, всем недовольную, лезущую везде, всех строящую...короче надоело читать про ее необоснованное высокомерие, не удалась автору удержать образ самодостаточной, умной девушки девушки, за которой хочется "следить" и сопереживать. Ум, это прежде всего, самоирония и критичность, а она здесь в отсутствие саПсем. Образы демонов получились кошачьими, чуть ли не мурлыкающими и облизывающимися постоянно... Короче легкий слог, прекрасная манера написания, улетучились, книга стала нудной, затянутой и вместо приятного послевкусия, какая-то вяжущая горечь

  • iwanow321 о книге: Светлана Казакова - Позволь мне выбрать
    когда есть нечего и у тебя деньги закончились, ты одинока, а у тебя на руках маленький ребёнок, писать о том, что пыталась научиться шить, но всё, что получилось - исколотые пальцы, стыдно. а особенно об этом должно быть стыдно писать женщине, и возможно - матери.

    у тебя на руках голодный ребёнок, а ты никак не раскорячишься? чтобы на булку хлеба заработать? что за мерзость-то?

    начал читать и отложил. буду думать.

    и да, кстати, "чуть подпорченные яблоки" можно купить, обрезать и спокойно дать своему пятилетнему сыну. а не варить какие-то компоты и джемы, тратя деньги ещё и на сахар. хотя бы потому, что голодающему ребёнку нужны витамины. хотя да, "хозяюшка", видимо, афторша ещё та. как и мать.

  • iwanow321 о книге: Тальяна Орлова - Стать последней
    пичалька, надеюсь со следующей от автора повезёт.

  • Flar82 о книге: Евгений Владимирович Щепетнов - 1970
    М-да, товарищи... Люблю альтернативку с попаданием в СССР, но забыл, что книга книге - рознь. Купился на аннотацию, а ведь жопой чуял, что не нужно это читать. Попал наш герой в 1970 год и сразу же угодил в психушку. Но и там, в психушке, тут же умудрился найти, кого трахнуть. И ладно бы одну... И стреляет он так, что у инструктора в тире челюсть отвисла, и дерется настолько хорошо, что сразу же положил взвод оперов во главе с чемпионом по борьбе. А уж книжки как пишет! Закачаешься! Буквально в каждой главе - дифирамбы себе, любимому. Такой фантаст, ну такой фантаст! М-м-м... братья Стругацкие, Беляев и Снегов просто сосут друг у друга! Мне вот интересно, сколько автор еще будет клепать подобные "нетленки"? Это даже не бульварное чтиво, нет, это полнейший трэшак! Чтобы такое читать, надо быть или мазохистом, или умственно отсталым. А чтобы писать - надо иметь серьезные проблемы с психикой и постоянную неудовлетворенность.

  • Zvolya о книге: Елена Кароль - Аромат страсти
    Скучный и глупый "производственный" роман в космическом антураже, никаких особых страстей нет, как в прочем и никакой интриги, ароматов, правда, с избытком(герои всех и всё время нюхают).
    Откровенно слабая книга, по мне так планка автора отпускается все ниже и ниже, жаль... первые книги были неплохи, а эта- просто отстой.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.