Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49313
Книг: 123106
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Мисс Сваха»

    
размер шрифта:AAA

Лорелин Макги
Мисс Сваха

Первая глава

Персональный ассистент, готовый приступить к работе как можно скорее (Бостон)
Я — успешный бизнесмен, и я ищу жену. Из-за занятости карьерой и недостатка энергии или интереса, чтобы заниматься этим, я ищу кого-то, кто поможет мне в поиске. Для этой работы мне нужен ассистент, работу нужно начать немедленно.
Идеальный кандидат должен быть настойчивым, обладать идеальными навыками работы с компьютером, умением «читать» людей. Она (а я ищу именно женщину на эту должность) должна будет:
 Встретиться со мной, узнать меня. Провести около недели в моей компании, чтобы узнать мои интересы, чем я живу. За это время она должна понять, в какую женщину я хочу влюбиться;
 Выполнять всю работу по поиску от моего имени в реальной жизни, в социальных сетях, и т. д.;
 Как только подходящая кандидатка будет найдена, предоставить мне фотографии и, по моему одобрению, договориться о встрече.
Я привлекателен и финансово обеспечен. Для меня не проблема найти женщину, заинтересованную во мне. Задача состоит в том, чтобы найти женщину, к которой мой интерес будет больше, чем просто физический.
Так как эта работа может быть выполнена дома, я предпочел бы, чтобы несколько часов в неделю были проведены в моей компании, чтобы я мог направить поиски в нужное русло. У человека, принятого на эту должность, будет личное пространство, как у меня дома, так и в офисе.
Изначально зарплата будет определена согласно успеху, которого кандидат добьется в этой работе. Дополнительный доход будет зависеть от того, с какими женщинами она организует мне свидания и как далеко зайдут наши отношения — как эмоционально, так и физически. График выплаты гонораров можно обсудить во время собеседования.
Принимаются только серьезные предложения.

Андреа Доусон держала iPad и трижды прочитала объявление о вакансии, прежде чем поняла, что предполагала Лейси, показав его.
— Ни в коем случае.
Лейси сделала «щенячьи глазки» — те, которые, кажется, всегда помогали ей избежать штрафа за превышение скорости.
— Ну же, это определенно твоя ниша.
— Нет, это не так, — Боже, пусть так и будет. — Где оно размещено? — Энди посмотрела на раздел вверху страницы. — Маркетинг? Это смешно. Я поищу в административном разделе, спасибо.
— Ага, это так тебе поможет, — в тоне Лейси послышалась горечь.
Энди мысленно вздохнула. Конечно, ее поиски работы ни к чему не привели — пока, — но она не была настроена становиться свахой. Было бы намного проще, если бы она закончила учебу и получила степень. Или если бы ей удалось получить рекомендации с предыдущего места работы.
Сейчас бесполезно думать о том, чего она не сделала. Сейчас нужно было смотреть вперед.
— Я что-нибудь найду. В конце концов. — «Надеюсь». Она отбросила планшет. — Я не буду отправлять сюда резюме, но в любом случае, спасибо.
— Почему нет?
Она подняла глаза и увидела, что Лейси упрямо сжала челюсть.
Ох-ох. Энди был хорошо известен упрямый взгляд младшей сестры, и это был именно он.
Ну, Энди тоже могла быть упрямой.
— Потому что все эти необычные разговоры о «личном ассистенте» всего лишь сводничество. Ты же понимаешь это, правда? И мое резюме могут отклонить, но, черт возьми, — она указала на iPad, где на экране все еще было объявление, — я лучше этого.
— Да. Так и есть, — Лейси села за стол напротив Энди. — Но тебе необходимо получить работу.
— Я делаю все возможное, — она провела рукой по своим рыжеватым волосам, убирая их к затылку. Она чувствовала себя плохо, живя за счет сестры. Ей не нужна была лекция.
— Нет, я имею в виду, что тебе необходимо это сделать.
Серьезный тон Лейси привлек внимание Энди. Дерьмо. Это был не просто упрямый взгляд ее сестры — это был ее отчаянный взгляд.
Лейси сделала глубокий вдох.
— Мне сократили часы работы в студии.
Желудок Энди опустился.
— О, Лейси, нет! Когда? Почему?
Как певцу — исполнителю, Лейси повезло получить работу, помогая в студии звукозаписи. Это давало стабильный доход, кода у нее не было концертов.
— Нет работы. Даррин урезал мне часы две недели назад.
Две недели назад? И ни слова до настоящего момента?
— Почему ты ничего не сказала?
— Не знаю.
Лейси сосредоточилась на своих руках. Энди знала, что ей всегда неудобно выражать свои чувства. Если только она не пела о них.
— У тебя такое тяжелое время, думаю, я просто не хотела добавлять еще и это.
— Это смешно. Ты единственная причина, по которой я не бросилась под колеса автобуса.
Энди сразу же пожалела о своих словах. Было бездушно с ее стороны шутить о самоубийстве с той, чей парень умер всего лишь год назад, выпив горсть таблеток.
Но слова уже были сказаны.
— Не говори так.
Ну, реакция была лучше, чем заслуживала Энди.
— Я слишком драматизирую. Прости. Но серьезно, Лейс, ты была моей опорой на протяжении всего этого беспорядка, и мне разбивает сердце тот факт, что это ты заботилась обо мне, когда я должна была заботиться о тебе.
Когда Энди впервые оказалась без средств к существованию и без крыши над головой, она решила даже не рассказывать сестре об этом. Затем, кроме того, что у нее не было выбора, она решила, что, переехав к ней, поможет Лейси справиться со смертью Ланса. Не то чтобы Энди очень помогала, но, по крайней мере, она присутствовала. А это было уже кое-что.
— Обо мне не нужно заботиться.
Всегда независимая Лейси на самом деле думала, что люди покупаются на ее слова, что с ней все в порядке. Может, большинство людей. Но не Энди.
Но Энди позволила бы ей поверить в это, если это все, чего хочет ее сестра.
— Я знаю, что ты ни в ком не нуждаешься. Но предполагается, что я старше, более ответственная, контролирую свою жизнь, в то время как ты — неудачный музыкант. Вместо этого я живу за твой счет уже почти восемь месяцев.
— Девять, — поправила меня Лейси. — Но кто считает?
До Энди начала доходить вся мрачность ситуации. Черт возьми. Так как Лейси урезали часы работы, Энди действительно необходимо получить работу. А точнее, нужно было сделать это еще вчера. Она потянула нижнюю губу большим и указательным пальцами.
— Боже, я ужасная сестра.
Лейси ударила ее по плечу немного сильнее, чтобы назвать это просто игривым шлепком.
— Заткнись, ладно? Вот почему я тебе не рассказывала. Я знала, что ты воспримешь это как причину пристыдить себя. Но это не то, чего я хочу.
Вау, смена ролей старшей и младшей сестры зашла намного дальше, чем Энди себе представляла. Она опустила руку и постучала пальцами по столу, нуждаясь в каком-то движении, пока обдумывала выход из сложившейся ситуации. Ее сберегательные счета были пусты. Она полностью истратила средства в бесполезной попытке предъявить иск своему предыдущему работодателю.
— Может, я могу воспользоваться средствами с моего пенсионного счета…
— Не вариант. Я рассчитываю на то, что ты позаботишься обо мне, когда мы уйдем на пенсию. Если я, конечно же, не заполучу всемирную известность, что, в данной ситуации, кажется, никогда не случится. Нам понадобятся эти деньги, когда мы будем старыми.
Если бы это был обычный разговор, Энди возмутилась бы по поводу того, что сестра не предположила присутствие мужчин в их жизни в будущем. Можно было понять, что Лейси думала о том, что никогда в жизни больше не полюбит, но что было не так с Энди? Просто потому, что она не ходила на свидания…
Ладно, это все просто нагоняло депрессию. Это было так давно, что она даже не могла вспомнить. Если к этому добавить их финансовую ситуацию, то это утро становилось еще более тоскливым. Отодвигая в сторону мысли о своем одиночестве в постели, она сосредоточилась на насущной проблеме.
— Так насколько плохо обстоят наши дела сейчас?
— Плохо, — Лейси нахмурилась. — Я думала, мне удастся свести концы с концами, если я возьму несколько дополнительных концертов, но мне не подвернулось ничего хорошо оплачиваемого. Сейчас у меня едва хватит оплатить аренду, и подошло время обновить проездной на метро. И ты заметила, что холодильник почти пуст?
Они ели сухие хлопья на завтрак и обед последние три дня.
— Да, я заметила.
— Ты оплатила счет за интернет, поэтому у нас хоть с этим проблем не будет в течение месяца.
Энди не поднимала глаз.
— Угу.
Она не оплатила интернет. Это были последние ее деньги, и она потратила их на костюм для собеседования на работу, на котором была неделю назад. Работа, которую она не получила. Недостаточно опыта, нет рекомендаций. Каждый раз одно и то же. Она даже не рассказывала Лейси об этом, боясь обнадежить ее раньше времени.
— А я уже оплатила все остальные ежемесячные счета, но уже почти пятнадцатое число, и осталось не так-то много времени до оплаты за следующий месяц.
— Боже, Лейс, прости. Мне так жаль.
Может, обобщенное извинение покроет всю ее вину, включая неоплаченный счет за интернет.
— Прекрати извиняться и устройся на работу!
— Я пытаюсь! — если не считать, что на самом деле она не сильно старалась. Уже. Поначалу она пыталась, но собеседование на прошлой неделе было первым почти за месяц. Никто не хотел брать на работу двадцативосьмилетнюю девушку, не окончившую колледж, и с почти пустым резюме. Единственное место, где она проработала последние восемь лет не в счет, особенно учитывая то, как все закончилось. Поиски начали казаться бессмысленными. — Я пыталась, — исправилась она. — Ты знаешь, я пыталась. Я отсылала резюме каждый день. То, что меня не приглашали на собеседования, не означает, что я не пыталась. — Она надеялась, что Лейси не заметит, насколько она не убедительна.
— Да, я знаю, что ты ищешь. Но не одного повторного собеседования? Я также знаю, что вероятность того, что ты в скором времени получишь работу, очень мала. По крайней мере, ту работу, которую ты хочешь. Поэтому пришло время поискать что-то другое.
— Хорошо. Ты права. Мне нужно снизить свои ожидания. Но это очень низко, Лейс. Я… — она потянулась к планшету, притягивая его ближе, чтобы прочитать объявление еще раз. Было так много других вариантов — она могла попробовать себя в торговле, или быть хостес где-нибудь. — Почему именно эта работа?
Лейси подняла палец.
— Потому что, во-первых, им нужен кто-то прямо сейчас. А нам нужны деньги прямо сейчас. Если ты, конечно, не хочешь лепить бургеры, так как это лучший вариант, который я вижу, чтобы получить чек в течение двух следующих недель. — Она добавила второй палец. — Эта работа создана для тебя.
— Спасибо. Рада узнать, что ты на самом деле думаешь о моих навыках. — По правде говоря, у Энди не было никаких навыков. По крайней мере, таких, которые можно было бы отметить. Она не была великолепна в пользовании компьютером, все еще печатая двумя пальцами. Только одна мысль о попытке использования программы Excel вызывала у нее тошноту. Ее таланты были уникальны, и предыдущий ее работодатель выявил их, подстраивая работу под нее. Затем она ушла и все испортила. Но только после того, как он пытался «испортить» ее, в прямом смысле слова. На то время ее увольнение казалось правильным. Теперь, имея копейки в кармане, она уже не была так уверена.
— Я думаю, твои навыки достаточно редкие. Немногие люди обладают такими талантами, как ты. Ты же это знаешь, правда?
Энди пожала плечами.
— Тебе просто нужно иметь какой-то опыт работы за плечами, чтобы заполнить резюме и получить фантастические возможности. Это и есть камень преткновения, Энди. Ты же знаешь, что преодолеешь его. Ты справишься со всем, что касается личности людей. И это, — она указала на iPad, — сводничество, это именно то, в чем ты лучшая.
Вообще-то, когда Лейси все так преподнесла, это было именно то, в чем Энди была лучшей.
— Предполагаю, что все так и есть. Только…
— Послушай, ты можешь продолжать пытаться. Продолжай рассылать резюме, но тем временем, пожалуйста, пожалуйста, сходи на собеседование? — она сложила руки, как для молитвы.
Лейси была хороша. На самом деле хороша. Когда она стала такой?
О, кого Энди обманывает? Младшая сестра всегда с легкостью обводила ее вокруг пальца.
Энди потерла руками глаза, зная, что готова сдаться, но не готова признаться в этом.
— Только собеседование?
— Это все, о чем я прошу, — в тоне Лейси слышалось облегчение. Даже можно сказать, возбуждение, и Энди пришлось согласиться. — Иди и выясни все, сколько тебе будут платить. Когда тебе заплатят. Может, этот парень абсолютно горяч и на него легко работать.
— Не похоже на то. Из его объявления следует, что он, очевидно, еще тот кретин. Вероятнее всего.
Теперь Энди могла себе его представить — зацикленный на себе трудоголик, который находит время для маникюра каждую неделю, но не утруждается, чтобы приложить усилие и найти себе пару. Он даже, может быть, привлекателен, но никто не может быть достаточно красив, чтобы позволить себе быть такой задницей, которую представляешь, читая это объявление.
— Я не знаю. Некоторые люди не знают, как выразить свои мысли в письменной форме. Он может быть принцем в лягушечьей шкуре. — Они смотрели друг на друга минуту и затем начали смеяться. — Ладно, вероятно, он кретин, но нам нужны деньги.
— Ты даже не знаешь, получу ли я эту работу. — Боже, пожалуйста, пусть я ее не получу.
— Получишь.
— Ты этого не знаешь.
Хотя вера Лейси в нее была милой.
— Знаю. Но все, о чем я прошу, — это чтобы ты проверила это. Иди на собеседование.
И она снова показала «щенячьи глазки». Сейчас они были еще больше. Пора было сдаваться. У Энди больше не осталось аргументов.
— Хорошо, хорошо. Я пойду. — Она подняла руку, чтобы остановить победный танец Лейси. — Просто попробую. Ничего больше не обещаю. — И, возможно, это не будет настолько ужасно, насколько она себе представляла.
— Слава Богу! — Лейси вытащила сложенный клочок бумаги из заднего кармана джинсов и протянула Энди. — Я уже обо всем договорилась. Тебе назначили на три. Вот куда тебе нужно идти.
— Что? — Энди уставилась на то, что ее сестра нацарапала карандашом. Это был адрес в центре города. — Ты все устроила, не зная, соглашусь ли я?
Лейси невинно пожала одним плечом.
— Я знала, что уговорю тебя. В конце концов. — Она усмехнулась. — Я не хотела, чтобы ты тянула время и упустила возможность. Нам нужны деньги.
— Ладно, поняла. Теперь. Мне следовало понять это раньше, прос…
— Прекрати! Я не хочу снова слышать это слово от тебя сегодня, ладно?
— Ладно. Ладно.
Энди переплела пальцы и потянула их за голову. Почему ей казалось, что ею только что мастерски манипулировал мошенник?
Ах, да. То, как ее сестра принудила к этому, было почти то же самое.
Энди провела рукой по волосам.
— Думаю, мне нужно выяснить, что я собираюсь надеть.
Ее новый костюм был бы идеальным. Но как проскользнуть так, чтобы Лейси не поняла, что она купила его вместо оплаты счета за интернет…
— Слава Богу, ты наконец-то сменишь свою пижаму. Ты начинаешь попахивать. — Лейси потянулась к планшету. — Теперь я забираю свой iPad. Мне нужно кое-что поискать в интернете. Даррин сказал, что в Кембридже какой-то новый звук. Нужно проверить. Может, это конкурс. — Лейси провела пальцами по экрану. — Что, черт возьми, такое?
— Что не так теперь?
— Написано, что у нас нет интернет соединения. Не понимаю. Он только что работал.
Энди поднялась с места еще до того, как сестра закончила говорить.
— Я собираюсь запрыгнуть в душ.
Она была уже на полпути в ванну, когда Лейси крикнула ей вдогонку:
— Черт возьми, Энди!
По крайней мере, теперь Энди не нужно было думать о том, как преподнести новость об интернете. Теперь нужно получить работу.

Вторая глава

С тех пор как приехала, Энди в миллионный раз читала золотые буквы на именной табличке двери офиса. БЛЕЙК ДОНОВАН, ПРЕЗИДЕНТ. Даже его имя звучало напыщенно, по-республикански, и говорило о «старых деньгах». И даже если он не родился в деньгах, сейчас они у него определенно были. Его приемная выглядела так, будто ее должны показывать на HGTV — кожаный диван, на котором она сидела, стоил бы Лейси годовой аренды. Какая пустая трата денег.
Она облокотилась на прохладный материал и болтала туда-сюда скрещенной ногой, кусая внутреннюю сторону щеки. Она нервничала. Да, ей нужна была работа, и Лейси рассчитывала, что она получит эту работу, но Энди уже решила, что она не для нее. Она была здесь только из уважения к своей сестре, чтобы показать, что решительно настроена получить работу. Она отсидит глупое собеседование, а завтра остановится у одного из этих агентств по временному трудоустройству, которых она избегала.
Кроме того, даже если эта работа в качестве персональной свахи была ее нишей, она могла сказать, оглядывая приемную офиса Донована, что не подходит этому окружению, и она не имела в виду окружающую среду. Другие работники заставляли ее чувствовать себя непривлекательной и недостаточно квалифицированной.
Стеклянные стены предоставляли ей идеальный вид на его персонал по ту сторону. Все они выглядели так, будто вышли из рекламного ролика — идеально одетые, собранные, хорошо выглядят, скользят по офису, будто на рельсах. Это однозначно было очко не в ее пользу.
Удар первый: не модель.
Дверь офиса открылась, и Энди подняла взгляд от книги, которую читала в телефоне. Вышла длинноногая блондинка, глаза потуплены. Она была великолепна — высокая, тонкая, как модель. Ее скулы могли порезать кого-нибудь, такими они были острыми, но это каким-то образом только добавляло ей красоты. Она соответствовала остальным «всегда готовым» девушкам, которых, казалось, Блейку Доновану нравилось нанимать на работу.
Фактически… Энди обвела взглядом столы персонала снова, глядя в этот раз только на женщин. Да, ей не показалось. Среди них не было ни одной брюнетки.
Удар второй: не блондинка.
Уже два удара, а она еще даже не на собеседовании.
Энди притворилась, что продолжает читать, но перед тем как вернуться к книге, ее взгляд последовал за блондинкой, когда она проходила через приемную в основной рабочий зал. Она начала чувствовать себя хуже, чем просто неуверенно, несмотря на новый наряд. Как бы она всегда не гордилась своими рыжеватыми локонами, она нехорошо себя чувствовала от мысли, что они являются помехой.
Шуршание впереди привлекло ее внимание обратно к двери офиса. Вышел мужчина, чтобы поговорить с секретарем. Это, должно быть, выдающийся мистер Донован. Он стоял спиной к Энди, поэтому она не могла видеть его лица, но со спины он выглядел достаточно хорошо. Даже великолепно. У него были широкие плечи. И хотя его задницу прикрывал пиджак, Энди была уверена, что она была такой же скульптурной.
Затем он повернулся, и она открыла рот в немом восклицании. Слово «великолепный» не в полной мере описывало его. Он был прекрасен. У него была сильная челюсть и высокие скулы. Широкий лоб и короткие темно-русые волосы подчеркивали голубизну глаз. Пронизывающие голубые глаза. Глаза, которые заставляли людей чувствовать себя потрясенными и смущенными. Глаза, которые заставляли женщину делать глупые вещи, такие как забыть свое имя или причину, по которой она находится в его офисе, или причину ненавидеть его. Такие глаза.
Удар три: мистер Донован горяч.
Слишком горяч. Не было ни единой возможности пройти собеседование с таким горячим мужчиной. Как она вообще будет в состоянии говорить? Ей, возможно, нужно заблокировать телефон, схватить сумочку и уйти прямо сейчас.
Если не считать, что она застыла, пойманная на том, что таращилась на мужчину, на которого таращиться нельзя.
— Определенно не последняя, — мистер Донован сказал своей секретарше. — У нее мужеподобные икры.
И с этими словами Энди вернулась в действительность. Парень был шовинистом, а это заставляло все, что касалось его, выглядеть совершенно уродливым.
Если она будет сконцентрирована на этом, то собеседование пройдет хорошо. Она надеялась.
— Андреа Доусон, — он произнес это как «АНД — рэээ — эа», отчего ее кожа покрылась мурашками. Она последовала за Донованом в богато обставленный офис. Он был мужским и в то же время современным, все в ровных линиях и нейтральных тонах. По крайней мере, его вкус в искусстве и мебели не был таким кричащим, как его интернет-объявление.
— Андреа, — сказала она ему в спину. — Почти рифмуется с Лея. Как принцесса Лея. Знаете, «Звездные войны»? Так я говорю людям, чтобы они запомнили его. — Боже, это прозвучало так, будто она слабоумная. Ссылка на «Звездные войны» — способ получить место работы в пиццерии, Энди! И он даже не посмотрел на нее. Произнеся ее имя, он продолжал изучать ее резюме и не обращал на нее никакого внимания. Задница с большой буквы «З».
— Андреа. Дреа. Дреа. — Он стучал пальцами по столу, когда вносил правильное произношение в память. По крайней мере, так казалось. — Кажется, у вас достаточно навыков работы на компьютере.
Мистер Донован расстегнул свой пиджак от Армани и сел в вертящееся кресло, не предложив ей сделать то же самое. Он начал пробегать одним пальцем по резюме. Одним длинным, сильным пальцем.
— Да.
Она села в кресло и попыталась не таращиться. Он продолжал просматривать ее резюме, а она продолжала смотреть томным взглядом на его тело. Оно было длинное и очень подтянутое. Грудные мышцы натягивали рубашку и, вау, у него были «кубики».
Может, это было и к лучшему, что он не смотрел на нее. Тогда он не заметил бы ее томного взгляда.
И почему она так на него смотрела? Он был уродлив внутри. Абсолютно уродлив. Ей следует помнить об этом.
Не поднимая взгляда, он спросил:
— Вы пользуетесь социальными сетями?
— Да.
А кто не пользуется в наши дни. Он, даже не обдумывая ее ответ, продолжил:
— А, вижу, вы работали на Макса Элиса в качестве личного консультанта.
Энди напряглась.
— Да.
Ее голос прозвучал слабее, чем следовало. Может, ей нужно было прочистить горло? Нет. Она бы выглядела странно, а странность не сулит ничего хорошего, когда пытаешься казаться привлекательной. Привлекательной как претендент на рабочее место, а не в сексуальном смысле, хотя все, что касается этого мужчины, заставляет ее хотеть посмотреться в зеркало еще разок.
Боже, почему она все еще так нервничает? Она даже не хочет эту работу. Это, должно быть, от того, что Донован спросил о Максе. Да, так и есть. Это была та часть собеседования, которая страшила ее. Она не хотела говорить о своей прошлой работе. Но это было неизбежно. Чем быстрее она покончит с этим, тем быстрее сможет выйти через те чистые стеклянные двери и забыть, что это когда-либо происходило.
— Хм. — Донован продолжал смотреть на ее резюме, хотя Энди была уверена, что он прочитал его уже раза три, наверное. — Чем вы конкретно занимались, работая с ним?
«Просто расскажи об этом лаконично», — сказала она сама себе. «И неопределенно».
— Я помогала ему подбирать персонал на основные должности. — Ну, это было достаточно правдиво.
— Тогда вы, должно быть, работали в отделе кадров? — Донован перевернул страницу.
— Не совсем. — Ах, чертовски лаконично. Она приближается к правде. Что ей терять? — Я ездила с ним на деловые встречи, где он подыскивал потенциальных претендентов, а я общалась с ними. С людьми, в которых он был заинтересован, я имею в виду, чтобы взять на работу. А потом говорила Максу свое мнение.
Он сморщил лоб. Губы, наверное, тоже сжал, но она не могла этого видеть, так как его голова была все еще опущена.
— Ваше мнение? По поводу того, стоит ли давать им работу?
— Да, что-то вроде этого. Больше, что касается их личностей и персональных качеств. Женаты или нет. Относились ли они к тому типу, что изменяют своим девушкам. И все в этом роде. Макс хотел видеть полную картину о каждом претенденте.
Она осматривала комнату, когда говорила, улавливая первоклассные детали его офиса. Здесь не было ничего теплого. Никаких семейных фотографий, никаких напоминаний о личной жизни. Замкнутый. Ей стало интересно, как, по его мнению, кто-то мог найти ему пару, учитывая, насколько стерильным он был.
Он прочистил горло, и она догадалась, что это было сигналом к тому, что она должна рассказать больше.
— Впоследствии, это помогало Максу определиться в том, хотел ли он взять их на работу или нет.
— Другими словами, вы манипулировали ими.
Энди скривилась.
— Я бы не назвала это так… — Хотя, в какой-то степени, это была правда.
— Тогда, как бы вы назвали это? — он выдержал паузу, но недостаточную для того, чтобы она ответила. — Претенденты знали, что вы работаете на Элиса?
Она заколебалась, все еще застряв на вопросе, на который он не предоставил ей возможности ответить. Как бы она назвала работу, которую выполняла для Макса? Практичная, умная, возможно, граничащая с неэтичностью. Вообще, слово «шпионила» кажется самым подходящим термином.
Донован снова прочистил горло.
Правильно, он о чем-то ее спросил.
— Простите, не могли бы вы повторить вопрос?
— Претенденты, за которыми вы шпионили, знали о вашей должности? — сказал он медленно, выделяя каждое слово, будто у нее были проблемы со слухом. Или она была просто тупицей. И в данной ситуации она чувствовала себя именно так.
В этот раз ей пришлось прочистить горло, странно это было или нет.
— Некоторые из них. Или, по крайней мере, они знали, что я вместе с ним. Иногда. А может, и нет. Я не знаю.
Она чувствовала себя возбужденной. Такова была его цель, она была в этом уверена. Она на самом деле ненавидела людей, как он — утверждающихся в своей власти, запугивая женщин.
Донован нацарапал заметку на ее резюме. Энди представила себе, что он там написал. Легко возбуждается, неэтична, абсолютный шпион.
— Кстати говоря, а как вы с ними знакомились? Претенденты всегда были мужчинами?
Использует свои женские хитрости для добычи информации у ничего не подозревающих мужчин. Она была уверена, что именно так он и думал, даже если он этого не написал. Так бы подумала она.
— В большинстве случаев, да.
Донован поднял голову и взглянул на нее впервые с тех пор, как она приехала в его офис. Его голубые глаза были слегка прищурены, когда он склонил голову к ней. Она уставилась на него в ответ, захваченная его пронизывающим взглядом.
— Понимаю.
— Что? Что вы понимаете? — что, черт возьми, он под этим подразумевает. Его голос был осуждающим, но на лице отражалась почти… симпатия? Нет, этого не может быть. Может, у нее что-то в зубах застряло? Это было не то впечатление, которое она хотела произвести, даже если это было всего лишь тренировочное собеседование.
Энди ощущала неустойчивость. Обычно, к этому времени она бы уже «прочитала» его. Но вместо этого все, что у нее было, это ее собственные реакции. Этот парень, должно быть, хорош в покере.
Он продолжил, будто она ничего и не говорила.
— Почему вы? Почему его интересовало ваше мнение? Не вижу ничего в вашем резюме, что хоть отдаленно характеризовало бы вас как эксперта в банковском деле.
О боже. Эту часть всегда было тяжело объяснить, тяжело преподнести новому работодателю, который не видел ее в действии. Или тому, кто как, очевидно, и Донован, видел сексуальный подтекст в этой работе. Она сделала глубокий вдох и начала:
— Я временно работала на Макса в качестве административного ассистента одно лето, когда еще училась в колледже…
— Получали степень по психологии? — спросил он, снова глядя в ее резюме.
— Да. Он подметил, что у меня есть «уникальный талант распознавать настоящие мотивы людей» — его слова, не мои. — Хоть это и были слова, которые всегда заставляли ее улыбаться. Она гордилась тем, что могла делать. Даже если это было необычно в условиях работы.
Она сглотнула и продолжила:
— Он начал брать меня с собой на деловые встречи из любопытства, и, таким образом, мы развили наши деловые отношения. В конце лета он предложил мне баснословную сумму за то, чтобы я продолжила работать так, как я и описала ранее. Он фактически создал должность для меня. Поэтому я бросила… оставила колледж и продолжила работать.
Вместо того чтобы выглядеть скептически, как она подозревала, Блейк Донован казался заинтересованным. Даже заинтригованным.
— И вы проработали в этой должности восемь лет? Почему ушли?
Она заскрипела зубами.
— Разногласия во мнениях.
Этот засранец, Макс. Даже девять месяцев спустя воспоминания заставляют видеть все в красном цвете от ярости.
— И с тех пор вы не устроились на работу? — и снова его голос звучал больше озадаченно, чем осуждающе.
Может, она неправильно его «читала». Что означало, что она была не настолько хороша в своих, так называемых возможностях, как она думала.
— Нет. Я не смогла найти что-то, на что действительно способна.
Он клацнул языком.
— Уверен, что это так. У вас достаточно уникальный набор навыков, на самом деле, Дреа. Макс обеспечил вас рекомендациями?
Вау. Он признал ее навыки реально существующими. Это впервые. Конечно, ответ на его последний вопрос, вероятно, подведет к концу какую-либо заинтересованность в ней. Не то чтобы она волновалась по этому поводу.
— Никаких рекомендаций. И, на самом деле, Энди.
— Тогда сделаю пометку, чтобы позвонить ему. — Он что-то нацарапал вверху ее резюме.
— Нет, не надо! — она практически подскочила с кресла. От чего ей стало стыдно. Она надеялась, что он воспримет ее раскрасневшиеся щеки, как энтузиазм.
Он замер, положив руку на трубку телефона.
Ей потребовалась секунда, чтобы успокоиться, скользнув снова на кресло и усиленно пытаясь выдавить естественную улыбку.
— Пожалуйста, мистер Донован. Мы с Максом расстались не на лучшей ноте.
— О? — он снова отклонился на спинку своего кресла.
Слава Богу.
— Я бы лучше не обсуждала это, если вы не против. — Энди скрестила, затем выпрямила ноги. Вышло все не так мягко, как прозвучало в уме. Ей следовало бы найти лучший способ, чтобы справиться с этим вопросом на предстоящих собеседованиях.
— Против. — Его тон сказал ей, что он не испытывает угрызений совести, игнорируя ее просьбу.
Она затаила дыхание, пока он смотрел на нее, желая, чтобы он заговорил первым.
— Но так как вы не мой работник — пока, — я предполагаю, что мне придется считаться с вашими желаниями. Давайте обсудим мои потребности, хорошо? — наконец-то ответил он.
Его потребности? Если он продолжит смотреть на нее своими поразительно голубыми глазами, им придется обсудить ее потребности. Не то чтобы ее позабавила эта идея. Голубые глаза обычно всегда были обезоруживающими. Особенно, когда принадлежали высокому, мускулистому мужчине в дорогом костюме. Недостаток составляют только личностные характеристики.
И как ей не стыдно думать о нем как-то иначе, кроме как с отвращением. Или в самом крайнем случае, что он непривлекателен. По большей мере непривлекателен. Внутренний урод!
— Да, давайте обсудим ваши потребности.
Пожалуйста, пожалуйста, пусть это выйдет менее обольстительно, чем прозвучало у меня в ушах.
Если он и уловил желание в ее тоне, то проигнорировал его.
— Я очень занятой человек. Я построил этот IT-бизнес с нуля. И он увеличился до мирового масштаба. Мне часто приходится путешествовать в Нью-Йорк, Лос-Анджелес и Чикаго. Иногда в Японию и Германию. Я работаю много часов, общаясь с клиентами в разных часовых поясах. И когда я, наконец, покидаю офис, я направляюсь домой и обычно продолжаю работать там. Очевидно, что остается мало времени для чего-то другого.
А, тип женатый на своей работе. Но он был настолько привлекательным. Ему нужно иногда заниматься сексом. Она не могла удержаться, чтобы не спросить:
— Вы не ходите на свидания… или что-то в этом роде?
— Вы имеете в виду, есть ли у меня секс?
Она покраснела от его прямоты, отказываясь признавать, что это было именно то, что она имела в виду. Было ли удобно обсуждать это на собеседовании?
Выяснив, что ему не нужно ее подтверждение, она поняла, что это можно было обсуждать на собеседовании.
— У меня много секса. Когда я, так сказать, в настроении, я просто иду и ищу то, что мне нужно.
— Что вам нужно…? — диалог заставлял сжиматься низ живота таким образом, что она чувствовала себя возбужденно и некомфортно одновременно.
— Я знаю, что этот термин неопределенный, Дреа. Я иду в клуб или бар и не ухожу оттуда один.
— Энди. И как часто вы это делаете? — она смотрела на него, чтобы ей удалось «прочитать». Самовлюбленный, помешан на контроле, женоненавистник…
Донован наклонился вперед, захватывая ее взгляд.
— Очень часто, Дреа.
Она вздрогнула от его низкого шелкового тона, от того, как его взгляд захватил ее в плен. Когда он так смотрел на нее, ей хотелось быть одной из тех женщин, которых он цеплял в баре. Даже если эта идея должна была бы заставить ее чувствовать себя омерзительно и грязно, вместо этого она ощущала жар и возбуждение.
Блейк не отрывал пронизывающего взгляда.
— Вы думали по-другому?
Энди удобнее села в кресле, не уверенная, как ответить на этот вопрос, и стоит ли вообще отвечать, так как в тот момент она боялась, что ее ответом стало бы забраться к нему на колени и облизать с ног до головы.
Донован решил за нее, разорвав их контакт, чтобы смахнуть невидимую пылинку с рукава.
— Такие встречи не продолжаются более одного раза. Женщины, ожидающие, что их подцепит мужчина в баре, — это не тот тип женщин, с которыми я хотел бы проводить время.
Благодаря утверждению уродливого внутри Блейка, заклятье, которое он наложил на нее, было снято. Ну, по большей мере. Она все еще обнаруживала болезненную заинтересованность, чтобы задать вопрос, который сама не могла поверить, что собиралась задать — тот, который обещала себе не задавать.
— Какой конкретно должна быть идеальная женщина, мистер Донован?
Он ответил быстро.
— Ростом метр семьдесят, метр семьдесят два. Вес — 48–54 кг. Предпочитаю экзотическую внешность — темные карие глаза, практически черные волосы.
Боже, этот мужчина — свинья. И не только потому, что по его описанию Энди со своими ста шестьюдесятью пятью сантиметрами роста и весом шестьдесят семь килограмм оставалась далеко за пределами конкуренции. Вообще-то, она никогда так не гордилась своими светло-рыжими локонами и карими глазами. Она бы возненавидела мысль, что попадает в список желаний этого отвратительного подонка.
По крайней мере, об этом говорил ее мозг. Пульсация между ее ног говорила совсем о другом.
Избавься от этих мыслей, Энди. Он мерзкий мужик-шлюха. Оставайся сосредоточенной и переживи это собеседование-фарс.
— Это очень необычный тип, мистер Донован.
— Что я могу сказать? Я знаю, чего хочу.
Она вспомнила офис, полный блондинок.
— Интересно, что я не видела никого, подходящего под ваше описание, среди вашего персонала.
Его губы растянулись в самодовольной улыбке.
— Лучше не подвергать себя искушению.
Энди очень старалась не поддаваться тому, какое отвращение вызвало у нее это утверждение. Так много вещей, касающихся его, вызывали в ней неприязнь — идея о том, что женщин можно свалить в одну кучу, основываясь на физической внешности; что внешность была намного более важным фактором для получения рабочего места, чем умения и навыки; что мистер Донован верил, что единственным фактором, необходимым для того, чтобы лечь в постель, была привлекательность женщины.
Последнее утверждение, вероятно, было правдой, которая беспокоила Энди больше всего.
Проглатывая свое отвращение, она кинулась в омут с головой. В конце концов, она уже предполагала, чем закончится это собеседование.
— А что насчет ее личностных качеств?
Донован нахмурил брови.
— Что вы имеете в виду?
— Какой тип личности вы ищите, чтобы провести свою жизнь? — он действительно не понял вопрос? — Должна она быть веселой и милой или…
— Тихой, — сказал он решительно. — Не хочу выслушивать скучные разговоры о туфлях и мыльных операх. Милая подойдет. Возможно, термин «покорная» будет более точным.
Теперь, когда Энди думала об этом, называть Донована свиньей было достаточно несправедливо, по отношению к благородной свинье.
Энди провела рукой по волосам, осмотрев офис еще раз. Убедившись, что нигде нет скрытых камер, она пришла к выводу, что мужчина не шутит.
— Что насчет далеко идущих целей? Я догадываюсь, вы планируете жениться на таком партнере. Хотите детей?
— Боже, нет. — Он замолчал на мгновение. — Может, одного. Я бы не хотел, чтобы мой двоюродный брат, или точнее его жена, запустили свои жадные ручонки в мое состояние после моей смерти. Что касается брака — да, с брачным договором. И ничего причудливого, что касается свадьбы. Простая церемония, никаких приемов. Нет необходимости приглашать кого-то, кроме ближайших родственников. И это еще под вопросом.
Невероятно.
— Понятно. — Теперь была очередь Блейка прищурить глаза и размышлять над тем, что конкретно она имела в виду этим утверждением. Хорошо сыграно, — сказала она сама себе, ставя мысленно галочку под «ЭНДИ» на табло.
— Что насчет профессии? — она не имела представления, почему озадачивалась поддержанием этого разговора. Это было почти так же, как наблюдать крушение поезда. Она не могла отвернуться.
— Для женщины? Определенно нет. Если она сейчас работает, я бы хотел, чтобы она бросила это занятие после замужества. Частично, я хочу обзавестись компаньоном, чтобы возвращаться домой к кому-то. Если у женщины есть работа, то на нее в этом нельзя рассчитывать.
Почему он просто не наймет домоправительницу? Или заведет собаку.
— Ладно. Значит, вы хотите кого-то, — она намеренно избегала слова «меня», черта с два она согласится на эту работу, — кто бы нашел вам женщину, соответствующую этому описанию и затем… что?
— Вы бы показали мне ее фотографию, чтобы убедиться, что я нахожу ее привлекательной. Если это так, вы организуете нам свидание, чтобы мы могли познакомиться. Если все сработает, я выплачиваю вам премию и дело с концом. Если нет, то вы начинаете поиски заново. — Он отклонился в своем кресле и слегка улыбнулся.
— Где должны проводиться поиски?
— На Ваш выбор. Фейсбук, сайты знакомств, продуктовый магазин — оставляю это вам. Именно для этого я вас и нанимаю. Чтобы вы производили для меня поиски.
— Правильно.
Потому что именно так люди встречаются и влюбляются — благодаря тому, что их находят. Макс Элис и этот придурок могли бы быть отличными друзьями, а все женщины Бостона были бы недостаточно хороши для него.
— Еще вопросы? — его тон предполагал, что он был удивлен, что возникли вообще какие-то вопросы. Будто вся эта сделка была ежедневной рутиной.
Ну, для нее такое происходило определенно не каждый день. И даже если оплата была более чем замечательной, это была бы непосильная задача. Для Блейка Донована не существовало подходящей пары. Она верила в это всем сердцем. Время прекращать эту отвратительную игру.
— Нет. Я думаю, что понимаю суть работы.
— Хорошо. Хотя никогда не следует заявлять, что вы понимаете суть работы после первого собеседования. Ваш работодатель подумает, что вы тщеславны или все слишком упрощаете.
Она тщеславна? Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала.
— Теперь давайте проверим ваши умения, хорошо, Дреа?
— Энди. — Ее терпение подходило к концу. — Или, если хотите, Андреа.
— Я хочу Дреа, спасибо. — Он наклонился вперед, поставив локти на стол. — Предположим, Макс Элис хочет взять меня на работу. Что бы вы сказали ему обо мне?
Она практически засмеялась.
— О, давайте не будем.
— Давайте будем. И я жду правду.
— Честно? — это было ужасно соблазнительно… — Вы не хотите знать.
— Нет, хочу. Будьте безжалостны. Я выдержу.
Она колебалась. Рассказав ему, она положит конец своей кандидатуре на эту должность. Но разве ее это волнует?
Нет.
Прости, Лейси.
— Ладно. Я бы сказала Максу, что вы преданный бизнесмен с обязательствами, жаждой, стойкостью и амбициями, необходимыми для того, чтобы преуспеть.
Краешек его верхней губы слегка приподнялся.
Затем она продолжила:
— Я бы также сказала ему, что вам недостает обычных социальных навыков, в частности смирения, доброты и порядочности. Вы женофоб, высокомерный и, в основном, богатая напыщенная задница. Я также заметила, что все ваши очень дорогие однообразно черные ручки выровнены под линейку. С правой стороны вашего стола. Это говорит о том, что вы в равной степени строгий и скучный. Вероятно, консервативный. Даже не буду начинать говорить о вашей рубашке. Этот оттенок, розовато-лиловый, просто кричит: «Отчаянный гетеросексуал и модник». Ничто не может быть выше вас. — Это ощущалось чудесно.
— Очень хорошо, Дреа. На самом деле, очень хорошо. — Он смотрел на нее так, будто бы тоже давал оценку ее характеру.
А? Это была ее привилегия, и ее передернуло оттого, что он занял ее место.
Он снова отклонился в своем кресле, ухмылка играла на его губах.
— А теперь скажите мне, Макс Элис принял бы меня на работу, основываясь на вашей оценке?
— Да. К сожалению, он, вероятно, принял бы.

* * *

Блейк громко рассмеялся. Это единственное, что он смог придумать, чтобы вытеснить странную теплоту, которую он вдруг ощутил в груди. Пожалуйста, пусть это будет изжога, а не пристрастие к потенциальному работнику, который сидит прямо перед ним.
Глаза Энди загорелись от его внезапной вспышки.
— Я прошу прощения, — сказал он, собравшись. — Спасибо, Дреа. Я ценю вашу откровенность.
— Энди.
Он находил ее очевидное раздражение больше, чем просто немного забавным. Все это собеседование было полной противоположностью того, что он ожидал. Он практически наслаждался им.
Не практически, а наслаждался.
Теперь он сожалел, что вел себя как последняя задница с тех пор, как она пришла. По большей части, это было его обычное поведение, но он бы умерил свою высокомерность. Такое поведение помогало отсеивать женщин, которые хотели быть его невестой, от тех, которые хотели ему ее найти. К сожалению, последних было намного меньше.
Тем не менее, когда зашла эта девушка, он сразу же начал ощущать себя как на иголках. Все началось с ее причудливо редкого резюме, что-то в нем говорило о предыстории. Блейку нравились тайны. Кроме того, были абсолютно непрофессиональные долгие взгляды, которыми они обменивались. Он просто не привык к тому, что превосходство не на его стороне.
Теперь, когда он выяснил, что Андреа Доусон была откровенна в том, чтобы получить работу, он решил, что может немного притормозить.
— Энди. — Он будто пробовал ее имя на вкус. — Это имя вам не подходит. Оно слишком мальчишеское. А вы, определенно, очень женственны. — Она даже отдаленно не напоминала его тип — все эти изгибы и полностью американская внешность, не говоря уже об амбициях. Женские амбиции всегда казались ему наименее привлекательной вещью на земле. Может быть, потому, что его жадная к деньгам мачеха довела его отца до разорения, и все во имя «амбиций».
Но женщина, сидящая перед ним, не вызывала в нем отвращения, как он ожидал. Несмотря на ее недостатки, он должен был признаться, что в Анд-рееее-а Принцесса Лея Доусон было что-то отдаленно сексуальное. Серьезно, ссылка на «Звездные войны»?
— Я… благодарю вас. Я думаю.
Он уселся удобнее в своем кресле, упиваясь ее дискомфортом.
— Пожалуйста, Дреа.
Она наоборот села, расправив плечи.
— Меня зовут Энди, мистер Донован. Никогда не отзывалась на Дреа. Всегда только Энди или, когда моя сестра зла на меня, Андреа.
— Ладно. Тогда Андреа. Это, возможно, даже к лучшему, потому что я предполагаю, что вы будете часто злить меня. — Он только что подмигнул ей? Это было странно. Он никогда не подмигивал.
Он потер глаз, надеясь, что она поверит, что моргание было нервным тиком.
— А вы можете называть меня Блейк. Вам необходимо узнать, чем я живу, и я думаю, это требует обращения друг к другу по имени, не так ли?
— Что? Простите, но… Вы предлагаете мне работу? — она выглядела абсолютно шокированной.
Он сам был немного шокирован. Обычно Блейк предпочитал, чтобы работники относились к нему с определенным уровнем субординации, но что-то говорило ему, что Андреа Доусон была единственной.
— Да.
— Но…
— Но мы еще не обсудили оплату. Правильно. Вот чего, по моему мнению, стоят ваши умения, для начала. — Он взял ручку «Монблан» и чистый лист бумаги для записей со стола и написал цифру. Согнув листок пополам, он протянул его своему новому работнику, который открыл его достаточно подозрительно.
— О.
— Я ожидаю, что это разумная плата.
— Да, но…
— Как я и упоминал в объявлении, будет повышение в зависимости от прогресса в отношениях. Мы можем обсудить это позднее, если вы примете предложение.
— Да, конечно. Я ценю ваше предложение…
— Не отвечайте сразу. — Он перебил ее, вдруг занервничав, что спугнет ее еще до того, как она начнет работать. Или, может, сумма, которую он написал, была недостаточно высокой. — Вам никогда не следует спешить, отвечая на деловые предложения, даже если вы уже знаете, что собираетесь ответить. Если вы согласитесь, то покажетесь отчаявшейся. Если откажетесь, то произведете впечатление неблагодарной за предоставленную возможность. Позвоните мне завтра ближе к концу рабочего дня с ответом.
— Ох… ладно.
Он встал и потянулся к ее руке. Это то, что люди делали в конце деловой встречи, в конце концов, он знал, что это был повод проверить, была ли ее кожа на ощупь такой же мягкой, как казалась.
Она, казалось, была поражена тем, что он протянул ей руку. Ей потребовалась секунда, чтобы вложить свою ладонь в его. Когда она сделала это, и их плоть соприкоснулась, Блейк мог поклясться, что почувствовал разряд. Не как удар электрическим током оттого, что ты терся подошвой ноги о ковер, а смешение энергии. Тепло прошло сквозь него, распространяясь по каждой части тела.
Он был слишком ошеломлен, чтобы отпустить ее.
Блейк встретился взглядом со своим будущим работником. И так темный цвет глаз казался еще темнее, а рот приоткрылся в немом восклицании. Это означало, что она тоже это почувствовала.
Андреа была той, кто разрушил момент.
— Простите, теперь у меня есть еще один вопрос.
Вернувшись назад в действительность, Блейк отпустил ее руку. Вероятно, слишком резко.
— Да?
Дреа кусала губу.
— Почему вы предлагаете работу мне? Я единственная, кто подал заявление?
Он подумывал сказать ей, что это из-за ее квалификации, что было частично правильно. Это было бы мило и честно. А также соответствовало бы действительности.
Он бы никогда не сказал ей правды, — что она заинтриговала и развлекла его, и что он не мог представить себе, что позволит ей выйти за дверь и больше никогда не увидит.
Он остановился на другом ответе, не менее правдивом, и решительно неприятном.
— Вы единственный претендент, который не предложил быть моей женой, вместо того, чтобы искать ее для меня. И из нашего собеседования я выяснил, что такая роль вас не интересует. — Последний комментарий должен был убедить, что проходящие вспышки и томные взгляды не возникнут в будущем.
— Вы правы, не интересует.
— Отлично.
И это было так, но она не должна была выглядеть такой перепуганной от этой мысли.

Третья глава

Энди остановилась за тяжелыми деревянными дверьми агентства по найму временного персонала и поправила юбку — карандаш. После того, как она с Лейси всю ночь практиковалась для собеседования, она чувствовала себя более чем готовой справиться с этим. Временная работа на нескольких предприятиях восполнила бы пробелы в ее резюме. Не говоря уже о возможности работать в интернете удаленно. Она не была самым популярным работником у Макса Элиса. Из-за природы ее должности все предполагали, что она шпионит за ними и докладывает боссу.
И все были правы.
И все-таки, ее уязвляло то, что ни один сотрудник не подал ей руки после увольнения. Это также подтверждало, что она не будет упоминать их имена в своем резюме. Исходя из этого, ее сестра дала ей строгие указания, что говорить, чтобы заполнить эти пробелы.
Она расправила плечи и с уверенностью вошла в офис. Симпатичная брюнетка посмотрела на нее из-за стола и улыбнулась.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Gaidelia о книге: Алайна Салах - Американ Босс
    про сыночка читать тоже было читать интересно. герои понравились, но концовка сильно срезана, хотя и понятная.
    почитала бы обо всех детишках Матрешки и Гаса.

  • Gaidelia о книге: Алайна Салах - Новый босс [СИ]
    хорошее продолжение. аннотация полная фигня и упоминание поттерианы немного раздражало. написано эмоционально и любоФФно.

  • Doka001 об авторе Сергей Владимирович Кротов
    неплохо читается,правда много огрехов-невнятное начало цикла,непонятная девочка Оля с абсолютно необъяснимыми метаниями между мужиками мотивации действий тоже местами натянуты на глобус и ухо достаётся акробатическим этюдом дотягиваясь через междуножие...однако же читается...если не скрестись,то вполне на 4 с плюсом за эрудицию и динамику...

  • Дьяви о книге: Антон Демченко - Запечатанный
    Жаль, что про Николаева дописывать не стал автор, а просто второстепенным персом его сделал

  • WhiteLittleDevil о книге: Вадим Сагайдачный - Бигра
    Фанатам "героев меча и магии 3" посвящается. Название артефактов, заклинаний, мобов "содрано" из игры.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.