Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52240
Книг: 128008
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Время собирать камни»

    
размер шрифта:AAA

Воронков Николай
Время собирать камни

Всему свое время, и время всякой вещи под небом: ...
время разрушать, и время строить;
время плакать, и время смеяться;
время разбрасывать камни, и время собирать камни;
Книга Екклесиаста. Глава 3

   От судьбы не спрятаться даже в глухом лесу.

   Эйфория от принятого решения прошла довольно быстро. Да и чему, собственно, радоваться? Верона где-то там, далеко, и доберусь ли я туда, вообще неизвестно. В ближайший же месяц меня ожидает только нудная дорога. В идеале. А вот в реальности...
   Если оценивать сухие факты, то картина получается весьма и весьма неприглядная. За каких-то пару недель я умудрился убить троих аристократов! Это если не считать нескольких магов, которых я раздавил "драконьей лапой" во время того боя на улице. То, что ни к кому из них я не испытывал вражды или ненависти, сути не меняет - смерть есть смерть. Граф Хелх пытался прикончить меня из-за сущего пустяка - всего лишь одного удара поддых. Герцога Ганзо я вообще в глаза не видел, но шутка с появление дракона в театре стала для него весьма символичной, и он воспылал желанием убить меня. Согнал солдат, магов, попытался захватить меня, и, по словам графини Анха, погиб во время боя. Да и смерть самой графини выглядит не очень красиво. Любой обвинитель заявит, что она всего лишь хотела от меня ребёнка. Ага. Так сильно хотела, что, когда я отказался, парализовала меня каким-то порошком и навесила браслеты, блокирующие магию. До сих пор неприятно вспоминать чувство собственной беспомощности, когда я валялся у её ног. Если бы не мой драконий хвост...
   Ладно, что сделано, то сделано. Но смерть троих аристократов мне не простят, и хотя бы для "вдумчивого расследования" обязательно постараются найти. Как там говорила графиня? Меня будут искать все - король, Тайная стража, Академия магии, родственники герцога, и пр. и пр. Короче, все. Раз нашла графиня, значит и остальные смогут докопаться, это лишь вопрос времени. Пока прочёсывают город, но, если не найдут там, зона поисков расширится. Сколько у меня форы? День, два, неделя? По уму бы надо забиться в самый дальний угол, переждать, пока не прекратиться активный поиск, но для этого нужна помощь верных людей, а у меня таких нет. Купить собственный домик? Деньги есть, но городки здесь небольшие, все друг друга знают, и появление нового человека сразу вызовет пересуды. Пожить в таверне? Их проверят в первую очередь. Тогда что, уходить в леса, пробираться пехом, ориентируясь лишь по солнцу? Можно и так, но это только иллюзия свободы - сколько ни бегай, но охотникам достаточно перекрыть ключевые точки (переправы, перевалы, перекрёстки) и вся беготня становится бессмысленной - рано или поздно, но на эти точки ты всё равно придёшь. Бежать изо всех сил в надежде обогнать возможных преследователей? Тоже не вариант. Я не знаю возможностей местной спецсвязи, и очень может быть, что мои портреты уже развешены на всех заставах.
   Бежать или прятаться - классические варианты, поэтому я решил выбрать третий, и, возможно, самый дурацкий - не прячусь, еду тихонько, старательного никого не трогаю и ни во что не вмешиваюсь. Внешность у меня не самая выдающаяся, и если не иметь портрета, то под мое словесное описание может подойти куча народа. Нужно только сменить одежду, манеры, облик, повадки, стать одним из путников, которых тысячи на любой дороге. Ну, а если неприятности меня всё-таки найдут, то тогда уж крайний вариант - уходить в леса. "Партизанить", прятаться, пробираться на восток. В этом королевстве для меня места уже нет.

   Дорога оказалась скучнейшей. Первые дня два я напрягался, слыша приближающийся топот копыт, но гонцы (или очень спешащие путешественники) проносились мимо, не обращая на меня внимания, и я понемногу успокоился. Если я правильно понял, дорога, по которой я ехал, была чем-то вроде дублёра Восточного тракта. Тоже шла в восточном направлении, петляя от городка к городку, но народу было не очень много. Десяток телег в час - уже хорошо. Редкие захолустные городишки жили своей рутинной жизнь, хотя на картах, которые я видел, в этих местах был нарисован лишь сплошной лес и несколько речушек.
   В принципе, это меня устраивало более чем, давая время свыкнуться с новым положением. На рынке в каком-то селе прикупил комплект поношенной одежды, котелок, продукты и прочую мелочь. В лесочке переоделся, стараясь представить, как я буду выглядеть. Всю прежнюю хорошую одежду пришлось выкинуть. Теперь на мне были болтающиеся штаны на лямках, серая от времени и стирок рубаха, куртка из чего-то вроде грубого войлока, разбитые короткие сапоги. Оружие пришлось замотать в тряпьё и убрать в мешок, подвешенный к седлу. Нож-коготь всё-таки засунул за пазуху, а на виду остался только грубый нож, который я тоже прикупил на рынке. Жилетку с сокровищами пришлось убрать в мешок, но часть камней и золота я на всякий случай замотал в тряпьё и сделал нечто вроде нательного пояса. Небольшую горсточку меди с серебром завязал в узелок и положил в карман.
   Вроде получилось неплохо - небогатый горожанин отправился в путешествие по своим делам. Лошадка простенькая, одежда простенькая, если не сказать бедная; оружия, кроме ножа у пояса, не видно. Минусом были слишком чистые и ухоженные руки и лицо, но тут поможет только время. Грязью я, конечно, измазался, но это временная мера. Ещё одним минусом мог стать мой взгляд (слишком непокорный, как мне говорили). Что тут можно сделать? Шляпа с обвисшими краями, голову пониже, ни на кого не смотреть. Даже если дадут в морду - терпеть, пока не начнут убивать по-настоящему.
   Что ещё? В тавернах не останавливаться даже поесть (официально денег у меня почти нет, так что надо экономить на всём). Не граф, можно и на полянке в лесу обед сварить, да и спать можно там же. Одним глазом, чтобы снова не стать жертвой охотников, но и к этому можно привыкнуть.
   Нужна легенда для разговоров. Кто я такой и куда еду? Про мнимое баронство лучше не поминать, значит я ... фиг знает кто. Лет под сорок, с чистыми, не мозолистыми руками. Приказчик? Для этого нужно хорошо знать обстановку и хоть немного разбираться в торговле. Не моё. Мастер чего-нибудь? Тогда почему одет бедно? Разорился, отправился на поиск лучшей доли? Вот в этом что-то есть. Действительно, мастер, знавшие лучшие времена, разорился и теперь направился к родственникам в другой город. По идее, должен быть инструмент, который я хотел бы сохранить как самое дорогое, но пришлось продать за долги. Так чего я мастер? Оружейник, кожевник, гончар, плотник, ювелир? Неожиданно в памяти всплыло - резчик по дереву. Довольно редкая, но интеллигентная и хорошо оплачиваемая работа. Это объяснит и сильные руки, и привычку к хорошим условия, и свободный разговор с богатенькими. Легенда шита белыми нитками и не выдержит даже простенькой проверки, но лучше у меня всё равно нет, а перекинуться несколькими словами со случайным попутчиком, пожаловаться на судьбу - на первое время вполне достаточно.

   Боль пришла неожиданно. Ехал по дороге, никого не трогал, ни с кем не ругался, ни о чём плохом не думал. Лес вокруг, солнышко, птички поют, и вдруг левую сторону груди пронзила жгучая тянущая боль. Я замер, перекосившись от боли. Чуть выдохнул - боль уменьшилась. Попытался вздохнуть, но боль вонзилась в ребра, позвоночник, и я снова замер, сдерживая дыхание.
   Говорят, что когда начинает болеть сердце, это сразу понимаешь без всяких врачей. Вот и у меня первой мыслью было - сердце! Совершенно дикая, несуразная вещь для относительно молодого мужика, но что ещё я мог подумать в тот момент? Вся левая сторона груди горела, словно намазанная жгучей мазью, кололо под лопаткой, кололо с левой стороны груди, малейший вдох отзывался режущей болью. Вроде и не очень больно, но тело невольно перекосилось, стараясь найти позу, в которой боль будет не такой сильной. Да и страшна не сама боль, которую можно и перетерпеть, а ощущение собственной беспомощности и неотвратимости смерти, неожиданно оказавшейся так близко. Выпить бы какого-нибудь "сердечного" лекарства, но где ж его взять? Вокруг ни души, и всё, что мне оставалось - это сдерживать дыхание. Никаких глубоких вдохов, только маленькие, коротенькие, по глоточку, чтобы боль не захлестнула с головой, не лишила способности рассуждать. И ещё вдруг вспомнилось, что когда у человека инфаркт, его нельзя беспокоить, тормошить - станет хуже, и человек вообще может умереть. Значит, надо слезть с лошади, где-нибудь лечь и ждать. Чего? Одного из двух - или приступ отпустит, или сломает меня окончательно и я просто сдохну. Одно из двух. Думать о плохом не хотелось, но я один, лекарств нет, так что вся надежда на то, что организм справится с болячкой сам.
   Спуститься с лошадки удалось почти без рывков, я отошел на обочину и скорчился на земле, стараясь не потерять сознание и не выпустить повод из руки. Только маленькие осторожные вдохи, только ожидание.
   Время стало тягучим, но я всё не умирал, и минут через двадцать появилось сомнение - боль усиливалась при вдохе. Что это значит? Так и должно быть при инфаркте или это что-нибудь попроще, типа межреберной невралгии или хандроза? Тоже ничего хорошего, но хотя бы есть надежда ещё немного помучиться, а не сдохнуть, скрючившись в дорожной пыли...

   Часа через три боль постепенно утихла, и к вечеру я был почти как огурчик. Осторожно делал разминочные упражнения, но тело снова стало послушным и лёгким. Вот что после этого думать? Случайность? Застудился во время своих путешествий, и теперь с каждым днём болячек будет всё больше?
   Ночь и утро прошли нормально, а ближе к следующему полудню меня снова прихватило. Снова жгущая боль, снова ощущение беспомощности. Раз - случайность, два - повод задуматься, а если будет и третий, то... Времени было более чем достаточно, и я стал перебирать события последних месяцев. Где я мог надорвать сердце, застудиться, сломаться? Интересное занятие, но вскоре я его бросил - было столько всякого, что выделить что-то конкретное не получится. И горел, и тонул, и замерзал, и... Как это сказалось на мне, и какие ещё болячки вылезут - один бог знает. Могла бы помочь магичка-целительница, но до неё ещё надо добраться. Потом я зацепился за слово "магичка". А не подарок ли это графини?! Как раз магичка, которая очень сильно хотела иметь меня рядышком и послушного. Парализовала своим порошком, подавила волю, но ей этого показалось мало, и она ещё что-то делала с моим телом. А если она поставила какое-нибудь заклинание, которое убьёт меня, если сбегу, и эта боль - напоминание, что пора возвращаться к хозяйке? Если это правда, то боль будет нарастать с каждым днём, пока не убьёт меня. И что теперь? А ничего. Графиня мертва, а настоящего целителя можно будет найти разве что в крупных городах, куда мне в ближайшее время путь заказан. Так что придётся терпеть, пока хватит сил, а потом... видно будет. Можно спросить у какой-нибудь деревенской старушки-травницы чего-нибудь "от сердца". Неплохо было бы хорошенько пропариться в баньке, но у местных их не было. Теплая комната, бочка или корыто с горячей водой - максимум, на что можно было рассчитывать.
   Мысли были нехорошими, но в какой-то момент я заметил и плюс - а ведь болячка может стать деталью, которая придаст моей легенде нужную достоверность! Немолодой, разорившийся из-за болезни мастер отправился к своему родственнику в большой город. Зачем? Тот пообещал дать денег и найти настоящего целителя. Это объяснит и мой вид, и нежелание платить деньги за постой в тавернах и охрану в обозах. А город, в котором живет родственник - где-то там, в восточном направлении. Не очень далеко и не очень близко, чтобы не вызвать подозрение. Это объяснит и то, что я никого там не знаю, и почему вообще еду именно в этом направлении.
   Ещё одну черточку для маскировки подсказали собственные сапоги. Купил я их на базаре, старые, поношенные, но только надев, заметил что что-то не так. Приглядевшись повнимательнее, понял странность - раньше они принадлежали кривоногому.
   Мелочь, но сапоги были сношены специфическим образом - стоило сделать несколько шагов, и ступни начинали сползать с подошвы наружу. Вроде ерунда, но когда это не твоя собственная походка, это очень утомляет. А может попробовать превратить и этот минус в плюс? Ведь кого будут искать? Крепкого, хорошо одетого, здорового мужчину, хорошего бойца с неприятным независимым взглядом. Одежду я сменил, оружие спрятал, здоровья поубавилось и без моего желания. Следующий возможный ход - стать кривоногим. Собственные ноги я портить не собирался, да в этом и не было необходимости. Вполне достаточно ставить ноги раза в два шире, чем необходимо, ступни ставить параллельно друг другу (как лыжник), а лучше даже носками чуть внутрь. Походка сразу становится неуклюжей, раскачивающейся, да и рост чисто визуально уменьшается сантиметров на десять. Тяжело, неудобно, утомляет, но ради маскировки можно и потерпеть.
   Ещё одной деталью, которая могла меня выдать, был мой взгляд. Сам себя я, разумеется, не видел, но об этом мне говорили уже несколько раз. Почему независимый? Наверное потому, что мне всё было пох.... Я не торопился умирать, но и за собственную жизнь не цеплялся уже давно. Бился, конечно, боролся, но не цеплялся. А когда почувствовал ещё и силу дракона, то вообще стал относиться к противникам с долей равнодушия. Разумеется, меня за это наказывали, я сам создал себе кучу проблем, но обычные люди ничего противопоставить мне не могли. Могли и убить, но не в открытом честном бою. Поэтому и взгляд у меня нехороший, как у какой-нибудь знатной сволочи или бандита, привыкшего все проблемы решать ударом меча. Второе, наверное, было ближе к истине, но это надо менять. Как? Да очень просто - сделать переоценку самого себя и своего места в этом мире. Простейшее самовнушение, которым каждый из нас периодически занимается. "Я старый, больной, несчастный человек! У меня всё плохо, я своими руками создаю себе проблемы! У меня ничего не получается, я всем только мешаю и всё порчу! Я даром живу на свете, и нет ни одного человека, которому я был бы нужен! Меня мучает боль, я скоро сдохну, и никто об этом не пожалеет!". По большому счёту, про меня всё это было чистой правдой. В обычной жизни об этом не задумываются, просто жалуясь на судьбу, но если начать повторять себе такие слова каждый день, да по сто раз, то у любого и руки опустятся, и спина согнется, а глаза станут как у побитой собаки...
   Это было очень тяжело, это было как ломать себя через коленку, но сделать это было надо. Хотя бы на неделю, хотя бы до тех пор, пока я не выберусь их этого долбаного королевства. "Я старый, больной, несчастный человек! У меня всё плохо, я своими руками создаю себе проблемы! У меня ничего не получается, я всем только мешаю и всё порчу! Я даром живу на свете, и нет ни одного человека, которому я был бы нужен! Я скоро сдохну, и никто об этом не пожалеет!"
   На душе и так было погано, и вскоре я заметил, что начал непроизвольно сутулиться и больше не могу смотреть людям в глаза. Не потому что боюсь, а... а просто не могу.
   Не очень приятно втаптывать самого себя в грязь, но ничего лучшего я не придумал. К тому же, примерно на пятый день начал замечать и первые признаки того, что мой план всё-таки работает - теперь люди старались на меня не смотреть. Вернее, смотрят, но как на старого больного нищего со слезящимися глазами. Наверное, каждый невольно представляет себя на моем месте, и старается побыстрее избавится от такого общества. Кому хочется видеть - чем может закончиться и его жизнь?
   Днём я старательно принижал себя, кланяясь каждому встречному, хоть немного обличенному властью, а вечером так же старательно забивался куда-нибудь в глушь, чтобы даже случайно не попасться кому-нибудь на глаза. Нападение охотников на болоте немного научило меня осторожности, а после убийств в столице я вообще не мог позволить себе расхлябанности. Место ночевки - только в глухих местах. Разводить костер - только в специально вырытой ямке. Приготовить еду, согреться можно, но свет костра не так бросается в глаза случайному человеку. Спать - только одним глазом, настороженно прислушиваясь к каждому шороху. Это изматывало, но и это было плюсом в моем положении - я сам чувствовал, что похудел, осунулся. А ещё я очень озаботился магической защитой своего сна. Легкость, с которой графиня нейтрализовала мои защитные вихри, стала весьма болезненным щелчком по моему самолюбию. Да дело даже не в самолюбии, теперь это становилось вопросом выживания. Пока на меня никто не нападал, но ведь достаточно ошибиться только один раз, и у мертвого шанса исправить больше не будет. Ночевал я всегда в одиночестве, говорить не с кем, и я старательно экспериментировал, создавая всё новые и новые варианты своих вихрей. Я понятия не имел, кто и как будет их "ломать", поэтому создавал с запасом прочности, на всякий случай. Чисто сигнальные, которые должны создать шум и яркий свет. Переполненные энергией, которые должны были "лопнуть" и сжечь всё вокруг выплеснувшейся энергией при малейшей попытке вскрыть их. Многослойные как матрешки, созданные из нескольких разных вихрей. Были плоские как блин, изогнутые как зонтик, шары и веретено, конусы и комбинации всего, что приходило в голову. Обычно к тому времени, когда я засыпал, выбранная поляна и окружающий лес превращались в дикое месиво исковерканных деревьев и вздыбленной земли, но мне всё равно казалось, что я слаб как никогда, и стоит появиться очередному магу, как он меня тут же уничтожит. И я тренировался снова, и снова, и снова. Мои вихри должны быть всё сильнее, сложнее, быстрее. Где предел во всё большем усложнении вихрей, я не знал, но когда наступит время, я должен быть готов. Когда это время наступит, и к чему я должен быть готов - неизвестно, но терять время я не хотел.

   Понемногу дорога и новый образ стали привычными, и я уже без страха и напряжения смотрел по сторонам. То ли меня не искали, то ли искали, но не здесь, то ли мой новый облик обманул ищеек, но никто за мной не гнался, не нападал, не следил, и я почти успокоился. Даже распорядок дня стал привычным - завтрак, неспешная дорога, пару часов перетерпеть боль в груди, затем обед в лесочке, снова дорога, ужин в укромном месте, тренировка по созданию всё более изощренных вихрей, настороженный сон, а с утра снова дорога.
   Конфликтов не было, так как людные места я старательно обходил, а на дороге лишь обменивался взглядами с другими путниками, стараясь не пересечься с ними даже в малом. Это обеспечило мне спокойную дорогу, но через неделю я откровенно заскучал. Старательное одиночество лишило меня и разговоров, и новостей. Думать о своем прошлом, анализировать ошибки? Я это сделал уже на десять раз, да и прошлое не изменить. Строить планы не будущее? У меня слишком мало информации, да и неизвестно, доживу ли я до следующего утра. С моей привычкой находить неприятности на ровном месте вообще неизвестно, чем обернется мой самый малый, самый безобидный поступок. Оставалось только пялиться по сторонам, но когда вокруг лес, и это тоже быстро надоедает. Нужно себя занять, но чем? Обозники обычно вели неспешные разговоры, да и мелкой дорожной суеты хватает - что-то починить, обустроить лагерь, потом свернуть, и прочие заботы. У меня не было и этого. Можно было бросить поводья, но лошадка неспешно, как заведенная, продолжала идти по дороге. Обустройство лагеря? Из всех забот было развести костер, а котелка сваренной каши хватало на целый день. Только и делов, что разогреть на следующем привале.
   Те, кто ехали достаточно далеко, придумывали себе любое занятие, лишь бы занять себя, скоротать время. Однажды я даже видел, как один из возниц умудрялся прямо во время движения вязать носки! Причем, вёл он себя так, словно мужику вязать на спицах - самое обычное и нормальное занятие!
   Для меня увиденное стало небольшим шоком, но потом я решил, что в этом что-то есть. Какая разница, чем заниматься, если это помогает убить время?
   Для себя я додумался только до резьбы по дереву. Ну, это как многие - взять прутик там или палку, и потихонечку строгать или вырезать что-нибудь полезное или красивое. Конкретных идей у меня не было, нож-коготь оказался чересчур острым для такой работы, и ветки-палки уходили в стружку за несколько минут. Я снова заскучал, но тут очень кстати на глаза попались кости какого-то крупного животного, валяющиеся невдалеке от дороги. Это не было чем-то особенным, но в этот раз мне совершенно нечем было заняться, и я остановился посмотреть. То ли бык, то ли ещё что-то рогатое. Во всяком случае, куча костей была большой, да и сами кости, выбеленные солнцем и дождями, оказались весьма крупными. Ничего особенного, но меня неожиданно заинтересовала одна из костей длиной примерно полметра, с крупными суставами. Форма у неё была какая-то... симпатичная для меня. Почти идеально прямая, ровная и круглая, чем-то напоминающая... жезл?. Если подровнять, подрезать, украсить, то может получиться занятно.
   Увлекшись новой идеей, забрался на коня и весь погрузился в разглядывание новой игрушки. Кость оказалась неожиданно твёрдой, и даже мой нож-коготь оставлял только тонкие линии, но я обрадовался и этому - значит, сильно не напортачу, да и времени работа займёт предостаточно.
   Что же мне из этой кости изобразить? Достаточно массивная, и первое, что напрашивалось - сделать из неё нечто вроде шестопёра (разновидности булавы). А что, один из суставов срезать, оставив небольшой закругленный бортик, чтобы не выскальзывало из руки. Второй подправить, немного заострив выступы. Грубовато, но если таким ударить, то мало никому не покажется. А может украсить кость резьбой, орнаментом? Что-нибудь грубоватое, в духе узоров майя? Но тогда напрашивается навершие в виде голов драконов, а это будет чересчур откровенно. Может что попроще? Черепа, например. Художник из меня ещё тот, но если не торопиться... Да и кто будет требовать художественной точности и правдоподобия? Череп - он и в Африке череп, и тут особо не напутать. Но тогда орнамент не очень подходит по стилю. Может что-нибудь другое, что-нибудь вроде китайских (японских) иероглифов? Разумеется, я не знал ни единого, но кто меня здесь будет проверять на грамотность? Главное - стиль и загадочность...
   Творить оказалось неожиданно интересно, и до самого вечера я, забыв обо всём, разглядывал кость со всех стороны, прикидывая что и как. Делал осторожные штрихи ножом, стирал, снова рисовал. Оглянуться не успел, как уже настал вечер. Быстренько перекусил и снова занялся своей новой игрушкой. Специальных инструментов у меня не было, нож едва оставлял линии, но я почти не сомневался, что против моих вихрей кость не устоит. А вихри у меня лучше любого реального инструмента - любого размера, режущие и прожигающие, шлифующие и фрезы. Да и управлять ими я научился уже весьма сносно.
   С вихрями и в самом деле получалось легко и просто. Они и так уже стали почти продолжением моих мыслей, так что мне надо было лишь поточнее представить - чего же я хочу. Просто срезать - режущий диск. Закруглить края - появляется вихрь, по форме напоминающий песочные часы с нужной кривизной. Прорезать узор - надо ясно представить - куда двигаться, как, на какую глубину погружаться. Но я не зря целый день пялился на кость, представляя, как я буду это делать, и теперь работа шла в удовольствие, без катастрофических огрехов. Да и черепа оказалось делать достаточно просто - только теперь вихри были в виде вращающихся цилиндриков (нечто вроде буров у зубного врача). Внимательно присмотреться, а потом рисуй что угодно, меняя диаметр этих импровизированных фрез.
   Ещё не стемнело, а булава уже был закончена. Геометрически правильная, ослепительно белая после моих вихрей. Для красоты ещё и отполировал булаву, но белоснежная, словно лакированная, она мне почему-то не понравилась. Если бы её завернуть в шелка, бархат, хранить в шкатулке на камине, то получилось бы очень даже симпатично. Но я же в дороге! Грязные руки, пыль, да и если использовать её по назначению, будет ещё и кровь. Да и белые черепа смотрелись как-то странно.
   Посомневавшись, решил "зачернить" жезл. Всё очень просто, почти как выжигать по дереву. Рельеф уже был, так что оставалось лишь пройтись огненными вихрями по граням. Чем выше температура, тем темнее цвет, вплоть до чёрного. А вот зубы у черепов я оставил белыми, и получилось очень даже симпатично - светло-коричневый общий фон, более тёмный тон рельефных узоров, очень темные черепа с угольно чёрными впадинами глазниц и белоснежными зубами.
   Получилось очень даже душевно - гладкая рукоять, выше неё шесть вертикальных столбцов иероглифов, навершие из черепов, смотрящих в четыре стороны. Зубки беленькие, черепа черненькие, но прямо-таки напрашивались не пустые впадины, а кроваво-красные зловещие глаза. Порывшись в своих запасах, нашел рубин подходящего цвета, порезал его на кусочки нужного размера и надежно закрепил в глазницах. Отодвинул жезл от себя, оглядел при свете костра и от удовольствия даже присвистнул - если белый жезл больше походил на игрушку, произведение искусства, то теперь, чёрный, он словно стал вбирать в сёбя такую же тёмную силу. Если бы не сам делал, то решил бы, что это боевой жезл какого-нибудь чёрного мага. Может, и остальные так подумают?
   Давненько я не испытывал такого удовольствия от своей работы. Если уж совсем честно, то я вообще первый раз занимался резьбой по кости. Первый раз и так удачно! Может дело в том, что обычно между собственными мыслями и материалом стоят корявые руки, а я действовал напрямую, мыслями? Как знать, но я впервые, за не знаю сколько времени, был почти счастлив. Наверное, я даже улыбался во сне, уснув в обнимку со своей новой игрушкой.

   Следующий день снова был серым и нудным, как и многие перед этим, и о жезле я вспомнил только после того, как меня отпустил очередной приступ боли. Думал, что вид жезла поднимет настроение, но только испортил его ещё больше.
   Вчера я наслаждался, создавая игрушку, а вот сегодня жезл выглядел угрожающе даже при свете дня. Безукоризненные линии, которые вряд ли можно сделать обычным инструментом - настолько все было точно, без малейших изъянов и дефектов. Даже иероглифы, которые я вырезал чисто для красоты, словно наполнились тайным смыслом и теперь выглядели как... руны? Это не могли быть настоящие руны, потому что я понятия не имел о настоящих. Всего лишь шесть колонок символов, стилизованных под иероглифы японцев и значки майя. Стилизованные, потому что я не знал и настоящих. Так, творил, подчиняясь настроению и стараясь выразить это в символах, а вот результат получился специфическим. Настроение чувствовалось, это однозначно, но как его понять? Колонки с символами чередовались - майя -японские - майя - японские, но в их размещении чувствовалась странная закономерность. Через какое-то время мне даже почудилось, что колонки прямоугольных символов - это нечто вроде кнопок управления, а иероглифы "под японские" - что-то вроде кодового замка или шифра. И что этим "ключом" можно открыть... Что?!
   Мысли были такими дикими, что я растерялся. Какой ключ?! Какой шифр?! Я сам, лично, сделал этот жезл своими ручонками и при этом не думал ни про какие ключи! Так с чего вдруг такие мысли? Или дело в том, что я "творил" и невольно воплотил какие-то потаенные, глубоко запрятанные мысли настоящего Гордана? Можно допустить и такую безумную идею, только вот откуда Гордан мог знать земные иероглифы, пусть и стилизованные? Можно, конечно, нафантазировать, что для серьёзного шифра входная комбинация не так и важна - тут главное - конечный код, полученный обработкой входного по определённому алгоритму. Можно нафантазировать, что прежний Гордан тоже был "засланцем", только он не смог выполнить задание, и именно поэтому меня и засунули в его тело для продолжения сюжета. Что таким образом память подсказывает путь к некоему хранилищу знаний, а может даже и супероружия, которое поможет мне отомстить киношникам...
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.