Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50295
Книг: 124696
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Приход террафилов»

    
размер шрифта:AAA

Майкл Муркок
Приход террафилов
(или Пираты Второго Эфира)

Copyright © Michael and Linda Moorcock 2010. First published by BBC Books in 2010, an imprint of Ebury Publishing, a Random House Group Company. Doctor Who is a BBC Wales production for BBC One. Executive producers: Steven Moffat, Piers Wenger and Beth Willis. BBC DOCTOR WHO (word marks, logos and devices) are trade marks of the British Broadcasting Corporation and are used under Ucense.
Judoon created by Russell T Davies.
© E. Лозовик, перевод на русский язык, 2015
© ООО “Издательство ACT”, 2015

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
Посвящается Майклу Чабону
Кто бы ни назвал эту планету Венецией, имя он ей подобрал как нельзя лучше. Золотую поверхность рассекали миллионы каналов, так что из космоса она напоминала резную державу вроде тех, что были у монархов древних времен. Облака, в теплое время года собиравшиеся над каналами, лишь подчеркивали геометрическую упорядоченность их узора. Венеция была богатым и полным жизни миром. Сюда стремилось больше космических скитальцев, чем на любую из девяти соседних планет звездной системы Калипсо V. А ведь среди них была и Ур XVII, и Новая Венера – потрясающей красоты мир, ради пейзажей которого многие колонисты были готовы рисковать жизнью.
Как и все населенные миры, Венеция находилась под запретом для гигантских лайнеров МГП и больших межзвездных судов земных служб. К тому же здесь они были бы легкой мишенью для каперов, чьи юркие корабли постоянно кружили возле планеты, подчиняясь порывам изменчивого солнечного ветра.
Двенадцатая Межгалактическая война, в огне которой сгорели целые звездные системы, по общему соглашению не коснулась ряда планет, оставленных в качестве трофеев победителю. Венеция была одной из них. Ее власти строго следили за тем, чтобы на поверхности планеты не возникало конфликтов и войн. Если же они начинались, к месту боевых действий отправлялись огромные боевые баржи под парусами, площадь которых измерялась даже не в метрах, а в километрах в квадрате. В мирное время по воде каналов сновали маленькие быстрые гондолы. Из космоса они казались похожими на огромных жуков, быстро перебирающих длинными членистыми ногами-веслами. Однажды, воспользовавшись обычной неразберихой войны, пират Корнелиус приспособил эти лодки для разбоя. Но вот уже полвека ему не удавалось снова извлечь из них пользу.
Жизнь на Венеции сосредотачивалась вокруг каналов, причудливым узором изрезавших ее поверхность. Она была одной из немногих планет земного типа, которые могли похвастаться естественной, а не рукотворной красотой. Инженеры терраформных корпораций никогда бы такого не придумали. Они поставили себе на службу законы золотого сечения, но превзойти шедевры Природы пока не могли.
В своем грандиозном «Эпиконеоне» пират Корнелиус, известный также под псевдонимом «Голландец», писал:
Корабль, запрягший в парус солнца свет,
Скользит по бране на глазах вселенной,
С презреньем отвергая зов планет
И жаждая лишь пустоты нетленной.
О золотой, нерукотворный шар,
Жемчужными туманами увитый,
Ты – главный мой трофей и страшный дар;
Пока я живу ты под моей защитой.
Но в мире нет другого искушенья,
Что задержало б вечное движенье.
Корабль, упомянутый в стихотворении, называется «Пэйн», и для его капитана нет лучшего парусника во всем пространственно-временном континууме. Когда он стоит на мостике, положив руку на штурвал, гордый и беззаботный, кажется, что они – единое целое.
Паруса наполняет солнечный ветер – поток бесчисленных мерцающих фотонов; трюмы полны диковинных трофеев, добытых в сотнях прекрасных миров. Разношерстная (иногда в прямом смысле) команда «Пэйна» сейчас собралась на палубе, чтобы взглянуть на Венецию. Сложные технологии, украденные пиратами вместе с бесценным грузом, заключили судно в воздушный пузырь, поэтому старинное судно беспрепятственно скользит в космической пустоте. То, что все на борту до сих пор избежали наручников, – заслуга капитана.
«Железнолицым» зовут они, эти существа из плоти и металла, человека в маске Пьеро, выкованной из меди по старинным рисункам. Пират Корнелиус, жестокий поэт и обходительный вор, капитан судна, один вид которого приводит мирных жителей в ужас, взмахом руки отдает приказ к высадке. Его корабль – предмет зависти многих, в равной степени из-за красоты и точности бортовых орудий. Потягаться с ним в открытом космосе способна, пожалуй, только «Памятная Ломбардия» под управлением Хонга Хантера, тоже пирата. Но сейчас, когда судно пересекло верхнюю границу стратосферы, жители планеты должны увидеть, как строго следует его капитан торговым договорам, заключенным Братством. Он идет получить свое – честно и по закону, в полном соответствии с соглашениями, подписанными всеми, кроме мошенника Сервантеса. Сервантес утверждает, что у него есть то единственное, за чем охотится Корнелиус, но ни один из них не признается, о чем именно речь.
Капитан Корнелиус предпочитает оставаться тайной не только для членов своей команды, но и для своих женщин. Приведенные выше стихи, которые должны бы рассказать о нем больше, на деле лишь добавляют загадочности. В самом деле, то, что он ценит красоту превыше чувств, мало говорит о его характере. Всегда в одиночестве, он возвышается на мостике, отдавая краткие команды и не выпуская из зубов палочку черной акульей жвачки. Обедает капитан тоже один либо в обществе своего боцмана, Пииты Авив, женщины столь же далекой от команды и столь же уважаемой ею, как и сам Корнелиус. Спросите любого на борту, нравятся ли им капитан и боцман – и ни один не даст утвердительного ответа, но без колебаний подчинится приказу обоих и за эту верность будет с лихвой вознагражден. Когда «Пэйн» возвратится из очередного опасного приключения, у каждого члена экипажа будет достаточно добычи, чтобы подкупить президентов и королей. А Корнелиус… Корнелиус так и не найдет того, что ищет. Большинство уверено, что цель его поисков – женщина, вероятно, исчезнувшая бесследно супруга. Другие утверждают, что дело в могущественном артефакте, бывшем когда-то игрушкой богов.
По приказу Корнелиуса черные лодки отрываются от бортов флагмана и начинают скользить вниз, сквозь сияющую на солнце завесу облаков, – предвестники страха и отчаяния.
Они пришли. Разбойники с разных концов галактики, из дюжины континуумов, – пираты пришли на Венецию. Лишь единицам из тех, кто наблюдал за высадкой с пристаней и проложенных вдоль каналов дорог, хватало мужества не признавать очевидного. Другие же падали на колени, склоняясь перед неизбежным, как крестьяне, готовые платить дань своему феодалу.
К вечеру Корнелиус тоже спускается на планету. Проплывая по каналам, где хозяйничают противоборствующие кланы, он называет цену спокойствия и благополучия: в ньютонии, платине, провизии или людях. (Всегда, всегда он требует в качестве дани ньютоний! Неужели капитану не известно, что такого количества просто не существует?) Его требования высоки, но цена неповиновения будет еще выше.
Наконец баржи наполнены добычей и переведены в большую Заводь – центральную и самую крупную бухту Венеции. Наступает время подсчетов. После пройдет отбор местных жителей в команду: они заменят тех, кто погиб в бою или решил выйти из дела.
Пиита Авив, известная также под прозвищем «Саранча», замерла за спиной Корнелиуса на своих изящных протезах: она делает заметки и отдает приказы. Капитан, чье лицо на публике всегда скрыто под железной маской, сидит за столом, устремив взгляд вдаль, к шпилям монастыря Святого Марка. Молва гласит, что там он боролся за сердце одной послушницы, но проиграл единственному противнику, чье превосходство всегда признавал, – Богу.
Задумчивость капитана нарушает старик-антиквар. В качестве откупа он предлагает Корнелиусу нитку удивительных бус. Тот прячет ее в карман, взмахом руки отпуская посетителя. И старик уходит, не зная, что из толпы за ним следят жадные глаза.
Спустя неделю напряжение наконец спадает – пираты готовы уйти, забрав то, что им причитается. Об этом венецианцы узнают по звону колоколов Святого Марка: сбор дани окончен. В обмен на понесенные расходы жители планеты получат защиту на следующее десятилетие. Корнелиус кивает Пиите Авив, и вот уже подписаны новые контракты. Черные лодки взмывают в небо и растворяются в широких лентах облаков. Те, кто следит за пиратами на мониторах радаров, еще могут увидеть, как «Пэйн» на мгновение замирает, чтобы поймать в паруса солнечный ветер; его орудия сияют и переливаются, отчасти скрытые полупрозрачной тенью палуб. Затем он исчезает в бескрайней черноте космоса, прочертив нечеткий световой след и направляясь, несомненно, на базу в карликовой галактике в созвездии Большого Пса.
Пираты оставляют после себя лишь воспоминания о славе и потерях. Как будто мироздание преподнесло планете зрителя с душой столь же гордой и холодной, как ее собственная.
Капитан Корнелиус изучает награбленное в поисках бесценного ньютония, размышляет над полученными данными и чувствует, как его постепенно охватывает страх. Долгие годы Корнелиус использовал его как оружие. Но только сейчас начал понимать, что испытывали жители тех планет, которые разрушали и грабили пираты. Теперь мир капитана тоже был под угрозой. Во вселенной ожили темные течения, мощные настолько, что способны смыть и уничтожить целые галактики. Их могущества хватит, чтобы погасить свет звезд и поставить под удар само существование капитана – наравне с каждым разумным существом в мультиверсе; если их не усмирить, они разрушат все мироздание. Но пока поток фотонов наполняет паруса (когда-то Корнелиус думал, что так будет всегда), и корабль, подгоняемый солнечным ветром, скользит по просторам космоса в поисках существа, которое поможет привести его в спокойную бухту и сохранить жизнь капитану, его команде и всему миру. Он плывет от Края галактики к ее беспокойному Центру, пытаясь найти след того, кого капитан считает себе равным, того, кто присоединится к нему или сможет помочь. Того, кто известен просто как Доктор.

Глава 1
Зеленый

Уркварт Бэннинг-Кэннон откинулся на спинку ярко раскрашенного шезлонга и сдвинул шляпу пониже на лоб. Сейчас он мог поклясться, что нет ничего приятнее стука биты по древку стрелы и запаха свежескошенной травы, доносящегося с игрового поля. Их было достаточно, чтобы поверить: с этим миром все в порядке. Как, впрочем, и со вселенной в целом. Мистер Би-Кей удовлетворенно вздохнул и тут же покосился на супругу. Его дражайшая вторая половина придерживалась мнения, что мужчина не должен быть чересчур доволен жизнью. Быстрый взгляд из-под полей шляпы успокоил его: внушительная грудь миссис Энолы Бэннинг-Кэннон мерно поднималась и опадала, а сопровождающий этот процесс звук – назовем его тихим похрапыванием истинной леди – позволял с уверенностью заключить, что она пребывает в объятиях Морфея. Пока что, подумал мистер Би-Кей, этот отпуск превосходит его самые смелые ожидания.
Счастливая пара разместилась на краю игрового поля, на котором спортсмены демонстрировали свое мастерство в игре в лукет. За ними наблюдали несколько групп болельщиков, периодически отмечавших особо удачные ходы одобрительными возгласами или вежливыми аплодисментами. Большинство игроков были профессионалами межгалактического класса, поэтому матч длился уже третий день, но сейчас, казалось, близился к завершению.
Среди мужчин, одетых в белое и зеленое, яркими бабочками порхали прекрасные девушки в нежно-сиреневых, розовых, сливочно-желтых и абрикосовых платьях. Их наряды дополняла непременная соломенная шляпка. Миссис Бэннинг-Кэннон уже успела составить свое мнение об этом аксессуаре. Заключалось оно в том, что подобный головной убор не стоит и взгляда искушенного ценителя.
Эми Понд тоже в полной мере наслаждалась неожиданным «отпуском» от опасных приключений. Ее радовала и необычная шляпка, и струящийся шелк платья; она даже взяла несколько уроков чарльстона. Здесь, на Пэре, они провели уже целую неделю. Правда, Доктора она почти не видела: тот целыми днями пропадал на тренировках, чтобы как следует подготовиться к сегодняшней игре. Сейчас он как раз вышел на поле, и Эми, заметив его среди других игроков, поспешила присоединиться к зрителям на трибунах.
Тем временем игроки продолжали занимать свои позиции. На поле из спортивного павильона бодрой рысцой выбежал джудун в полном доспехе. В ответ на порцию зрительских аплодисментов он воинственно взмахнул битой. На другом конце игровой площадки показался шестиногий человек-пес из Шардоне. В одной из передних лап у него был зажат лук, а за спиной болтался колчан со стрелами.
Эми ни за что не призналась бы, что такое обилие инопланетян в традиционных английских нарядах до сих пор вызывает у нее оторопь. И все же она была рада, что у Доктора хватило упрямства притащить ее сюда. Этот кавардак, возникший в результате бесчисленных попыток реконструировать культуру старой доброй Англии начала 20 века в веке 51-м, просто не мог не вызывать восторга.
Не верилось даже, что все это веселое разнообразие лиц окружало их лишь неделю. Эми мысленно вернулась в утро, когда ее разбудил треск помех, доносившийся из всех динамиков на борту ТАРДИС. Сквозь белый шум прорывались отдельные слова, но разобрать, на каком они языке, было почти невозможно. Хотя Доктор, казалось, понимал своего собеседника прекрасно. Во всяком случае, голос, отвечавший по громкой связи, точно принадлежал ему.
– Герберт и Салливан? Но откуда? Прием! Слышите меня? Баланс? Балансир? Темные течения? Эй, отзовитесь! Прием! Не слышу вас!
И все-таки это был язык, а не тайный шифр. Эми присоединилась к Доктору в консольной комнате только после чашки кофе и завтрака, рассудив, что так от нее будет больше пользы. Он взмахом руки попросил ее помочь, а сам продолжил выстукивать бешеный ритм на кнопках панели управления. Сбросив пиджак и закатав рукава, Доктор сновал вокруг консоли, пытаясь удержать сигнал и выкрикивая какие-то фразы, на первый взгляд совершенно бессвязные. Эми попыталась отследить координаты, но, несмотря на их усилия, голос говорящего таял в потоке помех.
– Нет!
Связь все-таки оборвалась – с жутким треском, как будто сомкнулись стальные челюсти.
– Ну же! – воскликнул Доктор, обеими руками пытаясь перевести большой рубильник. – Не сейчас! Не смейте пропадать! Том Микс! При чем тут Том Микс? Слышите, сигнал не проходит! Повторите про генерала Франка!
В динамиках снова что-то заскрежетало, а потом сигнал окончательно пропал.
– Нет! Нет-нет-нет! – Доктор бросил быстрый взгляд на Эми. – Готов поклясться, там было что-то про Тома Микса. Ты должна его знать. Он был звездой немого кино.
– Даже не слышала.
– Ладно, по крайней мере, мы знаем, куда лететь. Осталось понять, кого там надо найти.
Еще некоторое время Доктор возился с настройками, пытаясь снова поймать сигнал и постепенно мрачнея, пока Эми не усадила его в кресло у консоли и не вручила чашку горячего чая с печеньем.
Как стало ясно из его раздраженных комментариев, ум Доктора занимали космические разбойники – банда со странным названием «Антиматерия». Каким-то образом – Доктор пустился в сложные объяснения, но Эми так и не уловила сути – они перебрались на обратную сторону сверхплотной черной дыры в созвездии Стрельца и оказались в далеком будущем. Естественно, это не могло не сказаться на ходе событий в настоящем. А поскольку разбойники оставались во вселенной антиматерии уже довольно долго, пагубное влияние их поступков начало ощущаться здесь и сейчас.
– Их никто не может поймать, а следовало бы, – возмущенно заметил Доктор. – Главарь «Антиматерии», генерал Франк, иногда берет банду в набеги на нашу реальность и делает это, не заботясь о последствиях. Во время перехода через черную дыру они ныряют во Второй эфир и нарушают нормальное движение мировой энергии.
Он задумчиво посмотрел на свою печеньку.
– Из-за таких, как они, время и пространство постепенно разрушаются. Рассыпаются, как мозаика. И это не метафора, Эми. Вселенная теряет равновесие.
Эми открыла было рот, чтобы сообщить, что ничего не поняла из этого монолога, как Доктор вдруг вскочил на ноги.
– Кстати, с ними дама, подружка генерала Франка – Пэгги Сталь. Хотя галактической полиции она известна скорее как Леди Сталь или Невидимка. Добавь сюда капитана Келча: на чьей бы стороне он ни был, свою выгоду точно не упустит. Словом, всесторонне мерзкая банда. И похоже, именно с ними мы и встретимся в ближайшее время.
С этими словами Доктор вернулся к консоли, встревоженным взглядом скользя по данным на экране.
– Больше всего меня поражает, что «Антиматерия» каждый раз рискует жизнью во время перехода! Они не ценят жизни других людей – пускай, я такое видел. Но рисковать собой… ради чего? Или генерал Франк все-таки нашел способ избежать последствий своего вмешательства во время? Что у него на уме? Понд, его жизнь – это постоянная дуэль со смертью. Если генерал ее проиграет, его ждут вечные муки, – Доктор взмахнул рукой, а затем принялся стряхивать с рукава крошки от печенья.
Эми не прислушивалась к его словам: когда придет время, Доктор объяснит все гораздо лучше и понятнее. Сейчас же в нем говорило раздражение и, что особенно тревожило Эми, скрытый страх. Впрочем, не в его характере было поддаваться панике.
– Почта! – неожиданно произнес он. – Надо проверить почту!
В контексте событий прошедшего утра эта обыденная реплика прозвучала настолько дико, что Эми не сразу нашлась, что ответить.
– Почту? – переспросила она, пряча улыбку. – У тебя есть почта? Электронная?
Доктор смутился и сразу же ушел в глухую оборону:
– Почему бы и нет? По почте приходит разная… информация. Между прочим, я стараюсь быть в курсе всех событий!
Откуда-то из недр кладовки под полом консольной он извлек древний ноутбук и теперь пытался оживить его, вводя на разбитой клавиатуре бесчисленные коды и пароли. Наконец на экране появилось размытое подобие человеческого лица, и трескучий автоматический голос сообщил, что в базе около восьмидесяти двух миллионов новых писем.
– Загрузи все! – велел Доктор и склонился к экрану, когда по нему побежали списки писем и доступных файлов. Все это сопровождалось какофонией звуковых сообщений, которые одновременно проигрывались через динамик. Доктор несколько секунд пристально изучал входящие письма, а затем снова обратился к программе:
– Всё с темой «Террафилы», пожалуйста.
Из глубины ноутбука донеслось жалобное урчание и скрежет, экран мигнул и загорелся снова. Теперь на мониторе отображалась цепочка писем, ссылок и сайтов. Пока Доктор отбивал на клавиатуре очередной пароль, Эми заглянула ему через плечо.
– Ого! Что тут у нас? Ежедневная рассылка от «Клуба поедателей пирогов имени Отчаянного Олли»? Если они поделятся со мной парочкой, я, так и быть, раскрою им все твои секреты.
Следующее письмо заставило ее еще ближе наклониться к экрану.
– Ничего себе! Общегалактическое содружество террафилов?! Членские взносы должны быть оплачены до…
Она оперлась на плечо Доктора, зачитывая особенно интригующие заголовки и чувствуя, как утренняя тревога рассеивается, уступая место веселому любопытству. Похоже, ей только что открылась еще одна страница из жизни Доктора, которую тот тщательно скрывал.
– А это еще что? «Приветствуем вас, дорогие любители планеты Земля! Рады сообщить последние новости о ходе крупнейшего межгалактического Турнира-реконструкции».
К письму была приложена фотография, на которой замерли джудун, кентавр, четверо людей и человек-пес. Все они были одеты в бело-зеленую спортивную форму. Загрузившееся параллельно звуковое сообщение, по всей видимости, рассказывало, кто именно изображен на снимке, но Эми, как ни старалась, не смогла разобрать ни слова.
Доктор явно был не в восторге от ее комментариев, но отвлекаться от информационного потока, с огромной скоростью лившегося с экрана, ему не хотелось.
– Террафилы отправляются на «Призрачные миры»! – продолжала тем временем Эми. – Три лучшие команды сразятся за легендарную Серебряную стрелу Артемиды, артефакт величайшей ценности, который станет главным призом в серии турниров-реконструкций Межгалактического содружества террафилов. Состязание пройдет в системе Миггеи… Что это за система, Доктор? Тут написано: «Вы и так знаете, где это». Лично я не в курсе. Хм, тут дальше написано, что на Миггее нельзя оставаться дольше, чем на год и один день. Это правда? А кто такой Секстон Блейк? В объявлении сказано, что он примет участие в турнире. Ну да ладно. Где я остановилась… А, вот! «Миггея расположена в самом центре галактики, следовательно, для всех игроков условия будут абсолютно одинаковыми, а игра – максимально честной». Так, дальше неинтересно… «Стрела Артемиды – уникальный приз. Команда-победитель получит не только сам артефакт, но и разнообразные льготы. Срок действия предложения – 2,5 земных века. По мере того как команды будут прибывать на Миггею, информация будет обновляться. Следите за нашей рассылкой» – и три восклицательных знака, – Эми не сдержалась и хмыкнула. – Кажется, я поняла. Тут у вас какой-то фан-клуб любителей Земли. Причем все участники из будущего, так? Они никогда на Земле не были, но любят все, что с ней связано. Одеваться, как люди, например, – она стряхнула с плеча Доктора несуществующую пылинку – Кажется, я одного такого фаната знаю лично. Ты у нас, оказывается, террафил? Так это называется?
– Я вступил в клуб несколько лет назад, – несколько смущенно отозвался Доктор. – Был в будущем, решил, что это забавно. Просто любопытно стало!
– Ну да, конечно! – Эми наградила его многозначительным взглядом.
– Я уже говорил, что стараюсь быть в курсе событий!
– Террафилы, значит? – перебила его Эми с милой улыбкой. – Это многое объясняет. Да ты, оказывается, давний поклонник нашей маленькой дурацкой планетки! Вот почему ты всегда приходишь на помощь людям. Это твое хобби!
– Не хобби, могу тебя заверить, – неожиданно серьезно возразил Доктор. – Но что касается остального… – он хитро взглянул на Эми и подмигнул. – Возможно, все еще хуже, чем ты думаешь. Именно благодаря террафилам я впервые заинтересовался Землей. Ее истинным обликом, разумеется, а не той ерундой, которую придумали фанаты. Террафилы – действительно поклонники земной культуры и моды. Проблема лишь в том, что они живут в 51-м веке и плоховато представляют, какой эта планета была раньше. Их догадки сродни тем, которые строят ученые твоего времени о континенте Ур, например. Или об Атлантиде. Или о Барсуме. Точность таких предположений невелика. И это несмотря на то, что у террафил ов есть хотя бы какие-то свидетельства земного прошлого.
– И какие же? – поинтересовалась Эми, чувствуя подвох.
– В основном книги. Весьма разнообразные, должен признать. Для ученых 51-го века это все равно что Розеттский камень для земных археологов – информации много, но ничего не понятно. Печатных текстов уцелело не так много. Большая часть наследия Первой Земли была обнаружена совершенно случайно в глубокой пещере в Арктике. Так что в распоряжении террафилов оказались, например, «Легенды о Робин Гуде», «Энциклопедия для мальчиков», «Лучшие произведения мировой литературы в комиксах», «Британская империя для самых маленьких» и «Лига Справедливости и подводная канонерка». А также «Секстон Блейк и Клещи ужаса». Кстати, по мнению многих террафилов, последнее – величайший эпос во вселенной, – добавил Доктор таким тоном, что не оставалось сомнений: он разделяет эту точку зрения. – Еще в той пещере была коллекция вкладышей к сигаретным пачкам периода между 1919 и 1940 годами. Думаю, там находился не вполне легальный магазинчик периодики из Старого Йоркшира. Будь он построен на поверхности, все эти сокровища канули бы в Лету в результате одного из землетрясений. После столкновения с кометой они случались постоянно, и…
Он неожиданно умолк, заметив взгляд Эми, а потом быстро добавил:
– Комета, да. Но ты не беспокойся, не на твоем веку. Так вот. Все эти находки оказались для террафилов бесценным материалом, по которому они изучали древнюю историю Земли. Я присоединился к их кружку довольно давно – уже и не вспомню, когда. Но вступать в организацию официально мне долго не приходило в голову. А теперь мои членские взносы в СТ – просто дань ностальгии, не более.
– Что за «СТ»?
– Содружество террафилов. Что-то вроде клуба любителей исторической реконструкции. Только Содружество занимается не эпохой, а видами спорта, описанными в найденных книгах.
– Судя по названиям, эти ребята не террафилы, а англофилы. Кстати, многое объясняет, – улыбнулась Эми.
– Что объясняет?
– Почему тебя не интересуют остальные страны.
– Неправда!
– Хорошо, готова признать, тебе еще нравится Америка. Но если говорить, например, о Китае…
– Я очень люблю Китай!
– Неужели?
– Конечно! Просто сейчас у меня нет времени спорить.
– Ты Повелитель времени, так что все время вселенной в твоем распоряжении.
– Если бы это было так, – задумчиво отозвался Доктор, снова вернувшись к изучению писем на мониторе. – Судя по данным ТАРДИС, сегодняшнее сообщение пришло из 5107-го года. Это «когда». Вопрос в том, «где»… Ну конечно!
– Что конечно?
– Турнир-реконструкция! Тот, про который ты читала. Первые матчи пройдут на Пэрах – это потрясающее место. Планетарная система, на которой воссоздана так называемая Невозможная Англия. Тебе там точно понравится! Представь себе Диснейленд, только в декорациях Англии. Хотя нет, забудь про Диснейленд. Там все совершенно иначе. Но весело. Предположим, в сообщении действительно шла речь про генерала Франка. Тогда Турнир будет отличным прикрытием. Мы подберемся к нему вплотную, а он даже и не заметит.
Доктор закусил губу и задумчиво добавил:
– Правда, нам нужно будет присоединиться к одной из команд, чтобы не привлекать внимания. Придется потренироваться. Со стрельбой из лука проблем не будет, а вот молот…
– Зачем тебе молот?
– Для состязания по колке орехов. Хотя самое слабое мое место – это бои на мечах.
Пока Доктор вводил новые координаты, у Эми было время поразмыслить над его словами. Только когда он опустил рычаг управления, отправив ТАРДИС в очередное путешествие, она задала давно беспокоивший ее вопрос:
– Почему тебя так волнуют события, которые произойдут в далеком будущем? Разве они могут повлиять на нас сейчас?
– Будущее относительно, – ответил Доктор. – В разных частях галактики время идет с разной скоростью. Если что-то происходит в самом ее центре, влияние распространяется во все стороны – как круги по воде от брошенного камня.
– И то, о чем тебя предупредили утром, настолько важно, что «круги» разойдутся по всему времени и пространству? Значит, они заденут и нас?
– Я не уверен. Понимаешь, именно оценкой важности разных событий и занимались Повелители времени. Разумеется, только в тех случаях, когда речь шла не о фиксированных точках. Тогда за рассмотрение проблемы бралась целая команда лучших умов – психологи, мифологи, метафизики, историки, астрофизики… Сейчас я один – и не очень представляю, что происходит и как с этим быть.
– Вообще-то, не один. Еще есть я!
Доктор тепло улыбнулся.
– Возможно, ты справишься лучше любого ученого, Амелия Понд. Но для начала нам нужно разобраться с генералом Франком и, судя по сообщению, зачем-то получить Серебряную стрелу. Если я правильно понял, именно она поможет исправить зло, причиненное Франком.
Страницы:

1 2 3 4 5





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.