Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52251
Книг: 128008
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Эликсир»

    
размер шрифта:AAA

Дженнифер Арментраут
Эликсир
Ковенант - 3,5

Глава 1

Алекс сжала титановые прутья, доведенные до совершенства Гефестом и Аполлоном, янтарно-желтые глаза пылали ненавистью. Но эти глаза … они не принадлежали Алекс.
Глаза Алекс были теплымии карими, как хороший виски. Эти глаза врезались мне в память сразу же, как только я увидел их на складе в Атланте. Сейчас это было совершенно другое создание.
Когда мы привезли её в надежный дом, расположенный в глубинке Эпл Ривер, штата Иллинойс, мы практически потеряли её. Никто из нас, включая меня, не был готов к полной демонстрации её силы. Если бы Аполлон не убедил Гефеста — единственного бога, который может создать что-то, что может противостоять Аполлиону — создать комнату, в которой держали Алекс, мы не были бы способны её контролировать.
— Если ты не дашь мне выйти, я вырву ребра из груди твоего братишки и буду носить их как корону.
Я не проявил никаких эмоций. Возможно, я уже привык к запугиваниям, которые слышал на протяжении последних нескольких дней. Угроза расправиться с Диконом была одной из самых любимых угроз Алекс. Достаточно скоро ей стало надоедать это. Сначала она не была такой. Она была... практически нормальной, за исключением янтарно-жёлтых глаз. Она разговаривала и звучала как Алекс. Хохмила также, как и Алекс. Спорила, как и Алекс. И рассуждала она, как Алекс.
Алекс стиснула титановые прутья. Каждый прут был покрыт нерушимой сеткой, которую Гефест однажды применил на Афродите. Даже Аполлион не был способен прорваться через неё.
На бетонном потолке было высечено несколько знаков, нейтрализующих большую часть её недавно открывшихся способностей — это не могло полностью её остановить, но было достаточно для того, чтобы она не представляла опасности ни для себя, ни для других.
На данный момент.
Моя кровь закипала от воспоминания о том, что случилось, когда она Пробудилась. Она соединилась с Первым — с Сетом — и не было никаких сомнений ни для кого, что она выдала ему своё местонахождение. Я полностью осознавал, что мы должны перевезти её в другое место, причём быстро, но я не был согласен с тем, как это сделал Аполлон.
Он ударил её божественной молнией.
А я нанёс ему удар кулаком.
Я до сих пор удивлен, что остался в живых.
— Ты понимаешь каково это будет стоять тут и наблюдать, как я буду делать это? — насмехалась она. — Точно также, как когда-то ты стоял и наблюдал, как демоны безжалостно убивали твоих родителей, но это будет гораздо, гораздо приятней.
Я сложил руки на груди.
Медленно выдохнув, она опустила свою голову и смахнула с глаз слезы.
— Пожалуйста. Айден, пожалуйста, выпусти меня отсюда.
Я прикрыл глаза. Мышцы вдоль челюсти передёрнуло. Эта... эта тактика была самой жестокой.
— Почему ты относишься ко мне так? Я чувствую себя нехорошо. Мне больно. Почему ты позволяешь им причинять мне такую боль?
Мои глаза распахнулись. Каждый мускул в моем теле напрягся. Слезы текли по её щекам, и на миг — только на миг — я забыл, что это, на самом деле, была не Алекс, взывающая ко мне и умоляющая меня.
— Я думала ты любишь меня.
Я так резко рванулся к ней, что напугал её. Протянув руки сквозь прутья, я обхватил ладонями её лицо. Мой лоб был прижат к холодным прутьям, а мои губы накрыли её. Поцелуй был настойчивым и быстрым. Яростным. Отчаянным. Она притихла, не будучи уверена, как ответить. За прошедшие сорок восемь часов в некоторые моменты это был единственный способ заставить её замолчать.
Я отступил назад, отпуская её.
— Именно потому что я люблю тебя, я и не выпущу тебя.
Разочарование окатило её и угрожало сорвать кожу с моих костей. Слезливый взгляд исчез в одно мгновение. Алекс закричала и метнулась к задней части клетки. В десяти футах от решетки, она прислонилась к стене, согнув спину.
— Ты не сможешь держать меня здесь вечно.
— Я могу попытаться.
— Он придет за мной.
— Он никогда не найдёт тебя, — сказал я, садясь на металлический стул, установленный рядом с клеткой. Я убедился, что у неё есть всё, в чём может она нуждаться, находясь там — маленькая отдельная ванная комната, кровать, которую она сломала и раскурочила, оставив только матрас, и одежда.
Алекс рассмеялась, оттолкнувшись от стены.
— Ты не сможешь остановить его.
Мой взгляд упал на тарелку с нетронутой едой, стоящую у закрытой двери.
— Поешь, Алекс. Тебе надо поесть.
— Ты никогда не станешь им.
Я потер отросшую щетину на подбородке, когда она медленно подошла к тарелке с едой, и надежда зародилась глубоко внутри меня. Она не ела уже в течение четырех дней, с самого момента как Пробудилась. Подняв тарелку с едой, она попятилась назад.
— На этот раз ты собираешься поесть? — спросил я устало.
Алекс улыбнулась и затем швырнула тарелку прямо в ту сторону, где сидел я. Пластик разлетелся на куски, коснувшись титановых прутьев, еще до того, как с грохотом упасть на пол. Частички еды — вероятно, картофельное пюре и какое-то мясо — пролетели через прутья, забрызгивая мою грудь и щёку. Мы перестали давать ей керамические тарелки после того, как она, разбив тарелку, попыталась превратить её осколки в оружие.
Полагаясь на терпение, которое уже иссякало, я медленно стряхнул куски пищи.
— Тебе от этого стало лучше, Алекс?
Она надула губы.
— Не совсем. — Затем она начала ходить взад и вперёд, её движения были плавными и чарующими, несмотря на тот факт, что она снова швырнула в меня свой обед. — Я не вынесу этого больше. Позволь мне выйти или, ей-Богу, я уничтожу тебя.
Я покачал головой.
— Алекс, ты там. Я знаю тебя. Моё сердце перестало бы биться, если бы ты действительно исчезла.
Опустившись на матрас, она огрызнулась.
— Боги, не слишком ли это слащаво? Моё сердце всё затрепетало.
— Тут как тут. — Я встал и схватился за прутья, повторяя её ранние действия. — Я всё задавался вопросом, как много времени пройдет прежде, чем ты объявишься. Неужели моя любовь к ней настолько напрягает тебя, Сет?
Она перевернулась на бок, брови сведены, а лицо бледное.
— Сета тут нет, ты тупой чистокровный.
— Тебе больно, когда он соединяется с тобой, не так ли?
— Его здесь нет! — Закричала она, её голос надломился.
Я знал, что она врёт.
— Он здесь. — Я прислонился к прутьям. — Я вижу его в твоих глазах.
Алекс свернулась в клубок, подтянув колени к груди. Дрожь прокатилась по её телу. Я знал, что она делает — замыкается внутри себя, связывается с Сетом, устанавливая с ним контакт.
— Алекс, — позвал её я.
Кисти её рук сжались в кулаки, и она подняла голову.
— Проваливай.
Мои глаза встретились с её.
— Никогда.
— Я ненавижу тебя, — прошипела она, и это прозвучало так, словно она действительно имела это ввиду. — Я ненавижу тебя.
— Это не правда. Алекс любит меня.
Она закатила глаза.
— Я — Алекс, ты идиот. И я не люблю тебя. Мне нужен...
— Тебе нужен Сет, — огонь распространялся внутри меня, когда я сжимал прутья до тех пор, пока не заболели суставы. Глубоко внутри, я понимал, что не только Сет заставлял её вести себя подобным образом. Да, что-то из того, что она сказала, шло от связи с Сетом, но ею двигала потребность. Потребность быть рядом с Первым была осязаемой сущностью — могущественной и настоящей.
Я мог почувствовать её вкус.
Я помнил, что летом сказал ей оракул насчет необходимости. Часть меня не полностью поняла смысл этого тогда, но сейчас я понимал. Потребность была разрушительной для неё, разрушительной для меня.
— Потребность это не любовь, Алекс.
До того как Алекс ответила, открылась дверь.
— Ах! — Она отвела ноги от груди и захлопала в ладоши. — Еще больше посетителей ко мне старушке? Я настолько чертовски везучая. Я устала видеть его лицо.
Маркус, чистокровный дядя Алекс, взглянул на меня.
— Как вижу, она в хорошем настроении.
Я фыркнул.
Она встала на ноги, неестественно пошатнувшись вправо. Матрас — единственное, что осталось в комнате — взлетел на несколько футов от пола. Мы убрали всё остальное. Она теперь с легкостью могла использовать элементы. Она, казалось, просто хотела, чтобы это происходило и это случалось. И боги, она делала это с удовольствием.
Маркус и я уставились на неё, завороженные демонстрацией силы. Это было сильнее, чем вчера, защитная магия спадала. Гефесту нужно будет нанести нам еще один визит, и очень скоро.
— И где это — здесь? — она с нажимом произнесла слова, наполняя их силой.
Я отступил назад, её слова прорвались сквозь меня, дышали у меня внутри. Заставив себя не смотреть Алекс в глаза, я повернулся к Маркусу. Его глаза были отсутствующими и пустыми. Он был в секунде от того, чтобы выдать наше местонахождение. Я положил руку на плечо Маркуса.
Он моргнул, потом выругался.
— Мне кажется, или у неё всё лучше получается?
Алекс захихикала, и прозвучало это не совсем здорово, напомнив мне того жуткого маленького мальчика из "Кладбища домашних животных". Того самого, кто бегал по округе, убивая людей скальпелем.
— Я так думаю. Ты бы мог подумать, что она ослабла, поскольку она ни черта не съела, — я наблюдал, как она пошла обратно на матрас. Она остановилась, взглянув на нас через плечо. Её глаза сузились и я с нетерпением ждал того, что она задумала. — В любом случае, нам нужно обеспечить, чтобы никто не заходил сюда.
Маркус кивнул. Этот дом был собственностью отца Солоса, но именно этот дом посещало много Стражей. Некоторые останавливались здесь во время поездки для выполнения новых заданий, поэтому нам приходилось держать дверь в подвал закрытой, когда незнакомцы находились в доме, что было часто. Место было очень оживленным, в большинстве случаев это было связано с недавними событиями. Многие уезжали с запада, другие направлялись в сторону того, что осталось от Божественного Острова или в Нью-Йоркский Ковенант.
— Маркус? — Алекс смотрела на нас.
— Да, Александрия?
Один уголок её рта приподнялся, когда она мельком взглянула на меня.
— Тебя не волнует то, кем Айден и я были, как бы мне это выразить? То что он видел меня обнаженной? Много раз.
О. Милостивые. Боги. Пошло-поехало. Качая головой, я потер рукой глаза.
— Алекс ...
Маркус напрягся.
— У меня было достаточно времени, чтобы смириться с этим. Хотя и не могу утверждать, что я удивлен. — Он взглянул на меня, нахмурившись. — Если есть правило, то ты нарушаешь его, Алекс. Но я не ожидал, что Айден будет настолько...
— Безответственным? — С готовностью закончила фразу она, я закатил глаза. — И такой сволочью, который воспользовался мною — твоей бедной племянницей, которая через столько всего прошла? Он воспользовался мной. Использовал внушение. Он заставил меня.
Мои руки упали по бокам. Ужас прокатился по мне, заставив меня задрожать. Она только что не ... она это сказала.
— Он — сволочь, — холодно ответил Маркус, — но я сомневаюсь, что он воспользовался тобой или применил внушение.
— Спасибо, — пробормотал я.
Алекс пожала плечами, переместившись ближе к нам.
— Он нарушил правила. Не должен ли ты быть более возмущенным?
— Честно, учитывая всё то, что сейчас происходит, это волнует меня в последнюю очередь. — Маркус улыбнулся, и её глаза вспыхнули обжигающим золотистым светом. — И на самом деле, если уж мы собираемся составить рейтинг, подводя итог того, как много правил было нарушено, думаю, что ты будешь на его вершине.
— Но он применил внушение на чистокровном.
— А ты одного убила. Око за око, Александрия. — Хоть это и не было первым разом, когда состоялся такой разговор с Алекс, меня не переставало удивлять то, насколько спокойным оставался Маркус при этом.
— Тогда ты должен наказать нас. — Она наклонилась ближе к прутьям, но руки держала по бокам. — Правила есть правила, дядя. Отведи нас на Совет.
— Мы не позволим тебе выйти, — прервал её я. — Предложи что-нибудь другое, Алекс.
Она сложила губы и очень убедительно зашипела.
— Как насчет того, чтобы ты зашел сюда внутрь?
Я сверкнул зубами.
— Тебе бы этого хотелось, правда?
Её руки напряглись по бокам, и она отошла назад от прутьев, сохраняя глаза сосредоточенными на мне.
— Мне бы это понравилось.
Открылась дверь, и свет пролился на бетонную лестницу. Маркус повернулся, но я продолжал смотреть на Алекс. В её взгляде читалось соперничество — вызов. Она хотела бороться, и даже с её ограниченными возможностями, она была адским оппонентом. Более тренированная, чем когда мы спарринговали в последний раз. Думая об этом, я вспомнил о том, как это закончилась.
Алекс поцеловала меня.
Мой желудок свело, даже при том, что я знал, что это не закончится также на этот раз. Если она дотянется до меня, то попытается убить меня. Я должен напоминать себе об этом. Когда она соединилась с Сетом, она уже не была той девушкой, которой я восхищался, когда видел её в Ковенанте, или той, в которую я влюбился.
— Маркус? Айден? — Окликнул Солос, стоя на верхних ступеньках. — Ребята, вы там внизу?
— Спускаться не надо, — напомнил я ему, всматриваясь во внезапно настороженную Алекс. Полукровки были более восприимчивы к внушению, и она вырубит любого из них одним чертовым ударом кулака.
— И не планировал, — ответил он. — Вам надо подняться наверх, ребята. Вернулся Аполлон.
Маркус послал мне многозначительный взгляд и затем взглянул на Алекс до того, как направиться к лестнице. Появление Аполлона, хотелось бы верить, могло означать, что он нашел что-то, что может сломать связь, соединяющую Алекс с Сетом.
Алекс кинулась к прутьям, хватая их.
— Не смей меня оставлять.
Я слышал, как шаги Маркуса затихли на вершине лестницы.
— Я думал, что тебе надоело видеть моё лицо, Алекс.
Закрыв глаза, она прислонилась лбом к прутьям.
— Я ненавижу находиться здесь. Я не выношу этого. Тишина ... я ненавижу тишину.
А я ненавидел острую грань настоящей боли в её голосе.
— Ты не ответила на мой вопрос.
Кожа вокруг её глаз сморщилась, когда она свела вместе брови.
— Отлично. Уходи. Меня это не заботит. Я всё равно тебя ненавижу.
Я подошел к решетке и моя рука скользнула внутрь. Мои пальцы отвели в сторону её спутанные волосы. Алекс застыла, и я даже не был уверен, что она дышит, я нашел цепочку и мягко потянул её, и хрустальная роза оказалась в моей ладони.
Она резко вдохнула, но не сбежала.
— Если бы ты меня ненавидела, ты бы уничтожила это.
— Дай мне время, и я это сделаю.
Я рассмеялся и отпустил розу. Она открыла глаза, беспокойно за мной наблюдая.
— Нет. Ты не сделаешь. Пока ты её носишь, я знаю, что частичка тебя ещё там. Что есть ещё надежда.
Алекс протянула руку к кулону, сжав его в кулаке и попятилась. Вместо того, чтобы сорвать его с шеи, она держала его и отступила обратно на матрас. Сев на него, она облокотилась на стену и притянула колени к груди.
Надежда поднималась во мне, как хрупкий росток и я бережно охранял её. Я оттолкнулся от решетки.
— Я принесу тебе что-нибудь поесть и попить.
Ответа не последовало, и я знал, что не получу его. Повернувшись, я направился к лестнице. Маркус и Солос ждали в узком коридоре.
— Она до сих пор не ест? — Спросил Солос, потирая рукой вдоль неровного шрама, который разрезал его лицо от глаза до челюсти.
Проходя мимо них, я покачал головой. Её отказ от еды очень меня беспокоил. Аполлион она или нет, она не могла долго так продержаться без последствий.
Солос наступал мне на пятки.
— Мы всегда можем насильно накормить её темпераментный зад.
— Подойдешь к ней на фут, и она заставит тебя повеситься на балках в подвале, — Маркус послал Стражу-полукровке мрачный взгляд. — Даже не думай об этом.
— Не говоря уже о том, что она просто срыгнет всё съеденное обратно, — я запустил пальцы себе в волосы и направился в комнату отдыха. В воздухе висело что-то неестественное, чувствовалось присутствие силы.
Божественной силы.
— Выше голову, ребята, Аполлон в плохом настроении, — сообщил Солос и мой желудок опустился. — Я не думаю, что он преуспел в попытках найти способ разорвать связь. Мне не нравится говорить это...
Я развернулся так быстро, что полукровка отшатнулся назад.
— Тогда не говори.
— Айден, — предостерёг Маркус.
Солос поднял руки вверх.
— Смотри, всё что я имею ввиду так это то, что мы должны принимать во внимание вероятность того, что мы не сможем разорвать связь.
— Здесь нечего больше принимать во внимание, — я сделал глубокий вдох, призвал все терпение, которое я воспитал в себе, растя брата, и не нашел его. — Мы найдем способ.
— А если нет? — Выпалил Солос, качая головой. — Мы выпустим её из клетки, чтобы они с Сетом стали играть в Бонни и Клайда? Или мы оставим её гнить в подвале и умирать голодной смертью?
— Солос, предупреждаю тебя, что лучше бы тебе остановиться, — сказал Маркус
— Не пойми меня неправильно. Мне нравится Алекс. Я думаю, она крутая девочка, — продолжил Солос. — Но разве не более гуманно сделать так, чтобы она не мучилась...
Мой кулак встретился с его челюстью прежде, чем я понял, что делаю. Его голова отдёрнулась назад и он отшатнулся в сторону. Я кинулся вперед, схватив его за рубашку, ударил его о стену. Несколько картин задрожало.
— Айден! — Закричал Маркус.
— Мы не причиним вреда Алекс, — прорычал я, подняв Стража на цыпочки. — Мы не тронем и волоса на её голове. Ты меня понял?
Взгляд Солоса пилил.
— Я знаю, что ты любишь её...
— Ты не знаешь ни черта. Ты не знаешь на что я пойду, чтобы она была в безопасности, — я бросил его и он скользнул вниз по стене. — И если это означает убийство одного полукровки, чтобы с ней ничего не случилось, я не буду сомневаться.
— Как бы увлекательно не было наблюдать, как ты рычишь на Солоса, нам нужно поговорить, — из комнаты отдыха донесся громовой голос Аполлона. — Оставь это, Айден.
Солос выпрямился, держась за челюсть.
— Айден, я не хотел....
— Оставь это, — я развернулся, прошел мимо Маркуса и поспешил в комнату отдыха. С первого же взгляда на Аполлона мои глаза сузились. — Не говори этого.
— Ах, ты собираешься снова меня ударить? Мне вроде как понравилось это в первый раз.
Я не собирался этого делать. Я пересек комнату и отодвинул тяжелую портьеру. Ночь спустилась на высокие ели и дубы. Их ветви были все еще голые как скелеты — ландшафт, который я однажды находил прекрасным, теперь казался пустынным и безнадежным.
— Ты что-нибудь выяснил? — Спросил Маркус.
— Выяснил, но у нас сейчас куда посерьезнее проблемы, чем Алекс.
Обернувшись к ним, я прислонился к холодному стеклу.
— Как так?
— Я отчасти боюсь спрашивать, — сказал Маркус. Солос фыркнул и сморщился. Переместившись на кожаный диван, Маркус сел. — Потому что я действительно не знаю, что может быть хуже, чем Алекс, нападающая на нас.
Аполлон выгнул бровь.
— О, это хуже.
— Ты специально тянешь для создания драматического эффекта? — Мне явно недоставало терпения.
Зловещие белки его глаз заискрились и комнату наполнил запах озона. Маркус покачал головой, но я поднял брови, не впечатлившись, потому что, честно говоря, меня ничто больше не могло поразить.
Губы Аполлона изогнулись в улыбку.
— Затевается война.

Глава 2

Хорошо, полагаю, эту новость сложно превзойти. У меня вырвался сухой, кусающий смех и я оттолкнулся от окна.
— Война?
Теперь когда он привлек всеобщее внимание, Аполлон, казалось, стал выше.
— Война между богами и теми, кто следует за Первым.
Маркус выругался. В последнее время он часто это делал.
— Боги собираются противостоять Сету?
— Они собираются убить Сета и всех его сторонников, — его губы изогнулись от неприязни. — Включая Люциана.
— Люциан ни за что не удержит своих последователей, — Солос перегнулся через спинку дивана. — Присоединиться к нему было бы безумием.
— Но у Люциана есть Аполлион. Это привлекательно само по себе, — Маркус откинулся назад, выглядя также обеспокоенно, как и я себя чувствовал.
— Ты прав, — ответил Аполлон. — Мы знаем, что многие на его стороне.
— У тебя есть шпионы? — Спросил я с интересом.
Аполлон улыбнулся и это было также жутко, как и детское хихиканье Алекс. Он щелкнул пальцами и вспышка чистой силы волной прокатилась по комнате. Рядом с Аполлоном замерцал голубой свет и затем человеческая фигура начала приобретать очертания.
Появился мужчина почти семи футов ростом с торчащими светлыми волосами. Он был поразительно похож на Аполлона и у него были те же полностью белые глаза. Одетый в шорты-карго, шлепанцы и рубашку Джимми Баффет, он выглядел как студент-двоечник.
И он был богом.
Может быть, однажды я привыкну к тому, что боги появляются и исчезают как будто это обычное дело, но проведя всю свою жизнь и не встретив ни одного, я чувствовал себя ошеломленным, стоя в одной комнате с самыми могущественными созданиями из когда-либо существовавших.
Очевидно, и самыми раздраженными.
Маркус быстро вскочил на ноги и поклонился. Мы с Солосом сделали то же самое. Бог этого не заметил. Нахмурившись, он повернулся к Аполлону.
— Ты щелкаешь пальцами и я должен просто появиться? Как будто мне нечего больше делать?
Аполлон усмехнулся.
— Разве только что было не так?
— Я тебе не слуга, брат. В следующий раз я сломаю тебе палец и засуну его так глубоко тебе...
— Мы не одни, — Аполон показал на нас, и я был уверен, что у меня на лице застыло выражение шока и благоговения. — И никто не хочет знать, чем ты занимаешься в свободное время, Дионис.
Бог вина и вечеринок рассмеялся над своим братом и упал в кресло. Он вытянул свои длинные ноги и потер щетину на подбородке.
— По меньшей мере ты бы мог организовать что-нибудь выпить.
Маркус вскинулся:
— Мы можем что-нибудь принести. Есть вино...
— Нет необходимости, — глаза Аполлона сузились. — Меньшее, что ты можешь сделать, так это поддержать беседу в течение пяти минут и не напиться.
— Неважно, — Дионис повернул голову в нашу сторону и усмехнулся. Я задался вопросом, не был ли он навеселе. — Двое чистокровных и полукровка, но в доме есть что-то посерьезнее. — Его глаза вспыхнули и он втянул носом воздух. — Ах да, здесь малышка-Аполлион.
Я напрягся от очевидного проблеска интереса в глазах Диониса.
Аполлон послал мне многозначительный взгляд, предупреждая меня о том, что ни один бог не будет настолько всепрощающим как он, если дело дойдет до ударов в челюсть.
— Ты знаешь, что она здесь и ты знаешь, что тебя позвали не поэтому.
— Поэтому ты сегодня утром побеспокоил Ананку? — Игриво улыбнулся Дионис.
При звуке имени Ананки во мне разгорелась буря эмоций. Я начал двигаться, но остановился, от напряжения мои мышцы застыли. Аполлон не посмеет. Даже Солос побледнел. Все знали, кем и чем управляла Ананка, и это не вязалось с Алекс. От гнева я утратил дар речи и прежде, чем я пришел в себя, заговорил Маркус.
— Зачем ты вмешиваешь Ананку?
Аполлон отмахнулся от него.
— Сейчас не время это обсуждать. Дионис раздобыл информацию о том, что Олимп готовится к войне.
Дионис зевнул.
— Не смотря на то, что политика и кровь навевают на меня скуку, я очень полезен, когда нужно достать информацию.
— Вино и пьянство, — пробормотал Солос.
— Развязывают язык, — закончил Дионис, улыбаясь. — Существует своего рода лагерь, окружающий Люциана и Первого. Почти армия. Они вышли из Ковенанта Теннеси. Мои братья и сестры пристально за ними наблюдают.
Чёрт побери. Если Люциан и Сет атакуют там Совет, боги снова вмешаются и новые невинные жизни будут потеряны.
— С ним больше сотни Стражей и Охранников-полукровок, — добавил он, подумав.
— Милостивые боги, — пробормотал Солос, потерев висок.
— Что бы эти двое ни продавали, люди покупаются на это как наркоманы, — Дионис изучал свои ногти, явно скучая. — Без оскорблений, но полукровки идиоты, если думают, что мудро с их стороны выступать против нас.
Мне не нужно было смотреть на Солоса, чтобы понять, что это заявление пришлось ему не по вкусу.
— Люциан, вероятно, предлагает им то, что никто никогда не предлагал.
— И это...? — Спросил Дионис.
— Свобода, — я сел на подлокотник дивана. — Свобода делать то, что им нравится и не зависеть от чистокровных никоим образом.
— Но вот этот свободен, разве нет? — Дионис показал на Солоса.
— Свободен? — Солос выпрямился. — Могу я говорить прямо?
— Конечно, — ответил бог. — Почему нет?
Солос прерывисто вдохнул.
— Стать Стражем это меньшее из двух зол. Мне позволялось либо стать рабом, и всё, что у меня есть, отняли бы у меня, либо выбрать эту жизнь, которая, вероятнее всего, приведет к ранней могиле. Как это может быть свободой?
Брови Диониса сошлись.
— Разве твои обязанности не достаточно почетны?
— Это не имеет отношения к обязанностям, — вмешался я, взглянув на Аполлона. — Полукровки, Стражи и Охранники, верят в свой долг и отдадут за него жизнь, но мы не даем им выбора, у них не было такого выбора, как у меня. И если Люциан соблазняет их мыслью о том, что они сами могут выбирать свою судьбу, как мы можем их винить в этом?
— Я понимаю это желание, Айден, и, может быть, есть необходимость в переменах, но мы не можем позволить Люциану повести их на нас войной, — сказал Аполлон. — И я знаю, о чем ты думаешь, что его последователи невинны в своей наивности, но это ничего не изменит, если они пойдут против нас.
— А это в точности то, что они затевают, — сказал Дионис, к беспокойству всех остальных. — Вчера вечером, я удостоверился, что двое полукровок из лагеря Люциана хорошо отоварились в алкогольном отделе, и отправил к ним несколько моих... девочек. Я узнал, что они собираются напасть на Ковенант в Нью-Йорке, но ждут Сета и его маленькую подружку.
Казалось, мои зубы раскрошатся от того, как сильно я их стиснул. Маркус наклонился вперед и сложил руки.
— Чего я не понимаю, так это того, как вы собираетесь убрать Люциана.
— Мы не можем к нему подобраться. Его всегда сопровождает Первый, — Дионис пожал плечами. — И мы не можем причинить ему вред, но он может навредить нам.
— Несколько ушибов, — сказал я. — Пока он не обладает полной силой, он не сможет вас убить.
Брови Диониса поднялись.
— Он убил фурию Таната.
— Подпитываясь от Алекс,— возразил я. — Без неё у него не будет такой силы.
— Мы не будем так рисковать, — Аполлон прислонился к спинке кресла. — Он может вывести нас из игры. Если один из нас ослабнет, то и остальные тоже.
— Семья, которая...
— В любом случае, — оборвал Диониса Аполлон. — Согласно тому, что он узнал, они планируют полностью захватить Ковенант. Мы не можем этого допустить.
— Так что планирует Олимп? — Спросил Маркус, его плечи поникли от груза, опустившегося на них.
— Вот какая пьянка, — слышать слово "пьянка" из уст Диониса казалось неправильным. — Мы собираемся пойти на войну, но среди бесстрашных предводителей разногласия.
— Какого рода разногласия? — Я потер ладонью висок, пытаясь отогнать тупую боль, которая без сомнения появилась от недоедания.
— Шестеро хотят уничтожить проблему, — сказал Дионис небрежно, как будто мы обсуждали, где он купил свою нарядную рубашку.
— Напасть на Люциана и тех, кто с ним? — Спросил Солос. — Убить столько, сколько получится?
Аполлон кивнул.
— Остальные из нас верят, что полномасштабной войны всё еще можно избежать, потому что если мы начнем воевать, то что произошло с Титанами, не пойдет с этим ни в какое сравнение. Счет пойдет на миллионы жизней, включая жизни смертных. Этого никак нельзя будет избежать.
Есть еще надежда. Эти три слова вызвали во мне воспоминания об Алекс, сжавшейся на моей груди, когда она говорила о Сете всего несколько коротких недель назад. Она все еще надеялась, вплоть до той минуты, когда он соединился с ней.
— Не говоря уже об опасности того, что о нас узнают, — добавил Маркус. — Боги, это...
У меня не было слов.
Потом на меня снизошло озарение. Никто из нас, даже два бога, не смогли этого предвидеть год назад. Предсказания не предрекали, что мир окажется на грани войны, какой он еще не видывал раньше, войны, которая разорвет мир на части.
— Мы верим, что войну можно остановить, но остальные полны сомнений, особенно принимая во внимание последние события.
— Алекс, — прошептал я, привычная боль эхом отдалась у меня в груди.
Дионис встал.
— Мы не хотели ввязываться в это, даже после того, что Первый сделал с Советом Северной Каролины. Только Посейдон и Аид быстро отреагировали, но сейчас, когда она с ним связана, у них не осталось надежды... и они ищут...
Плохое предчувствие росло во мне как сорная трава.
— Ищут что?
Аполлон сказал со вздохом:
— Способ убить Аполлиона.

Глава 3

Я старался сохранить спокойное выражение лица и гнев под контролем, но ярость неистовствовала во мне, разрывая в клочья мои усилия. Мне потребовалось всё самообладание, чтобы не покинуть комнату и не спустится вниз в подвал и продолжить сторожить Алекс.
Солос смотрел на меня и, прочистив горло, сказал:
— У меня было представление, что только Аполлион может убить другого Аполлиона.
Мои ладони сжались в кулаки, когда Аполлон повернулся ко мне.
— Ты знаешь.
Теперь Маркус и Солос пристально на меня смотрели, и мне захотелось пробить стену кулаком.
— Орден Таната убил Солярис и Первого. Каким-то образом они знают, как можно это сделать, а это значит, что не боги?
Дионис рассмеялся.
— Танат подарил Ордену такую. возможность — шифр или что-то подобное — но даже Танат не может вспомнить, что это было. Никогда не предполагалось, что будет два Аполлиона — а значит и возможности появления Убийцы Богов. Предполагая, что этого больше никогда не понадобится, он не записал это. Идиот.
Должен ли я чувствовать угрызения от того, что испытал облегчение?
— Орден знает, но со смертью Телли, они бросились врассыпную. Не говоря уже о том, что некоторые Стражи, которые находятся под влиянием Люциана, больше не охотятся на демонов. — Аполлон сделал паузу и взглянул мельком на дверь. — Они начали охотиться за членами Ордена.
— Боги милостивые. — Маркус подошел к окну. Остановившись, он запустил пальцы в волосы. — Я даже не знаю, что из этого хуже.
Было чёткое ощущение, что там было что-то большее. После еще нескольких колкостей в адрес Аполлона, Дионис растворился, и напряжение в комнате слегка спало.
— Он на нашей стороне? — Спросил я.
Аполлон сухо рассмеялся.
— Да, но не потому, что он чувствует то же, что и мы. Только потому, что он чересчур ленив, чтобы участвовать в битве.
Ну, это сойдет. Я вздохнул.
— Есть что-то еще, не так ли? И это касается Алекс?
— Да. — Он снова перевёл взгляд на дверь, прищурив глаза. Повернувшись ко мне, он кивнул. Послание было очевидным — такой же взгляд мы посылали друг другу множество раз в течение года, когда он изображал Леона. У нас были шпионы. Ладони сжались в кулаки по моим бокам, я тихо двинулся в сторону двери, пока Солос продолжал собирать информацию у Аполлона о Стражах, охотившихся за Орденом.
Две узкие тени крались вдоль стены коридора, и я был убежден, что оба они думали, что они умели прятаться, как Джеймса Бонд. Это было похоже больше на парочку из фильма "Три балбеса". Как долго они стояли за пределами комнаты, и планировал ли я придушить их обоих? Возможно. Я вышел им навстречу.
Дикон отпрянул назад, натолкнувшись на такого же неподготовленного Люка. Можно было бы подумать, что после всех тренировок, Люк пришел бы в себя гораздо быстрее, но обстоятельства теперь были абсолютно разные. Ковенант не обучал своих учеников тому, с чем предстояло столкнуться.
Глуповатое выражение промелькнуло на лице моего брата, когда он выпрямился и пробежал рукой по растрепанным светлым локонам. Вместо того, чтобы злиться на него, я просто испытал облегчение, что он был здесь со мной, когда казалось, что всё вокруг нас рушится.
— Привет, брат ... — сказал он.
Я вскинул бровь.
— Дикон, что вы делаете?
Люк распрямил плечи, и затем выступил вперед, встав перед Диконом.
— Это была моя идея, Айден.
— Не совсем. — Дикон закатил глаза. — Я почувствовал присутствие другого бога и сказал об этом Люку...
— Но это я предположил, что мы можем попробовать выяснить, что происходит. — Люк глубоко вздохнул. — Вы, ребята, держите нас вне круга всего происходящего, а эта ерунда тоже имеет к нам отношение.
— Возможно, потому что это безопаснее для вас обоих, — обратил я их внимание.
Люк покачал головой.
— Честно, даже учитывая насколько всё сейчас запутано? Со Злой Алекс, запертой в подвале, и надвигающейся войной, держать нас в безопасности не является главным приоритетом. Мы должны знать, что происходит. Мы можем помочь.
Моё уважение к молодому полукровке, который борется за проявление себя, вызвало улыбку.
— Чем вы оба можете помочь?
— Мы пока еще не выяснили этот момент, — ответил Дикон, прислонившись к стене. — Но я убежден, что чем-нибудь можем. И я думаю, что Леа надерет нам задницы, если ей придётся провести с нами еще один вечер.
Я нахмурился.
— А где Леа?
Полукровка прошла через многое, и все мы должны были приглядывать за ней. Сначала она потеряла своего отца и мачеху во время атаки демонов под руководством матери Алекс, а затем Сет убил её сестру во время его атаки на Совет. Я понимал, что все совпадения с этими утратами она связывала с Алекс.
— Спит, — ответил мой брат, вытянув шею, пытаясь заглянуть за меня. — Какой бог был здесь?
Не было причин держать это в секрете.
— Дионис.
— Чувак? Ты серьезно? — Дикон выглядел удрученным. — Он ведь мой самый любимый бог всех времен.
— И почему это меня не удивляет? — Пробормотал Люк.
И меня это тоже не удивило. Даже несмотря на то, что Дикон реально завязал с выпивкой, он запросто может быть ошибочно принят за родную душу Диониса.
Мне надо было принять решение — отправить их восвояси или воспринимать их как взрослых, какими они практически и были. Люк был — или должен быть — всего в месяце до выпуска. Вскоре он должен был бы выйти в свет на охоту за демонами, но часть меня сопротивлялась идее вовлечь Дикона в такое будущее, в котором он уже находился.
Но я не могу нянчиться с Диконом всю его жизнь. Возможно, я уже и так слишком много нянчился, что может объяснить некоторые его предыдущие поступки и почему он не чувствовал себя комфортно, разговаривая со мной об его отношениях с Люком.
Я кивнул.
— Пошли.
Они оба выглядели так, будто я только что открыто признался в любви к Сету, но они рванули вперёд так, как будто переживали,что я изменю свое решение. Следуя за ними в кабинет, я закатил глаза, когда Аполлон приподнял от удивления бровь.
— Ладно, — сказал Аполлон, оглядывая комнату. — Теперь, когда все до одного здесь, у нас есть ещё одна тема для обсуждения.
Люк ухмыльнулся, подвинувшись, чтобы встать рядом с Солосом, а мой брат направился к креслу, которое находилось дальше всего от Аполлона. Я не мог не заметить его неприязнь к Аполлону, и боги милостивые, если между ними двумя что-то происходило, я могу кому-то причинить вред.
— Алекс, — сказал Маркус, опираясь на письменный стол. Его правая рука рассеяно крутила стоящий рядом глобус.
Аполлон состроил лицо, и я понимал, что это ничего хорошего не несёт.
— Единственная надежда, что мы предотвратим полномасштабную войну, если Алекс придет в себя и согласится вывести из игры Сета.
В прошлом Алекс никогда бы на это не согласилась, но теперь? Если бы мы смогли каким-то образом достучаться до неё и разорвать связь, обратится ли она против Сета? И хотел бы я, чтобы она пошла на это? Она может пострадать... погибнуть. Как Стражу, мне необходимо было принять такие риски, но как мужчина, я не мог, когда это имело отношение к Алекс.
— Мы нашли способ временно разорвать связь, — продолжил Аполлон. Он моргнул, и появились ярко-голубые зрачки в его глазах. Мне пришлось отвести взгляд, так как это напоминало мне о том, как Алекс ненавидела глаза бога и как Аполлон придавал им цвет ради неё. — Это даст нам время, чтобы найти постоянное решение.
Всё сконцентрировалось на том, что только что сказал Аполлон. Временный разрыв связи был лучше, чем вообще ничего. Прилив предвкушения не возможно было остановить и это практически сбило меня с ног.
— Какая временная мера?
— Тебе это не понравится — никому из вас это не понравится — но это единственная возможность, которая есть у нас в данном случае.
Мои руки напряглись.
— Просто давай по сути. Какая мера?
Аполлон нахмурил брови. Я был более чем уверен, что если бы не дружба, которую мы взрастили по время охоты, он разнес бы в пух и в прах мою задницу к этому времени.
— Я разговаривал с Ананкой.
— Нет, — произнес Маркус еще до того, как я успел открыть рот. Он оттолкнулся от стола. — Есть только одна причина почему ты разговаривал с Ананкой, и ответ на это нет.
Бог сложил руки, и потому как ожесточилось его лицо, я мог сказать, что он не привык к тому, что ему говорили нет.
— Я знаю, что это решение неприятное.
Горячий порыв ярости скрутил мои внутренности в тугие узлы.
— "Неприятное" — это не то слово, которое я бы употребил. — раздраженно высказался я.
— Ладно, я ничего не понимаю. — Дикон откинул упавшую на глаза прядь светлых волос и насупился. — Я полностью завалил курс "Мифы и Легенды". Кто, к чёрту, такая Ананка?
Почтение в голосе Люка нейтрализовало его ухмылку.
— Кроме того факта, что она мать Богинь Судьбы, она управляет внушением и всеми формами рабства и кабалы — кабалы в виде заключения.
— Наша способность использовать внушение была подарена Ананкой, — объяснил Маркус, прищурив глаза. — Она — малоизвестная богиня, практически забытая.
— За исключением того, что она придумала Эликсир, который заставляет полукровок покорно прислуживать. — Челюсть Солоса напряглась.
Дикон взглянул на Аполлона, сморщив нос.
— Тогда почему ты связывался с богиней, которая ...? — Его рот открылся от осознания. — Ах. Чёрт. Ты хочешь посадить Алекс на Эликсир.
Я сложил руки, пытаясь удержать себя от того, чтобы что-нибудь ударить.
— Нет. Аполлон, абсолютно исключено.
— Я даже не понимаю, почему мы это обсуждаем. — Солос обогнул диван, разумно избегая территорию рядом со мной. Я был подобно гейзеру за секунду до извержения. Он встал рядом с Маркусом. — Эликсир не сработает на Аполлионе, верно?
— Не такого рода, какой мы даем полукровкам, но Алекс получит что-то совершенно иное.— Аполлон задумался. — Она получит кое-что посильнее. Ананка уверила меня, что это разорвет связь, и эффект будет только временным. Это не тоже самое, что дается другим.
— Так ли это? Потому что это звучит для меня также. — Идея посадить Алекс на Эликсир скрутила мой желудок и взбесила меня. — Я не могу сделать это.
Аполлон открыл рот, но казалось осмысливал что сказать.
— Мы должны разрушить связь, Айден. В какой-то момент, Алекс выяснит где она находится. И что тогда? Сет придет за ней и поглотит её силу, всё будет кончено. Второго шанса не будет.
— Должен быть другой способ! — моё самообладание сломалось. В этот момент я был так близок к тому, чтобы выяснить, смогу ли я на самом деле тягаться с богом. Единственное, что меня останавливало, так это тот факт, что я понимал, что Аполлон пытался помочь нам — помочь Алекс. Я не сомневался, что бог заботился о ней. — Мы просто недостаточно усиленно искали, не проверяли любой доступный ресурс.
— Где еще мы можем посмотреть, Айден? — Аполлон посмотрел на меня, широко раскрыв глаза. — Я перевернул весь Олимп с ног на голову, ища способ разорвать их связь. Единственная вещь — это Эликсир и...
— Нет. — Я стоял на своём.
Аполлон окинул комнату взглядом в поисках поддержки. Солос отступил назад, подняв руки вверх.
— Не смотри на меня — я хочу сохранить своё лицо целым, спасибо.
Я ухмыльнулся.
Очевидно, стараясь изо всех сил быть терпеливым, Аполлон вышагивал по кабинету.
— Это только временное решение, Айден.
— Это решение неприемлемо! — Я прокричал так громко, что Дикон подпрыгнул. Он был жертвой моей ярости снова и снова, но удивление, промелькнувшее на его лице, говорило мне о том, что он никогда не видел меня таким раньше. То, что я чувствовал к Алекс, если и были какие-либо сомнения у тех, кто находился в этом кабинете, теперь это было болезненно очевидно. — Ты просишь нас согласиться стереть всё, что она из себя представляет! Для того, чтобы превратить ее в бессмысленный зомби, который не имеет никакого контроля — Я замолчал, поверхностно дыша. Это был самый большой страх Алекс. Существо, которое удерживало ее во мраке, которое преследовало ее по шагам, как мстительный призрак. — У неё не будет никакого контроля над собой.
— У неё и так нет никакого контроля, — настойчиво произнес мягкий женский голос.
Я резко развернулся. В дверном проеме стояла Леа, такая же высокая и худая, какой была её старшая сводная сестра. Её волосы рыжеватого цвета были убраны назад в тугой конский хвост. Темные круги лежали под её глазами, а её щёки провалились.
— Ты не понимаешь, — сказал я.
Она медленно вошла в комнату, мельком взглянула на Аполлона, затем на всех остальных.
— Я не видела её, но я слышала. Мы все её слышали. И боги знают, что мы с ней никогда не были подругами, но Алекс — она никогда бы не произнесла те слова, которые я слышала в её криках. Это не она.
Сжав губы вместе, я отвернулся, покачав головой. Леа была права в этом. То существо, которое находилось в подвале, не являлось настоящей Алекс — не той девушкой, которую я любил с каждым сделанным мной вдохом. И она не контролировала себя.
Но Эликсир — это было совсем иное.
Леа села рядом с Диконом, положив свои маленькие ладони на колени.
— Идея использовать Эликсир звучит неверно на каждом уровне, но какой у нас есть выбор? Мы не можем держать её там внизу.
— Она ничего не ест, — пробормотал Маркус. Он почесал бровь, его лицо было натянутым. — Я даже не уверен, действительно ли она спит или если ... если она общается с Сетом, и это то, что заставляет её бодрствовать.
Я уставился на него.
— Маркус, ты же знаешь как её пугал Эликсир.
Не в состоянии выдержать мой взгляд, он посмотрел в сторону.
— Я знаю, Айден. Проклятье, я знаю, но что-то надо делать. Насколько сильно бы я ненавидел идею сделать это с ней, но это даст нам больше времени.
Отказываясь верить, что это был наш единственный вариант, я неистово искал другой способ и хватался за хрупкие, болезненные соломинки.
— А что насчет Богинь Судьбы? Может ты сходишь к ним и посмотришь какой будет исход? Разорвёт ли она связь самостоятельно? Или есть ли какой-то способ для нас сделать это?
Аполлон покачал головой.
— Богини Судьбы не мои поклонницы, и даже если бы были ими, и они бы знали, то не рассказали бы ничего ни мне, ни тебе. Ты знаешь как они действуют, Айден. Ты...
— Ты же знаешь, что это сделает с ней! — Я заорал, остро отреагировав из-за ярости.
— Я знаю, что это сделает с тобой, — произнёс он тихо. — И я знаю, что идея сделать это убивает тебя...
— Остановись — просто притормози, — я закипал, отступая назад. — Я не позволю никому из вас сделать это с ней. Хотите верьте, хотите нет ...
Угроза висела в воздухе, словно густой туман, который душил присутствующих в комнате. Маркус просто выглядел опечаленным, практически сломленным всем происходящим. Солос был бледен, вероятно, потому что он думал, что Аполлон был в мгновении от того, чтобы ударить меня об стену. Леа и Люк уставились на пол, лица натянуты. Испытывали ли эти молодые полукровки острый укус вины за согласие в том,что Алекс необходимо посадить на Эликсир, зная что это сделает, что это означает?
Они были слишком молоды для этого — для этого дерьма.
Как и Алекс.
Как и я.
Чёрт.
Единственный человек в комнате, кто сейчас смотрел на меня, был мой брат. Робкая, грустная улыбка появилась на его лице.
— Алекс надерёт нам задницы за обсуждение нечто подобного, но я думаю, что она поймет, Айден. Я думаю, что она поймет почему пришлось это сделать.
Затем Маркус выступил вперёд, положив руку мне на плечо. Я боролся со стремлением скинуть её. И ударить его — ударить что-нибудь. Но он тоже испытывал страдание.
— Есть еще кое-что, чего Алекс боялась. — Его голос был настолько тихим, я сомневался, что кто-нибудь его сможет услышать, за исключением Аполлона. — И ты знаешь что это.
Я знал. Боги, я всегда знал.
Алекс боялась потерять себя в Первом — в Сете. И я обещал ей, клялся ей, что этого никогда не произойдет. И это случилось. Я подвёл её. Жгучая боль из-за этого терзала и прорастала внутри меня, но согласиться на Эликсир не было лучшим решением. Это просто будет другой способ подвести её.
Отойдя от Маркуса, я провел пальцами по волосам. В течение нескольких минут никто вообще не говорил. Молчание ощущалось так же плохо, как и моя угроза. И, наконец, все начали говорить, предлагая еще больше идей. «Уничтожить Сета» возглавляла их список, но это было не возможно. "Перевезти Алекс ещё дальше" – может быть, это ослабило бы связь, дало бы ей передышку, дало бы нам время для изучения еще больше рун, заклинаний и молитв.
Еще большие усилия лишь добавили ситуации безнадежности.
В итоге Аполлон подошел ко мне.
— Нам надо поговорить наедине.
Мне хотелось, чтобы он просто ушел, но я кивнул в согласии, и мы оба вышли и направились в сторону пустой кухни. Мои шаги были быстрыми и резкими.
— Нет никаких шансов, что ты убедишь меня в том, что посадить Алекс на улучшенную версию Эликсира — это самое верное решение.
Он закрыл дверь, и взъерошил свои волосы до того, как заговорил.
— Я знаю, что твои чувства к ней сильны.
Я встретился с ним взглядом.
— Я люблю её. Ты этого не понимаешь.
— Нет. Я понимаю. Ты забыл, что я был с тобой, когда ты охотился за Эриком. Я видел то, что никто никогда не видел — то, как повлияло на тебя то, что случилось с Алекс. И я знаю, что ты сделал с тем демоном.
Я сжал челюсть, и отвел взгляд.
— Он заслужил это.
— Я не оспариваю это.
То, что я сделал с Эриком не было тем, чем я особенно гордился.
" Пытка" казалось слишком слабым определением того, что я сделал. Я тяжело сглотнул.
— К чему ты ведешь, Аполлон?
Он склонил голову.
— Такого рода любовь, как ты питаешь к Алекс, достойна восхищения, но я видел такую любовь ранее. Она уничтожала целые цивилизации. Надо ли напоминать тебе о Трое?
— Это урок истории?
Его глаза вспыхнули.
— Ладно. Мы не будем говорить о том, кто не заметил слона.
— Хорошо.
— Я не был полностью искренен, преподнося информацию, — сказал он через несколько мгновений.
Я злобно рассмеялся.
— И почему меня это не удивляет? Ты был источником правдивости.
Аполлон это проигнорировал.
— С момента как Зевс создал Аполлиона тысячи лет назад, Первый всегда был из моего рода.
— Что? — Я его не понимал. — Артемида же сказала, что Алекс из твоего рода.
— Так и есть. – Он подошел к стойке с вином и открыл бутылку вина. — Но на протяжении всей истории, Аполлион всегда был моим потомком. До сих пор у меня нет информации о том, от кого происходила Солярис, и я не знаю, из какого рода Сет. На этот раз — только на этот раз – уже всё по-другому. – Замолчав, он налил себе бокал вина. — Сет является Первым, но он не из моей кровной линии. Так или иначе, другой бог несет ответственность за него. И я готов поставить свой лавровый венец на то, что он был ответственен за Солярис.
Он предложил мне напиток, но я отмахнулся от него.
— Ты имеешь ввиду, что Алекс должна была быть Первым, а Сет стал счастливой случайностью?
Аполлон пожал плечами.
— Я не знаю. И никто из богов не берет на себя ответственность за него.
— Ну, безусловно, — сказал я сухо.
Страницы:

1 2 3





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Zvolya о книге: Ксения Власова - Мой муж - злодей
    Все очень живенько, герои не картонные и симпатичные, интриги без заумностей, любовь без лишнего надрыва и постельности. Замечательно! Такое попаданство мне любо, и написано хорошо. Впечатления от истории остались прекрасные, спасибо.

  • solweig о книге: Лира Алая - Подданная
    Хорошая, интересная история. Буду ждать продолжения.

  • юльченок о книге: Ашира Хаан - Темная половина
    Поберегу психику, к психологу дорого нынче ходить

  • sunqueen о книге: Бернар Миньер - Лед
    Ожидала большего. Дочитала только из принципа. Очень растянуто и нудно. Какое-то подобие динамики появилось только в конце. Детективная составляющая слабенькая. Зато автор постоянно вдавался в излишние подробности. Еще не понравился формат повествования, когда текст идет от лица двух главных героев, которые пересекаются только на последних страницах, и то, без особой пользы. Намутил автор много лишних моментов, что касается, на мой взгляд, ориентации его заместителя (и Ирен, кстати тоже), что за пунктик у автора, интересно, и взрослый любовник Марго тоже в этой книге был абсолютно лишним персонажем. Зато ничего не рассказал о дальнейшей судьбе Лизы, Ксавье и самое главное, молчок о темной четверке, бандитов, из-за которых, собственно все и началось. Все осталось на уровне догадок.
    Пришла к выводу, что продолжение читать не буду.

  • zvezdochka о книге: Руслан Алексеевич Михайлов - переКРЕСТок одиночества 2
    Когда же продолжение выйдет?

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.