Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52203
Книг: 127951
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «На «Варяге». Жизнь после подвига»

    
размер шрифта:AAA

Борис Апрелев
На «Варяге». Жизнь после подвига

Об авторе этой книги

Борис Петрович Апрелев родился 18 февраля 1888 г. в городе Устюжне Новгородской губернии[1]. Род Апрелевых, упоминание о первых представителях которого относится к XV веку, принадлежит к служилому дворянству. В XVII веке Апрелевы были преимущественно рейтарами или городовыми дворянами, а в следующем столетии – мелкопоместными помещиками, добывавшими средства к существованию лишь службой. Многие из рода служили на флоте, что нашло свое отражение в одном из элементов их герба – якоре. К концу XVIII – началу XIX века почти все ветви Апрелевых пресекаются. Лишь две из них завоевывают заметное положение в XIX столетии. Это линии генералов Федора Ивановича Апрелева (1764–1831) и Петра Сидоровича Апрелева (1778–1829). К последней относится и Б. П. Апрелев[2].
Род, к которому относился Б. П. Апрелев, утвержден в дворянстве Указом Департамента герольдии Правительствующего Сената от 31 января 1856 г. № 623. Борис Апрелев сопричислен к роду Апрелевых, записанному в шестую часть дворянской родословной книги Новгородской губернии 23 июня 1893 г.[3]
Родители Б. П. Апрелева – Петр Васильевич Апрелев и Елена Ивановна Апрелева, урожденная Бларамберг. П. В. Апрелев (1847–1906) в 1856 г. поступил в Михайловское артиллерийское училище, спустя три года «по воле начальства» был отчислен в звании фейерверкера в горную № 1 батарею Кавказской артиллерийской бригады. 26 мая 1859 г. произведен в юнкеры, а 9 ноября 1862 г., выдержав экзамен при училище, в прапорщики. Его военная служба проходила преимущественно на Кавказе, в артиллерийских частях. 7 января 1869 г. П. В. Апрелев был уволен в отставку в чине подпоручика «по домашним обстоятельствам». 31 января 1873 г. он начал службу в Министерстве юстиции (в Устюжском окружном суде). С 1889 г. и до начала XX века он служил в Туркестане. Последняя известная нам должность, которую он занимал в чине надворного советника (армейский аналог – подполковник), – почетный мировой судья Ташкентского окружного суда (будучи одновременно непременным членом от Министерства финансов в Совете Туркестанского генерал-губернатора)[4]. П. В. Апрелев был убит в своем имении в Тихвинском уезде в 1906 г., во время революционных событий.
Его женой (для П. В. Апрелева это был третий брак) стала Е. И. Бларамберг (1846–1923) – известная в XIX – начале XX века писательница, автор романа «Без вины виноватые», написанного при содействии И. С. Тургенева, и ряда других произведений, часть из которых была написана под псевдонимом Е. Ардов. Е. И. Апрелева публиковалась в газете «Русские ведомости», журналах «Русская старина», «Семья и школа» и других изданиях. Она первой из женщин окончила Женевский университет. Живя в Санкт-Петербурге, Елена Ивановна поддерживала дружеские отношения со многими флотскими офицерами. В Государственном архиве Российской Федерации сохранились ее подробные письма к сыну, в которых она писала ему о последних новостях в морских кругах. После 1917 г. Е. И. Апрелева покинула Россию и скончалась в Белграде.
Исследователи В. Ю. Рикман и С. А. Сапожников относят Апрелевых к известным деятелям народовольческого движения[5]. Скорее всего, это связано с тем, что в ряде произведений Е. И. Бларамберг (Апрелевой), в частности, романе «Руфина Коздоева», сделана попытка изобразить стремления шестидесятников. В любом случае можно говорить о том, что писательские таланты Б. П. Апрелева во многом достались ему по наследству от матери.
Помимо Бориса в семье был еще сын Георгий (1.03.1889 – 10.01.1964), в будущем – полковник лейб-гвардии Кирасирского Ее Величества полка (т. н. «синие кирасиры»)[6]. Известно и о двух детях П. В. Апрелева от второго брака – Всеволоде (даты жизни неизвестны) и Вере (родилась 20.08.1874).
Детство Б. П. Апрелева прошло в Ташкенте, где служил его отец. Там Борис учился в Ташкентском реальном училище. 2 сентября 1901 г. он поступил в Морской кадетский корпус[7]. Если в начале обучения подросток допускал нарушения дисциплины, впрочем, типичные для его возраста, – «участвовал в буйствах», опаздывал, шумел на уроках, то в 1904–1907 гг. начальство характеризовало его исключительно положительно. «Поведения хорошего, но скрытный. К правилам корпуса исправен, во фронте также. Вежлив и почтителен» (апрель 1902 г.); «Проявляет большую живость… следствием чего явились шалости, не всегда дисциплинарные» (10 апреля 1902 г.); «В высшей степени воспитанный, скромный, религиозный. Интересуется военно-морскими вопросами» (апрель 1905 г.); «Очень хороший. Предан морскому делу и очень интересуется военно-морскими вопросами. Высокой честности и нравственности. Очень благовоспитан. К службе относится серьезно, внимательно и с любовью» (август 1905 г.)[8]. Неудивительно, что Б. П. Апрелев закончил Корпус третьим в списке выпускников, получив премию имени адмирала Нахимова (297 руб.)[9].
20 апреля 1907 г. Апрелева произвели в корабельные гардемарины и зачислили в 8-й флотский Королевы Эллинов Ольги флотский экипаж. С 15 июня 1907 г. по 4 апреля 1908 г. Борис Петрович находился в заграничном плавании на линкоре «Цесаревич»[10]. 13 апреля 1908 г. он получил чин мичмана и через 12 дней был назначен в плавание на учебное судно «Верный». Командир так оценивал итоги первой кампании молодого офицера: «Морскую службу очень любит. Образованный и очень начитанный. Очень энергичный. В звании офицера плавает первый год, но уже зарекомендовал себя с самой хорошей стороны»[11]. 1 августа 1908 г. новым местом службы мичмана Апрелева становится яхта (посыльное судно) «Алмаз». В послужном списке за этот период отмечены плавания (в должности вахтенного начальника и командира роты) с 18 августа по 25 сентября и с 7 октября по 10 ноября 1908 г., а также с 1 января по 28 сентября 1910 г.[12] Ее командир отмечал, что Апрелев, «…не будучи в Минном классе, прекрасно изучил обязанности мин[ного] офицера по электроосвещению. Успешно справлялся с обязанностями старшего офицера (по болезни отсутствовал)»[13].
Нужно отметить, что Б. П. Апрелев постоянно стремился к повышению своего образования. 4 апреля 1910 г. он сдал теоретический экзамен по всему курсу временных штурманских классов при Главном гидрографическом управлении, а 23 сентября был зачислен в артиллерийские офицеры 2-го разряда, как окончивший Артиллерийский офицерский класс[14].
С 25 сентября по 7 октября 1908 г. Апрелев плавал на Императорской яхте «Штандарт». По воспоминаниям контр-адмирала Г. К. Графа, «…незаурядная личность Бориса Петровича обратила внимание Венценосных Хозяев яхты, которые любили разговаривать с молодым мичманом»[15].
10 апреля 1911 г. Апрелев был произведен в лейтенанты. На кампанию этого года его назначили на старый линейный корабль «Император Александр II», но уже через два дня он вступил во временное командование миноносцем № 140, а 12 июня назначен на вакансию артиллерийского офицера посыльного судна «Воевода» (с откомандированием для несения службы на «Император Александр II»). 30 августа Бориса Петровича перевели на бригаду линейных кораблей и 9 сентября назначили на линкор «Император Павел I», на котором он служил до 1 октября 1912 г., заняв с 14 ноября 1911 г. должность младшего артиллерийского офицера. С 27 октября 1911 г. по 5 марта 1912 г. Апрелев преподавал в классе комендоров[16]. Командир «Императора Павла I» 22 августа 1912 г. писал о том, что его подчиненный – «Очень даровитый офицер, может быть прекрасным лектором. Знает хорошо свою артиллерийскую специальность»[17].
25 сентября 1912 г. Б. П. Апрелев был командирован в Николаевскую военную академию для слушания лекций. 23 сентября 1913 г. его прикомандировали к Морскому генеральному штабу (МГШ) «для занятий»[18]. Накануне Первой мировой войны Апрелев заведовал французским столом (отделом) в МГШ, ездил летом 1914 г. во Францию вместе с начальником МГШ адмиралом А. И. Русиным[19].
14 февраля 1915 г. Апрелев был откомандирован в Военно-морское управление при Верховном главнокомандующем[20]. Сохранился дневник, посвященный его работе там, который публикуется в настоящей книге.
Затем его новым местом службы становится Русский Север, где в этот период создавались морские силы.
Приказом главноначальствующего города Архангельска и района Белого моря № 12 от 28 августа 1915 г. Б. П. Апрелев назначен исполняющим должность старшего флаг-офицера по оперативной части и старшего адъютанта штаба[21]. Эту должность он занимал до 1 октября 1915 г., после чего он стал исполняющим должность штаб-офицера для делопроизводства и поручений Временного военно-морского управления при главноначальствующем города Архангельска и Беломорского водного района[22].
15 февраля 1916 г. секретным приказом получил назначение в Отдельный отряд судов особого назначения. После прибытия на Дальний Восток, 27 марта, его назначили на должность помощника флаг-капитана по оперативной части Штаба начальника отряда, а 18 июня – младшим артиллерийским офицером крейсера «Варяг»[23]. О походе на «Варяге» подробно рассказывается в книге самого Апрелева.
Добавим лишь, что известный отечественный историк кораблестроения в своей книге о крейсере «Варяг», вышедшей двумя изданиями в 1975 и 1983 гг., отмечает, что Апрелев, в числе других офицеров, пользовался уважением команды, упоминая при этом о «гвардейском пренебрежении», с которым якобы относились к матросам другие представители кают-компании «Варяга»[24].
23 сентября 1916 г. Апрелев был списан с «Варяга» в распоряжение военно-морского агента во Франции капитана 1-го ранга В. И. Дмитриева. Первоначально во Францию планировали направить капитана 1-го ранга К. Ф. Кетлинского. Но он не пользовался расположением морского министра И. К. Григоровича, который считал действия командующего Черноморским флотом адмирала А. А. Эбергарда слишком пассивными, приписывал это обстоятельство влиянию Кетлинского, занимавшего должность флаг-капитана по оперативной части штаба командующего флотом Черного моря. После того как Эбергард был снят и заменен А. В. Колчаком, Кетлинского назначили командовать крейсером «Аскольд»[25]. Обратимся к работе А. Ю. Емелина. «Нового же кандидата, при извечной нехватке офицеров (тем более – образованных), изыскать не могли. В середине августа В. И. Дмитриев направил в Петроград запрос – когда же приедет Кетлинский? В ответ последовало предписание – узнать, как отнесутся французы к назначению лейтенанта Б. П. Апрелева. Сложность состояла в том, что в Россию уже выехал капитан 1-го ранга Дюмениль. Направление лейтенанта “в обмен” на капитана 1-го ранга могло показаться очень и очень обидным. К счастью, Дмитриеву удалось убедить коллег из французского МГШ в нехватке в России офицеров, а также в хорошей подготовке Апрелева…
Едва узнав о предстоящем назначении офицера в Средиземное море, новый командующий флотом Черного моря А. В. Колчак сразу просил МГШ поставить ему ряд задач: выяснить, какие меры принимаются союзниками для предотвращения возможного прорыва в Дарданеллы австро-венгерского флота и периодически проходящих германских подводных лодок; узнать намерения союзников; получить агентурные данные о противнике на Черном море и т. д. МГШ, поддержав эти требования и выдвинув ряд других, указал также на необходимость сбора научно-технической информации. Первый опыт Б. П. Апрелева в этом направлении оказался неудачным – он составил описание английских противолодочных сигнальных сетей indicator nets, все данные о которых и партию из 10 миль получили из Британии еще осенью 1915 г. Интересно совершенно секретное предписание, отправленное в этой связи Апрелеву помощником начальника МГШ капитаном 1-го ранга графом А. П. Капнистом. Указав, что впредь следует через В. И. Дмитриева узнавать, имеются ли уже в России сведения о таком изобретении или усовершенствовании, Алексей Павлович писал: “Вообще при выборе темы описания можно до некоторой степени руководствоваться национальностью изобретения. Мы достаточно широко осведомлены об английском флоте и далеко не так были до сего времени – о французском. Все английские изобретения, как то: сети, противолодочные тралы, параваны, гидростатические бомбы, мины заграждения и проч. нам хорошо известны, о французских же изобретениях нам известно гораздо меньше (а именно трал с ножницами, гидростатическая бомба, буксируемая мина La Marseillese). Происходило это по понятной причине – отсутствия до сего времени на французском флоте нашего офицера”»[26].
20 декабря 1916 г. Апрелев получил чин старшего лейтенанта[27]. В. И. Дмитриев высоко оценивал его работу во Франции. В письме, адресованном ему от 5 (18) апреля 1917 г. он писал: «Вы напрасно на себя наговариваете. Если бы все делали половину того, что делали Вы за Ваше почти 7-месячное пребывание во Франции, то русский флот давно был бы первым в мире… Не огорчайтесь, что Вам не удается заняться борьбою с подлодками…»[28] Апрелев находился во Франции до 26 июля 1918 г. В этот день он выехал в США на пароходе «Рошамбо» и прибыл в Нью-Йорк в самом начале августа. Затем он отправился в Вашингтон. В 1918–1919 гг. он занимал должность помощника морского агента в Японии[29].
В августе 1919 г. Борис Петрович был послан в Рим, где он должен был занять должность помощника морского агента в Италии, капитана 1-го ранга (1920 г.) О. А. Щербачева. Все военно-морские агенты за границей, не признавшие большевистской власти, номинально подчинялись Морскому министерству омского правительства А. В. Колчака. Приказом адмирала Колчака от 29 августа 1919 г. Апрелев получил чин капитана 2-го ранга[30]. По дороге на Апеннинский полуостров он должен был отвезти бумаги командованию Белой армии в Таганрог. В Таганроге Борис Петрович серьезно заболел и прибыл в Рим только к февралю 1920 г., откуда переехал в Белград, где стал исполнять обязанности морского агента в новообразованном государстве – Королевстве СХС[31].
Военно-морские агенты, в распоряжении которых находились денежные суммы, старались, как могли помогать русским морякам, оказавшимся на чужбине. Участвовал в этом и Б. П. Апрелев, хотя его жизнь в этот период нельзя назвать устроенной.
«Насколько трудно положение здесь моряков, [можно] судить хотя бы по примеру Б. П. Апрелева, который, получая даже содержание (правда, очень скромное, установленное для него Щербачевым), содержа мать и ее компаньонку, вынужден жить вместе с братом за городом в сарае (факт) бесплатно у своих знакомых, которым он уплачивает только за стол какие-то пустяки. Только таким образом он сводит концы с концами, причем мать он вынужден был отправить в глухую провинцию из экономии» – отмечал в частном письме, адресованном В. И. Дмитриеву, из Белграда от 1 августа 1921 г. один из современников[32].
Но, несмотря на все трудности эмигрантской жизни, именно в этот период Б. П. Апрелев начал заниматься литературной деятельностью. 5 ноября 1921 г., находясь в Париже, он пишет В. И. Дмитриеву: «Глубокоуважаемый Владимир Иванович! Посылаю третий очерк – “Темная ночь”. Я начал четвертый. “Морские офицеры”, их страда и характеры. Уехать пока не могу, ибо здесь материалы. Хотелось бы поговорить с Вами лично»[33].
О его человеческих качествах ярко свидетельствует отрывок из письма В. И. Дмитриеву от 21 июня 1920 г. «…К нам сюда просится для проезда в Крым капитан 2-го ранга Дашкевич-Горбацкий, “военно-морской агент гетмана Скоропадского” в Вене. Пишет, что он всегда был русский, и чтобы не осудили его, что из-за куска хлеба он пошел на должность агенмора в страну врагов наших и т. д. …Дело прислано ко мне на заключение. Буду советоваться со своей совестью и думаю, что по-божески надо сказать, что Бог с ним, пусть едет – не правда ли, дорогой Владимир Иванович. Ибо нет никого в России, кроме бывших в строю или (не все) за границей, кто так или иначе не кривил своей совестью ради куска хлеба, или, грубее говоря, ради своего собственного эгоизма и желудка. Это наш грех национальный и, следовательно – нельзя за это казнить отдельных людей, надо или всех простить или всех повесить…»[34] Забегая вперед, скажем, что подобное отношение к своим соотечественникам, даже воевавшим на другой стороне, Борис Петрович сохранил и в эмиграции. В 1930 г. он написал открытое письмо, адресованное своему соплавателю по линкору «Император Павел I» – А. А. Соболеву, бывшему офицеру Российского флота, видному деятелю РККФ, бежавшему на Запад с должности советского военно-морского агента в Швеции в 1930 г.[35] «Прежде всего я спешу вас заверить, что лично я вас, как и вообще всех тех, кто остался “там” совершенно не обвиняю. Лично я с вами говорю не в качестве “героя”, каковым не являюсь ни в коей степени, ни в качестве “политического деятеля” – каковым являюсь еще менее.
Пишу я вам просто, как морской офицер, зная великолепно, что выйдя из нашей среды и из нашей школы с ее многовековыми традициями, значительно более сильными, твердыми и опытом истории проверенными, чем традиции компартии, вы, конечно, в корне сохранили именно эти основы, а не навязанные вам во время вихря разрушения мысли. …
Радуюсь за вас, что вы оторвались от этого сумасшедшего миража. Надеюсь, что Господь вам поможет стать дельным, толковым работником, каковые только и нужны будущей России», – писал Апрелев[36].
После окончания Гражданской войны Б. П. Апрелев некоторое время находился в Белграде. «В августе 1924 г., с благословения Митрополита Антония, Б[орис] П[етрович] предпринял паломничество на Св[ятую] гору Афон. Об этом паломничестве, оставившем на нем глубокое впечатление и давшем большой толчок к углублению его религиозных чувств, он оставил интереснейшее описание. Самое глубокое впечатление на него произвели беседы с иеросхимонахом о[тцом] Феодосием и братом Антонием в келиях-пещерах на Карульской скале»[37]. С 1925 по 1929 г. Апрелев жил в Париже, где входил в состав местной кают-компании.
В 1929 г., по поручению Высшего монархического совета в Харбин, для изучения возможностей ведения вооруженной борьбы с СССР на Дальнем Востоке, отправилась группа офицеров под руководством капитана 1-го ранга К. К. Шуберта. В ее состав входили и братья Б. П. и Ю. П. Апрелевы[38]. В вылазках на территорию советской России, скорее всего, Б. П. Апрелев участия не принимал (информации об этом не имеется), но он остался в Китае, где прожил до 1949 г. Апрелев активно участвовал в работе военных организаций Русского Зарубежья – возглавлял в Шанхае группу Русского общевоинского союза, 1936–1946 гг. состоял в кают-компании (в 1939 г. в Совете старейшин).
Первые два года Апрелев прожил в русском Казанско-Богородицком монастыре в Харбине, где лечился от тяжелой болезни. Там же была написана его первая книга – «Брызги моря», изданная в 1930 г. Сам он так вспоминал об этом: «Господу Богу было угодно послать мне тяжелую болезнь, лишившую меня возможности самостоятельно даже писать. Я оказался в маленьком русском монастыре, где среди братии – много больных и увечных. Именно в это время, может быть, под влиянием обстановки, столь напоминающей нашу бедную Россию, в памяти моей с необычайной яркостью промелькнули видения некоторых эпизодов из моего плаванья на линейном корабле “Император Павел I” в 1912 году. …Близкий мне человек под мою диктовку записал эти очерки.
Мой брат передал их в Шанхай Б. А. Суворину – редактору газеты “Время”, которому я и обязан тем, что они впервые увидели свет. Я приношу глубокую благодарность любящим меня близким людям, помогшим мне написать мои очерки, и Б. А. Суворину и М. С. Стахевичу[39], благодаря которым эти очерки напечатаны»[40]. Пребывание в монастыре благотворно сказалось на здоровье Апрелева, и вскоре он, будучи деятельным человеком, начал активно трудиться на благо обители: «Труды в течение двух лет были многоразличны: он был работником в издаваемом монастырем журнале “Хлеб Небесный”, нередко помещая в нем свои статьи, зачастую исполнял обязанности корректора, был личным секретарем Настоятеля монастыря и в то же время заведовал всей монастырской канцелярией»[41].
В 1930 г. Б. П. Апрелев женился. Его супругой стала Ксения Эдуардовна Апрелева (1892–1950; ее девичья фамилия автору неизвестна). В следующем году Апрелевы переехали в Шанхай, где Борис Петрович «…получил место при штабе франц[узской] консульской полиции, работая по архивам, иностранной прессе и составлению политич[еских] информаций; за свою энергичную работу был награжден медалью франц[узского] муниципалитета и орденом Аннамского Дракона. Так он прослужил 12 лет…»[42]
Работа Апрелева во французской полиции упоминается в воспоминаниях В. А. Слободчикова. Несмотря на их неточность в деталях, а возможно, и полную «фантастичность» этого эпизода, они достаточно любопытны. «В Service politique Апрелев ведал архивами. В помощниках у него были француз Гийом (Guillaume) и десять китайцев во главе с Ло Квейлином. Борис Петрович ревизовал всю систему архивов и ввел известные ему по работе в Морском штабе кодовые обозначения. Работа была так хорошо поставлена, что из Франции специально приезжали архивариусы знакомиться с системой Апрелева, чем очень гордилось полицейское начальство. При мне произошел такой случай. За отличную работу Апрелев был представлен к какому-то незначительному ордену. Ордена утверждались и выдавались адмирал-губернатором Индокитая. Каково было удивление всего руководства полиции, когда из Ханоя, столицы французского Индокитая, от губернатора пришло личное письмо Апрелеву с приложением самого высокого индокитайского ордена (кажется, “Десять тысяч слонов”)! Такого ордена в Шанхае никто не имел. В письме французский губернатор просил Бориса Петровича вспомнить молодого мичмана, служившего в годы Первой мировой войны на корабле под командованием капитана Апрелева. Мичман стал адмиралом и сохранил глубокое уважение к своему бывшему командиру»[43].
Именно в 1930-е гг. в полной мере проявились литературные таланты Б. П. Апрелева. В 1931–1935 гг. вышли пять книг[44], принадлежавших перу талантливого моряка-писателя, а также (в эти и другие годы) множество статей на страницах самых разных изданий Русского Зарубежья. А. А. Хисамутдинов упоминает о неопубликованной рукописи «Сношения России с Китаем» (в трех книгах; 264 с.)[45].
Книги Апрелева пополнили «кильватерный строй» книг «Русской морской зарубежной библиотеки». В середине 1930-х гг. главный редактор пражского «Морского журнала» лейтенант М. С. Стахевич высказал идею создания книжной серии под таким названием. Суть его предложения заключалась в том, что каждой новой работе, посвященной флоту и одобренной большинством членов морских организаций, присваивался бы собственный номер. Идея получила одобрение большинства моряков и была реализована. «Библиотека» не являлась серийным изданием в современном понимании этого слова. Входившие в нее книги издавались в разное время, в разных странах и даже на различных языках. Объединяло их одно – любовь авторов к России, флоту, стремление донести правду до потомков, твердая вера в возрождение Исторической России.
Всего в состав «библиотеки» вошло 80 томов, последний из которых – сборник морских рассказов Н. П. Солодкова – вышел в Париже в 1968 г. (хотя ряд книг по разным причинам не вошел в состав «библиотеки»). Большинство работ выпускалось русскими моряками, чаще всего находившимися в трудных материальных условиях, за собственный счет. Часть экземпляров распространялась бесплатно или по «льготной» (окупавшей лишь затраты) цене среди морских организаций. Все это делало выход каждой книги настоящим научным и культурным подвигом.
По словам В. А. Слободчикова, Б. П. Апрелев говорил о том, «…что самым заинтересованным и аккуратным подписчиком его публикаций была Московская библиотека имени Ленина»[46]. Скорее всего, так и было. Только, к сожалению, книги Апрелева, равно как и других русских эмигрантов, попадавшие «за чертополох», сразу же оседали за бронированными дверями всевозможных «спецхранов».
В июле 1944 г. Борис Петрович вышел в отставку и переехал в Циндао, где занял пост директора русской гимназии. В 1946 г. китайская администрация оккупировала помещение гимназии и ее пришлось закрыть. Апрелев вернулся в Шанхай, где, по словам Г. К. Графа, «преподавал языки и математику, издавал газету “Слово” и плавал»[47]. «Русское Слово» (так правильно называлась газета) стала органом Российской эмигрантской ассоциации и выходила с 25 мая по 20 августа 1947 г. Причина ее появления заключалась в том, что издававшаяся в Шанхае «Китайско-русская газета», соглашаясь тесно сотрудничать с ассоциацией, хотела при этом сохранить независимость. Как писал П. Балакшин, «газета “Русское слово” просуществовала недолго. На десятом номере, три месяца после своего довольно беспокойного рождения, она была закрыта китайскими властями. Неизвестно, почему китайские власти закрыли “Русское слово”. Возможно допустить, что некоторые лица, связанные с Гоминданом через его разведывательные органы (некоторые из них перебрались туда из соответствующих японских учреждений), способствовали этому, тем более, что они стояли позади “Китайско-русской газеты”. Если это так, то заявление редактора “Русского слова” Апрелева, сделанное им в интервью с корреспондентом американской газеты “Ивнинг Пост”, что “газета “Русское слово” антикоммунистическая, но не антисоветская и что она стоит за Россию”, явилось только удобным предлогом для ее закрытия»[48].
В январе 1949 г. Б. П. Апрелев с супругой перебрались в Сан-Франциско. В марте 1951 г. (в различных источниках приводятся разные даты – 1 или 5 марта) Борис Петрович скончался при невыясненных обстоятельствах. Его тело было найдено в парке Голден-Гейт[49]. Б. П. Апрелев вместе с супругой похоронены на Сербском кладбище в Сан-Франциско в одной могиле с Александрой Эдуардовной (возможно, сестрой К. Э. Апрелевой) и М. М. Терениными.
«Б[орис] П[етрович] был человеком незаурядным, больших способностей и обладал исключительной памятью; казалось, не было области, в которой он не обладал солидными знаниями; прекрасно владея языками, он был хорошо знаком с мировой литературой. Широкая эрудиция и способность красиво излагать свои мысли делала его блестящим докладчиком, рассказчиком, преподавателем и интересным собеседником. Выдающейся его чертой была способность исключительно ясно и логично мыслить, что позволяло ему точно учитывать обстановку и делать безошибочно выводы; поэтому его доклады во время службы у французов в Шанхае считались столь ценными, что всегда отсылались в Мин[истерство] во Иностр[анных] Дел в Париж. Б[орис] П[етрович] был добрым, отзывчивым и всеми любимым соплавателем и сослуживцем и блестящим морским офицером» – отмечено в некрологе[50].
Награды Апрелева[51] хранились в собрании Морского музея Общества офицеров Российского императорского флота в Америке. Там же находилась и часть его личного архива. В 1979 г. правление общества приняло решение передать все свои коллекции американо-русскому историко-просветительному и благотворительному обществу «Родина». В 1993 г. в расположенном в Москве Центральном музее вооруженных сил прошла выставка под названием «Россия в двух войнах» (Первой мировой и Гражданской), организованная совместно с обществом «Родина». Впоследствии экспонаты выставки остались в России и стали частью постоянной экспозиции музея. В 1996 г. общество «Родина» передало в музей еще ряд предметов и документов. Через некоторое время значительная часть именно флотской коллекции возвратилась в Россию благодаря усилиям Российского фонда культуры. После того как экспонаты атрибутировали и описали, они пополнили собрания крупнейших российских музеев и архивов. Награды Б. П. Апрелева хранятся в Центральном музее вооруженных сил РФ.
Страницы:

1 2 3





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Vikontik о книге: Маша Малиновская - Сахар со стеклом
    У кого есть 2я книга серии ,,Под стеклом,, - называется ,,Сахар на дне,,, поделитесь, пожалуйста. Очень интересно, как гл.герои дойдут до ХЭ. dvictoriad@mail.ru. Спасибо).

  • book.com о книге: Ви Киланд - О, мой босс!
    Мне на первый взгляд книга не показалась шаблонной, но потом герои начали вызывать раздражение, вплоть до отвращения. У главного героя, кроме красивой внешности, больше нет никаких достоинств. Ах, да, еще он часто представляет свой член во рту главной героини. Такая вот эротика...

  • Несси о книге: Теа Харрисон - Сердце бури [любительский перевод]
    Читать можно, но первая книга лучше.

  • Поха о книге: Яна Ясная - Осторожно: злая инквизиция!
    Как детектив книга хороша. Как любовный роман не очень. Интрига и расследования были очень интересными. Что касается любовной линии, то герои были не убедительны. Их отношения типичный курортный роман, поэтому эпилог вышел недостоверным. Такие отношения не имеют будущего.

  • Несси о книге: Лорен Донер - Джастис [любительский перевод]
    Одна из лучших частей. Мне понравилось.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.