Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49566
Книг: 123462
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «На части»

    
размер шрифта:AAA

Феникс Слейтер
На части

Глава 1

Карина

Бильярдный стол уже стал натирать спину, но это неважно — волшебный язык совершал какие-то невообразимые штуки у меня между ног. Так что я не жалуюсь. Настойчивые пальцы впивались в бёдра, вжимаясь в меня всё сильнее. Этот мужчина ненасытен. В этой комнате мы были совершенно одни.
Вот чем обернулось моё первое посещение Клабхауса «Железные быки».
— Что у тебя там, Данте?
Данте — вот как зовут обладателя этого потрясающего языка.
— Не твое дело. Свали отсюда, — ответил он, отвлекшись от моей киски. Я захныкала, приподнимая бёдра.
— Вы безобразничаете посреди комнаты? Кто-то ведь может зайти сюда и решить, что может присоединиться, — хоть это и не был вопрос, но звучало, как предложение.
Данте сверкнул в мою сторону своими возбужденными глазами и скользнул в меня пальцем.
— Она маленькая тугая сучка, — я закрыла глаза и застонала.
— Гребаный Иисус, Карина! Какого хрена?
Мои глаза резко распахнулись.
Логан.
— Ты знаешь её, Хеми?
— О да, я её, нахрен, знаю.
Логан подошел ближе, и я стала пунцовой от стыда. Рубашка расстегнута, обнажая мою грудь, юбка задрана на талии, бедра разведены, а пальцы Данте всё ещё ласкают меня.
Неудобная ситуация.
Но не совсем непредсказуемая.
Я точно знала, что делала, когда после школы садилась на мотоцикл к Данте. Я совершенно "случайно" налетела на большого пугающего байкера около винного магазина. О, я бы не смогла спланировать этого лучше.
Кроме того, я хотела новых ощущений.
— Заткнись. Я тут занят, — сказал Данте и исчез между моих ног. Я не смогла сдержать стон и выгнула спину.
Логан стоял надо мной.
— Черт, это хотя бы уже законно? — пробормотал он.
— Разве тебя это когда-то останавливало? — прошептала я.
— Черт! — он потёр лицо рукой и посмотрел на Данте. Казалось, он не мог собраться с мыслями.
Логан, наконец, расстегнул пряжку на ремне и вытащил член наружу. Он погладил его, а потом провел толстой головкой по моим губам.
— Открывай.
Данте всосал мой клитор, отчего я не смогла сдержаться и застонала. Логан воспользовался этой возможностью и засунул свой член мне в рот. Я заглотила его и начала сосать.
— Черт, девочка…
Данте встал, подтянул меня ближе к краю стола и вставил в меня свой толстый член. Я вскрикнула в Логана.
— Осторожней с зубами, Карина, — предупредил он.
— Ты собираешься кончить для нас, малышка? — спросил Данте, всаживаясь в меня безжалостными рывками.
Я захныкала и кивнула головой.
— Сначала закончи с ним. Я хочу посмотреть на тебя.
Легко. Я очень хорошо помню, что нравится Логану.
Я сфокусировалась на нём, несмотря на своё возбуждение. Всё ещё помню его вкус. Он очень быстро начал изливаться своей солёной и густой спермой, я проглотила её большими жадными глотками. Он провел большими пальцами по моим щекам и высунул член. По его лицу ничего нельзя было прочесть.
— Горячая маленькая сучка, — прохрипел Данте, когда снова вошёл в меня. Одна его рука скользила по бедру, так что пальцем он мог теребить клитор. Логан наблюдал за нами. Не обращая на него внимания, я закрыла глаза и позволила Данте завладеть всеми моими чувствами. Он продолжает теребить мой клитор круговыми движениями, не прекращая врезаться в меня.
— Умница. Ты такая тугая, — его пальцы вжались мне в бедра. О боже, мне так нравится чувствовать его.
Я задыхаюсь и дёргаюсь, пока он продолжает ласкать меня.
— Отлично. Давай. Насаживайся на мой член, горячая маленькая сучка.
Я взорвалась на множество маленьких осколков и рухнула обратно на землю.

***

Немного позже мы уже в комнате Данте. В его кровати. Моя одежда полетела на пол, как только я зашла внутрь.
— Я не хочу делить тебя с кем-то еще, малышка, пока ты здесь, со мной.
Так приятно это слышать. Как много раз я хотела услышать подобные слова от Логана…
— Тебе нужно возвращаться домой? — спросил он.
— Нет. Отец не в городе, и пока я появляюсь в школе вовремя, все ОК.
Он отодвинулся с насмешливым выражением.
— Школа?
Жар залил мои щёки.
— Да.
— Сколько тебе, малышка?
— Восемнадцать. Исполнилось в прошлом месяце.
— О, ну спасибо и на этом. Ну, разве я не старый извращенец? — он грубо смеётся, и мне нравится это его режущий, рокочущий голос. Потом он посмотрел на меня своим горячим взглядом.
— Неудивительно, что твоя киска такая аппетитная и узкая.
Я морщусь от его грубых слов, но его, кажется, это только подзадоривает.
— Тебе не нужно смущаться, малышка, — он сжимает мою грудь и сдавливает сосок.
— Твои полные розовые соски идеальны. Всё в тебе совершенно, малышка
Я уже начинаю думать, что если он продолжит в том же духе и будет говорить такие же приятные слова, мой план мести провалится ко всем чертям.

Данте

Наверное, сейчас кто-то смотрит на меня сверху и смеётся. Я сегодня подцепил эту сексапильную штучку. И я чертовски уверен, что не достоин ее.
Гребанные 18!
Боже!
— Поднимайся, малышка, — она вся такая сладкая и горячая. — Не задавай никаких вопросов. Просто делай так, как я сказал.
Стоит и ждет, что же скажу ей дальше.
Я перекатываюсь к краю кровати и сажусь. Её потрясные груди уже у меня во рту, я посасываю один сосок, играя с ним языком. Веду руками вниз по её животу, хватаю за бедра. Эти ее потрясающие округлые бедра, стройные ножки, которые пересекаются с её маленьким лобком. А её большие налитые груди с розовыми сосками, которые краснеют, когда она возбуждается, просто сводят меня с ума.
Черт…
— Развернись.
Она без вопросов поворачивается спиной, мои руки скользят по её гладкой, шелковистой коже. Ни родимых пятен, ни родинок. Ничего. Совершенная чистая безупречная кожа.
Я провожу вниз пальцем по её позвоночнику.
— Как так получилось, что у такой прекрасной малышки, как ты, нет парня?
Она дёргается.
Хотя я знаю. Тупые школьники просто не могут оценить по достоинству всего того, что у неё есть. Её великолепное тело не достойно простых зажиманий, на которые только и способны эти маленькие мальчики. Зато оно прекрасно подходит для меня.
Я обернул руку вокруг её талии и потянул к себе на колени, спускаясь руками по ее плоскому животу. Мои пальцы прикасаются к ее лобку. Всё ещё немного липкий с прошлого раза.
— Разведи ноги, — прошептал ей на ухо. Её тело сотрясла мелкая дрожь. Розовые соски набухли. Я просунул свои ноги под её, разведя их в стороны, а потом скользнул пальцем внутрь.
— Такая узкая. Хотя ты не девственница.
— Нет.
Мой член уже пульсирует и жаждет оказаться в её маленькой дырочке, но я хочу насладиться ею, так что я продолжаю ласкать её пальцем. Я прислоняю её к стене и вбираю ртом ее сосок, пока мой палец работает в ней. Она такая мокрая. Её соки стекают на мои пальцы, когда я трахаю Карину рукой. Она стонет и разводит ноги еще немного шире.
— Тебе нравится, когда тебя так трахают, малышка?
Её руки впиваются в мои плечи.
— Ответь мне.
— Да.
— Сколько парней у тебя было?
Ее тело напрягается от этого вопроса, но мне все равно, я хочу знать все о моей новой маленькой игрушке.
— Двое.
— И с каждым ты спала?
— Нет.
— Давно у тебя не было секса?
— Больше года назад, — она тяжело дышит и едва отвечает мне, её бедра двигаются навстречу моим пальцам. Она сводит меня с ума.
Дыхание девчонки становится прерывистым, и я двигаю пальцем круговыми движениями по ее клитору.
— Давай, малышка. Я хочу видеть, как ты кончаешь.
— Окей, — выдыхает она.
Твою мать. Она самая горячая штучка, которую я когда-либо видел.
— Давай, малышка, — я надавливаю и двигаю пальцем быстрее.
— Да, да, — шепчет она. Её тело содрогается, когда она кончает.
— Умница. Какая хорошая девочка. Ты очень красивая.
Её глаза медленно открываются, и мягкая улыбка трогает её полные губы. Она протягивает ко мне руку и нежно касается моей щеки.
— Это было потрясающе. У меня никогда. Никогда…
— Малышка, ты никогда не мастурбировала?
Она покраснела и потрясла головой. Такая скромная для той девочки, которую я разложил на бильярдном столе. С моей стороны это было большой ошибкой и никогда больше не повторится. Не с ней.
— О, мы с тобой прекрасно проведем время. Я собираюсь тебя всему научить.
Я укладываю её на кровать и ложусь сверху.
— Ты на таблетках?
Ее глаза расширяются, и она трясет головой. Я все равно хочу трахнуть ее. И, как это ни странно, чувствую ответственность за эту девочку.
— Ты должна будешь начать их принимать, потому что я хочу трахать тебя без презерватива.
— Хорошо, — отвечает она послушно.
Твою мать, мне нравится эта девочка. Она такая молоденькая и невинная для такого испорченного ублюдка, как я, но будь я проклят, если захочу её отпустить.

Карина

— Тебе нравится делать минет, малышка?
Я кивнула, хотя это была не совсем правда. Я сделала это потому, что он ожидал этого от меня, но это не значит, что я наслаждалась процессом.
— Хмм, — такое ощущение, как будто он мне не поверил.
Он стоит у кровати.
— Садись, — сказал он, указывая на самый край. Я сразу сделала так, как он просил.
Он приподнял пальцем мой подбородок, заставляя смотреть на него. Данте такой красивый: высокий, сильный, большие мускулы. Тёмные волосы покрывают его плотные ноги. Опускаю взгляд вниз, сморю на его член и ничего не могу с собой поделать, беру его пальцами.
— Рано. Не будь такой нетерпеливой.
Я в испуге отрываю руку, а он тихо посмеивается.
— Я хочу обучить тебя всему, что мне нравится. Забудь обо всём, что ты знала раньше. Есть только я и то, о чём я говорю.
— Хорошо.
Он разводит мои ноги и его член оказывается прямо напротив моего лица.
— Возьми его. Сделай так, чтобы ему было приятно.
Я смотрю в его лицо и облизываю головку члена.
— Не будь такой робкой, девочка. Лижи его. От яиц до основания, — он наклоняет мою голову к своим большим яйцам, и я пробегаюсь языком по тонкой коже и грубым волосам. Он немного расставляет ноги. — Сначала вылижи за яйцами, малышка, а потом продолжай лизать их самих, как ты до этого делала. Вот так. Хорошая девочка. А теперь возьми его. Заглатывай глубже, насколько можешь.
Я делаю. Я хочу удовлетворить его.
Он стонет.
— Боже, как приятно. Давай, — я двигаюсь губами вниз и чувствую руку на своем затылке.
— Давай немного быстрей, малышка. Помогай руками.
Я так сильно хочу удовлетворить его, что каждый раз заглатываю его член все глубже и глубже, и меня не останавливает даже то, что я давлюсь.
— Ты так сильно хочешь удовлетворить меня, солнышко? — произносит он, будто читает мои мысли.
Я киваю, но не останавливаюсь.
Он запускает руки мне в волосы.
— Да. У тебя отлично получается. Ты очень хороша.
Я улыбаюсь в его член и сильнее прижимаю язык к нему. Он стонет и его кулак сжимает мои волосы.
— Посмотри на меня.
Мои глаза встречаются с его, и он снова стонет. Вожделение в его глубоких карих глазах посылает волну тепла в мою киску.
— Чёрт, детка. Я сейчас кончу. Ты должна будешь всё проглотить.
Я ускоряюсь, давая понять, что приму всё до капли.
— Да, давай. Глотай, — он громко стонет и его член пульсирует и изливается мне в рот. Я давлюсь и задыхаюсь, но его руки не дают мне вырваться.
— Глотай. Будь хорошей девочкой.
Я слушаюсь. Он с улыбкой смотрит на меня.
— Ты чертовски красива, знаешь?
Он дотрагивается пальцем к уголку моих губ, вытирает капельку спермы и подносит палец к моим губам.
— Оближи.
Я устраиваю целое представление, облизывая палец, он снова стонет.
— Чёрт, я буду в строю всю эту ночь.

Глава 2

Карина

— Куда ты, малышка? — спросил он по-утреннему грубым и сексуальным голосом.
Черт. Я надеялась сбежать и вернуться домой до того, как он проснётся.
Я всё ещё голая, но платье держу в руках.
— Мне нужно найти ванную.
— Направо через зал, — он указывает на шкаф. — Верхний ящик. Надень мою футболку. Если кто-нибудь скажет тебе что-то, говори всем, что ты с Данте, поняла?
— Окей, — я взяла первую попавшуюся под руку футболку. Это оказалась майка Железных Быков. Она доходит мне до коленей, так что я, наконец, прикрыта, хотя я всё ещё не в курсе, где мои трусики.
Я долго умываюсь. Мыла и другой косметики мало, и я умываюсь тем, что смогла найти. Когда я выхожу из ванной, я так сфокусирована на двери комнаты Данте, что совсем не вижу Логана, который идет ко мне. Он хватает меня за локоть, грубо тащит в коридор и прижимает к стене. Его разъяренное лицо в паре сантиметров от моего.
— Какого. Хрена. Ты делаешь? КАРИНА?
— Я, ай…
— Твой отец знает, где ты?
Мне не нравится, какой оборот принимает разговор. Моя мама умерла, когда мне было двенадцать. И с тех пор отец перестал вести себя по-отечески, когда он был мне так нужен. А так как он почти всегда в разъездах, я привыкла заботиться о себе сама. И ничто из этого уже не касается Логана. Он уже перестал волновать меня.
— Отпусти меня.
Он ослабил хватку, но не отпустил.
— Карина, ты не знаешь, во что ввязываешься. Не с таким парнем, как Данте. Он слишком стар для тебя. Черт, понимаешь ли ты, какую роль он играет в клубе?
— Нет. Это совершенно неважно, со мной он милый.
— Он трахал тебя посреди бильярдной и позволил мне засунуть член тебе в горло. Ты это называешь «милым»?
Жар залил мои щёки.
— Оставь меня. Ты меня бросил. Я больше не твоя, чтобы так беспокоиться обо мне.
Он игнорирует моё обвинение, но ненадолго отводит глаза от меня.
— Пойми, если ты будешь околачиваться в моём клубе, то будешь моей проблемой.
Кое-что пришло мне в голову. Логан недавно стал членом клуба.
— Данте же выше тебя, так?
Логан поднимает на меня голову.
— И что?
— Ты просто ревнуешь.
Он фыркает так, как будто эта идея абсурдна.
— Я не хочу видеть, как тебе будет больно.
Я выдавила смешок.
— Ты смеешься надо мной, да? Дай мне уйти, или я позову его. Держу пари, ты не позволишь себе трогать меня без его разрешения.
Он отпускает меня драматическим жестом.
— Не приходи ко мне плакаться, когда он обидит тебя, сладкая.
— Не беспокойся. Ты последний человек, к которому я приду.
Я разворачиваюсь на каблуках и тороплюсь обратно в комнату Данте. Задержав руку на ручке двери, я останавливаюсь, чтоб бросить быстрый взгляд на Логана. Он смотрит на меня с жалостью, и это выводит меня из себя. Я показываю ему язык и иду обратно внутрь.
Данте лежит, вытянувшись в полный рост и заложив руки за голову, когда я захожу. Его член стоит высоко, натягивая тонкую простыню, обернутую вокруг его тела. Моя киска пульсирует от одного взгляда на него.
— Что задержало тебя так долго?
— Я столкнулась с Логаном.
Его брови нахмурилась на какой-то миг, прежде чем понимание засветилось на его лице. Он чертовски горяч в каком-то более взрослом и опасном смысле.
— Хеми? Он беспокоит тебя?
— Нет.
— Как вы, ребята, познакомились?
— Раньше мы были соседями.
Он протягивает мне руку.
— Ты выглядишь очень сексуально в моей футболке, малышка. Иди сюда.
Я спешу к краю кровати, но вне досягаемости его пальцев. Он изогнул губы и смотрит на меня, а я беру край футболки и начинаю медленно приподнимать ее вверх. Довольно весело показывать это маленькое шоу, и ему, кажется, нравится.
— Чертова дразнилка, — говорит он с улыбкой.
Когда я, наконец, снимаю майку, он стонет.
— Встань сюда.

Данте

Не могу поверить, что эта маленькая горячая сучка всё ещё тут. Хотя я уверен, что она собиралась сбежать.
Ёб твою мать! Это не только самое сексуальное, но и самое сладкое стрип-шоу, которое я когда-либо видел с моей же собственной чертовой майкой!
Я твёрд как, мать вашу, скала.
— Встань сюда.
Она кладет свою миниатюрную руку в мою и надавливает коленями на кровать. Её тяжелые буфера немного покачиваются, и я ничего не могу с собой поделать и стискиваю их, потирая пальцами её пухлые маленькие красные соски.
— Детка, забирайся на меня.
Она, кажется, сомневается. Я уверен, что большинство её сексуальных опытов были на заднем сиденье машины, или втайне и по-быстрому, пока родители не вернулись домой.
— Ты когда-нибудь была сверху?
Она краснеет, смотрит вниз на кровать и трясет головой. Вот чёрт, но она такая сладкая.
— Тебе понравится. Иди сюда.
Я вытащил презерватив из ящика комода, который рядом с кроватью, и натянул его, пока она смотрит и облизывает губы.
— Хочешь пососать его?
Она кивает.
— Позже. Сначала я хочу почувствовать мой член в твоей тугой киске.
Я потянул её на себя, и она движется прямо к моему лицу, целуя подбородок, и продвигается к губам. Я никогда не был с такой сладкой девочкой. Нежной и нерешительной. Я запускаю пальцы в ее волосы и наклоняю ей голову так, как мне хочется, целуя ее долго и глубоко. Другая моя рука скользит вниз, чтобы схватить ее за попку. Она начинает двигать бедрами и стонать, ее твердые соски вдавливаются мне в грудь. Я грубо сжимаю ее волосы в кулак и тяну обратно.
— Сядь сверху.
Ей немного неудобно, но она приподнимается вверх, седлая мои бедра. Мои руки обхватывают ее крошечную талию и поднимают ее.
— Возьми член, детка.
Она колеблется, я думаю по той причине, что ей не хочется трогать презерватив. Да, мы определенно должны решить этот вопрос сегодня. Она берет рукой основание моего члена и смотрит на меня, ожидая дальнейших инструкций.
Черт, это очень горячо.
Когда она приставляет меня к своему входу, я хватаю ее бедра и вхожу в нее. Жестко. Она издает испуганный вздох, а я жду секунду, пока она придет в себя.
— Оттрахай меня хорошо, малышка. Вверх и вниз. По всей длине. Возьми мой член.
Ее зубы впиваются в нижнюю губу, а глаза закрываются. Сучка просто насаживается на него. Я приподнимаюсь, потому что так мне открывается захватывающий вид на ее сочную грудь и великолепное тело. Ее грудь подпрыгивает вверх и вниз и словно умоляет меня сжимать и тянуть ее. Чем сильнее я дергаю эти прекрасные холмики, тем сильнее она стонет. Полагаю, она даже не осознает, что это немного больно. Я буду месяцами мечтать о ее полных розовых сосках.
Она полностью поглощена процессом. Продолжает так сильно насаживаться на мой член, что я прилагаю усилие, чтоб на хрен не кончить. Я просовываю руку между нами и ударяю пальцем ее клитор, она откидывает голову назад и кричит, как дикая кошка. Она чертовски сильно хочет этого, а я хочу дать ей все. Она вертит и крутит бедрами, но не может осуществить задуманное. Я тру ее клитор быстрыми круговыми движениями и щипаю ее соски сильнее, и она кончает. Крича и хныча, поскольку сильнейший оргазм пронзает ее тело. Это охренительно красиво.
Ее безумная езда на мне замедляется и глаза открываются.
— Хорошо?
— О да, — отвечает она тихим голосом сексуальной кошечки.
Черт!
Я сжимаю руки у нее на бедрах и поднимаю ее.
— На руки и на колени, малышка.
Будь я проклят, если она не становится в правильную позицию посреди кровати. Попкой кверху, высоко и волнующе. Иисус и Мария.
Расположившись позади нее, я приставляю член к щели в ее попке.
— Кто-нибудь когда-нибудь трахал тебя в попку, сладкая?
Она дрожит и оборачивается посмотреть на меня через плечо.
— Нет.
— Хмм, — я очень хочу взять ее попку, но думаю, что пока избавлю ее от этого до другого времени. И это «другое время» определенно настанет с этой сучкой. Не помню, когда я хотел сучку больше, чем на одну ночь. Но эта! Я не могу представить себе, когда я не хотел трахнуть ее.
Я скольжу членом в ее киску и наблюдаю, как ее голова опускается. Она издает протяжный стон, поскольку я продолжаю трудиться в стабильном ритме. Мои руки скользят на ее попку, и она напрягается.
— Расслабься. Я сделаю так, что тебе будет хорошо.
Она разжимается, и я нагибаюсь, чтоб вытащить смазку из ящика. Я раздвигаю ее сладкие маленькие булочки, а она вздрагивает, когда первая капля холодного лубриканта попадает на ее анус.
— Ччч.
Она качается обратно на мой член. Сжимает его так чертовски сильно. Пытается отвлечь меня своей узкой маленькой вагиной. Так мило.
Пальцем я растираю смазку вокруг ее ануса, пока она не расслабляется. Я вхожу им до первой фаланги, делая это осторожно и медленно, не заходя слишком глубоко. А когда она расслабляется, я снова начинаю двигать членом. Работаю членом в ее киске и пальцем в анусе, хорошо и размеренно.
Она издает хриплые, сдавленные стоны.
— Да, видишь, я же говорил тебе, что будет классно.
— Да.
Она такая чертовски влажная, ее соки заливают мой член и яйца. Я так сильно хочу ее даже тогда, когда начинил обе ее дырки.
Я хочу себе эту маленькую сучку.
Я начинаю трахать ее так быстро, как могу. Бедра бьются об нее, палец проталкивается глубже в ее сжатую попку.
— Кончи для меня. Кончи с пальцем в попке, потому что в один прекрасный день это будет мой член.
Она стонет и дрожит подо мной, потом вскрикивает. Мышцы сжимаются, соки повсюду. Она трясется, но я продолжаю долбиться в нее. Давление нарастает в моих яйцах так сильно, что я кончаю, сперма выстреливает и заполняет презерватив.
Она в изнеможении лежит подо мной, и я следую ее примеру. Она поворачивается и прижимается ко мне. Не могу вспомнить, когда я так последний раз обнимался с какой-нибудь стервой. Чувство вины — не самое частое чувство, которое я ощущал за свою жизнь. Но сейчас я чувствую себя немного виноватым, смотря на нее. Она такая нежная сладкая девочка, которая никогда не имела дел с такими, как я.
Но я все равно хочу ее.

Глава 3

Карина

Данте сжал меня в железных объятьях. Едва взглянув на часы, я начала терять самообладание.
Мне нужно добраться до школы.
— Данте, — прошептала я.
На его лице тотчас появилось испуганное выражение. Оно смягчилось, когда он увидел, что я все еще тут.
— Черт, очень рад, что ты все еще тут, малышка. Я боялся, что ты мне приснилась.
Вот блин, как же приятно это слышать.
— Нет, я реальна. Но мне надо в школу.
Он в сомнении оглядел меня с ног до головы. Я прекрасно осознаю, насколько обнажена, и, возможно, он снова хочет секса.
— Пожалуйста. Мне нужно попасть домой, взять вещи и переодеться.
Посмотрев на меня еще пару секунд, он зевнул.
— Хорошо, детка. Ты хочешь сначала что-нибудь поесть?
— Нет времени.
Он подвинулся, обхватывая мою щеку своей большой рукой и скользя вниз. Его палец поглаживал мою шею в месте, где бился пульс.
— Хочу, чтобы ты сегодня ночью снова вернулась в мою постель.
— Окей, — шепнула я.

Данте

Я ненавижу тот факт, насколько сильно мне неприятно позволить этой сучке уйти от меня. Я не завожу серьезных отношений. И не задерживаю этих стерв больше, чем на одну или пару ночей.
Она села на байк за моей спиной, крепко обхватив мою талию. Ее пальцы схватили мой ремень так, будто она никуда не хотела ехать.
Перед тем как сесть, она дала мне адрес. Я знаю этот район. Трущобы. Дом, в котором она живет с отцом — самый симпатичный в квартале, но не более того.
Стоит мертвая тишина, она оглушает, когда я глушу двигатель на подъездной дорожке около ее дома. Она убирает свои маленькие пальчики с моего ремня и, опираясь мне на плечо, слезает с мотоцикла.
— Спасибо за поездку.
Она заставляет мой член стать почти твердым этой хреновой вежливостью.
— Без проблем, малышка.
Я слезаю, и это, кажется, ее удивляет, но она ничего не говорит, когда ведет меня в дом.
Внутри дом — не полная дыра. И, несмотря на это, я ничего не могу с собой поделать и думаю, что моя маленькая сучка заслуживает лучших условий.
Не тех, какие были у моей задницы в здании клуба. Мой настоящий дом — в горах. Прекрасный, чистый, комфортабельный и тихий.
Я никогда не брал туда с собой этих стерв.
Самое ужасное в этой гребаной жизни — это то, что я никак не могу вспомнить имя этой сучки. Пока она бродит туда-сюда по, как я предполагаю, своей спальне, я получше осматриваюсь в доме.
Записка на столе, в итоге, разрешает мою загадку.
«Карина, буду во вторник. Деньги в кружке. Веди себя хорошо.
Папа.»
Карина. Я перекатываю её имя на языке. Красивое имя для красивой девочки. Ха, вторник! А сегодня пятница. Я могу оставить ее себе еще на целых два чертовых дня уикенда. От этой мысли член моментально твердеет.
Ее туфли стучат по дешевому виниловому напольному покрытию, когда она заходит в кухню. Она испуганно вздохнула.
— Ой. Ты все еще здесь?
— Да, детка. Я не видел машины на подъездной дорожке. Ты собираешься ехать в школу на автобусе?
— Обычно я иду пешком.
— Почему у тебя все еще нет машины?
Она пожимает плечами.
— Не могу себе позволить. Отец хочет, чтоб я сконцентрировалась на учебе, поэтому я работаю только летом.
Интересно.
— Тебе нравится школа?
Она сгибает губы в полуулыбке.
— Дааа.
Эта стерва слишком красива, чтобы беспокоиться о школе и прочей подобной херне. Ей нужен мужчина, чтоб заботиться о ней.
Я хочу быть этим мужчиной.
Она обходит вокруг меня и вытаскивает йогурт из холодильника. Кажется, что внутри холодильника особо и нет ничего больше. Ее лицо розовеет.
— Ох, у меня почти нечего предложить…
— Все хорошо, малыш. Твой отец оставил тебе денег на продукты?
Она сомневается прежде, чем ответить.
— Я в порядке.
Я не согласен, но не обращаю внимания. Что он за человек, если оставляет свою дочь без еды в чертовом доме?
Она бросает йогурт в рюкзак.
— Ну, я…
— Давай, пошли. Я тебя подброшу.
Шок отразился на ее лице.
— Подбросишь?
Черт меня дери, какая же она сладкая. Кажется, что послеполуденный трах перерастает в нечто большее, и я не знаю, как это остановить.
— Да. Нечего тебе тут шляться одной.
Она удивилась, но молча пошла со мной обратно на улицу. Так охренительно приятно, когда эта девочка сидит позади меня, прижимаясь бедрами к моим ногам, обнимая рукой за талию, а щекой прижавшись между моих лопаток. Я почти забыл, что везу ее в школу.
И будь я проклят, если не чувствую себя грязным извращенцем.
Когда я останавливаюсь на школьной подъездной дорожке, она спешивается и нервно оглядывается.
— Что такое, детка? Я думал, у тебя нет бойфренда? — дразню я ее, потому что на моем «мне-по-фигу» радаре нет ни одного парня-старшеклассника. Но она сердито хмурится в ответ.
— Нет. Я просто не хочу, чтоб директор к тебе пристал.
Так мило. Она думает, мне не по хрену, что какой-то там школьный «костюм» думает обо мне.
— Я не беспокоюсь об этом, малышка.
Ее глаза встретились с моими, и это как вспышка молнии. Меня встряхивает чертов электрический ток от желания.
— В какое время ты заканчиваешь?
Ее глаза удивленно расширяются. Правильно, малышка. Твой мужчина собирается высадить тебя, а потом забрать. И когда я доделаю кое-какие клубные дела загородом, я проверю, готова ли она к поездке. Я не говорю ей об этих мыслях. Одна вещь за раз.
— Полтретьего.
— Твой отец возвращается сегодня?
Я знаю, что она не читала записку, но хочу узнать, что именно она ответит.
— Нет, — практически шепчет она.
— А когда он возвращается?
Вообще-то это неважно. Девушке восемнадцать, и она может делать все, что хочет. Я мог бы заполучить ее маленькую тугую задницу в свой дом, пока ее отец не вернется в город.
— Я думаю, во вторник. Он обычно звонит, если задерживается или возвращается раньше.
— Отлично. Я подхвачу тебя у твоего дома, возьми с собой немного вещей. Ты останешься со мной на уикенд.
— Я? — ей трудно было промолчать. Она кажется искренне удивленной, что я хочу ее еще на одну ночь. Я сам себе удивляюсь, что едва могу сдерживаться с этой девчонкой.
Протянув руку, я провожу пальцем по ее нежной щеке.
— Даа, у меня есть кое-какие дела сегодня, и ночью мне надо быть в клубе, но завтра я заберу тебя к себе, и мы проведем вместе уикенд.
Ее щеки вспыхивают, и, кажется, что она не может произнести ни слова. Подхватив пальцем пояс ее джинсов, я притянул ее к себе поближе и шепнул на ушко:
— Мне нужно, чтобы ты сказала только одну вещь — «Да, Данте».
— Да, Данте, — шепчет она.
Твою ж мать, ее сладкие соски стали твердыми и четко видны сквозь тонкую ткань майки. Мы стоим в такой позе, что сверху мне видно кремовые выпуклости ее груди. Требуется много терпения, чтоб не перегнуть её через байк и не отыметь прямо тут средь бела дня.
— С другой стороны, тебе не нужно заезжать домой. В эти выходные никакая одежда тебе не понадобится.
Ее лицо краснеет еще сильнее. Звенит звонок, прерывая наш маленький интимный момент.
— Иди. Я буду тут полтретьего.
— Окей.
Она наклоняется и оставляет поцелуй на моей щеке.
Самый сладкий чертов поцелуй, который я когда-либо получал.

Глава 4

Карина

Мои мысли пребывают в полном раздрае, когда я тороплюсь на занятия.
Я хотела переспать с Данте, чтобы заставить Логана ревновать. И никак не ожидала, что все будет именно так, и этот парень мне сильно понравится.
Предупреждение Логана все еще отзывается эхом в моей голове. Что именно Данте делает для клуба?
Моя лучшая подруга, Афина, приветствует меня со знающей ухмылкой.
— Что-то ты слишком нарядная сегодня.
Я не встречаюсь с ее испытующим взглядом, потому что знаю, что взорвусь, а мы и так уже опаздываем в класс.
— Ты не можешь утаить от меня свое дерьмо, девочка. Что с тобой случилось?
— Я расскажу тебе за обедом! Пошли в класс, пока у мистера Фицсиммонса не случился припадок.
Мне нравятся все уроки, но английский с мистером Фицсиммонсом, или «Фицци», как мы с Афиной его называем между собой, мой любимый.
Он невозможно горяч.
А еще он самый молодой в нашей школе, полной преподов-архаизмов.
Вчера я бы отдала свою левую грудь, чтоб поехать с ним домой. Не то чтобы он хоть раз хотя бы дважды задерживал взгляд на ком-то из своих учеников. Говорят, что он обручен с какой-то заносчивой юристкой и что он, возможно, покинет школу в конце этого года.
И это ужасно, потому что помимо того, что он горяч, он еще и в самом деле хороший учитель.
Сегодня я не могу перестать думать о Данте. Мое лицо вспыхивает, когда я думаю обо всем, что позволила ему делать с собой вчерашней ночью и этим утром.
— Карина? Ты слушаешь?
— Да, мистер Фицсиммонс.
Афина толкает меня в спину, и моя рука автоматически выворачивается за запиской, которую, я знаю, она собирается передать. Пользоваться телефонами, чтобы передавать друг другу сообщения — плохая идея на уроке Фицци.
Мишель сказала, что видела, как тебя привез какой-то байкер. Это был сам Дьявол?
Это имя было кличкой Логана между нами.
Я слегка покачала головой, за что получила очередной тычок.
— Афина, какие-то проблемы?
— Нет, мистер Фицсиммонс.
Английский — это единственный урок, который у нас с Афиной общий. Мы снова встретимся за обедом, и я знаю, что там она собирается поджарить меня.
Конечно же, она уже ждет меня и отодвигает стул, когда я подхожу к нашему обычному столику.
— Кто этот парень? — спрашивает она еще до того, как моя задница достигает стула.
О, Боже. Как же именно описать Данте?
— Он друг Логана по клубу. Он их клубный Пристав. Я не знаю, что это значит, но у меня создалось впечатление, что там это большая должность.
Она морщит нос.
— Сколько ему?
А я и не подумала спросить.
— Я не знаю. Но он определенно старше. Он такой горячий, Афина. И самое лучшее, что Логан застал нас.
— Ты трахнула его? — практически кричит она. Люди с соседней скамейки поворачиваются и смотрят на нас.
— Ты можешь успокоиться?
— Извини, извини. Я просто беспокоилась, что после Логана ты никогда… ну, ты знаешь…
— Боже! Не будь такой драматичной!
И тут из громкоговорителя доносится объявление, и столовая замолкает. Оказывается, из-за поднявшейся воды возможно наводнение, и мы были освобождены на два часа раньше. Кафе взрывается криками и возгласами.
Я поворачиваюсь к Афине.
— Как думаешь, ты сможешь меня подвести?
— Конечно. Домой?
— Ну да. Я хочу взять немного вещей, а потом он заберет меня в клуб.
— Ты серьезно?
— Данте хочет, чтоб я провела с ним уикенд.
Она хватает меня и смотрит одним из этих своих «ты-блин-шутишь?» взглядов.
— Карина, твой отец тебя убьет.
— Он не узнает. Он в отъезде до следующей недели.
— Есть там какие-нибудь симпатичные байкеры, которые могли бы мне понравиться?
Афине не исполнится восемнадцати аж до самого выпуска. Так или иначе, я не думаю, что Данте оценит, если я приведу ее с собой в клуб.
— Наверное, нет. Они все старше, — я, правда, не знаю этого наверняка, потому что единственный член клуба, которого я видела — это Логан. Но самый верный способ заставить Афину сделать что-то — это сказать ей, что нельзя этого делать.
Мы разошлись в разные стороны, но встретились на парковке, чтоб она могла подвести меня.
Я вбегаю в дом и бросаю немного одежды в рюкзак. У меня припасены несколько комплектов сексуального белья, и я беру и их. Устремляясь в ванну, быстро принимаю душ и брею ноги до тех пор, пока они не становятся гладкими, как шелк. Я не заморачиваюсь макияжем, но расчесываю волосы и прохожусь по ним выпрямляющим утюжком, пока они не становятся блестящими и не начинают струиться по спине.
Затем я натягиваю мою самую короткую джинсовую юбку и узкую фланелевую рубашку в красно-белую клетку. Надеваю красные ковбойские сапожки, хватаю рюкзак с кровати и возвращаюсь к машине Афины.
Она взрывается смехом, когда видит меня:
— Вау, ты сильно увлеклась этим парнем.
— Пошла ты.
— Да ладно, ты горяча.
Ворота клуба широко открыты, так что Афина подвозит меня прямо к двери. Несколько молодых ребят во дворе замечают машину, но не подходят. На спинах их жилетов написано «Кандидат».
Афина берет меня за руку.
— Ты уверена?
— Да, он был со мной очень мил.
— А что, если он хочет посмотреть, как парни трахают тебя один за другим?
Если честно, это звучит довольно соблазнительно, но я не хочу, чтоб моя лучшая подруга думала, что я шлюха.
— Этого не случится.
— Я не хочу, чтоб тебе сделали больно.
— Афина, я уже провела с ним ночь. Если бы он и, правда, хотел сделать мне больно, то у него уже был шанс. И он подвез меня до школы утром.
Ее рот искривляется.
— Хммм… У отморозка-байкера золотое сердце. Трогательная история.
— Ты чокнутая.
— Да. Я хочу детали в понедельник.
Мы целуем друг друга в щеки, и я ухожу. Я пробегаюсь ругами вниз по юбке и натягиваю рюкзак на одно плечо.
Заходить в клуб одной довольно странно, но я делаю это с высоко поднятым подбородком и прямой спиной.
И почти выбегаю на улицу, вслед за машиной Афины, когда замечаю Данте за барной стойкой. Он разговаривает с грудастой блондинкой, и по их позе совершенно очевидно, что они близко знают друг друга.
Итак, это и было то дело, которое ему требовалось решить в клубе сегодня.
Черт.

Данте

Довез свою сучку. Невозможность нюхать ее, трогать ее, трахать ее мне совсем не нравится, но будь я проклят, если не свалю прямо сейчас. Как только она исчезает из поля зрения, я начинаю перебирать в голове всякое дерьмо. Мне не нужна девка. Никогда не хотел ни одной. Просто встретил эту вчера. Она для меня — чертов секс, и все! Зачем раздувать из этого нечто большее?
Последний херов человек, которого я хочу видеть, ждет меня, когда я возвращаюсь в клуб. Чертов Хеми. От моего внимания не ускользнуло, что появление Карины таинственно связано с ним. Я полагаю, они были не просто соседями, и мысль об этом заставляет меня терять рассудок.
Хеми немного ханжа для байкера. Как за него проголосовали за моей спиной… хотя и я сидел за столом и отдал свое да, как и все остальные. Он трудолюбив. Верен клубу. Берет на себя много гадской работы как Кандидат и никогда не жалуется. И сейчас держит свое дерьмо при себе. Он взял за правило держаться подальше от всех клубных проституток, поэтому шокировал меня, когда захотел присоединиться вчера. Твою мать, это буквально жжет мне яйца.
— Можно на пару слов, Данте?
— Говори быстрей. Нет времени на всякое дерьмо, Хеми.
— Ты трахаешься с Кариной?
Твою ж мать, нет, не верю, что он только что спросил об этом!
Я останавливаюсь и упираюсь в него взглядом, который обычно означает, что получивший его или покойник, или будет избит.
— Ты суешь свой нос в мою сексуальную жизнь. Почему?
Я практически оказываю честь этому ублюдку, а он не отступает. Итак, он или очень смел, или же на самом деле тупой. Еще не решил, какой именно.
— Послушай, я знаю ее с тех пор, как она была ребенком. Она не из тех девушек, к которым ты привык. Она не какая-нибудь клубная шлюшка.
— Даже опуская очевидное — то, что я подобрал ее в кафе, и менее чем через полчаса мой язык был у нее в киске — то, кого я трахаю не твое собачье дело.
— Если бы это был кто-то другой, поверь мне, я бы не беспокоился. Но она умная девочка. У нее планы выбраться из этого поганого городка, и ей не надо зависать тут.
— Ты имеешь в виду, со мной.
— Ну да.
— Ты трахаешь ее?
— Нет.
— Перед тем как увидеть ее вчера, когда ты в последний раз ее видел?
— Почти два года назад.
— Так ты, скорее всего, не знаешь о ней больше ни черта. Может, ее планы изменились. И, может, мне похер на ее планы. Если она хочет уехать из города, она может это делать. Я не стану останавливать. Как бы там ни было, но это не твое чертово дело, Хеми.
Хеми не собирается так легко заканчивать этот разговор.
— Она знает, почем фунт лиха. И она на самом деле умна. Последнее, что я знаю — она планировала идти в медицинскую школу.
— О чем, твою мать, ты толкуешь? Ты думаешь, что она из-за этого собирается завязать с приключениями на одну ночь?
— Нет. Я думаю, она не способна справиться с приключением на одну ночь. И поскольку я никогда не видел тебя с одной и той же женщиной дольше, чем неделю — не разбей ей, на хрен, сердце. Она должна сосредоточиться на экзаменах, колледже и прочем подобном дерьме.
Мне было чертовски тяжело в ту же секунду не выбить все дерьмо из моего «брата».
— А ты ее чертов консультант сейчас, так?
— Нет. Я был ее другом долгое время.
— Это все?
Он уставился на меня свирепым взглядом. У парня стальные яйца, этого не отнять.
— Нет. Я сорвал ее вишенку.
Он сказал это так, как будто это офигительные новости, но я уже ждал этого.
— Спасибо, что разорвал ее для меня. Она чертовски горячая.
Хеми немного краснеет и сжимает кулаки по бокам. Это смешно.
— Ты всерьез думаешь о том, чтобы драться со своим Приставом за телку, с которой не был два года?
— Нет, — выплевывает он.
— Потому что у меня создалось впечатление, что ты не был последним парнем в ее уютной маленькой вагине.
На самом деле это ложь, но моя цель сейчас не защитить ее честь, а поставить этого говнюка на место.
— Пошел ты.
— Нет, спасибо. Мы закончили с этим?
— Даа.
Маленький мудак уносится прочь, а я беру на заметку поговорить с нашим президентом о позиции Хеми. Обычно это моя работа — наказывать вышедшие из подчинения задницы, но раз у нас образовалась такая проблема, нужно подключить кого-то еще. Я перекину ее на Президента после общего сбора.
Кстати, о Президенте — он выходит из часовни и свистит. Это его способ заставить все наши задницы сесть.
Он хлопает меня по спине, когда я прохожу мимо него.
— Как дела, Данте?
— Хочу поговорить с тобой после кое о чем.
— Договорились.
Ромео справедливый президент. Надежный парень. Он возглавляет клуб уже пять лет. Его имя — просто чертова насмешка. Никогда не встречал ублюдка ужасней.
Ну, кроме меня, конечно.
Братья пробираются к столу. Мы, байкеры — вне закона; мы те, кто живет вне общественных правил, но при этом не устраиваем беспорядок, следуя нашим собственным правилам. Каждый притащил свою задницу в церковь вовремя.
А иначе я выбил бы из них всю дурь.
Обычно мы наказываем за нарушение наших правил побоями или внесением денег в нашу общую копилку.
Это хорошая система.
Боль и деньги. Эти две вещи байкеры очень хорошо понимают.
Мы быстро выполняем дела клуба. Кто-то собирается совершить пробег в Мексику. В этом году я уже участвовал в изрядной доле поездок. Но у меня есть маленькая сучка, с которой я хочу провести побольше времени, так что сейчас я никуда не поеду.
— Хеми еще не совершал путешествия в Мексику. Отправь его и Вайпера, — предложил я.
Ромео смотрит на Хеми.
— Ты за? Пройти границу может быть сложновато, но у Вайпера есть связи.
Хеми таращится на меня.
— Да, без проблем.
Хорошо. Козлина будет вне моей досягаемости до среды. Мы с маленькой Кариной, может, не продержимся вместе и пяти дней, но пусть этот козел идет на хрен со своими попытками указывать мне, куда совать свой член. Я — наименьшая из проблем этой девчонки. В конце концов, я хочу ее выручить.
Я понимаю, что чертовски раздражен, потому что, если он так адово обеспокоен ее благополучием, какого ж хера сам о ней не заботится? Какого она каждый день шляется по этому раздолбанному гетто, добираясь до школы? Почему она живет в доме, где почти нет еды?
И почему она так стремится подцепить такого парня, как я?

Глава 5

Данте

Оставшееся время в церкви прошло быстро. Двое новеньких хотели продвинуться в Кандидаты, и для меня это означает, что нужно их проверить. Но проверка может подождать и до следующей недели. Ничто не сможет удержать меня от того уикенда, который я собираюсь провести внутри этой маленькой малышки Карины.
Я заслужил это.
После того, как парни вышли из церкви, Ромео поворачивает ко мне подбородок. Мой гнев немного поубавился. Особенно сейчас, когда Хеми будет вне моего поля зрения и, при определенной удаче, будет гнить в мексиканской тюрьме всю следующую неделю.
— Не беспокойся, у нас есть связи продержать его там подольше. Должен признать, мне нравится идея позволить ему попотеть несколько дней.
— Все в порядке. Думал, что была проблема с Хеми, но теперь, думаю, мы ее разрешили.
— Окей. Как думаешь, справится он с этим пробегом?
— Да. Хотя он и раздражающий мелкий засранец, но умный. С ним все будет хорошо.
— Есть планы на выходные?
— О да.
Ромео ухмыляется.
Остальные ребята рыскают по клубу. Сейчас ранний день, так что остальные постоянные члены клуба пока еще не прибыли. Но здесь уже несколько довольно симпатичных девчонок, которые круглосуточно протирают тут свои задницы, чтоб обслуживать членов клуба. Одна из моих любимых тоже здесь — Сэйди сидит за барной стойкой и смотрит в телефон. Возможно, ждет меня. Мне нужно поговорить с ней, но не о том, о чем она думает.
Мне нравится Сэйди. Она отлично отсасывает. Все ее отверстия всегда доступны, независимо от того, чего ты хочешь, и какие парни желают присоединиться. Она довольно красива. Ухожена. Но есть в ней кое-что такое, из-за чего можно с легкостью распознать в ней шлюху, даже если на ней будет надет деловой костюм. И от этого ситуация становится еще более ироничной, так как она работает секретаршей в местной бесплатной клинике.
Ее лицо проясняется, когда она замечает меня, и я пристраиваюсь на соседний барный стул.
— Как ты, Сэйди?
— Сейчас уже лучше, малыш, — говорит она и кладет руку мне на бедро.
— Не сегодня, девочка.
Она дуется, но она хорошая девочка и знает правила. Ее рука возвращается обратно на барную стойку.
— Можешь сделать мне одолжение, конфетка-Сэйди?
На ее лицо возвращается нежная улыбка.
— Все что угодно, Данте.
— Мне нужно доставить девчонку в клинику для всех этих стандартных процедур.
Уголки ее губ ползут вниз, услышав это. Сэйди не любит соревнования.
— Да. Когда?
— Сегодня днем.
— Боже, Данте! Даже таблетки принимают семь дней, прежде чем получить от них нужный эффект.
Ха. Хорошо, что я знаю это.
— Так ты отведешь ее или нет?
— Да. Я сообщу тебе во сколько прием. Устроит?
— Ага, — чтоб девушка осталась довольной, я перегнулся и легко чмокнул ее в щеку.
Мягкий голос хныкнул рядом со мной.
— Данте?
Карина. Твою мать! Откуда, мать ее, она тут взялась?
— Малышка, что ты тут делаешь?
Я проверил часы и было далеко не два тридцать, так что по крайней мере на этот раз не я все испоганил.
Ее глаза мечутся между мной и Сэйди. И все мысли, что вертятся у нее в голове, становятся вдруг очень громким и ясным.
Вот это самое поганое, я никогда не мог понять, о чем, на хрен, думают девчонки. Если бы подобная ситуация случилась с какой-то другой из сотен задниц, на которые я смотрел годами, я бы насрал на это. А сейчас? Блядь, да я волновался, что расстроил Карину. Я не хочу ранить ее чувства. Какого хрена со мной творится? Прекрасная, тугая, молоденькая киска превратила меня в женоподобного ублюдка.
Я вскидываю руку, хватая ее за запястье, и притягиваю ее к себе:
— Карина, это Сэйди, подруга нашего клуба.
— Привет, Сэйди, — говорит Карина, приподнимая подбородок. Жестко, но вежливо, эта сучка продолжает поражать меня, — Я не знала, что ты занят, так что я, пожалуй, пойду, — огрызается она.
Зажав ее подбородок между пальцев, я поворачиваю ее лицо к себе.
— Следи. За своим. Языком.
Я могу быть слабаком с этой девчонкой, но я совершенно не могу позволить ей открывать рот перед человеком, который связан с клубом. Если бы мы были вдвоем в моей комнате, я бы не возражал. Но не тогда, когда Сэйди рядом.
Ее глаза встречаются с моими, они блестят от непролитых слез, и она моргает. Я отпускаю ее.
— Сэйди работает в клинике, она отведет тебя на прием попозже.
Каждый видимый участок кожи Карины вспыхивает розовым цветом.
— О, спасибо. Вы медсестра? — спрашивает она Сэйди.
Сэйди мягко улыбается, кажется, она проникается симпатией к Карине — мне же на руку.
— Нет, я там в качестве секретаря. Я просто заглянула на перерыв на ланч посмотреть: не нужно ли кому-то из парней что-нибудь, — и она обращается ко мне. — Я напишу тебе позже.
— Спасибо.
Карина жмется ко мне.
— Ты пойдешь со мной? — спрашивает она дрожащим голосом, что заставляет мой член стать твердым.
Cэйди навострила уши. Она ловит мой взгляд и немного трясет головой.
— Им это может не понравиться.
К черту. Клуб отправляет в эту клинику столько дерьма, что они должны летать с нашим флагом.
— Она пациент, и это от нее будет зависеть.
Сэйди вздрагивает:
— В любом случае. Постарайся не трахнуть ее перед осмотром.
Кожа Карины становится еще более красной, если такое вообще возможно.

Карина

— Малышка, иди сюда, — Данте сползает со стула, берет меня за руку и ведет в свою спальню.
— Я… Я подумала, что она говорила, что нельзя…
— Я хочу поговорить с тобой наедине.
Это меня пугает. И то, как сильно Данте схватил меня и предупредил следить за своим языком — пугает и возбуждает меня одновременно.
Страницы:

1 2 3 4





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.