Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53068
Книг: 130242
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «По-королевски»

    
размер шрифта:AAA

Мими Джин Памфилофф
По-королевски

Глава 1

Сан-Франциско. Наши дни. 17:57

Сидя за антикварным письменным столом, я ерзала в своей узкой юбочке-карандаше, заставляя себя отвлечься.
Оставалось три минуты.
Но смотреть на часы было без надобности. Я и так это знала. Мой желудок знал это. И пот, стекающий к моей пояснице под белой облегающей блузкой, тоже знал это.
Сконцентрируйся на чем-нибудь ином, Миа.
Я взглянула на моросящий дождь, собирающийся за офисным окном, но за этой грязной пеленой рассмотреть его не представлялось возможным. А даже если бы и представилась, я бы все равно не увидела ни облака, ни бесконечно льющийся дождь. Я бы видела только ЕГО. Вернее, его образ: черный костюм шитый на заказ, черные как смоль волосы и бледно-серые глаза, проникающие сквозь меня из темноты дверного проема, напоминающие мне о том, что мне стоит держать язык за зубами. Это было своего рода его приветствие, которым он меня одаривал каждый вечер, перед тем как войти в свой личный кабинет и закрыть за собой дверь, оставив за собой тонкий шлейф его парфюма. И больше никаких контактов между нами. Его парфюм. Мой нос. Ах да, чуть не забыла... Телефонные звонки.
Ровно в 18:02 он позвонит на мой телефон, стоящий на столе, который находится в пяти футах от его двери, и произнесет своим глубоким, завораживающим голосом, пробирающим меня до костей - "На этом все, мисс Тернер". Эти пять футов ощущались мною так, словно это была тысячемильная выжженная пустыня, которую я никогда не смела бы пересечь. Потому что пока люди питали иллюзии, видя совершенные линии его красивого лица или его европейское высокомерие, которое отдавало кучей денег, я на эти иллюзии не поддавалась. Я видела эту надменную улыбку насквозь. Он был жестоким, садистским сукиным сыном. Это было единственным объяснением, почему он заставлял меня ждать. Вот так. Мучительно. День за днем, заставляя меня давиться собственной желчью. А часы все тикали. И моя надежда умирала с каждым сделанным мной вдохом.
Я еще раз посмотрела на часы.
Осталась минута.
Я продолжала напоминать себе, что на этот раз я должна быть сильной - не распускать язык и требовать то, что было моим. Мы заключили сделку. Мне нужна была его помощь, ему нужна была...ну, в общем я, как его ассистент. И вот я сидела здесь, как его персональный музейный экспонат. С 6 утра до 18:02 вечера. Шесть дней в неделю. На шестом этаже.
Дьяволу по нраву шестерки, так почему бы и этому парню их не любить? - подумала я. И это было то, что не нравилось моему работодателю. Однако возникали вопросы.
- Просто выполняйте, мисс Тернер, просто - выполняйте! - говорил он.
- Что выполнять? - спрашивала я.
В такие моменты он смеялся, и от смеха появлялись ямочки на щеках его безупречного лица.
- Что вам велено, мисс Тернер… то, что вам велено, - отвечал он в то время, как его гипнотизирующий, холодный взгляд говорил иное. "Теперь ты моя собственность. И не смей, мать твою, забывать об этом!".
Может он и был прав. Может я действительно его собственность. Я уже не знала. Я знала только то, что сожалею о своем выборе, который я сделала в ту ужасную, темную и дождливую ночь, придя к нему, ползая перед ним на коленях, умоляя его совершить то чудо, в котором я так отчаянно нуждалась. Но в тот самый момент, когда он увидел меня, он был похож на акулу, почуявшую кровь. И его возбуждение было вызвано всего лишь моим отчаяньем и безысходностью. И то, как он позволял себе обращаться со мной, пока я сидела за этим чертовым письменным столом...О, Господи, я не могу думать об этом! Мне следовало бы развернуться и бежать оттуда со всех ног, пока был шанс. Вместо этого я говорила себе, что чего бы мне это не стоило, какая не была цена - она была оправдана. И даже если бы он и вправду оказался гребанным Дьяволом, для меня это было неважно. До той поры, пока он помогал мне.
Но это было три долгих недели назад. И мое решение заключить сделку с этим злобным человеком не принесло мне ни черта, кроме дополнительного времени для размышлений. В основном о моих страхах, которые ощущались как снаружи, так и внутри меня. Страхах, клевавших мою душу, словно адские стервятники, пока я сидела в гигантской, пустой коробке, которую никто не посещал, с телефоном, который никогда не звонил. Кроме тех случаев, когда звонил Он.
Часы на стене пробили шесть. Время ведьм.
Мой взгляд сфокусировался на двери. Я желала лишь привести свои расшатанные нервы в порядок, чтобы не впасть в ступор от высокой накаченной мужской фигуры, которую я ожидала там увидеть.
ПУСТО
Я посмотрела на свои наручные часы, потом перевела взгляд обратно на дверь. Ну, и где он? Я вытянула заточенный карандаш из подставки, стоявшей на моем столе помимо телефона и лампы, и стала постукивать его ластиком по своей ладони.
18:01 . Мой пульс подскочил.
Он никогда не опаздывал. Ни разу. Неужели этот злостный засранец миновал город, решив попуститься своими основными принципами? В этом кабинете не было ничего такого, чего бы он не мог бросить. Два стола, два стула, две настольные лампы. Ни компьютеров, ни почты, ни клиентов. Это настораживало.
- Вот сука! - прошептала я, мы же заключили сделку.
Я уставилась на эту чертову дверь, мечтая увидеть там острые скулы его щек и квадратные, широкие плечи.
ПУСТО
Я в последний раз взглянула на часы.
18:02
Телефон на моем пустом столе зазвонил, заставив меня подпрыгнуть в кресле. Дерьмо. Моя рука дрожала, пока я тянулась к трубке. - А-а-алло?
- Время пришло, мисс Тернер!
- Кинг?
- Нет, это бл**ь ваша крестная фея, мисс Тернер. И ваше желание исполняется.
Я онемела. Не из-за того, что он сказал, а из-за сокрушительно эффекта, который производит на меня его голос. Даже и за миллион лет не смогу понять, как ему удается отделить мой разум от моего тела. Ненависть и желание. Две мои половинки, ненавидящие друг друга.
- Мисс Тернер?
Я открыла рот, но не смогла ничего произнести.
- Мисс Тернер, я вынужден поставить под сомнение наше с вами соглашение. Ведь как правило от своего ассистента я привык ожидать, что он хотя бы будет обладать чертовой способностью общаться!
Мне хотелось сказать ему, что он Дьявол. Гребанный Дьявол. Вместо этого я выдавила из себя два словечка. Два слова, за которые я сразу же стала себя презирать. Они были ничтожными. Они были покорными. Это была ключевая мысль, крутившаяся в моем мозгу, но несмотря на это я произнесла: - Благодарю Вас.
Он засмеялся, слишком довольно. - Будьте в аэропорту с паспортом через два часа. Я пришлю маршрут на вашу почту.
Я хотела спросить куда мы летим, но прекрасно знала, что он не любит вопросы, и что там, куда мы летим, я получу от него то, что мне нужно - помощь. По-крайней мере я на это надеялась.
- Мисс Тернер? - добавил он.
- Да-да?
- Не берите с собой много. Никаких гребанных, бесполезных каблуков. Там, куда мы направляемся, вам понадобится лишь ваш ум, все остальное - балласт.
Телефон щелкнул.
- Кинг?
Агрессивные короткие гудки вырывались из трубки. И опять я поймала себя на мысли, с кем же я связалась.
Он тот, кто может найти что угодно, Миа. Все, что угодно. Но не задаром.
А вдруг это был именно тот случай, когда в огромном мире он найдет то, без чего я не могу существовать? То, что у меня забрали?
Я бы так и не узнала, если бы мы не встретились.

Четырьмя неделями ранее.
Сан-Франциско.

- Дорогая, ты выглядишь немного... бледно - сказала мне мама. Ее пепельно-голубые глаза, почти такие же как мои, с подозрением сузились, рассматривая меня через обеденный стол. - Ты же не собираешься выходить на улицу со своим гриппом? Сейчас везде эта эпидемия.
- Осень - всегда худшее время года, - добавил отец, отставной директор школы, который теперь проводил свои дни, играя в гольф, рыбача и обсуждая то бессмысленное дерьмо, которое он увидел в новостях. - Они обнаружили уже пятнадцать новых штамов. Пятнадцать. И прививка от гриппа ни на один из них не действует.
- Любопытно, зачем мы тогда делаем ее каждый год? - не преминула вставить свое замечание моя мама, надкусывая свой бублик. Это наша воскресная традиция. Так сказать, семейный "бубличный день". Несмотря на то, что они жили всего в пяти кварталах ходьбы от Ноб Хила, в отреставрированном Викториане, которым наша семья владела уже свыше ста лет, виделись мы нечасто. Из-за моей работы рекламным агентом в Глобал Кампейн Менеджер я постоянно находилась в дороге.
- Да, любопытно, - добавила я, рассеяно потягивая кофе, и холодный пот выступил у меня на лбу.
Мой отец все продолжал увлеченно предаваться дискуссии о замечательном процессе, в котором вирусы решают какому из них посчастливится свирепствовать в этом году или о чем-то подобном. После первых десяти слов я перестала его слушать, потому что ум мой был во власти невообразимо ужасного известия, о котором я узнала за три минуты до прибытия родителей. Известия, что опустошит их так же, как опустошило меня.
Похищен. Как я сообщу им об этом?
Нет! Это не может быть правдой.
А кроме того, кому мог понадобиться Джастин?
Мой младший брат был лучшим парнем на Земле. На всей Земле. Он был из тех людей, которые были готовы после дождя подбирать червяков с асфальта и относить их в более безопасное место.
Почему из всех людей на Земле хотели причинить вред именно Джастину?
Ладно бы Джастин с его приятелями откопали какой-нибудь клад в Мексике, но они находили лишь старые горшки и подобную фигню. Мне вспомнилось как он был радостно взволнован, найдя старинную испанскую пуговицу. Но неужели это стоит его жизни?
Он еще жив, Миа! Еще жив!
- Солнышко! - позвала мама. - Миа! Она пощелкала пальцами и перевела взгляд на отца. - Кажется, ее блондинистые волосы уже начали есть ее мозг.
Я всего неделю назад покрасила свои кучерявые локоны и подстригла их под трапециевидное карэ(спереди пряди достают до плеч, а сзади короткие) - моя неизменная прическа. Менялись лишь ее оттенки. Женщина в салоне сказала мне, что это подчеркивает блеск моих глаз. А вот и нет. Но я помню, как Джастин говорил мне об этом. И это был наш последний разговор.
Бл**ь! Как? Как это случилось?
Я моргнула и подняла голову. - Я собираюсь на несколько недель в Мексику, чтобы увидеться с Джастином.
- О! - глаза моей матери засияли. - Это чудесно! У тебя не было отпуска уже много лет. Но я полагала, что завтра у тебя дела в Нью-Йорке.
- Планы изменились, - объяснила я. - Экспромт. Совсем забыла вас предупредить.
- Фантастика! - сказала она. - Я забегу домой и принесу посылку, которую хотела ему отправить. Я собрала его любимые лечебно-морские водоросли и носки. У тебя же еще осталось место в чемодане?
Я кивнула, натянув фальшивую улыбку. - Конечно, его полно.
Мой отец некоторое время молчал. - Миа, я знаю, что ты заядлая путешественница, из тех, у кого шило в одном месте.
Шило в одном месте? А что, люди еще используют эту фразу? Я не знала.
- Но...- продолжил он - Будь осторожна. Это опасное место. Все эти Бандидос, похищающие людей... Ты хоть представляешь сколько убийств совершается там ежегодно?
Больше тридцати одной тысячи. Во всяком случае так пишут в интернете. В любом случае, был ли Джастин в этой статистике? Или он попал в другой список? Наркокартели похищают людей все время, ради выкупа.
- Ой, милый, - мама пихнула отца. - Не пугай Мию. Я уверена с ней все будет в порядке. Кроме того, она будет с Джастином. Правда, дорогая? Джастину было двадцать пять. Он был на год младше меня, но здоровый парень, весь в отца.
- Конечно. Я все время буду с ним, - солгала я.
Мой отец откинулся в кресле, неодобрение мерцало в его, таких же как у Джастина, зеленых глазах. Мне хотелось закричать. - Только будь осторожна, Миа!
Я вздохнула, еле сдерживая себя. - Я буду в порядке пап, обещаю.
Но я не буду в порядке, как и они.
- Ах! Как бы мне хотелось поехать с тобой! Мне до смерти хочется увидеть Паленке, - мама притихла. - Ты же вернешься к моему дню рождения? Мы хотели покормить крабов на пирсе.
Я улыбнулась и взяла ее за руку. - Ни за что не пропущу, мам.
Но это стало еще одним дополнением к огромной веренице лжи, потому как наша жизнь уже никогда не станет прежней.

Глава 2

Когда я получила телефонный звонок из американского посольства в Мехико, информирующего меня о том, что мой брат и его команда были похищены с места археологических раскопок вблизи Паленке, у меня было ощущение, как будто мне пытались скормить дерьмо. В конце концов я рекламщица и могла почувствовать это самое дерьмо за милю. Тетка из посольства пыталась уверить меня в том, что местная полиция делает все, что в их силах, чтобы найти похитителей. Но когда она стала настаивать на том, что нет никакой надобности мне приезжать в Мексику - мой мозг отключился. Было ощущение, что она пытается избавиться от меня. И именно поэтому мне было необходимо туда поехать.
Как только я успешно избавилась от родителей, извиняясь и ссылаясь на то, что мне перед поездкой нужно еще кое-куда забежать, я перезвонила в посольство. Я бы никогда не запомнила ее имя, но не смогу забыть ее слащавый, поганый голос. Когда я сказала, что собираюсь в Мексику, навестить ее, она сразу же включила заднюю.
- Я не могу просто сидеть здесь, ничего не делая, - сказала я ей.
- Мадам, мы понимаем, как это может травмировать, но мы советуем семьям жертв оставаться дома и по возможности поддерживать друг друга. Позвольте Нам работать с мексиканскими властями!
- Он мой брат и я не буду спрашивать разрешения. Я буду участвовать! Далее была пауза, после которой раздался треск на том конце телефона. Она там что, печеньку грызла? - Если вы решили приехать, мы не можем вам препятствовать, - она снова хрустнула тем, что она там жрала. - Мы всего лишь просим вас не мешать расследованию.
С чего бы мне препятствовать поискам моего брата?
- Просто скажите, кого мне спросить, когда я приеду, - сказала я.
И услышала более громкий хруст. Бессердечная сука.
- Вы можете спросить меня. Джейми Хендшоу.
Я нацарапала на листке ее имя, сдерживая гневный крик. - Ладно. Понятно. Пожалуйста, позвоните мне на сотовый, если узнаете что-нибудь еще, - я знала, что она не позвонит, но все равно попросила.
- Обязательно! - хрум-хрум. - Да, и еще раз примите наши соболезнования.
- С чего бы? Он жив! - я повесила трубку, подавляя бушующий во мне ледяной ураган ярости, пожиравший меня. Но мне нужно было держать голову прямо. Никому не будет лучше, если я сейчас раскисну.
Я открыла ноутбук и забронировала себе первый возможный утренний рейс до Мехико. И хотя Джастин исчез на юге Мексики, недалеко от Паленке, в округе Чьяпас, сперва я решила заехать в посольство, чтобы узнать все подробности и плясать уже от этого. Так что сначала меня ждала встреча с местными властями. Я надеялась, что мой школьный испанский там прокатит.
Следующим вечером я наконец-то прибыла в Мехико. И сразу после того как я прошла иммиграционный и таможенный контроль, я поймала такси и оставила сообщение этой вечно что-то жрущей сучке, ставя ее в известность, что я остановилась в паре кварталов от посольства на улице Пасео-де-ля-Реформа, и с утра пораньше я буду у нее.
После этого, валясь с ног, я добралась до своего номера. Было почти десять вечера. И хоть во рту у меня за целый день не побывало ни крошки, это не помешало мне разорить минибар. Мои расшатанные нервы жаждали чего-то крепкого. Виски.
Я скинула свои красные лакированные туфли на высоком каблуке, плюхнулась на диванчик, сделала глоток и открыла свой ноут. Некоторые могут счесть меня черствой и беззаботной, но сейчас просмотр моей рабочей почты было тем единственным, что поможет мне держать себя в руках. Мой рассудок находился на грани саморазрушения и истерики. Но я пыталась не давать своему воображению разыграться. Потому что я знала, оно мне выдаст лишь образ Джастина, кричащего, пока ему перерезают глотку, или избиваемого куском свинцовой трубы. В этой стране люди, наживающиеся на похищении людей, не чурались прибегать к пыткам и всякого рода насилию. Помнится, будучи в командировке в Буэнос-Айресе, во время мировой презентации нового парфюма (это был мой конек - реклама элитных брендов) я просматривала местные телеканалы. Ни за что не забуду то, что я увидела в вечерних новостях. Тела, объятые огнем, раскиданные по обочинам Мехико. Моего знания испанского было достаточно, чтобы понять, что это были жертвы похищений, однако семьи этих бедняг либо не смогли, либо не захотели платить за их жизни.
Так что, да. Может быть я отрицала или была настолько бессердечной, но единственным выходом не терять голову, представляя себе образ беспомощного, плачущего Джастина, было сохранять хладнокровие. Если я хочу быть полезной, то мне нужно оставаться максимально сильной.
Это означало - много виски!
Я вскочила с диванчика и полезла в мини-холодильник. Твою мать. Да, ладно? Я нашла текилу, водку и ром. Ни грамма виски. Схватила бутылочку рома, о чем, черт возьми, я только думала в тот момент, и прикончила ее. Окей! По ходу мне не наплевать на то, что пить. На вкус как моча молодого поросенка.
Я позвонила в обслуживание номеров, запрашивая тяжелую артиллерию и распластавшись на кровати, вернулась к своим письмам.
Одно письмо было от нашего международного проект-менеджера Джима, из Нью-Йорка. "Пожалуйста, сообщите мне как обстоят дела с проектом "Windpipe"." Это было кодовое название для вечернего аромата с изображением знаменитой певицы на упаковке, лауреатом четырех премий Грэмми, к которому прилагалась пара бонусных шлепанец.
“Все еще хит продаж. Никаких проблем,” - ответила я.
Далее письмо от моей лучшей подруги Бекки. Мы выросли вместе и наши мамы были близки. "Где тебя черти носят, Миа? Твоя мама сказала, что ты поехала навестить брата? Не могу поверить, что ты не взяла с собой меня. Гори в аду! Серьезно! Позвони, как вернешься. Люблю, Бекки"
Не хотелось лгать Бекке. Поэтому я просто отправила ее письмо в корзину. Будет лучше, если я не буду ничего рассказывать ей сейчас и разберусь с ее гневом позже.
Имейл от Шона. Я вытаращила глаза на его сообщение. "Ты в Нью-Йорке? Голодна? Я умираю с голоду!".
Это была кодовая фраза, означавшая "давай встретимся".
- Нет, меня не будет на этой неделе в Нью-Йорке, у меня дела, - пробормотала я вслух, глотнув очередную порцию рома. Это была, черт возьми, моя и только моя вина, что он слал мне эти сообщения. Каждый раз, будучи в Нью-Йорке, мы созванивались, несмотря на важность моих деловых обедов. Встречались мы обычно у него, перепихивались и... собственно на этом все. При других обстоятельствах мы не встречались.
В дверь моего номера постучали. "Наконец-то, тяжелая артиллерия!"
Я сползла с кровати и распахнула дверь. - Спасибо, я вообще-то...
Двое мужчин одетые в черное, с масками на их лицах протиснулись в номер. Ближайший ко мне схватил меня за горло и швырнул на пол, прижав собой.
- Не вздумай орать, - прошептал он с ярко выраженным мексиканским акцентом, - или я тебе глотку перережу.
В такие моменты начинаешь соображать быстрее. Надо было думать о том, как бы выжить, что я собственно и делала. Но очень быстро поняла, что у хрупкой 135 футовой девушки против двух здоровенных, вооруженных, в отличии от меня, амбалов шансов на это самое выживание не так уж и много. Подтверждал это тот факт, что один из них держал пистолет прямо у моего виска.
Вместо борьбы я предпочла молиться о том, что они не причинят мне вреда и не поволокут куда-нибудь на ночь глядя. Я не смогу помочь Джастину, если меня постигнет та же участь, что и его. Я покивала, потому что его рука на моем рте перекрывала даже мои панические стоны.
- Чудно, - я чувствовала, как он горячо дышал мне в ухо. Он него смердело текилой и потом. Его свободная рука скользнула ниже и грубо сдавила мою грудь.
- Ну как? Нравится, Миа?
Боженьки! Он знал мое имя. Это не были обычные налетчики.
Я зажмурила свои глаза и помотала головой. - Нет.
- А мне нравится, - дыхнул он мне в ухо. - И если ты не сядешь на обратный самолет до дома завтра же утром, я тебя уверяю, что сделаю с тобой все, что захочу, перед тем, как прикончить. Кивни, если поняла.
Готовая разрыдаться, я кивнула. - Bien, mujer. Espero que no nos encontramos pronto. (перевод с исп. "Ну вот и умничка, надеюсь мы больше не увидимся").
Я ни черта не поняла, но решила, что это было последним предупреждением.
Прежде чем я успела ответить, эти двое исчезли, закрыв за собой дверь моего номера. Я перекатилась на живот и разрыдалась, уткнувшись лицом в ладони. Как только я смогла подняться (уж не знаю, сколько это заняло времени) я прыгнула в такси до аэропорта. Я подумала, что там я буду в безопасности, пока не улечу отсюда.
Боже мой, Джастин, во что же ты вляпался?

***

В тот самый момент, когда я пулей вылетела из своего номера в Мехико я уже знала, что дела обстоят хуже, чем если бы Джастина просто похитили наркоторговцы ради выкупа. Кто-то очень не хотел, чтобы Джастина нашли. Но почему? Это были единственные мысли, занимавшие мою голову на протяжении долгого полета в Сан-Франциско.
Я отперла дверь своей не особо декорированной квартиры, находящейся на четвертом этаже. Я много путешествовала, поэтому не имело смысла иметь в доме растения и тонну никому не нужной мебели, все равно ее никто не увидит, не говоря уже о том, чтобы ее использовать. Я бросила сумку на полу в гостиной. Мне нужно было поспать. Нужно было проветрить голову.
Я задернула занавески от солнца и взглянула на часы. Двадцать минут десятого. Меня не было всего день, но создавалось ощущение, что прошла целая вечность.
Я погрузилась в кресло и закрыла лицо ледяными ладонями. Дерьмо. Я должна была рассказать кому-то. Особенно после того, как эти ублюдки угрожали мне в гостиничном номере. Но к кому я могла пойти? К родителям? Сказать им, что Джастина похитили, означало только причинить им ненужную боль. И зная моего папу, самого упрямого человека из всех, он бы сразу отправился в Мексику. Я не могла этого допустить. Я не могла позволить ему вмешиваться в то дерьмо, что сейчас происходит. Вмешивать в это моих друзей, особенно Бекку, это не вариант. Она обожает Джастина, и эта новость разбила бы ей сердце. К тому же она никогда ничего не скрывала от своей матери, а ее мать не сумела бы сохранить секрет, даже если ее жизнь зависела бы от этого. Моя мать будет на моем чертовом пороге в течение часа.
Бл**ь. Я понятия не имела, что делать, но мне нужна помощь. Может быть, Государственный департамент или ФБР или...
Мой телефон завибрировал, и я вытащила его из кармана джинсов. На нем было оставлено голосовое сообщение с мексиканским кодом в номере. Оно пришло еще три часа назад. Должно быть я проглядела его, пока была в самолете.
Я приложила телефон к уху. “Здравствуйте, Миа! Это Джейми Хендшоу. Я получила ваше утреннее послание и думала, что мы с вами увидимся сегодня. Я надеюсь у вас все нормально?” У некоторых людей есть удивительная способность: говорить одно, а подразумевать совсем другое.
“Пожалуйста, перезвоните, когда получите это сообщение. У меня есть новости о вашем брате.”
Я перезвонила на ее номер и стала метаться по комнате в ожидании ответа. Пусть это будут хорошие новости. Только хорошие новости. Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста....
Долго ждать ответа не пришлось.
- Это Миа Тернер, я получила ваше сообщение!
- Миа? А, да-да! - на заднем плане опять послышалось похрустывание. Опять что-то жрет, сука. - Вы еще собираетесь сегодня заехать в посольство? - и снова в ее голосе звучали ехидство и легкомыслие, будто бы она все еще надеялась, что духу моего не будет на ее пороге.
- Нет, - ответила я. - Кое-что случилось, и мне пришлось вылететь домой сегодня утром. Я только прилетела обратно.
- О, понятно, - рада. Она была рада. - Жаль это слышать. Но в любом случае, вы бы зря потратили свое время. Мы получили подтверждение, что вашего брата не было во время этого инцидента.
- Извините, не поняла?
- Полиция опросила некоторых местных, которые были знакомы с вашим братом. Они сказала, что он уехал за несколько дней до этого.
Мое сердце наполнилось облегчением.
Джастина не похитили, Джастина не похитили.
- Тогда, где же он?
- Власти сообщили, что он вылетел в Лондон.
Лондон? Джастин бы отзвонился. Или отписался. Как-нибудь сообщил бы. Опять вранье.
- Вы уверены? А полиция разговаривала с его соседом по комнате? Я знала, что Джастин делил комнату с каким-то американцем, но не знала с кем именно.
- Полагаю да, но не уверенна.
Неужели помощь полиции для нее была не важна. И как только я подумала об этом, я поняла, что это не могло быть совпадением. Я приехала в Мексику, чтобы выяснить что случилось с Джастином, а меня просто вышвырнули из страны. Затем внезапно выясняется, что он куда-то уехал. Меня сбивали со следа. Но почему?
- Могу я узнать дату и номер рейса? - попросила я.
- Мне жаль, но я не владею этой информацией. Но если вы хотите отыскать вашего брата, советую начать с Лондона. Если вы нападете на его след, пожалуйста, свяжитесь с нами. Местные власти хотели бы его опросить. Его команда все еще не найдена и никто не требовал за них выкуп.
Я закрыла рот рукой. Бедные их семьи. - Но что же мне...
Связь резко оборвалась.
- Что происходит?
Я вытаращилась на телефон, думая о том, что заслужила немного больше помощи от этой тетки из посольства. Если Джастин покинул Мексику, во что я совершенно не верила, почему же тогда он мне не позвонил? Он не мог просто взять и бросить работу. Эти археологические раскопки являлись серьезным проектом, и ему пришлось бы отвечать перед спонсором, который их финансировал. Он не послал бы это все к чертям. А даже если бы ему и пришлось, он обязательно бы справлялся о том, что происходит с его командой. И сразу же вылетел бы в Мексику, безумно беспокоясь за них.
Все признаки указывали на то, что с Джастином случилось что-то плохое. Но меня пока не покидал призрак надежды, что с ним может быть все в порядке и что все это просто ужасное недоразумение.
Я опустилась обратно в кресло и запустила руки в свои спутанные кудряшки.
- Твою мать! Я испустила тяжелый вдох. Так. Если Джастин сел в самолет, значит это должно быть задокументировано. И кто же может помочь мне найти эти записи?
На следующий день, после обзвона нескольких авиакомпаний, стало ясно, что хрена с два я получу эти записи. И наилучшим решением сейчас было обратиться в местный отдел ФБР. Я никогда в нем не была, хотя и проходила мимо него миллион раз. Это было кирпичное здание, в стиле двадцатых годов с большим фойе, отделанным мрамором. Миновав рамку металлоискателя, меня направили в комнату с огромной очередью, в которой я проторчала целый час, только для того, чтобы услышать, что никто из них не может мне помочь. Если мой брат пропал, мне следовало написать заявление в полицию. Когда я им объяснила, что моего брата нет в стране, мне сказали, что я все равно должна сообщить об этом факте в местное отделение полиции, а после связаться с ближайшим посольством или консульством.
- Но мне нужно узнать вылетел ли он в Англию? - возразила я.
Спец. агент Пшёлты (Agent Screwyou), на котором висел ужасный галстук, цвета детской неожиданности, под стать ужасной коричневой оправе его очков с толстыми стеклами, дал ясно понять, что его терпение на исходе. - Если ваш брат сел на самолет до Англии, значит с ним все должно быть в порядке. Пропавшие без вести, похищенные и мертвые люди как правило не садятся в самолеты.
То же мне, умник. - Но...
- Наймите частного детектива. Мы не можем вам помочь! Он отклонился в сторону и позвал следующего из очереди.
Вот мудак. Я проследовала к двери и вытащила телефон. Твою мать, Миа! И что теперь делать?
Порыв ледяного воздуха, проносящийся между небоскребами на другой стороне улицы сковывал всех прохожих своим неприятным холодом. Я зашла в ближайшую кофейню и заказала черный кофе, который как нельзя лучше гармонировал с моим настроением и погодой на улице. В Сан-Франциско круглый год было прохладно, но когда у нас дул ветер, у нас - КОНКРЕТНО дул ветер! Когда у нас шел дождь, у нас - КОНКРЕТНО шел дождь! А сегодня небо было затянуто темно-серыми тучами, угрожавшими разразиться ливнем. Я тут же пожалела о том, что выбрала такую одежду: красные туфли от Маноло на высоком каблуке, черная юбочка и белая блузка на пуговицах - совершенно не подходящую для такой суровой погоды. Я застегнула свое пальто из верблюжьей шерсти и начала потягивать свой кофе, проверяя почту на телефоне. Десять сообщений от начальства, три от Бекки и еще сотня других. Я отсутствовала на рабочем месте три дня, но судя по всему работы за это время прибавилось вагон и маленькая тележка.
Кажется, мне нужна помощь. Одному Богу известно, как я была эмоционально истощена, напугана и находилась почти на пределе. Так что возможно идея агента Пшёлты была не такой уж дурной. Я сидела за маленьким столиком на террасе перед кофейней и искала частного детектива в интернете. Их были сотни. Но они специализировались на изменах, проверках данных и скрытой слежке.
На третьей странице поисковой системы я наткнулась на волонтерскую организацию. Всемирный центр помощи пропавшим без вести и похищенным детям, занимающийся и международными делами такого рода. Я нашла их местоположение на карте. Они находились на другой стороне города, в пятнадцати минутах езды на такси.
Я оставила свой кофе и успела поймать такси до того, как стал лить дождь. Мне чертовски повезло. Еще бы пара минут и отыскать свободную машину в городе было бы нереально. Я запрыгнула в такси, показала водителю адрес и в ту же секунду зазвонил мой телефон. Я посмотрела на номер звонившего телефона, но он был скрыт. - Алло? - слышны были только помехи на линии. - Алло?
- Миа?
Святое дерьмо! - Джастин, это ты?
Снова в трубке послышался его голос, но он был не разборчив. Я не могла понять ни слова.
- Джастин, Джастин! - отчаянно кричала я в трубку. - Где ты?
Он что-то снова сказал, но из-за искажения связи было не разобрать слов.
- Джастин, ты слышишь меня? Ты где?!
- Не... лезь...это...ни в коем...это не безоп.... - в трубке опять затрещало. - Люблю тебя. По… , - треск, - ...ка.
Звонок оборвался. - Джастин. Джастин. Нет!
Боже мой! Пожалуйста, перезвони! Пожалуйста, пожалуйста, умоляю! Я вперилась в телефон в ожидании звонка, но его не было. Я стала набирать ему сама, но меня отправляли на голосовую почту, как и в предыдущие двадцать раз.
- Мадам, с вас одиннадцать долларов. “Что, уже приехали?”
Я посмотрела на водителя, который, казалось, был равнодушен к моим проблемам. Он, наверное, уже навидался ежедневных драм в своей машине. Я протянула ему двадцатку и вылезла из машины.
Я понятия не имела, что делать дальше. Я сходила с ума. Джастин был жив, но ему требовалась помощь, а я была бесполезна.
Небо разразилось громом, и дождь хлынул громадными каплями. Я забежала в здание, промокнув, рыдая, не в силах удержать в себе громкие истеричные всхлипы.
Девушка на ресепшене, худенькая брюнетка с распущенными волосами встала, увидев меня.
Не знаю почему, но я протянула ей свой телефон, как будто бы верила, что она волшебным образом заставит Джастина перезвонить мне. - Прошу вас, помогите!
Ее глаза округлились от беспокойства. - Да-да, конечно, идемте со мной.
Следующий час я провела, рассказывая ей о проблеме с Джастином, по крайней мере о самом важном. Когда на меня напала икота - она принесла мне чай, когда я разрыдалась еще сильнее - она подала мне платочек. Она умела слушать, надо отдать ей должное. Но как только я высказала все вслух, это стало настолько реальным, что окончательно выбило меня из колеи.
- Миа, вам следует рассказать все вашей семье, - посоветовала она, собирая свои волосы в пучок. В ее карих глазах читался такой колоссальный жизненный опыт, что можно было подумать, что ей лет пятьдесят, никак не меньше.
Как ее зовут? Почему я не могу вспомнить ее имя?
- Я не могу рассказать им о том, что происходит. Это слишком опасно, - ответила я.
- Пусть так, но вы не сможете с этим справиться самостоятельно.
- А вы не можете мне помочь? - ведь за этим я сюда и пришла.
- Мы работаем с беженцами из зон конфликтов и ищем их пропавших родственников.
Я вдруг открыла глаза. Реально открыла и осмотрела место, в котором нахожусь. Тесный офис этой женщины был обставлен мебелью в стиле семидесятых. Повсюду были развешаны фотографии пропавших летчиков из "Амнести Интернешенл", информационные листы с оперативной информацией из управления кризисными ситуациями.
Я накрыла лицо ладонями. - Я такая идиотка! Я провела целый час, изливая душу этой женщине, а она знала, что я обратилась не по адресу. Я имею ввиду, что это было правильное место, но помочь мне здесь не могли.
Я стояла и размазывала по щекам поток нескончаемых слез. - Мне очень жаль. Я не знала. Я вытащила из кошелька несколько двадцаток и протянула ей со словами. - Возьмите, это пожертвование.
Она убрала мою руку. - Не стоит, все в порядке, Миа.
- Правда, я чувствую себя ужасно...
- Я же сказала не стоит. Но я действительно думаю, что вы нуждаетесь в своей семье. Вам не справиться в одиночку. Я кивнула и направилась к двери. На улице было хоть глаз выколи, да и дождь не уменьшился ни на йоту, но меня это не заботило.
- Спасибо, в любом случае спасибо вам.
Мои красные каблуки ровно отстукивали ритм пока я шла по улице. Как ее зовут? Почему я не могу вспомнить ее имя? Кажется, я теряю рассудок, вот почему. Я в заднице, причем в полной. Джастин нуждается в моей помощи. А после того как эта женщина меня час выслушивала, было так по-свински с моей стороны не помнить даже ее имени.
- Миа!
Крик вырвал меня из потока моих мыслей. Я повернула голову и увидела, как та самая девушка пытается меня догнать.
- Вот, возьми! - она сунула в мою руку бумажку. Звук грома взорвал небо, и она вздрогнула. - Это адрес. Но я вам его не давала, хорошо?
- Зачем он мне? - спросила я.
- Не зачем, а чей! - она нервно оглянулась через плечо. - Он поможет вам.
- Кто он? - спросила я, хотя мне было без разницы. Помощь есть помощь.
- Муж моей сестры был похищен во время своей поездки в Колумбию. И этот человек нашел его. Поговаривают, что он может найти все что угодно и кого угодно, - она выдержала паузу, - ну... не за даром, естественно. Все имеет свою цену. Цена будет высока. Но обещайте, что вы не скажете кто направил вас к нему. Он не любит, не терпит, когда люди много болтают.
Я так и не поняла почему. Если этот человек делал деньги на поисках людей, разве ему не нужны были рекомендации для новых клиентов?
- Просто… , - она снова нервно оглянулась в сторону здания, из которого вышла. У меня складывалось ощущение, что я сейчас покупаю наркотики или оружие. - Просто спросите его о цене. Просто скажите, что вы знаете, что все имеет свою цену. И попросите его назначить свою.
- Ммм... спасибо, - да, конечно, мне не хватало только какого-то придурка-вымогателя, который вычистит мой банковский счет до цента.
Как будто почувствовав мои опасения она посмотрела в мои глаза. И как в том старом фильме про Франкенштейна ударила молния, в свете которой я увидела ее озабоченное лицо. - Он поможет вам, Миа! Я клянусь. Но этот человек... он... , - она осеклась. - Мне нужно бежать, - она направилась обратно к зданию.
- А как его зовут? - крикнула я ей в след.
Она остановилась прямо перед входом в здание. - Кинг. Его зовут Кинг.

Глава 3

Пока я пробиралась сквозь пелену дождя - мое воображение выдавало мне ужасные картинки Джастина, зовущего меня из какой-то темной, вонючей ямы, голодающего, покрытого синяками и кровоподтеками.
Еще ничего неизвестно, Миа.
И все же, я не смела надеяться, что Джастин просто скрывается где-то в безопасности. Когда он позвонил во время моей поездки в такси, голос его звучал одиноко и отчаянно, это был отнюдь не голос человека, отдыхающего на тропическом острове или, находящегося в Великобритании, под чужим именем.
Ничего подобного. Я знала своего брата лучше, чем кто-либо другой. Даже в старшей школе, в то время, когда большинство братьев и сестер избегают друг друга, мы, несмотря на то, что мой брат был супер компьютерщиком, а я вела вполне обыкновенную жизнь, всегда тусовались вместе. Мы всегда поддерживали друг друга. Когда мы оба продолжили обучение: он в Стэнфорде, а я в университете Пенсильвании на частичной стипендии, мы все равно списывались или созванивались никак не реже одного раза в неделю. Джастин был мне больше, чем брат - он был еще и моим лучшим другом, даже более близким, чем Бекка.
Мой телефон завибрировал, и я быстро выхватила его из кармана. Черт. Это была моя мама. Я не могла сейчас с ней говорить. Нельзя было рассказывать ей о Джастине. Это разбило бы ей сердце. Проще было позволить ей думать, что я все еще в Мексике, в гостях у Джастина.
Я засунула телефон обратно в карман моего холодного, влажного пальто и вытянула из него скомканный листок бумажки, который дала мне та девушка. Я остановилась в очередном дверном проеме и посветила телефоном, чтобы рассмотреть написанный на этом листке адрес. Офис этого парня находился в центре, недалеко от делового района, примерно в десяти минутах ходьбы от моего дома. Я взглянула на часы, было почти семь вечера, но бывают же те, кто задерживаются на работе.
Я вышла на главный проспект и как будто бы по мановению ангельского крыла передо мной сразу же остановилось свободное такси. Радуясь теплу и сухости, я запрыгнула в него и истратила все время поездки, репетируя свою речь. Кто бы ни был этот Кинг, он захочет обсудить цену за свои услуги, как сказала девушка с ресепшена. У меня имелись сбережения, но не особо большие. Я до сих пор выплачивала кредит за свою учебу и на это уходила львиная доля моих доходов. Я бы могла продать пару вещей – что-то из мебели или украшений, которые у меня были, но без привлечения родителей этого все равно было бы мало. Это означало, что нужно будет договариваться.
Такси въехало в кромешную тьму на улицу, заканчивающуюся тупиком, забаррикадированным цементными блоками. Она была из тех улиц, на которых, как правило, располагались открытые дневные кафешки и ресторанчики.
Я расплатилась с водителем и нашла нужный мне адрес в самом конце тупика. Прошла в небольшое фойе, в котором ничего не было, кроме лифта из нержавеющей стали и панели управления им. Та девушка не обмолвилась ни словом, какой кабинет мне нужен, но все этажи кроме шестого оккупировали две какие-то фирмы, а цифру шесть заменяла всего лишь буква "К".
Я зашла в лифт, дрожа с головы до пят, и уставилась на свое искаженное отражение на блестящей, стальной двери лифта. В нем отражалось чучело. Мои блондинистые волосы свисали мокрыми макаронинами, да и шерстяное пальто было не в лучшей форме.
"Клааас!". Я вынула резинку из моей косметички и с ее помощью быстренько собрала волосы в пучок. Сбросила пальто и заправила блузку обратно в мою черную юбку.
Когда двери лифта распахнулись, я вышла в еще одно небольшое фойе, абсолютно пустое, имеющее всего лишь одну дверь и уставилась на позолоченную табличку с большой, жирной буквой "К" на ней. Похоже мне сюда.
Я повернула ручку двери, с радостью обнаружив, что она не заперта. - Здравствуйте? Я просунула голову в пустое чердачное помещение с выкрашенным в белый цвет потолком и трубами, протянутыми по нему. Единственный свет исходил от одинокой лампы, которая стояла вдалеке, на антикварном письменном столе, в паре футов от еще одной двери. - Здравствуйте!
Я зашла в помещение, целиком и инстинктивно почувствовала арктический холод, наполнявший всю комнату. Бл*! Зачем я вообще сюда пришла? Обстановка была еще более угнетающей, чем мысли в моей голове.
Вдруг комната наполнилась прекрасным ароматом. С нотками цитруса и чего-то еще.
- Вы опоздали! - угрожающе произнес глубокий голос.
"Вот блин!" Я повернулась на своих скользких красных туфлях к тени человека, находящегося в дальнем углу. Его было тяжело рассмотреть, но мне стало понятно, что он высок, строен, но не худощав. Его мускулистый силуэт вогнал меня в ступор.
Он вышел на слабое пятно света, излучаемого настольной лампой, позволяя мне рассмотреть его чуть лучше. На нем был черный, приталенный костюм, белая накрахмаленная рубашка и темно-синий шелковый галстук. Это были маленькие детали, на которых мой мозг не стал заострять внимание.
Его губы были полны и греховно сексуальны, обрамленные, идеально ухоженной, черной бородкой.
- Это Вы - К-к-инг?
- С вас капает на мой гребаный пол, у вас что, нет зонтика?
Что-то в его тяжелом голосе произвело на меня мгновенный эффект, напугав до усрачки.
- Сбросьте пальто на стул,- велел он.
- Вообще-то я...
- Мы оба знаем зачем вы здесь, так давайте перейдем к делу.
Неужто та девушка, что дала мне его адрес, сообщила ему о моем предстоящем визите? Кажется, она не хотела, чтобы он знал, что это именно она послала меня к нему.
- У вас что-то со слухом? - Его насыщенный густотой мужской голос был не громче шепота, но тон был мощнее любой угрозы.
Я посмотрела через пустующий стол. Единственный стул в комнате находился именно за ним. Проходя к нему, я осознала, что придя сюда, я совершила самую большую ошибку из всех, что сделала за день. В любом случае не было ничего, что я не сделала бы для Джастина, я бы даже отдала за него свою жизнь. Я повесила пальто на спинку стула и плюхнула свою сумочку на стол. Снова окинула взглядом угол комнаты.
Его горячее дыхание обожгло мою шею. И тепло его тела, прижимающегося к моему, парализовало каждую мою мышцу. Вот черт!
- Ты не в моем вкусе, - его низкий голос прокрался в мое сознание. - Но я полагаю, можно сделать исключение. Его горячая ладонь коснулась жилки на моей шее, перекидывая мои влажные волосы на одну сторону, оставив за собой покалывающую тропинку ледяного холода.
Мои мозги быстро переключились в режим самосохранения. Оружие, Миа. Найди оружие. Лампа. Телефон. А, у меня еще были острые каблуки на туфлях, так что можно было...
Он медленно поцеловал маленькое местечко позади моего уха. Хотелось закричать. Однако мои инстинкты твердили, что нужно сохранять спокойствие. А как только его язык скользнул по тому самому местечку - мне было уже не важно, что там болтает мой мозг. Как будто бы он взял и завладел мною.
- Ммм…, - пробормотал он. - Готов поспорить ты сладкая на вкус.
Миа, ты должна дать ему отпор. Быстрый удар с моего локтя по его ребрам или удар каблуком в пах - возможно и даст мне немного времени, чтобы добежать до лестницы.
Проклятье! А где здесь лестница?
Его рука обвила меня и обхватила мою грудь через влажную блузку. Я попробовала дернуться, но он пресек мою попытку, сковав мой локоть и каким-то образом поймав мое запястье. Я чувствовала, как мои кости гнулись под давлением его рук. Затем, так быстро, что я не смогла ничего понять, он закрутил мою руку за спину и уткнул меня лицом в стол.
- Что ты делаешь?- пропищала я.
- А ты как думаешь? - он нажал на мою руку, и острая, невыносимая боль пронзила мое плечо, заставив меня стонать в агонии.
Он усмехнулся, и в этот момент я почувствовала твердость его члена в штанах, прижатых к моей заднице. Его свободная рука скользнула мне под юбку сзади, между моих бедер, и он своими жаркими пальцами стал ритмично гладить меня сквозь трусики. - Как вы знаете, я хотел бы сегодня сыграть по-грубому.
- Пожалуйста, - взмолилась я. - Я сделаю для Джастина все, что угодно, но не это!
Его рука замерла. - Джастин? - прорычал он. - Что за, мать его, Джастин?
- Мой братишка.
- Кто тебя послал? - рыкнул он снова.
- Я узнала о вас от подруги.
Не ослабляя хватку на моем запястье, он вытащил свою вторую руку из под моей юбки. Видимо решил, что использовать мою голову для шлифования его стола было лучшим вариантом. - Кто. Тебя. Послал?
- Я вам не скажу! - пробормотала я, пока одна сторона моего лица была прижата к полированной древесине антикварного стола, от которого пахло старыми сигарами и лаком. - Вы хотите обговорить цену или нет?
Перед тем как отпустить меня он разразился зловещим и жестоким хохотом. Я быстро развернулась, готовая избить его кулаками, но он снова поймал мою руку. И когда я заглянула в его глаза, стало понятно, что мне их уже никогда не забыть. Ни во сне, ни на яву, ни даже на смертном одре. Обрамленные черными ресницами они были наполнены легким серым мерцанием и чем-то зловещим. К моему удивлению, я не обнаружила никакой угрозы, никакого возможного насилия. Передо мной стоял тридцатилетний мужчина с безупречными линиями лица и в дорогущем костюме, казалось от горя и несчастья, выпавшего на его долю, вся душа у него была испещрена шрамами. Что бы с ним не произошло, что бы не пошло в его жизни не так - это было ужасно.
Я продолжала таращиться, ясно видя шторм из боли, одиночества и гнева, бушующий в этих глазах. Нежелательная волна сочувствия нахлынула на меня. Что же с ним стряслось?
Его холодный, пристальный взгляд блуждал по моим губам, будто бы изучая каждую их черточку. - Как вас зовут?
- М-м-иа? Миа Тернер? - Почему из моих уст это прозвучало как долбанный вопрос?
В дверь тихонько постучали, и мы одновременно повернулись на этот звук. Вошла женщина, ноги которой были длиной как все мое тело. Одета она была в короткий черный тренч. Ее каштановые волосы были собраны в узел, а губы накрашены кроваво-красной помадой. Она оглядела Кинга и бросила быстрый взгляд на меня. - Я помешала?
- Нет. Мисс Тернер как раз собирается уходить, - произнес Кинг.
- И что, на этом все? - ни извинений, даже ни одного вопроса зачем я вообще пришла?
- Только если вы не планируете лечь обратно на этот стол, мисс Тернер? Он бесстыдно взглянул на свою явно выраженную эрекцию, еле скрывающуюся под штанами.
Я поймала свою челюсть в районе колен.
- Полагаю - нет. Он пожал плечами и указал мне взглядом на дверь. - Доброй ночи!
- Козел!- прошипела я сквозь зубы.
Его пронзительный взгляд прошелся по моему лицу. Две глубокие ямочки проступили на его щеках, когда он улыбнулся. Если бы эта улыбка была первым, что я увидела, встретив этого человека, то я бы растаяла от очарования. Но теперь-то я знала, что вся его любезность и благовоспитанность были лишь ширмой.
- Вас сюда не звали. Вы заявились сюда сами, щеголяя в мокром пальто. Откуда мне было знать? - он выглядел удивленным.
Я схватила свое пальто и сумочку и обошла вокруг стола. Мне захотелось расплакаться. Нервы уже были далеко за пределами и рационально мыслить я уже не могла. Когда я достигла двери - выйти за нее мне уже было не по силам. Я приехала сюда по делу. Охрененно важному делу.
Я повернулась и посмотрела на него. - Вообще-то мне рекомендовали вас как человека, который может найти что угодно и где угодно. Это правда?
Он нахмурил брови в злобной гримасе. - Не задаром. Но я уже знаю, что эту цену вы не желаете платить".
Секс. Этот придурок серьезно намеревался получить от меня секс?
Я посмотрела вниз, на свои мокрые красные туфли на высоком каблуке. Смогу ли я сделать это ради Джастина? Переступить через себя, чтобы спасти его? А как далеко Джастин зашел бы ради меня, если бы мы поменялись местами? И хотя он не являлся иконой сексуальности, он и не такое сделал бы для меня, он бы голову положил, если бы это потребовалось. По сути, почти положил. Когда мы были в старшей школе, он спас меня от пары пьяных гопников на вечеринке. Я была молода и глупа, да к тому же изрядно напилась. К счастью, Джастин оказался рядом, правда этот случай привел его в больницу. Его тогда избили до полусмерти, чего я никогда себе не прощу. Никогда. Но как бы то ни было Джастин всегда заботился обо мне. Всегда! Так что, да. Я сделаю для него все. Единственным моим вопросом оставался - действительно ли этот самый Кинг сможет мне помочь.
Вопреки ожиданиям Кинга, что я покорно паду низ перед ним от безысходности, я гордо вскинула подбородок вверх. - Хорошо, если вы спасете Джастина, я ...я...я, - я сглотнула. - Я пойду на ЭТО. Если вы так желаете. Я не посмела выговорить слово "секс" или хотя бы его синоним.
Кинг засмеялся. Красивая, элегантная женщина, до сих пор ожидающая в дверном проеме, была адски заинтересована в продолжении.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.