Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53212
Книг: 130548
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Homo Ludens. Начало»

    
размер шрифта:AAA

Лебэл Дан
Homo Ludens. Начало

Глава 1

Как я его не заметил, ведь смотрел же по сторонам?! Долбанный ТБ — шник!
— Так — так, Олег, нарушаем? Плохо. Очень плохо, — сказал инспектор по технике безопасности Вадим Касимович, хитро прищуря свои раскосые глаза, глядя, на резко выкинутый мною окурок.
— Вот, хрень! — вырвалось у меня.
Это я попал, а вот, на сколько решит суд, самый гуманный суд… начальника участка N3 нашего подземного рудника. И минималка — это полторашка в карман инспектора и рабочий "выходной" на благо родного участка. Знаю, что сам виноват, но от этого ещё обидней, свалить не на кого.
— После подъёма на поверхность жду объяснительную, за подписью начальника участка! — резко бросил инспектор.
Развернувшись и сделав шаг в сторону развилки, ТБ — шник повернулся и сказал: "Не затягивай Олег, я у себя в кабинете до трех часов дня".
Вот сука, цену себе набивает. Как чаю попить у нас в кандейке так, здрасте, как дела, а как денежку учуял, так сразу прям цепной пёс на страже безопасности жизнедеятельности человека. Только вот где вы все бываете, когда на людей заколы падают после вашей проверки по нормам, а?
— Касимыч, погоди! Может ну его, эту объяснительную, как‑нибудь так разойдемся, не чужие же люди?
— Зайдешь полчетвертого, таксу знаешь. Викторычу сам скажу, — на полтона ниже сказал инспектор и зашагал, что‑то бурча себе под нос. У кого‑то смена задалась, а кто‑то безглазый ушлепок, ладно хоть по минималке прокатило.
Сделав несколько шагов, инспектор растворился в темноте. Еще некоторое время светились светоотражающие полоски на спецовке, да луч фонаря, светивший с каски. Шахта была наполнена гулом работающих машин по подъему руды, какими‑то стуками и шипением. Но это только вблизи ствола, а стоит отойти вглубь горизонта, то тишина и темнота обволакивают и начинает казаться, что ослеп и оглох, а тонкий луч фонаря, высвечивающий сплошные камни под ногами — это плод твоей фантазии. Временами начинаешь слышать невнятные разговоры, шепот и становится страшно, потому что знаешь, что тут не может быть никого. Иногда оказывается, что это всего лишь шипит ветер, вырывающийся из небольшой щели вентиляционной трубы, и шуршит обрывком обмотки. Я долго не мог привыкнуть к такой обстановке, ведь мне по долгу работы приходится всю смену ходить одному пешком по всей шахте. Представлять сколько надо мной сейчас скальных пород даже не хочу. Но потом победил свой страх и иногда даже интересно стоять в безлюдном месте шахты и выключив фонарь, погрузиться в темноту… Нет во тьму. Потому что это кромешная тьма, которую не найдешь на поверхности. Глаза таращатся сами по себе, стараясь хоть что‑то уцепить, хоть какой‑нибудь отблеск, но нет… Теряется само ощущение себя в пространстве: мозг уже не понимает где верх, где низ, сколько вокруг пространства. А еще шахта — это куча пыли и сильные ветра, местами вода по колено и вообще сплошной кайф!
Поднявшись на поверхность, я протопал по коридору.
В кабинете начальника участка мне предстояло узнать, какой мой выходной помахал мне ручкой и укатил в неведомые дали.
— Да не было его, Викторыч, не было! Я за поворот глянул — чисто, закурил. И пока курил, тоже поглядывал. А он, как чёрт из табакерки: нарисовался — хрен сотрешь!
— Ладно, Олег, бывает, но отрабатывать всё равно надо, в следующий раз будешь внимательней, ну или курить бросай. Хе — хе!
— В нашем "зоопарке", Игорь Викторович, сигарета — это единственное, что не позволяет послать в дальние дали всех и вся!
— Харош! Накосячил — отвечай! Тут тебе не Спарта! — резко крикнул начальник. — Здесь все намного круче, это шахта, сынок, — язвительно улыбаясь, сказал начальник. — Пошутили, и хватит, теперь к делу: останешься сейчас ещё на смену…
— Но я же…
— Не перебивай! Короче так: в районе семисотого горизонта взрывники "отпалили" боковой штрек, поставили вентилятор для проветривания. Твоя задача: с подстанции дотянешь кабель, подключишь к вентилятору, запустишь. Час помолотит, потом все в обратном порядке и можешь быть свободен. Диспетчеру отзвониться не забудь.
— Вентилятор какой? ВМ-6?
— Да.
— Понял, уже ушел, — вставая со стула, сказал я.
Что‑то как‑то все больно гладко, дел то на три часа. Ну что, будем делать посмотреть… Теперь надо сделать еще одно не самое легкое дело. Достав телефон и выбрав из списка абонентов нужного, нажал на звонок.
— Привет, ты скоро? — радостно спросила Яна.
— Ян, я задержусь на работе часов на пять, наверное… И это… продукты я не куплю, денежка немножко ушла… — сразу сказать правду было стыдно.
— Что случилось? — голос подруги сразу переменился.
— Да так, мелочи жизни… Инспектору с куревом попался, — беззаботно отозвался я, думая, что пронесет. Не пронесло.
— Ты нормальный, Олег, нет? Я тебе уже год вдалбливаю в твою дырявую черепушку: бросай курить, займись спортом, пузо как у бабы на четвертом месяце беременности…
— Да тебе‑то, откуда знать?! — вырвалось у меня.
Есть такая дурная черта характера: не думая о последствиях, резать правду — матку. И вроде бы понимаешь, что лучше ни кому от правды не станет, а как раз наоборот. Но это как внезапно, очень быстро вскипевший и лопнувший чайник: ошпаривает всех. Только вот вместо воды — слова, а ошпаренная кожа это душа, которая рубцуется намного дольше.
Тишина… звенящая, скрученная в спираль и готовая разорваться в любой момент.
— Дверь захлопну, ключи на полке! — прогремело в трубке.
— Ян прости… — начал говорить и не закончил, — связь оборвалась.
Аппарат абонента выключен или находится вне зоны доступа сети… Ну что за день‑то такой. После работы надо заехать к её матери, она явно там. Цветы и все дела, может к вечеру отойдет. Не то что бы она всегда такая, но иногда бывает. В первое время это даже заводило: громкие ссоры, потом примирения, страстный секс. Но я уже не мальчик, тридцатник уже, детей хочу. Правда есть один, от первого брака, просто еще хочу. А она не хочет, у нее работа и карьерный рост. Девке двадцать семь, а ей еще рано и вообще некогда. С Янкой мы даже не расписаны, год всего вместе и дело явно идет к свадьбе, по крайней мере, по её планам. Хотя от её характера я уже начал уставать, а потом что будет? И расстаться вот так сразу не могу — привык. Ладно, лирика всё это, а проза жизни вот она по коридору идет.
— Пришел уже? Рано ещё, сказал же в полчетвертого, — сказал нестираемый инспектор по ТБ.
— А я и не к вам, сейчас опять в шахту — надо отрабатывать.
— Тогда завтра зайдешь, время то же.
— До свиданья, — попрощался я. Чтоб тебе икалось отсюда и до обеда — это я уже сказал про себя.
Итак, что у нас по плану: пройти медичку, переодеться, взять самоспасатель и фонарь. Сделано. Вперед и с песней: У шамана три руки, о — о-о — оу и крыло из‑за… кхм! Нет, чет не катит, не в струю. Нет в современном мире места шаманам, а жаль. Как было бы хорошо: сядешь возле его фигвама, душевно так, он тебе трубочку с чем‑нибудь интересным и объяснит все обстоятельно, как жить дальше, в этом лучшем для кого‑то из миров. О, моя клеть подошла. Когда спускаешься на клети по стволу, то примерно на отметке сто пятьдесят метров начинаешь чувствовать перепад давления. Закладывает уши слегка, а вот когда болеешь чем‑либо, тогда закладывает не по — детски. Что делает болеющий человек в шахте, а не дома пьет чай с лимоном? Работает он! Больничный лист — это самое часто используемое оправдание руководства, чтобы не платить "тринадцатую" зарплату. И поэтому, если ты можешь ходить, ты работаешь. Моя остановка горизонт семьсот метров — конечная. Потопали двести метров до развилки, нам направо. Закончился участок освещенный лампами. Теперь полтора километра по прямой мимо подстанции с трансформаторами и вот он — отпаленный боковой штрек. Чуть не доходя до него, метров пятнадцать, фонарь высветил стоящий вентилятор. Вот как знал, что не все так просто. Вентилятор был, а вот рукавов, через который чистый всасываемый воздух должен был попадать в загазованный штрек — нет. Без него весь смысл проветривания терялся. И что теперь? Нет, в подстанции они, конечно, есть и длина вроде подойдет, но вопрос в другом. Мне оно надо? Ага, ага, как козе баян. Как я люблю свою работу, у — у-у, что ни смена, то секс, либо с начальством, либо с обстоятельствами. И ты везде пассивный участник соития. Вот почему в школе есть день самоуправления, а на работе нет? Я даже в выходной день пришел бы. Сплюнув, закурил, еще раз вспоминая инспектора недобрым словом. Достал АС-1- химический газоопределитель, замерил содержание углекислого газа и оксида углерода. Надо бы еще много чего замерить, но шахта у нас не угольная метана нет — не бабахнет. По правилам все это надо делать вдвоем, но где его взять второго? Руководство кроме своих кресел ничего не интересует. А вообще всеми этими делами должна заниматься отдельная структура ВГСЧ — военизированные горноспасательные части, находящиеся в ведение МЧС. Но мы живем в России и поэтому кто‑то из высокого начальства холдинга, в который входит наша шахта, посчитал, что их слишком много и урезали им контракт. И теперь, мы, доблестные "дружинники", прошедшие аттестацию и проверки, выполняем львиную долю работы, за которую нам доплачивают целых полторы тысячи рублей в месяц. Как раз на сигареты, хе — хе. Замерив, зашагал в подстанцию к телефону — ситуацию надо было решать.
— Диспетчер, — ровный, почти без интонации, раздался голос из трубки.
— Дежурный электрослесарь участка N3 Белозерцев.
— Олега, ты? — голос оживился
— Я, Михалыч, я. Короче так: я на семисотом. Тут палили, ты в курсе. Вентилятор есть, натянутых рукавов нет. Людей надо. Одному тут делать не хер, — твёрдо заявил я диспетчеру.
— Только людей? Рукава есть?
— Есть. Люди когда будут? — "Если в конце смены, то это копец…"
— Через час, раньше никак. И следующий раз без полулитру даже не звони, — уведомил Михалыч.
— Сочтемся. Замеры произвел, все в пределах нормы. Я сейчас кабель начну тянуть, так что если понадоблюсь, в подстанцию не звони. Через сигнализацию фонаря вызывай.
— Понял, жди, — сказал диспетчер и повесил трубку.
Это хорошо, что диспетчер сегодня Михалыч, другой бы кочевряжился и помощь получил бы я в конце смены. Кабель, кабель…стоп, а вентилятор‑то я не проверил. Вдруг где замыкает, фаза на корпус бьет. Редко, но бывает, стукнули где или еще чего. А это отмена наряда и путь домой. От этой мысли в груди аж тепло стало. Вприпрыжку добежал до вентилятора и начал проверять мегомметром. Нуу…не везет мне сегодня. Опять закурив, подошел к отпаленному штреку и стал смотреть на свод. Мда…заколов было очень много, кто‑то задолбается убирать. Докурив и затушив сигарету, щелчком пульнул ее в нуждающийся в проветривании штрек. Зачем‑то проследив ее полет, увидел, что попал в поблескивающий на свету, присыпанный частичками руды какой‑то предмет. И что это? По идеи не должно тут быть ничего. Если только взрывники что‑нибудь не выкинули. Посмотреть? Так это жим — жим немного, сверху свалится кусочек, маленький такой, тонны на две — три и все, приехали, конечная — морг… Человек, когда работать не хочет, отзмазку себе всегда найдет: то покурить, то немного передохнуть или вообще заняться чем‑нибудь другим. Все. Хочу, не могу, надо узнать, что там за хрень? Так, вздохнули, выдохнули, пошел. Шесть метров туда и столько же обратно, пролетели за один миг. Ну и зачем это я рисковал, что это за фигня такая? В моей руке лежал цилиндр длиной сантиметров двадцать, не широкий, на взгляд диаметров пять — шесть сантимов. Очень легкий, как из алюминия, только это не он, цвет другой — темно серый. И? В неведении я оставался недолго. Мою правую руку, в которой я держал цилиндр, охватила серая дымка с всполохами темно — красного цвета. "Как? Что? Млять!" — первая мысль, посетившая мою голову, вторая… а второй не было, потому что пришла ПАНИКА! Рука стала выполнять дергающие движения, пытаясь стряхнуть ЭТО, ноги сами прыгали, причем иногда вразнобой. Скакал я козликом до того момента пока не споткнулся и не растянулся на земле, предварительно ударившись о борт прохода. "Если бы не каска, голову бы точно пробил. О — о, я опять думаю!" — мысленный диалог немного успокоил. На первый взгляд с рукой было все в порядке. Полежу немного, успокоюсь, а то внутри еще потряхивает, адреналина в крови на троих хватит. Вдох — выдох, вдох — выдох. Луч фонаря на каске светил вверх, но не достигал свода. Тьма обступала со всех сторон, а я смотрел, как в потоке света кружилась пыль. Вроде отпустило, пора вставать и немного подумать, а что это было‑то? Встать у меня не получилось. Резкий, резонирующий, металлический голос, раздался в моей голове:
НАЙДЕН НОСИТЕЛЬ. АНАЛИЗ… РЕЗУЛЬТАТ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ.
АКТИВИРОВАНА ПРОЦЕДУРА НАСТРОЙКИ НА ОРГАНИЗМ НОСИТЕЛЯ…
Попытался вскочить, не получилось, ноги стали ватные и не слушались. А потом стало темно, и я отключился.

Глава 2

— Эй, мужик, ты как? — сознание вернулось резко, рывком.
Я сел и осмотрелся. Двое мужиков, с соседнего участка, обступив меня, смотрели с участием. Не помню, как их зовут, так шапочно знакомы. Что случилось‑то? Вентилятор, цилиндр и дымка. Надо домой. Не нравится мне, как сегодня развиваются события.
— Приступ был, да? — спросил вроде бы Серега.
— Какой приступ? — не понял я.
— Ну… это, как её? Эпилепсии, — выдал он.
— Серега, Сергей же? — дождавшись утвердительного кивка, продолжил. — С чего это ты взял, что я болен эпилепсией? Таких вообще‑то на мед. комиссии сразу бракуют. — пояснил я.
— Дык, это… мы тут с Вальком, идем, значит, ага, диспетчер послал. А тут ты лежишь, ну мы это… к тебе значит, а ты — дергаешься! Я к телефону — звонить. А Валька тут, с тобой остался, — очень информативно поведали мне.
Сейчас будет очень большой кипеж. Эти два архаровца, позвонили диспетчеру и сейчас сюда, на всех парах рвется дежурный медик. Быстро к телефону.
— Диспетчер, — а голос то уже не ровный, ЧП, блин.
— Михалыч, Белозерцев, — без энтузиазма сообщил я.
— Твоюж медь, Олег, едрёна кочерыжка, ты живой? Я тут уже такую волну поднял, эти, работнички по телефону сказать толком не могут: ну, это, вроде живой, вроде дышит, но дёргается, — передразнил он Серегу.
— Кого, поднял? — с маленькой надеждой спросил я.
— Начальник твой уже здесь, главный инженер едет, инспектора, директору пока не сообщали. И ты знаешь: иди на мировую, не бухти, как обычно, — предупредил диспетчер.
— Не маленький, разберусь. Давай всем отбой что ли? Я выезжаю, — попрощался я.
А на верху меня уже ждали. Медик проверил давление, посмотрел зрачки, поспрашивал и отпустил, сказав, что передаст рекомендации моему руководству. Помывшись и переодевшись, я потопал в кабинет к начальнику.
— И что это с тобой, было? — озабоченно спросил Игорь Викторович.
— Не знаю, устал, наверное, — ответил я.
— Ну да, ну да, мне‑то сказки не рассказывай. Вы когда подмениваетесь, по две смены работаете, а потом еще в кабаке гуляете, — сморщился начальник. — И это от усталости, тебя трясло? — продолжил он.
Сижу, молчу, вот молчу и все. Начну говорить — нарвусь. Когда надо мы молчать умеем, а сейчас печёнкой чую — надо. Поиграли в гляделки, мне надоело, отвел взгляд.
— Неделю тебе — отдыхай. В табеле проставим все как надо, не переживай. Только об этом случае не распространяйся. И в больничку сходи, проверься! — дал напутствие начальник.
— Все понял. Схожу. Проверюсь. До свидания, — спокойно ответил я, внутри же радость выплескивалась через край.
Значит, решили замять это дело. Кому нужны несчастные случаи на работе? Правильно, никому. А так и волки сыты и хрен, а не полторашка инспектору! Неделя. Не отпуск конечно, но на халяву и уксус сладкий. На дворе начало апреля, снег только сошел, тепло уже. А может рвануть куда? Сегодня четверг третье число, мне на работу четырнадцатого числа, мама дорогая, одиннадцать дней, красота! На недельку в Египет? Давно хочу, еще до брака собирался, да все никак не получалось. Да и денег не было, как впрочем, и сейчас. Хоть где‑то стабильность. Хотя Яна там была и теперь хочет в Испанию. Стоп, Яна, вот блин, со всей этой свистопляской забыл про неё! Где телефон? Гудки идут, трубку не берёт. Значит, едем за цветами. Не мытьем, так катаньем. Анекдот вспомнил:
Грузин едет на "Мерседесе", увидел красивую девушку и говорит ей:
— Дэвушка, пайдём в баню, купатса будим!
— Нет, не хочу!
— Ну, тагда давай на машине пакатаемся!
— Давай!
Не митьём, так катаньем — сказал довольный грузин, потирая руки.
Вот как‑то так с Янкой и живем. Вышел на стоянку, завел свою семилетнюю "Калину", оставшуюся мне после развода, и пока прогревалась, решил перекурить и подумать. Все, что со мной произошло, я помнил. И дымку со всполохами, и голос. Просто думать об этом не хотелось — страшно! Но себе я верил, а кому еще верить?! И то, что это конец истории верилось слабо. Решить что‑нибудь по этому вопросу я не могу, значит, будем ждать. Ладно, погнали. Купив красные розы, целых девять штук, порулил к дому матери Яны. Припарковавшись, подошел к подъезду и стал гипнотизировать домофон. На мой взгляд он никак не прореагировал. Звонить не стал, не наш метод. Подождал минут десять и зашел, уступив выходящим. Пешком на пятый этаж, фуф, надо отдышаться. Бросай курить, вставай на лыжи, да — да, вот прямо завтра и брошу. Покурю, затушу и брошу.
— Нина Васильевна, добрый вечер, а Яна у вас? — сказал я, глядя на пожилую женщину.
— Нет, Олежка, нет её. К Ленке ушла, сказала, что у неё переночует. Поругались да? — участливо поинтересовались у меня.
— Да…нет, просто разошлись во мнениях на некоторые темы, — с честными глазами соврал я. — Побегу я пока не поздно совсем, до свидания, Нин Васильна, — уже на бегу попрощался.
Из всех подруг Яны, Лена выделялась своим снобизмом и яркой внешностью. Яркость была подарена не природой, а очень хорошо зарабатывающими пластическими хирургами. Которым платили "папики" Лены. М — да. А ведь косточки мне явно перемыли и как вызволять из этой змеиной норы Яну, я пока не представлял. Еще звонок. Нет ответа. А время уже позднее одиннадцать вечера, спать бы не легли. Доехав до дома Лены, поднялся на второй этаж и позвонил в дверь. Странно, никто не открывает. Позвонил еще раз. Дверь открыла блондинка с третьим размером и губами, разрывающимися от ботекса.
— Лен, привет, — широко улыбнулся я. — А Яна у тебя?
— О, Олежик, привет! Как дела? Что не заходишь? — пристального глядя на меня, как удав на кролика, проговорила она. — А Яны нет, да и зачем тебе она, когда я тут, рядом?
Нет, ну что за шалава? Сколько уже было подкатов от этой похотливой кошки? Я со счета сбился. Запретный плод — сладок, так что ли? Грудь конечно — атас, доктора хорошо постарались. Да и с сзади тоже все как надо. Но вот стерв я не перевариваю. Хотя какая женщина не стерва? А Ленка — это уже практически апогей.
— Дела нормально. А меня ты знаешь — я однолюб. Так, где Яна? — чуть надавил я.
— А нет у тебя, Олег, Яны теперь! — с ненавистью в голосе прошипела змея, ловко маскирующаяся под человека.
— Не понял? Подробности можно? — с холодом в голосе спросил я.
— А достал ты её, придурок, достал, понимаешь? Не пара ты ей, работяга! — с яростью, который я от нее не ожидал, крикнула Лена.
Всё, пробки перегорели, свет потух. Ярость на эту прошмандовку полилась через край. Сделав шаг, схватил её за плечи и проорал:
— ГДЕ ЯНА, СУКА?!!
— Руки убери от неё, сволочь! — в коридор со стороны кухни выбежала Яна.
— Убрал! Яна, что происходит? Ты в курсе, что мне тут наговорила эта дрянь? — немного успокаиваясь, сказал я.
— Ты ох. ел, пидор! Пиз. ц тебе! — из‑за плеча Яны высунулась голова Лены. "Как это она там оказалась? Телепортация?"
— А уже ничего не происходит. Выйдем на лестничной площадке поговорим, — сквозь зубы бросила Яна.
— Слушай меня, Олег. Мы с тобой расстались. Точка. Спасибо за приятно проведенное время. Не приходи и не звони. Вещи свои я уже забрала. Объясняться, зачем и почему не будем. До свидания, — развернулась, прошла в квартиру и закрыла дверь.
Минуту простояв перед дверью, развернулся и пошел вниз по лестнице. Вот это сюжетный поворот! Как это я не заметил перемену в наших отношениях? А я их отслеживал что ли? Жили и жили. Вот и дожили.
— Ботаник? Привет дружище! Дело есть, бутылки на три коньяка, — сказал я в телефон.
— Ты офигел, на время смотришь? — возмутились с того конца.
— Меня Яна бросила, — ровно и спокойно произнес я.
— Остров брошенных надежд готов принять шхуну наивных чукотских мальчиков, — подражая голосу авиадиспетчера, произнёс Митька.
— Подлётное время: пятнадцать минут, — включаясь в игру, проговорил я.
Через полтора часа:
— Ты прикинь, а я бэбика хотел с ней заделать, у — у-у, сучка, не звони, не пиши…
— А чё ты киснешь? Свет клином на ней, ик, сошёлся, что ли?
— Да, нет. Просто привык. Да и год вместе уже.
— И чё?! Это не срок, найдешь кого… Бахнем?
— Дык налито. Ну за ДАМ…
Ещё через час:
— Митя, я налил. Ты где? Эй, Ботаник, куда пропал?
Кружит что‑то…Где туалет?
Утром голова не болела. Открыв глаза, я с удивлением уставился в потолок. Пробелов в памяти тоже не наблюдалось. Жаль. Кое — какие моменты я не хотел бы вспоминать. После второй бутылки мы созрели до общения с прекрасным полом, но в три часа ночи все Димоновские подруги уже спали. Но гусаров это не остановило, и понеслись звонки по телефонным номерам жриц любви. Ничего путного из этого тоже не вышло. Митьке не понравился сутенер, слово за слово они начали выказывать недоверие друг другу, дальше — больше, и вот уже Ботан пинает лежащее тело. Бляди орут, сирены от ментовского УАЗа крутят диско, а мы на асфальте лежим, отдыхаем. Три штуки летёхе и мы снова дома пьём коньяк. М — да, погуляли. Встал с кровати и побрёл в ванную, с соседний комнаты раздавался богатырский храп. Будить не буду, похмелье надо проспать. Мой метод. Залез под душ и тут началось:
НАСТРОЙКА ЗАВЕРЩЕНА. "ЗЕРНО ДЕМИУРГА" АКТИВИРОВАННО. ТИП ИНТЕРФЕЙСА: ИГРА.
— А — а-а! — поскользнувшись, вылетел кубарем из ванны и только потом:
ґ—Да чё за ху. ня‑то, а?!! Кто ты?!
— Легин, что белочка пришла? — хихикнул Димка, явно проснувшись от моего падения.
— Очень может быть, — очень тихо произнес я.
— Опохмелись и всё пройдет. Ну, или усугубит, — жизнерадостно поведали правду жизни мне.
— Я домой. Давай пока, на созвоне, — уже тверже, сказал я.
— Бывай, и это, не переживай сильно, бабы — они такие бабы…
Философ, мля. Вроде бы куда спешить — мини отпуск. Да только дела у меня появились. Срочные. И решать их почему‑то хотелось дома. Вот доеду, а там уж постараюсь понять, что за херня твориться и что за странная пиктограмма, в виде маленького зеленого человечка, моргает в правом верхнем углу обзора.

Глава 3

Живу я в пригороде, минут пятнадцать до города, в частном доме. После развода оставив двушку семье, купил участок и с друзьями поставил домик шесть на восемь, плюс пристрой. Мне хватает. Тут с Яной и жили. Ага, жили — не тужили, только кто‑то все прос… ээ… кончилось все, в общем. Да и не переживаю я особо почему‑то. После развода ко всем этим делам перегорел малость. Поставив машину перед домом, открыл калитку и прошел к дому. Собака пролаяла, привычно сообщая округе, что её опять не покормили и вообще жизнь не сахар. Сейчас — сейчас. Зашел домой, взял булку хлеба и бросил псу. Так, чайник включить, кофе, сахар, молоко в кружку и ждем. Хотя, не ждем, идем готовить посадочное место: на веранду вытащил кресло — качалку. Моя гордость, года полтора назад купил, денег конечно угрохал немеряно, но оно того стоило. Итак, кресло, кофе, сигарета. Пока ехал до дома, всё крутил курсор, который появился после моего эпического мытья. Он не походил на компьютерный, его даже видно не было, так маленькая сероватая дымка. Но то, что это курсор было понятно. Больше откладывать смысла не было, я мысленно надавил на пиктограмму.
ОБРАБОТКА ДАННЫХ ПЕРСОНАЖА…
ЗАПРОС В ИЭПП…
ФОРМИРОВАНИЕ ОПЕРАТОРА…
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!
Передо мной развернулось окно, разделённое на две неравные части, с левой стороны был я, в 3 D — проекции, надо мной висела надпись: Уровень 3. Справа было окно характеристик. Окно имело множество вкладок и, не задерживая взгляд на первой, я пробежался по остальным: навыки, рюкзак, репутация, питомцы, связь с оператором. Были ёщё вкладки, но без названия и не кликабельные. Свернув мысленным усилием окно, увидел, что и при обычном обзоре многое поменялось. В левом верхнем углу появилась полупрозрачная карта, кликнул по ней, она развернулась, свернул. Ещё в нижнем левом углу появились четыре шкалы, но их я даже не смотрел. Чуть подрагивающие руки вытащили из пачки сигарету, запихнули в рот. Я конечно не тормоз, но проц в голове подвис серьёзно. Фантастику я люблю, читаю постоянно, что‑то нравится, что‑то нет. Но то, что сейчас происходит, как‑то не укладывается в каноны. Я не принц забытых цивилизаций, не бывший ВДВ — шник и даже не гений хакерского искусства. Простой электрик я. Не совсем конечно, простых людей вообще не существует, но не уникум. Вся эта тема, уж больно смахивает на РПГ, только в реальном мире, а такого не может быть. Нереализуемы законы виртуальности в нашем мире. Ага, а "Матрица" — это бред перекуривших явно не сигареты двух братьев. Сколько себя помню, внутренний диалог помогал успокоиться. Помог и сейчас. Надо перекурить, вытащив сигарету, вдруг обнаружил, что уже держу одну в зубах. Успокоился я, ага. Затянулся, и тут выскочило полупрозрачное окно перед глазами:
ДЕБАФ. ОТРАВЛЕНИЕ: ВЫНОСЛИВОСТЬ -10 %, СКОРОСТЬ ВОСТАНОВЛЕНИЯ ЖИЗНИ -10 %. ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ: 8 ЧАСОВ.
Вот ёшки — матрёшки! Всё‑таки РПГ, кач, задротство, ПвП или зассал, только хардкор, да? Это как меня угораздило? Хотя, как я знаю, вопрос‑то в другом. И даже не один. Вопросов, их даже навскидку, штук двадцать. И самый первый: а съехать с темы нельзя? Жизнь у меня не фонтан, но я привык, и менять не собирался. Что‑то выпить захотелось, но, наверное, не буду, если от курева дебафнуло, то от алкоголя можно совсем копыта отбросить. А и хрен с ним, сыграем. Накатило такое чувство как перед первым прыжком с парашюта, было такое в моей жизни. Вот перед тобой пропасть и надо прыгать, а не хочется просто жуть. Но знаешь, что НАДО! И не потому, что учился, платил деньги и прыгающие за тобой ждут. А потому, что настал такой момент в твоей жизни, когда либо идешь вперед, либо не идешь и, наверное, уже никуда, никогда не пойдешь. Сдулся пузырь, кароче. И все эти мысли пролетают за полсекунды, и ты даже примиряешься с возможной смертью. Весь такой обречённый, но не сломленный. Прыгаешь. А там первые секунд пятнадцать не думаешь: болтает, крутит, и пытаешься вспомнить, а делать‑то чего? Вот и сейчас также. Начнем разбираться помаленьку, что я знаю об Уральских горах: если честно, то дохрена. В студенческие годы был раз 15 это точно. Туристы — активисты, блин. Как май, так все, свежую партию девчонок на плечо и в горы, посвящать в таинство гор, ага. Итак: современным уральским горам, по меркам планеты, не так уж и много лет, всего 30 миллионов. До их образования на их месте много чего было: и разломы, и океан. И когда эта хрень туда попала, не поймешь, да и если поймешь, легче станет? Вот если узнать, кто её туда положил. А может, и узнаю, со временем. Что за пафос — "зерно Демиурга"? Голливуд не иначе. Куколка Бога, аватар Вселенной, спаситель Галактики из той же оперы? Если да, то я не в теме. Такое мне точно никуда не упало. Что за оператор, опять Матрица вспоминается, ИИЭП? А вот по поводу интерфейса кое — какие мысли есть, но кто сказал, что они верные? Вопросы, вопросы… Ладно, начнем знакомство с интерфейсом. На себя я уже посмотрел, глянем на характеристики. Хи — хи, глянем, а там: зарекомендовал себя грамотным специалистом, в нарушениях трудовой дисциплины не замечен, в коллективе проявил себя отзывчивым коллегой… Хи — хи. М — да, еще не отпустило. Итак, понеслась.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • elag64 о книге: Анна Бегун - Лисы взрослым не игрушка
    Кого не перекусать??????

  • valeria8ria о книге: Наталья Способина - И оживут слова. Часть I
    Хорошая история.Размеренная и необычная. Затягивает, поэтому вторую часть буду ждать

  • Chernichka о книге: Мария Галина - Время побежденных
    "— Если бы у вас, легавых, были бы такие же мозги, как мышцы…" - прям слоган всей книги и всех главных героев.

    Я прочитала эту книгу в рамках "Книжного вызова" и для меня это реально было вызовом. Даже несмотря на то, что я предпочитаю фантастику.

    Что за обложка?! Изобразили красотку с пушкой, которая мелькнула в книге в таком образе ОДИН раз. Дальше была изнеженная дамочка, которая от вида трупа чуть в обморок не падала (хотя вроде как доктор спец. отдела ).

    Самым раздражающим фактором для меня были герои. Прям слов не хватает, вот честно. Картонные, заурядные, глупые, противоречивые и безголовые. Мне было скучно и неинтересно следить за ними. Избавься автор от них в начале или в конце, единственное, что я бы почувствовала, это облегчение. Пользы от них не было никакой. Краткое описание главного героя - "сила есть, ума не надо!". Ну, так нам пытался показать автор, хотя на деле и физ.подготовка у него была так себе. Про его напарника-инопланетянина вообще ничего конкретного сказать не могу. Он мне напомнил наивного ребенка: то бесстрашный, то трясется, чаще вообще ничего не понимает. Хенрик - вроде адекватным казался, потом без причины не превратился в истеричку недоверчивую (цитата "Как вы, интересно, ухитрились достичь такого высокого положения в вашей организации, — насмешливо поинтересовался доктор, — при таких-то нервах?". Второстепенные герои прошли мимо меня, я их даже и не вспомню сейчас. Единственный, кого мне чуток жалко - это гения Стампа. На фоне остальных он прям самый-самый адекватный.

    Зачем тут вставили любовную линию?! Да еще и такую топорную. Был типо "альфа-самец", который делил девушек только так "либо секс-бомба, либо хозяйственная клуша". Встретил типо умную секс-бомбу. Две встречи и она уже "Я не такая", а он "Я тебя люблю, жить не могу". Тьфу. И, самое печальное, что автор то женщина.

    Финал книги мне непонятен. Что? Как? Почему? Вопросов к происходящему у меня осталось куча.

    Вся книга заключается в бегатне героев без особого смысла. Хотя про кадаров я бы почитала, но не в исполнении этого автора!

    "Самая безобидная на свете штука — это труп." - мне просто нравится эта фраза из книги)

  • moonlight о книге: Стелла Грей - Котобар «Депрессняк»
    Мне понравилось. Очень интересно, читала до 2 ночи, никак не могла оторваться

  • Сноуджейн о книге: Инга Ветреная - Интриги королевского отбора
    У меня единственный вопрос: кто это писал? Ну вряд ли автор веселых и остроумных , пусть и чуть наивных произведений, которыми я восхищалась ранее. Это же дурь полная, со всеми присутствующими роялями . Героинька, попав в другой мир, сходу качает права, хамит всем так, что это даже для ЛФР перебор, прекрасно при этом вжившись в чужую личность, и ее никто не раскрывает. Она не умеет и не хочет вести себя прилично, о элементарной вежливости никогда не слышала, лезет кругом, куда запрещено, и при этом ее никто не может остановить. Автор, вы серьёзно? Это все равно что дворничиху пригласить на дипломатический раут. Вы действительно считаете, что это проканало бы? Да нет! В лучшем случае - тюрьма и лишение дворянства. Говорить так с властьимущими не то что глупо, это самоубийство. Хамить верховному магу... Да кто она? Или ей пофигу, как петеушницам на курорте: все равно уеду (вернусь в другой мир), так что могу и попробовать всех построить. Дома же я никто, и звать меня никак, а на работе что-то подобное вякну - мигом без нее и останусь .
    Плохо. Ужасно. И если вначале еще по инерции улыбалась, то дойдя до сцены встречи с принцем на галерее, закрываю. Лучше перечитаю еще раз Академию

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.