Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49242
Книг: 122992
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Никто кроме тебя»

    
размер шрифта:AAA

Бурилова Светлана
Никто кроме тебя

Я бежала, не останавливаясь, чувствуя, что меня настигают. Это страшно, когда понимаешь, что попасться, равносильно полному уничтожению. Видела, как это произошло с другими, столь же невинными людьми, которых и знала то всего чуть больше недели. А потом вдруг всех без разбору стали уничтожать.
А причина?! Мне она показалась смехотворной: двое из деревни заболели. Симптомы так напоминали банальное ОРЗ, что я особо и не обратила на это внимание. Каково же было моё удивление, когда староста деревни вдруг забеспокоился и велел всем бежать, спасаться, бросив всё нажитое. Но кто ж так быстро от всего откажется?! Это и стало ошибкой, стоившей жизни жителям небольшого хуторка.
Когда раздались первые предсмертные крики, все замерли, а потом дали дёру кто-куда. Мало кто бежал с криком. Молча бежали матери с детьми, и это было жутко. А позади неслись тёмные смазанные тени, или мне это так показалось от ужаса.
Какой-то сердобольный старичок, коему не было ни сил, ни возможности убежать, ухватил застывшую меня за руку и потащил за стену своего дома, стоящего чуть в стороне от основных строений. Может быть это и дало мне фору.
— Беги, деточка, спасайся! Кто знает, может, хоть тебя боги сберегут. А им, — старик кивнул в сторону бегущих жителей, — не спастись. Ты — пришлая. И, хотя дух деревни принял тебя к нам, следа его на твоей ауре нет. Успеешь спрятаться — спасёшься. Беги!
И я побежала, сначала чуть пригибаясь, чтобы не быть замеченной, а затем, когда скрылась в густой листве, в полный рост. Никогда в жизни мне не приходилось так бегать, ветви деревьев мелькали передо мной, иногда жёстко хлестав по лицу и телу. Было больно, но не больнее, чем воздух, вырывающийся со свистом из горла.
Погоню почувствовала сразу, так как преследователи не очень-то и скрывались. Их было явно больше одного, и пытались они взять меня в тиски, перерезать путь.
Не знаю, что мне помогало всё ещё держаться и опережать преследователей, но и понимание, что долго так продолжаться не будет, стало всё яснее.
Когда окончился лес, и под ногами исчезла опора, я не успела заметить. Просто вдруг охватило мгновенное чувство полёта и через пару ударов сердца я почувствовала, как погружаюсь в бушующий ледяной поток. Вода стала попадать в нос и рот, и я в попытке хоть как-то удержаться на поверхности, дико замахала руками, больно ударяя ладошками по воде.
Поток уносил всё более слабеющую меня вниз по течению, но каким-то чудом я успела услышать громкие крики преследователей.
— Упустили!
— Всё равно не жилец! Вода холодная, поток бурный, утопнет!
У меня же не сил, ни времени не было, чтобы хоть о чём-то думать. Борьба с потоком отнимала все силы, я бы даже заплакала, если б смогла…

* * *

Пришла в себя от того, что тело сотрясала крупная дрожь, а голову ломило от боли. Открыла глаза. Кажется, река смилостивилась надо мной, выбросив меня на берег, к тому же противоположный тому, где оставалась уничтоженная деревня. Сил не было совершенно, но я понимала, что если в ближайшие минуты не уберусь с открытого места, меня смогут найти и добить. А потому последним усилием воли заставила себя подняться и двинуться вперёд, подальше от реки, благо, что этот берег был более пологим.
На улице было прохладно, если не сказать холодно, а я было вымокшая до нитки. В первых же кустах отжала одежду, как уж получилось, и побрела вперёд, понимая, что остановка — верная смерть на холоде.
Как и когда отключилась в очередной раз, в памяти совершенно не отложилось. Снова пришла в себя от скрипа саней, в которые меня кто-то положил. С каждой секундой мне становилось всё холоднее, зубы лязгали не переставая.
— Дерас, прибавь ходу, а то не довезём её! — раздался приятный мужской голос.
Почувствовала, что на меня накинули что-то ещё, помимо того, что уже ощущалось, а затем послышался свист ветра, словно сани не просто быстро ехали, а неслись во весь опор.
— Немного осталось, — ответил второй мужской голос, — ближайший телепорт будет через два перехода. Успеем.
Видимо успели, так как когда я очнулась в следующий раз, поняла, что нахожусь в доме, лежа на постели, укутанная по самый нос в тёплые шкуры.
— Очнулась, детонька?
Красивая розовощёкая женщина присела на краешек постели, добрая улыбка делала её лицо каким-то родным, словно видишь перед собой давно знакомого и близкого человека. Такое же чувство когда-то вызывала моя любимая бабушка. Вот только сидящая сейчас рядом женщина на бабушку совсем не была похоже, я бы вообще приняла её за свою старшую сестру, а не как за пожилого человека.
Вглядываясь в её лицо, а в особенности в весело блестевшие глаза, поняла, что женщине гораздо больше лет, чем можно дать, видя её молодость и красоту.
Стало так любопытно, что не сдержала вопроса.
— А сколько вам лет?
Женщина рассмеялась.
— Гораздо больше, чем тебе, детонька. Мне триста сорок четыре года, для волчицы не так уж и много.
Ничего себе! Если так, то я, действительно, по сравнению с ней — ребёнок. Странный мир, загадочный. Помню, как удивляли рассказы деревенских о расах, населяющих Арайир. Но почему-то никто не предупредил о продолжительности жизни этих самых рас. Может быть, они и сами много не знали, так как жили обособленно, если не сказать уединённо от других людей, лишь раз в год совершая вылазку на деревенскую ярмарку в ближайшее село, находившееся за двадцать переходов на восток.
Хм, тогда откуда, напавшие на деревню, так быстро отыскали нас? Что не так было с появившейся болезнью, что пришлось уничтожить всех жителей? Я подозревала, что осталась единственно выжившей.
— Как ты себя чувствуешь? Ничего не болит?
Мысленно проинспектировала своё состояние. Вроде бы всё в порядке, так присутствовала небольшая слабость, но не более того. О чём и сказала женщине.
— Вот и хорошо. Давай тогда знакомиться. Я местная лекарка, зовут аффи Майше. Но ты можешь называть попросту — Ишша.
— А "аффи" — это что? — спросила я.
— Откуда ж ты такая, что не знаешь совсем простых вещей?! Небось, из этих, затворников людских?
Я пожала плечами, не зная, что ответить. Ишша покачала головой.
— Аффи — это уважительное обращение к женщине-волчице, а к мужчине нужно обращаться — аффин. Что же родители совсем не занимались твоим образованием? Или сирота?
— Я из другого мира, много не знаю, — ответила правду, устав скрывать своё происхождение, ведь не знала, как к этому отнесутся окружающие.
Ишша удивила меня. Я ожидала испуга и неприятия, а она лишь немного удивилась и заулыбалась довольно.
— Давненько я не слышала о подобном.
— А что были и другие, кто попадал из другого мира?
— Было пару раз, но очень давно. Боги приводят таких как ты, когда кто-то совершенно теряет надежду встретить свою пару. Я даже слышала, что аура у вас больно необычная.
— Почему?
Ишша встала и потихоньку стала накрывать на стол.
— Вот смотришь и видишь — человек, а потом словно слоение начинается. И под каждым слоем, словно в отдельном пузыре, аура других существ. А потом что-то происходит, и один из пузырей прорывается, подавляя все остальные, и аура человека меняется, изменяя его. Один из таких иномирцев стал гномом, другая — эльфийкой. А вот кем станешь ты, пока неясно.
Вот ничего себе! Это я — типа зародыш неизвестно кого?! Не знаю, пока я ощущаю себя истинно человеком, о чём и сказала женщине. Ишша отмахнулась, мол, всему своё время, и пригласила к столу.
Выпутавшись из шкур, обнаружила на себе необъёмную рубаху. Вот и хорошо, не голышом же ходить. Поднялась с постели всё же с трудом, тело всё ещё было слабым. Ишша принесла меховую жилетку, чтобы мне было тепло, а на ноги предложила одеть похожие на тапки меховые чуни. Вещи были мне немного великоваты, но на это мало обратила внимание, так как от стоящей на столе еды шёл одуряюще ароматный запах.
Накинулась на еду. Ишша покачала головой.
— Сколько ж ты не ела, девочка?
— Не помню. Наверное, с утра, когда из деревни убегала, — с набитым ртом ответила я.
— А как ты к "затворникам" попала?
— Даже не знаю, как и объяснить, — прожевав, ответила я. — Пошла однажды в лес за ягодами да немного приблудила. До валежника дошла, решила путь срезать, а там вижу, меж деревьев светится что-то. Любопытство разобрало, посмотреть решила, потом не помню ничего. А глаза открыла уже в деревне, вы не подумайте, люди там добрые, не бросили, приютили…
— Так разве ж я плохого о них думаю?! А от чего из деревни ушла?
— Не ушла, убежала. Напали на нас, убивать всех стали… — передёрнула плечами, вспомнив кошмар, происходивший не так давно.
— Так ты из ТОЙ деревни? Слышала. Не выжил никто, жаль… Столько смертей напрасных…
— За что их так? Они же мирные, никому зла не сделали.
— Не сделали, — согласилась женщина. — Да, видимо, тем, кто их убил, мешали очень. И болезнь та предлогам стала.
— А откуда вы про болезнь знаете?
— Была я в той деревне, — вздохнула грустно Ишша. — Страшное зрелище. Детишек-то за что?!
— Их хотя бы схоронили?
— Тем и занимались целый день. А ещё следы искали напавших. Да уж те больно прыткие оказались, следы за собой подчистили. Только вряд ли они рассчитывали, что расследование оборотни проводить будут, так что прокололись.
— И кто это был? — спросила я, медленно сжимая кулаки.
— Люди. Маги из отщепенцев, считающих "затворников" злом.
— Но почему? Какое от них зло?
— Да, сразу видно, что ты из другого мира. Селяне те непростые, сила в них спит большая магическая, за ней и охотятся отщепенцы. Ведь твоя деревня не первая и, боюсь, далеко не последняя, — пояснила Ишша. — А убивают всех, потому как с последним жителем вся магия, что спит в телах, вырывается в мир, а маги тут как тут, впитывают всю до капельки, становясь сильнее. Да только через убийство магия злая становится, меняет человека, все пороки его раскрывает. Только отданная добром сила свет несёт.
— Жалко, что этим гадам сила досталась, — всхлипнула я, вспоминая весёлые глазёнки соседней девчушки и добрый взгляд старика, что спас меня.
— Э, нет, — улыбнулась женщина. — Тут отщепенцы просчитались, ты то жива до сих пор.
— А я то причём? В деревне я чужой была.
— Раз "затворники" к себе взяли, значит, не чужая им стала. И вся магия их теперь в тебе, девочка.
— Но как же так?! — удивлённо всплеснула я руками.
— Вот так вот.
Весь день я размышляла над словами Ишши, испытывая при этом и грусть, и радость. А ещё надо было подумать, что мне делать с этими новыми знаниями и силами, и вообще, что делать со своей жизнью.
На следующий день попросила хозяйку помочь мне определиться хотя бы с последним вопросом.
— Учиться тебе надо, — ответила Ишша. — Учиться владеть своей магией, иначе бед натворить можешь по неопытности.
— А ты меня научишь? — с надеждой снова спросила я.
— Кое-чему научу, конечно, но тебе надо в специальное место ехать учиться. Вот только…
— Что-то не так? — насторожилась я.
— Надо подождать, пока дух в тебе 'затворничий' уляжется да перестанет всем направо и налево показывать, насколько сильна в тебе магия, а то ведь 'отщепенцы' в покое не оставят, пока не доведут дело до конца. Им ведь на этот раз сила не досталась, злятся, небось, да местность прочёсывают, ищут тебя.
Я испуганно вздрогнула.
— Так что придётся нам с тобой, девочка, вскоре уходить отсюда. Мы ведь не так уж и далеко от той деревеньки. Сегодня мы соберём все травы, что я заготовить успела, а завтра с обеда в путь двинемся. С утра я хотела сходить разведать, что да как. Ты уж из дома не выходи, деревенские в мой дом не заходят, побаиваются, всё-таки оборотень, хоть и знахарка, но с дурости натворить чего могут.
Пообещав, что из дома ни ногой, стала помогать Ишше, собирать высушенные травы в отдельные маленькие мешочки. Работа не тяжёлая, но кропотливая. Закончили мы лишь к вечеру, прервавшись лишь на обед да ужин.
С утра же, едва первые лучи солнца осветили небосклон, Ишша вышла за дверь, ещё раз напомнив, чтобы сидела дома. Я же решила, что раз уж делать нечего подремлю ещё немножко.
Из сладкой дрёмы меня вырвал звук ударившейся о стену резко открытой двери.
— Вот ты где отродье злобное!
Полусонную меня стащили за волосы с кровати и потащили на улицу, босую в одной длинной рубахе на голое тело. Я пыталась ухватиться за руки тащившего меня бородатого дядьки, но силы во мне было ещё мало, а боль стянутых волос застилала слезами глаза.
Тащили меня не долго, отбросив к стене сарая в центре деревни. Поднявшись с колен, глянула на стоящих полукругом жителей, часть из которых смотрела на меня с жалостью а часть с каким-то злобным торжеством.
— Думаешь, спряталась! Ан, нет! Недолго тебе небушко коптить! Скоро придут за тобой! — голосил бородач.
А у меня от страха и голос пропал, к тому же на улице всё ещё было холодно. И если в первые минуты я этого не чувствовала, то сейчас холодный снег обжигал голые ступни, а промозглый ветер забирался под практически вставшую колом рубаху.
— Что молчишь да зыркаешь?! Думала, не узнаем, кто ты такая?!
Злобная радость буквально переполняла мужика, молчание толпы подзадоривало его. В два шага он подлетел ко мне и ударил по лицу, заставив буквально отлететь к стене сарайчика и снова упасть на колени. Тут же почувствовала, как из разбитого носа хлынула кровь, обильно закапав на рубаху и тут же замерзая на ветру.
Затравленным зверем глядела на приближавшегося мужика. Видимо, желавшего, добавить мне ударов.
Прикрыв голову и лицо руками, приготовилась к боли, если к ней, вообще, можно приготовиться. Но удара не последовало.
В толпе раздались крики, и я сквозь пальцы решилась глянуть, что стало тому причиной. Сквозь толпу, словно нож сквозь масло, неслись два высоких красивых парня. Мужичок, что так не ласково обращался со мной, сразу побледнел и попытался слиться с толпой. Но ему не дали. Один из парней сцапал его за шкирку, а второй ринулся ко мне, поднял со снега, мгновенно охватив взглядом и отсутствие одежды и обуви, и окровавленное лицо. Парень подхватил меня на руки и бросился в сторону дома Ишши. А позади я слышала, как заскулил от боли и страха мой истязатель.
Меня внесли в тёплый дом и укутали в одеяло. От страха и холода тело, казалось застыло, я чувствовала, как меня начинает потряхивать от облегчения, а капельки горячих слёз всё сильнее текут из глаз.
Не заметила, как в руки сунули кружку горячего отвара.
— Испугалась? — осторожно спросил парень, пытаясь заглянуть в глаза.
Сил хватило только на то, чтобы кивнуть.
Дверь снова заскрипела и я вздрогнула, вновь сжавшись от страху, при этом чуть не расплескав отвар.
— Не бойся, это Эмар, мой брат. А я — Дерас. Это мы нашли тебя и привезли к Ишше, — поспешил успокоить парень, затем глянул на брата. — Как там?
— Успокоились безголовые, по норам разбежались.
— А тот недоумок?
— Он не местным оказался, прислужник 'отщепенцев'. Про девочку услышал и решил начать действовать, пока Ишши дома не было, так бы не решился. Хорошо, что она нас заранее предупредила, а то бы…
— Эмар, не при девушке, она итак напугана сверх меры. А ты пей, малышка и ничего не бойся. Кстати, вы всё, что нужно с Ишшей собрали?
Кивнула, чуть успокоившись. Странно, но рядом с этими парнями я чувствовала себя в полной безопасности.
Спустя час вернулась Ишша, взволнованная и недовольно хмурившая брови. Ребята рассказали, что случилось за время её отсутствия. Ишша вздохнула, погладила меня по голове.
— Что ж, значит, моё решение оставить деревню, правильное. Раз не могут сопереживать да помогать, значит, и сами помощи не заслуживают. Лошади готовы? Тогда грузимся и в путь.
Пока парни перетаскивали заготовленные травы, Ишша обрядила меня в просторные тёплые штаны, меховые чуни до колена на пару размеров больше, чем мне было необходимо, рубаху с жилетом опять же из меха и явно мужской тулуп, замотав в него так, что наружу один нос торчал.
— Ничего, домой приедем, приоденем тебя как следует, — с улыбкой прокомментировала мой вид Ишша.
Вернувшиеся парни поржали надо мной. А потом Эмар подхватил меня на руки и, дотащив до саней, удобно устроил, укутав ноги огромной шкурой. Через минуту рядом села Ишша.
— А как же Дерас? — спросила я, поняв, что места в повозке не осталось.
— Не расстраивайся, — ответила Ишша, — он догонит.
Едва мы выехали за деревню, рядом с мчащимися лошадьми показался огромный бегущий зверь, очень похожий на волка-переростка, только вот шкурка у него была абсолютно чёрной.
— А вот и Дерас! — рассмеялась Ишша.
Я же во все глаза смотрела на бегущего оборотня, пытаясь уверится, что мне это не снится, и тот красивый парень, что недавно сидел возле меня и есть вот этот потрясающий зверь.
Ишша, усмехаясь, поглядывала на моё восторженное лицо. Но вскоре брови её нахмурились, и она всё чаще оглядывалась назад.
— Эмар! — крикнула Ишша.
— Знаю! Успеем!
И мы понеслись ещё быстрее. Ветер в лицо был настолько сильным, что я закуталась так, что не видела больше ничего, и лишь чувствовала, что нам грозит опасность. Оттого буквально прилепилась к Ишше.
Вскоре за спиной стали слышны странные хлопки, Эмар ругнулся, но лишь сильнее подхлестнул коней. Чуть высунувшись из своего кокона, я успела заметить мелькнувшую впереди разноцветную колышущуюся плёнку, в которую мы прямо таки влетели. И перед глазами мелькали уже не заснеженные поля с чахлыми кустиками, а вековые огромнейшие деревья. Сани же продолжали мчаться вперёд, и через минут десять мы снова проехали сквозь цветную плёнку. Окружающее пространство снова, но теперь уже не столь кардинально, изменилось. Деревья стали ещё выше и мощнее, они и стояли друг к другу довольно тесно.
Кони значительно сбавили ход, и потому, как расслабилась Ишша, я поняла, что опасность миновала. От переживаний я не заметила, как снова начала замерзать, особенно выставленный из вороха одежды любопытный нос, поэтому снова быстренько закуталась. А потому не увидела как мы прибыли на место.
Кони остановились, и меня кулем подхватили на руки и куда-то понесли. Туда, где было очень тепло и просто потрясающе пахло свежеиспечёнными булочками.
— Успели во время? — просил зычный голос.
— Да. Но охота за нами всё же была, — ответил Эмар, оказалось, именно он внёс меня в дом.
— Мда, распоясались 'отщепенцы', надо доложить в Совет, пусть принимают меры.
— Да, нападают уже средь бела дня и практически в каждой деревеньке на границе свои люди, явно зомбированные. Мы одного такого встретили. Взгляд словно пустой…
— На адекватного человека вряд ли бы такая магия подействовала. Надо чтобы уже в основе были заложены злоба да ненависть. Ну, да ладно, потом всё обсудим. Девочку надо устроить, замёрзла вон совсем. Наверняка, и поесть не успела.
Войдя в дом, Ишша выпутала меня из шкурок, а забежавший следом Дерас на руках перенёс к пышущему жаром камину. Чуть-чуть погрел дыханием мои озябшие кисти рук, улыбнулся тепло и уступил своё место Ишше, протянувшей мне горячего целебного отвара и кусок вкуснейшего пирога. Как я заснула, не помню, просто почувствовала, как меня приподнимают и несут, а затем Ишша раздевает меня, преодолевая сонное сопротивление, и укладывает в тёплую, пахнущую луговыми травами постель.
Утро принесло новые открытия и знакомства.
Едва открыв глаза, встретилась с любопытным взглядом прелестной девчушки лет пяти-шести. Увидев, что я смотрю на неё, малышка заулыбалась и тут же, соскочив со стула, стоящего рядом с постелью, куда-то унеслась. Но вскоре вернулась, держась за подол крупной красивой женщины, несущей в руках поднос, а следом за ней вошла Ишша.
— Мам, а почему у тёти такие волосы? — спросила девочка, норовя прикоснуться к кончику моих длинных волос.
Что-то уж очень длинных, вдруг сообразила я. Протянула руку, взяла прядь и поднесла к глазам. Что же такого могло произойти, чтобы мои тёмные от природы волосы стали ярко рыжими, а стрижка по плечи сменилась длиной на ладонь ниже пояса?
Вопросительно глянула на Ишшу.
— Очень интересно, — протянула она, столь же удивлённо рассматривая меня. — Видимо, магия окончательно слилась с тобой. А это, да ещё твоя иномирность такой вот результат и дали. Вот только аура до сих пор не прояснилась. Видать, не время.
— И правда, необычно, — сказала мать малышки. — Я, кстати, Имари, мать вот этой крошки и сестра хозяина дома. Давай-ка, покушай, а все разговоры потом.
Но и сразу после завтрака поговорить не удалось. Ишша вместе с Имари потащили меня по лестнице, спускающейся вниз в подвальные помещения. Я несколько недоумевала, зачем мы туда направились, и честно говоря, была чуть ли не шокирована, когда коридор привёл нас в широкую пещеру, где находилось подобие сауны, только уж очень большого размера.
Встречали нас ещё несколько женщин, которые радостно меня встретили и утащили на помывку. Уж я и пищала, и стонала, и чуть не выла в голос, пока они меня мяли, растирали, обливали и намазывали. Я понимала, что таким образом из меня выгоняют и возможную простуду, и множество других болячек, что могла нацеплять за время побега. При этом женщины ненавязчиво выспрашивали, кто я и откуда.
В конце процедуры меня можно было просто-напросто выносить, тело разомлело, и двигаться не хотелось совершенно. Но на этом сумасшедший день не кончился. Меня усадили на огромный стул с высокой спинкой и занялись волосами, высушивая их и расчёсывая, восхищаясь густотой и ярким цветом.
Имари веселила рассказами о проделках родственников, особенно братьев, что спасли меня из рук 'отщепенцев', и всё время пыталась выспросить, какую ауру мне хотелось бы обрести. Но что я могла ей ответить, если совершенно не ориентировалась в их мире, и, честно говоря, кроме как с цветом волос, никаких изменений в себе не ощущала. Поэтому на вопросы женщины отвечала лишь пожатием плеч.
Но вдруг расслабленное состояние прервали мужские голоса, явно направляющиеся в 'сауну'. А я тут в таком виде! Подскочила со стула, нечаянно прищемив волосы и тут же болезненно зашипев.
— Ну, что ты?! Сядь на место. Парни на женскую половину не войдут, — рассмеялась Ишша.
— Им тоже надо расслабиться, ведь неделю в пути. К дальним родственникам на север ездили, да пару раз в передрягу попали. Дераса даже зацепило немного, хорошо, что регенерация у него отменная, — вставила свои 'пять копеек' Имари.
Но пусть я теперь и знала, что никто из мужчин сейчас не появится, напряжение меня никак не хотело покидать. Ишша, поняв, моё состояние, помогла поскорее одеться и отвела назад в выделенную мне комнату и заставила снова выпить лечебного отвара.
После её ухода я немного подремала, но вскоре стало скучно сидеть в четырёх стенах и я решила выйти наружу. Открыв дверь, нос к носу столкнулась с Дерасом, чуть не приласкав его этой самой дверью по лбу.
— Эй-эй, осторожнее, — рассмеялся парень. — А я за тобой. Прогуляться не хочешь?
— Хочу, очень.
— На улицу тебе пока нельзя, сначала вылечиться надо, поэтому я покажу тебе дом.
И мы отправились на ознакомительную 'экскурсию'.
Что сказать, дом был огромным, но очень уютным. Особенно мне запомнилась библиотека, оранжерея и женская гостиная, в которой уже сидели несколько знакомых мне женщин и парочка совершенно незнакомых.
Высокая синеглазая красивая женщина при нашем появлении стремительно встала и радостно принялась обнимать моего сопровождающего.
— Сыночек, наконец-то! Я как узнала, что вы вернулись, сразу же домой поспешила. А тут такие новости… и гости, — женщина весело мне подмигнула. — Ну, что ж давай знакомиться, девочка.
Вот и что они все меня девочкой называют, при этом выглядя всего лишь чуть старше?! На самом деле начинаю себя чувствовать этакой малолеткой.
Меня осторожно приобняли и ласково потрепали по рыжим вихрам.
— А что, девочка, вдруг себе среди наших парней себе пару найдёшь? — хитро спросила женщина.
— Рано ей ещё о кавалерах думать, — перебила её Ишша. — Аура-то до сих пор словно в тумане. Вот окажется эльфом, уведут же ушастые, ну, или ещё кто…
— Сердцем чувствую, что не быть ей эльфом. Принюхайся, какой от неё аромат идёт, — рассмеялась мать Дераса. — Вон как сыночек мой принюхивается. Слюни-то подбери, милый, не про тебя девочка. Лучше б к Нирами сбегал, у Ниами день рождения сегодня, мелкая ждёт тебя. С подарком. Не забыл, надеюсь, что она у тебя просила?
Дерас смущённо вспыхнул, распрощался со мной и умчался туда, где его так ждали.
— А ты садись, небось, сил ещё мало пока, — позвала Имари.
Меня быстро перезнакомили с присутствующими и вовлекли в неспешную беседу, попутно интересуясь моими предпочтениями и планами на будущее. И если о первом я хоть что-то могла сказать, то на счёт второго была полностью растеряна.
Женщины, увидев моё состояние, предложили остаться в клане, осмотреться, попробовать научиться владеть силой, что передали 'затворники' и той, что была у меня изначально. Тем более, что клан защитит от отщепенцев до тех пор, пока мою силу уже никто не сможет отнять. Ишша вызвалась травничеству научить, а Имари — готовить. Сама же хозяйка дома Инанни, как оказалось, потрясающе владевшая воздушной магией, пообещала научить плести воздушные заклинания, если у меня обнаружатся к тому способности.
Конечно же, я согласилась, ведь других вариантов и быть не должно. Кому ещё я нужна в этом мире?!
Если честно, не смотря на страх от отщепенцев и погони, мне крупно повезло, что сумела сбежать, что не утопла в реке и не замёрзла на стылой земле, что встретила братьев-оборотней и что так тепло была принята в доме Ишши, а затем и здесь.
Никогда не была слишком смелой, но и трусихой отнюдь не была. Но оказаться одной в совершенно чужом мире, где всё незнакомо и странно, любого выбило бы из колеи. Так что я ещё хорошо держалась. Поэтому пока буду плыть по течению, знакомясь с миром, авось, и для меня найдётся в нём уголок, где буду спокойна и счастлива.

* * *

В первую неделю перезнакомилась со всеми обитателями дома. И что интересно, каждого из них я воспринимала, как родного, словно попала в семью, где меня все ждали. С малышнёй играла в снежки, когда позволяла погода, с женщинами готовила мужчинам еду, училась шить одежду, ну, и, конечно же, довольно часто навещала 'сауну'.
Братья-спасители иногда заглядывали на огонёк, веселя шутками, а потом мчались по первому зову отца по делам.
В окружающих меня восхищало льющееся через край жизнелюбие. С детства воспитанная в любви к животным, была просто в восторге, когда сначала подростки, а затем и взрослые демонстрировали мне свой второй облик. Кого только среди оборотней не было: и похожие на наших земных тигров и пум кошачьих, и огромных полу медведей, но всё же мне больше по сердцу были полу-волки. Почему полу-волки? Потому что от земных волков они отличались размером и разнообразием окраса.
Братья-близнецы даже разрешили потискать себя во второй ипостаси, а Эмар покатал на себе под смешки малышни и подначки взрослых. Никогда и сама столько не смеялась.
А ещё через неделю произошло ещё одно событие, одновременно удивившее и напугавшее меня.
После завтрака мы с Ишшей собирались объяснять мне назначение некоторых трав, когда вбежала дочка Имари и во весь голос взволнованно сообщила:
— Там… ички приехали!
— Не ички, а инчихи, — поправила девчушку Ишша. — Ты их сама видела?
— Да, они большущие такие! — восторженно рассказывала девочка. — Волосищи аж на ветру стелятся.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.