Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49515
Книг: 123371
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Детский сад. Книга 4»

    
размер шрифта:AAA

Джиллиан
Детский сад-4
Библиотека Коннора

1

Сквозь сон Селена услышала короткий тихий стук. Глаза в плотную темноту открыла сразу… Под одеялом уютно и тепло. Рядом тихо посапывает Джарри…
Ещё один стук — чуть в стороне от предыдущего и еле слышный… Октябрьский ветер стучит в окна ветвями деревьев? Снова осенняя буря, как было недавно три ночи подряд? Приходя в себя от глубокого сна, Селена, всё ещё в дремоте, попробовала прикинуть: нет, стук был равномерный, значит, кто-то из детей вышел из дома? Но следом, по немедленном воспоминании, как эхо, услышались затихающие шаги в дом. И шаги довольно тяжёлые.
Если из-за охранного заклинания дом выпускал и пропускал только вышедших детей, значит, вошедшим мог быть только чёрный дракон. Только он да старый эльф могли спокойно войти в дом при такой сильной охранной системе домашних оберегов. Что случилось?
Хм… По ощущениям — время совершенно поздней ночи.
Ну-у… Как не хочется вставать… Вздохнув, Селена мягко приподнялась на одной руке и крадучись выскользнула из одеяльного жаркого уюта. Хорошо, что Джарри додумался поставить кровать посреди комнаты, бывшего кабинета. Вставать можно с любой стороны… Дотянулась до одежды на табурете. Прямо у двери быстро натянула штаны и бесформенную, удобную в её положении блузу с длинным рукавом, сунула ноги в меховые тапки, в которых ходила по дому. Только было осторожно повернулась к двери, как услышала шорох. Привычно вспомнила обложки магических книг, чтобы видеть в темноте. Джарри привстал на локте, покачался и, так и не открыв глаз, сипло спросил:
— Куда?
— Спи, — улыбнулась Селена. — Только проверю кое-что.
— А… Давай быстро… — И свалился на место, натягивая на себя одеяло.
Селена быстро подняла ладони закрыть губы, чтобы не прыснуть над сонным семейным, заторопилась выйти, пока он не проснулся полностью. Будить не хотелось. Октябрь — по-здешнему буреломник — отличался именно названной особенностью: почти каждый день шли постоянные ливневые дожди пополам со снегом, и довольно часто бушевал сильный ветер. Джарри вчера пришлось немало поработать: после осенней бури повалило несколько деревьев на деревенской запруде, и семейный весь день пилил толстоствольные крепчуги, пока те ещё не вмёрзли в лёд. Помощников, конечно, было много, но основная тяжесть пришлась на плечи Джарри.
Дверь с крыльца в гостиную оказалась полуоткрытой, и Селена сразу услышала удивившие её звуки: тоненькое бурчание вперемежку с каким-то плаксивым хныканьем. Так это не Колр? Но ведь шаги точно были тяжёлыми… Прищёлкнув пальцами и засветив магический огонёк, она пошла к гостиной.
Переступив порог, Селена оторопела.
Посреди гостиной, освещённой лишь настоящим огнём "дежурной" свечи, медленно, переваливаясь с боку на бок, ковыляла малышка Люция, наполовину перекинувшаяся. Именно она издавала странные звуки, когда одно крыло её цепляло то кресло, то диван, а другим она попадала в пол.
Вздрогнув от взгляда со стороны, Селена заметила в тёмном углу Колра. Чёрный дракон, привычно мощный и сильный, спокойно сидел в кресле и посматривал то на Люцию, то на хозяйку дома. Выступив из тьмы так, чтобы её сразу было видно девочке-дракончику, Селена некоторое время постояла, чтобы не испугать малышку. Дождалась взгляда исподлобья и невнятного ворчания, улыбнулась про себя: "И тебе того же, Люция!" Подходить не стала: приёмный отец дракончика рядом, может, он объяснит, что случилось. Приблизилась к Колру и села в соседнее кресло.
— Доброй ночи, Колр.
— Доброй… — тихо откликнулся чёрный дракон. Проследил, как девочка-дракончик снова побрела по кругу, обходя гостиную, и объяснил: — Эрно позвал. С-сказал — Люция нервнич-чает. Я с-спустился. Девочка билас-сь о входную дверь. С-сначала пыталис-сь её уговорить вернутьс-ся в пос-стель, но она начала кричать. Мы побоялис-сь — Аманду разбудит криком и грохотом. С-сына отправил с-спать и вывел Люцию на двор. Думал пос-смотреть, куда она хочет. Девочка побежала с-сюда. Пос-смотрел линии её желаний. Вс-се с-свелись к ваш-шему дому. А здес-сь она как будто забыла, что хочет. Линии с-стали бес-спорядочными. Ходит по кругу.
Колр со своей семьёй давно жил в отдельном доме, на всякий случай выбранном ближе к дому Селены и Джарри. Тот был пуст и без защиты: хозяин погиб в войне с магическими машинами. Приёмные дети вели себя спокойно. Сын ходил вместе с остальными в "школу", по дороге провожая сводную сестрёнку в дом Селены — в детский сад. Скрепя сердце чёрный дракон разрешил Люции общаться с другими детишками. Возможно, виной тому была нехватка времени всех взрослых в деревне…
Посидев и посмотрев, как сердится девочка, Селена только было открыла рот, чтобы спросить: и что теперь делать? — как Колр сказал:
— Вы можете идти с-спать. Время позднее. Я пос-сижу у вас-с, пос-стерегу её.
— Нет. Не знаю, что творится, но вдруг девочке плохо? — возразила Селена. — Жаль, она ещё плохо разговаривает. Но можно попробовать… — Она вздохнула и зажмурилась.
Через минуту Колр непроницаемо поднял глаза. По лестнице со второго этажа спускались мальчишки — все пятеро. Сонные. Кроме идущего впереди Коннора, который смотрел так зорко, будто его оторвали от чтения книги. Мальчишка за полгода заметно подрос. Селена всё пыталась убедить себя, что этот рост произошёл, потому что он вообще растёт, а не благодаря вытащенным из него деталям, которые делали из него киборга, послушного эльфам-бандитам…
Все остальные почти не изменились. Всё так же, подпрыгивая на ходу, шагает светлоголовый Мика, самый младший из всех. Медлительно на первый взгляд, но неуловимо стремительно идёт Хельми, высокий и до сих пор не отъевшийся; но, слава Богу, сейчас мальчик-дракон уже не выглядит высокомерным скелетиком-дикарём, каким когда-то появился в деревне. Он, скорее, жилистый от частых полётных тренировок. Бочком, то и дело озираясь, идёт за спиной Хельми рыжеватый маленький оборотень Колин. Несмотря на лишения и потрясения, давние и нынешние, спокоен и мечтателен беловолосый мальчик-эльф Мирт — чья видимая хрупкость является сплошной фикцией, так как, по словам чёрного дракона, на тренировках по боевым искусствам его уже можно ставить даже в спарринг с Коннором.
Сейчас Селена заподозрила, что писклявое ворчание и тревога Люции связаны именно с последним — с мальчишкой-некромантом, бывшим киборгом. И девочка-дракончик как будто подтвердила: заслышав шаги, она остановилась посмотреть наверх, после чего решительно заковыляла к мальчишкам. Коннор, ничуть не сомневаясь, ускорил шаг навстречу к ней, а Люция встала на месте и, задрав к нему голову, требовательно подняла ручонки. Мальчишка подхватил её под мышки и, остерегаясь: она снова выпустила боевое крыло! — усадил к себе, на руку.
Селена машинально взглянула на Колра. А если возмутится? Хотя… Коннору он давно благоволит и доверяет ему девочку-дракончика. Несмотря на то что мальчик — человек, дракон испытывает к нему явное дружелюбие.
Мирт сонно улыбнулся малышке, крепко обнявшей Коннора за шею, и потряс её упрямо сжатую ладошку.
— Привет, полуночница.
— Ноч-чная птич-чка, — тихонько поддразнил девочку-дракончика Хельми, гладя её по косматой тёмной голове, одновременно проводя другой ладонью по спине и заставляя убирать крылья.
Люция исподлобья поглядела на всех из-за плеча Коннора, а потом… Колр и Селена от неожиданности встали: девочка-дракончик прислонилась головой к плечу Коннора и уснула! Мальчишка же, как ни в чём не бывало, бережно придерживая Люцию, подошёл к креслам и осторожно сел напротив взрослых. Друзья расположились вокруг него. Взрослым пришлось сесть на свои места.
— И что? — спросил Коннор. — Что случилось?
Колр смотрел на него насторожённо, и Селене самой пришлось объяснить со слов чёрного дракона, что было до сих пор.
Глаза Коннора мгновенно стали сонными, отстранёнными. Он медленно положил ладонь на голову Люции и некоторое время "слушал".
— Люция чувствительней меня к пространству, — сказал он ровно. — Что-то завтра произойдёт. И это связано со мной. Вроде ничего страшного, но девочке это не нравится.
— Какие планы у тебя на завтра? — поинтересовалась Селена.
— Ну… Всё как обычно. Классы, патрулирование у изгороди, потом поиграем.
Изгородь… Селена вздохнула. Когда маги только-только сумели уничтожить все машины, оживлённые магами-экспериментаторами соседнего государства, дети нетерпеливо начали просить взрослых лишить изгородь вокруг деревни магической защиты. Ведь теперь опасности со стороны машин нет. Деревня огромная, но чисто психологически дети чувствовали себя запертыми в ней. Особенно просили оборотни, которым до сих пор вроде и хватало запущенных деревенских садов, чтобы ощутить себя вольницей. Джарри сказал, что поговорит с Ривером, и попробует убрать защиту. Но связаться с Ривером или с его односельчанами, пока оставшимися в городе при новом правительстве, долго не удавалось.
А когда появилась возможность поговорить с магом, дело решилось само собой и даже до разговора.
В первые мирные дни выходили за изгородь только под вынужденным приглядом взрослых: сами-то дети не умели проходить защиту, а команда Коннора наотрез отказывалась помогать тем, кто самоволкой просился за пределы деревни. Мотивация простая: Селена будет беспокоиться, а ей, в её положении, нельзя нервничать. Но на прогулки и на субботники выходили за изгородь часто, и дети уже не так ныли, тем более старый эльф Бернар совместно с учениками сумел возродить лес на холме — правда, пока малорослый и тонкоствольный. Обещал, что по весне стволы деревьев быстро раздадутся.
А потом гуляния и субботники пришлось свернуть. Полностью.
Новая напасть появилась.
Если раньше одичавшие оборотни редко подходили к деревне, прячась от живых магических машин, то теперь они поняли, что машинной опасности больше нет. И начали рваться в деревню. Точней — пытались прорваться. Но изгородь и раньше держала даже против магических машин сильную защиту — где уж сейчас оборотням с нею справиться?
Сначала об оборотнях, как об опасности, и не думали. Но вскоре одна из прогулок детей и взрослых, когда на них набросилась озверевшая в прямом смысле стая одичавших оборотней, показала, что за пределы деревни лучше не выходить. По крайней мере, пока правительство города не разберётся со своими проблемами в пригороде, где те же одичавшие, осмелев, теперь уже напрямую атакуют любого представителя из живущих здесь рас. Страдали и погибали от недавних сородичей даже сами оборотни, сохранившие умение перекидываться.
Когда напуганные дети пришли в себя после нападения, отбитого драконами (дрался не только Колр. И Хельми впервые "встал" на боевое крыло) и магами, Коннор предложил организовать дозоры вдоль изгороди. И не просто так, потому что бояться одичавших оборотней в защищённой деревне нечего. А с определённой целью. Вот когда Селена психанула — и страшно.
Коннор объяснил, что хочет опробовать на одичавших оборотнях старинный язык, который помогал подросткам-оборотням с проблемами перекидывания вернуться в цивилизованное состояние. Вся компания с жаром объясняла, как это легко и здорово, — и Селена поверила им. А потом Джарри поднял голову, которую в задумчивости опустил было, внимательно слушая, и сказал:
— А вы не задумывались, почему Чистильщики в пригороде этот язык не применяли и не применяют? Маги-то среди них тоже есть… Нет, вы представьте предлагаемое вами в деталях. Воображение у вас хорошее. Итак, вы идёте вдоль изгороди, на той стороне бегут одичавшие. Коннор произносит заклинание. Представили? Теперь представьте, что один из оборотней перекинулся, среагировав на старинные слова. Ну? Представили, что сделают остальные?
Селена представила первой и мучительно скривилась от ужаса. Ребята ещё не совсем понимали — первым, как ни странно сообразил Мирт. Он бросился к хозяйке дома обнять её и умоляюще упрашивал:
— Селена, Селена, забудь про это! Этого не было и не будет! Мы не будем этого делать, правда — не будем!
С другой стороны испуганно обнял семейную Джарри.
— Прости, Селена, как-то не подумал… Вот дурья башка… При тебе… Прости.
Когда до мальчишек дошло, что они предлагали, многие побледнели.
Разорвут. Одичавшие — людоеды. Они не щадят и своих сородичей, что раненых, что ослабевших. А уж если кто из них обратится в человеческую форму на глазах у остальных, — несдобровать бедолаге смертельно.
Коннор тоже извинился, но через минуты вдумчивого молчания сказал:
— Но если среди них всё же есть такие, которые ещё держатся? Через силу? На грани? Скрываясь от остальных? Как быть с ними? Жалко же!
Тоже помолчав, Джарри сказал:
— Жалко. Согласен. Но пока мы бессильны. Насколько я знаю от Чистильщика Рамона, они только пытаются ловить одичавших, а потом допрашивать их по одному, определяя, кто из них ещё разумен, а кто — безнадёжен. Я же думаю… Единственное, что можем сделать, — постараться увидеть на потенциальных разумных структуры поля, отличные от диких. Тогда их можно будет спасти.
Нахмурившись в раздумье, Хельми сказал:
— Мыс-сль интерес-сная. Коннор?
— Согласен, — оживился было насупившийся мальчишка.
Но, пока они думали, Селена с содроганием представляла, каково и в самом деле тем оборотням, кто ещё сохранил способность к трансформации в человеческое тело, но боится, как бы нечаянно не трансформироваться при одичавших. И постепенно из-за этого страха деградирует в дикаря сам.
Так со следующего дня началось "научно-исследовательское" бдение у изгороди.
В сущности, ежечасно сторожить было необязательно: едва у изгороди появлялся кто-то из деревенских жителей, одна из стай мгновенно возникала рядом. Селена часто с облегчением вспоминала, что изгородь охватывает деревню по кругу. Это значит — её границы проходят в основном вокруг деревенских полей. И подростки-оборотни ограждены от лицезрения взрослых одичавших сородичей. Что было необходимо. Реакция подростков при виде одичавших была неоднозначной: многие из ребят мгновенно перекидывались, рычали на деградировавших сородичей, а некоторые выли в такой тоске, что рядом с ними в этот момент лучше не находиться. Селена как-то спросила Джарри, почему подростки воют.
— Страх перед одичанием. Страх, что кто-то из дикарей — из их семьи или клана, — вздохнул семейный. Помолчав, добавил: — Вполне возможно, что кто-то из ребят и сочувствует… Корни-то у них у всех одни. Зов древних… Зов крови.
… Пока Селена вспоминала, Коннор откинулся на спинку кресла и нахмурился, будто тоже что-то вспоминал. Пожал плечами.
— Селена, ты не бойся. Мы никуда не собирались и не собираемся. Я просто не понимаю, почему Люция пришла ко мне.
— Она выпус-стила боевое крыло, — тихо заметил Хельми. — Люция чувс-ствует, что тебя надо будет защищать.
Колр поднял бровь на Коннора.
Тот вздохнул и предложил:
— Давайте так. Вместо того чтобы гадать, все пойдут спать, а я посижу с малышкой.
— Коннор, мы можем отнести Люцию к нам и положить в пентаграмму, — предложил Мика. — Как мы это делали с Оливией. Колр, вы разрешите нам?
— Нет, с-спас-сибо. Ес-сли Коннор не возражает с-сидеть здес-сь, я пос-сижу рядом.
— Не возражаю, — улыбнулся Коннор, и остальные четверо из братства немедленно принялись устраиваться кто где вокруг него.
Селена хмыкнула на всю пятёрку, а потом встала и велела робко подглядывающим из столовой домовым:
— Скажите Веткину, чтобы нашёл для всех одеяла и подушки. — Подумала и сама тоже пошла вместе с домовыми в кладовку.
Когда через полчаса она заглянула в гостиную, поневоле улыбнулась: народ и впрямь заснул в креслах. Спали все, кроме Колра. Чёрный дракон мельком взглянул на тихо вошедшую хозяйку дома и снова уставился на Коннора. Приглядевшись, Селена тоже сузила глаза: её приёмный сын спал, продолжая обнимать Люцию, которая, судя по мерцающим линиям вокруг неё, тоже сонно размякла в его крепких объятиях. Вот только спала не очень спокойно, иначе почему бы драконишка распахнула крылья, обнимая Коннора, словно укрывая? Причём одно из крыльев снова было боевым.
Ладно, рядом Колр, можно оставить спящих и в гостиной. Правда… Появись здесь утром первой, например, Ирма, не разбудила бы волчишка всех своим пронзительным воплем! Радостным, между прочим. Ну, пока Колра не заметит…
Но думать о том, что ещё только может быть, уже не хочется. Селена слегка продрогла, выскочив из своей комнаты одетой налегке. Так что, одобрительно заметив, что Веткин втихаря подгоняет подначальных ему домовых растопить камин, хозяйка дома осторожно закрыла за собой дверь и быстро зашла к себе.
Все дома в защищённой деревне издавна утеплялись не только каминами, но трубами с горячей водой из самодельных котельных. Правда, эти трубы в основном проходили к спальням, а остальные комнаты не согревались. Зима здесь была короткой, отчего трава лишь чуть подмерзала, так что сильных морозов ожидать не приходилось. Но в своём доме Селена потребовала от мужчин провести трубы везде. Всё-таки спален много, как и их малолетних обитателей. Ох как взвыл Мика, который успел за несколько субботников за пределами деревни мешками набрать машинных деталей — в том числе и труб от магических демонов! Но трубы конфисковали на благое дело. Мальчишке пришлось смириться. Зато дом стал настоящей тёплой норой — не только по названию!
В гостиной было прохладно, потому что в своё свободное от уроков время дети постоянно бегали то на улицу, а замёрзнув — мчались назад, в тепло. Трубы не успевали прогревать просторную комнату, приходилось время от времени зажигать огонь в камине. Дров было достаточно. Пока старый Бернар восстанавливал разгромленный машинами лес, Селена и остальные обитатели Тёплой Норы расчищали место для будущих посадок, одновременно складывая остатки сломанных деревьев и кустарников у изгороди. Сначала думалось избавиться от древесного лома, постепенно просто сжигая его или используя в саду, при копчении, но с наступлением октябрьских холодов дерево перетаскали ближе к домам. Пригодилось и для каминов в школьно-гостевом доме, где до сих пор жили старый эльф и Александрит, старший брат Берилла, и где проводились уроки, и для домов Колра и Викара с Асдис…
И Селена втихомолку хвалила себя за предусмотрительность. Ведь как дети не хотели заниматься перетаскиванием, казалось бы, ненужной, ломанной-переломанной магическими машинами древесины! Единственным утешением в тогдашней работе стала конвейерная игра, когда Селена выстроила детей в цепочку и предложила каждый кусок дерева не таскать в одиночку, а передавать друг другу. Вот уж нахохотались тогда и накричались, подбадривая друг дружку! Особенно когда, приглядевшись к работе, Джарри предложил создать две команды — и посоревноваться, кто больше успеет передать. Много ли для счастья надо?.. Командная игра увлекла так, что про обед забыли! Зато за изгородью, в деревне, выросли две внушительные кучи. Жаль, что потом уже, когда прогулки пришлось прекратить, возле леса осталось много дерева, которое под дождями превращалось в постепенно гниющий мусор.
Затаив дыхание, Селена открыла дверь в свою комнату и бесшумно прошла к кровати. Осторожно, боясь лишний раз вздохнуть, она взялась за край одеяла… А оно взметнулось! И сильные руки втащили её в горячее, уютное! И бережно прижали к пылающему огнём сильному телу! Селена блаженно застонала, плотно прижавшись к семейному и чувствуя, как быстро нагревается.
Джарри ухмыльнулся ей в макушку и совсем не сонным голосом осведомился:
— И где это ты гуляла до гусиной кожи? Ох, а холодная какая!..
— В гостиной сидят Колр с дочкой и братство. Пришлось выдать одеяла, чтобы до рассвета не замёрзли. Люцию что-то встревожило, и она захотела сюда.
— С дочкой — это хорошо, — пробормотал Джарри.
Селена смешливо фыркнула.
— Неужели до сих ревнуешь? Сейчас-то, когда он влюблён в свою Аманду, волноваться нечего. Да и я вроде не подаю никаких поводов. Защищена-то прочно.
— Вот это только и утешает, — вздохнул Джарри и лёг на спину, не отпуская Селены, расслабленно прислонившейся к его плечу. — Так что там — с Люцией?
По голосу семейного она сразу определила, что он проснулся полностью.
— Я вызвала братство. И, кажется, Люция считает, что Коннору грозит опасность.
— Завтра на встречу его не берём.
Утром должен был приехать Александрит.
Предметы, выходившие из-под его рук — рук мастера по дереву, оказывались на грани искусства. Ему поневоле пришлось взяться за обучение всех желающих. Ведь дети хвостиком ходили за ним, восторженно тараща глаза, когда он принимался за работу. Правда, после первых уроков рядом с ним в подмастерьях ходили всего трое. Но, хотя парень-вампир, помалкивал, кажется, он был рад этому. Он научил их подбирать нужное дерево для изящной, почти воздушной мебели. Учил, как это дерево доводить до состояния, когда оно становится послушным в умелых руках.
Результатом стал союз творческих людей — и немалое вложение в копилку Тёплой Норы: дети учились делать основу, а Александрит собирал готовые детали в целую мебель. Теперь Селена со спокойной душой могла покупать для своего детского сада самое необходимое. Александрит раз в месяц ездил в город продавать уникальную деревянную мебель, которую так ценили эльфы и которой после нашествия машин оставалось очень мало (в большинстве своём эльфы жили в сожжённых и до сих пор не восстановленных пригородах), а взамен привозил продукты по списку Селены. Обычно его путешествие проходило так: из деревни до моста его провожали свои, вооружённые, а у моста встречали предупреждённые заранее Чистильщики и под конвоем помогали дойти до городских застав. Обратно — тем же образом. Естественно, всё для того, чтобы не напали одичавшие оборотни.
Провожали Александрита и встречали Джарри и Селена, братство и Колр, который иной раз вписывал в перечень Селены что-то необходимое для себя и Аманды. Впрочем, без помощи он и так никогда не оставлял Тёплую Нору… Коннор, из которого драконы убрали вживлённое оружие, то же оружие, не без помощи Джарри и Мики, приспособил прятать под одежду. Он не признавался, но Селена обострённым чутьём чуяла, что он страшно боится быть безоружным даже в защищённой деревне. Всё бы хорошо, но, именно с тех пор как мальчишка стал прятать оружие, Селена очень тревожилась за него.
— Тогда и братство не поедет, — возразила она. — Ты сам подумай: что такое братство без нашего Коннора?
Джарри вздохнул. И без слов ясно, что стержень братства — мальчишка-некромант.
Селена легко провела по его колючей от щетины щеке, приласкалась к нему своей щекой и предложила:
— Утро вечера мудреней. Спим?
— Угу, — буркнул семейный, а потом медлительно, засыпая, сказал: — И чего только мы с тобой думаем об этом? Озадачим завтра и Колра, и Бернара. Пусть тоже думают.

2

Работа и догляд за хозяйством — лучшее средство забыть о плохих мыслях.
Утром в гостиной уже никого не было. Разве что в кресле Колра валялась Тиграша, вылизывала одного из котят. Дитя неразумное, будучи хулиганистым подростком, отбивалось от мамы задними конечностями. Кошка высоко задирала морду, встряхивалась и твёрдой лапой зажимала вёрткое чадо, чтобы не мешало насильственному обучению чистоплотности.
На кухню Селена заглянула узнать, как идёт подготовка к завтраку, и тут её поймал Веткин. Домовому пришло в голову, что для своих коз Вилмор слишком много требует картошей. Нет, картоши, конечно, мелкие и специально собраны для домашних животных, но такими темпами скотину кормить — до весны ничего не останется!.. Пусть бы скотинка хрустела только специально заготовленным для неё сеном!
— Веткин, — терпеливо сказала Селена. — Посмотри на стол. У наших детей в рационе есть молоко и сыр. Если придётся, скормим козам и хорошие картоши, понял? Потому что наша малышня предпочитает белковую пищу, а если учесть количество ребят-оборотней, то это неудивительно. — И, не успел домовой открыть рот, чтобы хоть что-то возразить, она добавила: — И козы, между прочим, не Вилморовы, а общие. Наши. — Закончив воспитательный процесс, Селена тут же перешла к следующим проблемам: — Веткин, тебе не кажется, что у нас не хватает сменного постельного белья?
Домовой, как она и ожидала, слегка обиженный выговором, всё же переключился на её вопрос и не стал больше заморачиваться предыдущим укором. Побеседовав с ним, Селена вышла сначала в столовую, где дежурные девочки уже готовили столы к нашествию оголодавших за ночь, а потом отвлеклась на излишне громкие крики. Пришлось выйти в гостиную.
Маленький Фаркас, толстый и пушистый, ещё не приученный к оборотничеству, азартно рычал, таща за хвост спрятавшегося под шкафом Пирата. Тот привычно прокрался в столовую в надежде на подачки с завтрака и теперь визжал от ужаса. Компания Ирмы сидела вокруг этих двоих, подбадривая маленького оборотня, а спустившиеся мальчишки-рыболовы уже рыдали от смеха, глядя на это безобразие. Стоящая в дверях Селена ещё раздумывала, что делать в этой ситуации, когда мимо, добродушно ухмыляясь большущим ртом и мягко оттеснив её в дверном проёме, вразвалочку прошагал Кам. Постояв у шкафа, в котором хранились книги, собранные по домам, оставшимся без хозяев, мальчишка-тролль нагнулся. Когда он снова выпрямился, в одной руке за шкирку болтался Фаркас, обалдевший от бесцеремонности, с которой его подняли в воздух, в другой покорно и с явным облегчением повис Пират, рывком вытащенный из-под шкафа за тот же многострадальный хвост. В следующую секунду Фаркас был вручён хозяйке дома, а Пирата Кам унёс в свой закуток.
Селена посмотрела в изумлённые глазёнки Фаркаса, пожала плечами и спросила:
— А где Вилмор?
— Он принёс на кухню молоко, — доложила Ирма, — и сказал, что закроет коз на всякий случай от дождя, а потом придёт завтракать. Селена, отдай нам Фаркаса. Мы немного поиграем с ним, пока Вилмора нет, ладно?
Селена поставила малыша на домотканый коврик и решила втихомолку проследить за ним, пока нет его приёмного отца. Поиграть Ирма любила, но не всегда понимала, что с такими маленькими, как Фаркас, надо быть… аккуратней.
Правда, оказалось, пока Селена держала в руках малыша, он успел оглядеться в поисках приключений на свою пятую точку. Так что сейчас он с места в карьер и целеустремлённо помчался к креслу, на котором валялся ничего не подозревающий котёнок. Сиденье было низким, так что волчонок на скорости легко запрыгнул на кресельную подушку и ринулся на более мелкую добычу, как, видимо, он предположил. Вскочивший котёнок зашипел, заставив ретивого охотничка остановиться перед неведомой угрозой. А потом со шкафа на кресло упала разъярённая кошка. Селена дойти не успела. Прыгнувшая от лестницы Ринд выхватила Фаркаса прямо из-под когтистой кошачьей лапы. Девочка-оборотень сердито посмотрела на зрителей и, прижимая к себе волчонка, повизгивающего от страха, унесла наверх. Кажется, она решила спрятать его в комнате Вилмора, которую тот занимал теперь, после переезда Александрита в гостевой дом, единолично.
Селена угрызений совести не чувствовала. Она знала, что Ринд и Вилмор дружат. И знала, что парень оставил волчонка в гостиной, рассчитывая именно на девочку. Так что, сердись Ринд — не сердись, но Фаркас — её забота. Пусть и следит за ним лучше.
Остальные к креслу не подошли. Ирма уже испытала на себе остроту кошачьих когтей и любовалась Тиграшей только издалека. Но и сидеть сложа руки не собиралась. Быстро нашла дело. Пока рядом нет Вильмы, малышня устроила догонялки по всей гостиной. Тем более что к компании присоединились сёстры Сильвестра, которые не прочь побегать: им, как и остальным оборотням, не хватало в холодные и дождливые дни движения. Вади пока так и не научился принимать участие в коллективных играх, но с интересом следил за другими. Рядом с ним сидела Айна, которая — с разрешения Ирмы — осторожно трогала струны на лиире. И постепенно со второго этажа спускались остальные.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.