Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53221
Книг: 130580
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Никогда»

    
размер шрифта:AAA

Кэлли Крэй
Никогда

Посвящается моей маме, которая
всегда поощряла мои фантазии
( даже если они ее пугали)


***

Взор застыл, во тьме стесненный, и стоял я изумленный,
Снам отдавшись, недоступным на земле ни для кого...

—Эдгар Аллан По, «Ворон»

***

Пролог

Октябрь 1849

Эдгар приоткрыл один глаз.
Пассажирский вагон сотрясся, и снизу послышался скрежет металла о металл. Этот пронзительный звук перекрывал стук колес, затем прекратился с появлением горячего угольно-черного столба дыма из трубы. Одновременно раздался монотонный шепот, разбудивший его.
— Он спит?
Эдгар почувствовал, как напряглись его мышцы. Он приложил усилия, чтобы не издать ни звука, не двигаться и дышать спокойно, размеренно.
Это произошло во время переезда через последний туннель, когда мир снова окрасился в черный цвет, вот тогда он впервые обнаружил их очередное присутствие. Демоны. Они вернулись. Они всегда возвращались. Чтобы перетащить его из этого мира в иной.
По его телу пробежала дрожь. Он опустил веко.
Следи за ним, — проскрипел другой голос. — Он сядет на следующий поезд.
Рука Эдгара на подлокотнике вздрогнула. Его лихорадочный пот превратился в ледяной пот ужаса, и капельки собирались на широком лбу до того, как он почувствовал, как струйка стекает вниз по его виску.
Он не мог вернуться вместе с ними. Не сейчас, когда он так близок к тому, чтобы разорвать связь с их миром — ее миром — навсегда.
Он услышал режущий слух скрип отодвинутой двери купе и отважился поднять веко еще раз.
Тучный мужчина в плотно прилегающей униформе протолкнулся в купе.
— Подъезжаем к Балтимору, — известил он слащавым голосом. Эдгар знал, что человек не заметил его преследователей, он просто не мог видеть их гротескные ухмылки, их дьявольские когти.
Человек прошел мимо. Эдгар ухватился за возможность. Он низко наклонился и соскользнул со своего места, при этом используя широкую фигуру проводника как щит, чтобы прикрыть свои действия. Его пальцы инстинктивно сжали коричневую трость доктора Картера, которую он принял как помощь, чтобы дойти до своей собственной, внутри которой дремало гладкое серебряное лезвие.
Снова послышался скрежет колес. Поезд резко качнулся и остановился без предупреждения.
Эдгар споткнулся, вскрикнув. Он удержался, вцепившись в дверную раму, и, вовремя обернувшись, увидел пустые черные глаза своих преследователей, поднимающихся, чтобы поймать его.
Он бросился бежать.
Они крались за ним, их яростный шепот — словно поток несущихся листьев.
Эдгар промчался мимо следующего купе и купе за ним. Его путь впереди сужался из-за пассажиров, собирающих свои вещи, невосприимчивых к чудовищам, преследовавшим его наяву. Кто-то вскрикнул, когда он пробирался сквозь толпу, почти сбив с ног какого-то мужчину.
Когда он добрался до ближайшего выхода и, шатаясь, вывалился наружу, еле удерживая трость доктора, он, спотыкаясь, побрел по платформе. Он крепче сжал серебряную рукоятку, сходя с ума от желания вытащить меч, скрытый внутри, пусть даже и в центре такой плотной толпы.
С оглушающим свистом поезд выпустил густое облако пара. Эдгар скользнул в его обволакивающую пелену и накинул капюшон своего плаща.
Он наблюдал, как существа появились на выходе из вагона, их рыхлые тела превратились в черные кольца ядовитых испарений.
Они поднялись из дверного проема, сливаясь с дымом, перед тем как приобрести твердую форму.
Высокие, мрачные и быстроходные, демоны лишь мгновение посовещались, затем разделились для поиска.
Эдгар слился с потоком путешественников. Он прокладывал свой путь через море забвения, его взгляд остановился на поезде, который мог вернуть его обратно в Ричмонд. К единственной надежде, что ждала его там.
По дороге ко второй платформе он остановился, замешкавшись, повернувшись спиной к толпе. Затем, вместе с криком кондуктора «Все на посадку!», Эдгар ухватился за перила и подтянул себя вверх.
Вон там! — он услышал рев одного из них.
Он поспешил в вагон-купе, взглянув разок позади себя и вглядываясь в затемненные окна. Да, они следовали за ним по пятам, словно дьявольские ищейки.
Только после того, как до него донеслось пыхтение паровой машины, он распахнул ближайшую дверь и на ходу спрыгнул с поезда обратно на платформу. Шатаясь, он бросился прямо в толпу, в то время как поезд набирал скорость, а его преследователи были все еще внутри.
Он понимал, что одурачить их надолго у него не получится.
Но это не имело значения. Были и другие способы добраться до Ричмонда.
Эдгар протолкнулся через толпу и пошел к людной улице, где окликнул экипаж.
— В гавань, — сказал он и стукнул тростью по стенке, как только дверь за ним закрылась.
Карета дернулась, пошатнулась и поехала.
Эдгар откинулся назад на сидении, позволив себе сделать глубокий вдох. Он прижал дрожащую руку к своему горячему лбу, за его правым глазом пульсировала тупая боль.
Карета раскачивалась, проезжая по узким улочкам, и вскоре головная боль сменилась странным, но уже знакомым, пощипыванием. Оно ползло по нему, заставляя его чувствовать что-то похожее на слабое покалывание в онемевшей конечности.
Эдгар медленно опустил руку.
Он перевел взгляд на смещение тени справа от него.
Она сидела рядом с ним, скрывшись за сияющей белой паутиной.
Нет, — прошептал он.
Но обволакивающая тьма уже начала окружать его.
Она накрывала его словно простыня, ее рука, холодная, как мрамор, схватила его, и он как никогда отчетливо почувствовал, как угольно-черная пустота взяла над ним верх.
В мгновение ока, тьма поглотила его, оставляя экипаж пустым.

1
Назначенный

К концу четвертого урока заряд энергии Изобель, полученный от утренней порции латте, был полностью исчерпан. Она зевнула, стремительно приближаясь к границе послать-всех-к-чертовой-матери, и заерзала на своем стуле, когда мистер Свэнсон продолжил бубнить о зеленоглазом чудовище, Дездемоне, вот уж, воистину скука смертная.
Она выводила одинаковые спиралевидные узоры на обложке своей голубой тетради.
— И на эту тему, — сказал мистер Свэнсон, с хлопком закрыв свою супертолстую копию их текста и тем самым подав классу сигнал последовать его примеру и как по команде начинать свои шумные сборы. — Мы устроим дальнейшую дискуссию о Яго и его предполагаемой честности в понедельник.
Изобель выпрямилась на своем месте, закинула прядь белокурых волос за плечо, и с радостью закрыла свой экземпляр книги.
— Но погодите, погодите, — сказал он, стараясь заглушить шум и скрип стульев.
Он поднял и опустил руки в воздухе, как если бы это движение могло утихомирить класс и восстановить оцепенение, которое он навеял на всех литературой периода Елизаветы.
Подростки, вожделея ленч и уже вскочив со своих сидений, плюхнулись на них снова. Рюкзаки соскользнули с плеч, а подбородки снова оперлись на ладони.
«Могли бы привыкнуть», — лукаво подумала Изобель. Свэнсон никогда не отпускал их раньше времени. Никогда.
И уж точно не за пятнадцать минут до конца занятия.
— И не надо начинать дуться на меня, ребята, — предупредил он, размахивая кипой того, что Изобель казалось подозрительно похожим на свеженькие откопированные листы.
— Поднимите головы и обратите внимание на план, который я раздаю, — сказал он, смачивая слюной палец и перелистывая несколько первых листов. Затем, снова смочив кончики пальцев, он передал две оставшиеся стопки.
Изобель побледнела, когда посмотрела на листы, приближающиеся к ней, и надеялась, что ей повезет и достанется какой-нибудь относительно не тронутый слюной Свэнсона.
— Мы отлынивали от этого достаточно долго. — Он вздохнул с издевательским поддельным сожалением. — Я уверен, что выпускники предупреждали вас об этом. Ну что ж, вот и он. Большой проект. Я считаю, лучше покончить с этим в начале года. Как вы догадались, проект Свэнсона. — Он объявил последнее немного веселым (если не сумасшедшим) тоном, и улыбка расползлась под его жесткими серо-белыми усами.
Со всего класса поднялись стоны, но из горла Изобель не донеслось ни звука.
Проекты занимали много времени. Очень много.
— Этот проект предусматривает работу в парах — продолжил Свэнсон. — До последней пятницы месяца. Это Хэллоуин, для тех, у кого нет календарей, IPhone, Blackberry, Kickside — устройств, которые всегда под рукой, но (для вашего же блага) надеюсь, что не сейчас.
Скука, которая лишь минуту назад повисла грузом на ее конечностях и сделала ее разум инертным, мгновенно ускользнула от Изобель со свистом, как платок у фокусника.
Постойте-ка. Он сказал «Хэллоуин»? Да у него вообще календарь есть? Неужели он не знал, что в этот день состоится футбольный матч против Миллингса? Только попробуй, Свэнсон. Дышать. Это называется воздух.
Изобель сжала свою авторучку. Она не отводила взгляда от учителя английского, все приемники настроены на канал Свэнсона.
— Этот проект будет включать и презентацию, и детальную письменную работу из десяти страниц. Я хочу, чтобы вы и ваш партнер выбрали известного американского писателя, любого американского писателя. Но хотя, в духе Хэллоуина, давайте удостоверимся, что они уже покоятся с миром, хорошо? Другими словами, никаких Стивенов Кингов, Хизер Грэмс, или Джеймсов Паттерсонов. И еще, это задание должно быть выполнено вне класса, так как в данный момент мы как раз на середине «Отелло».
Десять страниц? Десять страниц. Да это просто поэма какая-то. Это как глупая Геттисбергская речь. Действительно ли Свэнсон собирался сесть за проверку этих работ?
«По всей вероятности, да», — подумала она. И наслаждаться каждой минутой этого.
Она просто не понимала. Почему Свэнсону нужно назначать огромный проект точно в день игры с их главными соперниками? Обычно никто не получал задания на эту неделю. Он мог, по крайней мере, отдать им те выходные.
Ее всегда поражало, как учителя, наверное, думают, будто у учеников нет другой жизни вне стен школы.
Они никак не могли понять, что после того, как она вернется домой с тренировки чирлидерш, поужинает и нацарапает что-то в куче домашнего задания, уже практически наступает время ложиться спать.
Изобель начала немедленное сканирование класса. Это серьезно, поэтому ей непременно нужно найти ботаника.
Ее глаза остановились на Джули Тамерс, принадлежавшей к группе экстраординарных придурков, и она начала продумывать стратегические пути к свободному рядом с ней месту, когда Мистер Свэнсон снова заговорил.
— К вашему сведению, — начал он, держа в руке список учеников, подбородок наклонен вниз, а тонкая оправа очков сидела на кончике носа. — Я стараюсь привнести что-то новое в этом году, в надежде расширить ваши перспективы и улучшить общие результаты проекта. Тем не менее, хочу вас заранее предупредить, что все пары подобраны в случайном порядке. Итак, после того, как я назову ваше имя, вы можете сесть вместе с партнером и устроить между собой мозговой штурм, а затем отправляться на обед. Начнем с Джоша Андерсена и Эмбер Рикс.
Изобель почувствовала, как отвисла ее челюсть.
«Подождите», — подумала она. «Просто подождите». Случайные разбивания на пары закончились в третьем классе. Он ведь не всерьез?
— Кэйтлин Бинкли и Аланна Сато, — продолжил он. — Следующие у нас, Тодд Маркс и Ромилль Дженкинс.
Вокруг нее те, чьи имена были названы, вставали со своих мест, чтобы найти своего партнера. Изобель сидела, ошеломленная их готовностью. Нет, правда? Она что, одна почувствовала укол несправедливости? И никто не собирается возражать?
— Изобель Ланли и Ворен Нэтерс.
Она почувствовала, как ее сердце сжалось.
Ох.
О, нет. Не может быть.
Она медленно и долго поворачивала голову, не желая смотреть в противоположный конец класса. Он сидел на последнем ряду в дальнем углу, ссутулившись и уставившись прямо перед собой сквозь рваные чернильные пряди, на его тонких запястьях были браслеты из черной кожи, усеянные агрессивными серебряными шипами.
Такого просто не могло произойти.
Про голод она забыла, вместо него ее внутренности терзало беспокойство, когда она задалась вопросом, сколько из тех извращенных слухов, что она слышала о нем, правдивы. На какой-то момент она серьезно задумалась над тем, чтобы попросить поменять партнера, но, зная Свэнсона, она поняла, что пролетит так же быстро и хорошо, как и мясной рулет в столовой.
Изобель нахмурилась и закусила губу. Может быть, но только может быть, это будет не так плохо, как кажется. Еще один взгляд на него все же заставил ее думать иначе.
Скрытый занавесом черных крашеных волос, он даже не признал ее присутствия, не говоря уже о том факте, что — эй! — они должны были потратить это время на обсуждение чудовищного проекта.
Ей было любопытно, должна ли она сама подняться и пойти к нему, так как, похоже, он в ближайшее время не собирался идти в ее направлении.
Сдавшись, Изобель поднялась, забрав свою тетрадь. Она неловко схватила ремень своего рюкзака, в то время как в ее голове проносились шепотки, связанные с его именем. Это были слухи о том, что он иногда разговаривал сам с собой, занимался черной магией, и у него была татуировка в виде дурного глаза на левой лопатке. Что он жил в подвале заброшенной церкви. Что он спал в гробу.
Что он пил кровь.
Она приближалась к нему размеренными шагами, как кто-либо мог приближаться дюйм за дюймом к спящей змее.
Он развалился на стуле, одна рука лежала на столе. Он был полностью в черном, ноги в туго завязанных ботинках скрещены в лодыжках. Под его рукой находилась книга в твердом переплете крысиного черного цвета, в которую, как ей приходилось видеть раньше, он погружался несколько раз на протяжении урока.
На самом деле казалось, будто он делал какие-то записи или наброски на ее страницах, хотя она могла только предполагать. И, может быть, делало это более странным то, что Свэнсон никогда не делал ему замечаний, так же как и не просил его читать вслух или отвечать на вопросы.
И никто не делал Свэнсону замечаний на этот счет, что тоже странно.
Изобель оставалась стоять на уверенном и безопасном расстоянии четырех футов. Она ждала, переминаясь с ноги на ногу. Что она должна сказать? «Как делишки, партнер?»
Она взглянула на часы на стене. До ленча оставалось семь минут.
«Как глупо», — думала она, в то время как он продолжал сидеть и смотреть в сторону, словно ее не существовало. Его энтузиазм был почти заразителен.
— Послушай, я не собираюсь делать всю работу сама, — наконец, проговорила она, решив пробить толстую ледяную стену молчания, где роль молотка сыграет фраза из серии «к-твоему-сведению».
Он не сделал ни одного движения, но ответил.
— А разве я сказал, что собираешься?
Изобель почувствовала легкое удивление при звуке его голоса. Словно она ожидала, что он окажется сделанным из воска. Его низкий голос звучал спокойно и рассудительно, а не обеспокоенно и грубо, как она предполагала. Впрочем, он никогда раньше не говорил на уроках. Никогда, насколько она помнила.
— Нет, — сказала она, деревенея от необходимости оправдываться. Никки никогда не поверит в это, подумала она. Она работает в паре с королем готов? Об этой сенсационной новости будут говорить.
— Просто подумала, что надо дать тебе знать об этом, — прочистив горло, ответила она. — В смысле… ведь обычно ты вообще не разговариваешь.
Чувствуя себя глупо оттого, что осталась единственным стоящим человеком в классной комнате, Изобель, наконец, села рядом с ним, быстро окинув взглядом кабинет.
Тихое бормотание групп учеников разнеслось по классу, становясь громче, когда каждый из них начал обмениваться своими идеями. Обменявшись небрежно исписанными листками бумаги, две группы даже поднялись и ушли. А она по-прежнему оставалась здесь в затруднительном положении, пытаясь найти общий язык с поклонником живых мертвецов.
Ее челюсть напряглась. Она начинала думать, что утверждение мистера Свэнсона о том, что разбивание на пары делалось «наугад», было враньем. Возможно, это была его грандиозная шутка, его способ отыграться за то, что она не сдала ему этот дурацкий реферат о Дон Кихоте.
— До тех пор, пока не получим оценку за этот проект, можем говорить, — сказал он, снова привлекая ее внимание к их небольшому пространству в углу. Было так непривычно слышать его голос. — Я делаю это не по своему желанию.
Он повернул голову и поймал глазами ее взгляд.
Она замерла, пораженная глубиной его взгляда. Его глаза были суровыми и холодными, насыщенного зеленого цвета бледной яшмы. Обведенные размытыми черными тенями для век, эти глаза, не мигая, уставились на нее сквозь похожие на перья пряди насыщенных черных волос, и создавалось такое впечатление, будто тебя рассматривает сквозь прутья клетки самодовольный и расчетливый кот.
На нее нахлынуло густое и темное, как нефть из скважины, беспокойство.
Кто этот парень и какая у него главная проблема? Ее взгляд коротко скользнул по маленькому колечку металла, обхватившему в одном углу его нижнюю губу.
Он моргнул один раз, затем медленно понял руку и поманил ее изогнутым пальцем.
Изобель сомневалась, но потом, повинуясь, будто зачарованная, она не заметила, как оказалась в трех сантиметрах от него.
— На что пялишься? — прошептал он.
Она отшатнулась, ее лицо запылало. Она отвернулась от него и подняла руку. SOS, Свэнсон. Вы меня слышите?
Позади нее раздался медленный, зловещий звон цепей. Изобель неподвижно застыла. Она опустила руку и, посмотрев вверх, увидела возвышающегося над ней Ворена, он стоял прямо и был бледен, как кость.
Она немного подалась назад, сопротивляясь тому, что он взял ее руку своей. Она тупо смотрела, как рука с длинными пальцами схватила ее, и, не моргая, уставилась на черную ручку, которая появилась из ниоткуда и начала двигаться по ее коже, стержень был таким же холодным, как и его глаза.
О. Мой. Бог. Он писал на ее коже.
Она попыталась возмущенно ахнуть, но не смогла.
Его лицо оставалось бесстрастным, когда он выводил тонкие аккуратные линии своей ручкой. Равномерное давление шарикового стержня щекотало, стягивая узел в ее животе.
Все, на что она была способна, — это смотреть на огромное кольцо, сделанное в форме серебряного дракона, будто рычащего на нее со среднего пальца.
Когда он, наконец, закончил, он отпустил ее руку и после последнего, почти предостерегающего, укола своего пронзительного взгляда, отвернулся. Схватив свою черную книжку, он забросил свой потрепанный кожаный рюкзак себе за плечо.
— Не звони после девяти, — сказал он и, подоткнув ручку за ухо, вышел из класса.
Лицо Изобель горело. Ее кожу покалывало в том месте, где он ее касался, с такими едва различимыми импульсами электричества, что она не могла быть уверена, не показалось ли ей это. Будто кончики пальцев затекли.
Она произвела быструю проверку сначала своих чувств, а затем людей, все еще находившихся в комнате, боясь увидеть, что кто-то заметил произошедшее, но удивилась, потому что никто не обратил внимания. Даже Свэнсон Орлиный Глаз только что вернулся за свой письменный стол, где сейчас сидел, поглощая сэндвич и перелистывая школьную газету «Голос Хоука».
Изобель посмотрела на свою руку.
Темно-фиолетовыми чернилами он написал «В — 555-0710».

2
Меченная

— Так ты собираешься рассказать Брэду? — спросила Никки с жаждущим ответа блеском в ее красивых сапфировых глазах.
Изобель набрала комбинацию, затем пнула ногой помятый нижний угол ее шкафчика. Дверь распахнулась, с приглушенным треском выронив на пол ее косметичку, из которой рассыпалось все содержимое.
Нет, — пробормотала она и присела на корточки, чтобы собрать свои тени для век, бронзовый кружочек внутри раскрошился на мелкие кусочки. Она издала что-то похожее на полустон-полурычание, запихивая все это обратно в косметичку, и ее взгляд снова наткнулся на раскосые, темно-фиолетовые цифры, которые бросались в глаза, как какое-то клеймо на ее коже.
— Почему нет?
— Потому что, — сказала Изобель, — я думаю, что мистеру Свэнсону нравится этот парень, и, в любом случае, я должна получить хорошую оценку из-за той работы, которую я не сделала.
Изобель поднялась, чтобы затолкать сумку обратно в свой ящик, когда Никки остановила ее, схватив за запястье и тряхнув своей рукой.
— Иззи, — сказала она, — посмотри на это! Он написал на тебе. Как будто он пометил тебя, как свою следующую жертву или что-то подобное в таком же духе.
Изобель выдернула руку.
— Ладно! — сказала она, убирая выбившуюся прядь за ухо. — Мы уже установили, что он чудак. Так что давай просто оставим все, как есть. Брэду необязательно это знать.
Она подскочила, отрезая подготовленное возражение Никки, пораженная таинственной рукой, которая со звоном браслетов появилась с обратной стороны открытой дверцы ее шкафчика, передавая Изобель тюбик блеска для губ Морозная Малина, держа его между длинными пальцами.
Изобель взяла блеск и бросила его в шкафчик, быстро пробормотав благодарность, когда Никки прервала, снова схватив ее за запястье.
— Я имею в виду, посмотри на это! — сказала она, поднося руку Изобель к своему носу, и вглядываясь в цифры, как будто в них было зашифровано скрытое послание. — Возможно, это означает, что ты входишь в список жертв его убийств или что-то в этом роде. То есть этот парень — полный псих из «Мафии в плащах».
Изобель выдернула запястье из хватки Никки еще раз и уставилась на нее убийственным взглядом.
— Никки, ты издеваешься надо мной? Это номер телефона.
— Да, я знаю. Я об этом и говорю. Ты получила удар Невезения, и теперь он будет оставлять мертвых животных у тебя на крыльце и фанатичные сообщения на твоей страничке на Фэйсбуке.
— Это не так. — Изобель вздохнула, опять. — Мы просто оба встряли с этим… докладом.
Она смотрела в свой открытый шкафчик, когда меняла книги.
Для нее присутствие Ворена Нэтерса, иначе «вон тот парень», всегда было как мимолетная тень, отчужденное существо, не желавшее быть побеспокоенным. По правде говоря, она вспоминала о его существовании не более, чем несколько раз, и даже это бывало только в тех случаях, когда кто-нибудь вспоминал последнюю сумасшедшую сплетню о готах. У них никогда не было совместных занятий до этого года, и школа Трентона довольно большая, чтобы их встречи, до теперешнего времени, не выходили за рамки случайных столкновений в коридоре.
Изобель подпрыгнула снова, выдернутая из задумчивости, когда таинственная рука появилась снова, заставив ее задержать дыхание. На этот раз она лежала поверх дверцы ее шкафчика, держа пальцами знакомый, фисташково-зеленый цилиндр.
Изобель осторожно взяла тюбик помады «Розовая Богиня» и увидела, как рука ее соседа по шкафчику снова исчезла.
Она взглянула на Никки, которая усиленно заморгала перед тем, как схватить дверцу шкафчика Изобель и отодвинуть в сторону. Но девушка — Изобель вспомнила, что ее зовут Грэйс или Гэбби — захлопнула свой шкафчик, развернулась, не произнося ни слова, и ушла.
— Подлизы, — пробормотала Никки. Она выдернула помаду из рук Изобель и, изменив положение дверцы шкафчика, нагнулась, чтобы посмотреться в зеркало. — Она из средневековья.
Изобель посмотрела на удаляющуюся спину девушки, чьи слишком длинные, слишком прямые каштановые волосы шуршали вместе с ее юбкой, подметавшей пол. С тихим звоном браслетов на прощание, девушка свернула за угол и скрылась из виду.
— Ладно, — сказала Никки, закончив с губной помадой и спрятав тюбик назад в косметичку Изобель. Она промокнула губы салфеткой и закрыла рот. — Я считаю, что тебе следует рассказать Брэду.
— Брось, Никки. Я не собираюсь говорить Брэду, — отрезала Изобель. — И ты тоже не смей ему говорить, — добавила она, хлопнув дверью шкафчика. Выражение лица Никки сразу же изменилось, поблекнув от возмущенной скромности до уязвленной досады, и у Изобель было лишь мгновение, чтобы пожалеть о своих словах до того, как ее подруга развернулась и пошла.
— Никки, — простонала Изобель, следуя за ней.
— Забей, — бросила Никки через плечо. Она пренебрежительно махнула рукой и ускорила темп. — Ты же знаешь, — позвала она, — что он будет вести себя как чертов маньяк, если подумает, что ему это может сойти с рук.
Смотря на подпрыгивающий хвостик Никки, перевязанный крошечной голубой с золотым лентой, Изобель чувствовала тяжкий груз вины. Так что, может быть, она была немного слишком настойчива насчет сохранения в секрете происшествия с телефонным номером. Опять же, если она догонит ее, если она извинится сейчас, Никки будет думать, что если она разболтает все Брэду, то ничего страшного.
Изобель начала ненавидеть себя за то, что не сказала правду, когда должна была сделать хотя бы что-нибудь. Конечно, она вообще не хотела играть в секреты. Никки — ее лучшая подруга. Она в команде и часть компании.
Она замедлила шаг и позволила Никки уйти на ленч. Когда она скрылась из виду, Изобель нырнула в ближайший женский туалет. У раковины она включила теплую воду и набрала немного мыла на руку из дозатора. Она старательно намылила цифры на руке.
Как завитки дыма, насыщенные фиолетовые чернила превращались в сиреневый водоворот и затем ускользали в канализацию.

***

В тот день на тренировке она пропустила прыжок.
Она никогда не пропускала прыжок.
После поворота, кувырка назад и обратного прогиба она развернулась и должна была приземлиться на пятки. Она ударилась о жесткий пол спортзала, больно приземлившись прямо на задницу, при этом ее кости и зубы скрипнули.
Тренер Энн набросилась на нее из-за этого, конечно же, не забыв о своей вечной напыщенной речи о том, что «упасть, когда на тебя кто-то смотрит — это позор». Ничто не могло вывести тренера из себя больше, чем небрежные или неудачные прыжки, особенно когда на носу декабрьские Национальные соревнования. Хореография была трудной и отточенной. Слишком трудной и слишком безукоризненной, чтобы подвести участников по команде на площадке и все еще ожидать поддержки.
Неудивительно, что Никки не подождала ее после финального свистка тренера, чтобы поболтать. Изобель поняла, что ее не слишком заботит то, что она возможно уже не так раздражена, как раньше, а больше ей хочется поймать Марка после тренировки по футболу. В любом случае, она была благодарна, что не надо переживать из-за спора возле шкафчика, и еще более благодарна, что сегодня пятница. Ей нужен перерыв.
Это хорошо, что на следующей неделе нет игры. Как раз к тому времени сойдет ужасный фиолетовый синяк размером с бейсбольный мяч у нее на заднице, и она сможет снова надеть свою форму.
Изобель вышла из раздевалки и, как обычно, направилась на парковку через зал, но замедлила шаг, когда ей послышался голос Брэда. Он пришел за ней? Наверное, она слишком долго была в раздевалке, рассматривая в зеркале свои поврежденные бедра.
— ... говорить с ней снова. Уяснил?
Повернув за угол, Изобель остановилась.
Фигура в черном стояла, прижавшись спиной к синим шкафчикам, а под мышкой был зажат потрепанный черный журнал в твердом переплете. Над ним навис Брэд, он как обычно был в своей голубой куртке с золотыми буквами, в которую уже едва вмещались его огромные плечи.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.