Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52245
Книг: 128008
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Плененная»

    
размер шрифта:AAA

Л. П. Ловелл
Плененная

Пролог

Вы когда-нибудь осматривались вокруг? Думали о жизни, что проходит мимо нас каждый день? О людях, скрывающих свое истинное лицо? У каждого из нас есть своя жизнь, семью, друзья... своя история. Хотя большинство людей отличные притворщики. Я знаю это, потому что являюсь одной из них. Смотря со стороны, никто не поймет, какая я разбитая.
Я опытная актриса, мастер своего дела. Я живу каждую минуту, каждый час, каждый день в борьбе с самой собой. Где сила и слабость противостоят друг другу в грандиозной внутренней борьбе, но сила должна победить, либо моя слабость поглотит все — все, с чем я так упорно боролась, и чем рисковала, чтобы стать той, кем являюсь сейчас.
Слабость — яд от предательства людей, которых вы любите. Это слезы в твоей душе, которые будут литься до тех пор, пока в ней ничего не останется. Слабость — состояние души; вы слабы настолько, насколько момент, когда вы выбрали сломаться.
Сила же — способность выйти за пределы ваших собственных возможностей. Сила — это когда упав на самое дно, ты вновь пробиваешься наверх, чтобы встать на ноги. Сила — решительность и упорство. Сила — это также состояние души, и вы сильны настолько, насколько считаете себя сильным.
А разница между мной и остальными… Я пережила больше боли и предательства, чем большинство людей могут себе представить. Я пережила столько ночных кошмаров и все еще держусь, борясь за свою силу.
Знаете, как говорят... Алмазы создаются под давлением.

1 глава — Тео


Я залпом выпиваю шот текилы и глубоко вздыхаю, когда обжигающая жидкость стекает по моему горлу
— Ух, — кричит Хьюго, качая головой. Его налитые кровью глаза и постоянная ухмылка выдают его нетрезвость.
Он сдвигает рюмки по стойке и дает сигнал бармену повторить двойной заказ.
Я ощущаю, как удивительное онемение от жжения алкоголя просачивается в мою кровь огненным потоком, и мой организм встречается с ним как с желанным другом.
— Нет большей радости в жизни, чем текила… — объявляет Хьюго, когда женщина проходила мимо него. Она смотрит на него, слегка обернувшись, и уверен, замечает, что он пялится на ее задницу.
— …и, конечно же, женщины, давай не будем забывать о них, — улыбается Хьюго, и его глаза следят за уходящей женщиной. Он хлопает меня по плечу, прежде чем повернуться лицом к барной стойке. Это ночь субботы, и мы в небольшом клубе в Мейфэр. Poison — одно из наших любимых мест пребывания.
— Смотрю, тебе кто-то пригляделся? — спрашиваю я с улыбкой, продолжая пить свое пиво. Это был глупый вопрос, так как Хьюго непривередлив в отношении женщин.
Он усмехается.
— Чувак, да здесь просто столпотворение кисок. — Он прав, должно быть, здесь соотношение женщин и мужчин, по крайней мере, четыре к одному, что меня полностью устраивает. — У блондинки у бара потрясающая фигура, — прямо говорит он.
Я поворачиваюсь и начинаю с интересом разглядывать женщину. Ее платье с глубоким декольте выгодно подчеркивает ее сочные формы.
Я смеюсь над предсказуемым выбором Хьюго
— Хороший выбор, хотя тебе стоит начать выбирать кого-то из менее доступного типа женщин, — усмехаюсь я и делаю глоток.
И вновь, как фокусник, бармен ставит перед нами четыре шота с выпивкой, за что так же быстро получает чаевые.
Хьюго выпивает очередной шот текилы, прежде чем снова взглянуть на блондинку и добавить:
— Она может стать сложной задачей…— он делает задумчивый вид.
— Не знаю Хьюго. Тебе виднее, — криво усмехаюсь я. — Ставлю сто баксов на то, что в течение часа, ты заведешь ее в туалет и оттрахаешь по полной.
— Значит, если я трахну ее в туалете, ты выиграешь? Где же в этом смысл? Это победа в беспроигрышной ситуации. Твоя способность заключать пари — отстой, — хмыкает он.
Я пожимаю плечами, прежде чем чокнуться с ним и выпиваю очередной шот. Текила, как всегда, приносит свое желанное онемение.
Хьюго хлопает в ладоши и встает.
— Ну что ж, Рэмбо, пора найти хорошее местечко, чтобы остаться на ночь, — он улыбается, когда мы отворачиваемся от бара, и совершенно забывает о грудастой блондинке. Да, у него продолжительность концентрации внимания меньше, чем у комара. Ох, да, Рэмбо — это его член.
— Как поживает твой дружок? Я удивлен, что он еще не отпал, — фыркаю я.
Хьюго самый большой кобелина, которого я знаю, в действительности, вероятно, он один из самых больших ловеласов в истории человечества. Не поймите меня неправильно, я тоже, конечно, не ангел, но Хьюго находится на совершенно другом игровом поле.
— Нет, Рэмбо в порядке и любит веселиться... очень, — он улыбается, когда начинает подавать бедрами взад-вперед. Я закатываю глаза. Как я уже сказал, он кобель, но он лучший компаньон для вечеринок.
— Итак, пойдем найдем ему киску, — ухмыляюсь я.
Он включает свой радар, и под глухие стуки музыки мы проходим сквозь толпы людей в клубе. Я осматриваюсь, иногда мой взгляд останавливается на ком-то. Я замечаю брюнетку в черном платье-мини, наши взгляды встречаются, и я подмигиваю ей, слегка улыбаясь. Она выглядит взволнованной и тотчас опускает взгляд в пол.
По-моему мнению, секс — это большая игра. Все либо играют, либо хотят играть, признают они это или нет. Те, кто жалуются на это, как правило, слишком непривлекательны, чтобы быть приглашены в игру. Женщины в большей степени пытаются отрицать это, но я повидал их достаточно и с уверенностью заявляю, что, предложив гарантированный оргазм, они так же азартны, если не больше, как и мужчины.
Люди, подобные мне, превосходны в этой игре. Например, прямо сейчас я устанавливаю зрительный контакт с некоторыми из женщин в помещении — это мимолетная встреча глаз, которая говорит: «Может быть, если вам действительно повезет, вы сможете оказаться в моей постели сегодня вечером». Это один миг, то, что завораживает их, манит их, но в то же время они понимают, что они не твоего уровня. Ирония заключается в том, чтобы стать главным в этой игре, ты должен оставаться непостижимым, что является лучшим оружием. Заставить их хотеть получить то, что они не могут иметь. Конечно, я должен не просто заставить их хотеть меня. Мне нужно заставить их поверить, что я недостижим... что я божество, не иначе. Иначе я не стал бы играть с самого начала и до конца. Как я уже сказал — ирония.
Пока следую за Хьюго к центру танцпола, я замечаю группу из четырех довольно привлекательных женщин. Толкаю локтем Хьюго, и мы разделяемся. Я украдкой приближаюсь за спину блондинки и обнимаю ее за талию, притягивая спиной к себе. Я начинаю тереться бедрами об ее бедра в такт музыке. Хьюго прижимается к брюнетке напротив меня. Другие две девушки перестают танцевать и вызывающе смотрят на меня. Заметив, что подруги уставились на нее, девушка застывает в моих руках и пытается повернуться, но я держу ее, не позволяя ей никакого движения. Я подмигиваю одной из ее подружек, и та, хихикает, краснея. Я обвиваю рукой талию блондинки, притягиваю ее спину к своей груди, и она тяжело дышит, чувствую, как я двигаюсь возле нее, дразня.
Пока одна песня перетекает в другую, я пробегаю рукой от ее ключицы и почти провожу по ее груди. Другая рука скользит по бедру под платьем. Она, не оборачиваясь, проводит руками по внешней части моих бедер, затем присев, плавно, словно кошка, поднимается вверх, не переставая прикасаться к моему торсу. Я провожу своими губами вдоль ее шеи — просто легкое касание. Она дрожит. Это то, что я умею делать, то, в чем я чертовски хорош. Ее тело кричит, она хочет, чтобы я не останавливался... она даже не видит мое лицо. Как только я собираюсь развернуть ее и дать понять, что сегодня она та самая счастливица, как вдруг…
Я поворачиваюсь, когда мимо меня пролетает вихрь красной бури. Она поворачивается, и я чувствую, как весь воздух покидает мои легкие. Она потрясающе красива, и я имею в виду, мать вашу, она великолепна. Мои глаза путешествуют по изгибам ее тела, пока, в конце концов, я не достигаю ее лица, где встречаюсь с парой светящихся изумрудных глаз. Она приковывает меня своим взглядом. Это взгляд, говорящий о многом, полон возможностей. Я готов пообещать ей все, чего она захочет. Моя эрекция ликует и ждет момента. Вот дерьмо. Ее губы медленно изгибаются в улыбке как у дьявола, и она подмигивает мне. Я смотрю на нее, отступая назад, мой член сейчас готов взорваться. Эта женщина — мечта каждого мужчины. И она уходит…
Я смотрю ей вслед. Ее ярко-красное платье короткое и демонстрирует взору ее длинные, загорелые ноги. Ее огненно-рыжие волосы густыми волнами спадают по ее спине до талии. Она источает чувственность всеми фибрами своего тела и молча требует внимания, когда с грациозностью плывет по танцполу и без особых усилий источает сексуальность. Она не притворяется, она такая есть. Я никогда раньше такого не видел. Я так возбуждаюсь, что мой стояк ввергает меня в ступор.
Я поворачиваю голову назад и смотрю на Хьюго, чьи глаза также пялятся на то место, где только что исчезла рыжая бестия. Встретившись со мной взглядом, Хьюго жестом руки показывает подобие того, будто он сейчас дрочит. Я киваю ему головой в знак согласия. Женщина и впрямь достойна того, чтобы заставить меня взорваться прямо в штаны от одного только ее взгляда. Хьюго наклоняет голову, и на его лице выражение: «Почему, черт побери, ты все еще стоишь здесь?»
Я закатываю глаза, глядя на него. Обычно я не преследую женщин, но в этой есть что-то другое, я бы сказал неотразимое. Она меняет правила игра — редкая аномалия, для которой не грех нарушить свои правила.
Игнорируя блондинку, я уверенно продвигаюсь по танцполу в направление бара и мгновенно вижу ее одинокую фигуру. Сказать, что она выделяется в толпе, — значит, ничего не сказать. В ней есть что-то, что привлекает ваше внимание, а затем захватывает вас... и ваши яйца у нее в кармане. Несколько мужчин собрались вокруг нее, словно стервятники, но она не из тех, кто легко сдается. Все они останутся в пролете, и их яйцам ничего не светит, что подтверждается тем, как она отрицательно качает им головой. Я подхожу к бару и присаживаюсь возле нее так, что моя рука находится в нескольких сантиметрах от нее. Барменша сразу же направляется, ко мне, застенчиво улыбаясь.
— Что будете заказывать? — живо спрашивает она.
— «Корону», пожалуйста, — я передаю ей десять долларов. — Сдачи не надо, — я улыбаюсь и подмигиваю ей, из-за чего она краснеет.
Мой взгляд как бы случайно оказывается на рыжеволосой женщине, и я замечаю, как она закатывает глаза. Я вопросительно смотрю на нее и она, почувствовав мой взгляд, медленно поворачивает лицо ко мне с пронзительным взглядом. Ее удивительные глаза и близость вызывает реакции, которые, клянусь, в последний раз я испытывал в лет пятнадцать.
Она потрясающа, даже в приглушенном свете клуба. Ее длинные рыжие волосы свободно спадают волнами на ее плечи в стиле: «Я просыпаюсь так каждое утро».
Ее аномально ярко-зеленые глаза практически пригвождают меня к месту. Полные губы, накрашенные красной помадой, изогнуты в легкой усмешке, когда она в упор смотрит на меня, излучая уверенность в себе. Я улыбаюсь ей, пробежав глазами по ее телу.
— Они сегодня не в настроении, — говорит она с сарказмом, указывая на свои груди.
— Что я могу сказать… их трудно не заметить, — улыбаюсь я. Пожав плечами, я продолжаю: — Я хотел бы узнать тебя ближе, — говорю я, изображая улыбку.
К моему удивлению, она только закатывает глаза... лицо бесстрастно, ни намека на румянец, как будто я не произвожу на нее никакого эффекта.
Все в ней кричит о ее надменности и незаинтересованности, но я Теодор Эллис и никто еще не динамил меня.
— Где твой друг, он видимо не спешит к тебе? — как бы невзначай спрашиваю я.
— Он в туалете, его тошнит, — слегка сощурив глаза, отвечает она.
— В таком случае, я мог бы угостить тебя выпивкой, пока ты ждешь? — спокойно осведомляюсь я. Она смотрит сквозь меня в течение нескольких секунд, сверля взглядом, как будто я сделан из стекла и абсолютно прозрачен.
— Нет, — коротко бросает она и поворачивается к бару. Вот и все, просто нет. Что, черт возьми, я делаю не так?!
— Точно? — я улыбаюсь и приподнимаю бровь, глядя на нее наклонившись ближе. Ее аромат окутывает меня — нежный цветочный, в отличие от женщины передо мной.
Она наклоняется ко мне так, что я могу чувствовать ее дыхание на моей шее, а губы всего лишь в сантиметре от моего уха. Я подавляю стон, когда ее груди задевают меня.
— Точно, — шепчет она, а ее язык, как будто ласкает каждое слово, отчего мой член начинает подрагивать. Она откидывается назад, улыбка украшает ее лицо. О, она точно знает, что делает, и это дико возбуждает. Мои глаза нагло рассматривают ее тело сверху донизу, отмечая ее соблазнительность, но отнюдь не вульгарность. Когда наши взгляды встречаются, ее брови ползут вверх, а губы поджимаются. Я улыбаюсь, наслаждаясь ее смятением.
— Возможно, я просто должен прямо сказать, что хочу отвезти тебя к себе, — хмыкаю я.
Она ухмыляется, и ее взгляд скользит по мне.
— А ты и впрямь не знаешь, когда стоит остановиться? — говорит она и жестом показывает на пространство, разделяющее нас. — Мне это не интересно, — произносит она утвердительным тоном.
Я смеюсь и пожимаю плечами:
— Нет, ты просто делаешь вид, что тебе не интересно.
— В самом деле? — она с сарказмом приподнимает бровь. — Ты не мой тип.
Она хмыкает, хотя я замечаю, как ее взгляд снова скользит по моему телу.
— Я — тип каждой женщины.
Я смотрю, как воздух между нами вдруг накаляется. Электричество, как будто трещит между нашими телами, и мне ничего не хочется больше, чем сорвать с нее платье прямо здесь и сейчас.
В конце концов, она просто ухмыляется и качает головой:
— Неужели ты думаешь, что весь этот бред, который ты говоришь, срабатывает?
— О, обычно мне не нужно ничего говорить, моя сладкая, но мне нравится думать, что я хорошо умею приспосабливаться, поэтому для тебя я готов сделать исключение, — говорю я, глядя ей в глаза.
— Я что, похожа на женщину, которая падает в обморок от дешевых речей красивого незнакомца? — она слегка наклоняет голову, и ее губы трогает тень улыбки.
— Значит, ты считаешь меня красивым? — говорю я с усмешкой.
— На самом деле я так не говорила, кроме того, ты должен быть действительно особенным для того, чтобы зацепить мой интерес, дорогой,— равнодушно произносит она, глядя в мои глаза.
«Черт, эта девушка — бестия».
— Провоцируешь, сладкая.
Она пожимает плечами, смотрит в сторону, и я замечаю озорной блеск в ее глазах и призрачную улыбку на губах. Я жестом подзываю барменшу и заказываю два шота текилы с солью и лимоном. Она ставит их на барную стойку передо мной. Я придвигаю один шот по стойке к ней.
— Держи, — коротко говорю я.
Мгновение она сомневается, а затем без единого слова опускает палец в прозрачную жидкость, после чего оставляет влажную дорожку из текилы на запястье правой руки, так, что жест кажется дико соблазнительным. Я смотрю вверх и вижу ее внимательный взгляд сквозь опущенные ресницы. Она берет немного соли и сыплет на только что оставленную дорожку из спиртного. Не отрывая от нее взгляда, я залпом осушаю свою рюмку и со звоном ставлю ее на стойку. Она поднимает правую руку вверх и медленно слизывает соль языком, после чего подносит рюмку к нижней губе и глотает содержимое. Движение ее горла привлекает мое внимание, и я смотрю на нее, не моргая. Да, мне явно жмут джинсы в области паха. Она помещает ломтик лимона между губ, прежде чем отбрасывает его и пробегает языком по нижней губе. Мечта.
— Итак... ты, я, моя кровать. Я обещаю тебе, по крайней мере, два оргазма, прежде чем ты уйдешь, — мой голос становится хриплым, так как мой ум уже осмысливает все те вещи, которые я хотел бы с ней проделать.
— Только два? Милый, это может сделать для меня мой вибратор. Ты должен был предложить намного больше, чем это. Я считала тебе амбициозным мужчиной, — ее губы складываются бантиком в игривой улыбке.
Она становится еще красивее, если это вообще возможно. Она воплощение секса и греха во всех смыслах этого слова.
— Ты даже представить не можешь, что я бы с тобой сделал, — я медленно скольжу взглядом по ее телу.
Она закатывает глаза, берет в руку сумочку и начинает отворачиваться от меня.
— До утра их будет три, — предлагаю я.
— Я ухожу, если это все, что ты можешь мне предложить, — смеется она. — Я разочарована. — Она надувает губки, прежде чем усмехнуться.
— Я ненавижу разочаровывать людей, — ухмыляюсь я.
Она подходит близко ко мне и тихо шепчет у моей шеи:
— Ну, тогда тебе нужно лучше практиковаться в своей игре, мой сладкий. Сейчас ты на площадке для больших мальчиков.
Ее голос низкий и хриплый… Она ненадолго прикасается губами к моей щеке и отстраняется, соблазнительно приподнимая бровь.
— Погоди, скажи свое имя, — быстро говорю я, прежде чем она уйдет.
Она дерзко улыбается мне.
— Спасибо за текилу.
Как ни странно, я улыбаюсь на ее ответ. Прежде чем уйти, она подмигивает мне через плечо. Впервые в истории я получаю отказ, и мне это нравится.


2 глава — Лилли


Я просыпаюсь, когда мой будильник начинает дико трезвонить, и отключаю его, потягиваясь. Поднявшись, я плетусь в ванную комнату, еле передвигая ноги. Открываю дверь и испуганно начинаю кричать. В моей ванной стоит мокрый голый мужчина, которого я, конечно, не ожидала там увидеть.
— Успокойся, — говорит мужчина с сильным австралийским акцентом. Он улыбается, проходя мимо меня абсолютно голый, чмокает меня в щеку, вытирая свои светлые волосы.
— Черт, Круз! Что ты здесь делаешь? — визжу я на него.
— Ммм… я остался вчера вечером, помнишь? — без смущения произносит он, натягивая свои трусы. Мои глаза с интересом оглядывают его тело. Должна сказать, мужчина довольно симпатичный.
— Должно быть, я уснула. Ты не должен был оставаться, — огрызаюсь я.
Он натягивает джинсы и пожимает плечами:
— Ладно. Мне надо бежать. Увидимся.
Он подходит ко мне, прежде чем прижимается губами к моей шее, достаточно надолго, чтобы мой пульс ускорился. Затем он отходит, подмигивает и одаривает меня очаровательной мальчишеской улыбкой, после чего разворачивается, натягивает свою футболку и выходит за дверь. Ох уж эти мужчины!
После того как принимаю душ и одеваюсь, я направляюсь на кухню в поисках кофе. Яркое солнце светит сквозь огромные окна с обеих сторон открытого пространства, что делает всю квартиру яркой и наполняет ее теплой атмосферой.
— Как я выгляжу? — спрашивает Молли, заходя на кухню.
Она потрясающа в сером платье и черных туфлях на высоких каблуках. Молли всегда выглядит изящно и элегантно, но, как правило, отказывается принимать это. У нее фигура модели: длинные стройные ноги и тонкая талия. Ее длинные светлые волосы убраны сзади в высокий хвост, демонстрируя ее прекрасные скулы и большие голубые глаза. Она моя соседка, хотя вернее сказать, арендодатель, потому что и ее отец платит, по крайней мере, половину аренды нашей дорогой квартиры в Холланд-парк. Более того, она одна из моих лучших подруг на протяжении почти всей моей жизни, а точнее с тех пор, как мне исполнилось пять. Мы выросли, делая грязевые блинчики и дразня моего брата Гарри. Хорошие были времена.
— Горяча, — отвечаю я с улыбкой.
— Достаточно хороша для того, чтобы встретиться с придирчивым дизайнером и надрать ему задницу.
Молли работает в модном журнале, несмотря на отсутствие фактического интереса к моде, только к стажировке. При условии, что она беспокоится, это просто первый шаг к достижению цели, и я получаю огромную пользу от всех бесплатных образцов, которые она приносит домой. Но сама она скорее занималась бы чем-то более... интересным.
— Ты выглядишь потрясающе. Я покорена, — улыбаюсь я. — Надирание его задницы, вероятно, будет интересным занятием.
— Очень сомневаюсь в этом, — ворчит она.
— Девчонки, вы обе просто прекрасны, — произносит Джордж, входя на кухню, и он как всегда превосходно выглядит.
Он обнимает меня за талию и целует в волосы, быстро обойдя меня, чтобы сварить себе кофе. Он одет в обычную рубашку с закатанными рукавами, которая открывает взору его рельефные руки. Он выглядит моложе своих лет из-за светлых волос и добрых карих глаз, однако его широкие мускулистые плечи и узкие бедра совсем не мальчишеские. Джордж является одним из тех парней, на которых засматриваются люди на улицах.
Джордж — третье дополнение нашей маленькой семьи. Он подружился со мной в колледже, где мы разделили вместе свою любовь к танцам и музыке. Мы стали очень близки, как ни с кем другим, даже ближе чем с Молли. Он всегда со мной, в любой момент, когда я нуждаюсь в нем. Он живет в Лондоне несколько лет, пытаясь сделать карьеру танцора, и подрабатывая моделью, чтобы заработать денег. Танцы — жестокий бизнес, несмотря на то, что Джордж действительно талантлив.
— Ты сегодня рано встал, — улыбаясь, говорю я. Джордж никогда не поднимается рано. Это как жить со студентом.
— Да-да. У меня утром прослушивание, — говорит он, садясь за стол, с чашкой кофе.
— Видимо, что-то стоящее.
— Эх, детка, я порву этих засранцев, — пренебрежительно машет он рукой и усмехается.
Я смеюсь, он просто не может оставить меня в плохом настроении и не заставить улыбнуться.
— Ты как всегда само очарование. Ну, удачи. Люблю тебя.
— И я тебя, — говорит он, посылая мне воздушный поцелуй, когда я встаю и направляюсь к выходу.
На улице дует свежий ветерок, и я плотнее укутываюсь в свой кардиган и быстро направляюсь к станции метро, ритмично цокая каблуками по тротуару. Я приехала в Лондон два месяца назад на летнюю стажировку. Я училась в Кембриджском университете. Кембридж относительно спокойный город, во всяком случае, настолько спокойный, насколько город может быть. Лондон казался мне безжалостной машиной, которая создает бизнес. Люди здесь недружелюбные, слишком занятые собой и своей безумной жизнью, чтобы позволить себе хоть подобие улыбки. Я нахожу это очень печальным и скучаю по Кембриджу, хотя считаю себя счастливицей, что мои близкие друзья живут в этом городе вместе со мной.
В метро тише, чем обычно, потому что я еду на час раньше. Я ненавижу метро, у меня начинается клаустрофобия, но действительно нет более быстрого и простого способа объехать Лондон.
Я приезжаю к Circus House без десяти минут восемь. Офис «Флорелл и Симмонс» расположен на Пикадилли; у меня уходит тридцать минут, чтобы добраться до нужного мне места. Поднимаюсь на лифте на четырнадцатый этаж, выпиваю чашечку кофе и сразу же начинаю готовить документы для важных переговоров.
Я работаю здесь около месяца в качестве стажера. Мне очень повезло, что я попала сюда — это одна из самых престижных адвокатских контор в Лондоне. Сегодня у моего босса встреча с генеральным директором «Эллис Корпорейтед Лтд.» — крупнейшим клиентом нашей фирмы. Он попросил меня присоединиться к нему во время встречи, что было огромным везением, и я была очень рада, что он обратился именно ко мне.
— Готова к работе? — мой босс, Джош, появляется спустя получаса, после моего приезда. Он высокий мужчина с добрым лицом и улыбкой. Я думаю, ему около тридцати, хотя трудно сказать, так как его темные волосы слегка тронула седина.
— Конечно, — улыбаюсь я, глядя на него и кладу в портфель все документы, которые понадобятся на встрече.
— Ты ведь в курсе, что это очень важная встреча. Это крупная сделка. Симмонс обычно лично встречается с мистером Эллисом, но дело срочное, и так как он в отпуске, меня попросили взять это на себя, — говорит Джош и нервно поправляет галстук, уже в третий раз за несколько минут
— Да, спасибо. Я очень ценю то, что вы дали мне шанс проявить себя, — улыбаюсь я, глядя на него.
— Ну, в последние несколько недель, ты была настоящей находкой, Лилли. Я не знаю, что бы я делал без тебя, — широко улыбнувшись, произносит начальник.
— Благодарю, Джош, — коротко киваю я.
У нас с Джошом сложились хорошие рабочие отношения; мы отлично понимаем друг друга с полуслова. Я надеюсь, что они предложат мне постоянную должность, как только моя стажировка закончится. Мы выходим из лифта и сразу замечаем черный «Мерседес», который ждет нас. Машина трогается, и примерно через двадцать минут останавливается возле «Эллис Тауэр».
— Мы на месте, — нервно говорит Джош.
Двери лифта открываются, и мы нажимаем кнопку тридцатого этажа, которая вмиг загорается на цифровой панели.
Затем мы оказываемся в приемной. Комната выглядит определенно величественно. Мраморный пол сверкает под светильниками, а вдоль стен стоят несколько белых кожаных диванов. Напротив — большая стойка регистрации, а дальняя стена, по другую сторону от лифтов, представляет из себя огромное окно, на котором матовыми синевато-серыми прописными буквами виднеется надпись «Эллис Корпорейтед Лтд.». Стены расписаны черно-белыми городскими пейзажами.
Мы занимаем места в зале ожидания. Джош достает договор и начинает читать его. Он заметно нервничает, и я могу с уверенностью сказать, что он отчаянно пытается произвести впечатление.
— Мистер Уокер, — зовет Джоша молодая женщина. — Мистер Эллис ждет вас. Вам по коридору, первая дверь налево, — мило улыбается она.
— Спасибо, — сухо бросает Джош и встает. Я следую за ним.
— Готова? — спрашивает он меня, пока мы идем к двери в офис мистера Эллиса.
— Думаю, да, — я мысленно ухмыляюсь тому, сколько нервов тратится впустую на то, что во мне вызывает только смех. Я понимаю, что он важен, но он по-прежнему просто человек. — Не беспокойтесь, все будет хорошо, — я касаюсь его руки, и он коротко мне улыбается, затем осторожно стучит в дверь и открывает ее.

***

Когда я вижу мужчину, который стоит в комнате, то просто теряю дар речи, что, поверьте, происходит со мной не часто. Он одаривает меня знакомой очаровательной улыбкой, пока его глаза нагло скользят по моему телу.
Ох, Господь всемогущий, пожалуйста, скажите мне, что это не мистер Эллис. Скажите, что это его личный секретарь или стажер. Я очень на это надеюсь и, несмотря на то, как стараюсь ухватиться за идею, понимаю, что ошибаюсь. То, как он держит себя, завораживает, его аура — чистая власть и справедливость в одном человеке. Внезапно все становится на свои места, его чрезмерно уверенное поведение обретает смысл. Уверенность человека, который имеет больше денег, чем маленькая страна, и всегда получает то, чего хочет.
Он высокий, больше ста восьмидесяти сантиметров, и наверно, еще даже более привлекателен, чем мне помнится. Я имею в виду, я знала, что он горяч, но дерьмо, могу поклясться, этот мужчина должен быть изображен в словаре рядом со словом «секс».
Мои глаза блуждают по его широким плечам и узким бедрам. Ворот его рубашки расстегнут, галстука нет. О, боже, может ли мужчине так идти рабочий костюм?
Я смотрю и изучаю его лицо. Его темные волосы немного взъерошены, черты лица мужественные и точеные. Полные мягкие губы в контрасте с квадратным подбородком и широкими скулами, не говоря о дизайнерской одежде, завершают его идеальный внешний вид. Наконец, наши взгляды встречаются, его глаза темно-синего цвета и, кажется, я физически начинаю тлеть под его пристальным взглядом. Я смело встречаю взгляд его красивых, бездонных и требовательных глаз с огоньком в глубине, от которого, без сомнения, плавилось множество женщин. Его губы дергаются и кривятся в ухмылке, и моя кожа внезапно покрывается мурашками. Он, может быть, тот еще дерзкий засранец, но серьезно, ни одному человеку не позволено быть таким чертовски привлекательным.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.