Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46538
Книг: 115490
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Что, если?..»

    
размер шрифта:AAA

Ребекка Донован
Что, если?..
Роман

Rebecca Donovan
What If
Copyright © 2014, Rebecca Donovan
© О. Полей, перевод, 2016
© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2016
Издательство АЗБУКА ®
Посвящается моему сыну Брайану, самому храброму человеку из всех, кого я знаю.
О таком ребенке, как он, можно только мечтать

Пролог

– Слушай, Кэл, что мы вообще здесь забыли? – спрашивает Рей, протягивая мне стакан пива. – Лично я всю эту компашку еще в школе терпеть не могла. Да и сейчас, по-моему, тоже ничего не изменилось.
И все же кое-что изменилось.
Я сижу на откидном бортике своего пикапа. Отхлебнув пару раз из бутылки, небрежно окидываю глазами толпу, вполне предсказуемо разбившуюся на те же группки, что и в прошлом году, на выпускном вечере: спортсмены, театралы, торчки и, само собой, «элита».
Вот из-за этих-то последних я сюда и пришел. В основном из-за них.
– Еще час – и сматываемся, – заявляет Рей, отпивая маленький глоток пива. Медленно опускает стакан, вглядывается. – Ух ты! Никак сама Хизер Таунсенд к нам топает! Вот блин!
Я поднимаю глаза, а Хизер Таунсенд уже стоит прямо передо мной и накручивает на палец прядь своих светлых волос.
– Привет, Кэл. Рада, что ты пришел, – говорит она с кокетливой улыбкой.
– Привет, – отвечаю я.
Она подходит еще ближе, я почти задеваю ее ногами, свисающими с бортика пикапа.
– Вечеринка в лесу, – по-моему, это больше подходит для школьников. – Хизер картинно вздыхает. – Я-то думала, раз уж мы разъехались по колледжам, так могли бы немного и повзрослеть.
– Да, но родители-то наши никуда не делись, а им вряд ли понравится, если мы напьемся и разнесем чей-нибудь дом, – замечаю я.
Она радостно хохочет, как будто я и правда сказал что-то ужасно смешное.
Рей издает стон.
А Хизер наклоняется ко мне, я чувствую ее дыхание на губах.
– Ах, Кэл, ты такой остроумный! Кажется, мы с тобой этим летом скучать не будем.
Я сглатываю – мне и отодвинуться-то от нее некуда, разве что на спину лечь. И поясняю:
– Я всего только на неделю приехал.
Хизер капризно надувает губы, что выглядит не слишком-то привлекательно.
– А куда потом? – спрашивает она и кладет руку мне на колено.
У меня все тело деревенеет.
– В Орегон. Поработаю на каникулах у дяди.
– Но ты же только что приехал… еще и суток не прошло. Я так на тебя рассчитывала.
Я слышу, как Рей недовольно бурчит что-то себе под нос.
– Извини, – пожимаю я плечами. – Мне очень жаль, если я тебя разочаровал. Слушай, а где все ваши? Что-то Николь нигде не видно.
Хизер делает шаг назад, закатывает глаза и скрещивает руки на груди. Я понимаю, что случайно задел ее больное место.
– Не знаю. Должно быть, Николь решила, что мы ей теперь не ровня – она же у нас в Гарварде учится.
– Неужели она тебе ни разу не звонила после выпускного? – не отстаю я. И чувствую на себе пристальный взгляд Рей.
– Не-а. Ну хоть бы эсэмэску какую-нибудь паршивую прислала – и того не дождешься! А ведь мы с ней как-никак лучшими подругами были, с самого… да, считай, всю жизнь. И, прикинь, вообще ничего. Вот сука!
Я изумленно смотрю на бывшую одноклассницу: такой злобы я от нее не ожидал.
– Хизер! – За спиной у нее, уперев руки в бока, стоит Ви. – Вечеринка, вообще-то, вон там. – Она кивает в сторону «элиты», столпившейся вокруг «БМВ» Кайла.
– Сейчас приду, – отвечает Хизер и снова поворачивается ко мне. – Может, сходим куда-нибудь вдвоем до твоего отъезда?
– Может быть, – отвечаю я, зная, что никуда с ней не пойду.
Хизер разворачивается и уходит с Ви – к своим. Я сползаю с бортика пикапа и смотрю им вслед: как они идут к своей компании, члены которой до сегодняшнего дня нас в упор не видели.
Тут кто-то с силой дергает меня сзади за плечо, и я проливаю пиво на штаны.
– Эй, нечего на нее пялиться! – угрожающим тоном произносит у меня за спиной Нейл Талберт. – Не для тебя эта девочка.
Я закрываю глаза и делаю глубокий вдох, стараясь держать себя в рамках приличия, хотя ужасно хочется развернуться и дать ему в рожу. При одной мысли об этом руки сами собой сжимаются в кулаки.
– Какая же ты все-таки скотина, Нейл! – возмущается Рей, когда я наконец поворачиваюсь к Талберту лицом.
Я гляжу мимо Нейла – он старается придать себе внушительный вид и распрямляет плечи – на Рей и слегка качаю головой: не надо, не связывайся.
– Все за девчонок прячешься? – хмыкает Нейл. – С виду только и изменился, а так – ни капельки.
Я не отвечаю ему, поскольку не вижу в этом смысла. Он все такой же засранец, каким был еще в школе, и ничего от моих слов не изменится.
– Нейл! – окликает его издали какой-то парень. – Где тебя черти носят? Битый час уже тачку ждем. Иди сюда.
Талберт отходит к «БМВ» своего брата, и я слегка расслабляюсь.
– Кэл, я не понимаю: ну почему ты до сих пор позволяешь ему так с собой обращаться? Ты же теперь выше и здоровее Талберта, черт возьми! Запросто мог бы его уделать, – говорит Рей, все еще сердито глядя мне через плечо.
– Просто связываться неохота. – Я снова забираюсь на бортик пикапа.
– И что это, интересно, нашло на Хизер Таунсенд? Нет, серьезно! Ты, конечно, подрос на три дюйма, сменил очки на контактные линзы и мускулы кое-какие сумел нарастить – я-то уж думала, на твоем цыплячьем тельце им и взяться неоткуда, – но не воображай, что так уж кардинально изменился. Ты все тот же Кэл Логан.
– Я очень польщен, Рей, что ты проявляешь внимание к моей скромной персоне, – саркастически замечаю я. – Надо же, следишь за моими успехами.
Но она продолжает, не слушая меня:
– И охота тебе было ее расспрашивать про Николь Бентли? Ну в самом деле, Кэл? Я думала, ты ее уже давным-давно из головы выбросил.
– А тебе разве не кажется странным, что Николь не приехала домой на каникулы?
У меня внутри прямо что-то оборвалось, когда я увидел, что ее нет среди собравшихся девушек. И это тягостное чувство никак не проходит. Я ведь, если уж говорить откровенно, только ради Николь сюда и приехал.
Я смотрю, как Эшли вешается на Кайла, целует его так, будто территорию метит. В старших классах Кайл почти все время был парнем Николь. А Эшли, Хизер и Ви считались ее лучшими подругами. Я никак не мог поверить до конца, что Николь такая же, как эти типы, хотя она, так сказать, как раз занимала у них самую верхнюю ступеньку иерархической лестницы. Но в то же время мне почему-то все равно постоянно казалось, что ей не по себе от этого всеобщего внимания. Правда, вполне возможно, что я и ошибался. Я уже давно оставил попытки защитить доброе имя Николь, когда ее презрительно называют Снежной королевой. Тем более что Рей это неизменно выводит из себя.
– Да тебе-то что за дело? – вновь и вновь возмущается она. – Мы ведь с этой предательницей аж с восьмого класса не дружим, с тех самых пор, как Райчел уехала. Николь сама их выбрала и предпочла нам, ты что, забыл?
Тон у Рей при этом ледяной. Я знаю, что за этим скрывается до сих пор не прошедшая обида, ведь в то давнее лето она разом потеряла двух самых близких подруг: Николь и Райчел. Мы с ней об этом не говорим. Вообще никогда. Я дружу с Рей всю жизнь и знаю, что у нее на душе, даже когда она молчит.
Мы все четверо выросли в маленьком калифорнийском городке, на одной улице. Рей – наша ближайшая соседка и уже почти что член нашей семьи. Николь и Райчел тоже жили рядом, всего лишь через несколько домов от нас. В детстве нашу четверку было ну просто водой не разлить. А потом мы выросли, и все изменилось.
Райчел уехала с родителями в Сан-Франциско. Какое-то время мы еще перезванивались. Потом перестали. А вскоре после этого Николь променяла нашу дружбу на популярность в классе. Рей так и не смогла забыть ее предательство. А я не мог забыть Николь. Хотя я и никогда не признавался в этом Рей (да и вообще никому на свете не признавался), но я по ним обеим – и по Николь, и по Райчел – до сих пор сильно скучаю. Знаю, теперь уже ничего не поделаешь. Времени-то сколько прошло.
Я поднимаю глаза на Рей:
– Ну скажи, разве не странно: про самую популярную в школе девушку больше года ни слуху ни духу – и никому дела до нее нет?
– Кроме тебя! – насмешливо вставляет Рей. – Да выбрось ты ее из головы, Кэл! Ну, была она в свое время королевой элитных сучек, а теперь Эшли сменила ее на троне. Нет им совершенно никакого дела до Николь. И никогда не было. Не понимаю, тебе-то почему не все равно?
– Она как будто… исчезла, – тихо говорю я, бесцельно глядя в землю.
В голове всплывает какое-то полустершееся воспоминание: мне слышится крик Николь. Это были ее последние слова, которые я услышал, и потом больше никто из нас не видел Николь: «Нет, папа, такое все равно нельзя забыть, сколько ни притворяйся, будто ничего не случилось!»

Глава 1

– Ты же все понимаешь, да? – спрашивает Карли. – Мне очень жаль, Кэл, что приходится говорить об этом вот так, в самом начале вечеринки, но еще хуже было бы тянуть до тех пор, пока мы оба не напьемся. – Она скрещивает руки на груди, и от этого становится еще заметнее, что ее костюм феи почти ничего не прикрывает. – Ты со мной согласен?
– Угу, – киваю я.
Я так ошарашен, что больше ничего выговорить не в силах. Разглядываю ковбоя, за разговором с которым застал Карли: он стоит на безопасном расстоянии, с двумя красными стаканчиками в руках. Могу только догадываться, что именно из-за этого типа ей и загорелось дать мне отставку прямо сейчас, немедленно.
Не могу сказать, что у нас все было так уж серьезно. Мы встречались от силы недели три, не больше. Карли тянет мою голову вниз за козырек бейсболки и на прощание целует меня в щеку, а затем растворяется в искусственном тумане хеллоуинской вечеринки. Я смотрю на два стаканчика, которые по-прежнему держу в руках, и качаю головой. Вот подстава! Залпом выпиваю содержимое одного стакана и выхожу на улицу. Торчать тут после всего, что случилось, – нет уж, увольте.
Свернув за угол, замечаю парочку, прижавшуюся к стене: живое напоминание о том, чего мне сегодня не видать как своих ушей. Во мне снова поднимается обида. Однако, подойдя ближе, я понимаю, что они вовсе не милуются, а, наоборот, ссорятся.
– Не смей меня лапать, – шипит сквозь зубы девушка, одетая в черное с головы до ног. До меня не сразу доходит, что на ней костюм ниндзя – она прямо-таки сливается с тенью на стене. Потом я вижу, как в руке у нее сверкает что-то, похожее на лезвие. – А ну живо убрал руки с моей задницы, а то я тебе яйца сейчас в клочья искромсаю. Понял?
Парень в хирургическом халате кивает и переводит взгляд с ее грозно сверкающих глаз на сай[1], который подружка приставила ему к горлу. Оружие-то, похоже, настоящее. И она, судя по всему, разозлилась достаточно, чтобы пустить его в ход. Неудивительно, что бедняга молчит: я бы на его месте тоже дар речи потерял.
Я потягиваю пиво и жду, что будет дальше. Но девчонка просто разворачивается и уходит. Я разочарован. Я-то думал, она хоть коленом между ног ему заедет или еще что-нибудь.
– Психопатка несчастная, – ругается «хирург» вполголоса, чтобы она не услышала. Должно быть, все-таки опасается за свои яйца.
Парень даже выходит через черный ход, чтобы не сталкиваться больше с этой ниндзя. Весьма предусмотрительно с его стороны. Я залпом допиваю пиво, выбрасываю стаканчик на газон и иду за «психопаткой» – любопытно, куда это она направляется. Вижу, как она шагает к тротуару, и двигаюсь следом.
– Ниель! – кричит ей какая-то девушка в костюме земляничного пирожного, выскакивая из парадной двери. – Ниель, ты куда?
Догоняя подругу, она едва не врезается в меня. Поднимает взгляд, и глаза у нее удивленно распахиваются.
– Ой! Привет, Кэл! – Девчонка улыбается, на размалеванных щеках расцветает румянец.
Я не сразу ее узнаю.
– Тесс! Как жизнь?
– Ну-у… – Она бросает взгляд на тротуар, где остановилась Ниель. – Все нормально. Извини, мне пора идти. – Тесс направляется к подруге и на ходу говорит: – Рада была тебя повидать, Кэл. Надо бы нам как-нибудь…
– Может, вас подвезти? – спрашиваю я, глядя на нее, а потом – на сердитую девушку, которая стоит, уперев руки в бока.
– Ты на машине? Отлично! – радуется Тесс.
– Не надо нас никуда подвозить! – заявляет ниндзя.
Я перевожу взгляд с одной девушки на другую, не зная, кого слушать.
– Да брось ты, Ниель. Холодно же. А идти пешком далеко.
– Мне надо проветриться. – Ниель разворачивается и идет по тротуару.
Я вопросительно смотрю на Тесс. Она вздыхает и бросается вдогонку за подружкой. Я не могу удержаться – любопытство разбирает – и волей-неволей тащусь за ними следом.
– Черт бы побрал этих тупых парней! – ворчит ниндзя под маской, сосредоточенно глядя себе под ноги.
– Не обращай внимания, Кэл. У нее просто вечер неудачный выдался, – пытается объяснить мне Тесс.
Я приглядываюсь к девушке в черном повнимательнее. Лицо у нее закрыто, только глаза видны сквозь прорези. Черная накидка и брюки не обтягивают фигуру, но и не скрывают того, что под ними. А фигура у нее… Скажем так: на этой девушке и мешок для мусора смотрелся бы сексуально. Да прибавьте сюда еще интригу: как же незнакомка выглядит? В общем, я вдруг понимаю, что запал. А тот придурок сам виноват: нечего было руки распускать.
– Как учеба в новом семестре? Специализацию уже выбрал? – спрашивает Тесс, оборачиваясь ко мне.
Я отвожу взгляд от рассерженной ниндзя, которая все еще бормочет себе под нос какие-то ругательства. Интересно, уж не собирается ли она вернуться на вечеринку: тогда того гляди этому «хирургу» самому операция понадобится.
– Все нормально, – отвечаю я. – Специализацию пока не выбрал: честно говоря, понятия не имею, чем бы я хотел заниматься в жизни.
– Я-то надеялась, что мы на каких-нибудь лекциях снова будем вместе. В том семестре на истории искусства ты меня просто спас. Если бы не твои комментарии к слайдам, я бы точно там заснула. – Тесс улыбается мне. Я вижу, как в глазах у нее светится робкое кокетство. Но предпочитаю этого не замечать.
– Зря ты не согласилась, чтобы Кэл нас подвез, – недовольно говорит Тесс подруге. – Холодно же. – Она вся дрожит и обхватывает себя руками.
Я останавливаюсь, чтобы снять теплую фланелевую рубашку, надетую поверх футболки.
– Держи.
– Спасибо! – Тесс радостно улыбается, берет рубашку и закутывается в нее.
Ниель ждет, скрестив руки на груди и испепеляя меня осуждающим взглядом. Я смотрю на рубашку, – может, порвана или в пятнах? Я не очень-то приглядывался, когда одевался утром. И наконец не выдерживаю:
– Что-то не так, леди?
– Да кто ты вообще такой? – спрашивает Ниель и, не дожидаясь ответа, резко поворачивается и идет дальше.
– Пьяный студент.
– Оригинально. – В голосе ее слышится явный сарказм.
– А что? Неужели ты видела сегодня на вечеринке еще какого-нибудь пьяного студента? А я-то думал, я здесь один такой.
Тесс хихикает. Ниель фыркает.
Я разглядываю блестящие металлические предметы у нее за поясом. Оружие и правда настоящее.
– А ты хоть обращаться-то с этим умеешь?
– Хочешь проверить? – огрызается она.
– Ниель! – укоризненно говорит Тесс. И виновато оглядывается на меня. – Извини. Она не всегда такая дикая… То есть, вообще-то, всегда. Но все равно, извини.
– Не трудись за меня извиняться. Тем более при мне.
– Ничего, я не обиделся, – успокаиваю я Тесс и бросаю быстрый взгляд на Ниель. В темноте не видно, какого цвета у нее глаза, да к тому же на девушке маска, но их необычный разрез кажется мне пугающе знакомым. – Знаешь, – говорю я ей, – пожалуй, не буду ловить тебя на слове и просить продемонстрировать мне навыки обращения с оружием. Даже если боец из тебя никакой, все равно будет больно. Придется терпеть боль. А я парень простой, до Джеймса Бонда мне далеко.
В уголках глаз Ниель появляются еле заметные морщинки – я уверен, что вызвал у нее улыбку.
Мы идем дальше в каком-то странном полумолчании. Тесс пытается согреться, Ниель что-то ворчит себе под нос.
Я стараюсь разглядеть ее получше, но она не поднимает головы, а кулаки у нее крепко сжаты. Впервые в жизни встречаю такую сердитую девчонку.
Наконец мы останавливаемся возле их общежития, под ярким оранжевым фонарем.
– Спасибо, что проводил, – говорит Тесс слегка увядшим голосом: она уже заметила, что я не свожу глаз с ее подруги.
Снимает мою фланелевую рубашку, отдает мне.
– Не за что, – отвечаю я, коротко улыбаюсь и снова поворачиваюсь к Ниель. – Приятно было познакомиться.
– Мы не… – начинает она. И умолкает, когда наши взгляды встречаются.
Все вокруг словно исчезает, и я не могу отвести от нее взгляд. Гляжу в эти невероятно синие глаза, каких я больше ни у кого не видел. В такие глаза я мог бы смотреть всю ночь: просто стоял бы и таращился, как идиот. Я это знаю, потому что уже смотрел в них раньше.
– Спокойной ночи, Кэл, – говорит Тесс.
Я вздрагиваю и возвращаюсь в реальность.
– Спокойной ночи, Тесс, – отвечаю я хрипло.
А когда оглядываюсь, девушка в черном уже пересекает холл общежития.

* * *

До сих пор я никогда еще не смотрел никому в глаза так долго. Ну до чего же они необычные! Чем дольше смотрю, тем больше цветов различаю. Ближе к центру оттенок голубого такой светлый, что кажется почти белесым. Дальше тона постепенно становятся все темнее, словно туча наползает на ясное небо. Полоска вокруг радужки уже совсем темная, иссиня-черная, как… полночь. А потом вдруг раз – и как полыхнет фиолетовым! Клянусь, в глазах этой девчонки присутствуют все оттенки синего, даже серебряные искорки есть. Я вглядываюсь в эти цвета – так легче не моргать. Хочется придвинуться поближе, чтобы разглядеть их во всех подробностях.
– Райчел, а ну прекрати мешать. Они сейчас оба сморгнут, – слышу я вдруг за спиной голос Рей. – В чем дело? Ты, может, ревнуешь, что Кэл не тебе в глаза смотрит, а Николь?
– Умолкни, Рей, – фыркает Райчел, и Рей смеется.
Длинные, темные ресницы Николь на мгновение смыкаются.
– Кэл победил! – объявляет Райчел.
Я откидываюсь назад и моргаю. В глазах сухо – я ведь так долго держал их открытыми.
Николь смотрит на меня и слегка улыбается, щеки у нее розовеют.
– Ты выиграл, Кэл.

* * *

Я трясу головой, отгоняя наваждение, и бормочу:
– Да нет, быть не может, наверняка это не она.
И облокачиваюсь на «стойку бара», – собственно, это просто доска, переброшенная через два штабеля ящиков из-под молока. Она шатается под моим весом: не рассчитана на то, чтобы на нее опирались.
– Ты о чем толкуешь, чувак? – спрашивает Эрик, который стоит напротив. – Полчаса уже про какие-то глаза задвигаешь. Напился, вот и несешь не пойми что.
– Ты не понимаешь! – восклицаю я. – Это же ее глаза, точь-в-точь!
– Ладно-ладно, – миролюбиво говорит он. – Глаза так глаза. Но за руль ты не сядешь, даже и не думай. Здесь перекантуешься до утра. Диван в твоем распоряжении.
Я киваю, часто моргая. Плетусь к темно-коричневому дивану и плюхаюсь на него. Эрик бросает мне одеяло, оно падает на ноги. Я так его и оставляю, лень укрываться. Заслоняю лицо ладонью и закрываю глаза.
Стараюсь убедить себя, что мне померещилось. Я и видел-то глаза этой ниндзя всего лишь пару секунд. Но готов поклясться: я смотрел в глаза Николь Бентли.

* * *

Просыпаюсь, как от толчка: стал переворачиваться во сне и чуть не свалился с дивана. Только через секунду соображаю, где я. Затем в голове начинают всплывать воспоминания о прошлой ночи.
Разрыв с Карли. Ниндзя. Тесс в костюме земляничного пирожного. Глаза Николь. Дорога пешком в студенческое братство, к Эрику. Пьянка. А здорово я набрался.
Я медленно сажусь, жду, пока перестанет кружиться голова, а затем тянусь за своими ботинками. Провожу пересохшим языком по нёбу, морщусь от мерзкого привкуса во рту.
– Эй, – хрипло окликает меня Эрик с нижней койки в другом конце комнаты. – Тебе на занятия сегодня надо?
– Воскресенье же, – напоминаю я и сую ноги в ботинки.
– Точно, – говорит он, переворачивается на другой бок и натягивает на голову одеяло.
На часах десять утра. Ужасно хочется снова лечь спать, но мне еще надо домашние задания готовить и с похмельем бороться. Порядок действий, впрочем, можно и изменить.
Я накидываю на плечи фланелевую рубашку и выбираюсь из домика, где расположилось студенческое братство. Приходится топать пешком несколько кварталов – туда, где я оставил свой пикап вчера вечером, после вечеринки в честь Хеллоуина. Делаю отрезвляющий глоток свежего, холодного воздуха и завожу мотор. Холод от промерзшего винилового сиденья пробирается сквозь джинсы, а от ледяного воздуха в голове проясняется, но совсем чуть-чуть. Кофе бы сейчас.

* * *

Когда я стою в очереди в «Бин баз», это значит, что мне позарез нужен кофеин, чтобы взбодриться, как от хорошего пинка под зад. Тем более сегодня. Вчера я здорово вжился в роль пьяного студента. Такое со мной не часто бывает. Да уж больно вечер выдался паршивый.
На автомате говорю «спасибо» Мел, когда та протягивает мне стаканчик. Почти не сомневаясь, что хожу во сне, как лунатик, с полузакрытыми глазами плетусь к двери. Вижу полоску падающего из нее света и изо всех сил стараюсь не отклоняться от этого направления.
– Кэл?
Я разлепляю глаза и делаю глубокий вдох через нос, пытаясь собраться. Передо мной стоит Карли. Откуда она узнала, что я буду здесь? Я ее сюда ни разу не водил. Вообще никогда сюда ни одну из своих девчонок не водил. Специально выбрал самую неудобную кофейню во всем кампусе, чтобы случайно с ними не столкнуться.
– Карли, что ты здесь делаешь? – спрашиваю я, от удивления не успев сообразить, что говорю.
– Э-э-э… Кофе попить зашла, – отвечает она и показывает мне стаканчик.
– А, ну да, конечно, – киваю я, чувствуя себя полным придурком.
– У тебя найдется минутка? Я хотела с тобой поговорить.
– Ну-у-у… – Только этого еще не хватало. Мне и стоять-то сейчас нелегко, не то что говорить.
– Я не отниму у тебя много времени. Обещаю.
– Ну ладно.
Я нехотя плетусь за Карли к столику возле большого венецианского окна. Понятия не имею, чего ждать. Должно быть, она хочет извиниться за то, что внезапно бросила меня вчера.
– Я, кажется, сделала ошибку, – говорит Карли, когда я опускаюсь на стул. – Совершенно напрасно порвала с тобой.
Вот такого я точно не ожидал.
Мое ошеломленное молчание она принимает за одобрение и продолжает:
– Я такая глупая, променяла тебя на какого-то унылого задрота. Кэл, я поняла, что ты лучше всех. Пожалуйста, прости меня, и давай начнем все заново. Согласен?
Блин. У меня и так котелок еле-еле варит, а тут такое. Я тяну время, медленно отпиваю кофе, глядя куда угодно, только не на девушку, что сидит напротив и ждет моего ответа. И тут, черт меня побери, вдруг вижу те самые голубые глаза, которые видел вчера: они смотрят на меня из противоположного конца кафе – и на этот раз не из-под маски.
– Быть не может, – бормочу я, остолбенев.
– Что такое? – переспрашивает Карли, и в голосе ее слышится паническая нотка. – Кэл, ты не согласен? Куда это ты уставился?
– Извини. – Я мгновенно прихожу в себя и нехотя отвожу взгляд. – Э-э-э, я, кажется, увидел… Да не важно.
Я встряхиваю головой и пытаюсь собраться с мыслями. А ведь очень удачно получилось, что эта красотка вчера сама меня отшила. Теперь я воспользуюсь поводом и разорву с ней отношения. Все равно я бы, скорее всего, долго не продержался, поскольку особо нежных чувств к Карли не испытывал.
Я вздыхаю и говорю:
– Видишь ли, какое дело. Я не могу к тебе вернуться.
– Э-э-э… Что? – Глаза у нее сощуриваются. – Почему?
– Извини, Карли. Не могу, и все.
Я встаю и ухожу, не дожидаясь ее реакции. По-хорошему, надо бы мне сейчас идти к двери. Но вместо этого я направляюсь в противоположный конец кафе, к коричневому кожаному дивану, где сидит вчерашняя девушка, только без маски, и что-то читает, закинув ноги на кофейный столик.
Я молча стою рядом и разглядываю ее. Она меня не замечает, и это, пожалуй, к лучшему – я понимаю, что смахиваю на психа, когда вот так торчу рядом. Слов у меня не находится, потому что передо мной Николь Бентли. Только эта девушка какая-то… другая. Не совсем похожа на ту, что поселилась у нас по соседству пятнадцать лет назад. Может, это все-таки не она. Откуда бы ей тут взяться? Вот только… глаза-то ее.
– Николь?
Она не поднимает голову. Я хочу окликнуть ее снова, но тут кто-то подходит к столику, задев мое плечо. Ага, Тесс.
– Держи, Ниель, – говорит она и через столик протягивает подруге чашку. – Двойной мокко с горячим шоколадом и взбитыми сливками. И как это можно – с утра столько сладкого? Я только представлю, так у меня сразу колики в животе начинаются.
Тут Тесс поднимает взгляд на меня и радостно улыбается:
– Привет, Кэл.
– А, привет, – отвечаю я, совершенно растерявшись.
Перевожу глаза с Тесс на Николь и обратно.
– Э-э-э, так, значит, ты Ниель? – Похоже, я еще не до конца протрезвел.
Николь мягко улыбается.
– Да. Ниель Престон. – И протягивает мне руку. – Извини, что совершенно по-свински вела себя вчера. – Девушка смотрит прямо на меня и ждет, когда я пожму ее руку в вязаной перчатке без пальцев. В лице ни намека на то, что она меня узнала. – Я немного выпила, да и вечер не задался.
– А, ну да, ничего страшного, – кое-как выговариваю я и беру ее тонкую руку в свою. – Рад познакомиться.
Я точно или сплю, или пьян, или внезапно стал персонажем очередной серии «Сумеречной зоны». Поклясться готов, что передо мной лицо Николь Бентли – девушки, мысли о которой преследуют меня уже не один год. Но она так смотрит на меня, словно знать не знает, кто я такой. И от этого мне как-то не по себе.
– Извини, но я не…
– Ну, ты и засранец! Не мог сразу сказать, что встречаешься с другой? А я-то, дура, унижалась, умоляла тебя вернуться ко мне!
Я оборачиваюсь, и в ту же секунду Карли швыряет в меня стаканчик с кофе. Пытаюсь уклониться, но поздно. Все тело скручивает от боли – горячая жидкость выплескивается мне прямо на грудь. Оторопев, я смотрю, как светлые локоны моей бывшей подружки исчезают за дверью.
Втягивая воздух сквозь стиснутые зубы, отлепляю от груди мокрую футболку.
– Господи! – ахает Тесс. Хватает со стола салфетку и начинает лихорадочно промокать на мне футболку. – Зачем она так? Тебе не больно?
Передо мной вырастает Мел и протягивает пачку салфеток.
– Может, тебе еще что-нибудь нужно?
– Немного самоуважения, – бурчу я.
Николь смеется. Я внезапно жалею, что не остался дрыхнуть у Эрика на диване.
– Я, наверное, на идиота похож, да?
Николь улыбается:
– Ну… Есть немножко. А вот девица выглядела стопроцентной психопаткой. Так что победа достается ей.
«Да пристрелите же меня, наконец!»
– Ой, Кэл, – причитает Тесс, – ну как она могла! Кто это вообще такая?
– Моя бывшая, – бурчу я и забираю у Тесс салфетки. – Спасибо за помощь. Но мне надо идти. – Я чувствую, что все глаза в кафетерии устремлены на меня, в том числе и те, из-за которых я не ушел отсюда вовремя. – Пока.
Выбрасываю салфетки в мусорную корзину и выхожу на улицу. Оглядываюсь через плечо и вижу, что девушка, похожая на Николь Бентли, по-прежнему смотрит на меня.

Николь

Лето накануне четвертого класса. Июнь
Я смотрю, как за окном проносятся дома, и думаю: когда же мы наконец остановимся и который из домов окажется нашим? Я волнуюсь, ведь вокруг будут сплошь незнакомые люди. А вдруг я им не понравлюсь?
Я расправляю подол своего желтого шелкового платья и стараюсь об этом не думать. Мама говорит, что я непременно понравлюсь и вообще я должна верить, что все сложится просто замечательно. Там, где мы жили раньше, у меня были две подруги. Наши мамы ходили друг к другу в гости, ну и, само собой, мы тоже подружились. Любили вместе играть в куклы и разыгрывать всякие сценки. Я и в школе с этими девочками дружила.
Страницы:

1 2 3 4 5





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • basmanna о книге: Инна Кроневальд - Вне времени
    Пародия на Д.Деверо "Рыцарь". Сюжет слямзили, переделали, вот и новая книга... Не смогла дочитать. Прости, автор, но книга фигня.

  • Arlen о книге: Мила Дали - Моя фальшивая невеста
    Книгу дочитала! Черно полный бред

  • milashka1480 об авторе Анна Неделина
    Хочу оставить отзыв о книге Анны Неделиной "Украденная судьба". Что хочется отметить, так это то, что к финалу все вообще переворачивается с ног на голову! Многих событий вообще не ожидаешь! Из-за этого книга становится еще более интересной и загадочной. Читайте, не пожалеете!

  • зозозо о книге: Михаил Алексеевич Ланцов - Хмурый Император
    И это СОВСЕМ другой Николай. Очередной могучий прапорщик?

  • Hora=) о книге: Анна Леденцовская - Комендант некромантской общаги
    Первые несколько глав ещё соответствовали заявленному сюжету. Потом у бабули пропало всё, что делало из неё бабулю(возраст, поведение, передвижение, мышление и т.д). И это стало ещё одной стандартной книгой про мерисьюшную попаданку, которой все восхищаются.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.