Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49485
Книг: 123337
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Схватка профессионалов»

    
размер шрифта:AAA

Анатолий Антонов
Схватка профессионалов
Спецназ

1

— Ну, так вы будете говорить или нет? — Плотный мужчина в темном костюме, сидящий за большим письменным столом, чуть наклонился вперед, не отводя глаз от своего собеседника.
В небольшом кабинете было темно. Мрак рассеивала лишь настольная лампа с полусферическим отражателем. Белый конус ее яркого света захватывал только небольшую часть стола. На столе под лампой лежали сигареты «Кэмэл», золотая зажигалка «Данхил» и стояла мельхиоровая пепельница.
Кроме стола, лампа освещала фигуру невысокого, довольно полного человека в мятом и грязном костюме бежевого цвета. На вид этому мужчине было сорок — сорок пять лет. Его волосы уже начали седеть на висках, а на лбу и возле губ залегли глубокие морщины. Его глаза бегали по сторонам, у него был очень испуганный вид. Он был крепко привязан черными капроновыми ремнями к привинченному к полу металлическому стулу. По-видимому, этот мужчина попал в серьезный переплет.
Плотный мужчина за столом неторопливо протянул руку вперед и достал из пачки сигарету. Сверкнуло полированное золото дорогой зажигалки.
Сам сидящий за столом мужчина в темноте кабинета был почти неразличим. В свете лампы были видны только его руки, а черный контур его фигуры, полускрытой столом, лишь слегка выделялся на фоне стен кабинета, отделанного панелями под темное дерево. Лишь когда мужчина щелкнул зажигалкой и поднес ее к зажатой в губах сигарете, стало видно его округлое лицо.
У сидящего за столом мужчины оказались правильные черты лица славянского типа. Его волосы цвета спелой ржи были коротко и аккуратно пострижены под «ежик». Ему можно было дать 35–40 лет. Рост мужчины нельзя было определить, так как он сидел за столом. Однако было похоже, что он довольно высокий. Его серые глаза внимательно следили за огоньком зажигалки. Мужчина аккуратно окунул кончик сигареты в маленький язычок пламени и, глубоко затянувшись, выпустил в воздух красивую струйку дыма.
Полюбовавшись на сигаретный дым в белом свете настольной лампы, мужчина положил зажигалку точно на то же самое место, откуда он ее взял. Потом посмотрел на человека в мятом бежевом костюме, сидящего перед ним на стальном стуле, и вновь обратился к нему:
— Видите ли, в чем у нас проблема. Дело в том, что сейчас у меня нет, просто нет времени на длинные разговоры. И я могу вам еще уделить всего… — Мужчина за столом бросил быстрый взгляд на дорогую «Омегу» в платиновом корпусе, красующуюся у него на запястье. — Еще три минуты и сорок семь секунд. И ни секундой больше. Учтите это. Ну, а если вы не соблаговолите, — тут мужчина за столом слегка улыбнулся, но сразу же опять посерьезнел, — ответить мне на мои пять, всего пять вопросов, то вас ждет одно весьма неприятное ощущение.
Мужчина в темном костюме сунул руку в ящик стола, и через секунду на освещенный лампой участок столешницы лег черный пистолет с привинченным к стволу глушителем.
— Пуля попадет в вашу голову посередине лба, немного повыше бровей, — продолжал мужчина. — Чувствуете это место? Подвигайте бровями, почувствуйте его… потому что через… — плотный мужчина за столом опять посмотрел на свои наручные часы, — …три минуты и пять секунд вы узнаете, каково это, когда пуля пробивает вашу лобную кость, легко пронизывает ваш мозг и выходит наружу через затылок. А потом вы уже не будете чувствовать ничего… Вам все понятно? Вы будете отвечать? — Мужчина в темном костюме внимательно посмотрел на сидящего перед ним связанного по рукам и ногам толстяка.
А рыхлое тело того начала бить дрожь. Он судорожно пытался шевелить руками, его толстые пальцы беспомощно скребли по полированной нержавейке стула. Бледное, осунувшееся лицо пленника исказила мучительная гримаса. Он производил жалкое впечатление. В слепящем свете яркой лампы было видно, как по его лицу с темными мешками под глазами медленно ползли вниз капли пота.
— Понимаете, я… я не могу… Они… — Голос привязанного к стулу толстяка прерывался от волнения. По-видимому, его дыхание перехватил спазм, он задыхался и никак не мог закончить начатой фразы.
Мужчина за столом аккуратно затушил недокуренную сигарету в тяжелой литой мельхиоровой пепельнице и не спеша взялся за шершавую пластмассовую рукоятку лежащего перед ним на столе черного пистолета.
Задумчиво разглядывая свой Glock-17 калибра 9 мм, так, как будто он увидел его в первый раз, мужчина взвесил в руке оружие и чуть покосился на длинный черный глушитель.
Он недовольно покачал головой и жестом поднятой левой руки остановил прерывистую и бессодержательную речь толстяка. Спокойным и даже мягким голосом тихо произнес:
— Знаете, зачем на этом пистолете сейчас привинчен глушитель? Я не люблю громких выстрелов в замкнутом пространстве. Они плохо действуют на слух. Понимаете?
Мужчина в бежевом костюме судорожно сглотнул, но промолчал.
— Итак, повторяю вам мои вопросы в последний раз. Что вы знаете о грузе? — Плотный мужчина начал загибать пальцы. — В каком районе они сейчас должны находиться? Какая у них машина? Сколько у них человек? Как нам стало известно из другого источника, сегодня вы должны были с ними встретиться, чтобы обговорить все детали передачи груза и сопроводить их к покупателям. Скажите нам, в каком месте и во сколько эта встреча должна была состояться?
Привязанный к стулу толстяк хотел что-то сказать, но он только сделал еще одно судорожное глотательное движение и так ничего и не ответил.
— Вам все понятно? Вы хорошо поняли, что я сказал?.. Вы отдаете себе отчет, насколько серьезно ваше теперешнее положение? А может быть, вам кажется, что я хочу от вас слишком много? За вашу-то жизнь? — Плотный мужчина за столом опять чуть подался вперед и пристально, не мигая, глядел в ярко освещенное лицо толстяка.
Толстяк дернулся на стуле, попытавшись сесть поудобнее, но у него ничего не получилось — ремни держали его крепко. По его лицу теперь уже почти ручьями бежал пот.
— Вы же совсем не знаете, что это за люди! Вам неизвестно, какая у них организация! Даже вам с ними не справиться! — вдруг словно прорвало толстяка.
Теперь плотный мужчина, не отрываясь, смотрел на свои часы.
— Вы не думаете, что ведете себя очень глупо? — спросил он. — Вы боитесь кого-то, кто находится далеко, и не замечаете смертельной опасности прямо рядом с вами и в настоящий момент. А уж если вас действительно волнует, справимся ли мы с ними или нет, то это наши проблемы. — Плотный мужчина бросил на сидящего перед ним связанного по рукам и ногам человека выразительный взгляд и тут же опять уставился на свою «Омегу». — А я советую вам подумать как раз о проблемах ваших. Тем более что времени на это у вас осталось совсем немного… минута и тридцать секунд.
— Они меня все равно убьют, точно убьют! И жену убьют! И детей! Они ведь настоящие звери! В них нет ничего человеческого!
— Минута двадцать пять секунд.
— Дети совсем маленькие — мальчик и девочка! Дети же ведь ни в чем не виноваты! А они сказали, что если с грузом что-нибудь случится!.. — Толстяк судорожно задергался на своем стуле, тщетно пытаясь освободиться от стягивающих его прочных и жестких капроновых ремней. — Мои дети и жена у них в заложниках! Они меня предупреждали, еще раньше предупреждали, что если я скажу кому-нибудь хоть одно слово об этом грузе, то они убьют всех! Всех!!!..А ведь у меня вся жизнь в моих малютках и жене! Я просто не могу! Я…
— А вы редкостный экземпляр. — Впервые в голосе мужчины в темном костюме прозвучали какие-то человеческие нотки. — Да будет вам известно, что далеко не каждый мужчина настолько любит свою жену и даже детей, что способен вот так рисковать своей жизнью ради их безопасности. Позвольте вам заметить, мнимой безопасности.
Мужчина в бежевом костюме весь напрягся и превратился в слух.
— Как только вашим хозяевам станет известно, что вы исчезли, даже если им не будет известно, что вы у нас, они тотчас устранят как ненужных свидетелей и вашу жену, и ваших детей. Но есть и другие варианты. Например, мы можем сами сообщить им, что вы у нас и даете нам показания. Результат, как вы понимаете, будет тот же. Наконец, мы при необходимости и сами могли бы определить, где они держат вашу жену с детьми, и выкрасть их, чтобы оказать на вас давление. Коли уж вы так их любите. Например, мы могли бы их поджаривать прямо у вас на глазах на медленном огне. Что скажете?
— Но это чудовищно! Вы не сделаете этого! — Толстяк в бежевом костюме пришел в страшное возбуждение.
— Правильно, не сделаем! — подтвердил плотный мужчина. — А знаете, почему?
— Потому что вы не такие звери, как они!
— Вовсе нет, мы гораздо хуже. — Плотный мужчина опять говорил совершенно спокойным и безразличным голосом. — Мы не сделаем это потому, что на это у нас просто нет времени. Как, собственно, и у вас. Однако вы должны отдавать себе отчет, что так или иначе положение вашей жены и детей безнадежно. В данном случае речь идет не об их, а о вашей жизни. Так вы будете говорить?
Однако пленник на металлическом стуле молчал, с ужасом осознавая свое безвыходное положение.
Плотный мужчина за столом, еле видимый в отраженном свете настольной лампы, отвел свой взгляд от ярко освещенного лица толстяка. Все его внимание теперь было приковано к пистолету. А пистолет в его руке вдруг словно ожил и стал медленно разворачиваться дулом в сторону толстого и потного лица с выпученными глазами.
Потом мужчина за столом опять перевел взгляд своих серых глаз на циферблат дорогих часов у себя на запястье. Его лицо, с осуждающе поднятыми бровями, выражало лишь легкое недоумение от нелепости сложившейся ситуации и в то же время полное безразличие к судьбе человека, сидящего перед ним на металлическом стуле с высокой спинкой.
А вот мужчина в мятом бежевом костюме был далеко не так спокоен. В глубине души ему вообще казалось, что он спит и что все то страшное, что с ним уже случилось и вот-вот должно было случиться в самом ближайшем будущем, происходит не наяву, а в ночном кошмаре. Он все еще никак не мог поверить, что все это реально.
— Но я не смогу жить, зная, что я предал мою жену и моих детей. — Толстый человек в бежевом костюме думал, что можно еще договориться. Надо вот только как-то объяснить этому страшному человеку, что он просто не может ничего ему рассказать…
— Ну что ж, вы сделали свой выбор, — с абсолютным безразличием сказал мужчина за столом, не отрывая взгляда от своих часов. — В сущности, мне все равно, что вы скажете. Поймите меня правильно. Я просто выполняю мою работу.
На часах плотного мужчины за столом секундная стрелка завершила свой последний круг. Отпущенное на разговоры время истекло. Пистолет наконец-то закончил свой томительный поворот и черным глазком толстой трубки глушителя заглянул в самые зрачки человека, привязанного к стулу.
И только теперь человек в бежевом костюме внезапно ясно ощутил неописуемый ужас приближающейся к нему смерти. Ему показалось, что сама смерть вдруг сейчас заглянула ему в глаза.
Он отчаянно забился на стуле из нержавеющей стали, а на пол с металлического сиденья потекла тонкая струйка его мочи. В воздухе отвратительно запахло фекалиями.
— Стойте! Не надо! Я… — начал сдавленным голосом торопливо бормотать мужчина в мятом бежевом костюме.
В тот же миг его голова резко дернулась назад от удара девятимиллиметровой оболочечной пули, а тело сразу расслабилось.
— Поздно, ты опоздал. С днем рождения, приятель, — тихо и спокойно сказал плотный мужчина и щелкнул выключателями сбоку стола.
В кабинете под высоким потолком зажегся верхний свет, а настольная лампа погасла. Еще через секунду на его столе тихо зазвонил телефон.
— Полковник Николаев, — сказал в трубку плотный мужчина.
— Полковник, вас вызывает к себе шеф, — услышал он спокойный мужской голос в трубке.
— Хорошо, я буду через пять минут. — Полковник осторожно положил трубку. Он несколько секунд подумал, набрал на телефоне номер и нажал кнопку громкой связи. — Как там у вас дела? — спросил он, чуть наклонившись к телефонному аппарату, и принялся откручивать глушитель от ствола пистолета.
— Нам удалось-таки раскрутить второго связника, — послышатся из динамика тихий мужской голос. — Мы вкололи ему двойную дозу, и он нам выложил все как на духу. А что ваш?
— Мне похвастаться нечем. Мой мне так ничего не сказал, — произнес полковник. — К сожалению, несмотря на внешность тюфяка, он оказался достаточно твердым орешком и к тому же слишком сильно любил свою жену и детей. А у меня не было времени с ним долго возиться и выдавливать из него по каплям правду под действием наркотиков либо пыток.
— Да, я знаю, — подтвердил его собеседник.
Полковник подумал несколько секунд.
— Вы узнали что-нибудь про груз?
— Нет, про состав груза узнать ничего не удалось. Вся информация о нем у наших оппонентов является сверхсекретной, и захваченному нами курьеру не было известно о нем ничего конкретного. Вообще ничего.
— Ну а что же вы тогда узнали? Вы вычислили их местоположение?
— Да, мы теперь точно знаем, где они находятся. Сейчас они двигаются по шоссе Москва-Волгоград на юг. И груз они везут не на той машине, на которой собирались это делать раньше.
По-видимому, их что-то насторожило и они в последний момент поменяли первоначальный маршрут и транспорт. Видимо, они рассчитывали таким простым трюком сбить нас со следа.
— И ведь им это почти удалось, — заметил полковник.
— Да, — нехотя признался его собеседник, — но теперь они у нас в кармане. После того, как нам стали известны новые обстоятельства, мы тут же отдали соответствующие приказы нашей группе поддержки и слежения, и их машину буквально несколько минут назад засек с воздуха один из наших вертолетов.
Плотный мужчина побарабанил пальцами по прозрачному оргстеклу стола.
— Готовьте к взлету наши «двадцать шестые».
— Слушаюсь, — отозвался его собеседник. — Что касается вертолетов, то два наших «Ми-26Т» уже готовы, и их экипажи ждут на своих местах. Осталось только дать команду пилотам запускать двигатели.
— Отлично, — одобрил полковник действия своего собеседника, — объявите всем, что операция по захвату груза начинается немедленно.
— Разрешите подключить к операции вашу группу?
— Да, конечно, подключайте. Объявите им готовность пять минут.
Телефон замолчал, а плотный мужчина спрятал в наплечную кобуру свой «Glock-17» и убрал глушитель в отдельный кожаный чехольчик рядом с кобурой. Поправив пиджак, мужчина опять повернулся к телефону и быстро сказал:
— Я хочу, чтобы всю нужную информацию о перемещениях объекта сразу же передавали непосредственно нам в машины. Вводите в действие группу поддержки с воздуха «Беркут 2–6». О готовности доложите мне лично.
По-прежнему не глядя на тело толстого мужчины, безжизненно обвисшее на металлическом стуле, высокий мужчина брезгливо повел носом и поморщился. Он бросил быстрый взгляд на стену за спиной убитого мужчины, отделанную пластиковыми панелями под темный орех. По этой стене, рядом с маленьким отверстием от пули, медленно скользили вниз ярко-красные струйки и ползли к полу беловатые кусочки. Мужчина вновь чуть наклонился к телефону:
— Пусть побыстрее уберутся у меня в кабинете. Это все, — сказал он, отключил телефон и повернулся к входной двери.
Уже взявшись за ее ручку, мужчина обернулся назад. Глядя на красную лужицу крови, скопившуюся на линолеуме под стулом, на котором сидел убитый им человек, он задумчиво произнес:
— Вот видишь, мы все-таки узнали то, что нам было нужно, несмотря на то, что ты мне так ничего и не сказал. И знаешь что? Зря ты влез во все это!

Пройдя по узкому коридору, полковник Николаев повернул налево, зашел в лифт и поднялся на два этажа выше. Выйдя из лифта, он попал сразу в приемную кабинета своего шефа. Кивнув головой белокурой секретарше, он прошел через раздвижные двери в сам кабинет.
Кабинет у его шефа был более чем просторный, особенно по сравнению с кабинетом Николаева. Он скорее был похож на небольшое поле для гольфа и занимал почти целый этаж многоэтажного здания, в котором базировалась их организация. Сходство кабинета с полем дополняло зеленое ковровое покрытие. В кабинете был высокий потолок, не ниже четырех с половиной метров. С трех сторон кабинета длинной полосой бронированного стекла протянулись окна. Четвертая стена была глухая. Посреди кабинета стоял длинный Т-образный стол для совещаний. А личный стол шефа, своей величиной напоминающий маленький аэродром, был в уголке, рядом с несколькими пальмами высотой в два с половиной — три метра.
Шеф исподлобья посмотрел на вошедшего Николаева и сделал ему приглашающий жест рукой. Пройдя разделявшие их тридцать метров, Николаев оказался у самого стола своего начальника. Стол был абсолютно пустой.
— Как там у вас дела с операцией «Груз», полковник? — хмуро спросил шеф, даже не сделав попытки подняться или как-то еще поприветствовать своего подчиненного. Вместо этого он равнодушно и даже холодно посмотрел поверх очков в толстой роговой оправе на подошедшего к нему Николаева.
— Доложите, что вам стало известно на данный момент и какие у вас планы по осуществлению операции «Груз».
— Все уже полностью готово к началу операции, Алексей Семенович, — четко и бодро ответил Николаев. — Мы теперь знаем точное местонахождение объекта. Сразу после того, как я покину ваш кабинет, моя группа приступает к погрузке в тяжелые грузовые вертолеты. Мы рассчитываем приземлиться рядом с дорогой в паре километров позади грузовика. Дальше мы на своих машинах выдвинемся к шоссе. На наших машинах стоят форсированные двигатели. Мы догоним объект и будем следовать за ним в зоне видимости. В месте, где у объекта должно было быть рандеву с посредником, грузовик свернет с дороги и будет его ждать. Там мы и осуществим захват объекта. Я надеюсь, что там нам никто и ничто не помешает.
— Ну что ж, хорошо, — нейтральным тоном заметил шеф. — А почему бы вам не подождать грузовик в назначенном месте встречи?
Полковник на долю секунды замялся. Ему вовсе не хотелось говорить, что они так и не смогли узнать, где же это место встречи.
— Неизвестно, что может случиться с грузовиком в пути, — вышел из щекотливого положения полковник. — К тому же мы не совсем уверены в точности и правдивости информации о предстоящем месте встречи.
— Хорошо. А что вам удалось узнать по поводу груза?
— Что касается информации о самом грузе, то тут у нас возникли определенные трудности. — В голосе полковника послышались извиняющиеся нотки. — Про груз могу повторить лишь то, что нам было известно и раньше. Груз этот представляет собой…
— Не стоит себя этим утруждать, — прервал его шеф. Его тон был весьма неприязненным, а на лице застыло выражение недовольства. — Если вы уже успели забыть, то могу вам напомнить, что всю эту информацию о грузе вы получили непосредственно от меня. А я, в свою очередь, получил ее от наших внедренных агентов. Вы хоть это помните?
— Да, генерал. — Полковник вытянулся в струнку и не отводил взгляда от глаз своего шефа.
— Вы должны обязательно захватить этот груз. Используйте все возможности нашей организации и весь свой богатый опыт участия в подобных операциях. Я хочу еще раз сказать вам, что нам этот груз очень нужен и мы непременно должны им завладеть. Во что бы то ни стало. — Шеф снова немного помолчал, давая возможность своему собеседнику в полной мере осознать смысл его слов. Потом он продолжил: — Теперь что касается деталей операции. Не давайте сопровождающим ни одного шанса. Устраните всех, кто будет иметь хоть какое-нибудь отношение к грузу, при первой же возможности.
Помните, что цель оправдывает средства. И в данном случае вы должны достигнуть этой цели любыми путями и не останавливаясь ни перед чем. Вас не должны останавливать никакие законы и никакие соображения морали.
— А что, если в связи с непредвиденными обстоятельствами мне не представится возможность силового захвата или возникнут сложности другого порядка? — спокойно спросил полковник. — Например, у объекта окажется слишком сильная группа поддержки, про которую нам ничего не известно, вмешаются местные органы правопорядка или возникнет другая нештатная ситуация?
— Ну что ж, мы предусмотрели и такой вариант. Тогда попробуйте подкупить их. — Шеф кивнул головой на небольшой пластиковый «дипломат», лежащий на журнальном столике в пяти-шести метрах от его стола. — Деньги для вас уже подготовлены. Но это только в самом крайнем случае, понятно?
Полковник кивнул и подошел к «дипломату», приподнял его крышку и увидел ровные ряды пачек стодолларовых банкнот, перетянутых тонкими резинками.
— Сколько здесь? — спросил он у своего шефа.
— Миллион долларов, — ответил шеф и тут же повторил: — Но это только в самом крайнем случае. А лучше — постарайтесь всех причастных к этому делу уничтожить. Так будет проще, дешевле и надежнее. Просто убейте их, и все…

2

Солнечный летний день был в разгаре. Через широкую степь пролегала двухполосная асфальтовая дорога. С высоты птичьего полета она напоминала собой узкую серую полоску, почти идеально ровной линией пересекающую бескрайние просторы степей юга России. По этой полоске маленькими разноцветными букашками ползли автомобили. В одном из таких автомобилей — белых «Жигулях» ноль шестой модели — ехали четверо людей.
Легковушка была загружена до предела. Куча каких-то мешков и баулов громоздилась на верхнем багажнике. Сверху вся эта груда багажа была обвязана толстой прозрачной полиэтиленовой пленкой. Правда, под действием ветра эта пленка во многих местах порвалась, и теперь во время движения машину все время сопровождал легкий, но назойливый шорох трепещущих на ветру полосок. Создавалось впечатление, что машину словно со всех сторон окружила большая стая летящих маленьких птичек, изо всех сил машущих своими крылышками.
В салоне машины этот шелест был слышен слабее. Несмотря на то что все окна в «Жигулях» были открыты, в машине все равно было жарко. И кузов «Жигулей», и все, кто в них находились, в полной мере испытывали палящую силу южного июльского солнца.
На передних сиденьях машины расположились двое молодых мужчин, на заднем — две женщины: молодая и постарше. Всем было очень тесно. Различными вещами был занят, кажется, каждый квадратный дециметр полезной площади.
Сумки и сумочки, сетки, пакеты и мешочки, какие-то коробки оставляли лишь немного свободного внутреннего пространства в салоне.
Относительно свободно себя чувствовал лишь водитель. Он был среднего роста и среднего телосложения. На вид ему было около тридцати лет. Однако, несмотря на возраст, в его темно-каштановых волосах уже поблескивала легкая седина. Его приятное и живое лицо обрамляла небольшая округлая бородка.
Руки водителя немного расслабленно лежали на черном руле машины. Ветер весело теребил его коричневую хлопчатобумажную безрукавку. Потертые белые джинсы, слегка нуждающиеся в стирке, дополняли его туалет. Карие глаза Валеры — именно так звали водителя — были прикованы к дороге.
Рядом с водителем на переднем сиденье машины устроился мужчина помоложе, лет двадцати пяти. Рост его был чуть выше среднего, а фигура отличалась атлетическим телосложением. Ветер гладил его темный, с рыжеватым отливом, ежик волос. Каре-зеленые глаза мужчины были утомленно прищурены. Несмотря на летнюю жару, на Сашке — так его звали — была черная футболка. На ней на груди были вышиты черным шелком большие буквы фирмы «Босс». Черные джинсы той же фирмы плотно обтягивали его ноги. Кроссовки мужчины живым полукольцом обнял устроившийся в его ногах бультерьер белого окраса. У собаки было почти круглое тело с мощной мускулатурой и просторной грудной клеткой. Было видно, что бультерьеру жарко. Он широко открыл пасть, из которой меж крепких белых клыков свешивался длинный розовый язык. Бультерьер быстро и часто дышал, посматривая на своего хозяина блестящими и умными глазами.
На коленях молодого мужчины лежала объемистая сумка с завязанными узлом ручками. На сумке балансировал атлас автомобильных дорог. Мужчина слегка хмурил брови, внимательно изучая что-то на карте.
Женщинам было не легче. Та из них, которая была постарше, ее звали Лариса Борисовна, закрыла глаза, прижалась щекой к задней стойке кузова машины и как будто заснула. На вид ей можно было дать около шестидесяти. Ее располневшая фигура в желтой махровой безрукавке и в синих спортивных брюках буквально утопала под двумя огромными сумками, лежащими у нее на коленях.
Другая женщина, Ира, была значительно моложе — лет двадцати пяти. Ветер ласково играл ее осветленными прядями волос. Карие глаза Иры неотрывно следили за спидометром «Жигулей». Темно-зеленые брючки и салатового цвета футболка выгодно подчеркивали все выпуклости и изгибы ее женственной фигуры.
— До ближайшей заправки около пятидесяти километров. Она будет справа. — Саша сосредоточенно проверил маленьким курвиметром расстояние в атласе и посмотрел на Валеру. — Заправляться будешь?
Валера бросил быстрый взгляд на «торпеду». Указатель топлива показывал, что бензина осталось совсем немного. Валера с готовностью кивнул головой:
— Бак совсем сухой.
Саша бросил последний внимательный взгляд в раскрытый атлас, а потом положил в него курвиметр и осторожно, не закрывая книгу, положил на полочку под бардачком. Затем подмигнул преданно смотрящему ему прямо в глаза бультерьеру и высунул мускулистую правую руку в открытое окно машины.
Задумавшись о чем-то, Саша стал играть рукой с тугим и теплым потоком встречного ветра, изображая ладонью пируэты маленького самолетика.
— Не жалеешь, что поехал один? — спросил Валера.
— Жалею, конечно, но что поделаешь. — Саша разочарованно вздохнул. — На этот раз наши отпуска не совпали. Знаешь, как у нас бывает? Вот и получилось, что моей Танечке еще целых две недели загорать в командировке…
Внезапно Ира оживилась. Она положила свою узкую ладонь на спинку Сашиного сиденья, за которым сидела, и слегка наклонилась вперед.
— Валер, не гони так! Опять сто десять!
Валера недовольно покрутил головой, но сбавил скорость до 90 км/час. А потом, дождавшись, когда успокоившаяся Ира стала смотреть в боковое окно, опять постепенно разогнал машину до ста. Под колеса «Жигулей» летело узкое, всего две полосы, но гладкое и ровное полотно бетонки, прокаленное южным солнцем почти до белизны.
Минут через десять «Жигули» догнали грузовик «ЗИЛ». Ветер трепал широкое полотнище брезента, которым сверху был укрыт его кузов. Вероятно, этот грузовик был занят на уборочной, так как из его прикрытого от ветра кузова время от времени выдувало немного зерна.
Наконец Валере надоело ехать вслед за грузовиком, и он решил его обогнать. Грузовик ехал быстро, несмотря на то что был тяжело нагружен. Валера чуть прибавил газ и стал медленно обходить грузовик слева. Впереди показалась другая встречная машина, но Валера продолжал обгон.
Водителю встречного грузовика пришлось немного притормозить и даже взять на обочину, чтобы не столкнуться с белыми «Жигулями».
Саша недовольно покачал головой и укоризненно посмотрел на Валеру.
— Ты нас так когда-нибудь размажешь о какую-нибудь встречную машину, — с упреком сказал он Валере.
Но тот только самодовольно ухмыльнулся и ничего не ответил.
Саша убрал руку из окна и чуть повернулся к Валере:
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • nekalo89 о книге: Александра Снежная - Там, где нет тебя
    Роман не плохой. В холодный зимний вечер, с кружечкой глинтвейна у камина, зашел на ура. Возможно в конце слишком все слащаво. А вот самое прощание с семьёй вызвало большие эмоции лично у меня.

  • Катя*** о книге: Виктория Виннер - Каждое лето
    Очень эмоциональный роман. Прочитала на одном дыхании. Подача в форме дневника. Приятно было прочитать что-то освежающее про отношения, не похожее на большинство, предлагаемых к прочтению романов.

  • solmidolka о книге: Наталья Мазуркевич - Иная сторона Тарина
    Я вот тоже читаю, читаю и, как в предыдущем комментарии, по сюжету ничего не понимаю. Интрига должна быть, но не до такой же степени закрученной, что сюжет просто потерял смысл.. И согласна, что герои живут благополучного своей жизнью за обложкой книги. Автор, скорее всего, и сам теперь не может разобраться, где, что и как!

  • Rose-Maria о книге: Дарья Вознесенская - Мой бывший враг
    Слишком много флэшбэков! Зачем столько? Выстрой грамотно сюжет. Не понравилось совсем. Эмоции вызывала книга, но только в самом начале. Потом тупняк пошел.

  • zuza-bg о книге: Любовь Попова - Настоящий секс


читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.