Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48587
Книг: 121300
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Бессмертный охотник»

    
размер шрифта:AAA

Линси Сэндс
Бессмертный охотник

Пролог

— Ну почему так долго?
Деккер Аржено Пиммс оторвал скучающий взгляд от своих рук, услышав вопрос Гаррета Мортимера. Он наблюдал, как блондин нервно вышагивает перед ним, делая, по всей видимости, уже не первый круг.
— Я уверен, что они скоро будут.
Когда Мортимер просто проворчал и продолжил в том же духе, Деккер откинул голову на темную кожаную кушетку и закрыл глаза, казалось, будто комната наполнена беспокойством и тревогой, и ему хотелось быть где-нибудь подальше отсюда. К сожалению, это был его дом. В это время он должен был быть в отпуске, который вылетел в трубу после первого же телефонного звонка: на третий день Люциан, его дядя, но, что еще важнее, Глава Совета бессмертных и его босс, позвонил с новостью о нескольких нападениях на смертных в его районе. Два представителя Совета направились на север, чтобы найти преступника. На вопрос, мог ли Деккер им помочь в поиске с предоставлением своего дома в качестве временного штаба, он как идиот ответил «да».
Деккер поморщился от собственной глупости, но выбора особо не было. Он также был частью Совета, своего рода охотником. Его работа заключалась в том, чтобы выследить отступника, который угрожал благополучию не только смертных, но и их народа. Если не брать много крови, то шанс серьезно навредить человеку при укусе довольно мал, но даже такое нападение ставило под удар всю расу бессмертных: увеличивался шанс обнаружения их существования. Поэтому, сразу после появления банков крови, кусать смертных в Северной Америке стало запрещено, ну, конечно, за исключением чрезвычайных ситуаций. К сожалению, некоторые предпочитали старые пути и продолжали рисковать, подвергая опасности их всех, питаясь, как они это назвали, «от дойной коровы». Те немногие, кто это делал, для безопасности остальных были найдены и ликвидированы охотниками, такими как Деккер и Гаррет Мортимер.
Большую часть времени Деккер получал удовольствие от своей работы, защищая свой народ и смертных от отступников, однако, сейчас это был не тот случай. Его отпуск пострадал ни за что, они провели последние две недели в поисках бессмертного, который, как оказалось, не был тем, кто им нужен.
Он открыл глаза и повернул голову, чтобы посмотреть на предполагаемого «преступника», сидящего на противоположном конце кушетки. Стройный темноволосый человек, который называл себя Грантом, хотя Деккер даже не потрудился узнать, было ли это его имя или фамилия. Он был слишком раздосадован, так как в итоге его вызвали из-за некого офисного сотрудника, работающего в «Банке крови и плазмы Аржено», который поссорился с Грантом и сознательно задерживал поставки крови, что вынудило второго питаться смертными между поставками. Это определенно была чрезвычайная ситуация, что оправдывало Гранта, который беспокойно грыз ногти и выглядел столь же взволнованным, как и Мортимер. Деккер не винил их в этом, поскольку перспектива предстать перед Люцианом Аржено была довольно пугающей. Глава Совета был одним из самых древних бессмертных и довольно жестко придерживался своих убеждений.
— Может быть, я должен пойти и посмотреть все ли нормально, — пробормотал Мортимер.
Деккер переключил свое внимание обратно на светловолосого мужчину, когда тот остановился перед ним, и покачал головой:
— Не очень хорошая идея, мой друг.
Мортимер нахмурился, недовольно хмыкнул и снова начал ходить взад-вперед, то и дело бросая взгляд на лестницу в конце комнаты. Деккер знал, что спокойствие не продлится долго, поэтому не особо удивлялся, что Мортимер с трудом держит себя в руках: уж очень сильным было его желание подняться на верх к Саманте. Деккер понимал его чувства, ведь он поступил бы точно так же, если бы эта женщина была его парой.
Он вновь устало закрыл глаза, думая, что единственной хорошей вещью, которая вышла из всей этой охоты, было то, что Мортимер нашёл Саманту. Для любого из их вида найти спутника жизни — всегда радостное событие. Это было просто ужасно, что женщина Мортимера происходила из человеческой семьи, в которой после смерти родителей, три сестры остались одни без поддержки своих родственников. Это означает, что Саманта ради сестер может отказаться быть превращенной, так как должна будет исчезнуть из их жизни через десять лет, чтобы не показать тот факт, что не стареет. Из-за этого решения она была сейчас наверху, допрашиваемая Люцианом, а Мортимер медленно сходил с ума, ожидая прояснения по поводу его будущего.
Если Люциан решит, что она не представляет угрозы ни для одного из народов, то Саманта сможет остаться с Мортимером без превращения. Но, если этого не случится, Саманте придется либо согласиться на превращение, либо ее память будет стерта, и она не будет помнить, что встречала вампира, в настоящее время протирающего дырку в ковре гостиной Деккера. Мортимер же будет помнить все, в том числе и любовь, которую он нашел и потерял, и больше никогда не сможет находится рядом с Самантой из-за страха, что сможет воскресить ее воспоминания о времени, проведенном вместе с ним. Пережить что-то подобное, как пройти все круги ада, и Деккер искренне надеялся, что сам никогда не столкнется с подобной ситуацией.
Низкий стон заставил его открыть глаза — Мортимер прекратил шагать и теперь мрачно пожирал глазами лестницу. Испугавшись, что мужчина достиг предела и уже собирается совершить какую-либо глупость, о которой потом бы определенно пожалел, Деккер попытался отвлечь его и спросил:
— Я слышал, что ты возможно возглавишь новую штаб-квартиру?
Мортимер оторвал взгляд от лестницы и пожал плечами.
— Когда Люциан встретил свою спутницу жизни, он обнаружил, что неудобно использовать свой собственный дом в качестве штаба, когда мы работаем на его территории. Поэтому новый штаб был решением — он купил ещё один дом неподалеку, в окрестностях Торонто, и предложил работу по управлению им мне.
Деккер кивнул, делая вид, что не подслушал их разговор и уже в курсе всех дел:
— Это позволит тебе всегда находиться рядом с Самантой.
— Да, — Мортимер вздохнул и добавил с горечью: — Если нам позволят быть вместе.
Деккер нахмурился, коря себя за непонимание, что этот разговор приведет обратно к Саманте и возникшим проблемам. Он пытался придумать что-нибудь, о чем еще можно поговорить, когда услышал звук отодвигаемого кресла по деревянному полу над головой. Затем последовали мягкие шаги по ковру.
— Похоже, они закончили разговор.
— Слава Богу, — пробормотал Мортимер, но Деккер не мог не отметить, что это не успокоило его друга, наоборот, мужчина стал еще более напряженным, боясь услышать вынесенный приговор.
Деккер посмотрел в сторону лестницы, наблюдая, как сначала появилась Саманта, а за ней спускался Люциан. Он не стал смотреть на своего дядю, по каменному выражению лица которого все равно ничего нельзя было прочесть. Вместо этого он сосредоточил внимание на Саманте, но она была столь же бесстрастна, как и мужчина позади нее, скорее всего в силу ее специализации — она была юристом. Он подумал, что подобная маска пришлась бы там как нельзя кстати, и попробовал прочесть ее мысли: смятение, гнев и облегчение. Люциан в своей властной и устрашающей манере объяснял Саманте, что наказанием за разглашение тайны о присутствии бессмертных в мире людей будет смерть. Но в конце концов он согласился, что она может остаться с Мортимером в качестве спутницы жизни без обращения. Деккер обнаружил также, что Люциану удалось убедить ее уйти из юридической фирмы и перейти на работу сотрудником в их организацию. Он очень удивился, потому что до встречи с Мортимером, ее карьера в престижной юридической фирме была просто центром вселенной. К счастью, за последние две недели она поняла, что ей наплевать на работу, и, хотя Саманта не была готова отказаться от своих сестер, она бросила свою человеческую жизнь, чтобы быть с Мортимером. Помогло конечно и то, что Люциан убедил ее помогать в решении юридических вопросов, которые оставались после выслеживания и нейтрализации очередного отступника. В нынешнем мире средств массовой информации люди не могут просто исчезнуть в никуда, даже бессмертные.
— Сэм согласилась работать на нас, — заявил Люциан, когда спустился с лестницы. — Она сделает все, что будет в ее силах, чтобы помочь нам организовать штаб-квартиру и обрабатывать любые правовые вопросы, которые возникнут в процессе деятельности организации.
От Деккера не укрылось облегчение, мелькнувшее на лице Мортимера, когда он направился к Саманте, обнял ее за талию и привлек к себе. Поглощенные друг другом, они не обратили внимание на Люциана, который остановился перед Грантом и мрачно смотрел на темноволосого бессмертного.
— Как я понимаю, у Вас были проблемы с поставками крови, и Вы были вынуждены питаться от смертных? — спросил он.
Грант кивнул, страх отразился на его лице, когда Люциан направил на бессмертного свой пристальный взгляд. Деккер был уверен, что Люциан читает мысли. Очевидно он был удовлетворен тем, что там нашел, так как кивнул и сказал:
— Мой человек уже изучает ситуацию с сотрудником, который брал Ваши заказы. Я также принял меры по установке нового генератора, чтобы во время отключения электричества, Ваш холодильник бесперебойно работал, не допуская порчу крови. Это должно удержать Вас от нападения на местных жителей. Но, — добавил он резко, — если у Вас возникнут в дальнейшем проблемы, Вы должны сразу позвонить Мортимеру. Я не прощу еще один подобный инцидент.
Грант вжался в холодную кожаную подушку от услышанного:
— Это не моя вина. Я…
— Ты забываешь, что я могу читать твои мысли, — перебил Люциан мрачно. — Гордость — это причина твоих бед, если бы ты доложил о возникшей проблеме, то получал бы кровь. Учитывая тот факт, что ты предпочитаешь употреблять еду теплой, это обстоятельство дало тебе идеальный предлог, чтобы питаться от людей. Если ты действительно хочешь кормиться этим путём, тебе лучше всего переехать в Европу. Здесь это не допускается! В следующий раз, когда подобная ситуация произойдет с твоим участием, ты найдешь себя сожженным или искалеченным. Понял?
— Д-да, сэр, — пробормотал Грант.
Удовлетворенный сказанным, Люциан обратил внимание на Мортимера и Деккера:
— К счастью, нам не придется за ним убирать. У Гранта, по крайней мере, хватило ума, чтобы питаться на большой территории далеко на севере, начиная от Парри Саунда[1] вплоть до Миндена[2]. Это означает, что он сумел избежать возникновения подозрений среди смертных, так что вы, ребята, можете собрать свои вещи и …
— Извините меня, — произнес Грант робко с дивана.
Люциан нахмурился и повернулся к мужчине:
— Что?
Бессмертный съежился под его взглядом, а затем, запинаясь, нервно сказал:
— Я никогда не питался ни в Парри Саунде, ни в Миндене…
Люциан смотрел на него с минуту:
— У нас были сообщения от других бессмертных, которые видели следы укусов в Парри Саунде, Беркс Фолсе[3], Нобеле[4], Хантсвилле[5], Брейсбридже[6], Грейвенхерсте[7], Миндене и Хэлибертоне[8].
Грант покачал головой:
— Я никогда не заходил южнее Брейсбриджа. Грейвенхерста, Миндена и Хэлибертона это был не я. И в Пэрри Саунде я не был — он далеко на севере. — Он облизал губы, а затем предложил, — Возможно, я не единственный, кто испытывал затруднения с поставками.
Еще минута молчания, Люциан снова читал Гранта. Он выругался и повернулся к Деккеру:
— Боюсь, что ваша работа здесь ещё не закончена. Вам придется разделиться и проверить Север и Юг, но сначала необходимо связаться с Бастьеном, чтобы посмотреть, кто еще получает поставки из «Банка Крови Аржено», и могут ли у других бессмертных быть такие же проблемы как у Гранта. Мы начнем работу с них.
Деккер поднял бровь при упоминании его кузена — Бастьен Аржено, глава «Аржено Энтерпрайзис». Его взгляд скользнул в сторону окна, где на горизонте начиналось зарево.
— Поднимется солнце, сейчас Бастьен покидает свой кабинет и отправляется домой.
Люциан поморщился.
— И к тому же, после встречи с супругой, он начал отключать свой телефон на время сна, за исключением экстренной ситуации, придется ждать. — Он подумал с минуту, а затем взглянул на Гранта. — Вы знаете здесь какого-нибудь другого бессмертного?
— Не много. Я больше волк-одиночка, — сказал Грант извиняющимся тоном.
— Пора с этим завязывать, — прорычал Люциан. — Бессмертный без семьи и друзей больше похож на отступника!
— У меня есть друзья, — сказал Грант быстро, но потом неохотно добавил: — Хорошо, всего один друг. Он живет к северу от Миндена, я навещаю его каждые пару недель. — Видимо боясь, что Люциан ему не верит, произнес: — Вы можете спросить у Николаса. Он поручится за меня.
— Николас? — Спросил резко Деккер, реагируя на знакомое имя. — Какой именно Николас?!
— Николас Аржено, — сказал Грант, недоумевая, как они сами не догадались. — Я встретил его в последний раз, когда направлялся к своему другу. Он должен помнить этот момент и обязательно подтвердит мои слова.
Люциан остался неподвижным, а Мортимер выругался. Деккер почувствовал, как кровь застыла в его жилах, казалось, все вокруг остановилось, только эта новость эхом звучала в его голове.
Сэм, спросила шепотом:
— Что случилось? Кто этот Николас Аржено?
— Он мошенник, который бегает от нас почти пятьдесят лет, — проворчал Мортимер.
— Что? — Грант побледнел и вжался в кушетку, как будто боялся, что Люциан подойдет к нему и задушит голыми руками. Он начал кричать:
— Я не знал, что Николас изгой! Я переехал сюда пятьдесят лет назад, чтобы выбраться из города, и ничего про него не слышал! Я бы позвонил сразу в «Аржено Энтерпрайзис», если бы знал, что Николас изгой.
— Иди домой, — приказал Люциан мрачно.
Когда мужчина с облегчением вздохнул и сломя голову бросился к лестнице, добавил:
— И больше не кусайся, а то я лично приеду за тобой.
Учитывая, что из-за угрозы Грант чуть ли не забыл, как дышать, с этой минуты его хорошее поведение гарантировано. Отдышавшись, мужчина поспешил вверх по лестнице. Все в комнате сохраняли молчание, пока дверь, ведущая на улицу, не хлопнула.
— Итак, — сказал Мортимер спокойно, прерывая гнетущую тишину. — Что мы будем делать с Николасом?
Пристальный взгляд Деккера встретился с непроницаемым Люциана, который холодно произнес:
— Мы будем охотиться на него…

Глава 1

— Куда, черт побери, это он собрался? — пробормотал себе под нос Деккер, когда вырулил внедорожник вниз по изрезанной колеями проселочной дороге, следуя за белым фургоном.
— Черт возьми, да если бы я знал, — ответил Джастин Брикер.
Деккер бросил короткий взгляд на юного бессмертного — его временного партнера для этой охоты, но не стал объяснять, что он разговаривает сам с собой. Он сконцентрировался на дороге, щурясь в попытке увидеть, куда он едет. В то время как их род мог видеть в темноте лучше, чем смертные, здесь даже он напрягался в почти полном отсутствии света. Это была беззвездная ночь, и Деккер выключил фары несколько миль назад для того, чтобы их не заметил Николас. Двигатель внедорожника имел несколько модификаций, поэтому можно было завести машину без столь ненужного в данный момент автоматического включения фар.
— Я не ожидал, что его будет так легко разыскать, — внезапно сказал Джастин.
Деккер хмыкнул, скрывая собственное неверие, ведь Николас Аржено был отступником уже добрые пятьдесят лет, в течение которых никто его даже не видел. Ему казалось слишком легким, что им понадобился всего-навсего один день для опрашивания местных с фотографией Николаса. Это делало Деккера подозрительным и осторожным. Почему Николас не стер воспоминания у смертных, с которым встречался? Ведь он всегда практиковал это в прошлом, оставаясь вне поле зрения охотников, а тут вдруг такое упущение. Казалось, что он специально оставлял следы, такие ясные, как радиоактивные зеленые крошки печенья.
Сидевший рядом с ним Джастин сыпал проклятиями и хватался за приборную панель, пока «дорога» из грязи и ям не подошла к концу, и они проследовали за фургоном, подпрыгивая уже на кочках и сухих кустарниках.
— Может быть, он просто устал от всего, — предложил вдруг Джастин сквозь стиснутые зубы, без сомнения, чтобы не откусить свой язык, когда их в очередной раз подбросило. — И хочет, чтобы его поймали.
Деккер ничего не ответил. Он не думал, что Николас готов был сдаться, и даже не представлял, что, черт возьми, все это значит, но постоянная потребность Джастина Брикера говорить начинала сводить его с ума. Он понятия не имел, как его терпел Мортимер — предыдущий напарник Джастина все эти годы.
— Он остановился.
— Я вижу это, — пробормотал Деккер сквозь зубы, введя джип к обочине дороги. Он остановил машину в лесу, настолько далеко насколько мог, чтобы не застрять в грязи. В надежде, что из-за расстояния жертва не заметит их, он выключил мотор и приказал:
— Наблюдай за ним.
Деккер перелез через сиденье и оказался сзади внедорожника, где были холодильник с кровью и боеприпасы. Он сначала двинулся к холодильнику, чтобы взять пару пакетов крови, и бросил их через сиденье на колени Джастина.
— Пей. Тебе понадобится вся твоя сила.
— Ты, как я понял, не думаешь, что он сдастся, как только увидит нас? — спросил сухо Джастин, а затем направил мешок в рот.
Деккер фыркнул от этого заявления. Он ждал, когда его собственные клыки удлинятся, и одной рукой прикрепил на них мешок с кровью, а второй, на всякий случай, взял ближайший пистолет и взвел курок. Он взглянул на склад боеприпасов внутри машины, вероятность убить бессмертного из пистолета довольно мала, но зато его можно обездвижить или временно вырубить, особенно с помощью пуль, покрытых транквилизатором, который разработал военный инженер Бастьена.
— Он выходит из фургона, — объявил Джастин.
Деккер взглянул вперед, увидев, что Джастин уже допил свой пакет и запихнул его в маленькую сумку у ног, наполненную мусором из-под фаст-фуда. Он отметил, что его помощник говорил всякую чушь и употреблял всякую дрянь, покачав головой, он сделал тщетную попытку разглядеть хоть что-нибудь во тьме. Снимая опустевший пакет с зубов, Деккер спросил:
— Что он делает?
— Обходит фургон сзади… открывает дверь… роется внутри, что-то достает…я думаю, что он достает оружие. — Джастин оглянулся, беспокойство было на его лице, когда он спросил Деккера: — Как ты думаешь, он нас заметил?
Рот Деккера напрягся. Он отбросил в сторону пустой пакет и повернулся к Джастину.
— Давай встретим его в полной боевой готовности.
— Мы должны позвонить Люциану или Мортимеру? — спросил Джастин, присоединяюсь к нему.
Деккер обдумывал этот вопрос, пока доставал два пистолета и подходящую коробку патронов, покрытых транквилизатором. Люсьен отправил их на север так же, как и Мортимера с Самантой на запад, просто ради предосторожности. Сам же Люциан, вместе со своей супругой Ли, искали в области Хэлибертона, где, судя по словам Гранта, и должен был быть Николас. Деккер подозревал, что его дядя специально разделил их, чтобы быстрее обнаружить отступника, поэтому обе пары были достаточно далеко от сюда. Он покачал головой:
— Это займет не менее часа, а, учитывая ведущую сюда дорогу, может и два. Мы сами займемся этим делом.
Джастин медленно кивнул, а затем превратился из добродушного, веселого парня, любящего фаст-фуд, в жестокого охотника. Когда он начал выбирать оружие из сумки, его плечи были расправлены, выражение лица стало мрачным.
Не желая рисковать, ведь Николас легко мог напасть, пока они были отвлечены, Деккер взял два пистолета и ящик с патронами и перебрался на сиденье водителя. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять — Николас тоже вооружился: у него за спиной весел колчан, полный стрел, и арбалет. Деккер, не отрывая от него взгляда, заряжал оба пистолета. Николас по-прежнему копался в фургоне, когда Джастин сел возле него на переднее сиденье внедорожника.
— Что теперь? — спросил он, не спуская взгляд с отступника. — Попытаемся приблизиться и подстрелить?
— Звучит просто замечательно, — пробормотал Деккер. Он потянулся за ключами в замке зажигания, но затем передумал, ведь если Николас узнает об их присутствии, то ему ничего не стоит вскочить в свой фургон и удрать, и Деккер не хотел лишний раз возиться, засовывая ключи в замок зажигания. Он протянул руку и отключил внутренний свет внедорожника так, чтобы он не загорелся, когда двери откроются. К счастью, в машине есть функция отключения звукового сигнала, предупреждающего, что ключи остались в зажигании, поэтому они смогли тихо и незаметно выскользнуть из автомобиля.
Боясь, что даже тихий щелчок мог выдать их присутствие, Деккер просто прикрыл дверь, не закрывая ее полностью. Джастин сделал то же самое, и двое мужчин осторожно двинулись вперед, ступая по траве как можно тише. Не сговариваясь, они разошлись, чтобы приблизится к фургону с разных сторон. Деккер на протяжении десятилетий оттачивал свои навыки охоты с прежним напарником — Андресом, поэтому они выработались практически до автоматизма. Джастин же его удивил, хоть сегодня они впервые работали вместе, но Деккер не мог не отметить, что действовал тот довольно профессионально. Наверно годы работы с Мортимером дают о себе знать. Поэтому он перестал беспокоится о новом напарнике, ведь тот, по всей видимости, вполне мог позаботиться о себе сам. Полностью сосредоточив свое внимание на добыче, они молча приближались к фургону.
Когда до Николаса оставалось менее шести фунтов[9], тот неожиданно выпрямился и сказал:
— Вы так долго собирали в кулак свои яйца и продумывали свой гениальный план, я уже было заволновался, что придется ждать до рассвета.
Деккер и Джастин сохраняли спокойствие и не делали резких движений. Все трое молчали. Николас поднял руки и медленно повернулся, как и ожидалось, время совсем его не изменило: темные волосы были немного длиннее, чем вспомнил Деккер, серебристо-голубые глаза, все так же по-прежнему красив, с тонкими чертами лица, да, в свое время он разбил не одно женское сердце. Единственным изменением стало то, что легкая улыбка и обаяние, которое он раньше источал, сменились холодным, мрачным выражением лица, более привычным для Люциана. У него также в двух руках были пистолеты, но в настоящее время они указывали в небо.
— Мы выбирали и перезаряжали оружие, — объяснил Джастин, видимо, задетый комментарием.
Николас торжественно кивнул, но его взгляд остановился на Деккере.
— Должно быть, трудно выбрать, чем стрелять в свою родню?
Деккер лишь пожал плечами, но признал про себя, что напускное равнодушие ему давалось нелегко, ведь Николас все ещё его семья, хотя и стал отступником.
— Как давно ты узнал о слежке?
— Начиная с ресторана. Вы заставили меня ждать, — сообщил он им, и затем мрачно добавил: — Я лишь надеюсь, что это не займет много времени.
— Что значит «долго ждал»? — спросил Деккер подозрительно. — Как ты узнал о нашем местонахождении?
— А кто по-вашему это подстроил, — сказал Николас, как вещь абсолютно очевидную. — Почему вы думаете, я позволил Гранту увидеть меня, когда мы оба остановились на одной заправке?
— Ты хотел, чтобы мы приехали и нашли тебя? — спросил Деккер.
— Да. — Он презрительно усмехнулся, когда Деккер не смог скрыть своего неверия, и добавил:
— Когда я увидел Гранта, то сразу понял, что наше знакомство сыграет мне на руку, поэтому решил подойти поздороваться. Я знал, что он рано или поздно сообщит обо мне Люциану, который отправит вас на охоту. — Николас помолчал, а затем продолжил недовольно, — Я просто не понимаю, вы, ребята, настолько тупые, по моим расчетам, эта встреча должна была произойти ещё позавчера. Я оставил ясный след, и все же мне пришлось ждать вас два дня.
— Грант не сообщил о встрече, он не знал, что ты отступник. Нам повезло, что он рассказал о тебе сегодня утром, — Джастин снова объяснялся, что заставило Деккера сердито посмотреть на него. Они не должны ничего доказывать этому мужчине. Николас прищурился на эту новость, а потом вздохнул и кивнул.
— Тогда я не могу винить тебя в смерти девушек, — пробормотал он и с сожалением покачал головой. — Теперь это только моя ошибка: я слишком полагался на вас.
— Какие, к черту, девушки? — спросил Деккер. — И почему ты хотел быть обнаруженным?
— Потому что я выследил целое «гнездо» отступников, понимая, что мне нужна помощь, я попался на глаза Гранту. После столкновения с ним на заправке, я даже не сомневался, что он тут же радостно побежит сдавать мою задницу куда следует. По крайней мере я так думал до сегодняшнего дня, — добавил он с горечью, а затем занялся самобичеванием. — Я не должен был рассчитывать на него, надо было самому предпринять что-нибудь! Возможно, тогда эти девушки были бы живы. — Николас помолчал, а затем торжественно произнес: — Вот с кем действительно надо бороться, Деккер.
— Не все отступники плохие? — спросил в надежде Джастин.
— Я предполагаю, что они реальные животные: убивают невинных, купаются в их крови и радуются жизни, пока вы тут разглагольствуете, — продолжил Николас усталым голосом.
— Иисусе, — Джастин выдохнул.
Деккер подозрительно посмотрел на Николаса:
— Ты пытаешься сказать мне, что по-прежнему охотишься на отступников, хотя сам стал одним из них? Зачем тебе это надо?!
— Трудно отказаться от старых привычек, — произнес Николас. Он с нетерпением переступил с ноги на ногу. — Теперь, я объяснил достаточно. Мы должны выдвигаться, прежде чем они убьют следующих двух девушек.
— Постой, — Деккер остановил Николаса, когда тот опустил руки и отвернулся, чтобы начать опять рыться в фургоне. — Мы никуда не пойдем, пока ты не объяснишь, кто эти две девушки, о которых ты все время говоришь?
Николас оглянулся через плечо, сказав:
— Они — это две несчастные, которых эти негодяи похитили с автостоянки продуктового магазина прямо перед вашим носом. Как только они схватили девушек, я не мог больше ждать подмоги. К счастью, вы подоспели как раз вовремя. Теперь мы можем…
— Как ты узнал, что они захватили двух девушек в продуктовом магазине? — прервал Деккер. — Ресторан, где мы выследили тебя, находиться довольно далеко от…
— Иисусе, — Николас нетерпеливо перебил. — У нас нет времени для выяснения всей этой чепухи! Разве ты не слышишь их крики?
Деккер открыл рот, собравшись настаивать на своем до тех пор, пока Николас все не объяснит, как вдруг услышал душераздирающий крик, доносившийся от куда-то перед ними. Черт, он слишком увлекся препираниями с Николасом и не услышал их сразу: эти отчаянные крики, практически заглушенные жестоким мужским смехом.
— Стреляй мне в спину, если хочешь, — отрезал Николас. — Но я видел, что эти ублюдки сделали, и я не могу просто стоять здесь, распинаясь перед тобой, в то время как они разделывают этих женщин.
Он развернулся и побежал вперед, ловко обходя деревья.
— Подстрелить его? — спросил Джастин, нацеливая пистолет на быстро исчезающего Николаса.
Деккер заскрипел зубами и покачал головой:
— Нет пока.
Услышав ещё один крик он и перешел на бег, догоняя своего двоюродного брата, зная, что Джастин последует за ним.

***

Дани посмотрела через плечо Стефани на сообщение «нет сигнала» на телефоне, вздохнув, она убрала его обратно в карман, обняла молодую девушку рядом, шепча:
— Все будет хорошо, Стеф.
Это была ложь, сказанная с одной целью: заставить их почувствовать себя лучше, но Стефани не поверила ей. Руки напряглись вокруг ее талии, и девочка зарыдала:
— Нет, не будет.
Сердце сжалось в ответ на отчаяние в голосе, Дани посмотрела поверх ее головы, чтобы взглянуть на человека, который стоял позади девочки. Высокий и тощий, с длинными белыми волосами, его оставили стоять на страже, пока остальные собирали дрова, разводили костер и выполняли другие свои обязанности. Он так пристально наблюдал за ними, что ее бросало в дрожь, и, что самое страшное, большую часть своего внимания он уделял Стефани.
Дани бережно сжала руки вокруг своей сестры, а затем с опаской взглянула на остальных похитителей, уже возвращающихся один за другим. Появившись из темноты, подобно бледным призракам, они встали в круг вокруг костра — шесть мужчин, настолько похожи внешне, что могли сойти за родственников. Дани и Стефани сидели на одном из четырех бревен, расположенных квадратом вокруг костра, мужчины сели на оставшиеся три, полностью окружая собой пламя. Отблески факелов и костра мерцали на их лицах, словно пламя ада, взгляды были обращены на двух молодых девушек. Они изучали их, как голодный кот изучает пару мышей, Дани не могла больше сидеть в гнетущей тишине под взорами этих сумасшедших.
— Что вы собираетесь делать с нами?
В то же мгновение, когда слова сорвались с ее губ, она захотела вернуть их обратно. Вопрос вызвал жестокие удивленные улыбки и смех, когда мужчины переглянулись. Даже хуже, один из них встал и прошел через поляну. Дани настороженно замерла, когда он остановился у огня и наклонился, чтобы схватить одно из горящих бревен. Подняв импровизированный факел над головой, он направился в их сторону, свободной рукой схватив ее за предплечье.
Стефани вцепилась в руку Дани, отчаянно стараясь удержать ее на месте, но похититель резким движением поставил ее на ноги.
— Нет! Оставьте ее в покое! — завопила Стефани и ногтями впилась в другую руку Дани, ещё не понимая, что все ее усилия напрасны, и нисколько не мешают мужчине тащить сестру через поляну.
Дани продолжала бессмысленно бороться, когда человек остановился, чтобы оглядеться вокруг. Сначала она не увидела ничего, кроме темноты перед ней, но затем ее похититель поднял горящее бревно, и она рассмотрела перед собой край неглубокого оврага. Дани начала вырываться, боясь намерения сбросить ее вниз, но он лишь подбросил горящее бревно, которое пролетело сквозь тьму, вращаясь, прежде чем приземлиться с мягким стуком. Она увидела, что, хоть обрыв и был крутой, он был не очень глубоким, не более чем десять футов[10]. Что-то лежало на дне оврага, между низкой травой и кустарником. Не в состоянии вырваться, она перестала сопротивляться и подалась чуть вперед, пытаясь разглядеть то, что находится внизу, о чем сразу же пожалела. Работая врачом, она видела много ужасных вещей, но даже не могла себе представить, что увидит что-то настолько ужасное: на дне лежали растерзанные и окровавленные тела. Но самым страшным было ее осознание того, что она и Стефани обречены. Нет никакой надежды. Им предназначено присоединиться к двум женщинам, которые лежали, разлагаясь в том овраге, и, судя по состоянию тел внизу, это будет долгий и мучительный процесс.
«Этого не происходит на самом деле, это сон», — слабо подумала Дани, ее разум не в состоянии был принять такой ход вещей. Она просто врач, проводящий большую часть своего времени на работе. Эти выходные должны были стать ярким пятном в ее жизни, мигом, наполненным солнцем и морским песком в кругу семьи. Четыре дня и три ночи смеха, плавания, рыбалки и просто наслаждения компанией друг друга. Дани впитывала в себя это счастье и была расслаблена, ведь впервые за много лет она вернулась домой.
После восьмичасового путешествия они остановились для перекуса и… этого не должно было случится с ними. Ведь это была Канада, такая безопасная и предсказуемая, где просто не могло произойти что-то настолько чудовищное. Истошный крик Стефани вывел ее из оцепенения. Она повернула голову, увидев, как девочку тащит другой мужчина, чтобы показать содержание оврага. «Теперь она тоже узнает, насколько безнадежно их положение», — подумала с сожалением Дани.
Когда крики Стефани стали громче и отчаянней, Дани снова начала борьбу, неистово, чтобы добраться до сестры, но рука, державшая ее, была твердой и сильной, и все ее удары и попытки укусить просто развлекали их. Эти животные, казалось, нашли их ужас и попытки вырваться забавными, это заставило ярость бурлить внутри Дани, и она удвоила свои старания для освобождения от захвата и спасения сестры.
— Она так громко кричит, — провозгласил похититель, державший Стефани, трясясь от смеха так, что ее вопли несколько вибрировали, и это веселило его ещё сильнее.
Дани просто желала, чтобы у нее был пистолет, и она могла бы расстрелять ублюдка, но он внезапно напрягся, удивление отразилось на его лице. Он выпустил Стефани, и, когда повернулся спиной к Дани, она смогла рассмотреть торчащую между его лопаток стрелу. Сей факт настолько удивил Дани, что она прекратила борьбу и просто смотрела, как мужчина медленно повернулся по кругу, как собака, которая ловит свой хвост, пытаясь добраться до стрелы. Все остальные застыли, кроме Стефани. Всхлипывая и скуля, пробираясь через грязь и траву, ее сестра пыталась отползти подальше. Это вывело Дани из оцепенения, но, возникший из ниоткуда свистящий звук, заставил ее замереть — стрела пронзила руку мужчины и теперь дрожала совсем рядом с ее щекой.
Она пришла в себя от шока, когда похититель, ревя от боли, откинул ее в сторону. Она с трудом сохранила равновесие на краю оврага, учитывая, что находилось внизу, упасть туда было не самой лучшей идеей. Дани судорожно схватила какую-то ветку, чтобы удержаться, но захват развернул ее боком, и она заскользила по краю ногами, начиная скатываться по крутому склону. Она игнорировала царапины и порезы, которые оставляли на ее руках скользящие ветви и сучки. Дани держала ветку как можно крепче, пытаясь хоть как-то затормозить, пока та не оборвалась под тяжестью ее веса. Она выпустила ее, отчаянно пытаясь зацепиться за что-то другое, чтобы спасти себя, но под руки попадались только комья грязи, и теперь она стремительно сползала вниз.
К счастью, ее манипуляций было достаточно, чтобы остановиться на полпути. Она закрыла глаза и послала безмолвную молитву благодарности перед тем как перевести дух.
Сверху доносились громкие и хаотичные звуки борьбы. Она услышала крик сестры, к которому присоединились мужские голоса, и звуки выстрелов, было очевидно, что прибывшие приехали вооруженными. Мысли о Стефани подгоняли Дани как можно быстрее выбраться из ямы, и ее сердце гулко стучало, эхом отзываясь на выстрелы. Добравшись до края обрыва она с трудом сумела перекинуть через него одну ногу, и, теперь балансируя на уступе, она огляделась по сторонам в поисках Стефани. Трое из шести похитителей лежали, двое других укрывались за большими деревьями и отстреливались от нападавших, постепенно окружающих их. И Дани никак не могла найти свою сестру.
— Дани!
Крик послышался справа от оврага, Стефани тащил, используя в качестве щита для отхода в лес, шестой похититель. Чертыхаясь, Дани проигнорировала пули, пролетающие возле нее, и из последних сил попыталась выбраться.

***

— Один из них уходит!
Крик Джастина отвлек внимание Деккера от двух отступников, стреляющих в них из своего укрытия, и он посмотрел на убегающего через лес мужчину, тянувшего за собой молодую девушку, больше похожую на подростка.
— Я возьму его, — рявкнул Николас и, выбравшись из-за дерева, за которым прятался от пуль, побежал через лес, огибая поляну.
— Нет! Подожди, Николас! — взревел Деккер, и рванул за ним, чтобы догнать, но крик Джастина заставил его остановиться. Повернувшись он посмотрел туда, куда указывал молодой бессмертный, и увидел женщину, которая пыталась взобраться на выступ на другой стороне поляны. Деккер видел, как она слетела с обрыва после того, как Николас подстрелил из арбалета отступника, державшего ее в руках. Он боялся, что она либо мертва, либо серьезно пострадала от падения, но, раз она сумела самостоятельно выбраться, серьезных ранений у нее нет. В этот момент женщина поскользнулась и начала сползать в овраг. Она с отчаянием пыталась уцепиться руками за мягкую землю, чтобы хоть как-то остановить падение, и он боялся, что если она сорвется — это убьет ее. Выругавшись, Деккер побежал через поляну к смертной, настолько быстро, насколько мог. Пули свистели, пролетая мимо него, хоть и не покрытые транквилизатором, но все же при попадании причиняющие боль и замедляющие бег. Попади они в сердце, им бы ничего не стоило подойти к его лежащему телу и добить.
Деккер, мягко сказано, был удивлен, когда ему удалось добраться до смертной и не словить ни одной пули. Он схватил ее за руку как раз в тот момент, когда ее пальцы соскользнули с края… попутно ловя одну из пуль. Она вошла в спину, причиняя сильную боль, и он едва не упал с обрыва во время всей этой спасательной операции, с трудом удерживая равновесие. Он рванул женщину на себя, падая на бок спиной к поляне, отбросив ее на несколько фунтов в сторону, в безопасное место. И это практически лишило его последних сил.
Вторая пуля прошла через его тело и застряла в груди, чуть ниже ключицы, выбивая воздух из легких. Заставив себя не обращать внимание на боль от находящегося внутри него металла Деккер поднял руку, в которой сжимал пистолет. Вставая на ноги, он стал стрелять в сторону двух мужчин, нашедших укрытие за поваленным деревом, быстро перемещаясь в сторону от смертной женщины. Он должен попытаться увести нападавших подальше от нее, пока ещё в сознании. Оба отступника выбрались из укрытия и теперь стреляли стоя, один — в него, а другой в Джастина, который пытался перезарядить пистолет на другой стороне поляны.
Видя это, Деккер перестал двигаться, прицелился и выстрелил в одного из мужчин, попадая прямо в грудь, удивление отразилось у того на лице, когда он начал падать назад. Деккер резко повернулся, целясь во второго бессмертного, но тот уже был ранен точным выстрелом Джастина
Деккер посмотрел на женщину, которая уже бежала в лес в направлении, по которому ранее направился Николас. Оставив Джастина разбираться с мужчинами на поляне, он погнался за ней, намереваясь так же найти своего брата. Он следовал за звуком шагов женщины, который доносился из подлеска, плавно переходящего в дорогу… на которой они оставили свой внедорожник, которого он сейчас там не наблюдал, собственно, как и фургона Николаса.
Деккер закрыл глаза. Он оставил ключи в джипе, и, видимо, изгой воспользовался преимуществом и угнал автомобиль. Чертыхаясь, Деккер обратил свое внимание на фигуру, стоящую на месте, где раньше был его внедорожник. Она стояла спиной к нему, но, услышав, что он вышел из леса, повернулась, и он смог мельком рассмотреть ее: средний рост, пышные формы, светлые волосы, доходившие до талии и немного завивавшиеся возле ее лица. Это было все, что он успел увидеть, так как заметив его она резко замерла, бросив обеспокоенный взгляд в сторону дороги. Когда женщина снова посмотрела на него, в ее глазах застыли страх и неуверенность. Она беспокоилась за похищенную девушку и определенно сомневалась, стоило ли ему доверять.
Деккер мог попытаться проникнуть в ее голову, чтобы успокоить, но он был слишком уставшим, и его тело болело от полученных ран, последнее что он хотел в настоящий момент — это копаться в мыслях обезумевшей смертной. Кроме того, у них совсем нет на это времени: он и Джастин должны навести тут порядок, а потом отправиться за Николасом… опять. Деккер попытался взять под контроль разум этой женщины, но, к его огромному удивлению, ничего не вышло. Этот факт заставил его посмотреть на нее повторно, отмечая новые детали: голубые глаза, широкий рот, прямой нос. Она не была красивой в классическом понимании этого слова, но эти индивидуальные черты делали ее очень привлекательной. И эту женщину он не мог прочитать… Было ли это из-за только пережитого ею стресса или из-за его ранений? Он не мог знать. Или, может, причина совсем в другом?
Деккер колебался, а затем, концентрируясь, еще раз попытался проникнуть в ее мысли, но встретил неприступную стену, которая была твердой и непроницаемой.
— Кто ты?
Он хмуро посмотрел на нее, прерывая концентрацию, и она отвернулась, чем удивила его.
— Деккер Аржено, — сказал он, а затем, нахмурившись, добавил: — Я имею в виду Пиммс.
Он не использовал фамилию «Аржено» уже более века, т. к. она несла на себе определенное клеймо, вызывая уважение, если не почитание, у его вида, а Деккер не хотел предвзятого отношения к себе. Он предпочитал зарабатывать репутацию своими собственными поступками.
— Хорошо, ты Деккер, может быть Аржено, может быть и Пиммс, не важно. — Женщина казалось мрачной. — Это не объясняет кто Вы и что здесь делаете, может, мне уже стоит бежать подальше от Вас?
— Ты в безопасности, — сказал он, что ее совсем не успокоило. — Мы только что спасли твою жизнь, дамочка.
Она минуту колебалась, а затем спросила:
— А моя сестра Стефани? Ваш друг пошел за ними, он вернет ее?
— Я не знаю, — признался Деккер, — И он мне не друг.
Она хмурилась.
— Вы были вместе.
— Нет. Джастин и я преследовали его, — объявил Деккер, доставая свой телефон из кармана, на экране которого высветилось «нет сигнала».
— Телефоны тут не ловят сеть. По крайней мере, мой не работал. А где ваш автомобиль? Мы должны найти мою сестру!
— Надо дождаться Джастина, — пробормотал Деккер, не желая объяснять, что их внедорожник угнали. Он проигнорировал ее и поднял телефон к небу, в надежде поймать сигнал. Поскольку это не сработало, он со вздохом убрал бесполезную вещь обратно в карман. Повернувшись, Деккер заметил, что блондинка направляется вверх по дороге.
Рассеянно потирая грудь, он попытался в очередной раз взять ее под свой контроль, впрочем, результат не отличался от двух предыдущих. Чертыхаясь, он сдался и поспешил вперед, чтобы схватить ее за руку и заставить остановиться.
— Стой!
Блондинка резко повернулась и недовольно посмотрела на его руку у себя на предплечье. Деккер, вздохнув, спросил:
— Куда ты идешь?
— За моей сестрой, — ответила она лаконично, и, дернула свою руку. Освободившись, продолжила свой путь.
— Пешком? — спросил он с раздражением, не отставая от нее.
— Да, по крайней мере до тех пор, пока не доберусь до города, там я смогу попросить помощь.
— Ты не можешь пойти за этими ребятами в одиночку, они далеко не обычные преступники. Мы сами разберемся с этой проблемой — это наша работа.
Она остановилась и повернулась, посмотрев на него в растерянности.
— Ты коп или что-то вроде того?
— Что-то вроде того, — неопределенно сказал он и взял ее за руку, чтобы отвести обратно, не обращая внимание на подозрительный взгляд устремленный на него.
— Ты из ППО[11]?
— Нет. Мы не из Провинциальной полиции Онтарио.
— КККП[12]?
— Нет, к Королевской канадской конной полиции мы отношения не имеем.
Женщина остановилась, отказываясь двигаться дальше. Желая успокоить ее, он сказал:
— Смотри, мы работаем в организации, которая занимается поиском плохих парней, какая тебе разница, знаешь ли ты ее название или нет? Я ничего тебе не скажу, просто представь, что это секретная информация.
Она удивленно посмотрела на него:
— Ты имеешь в виду как CSIS[13]? Ты секретный агент?
Деккер колебался, у него не было ни малейшего желания представляться тем, кем он не был, но он уже сказал «нет» всем обычным правоохранительным органам, и не мог открыть ей правды.
— Что-то вроде этого.
Когда она открыла рот, чтобы задать очередной вопрос, он поспешно перебил ее:
— Как тебя зовут?
— Даниэлла МакГилл.
— А другая девушка — твоя сестра Стефани?
— Младшая сестра, ей всего пятнадцать, — сказал Даниэлла, скользнув беспокойным взглядом в сторону дороги.
Прежде чем Деккер успел спросить что-нибудь еще, он услышал низкий свист, оповещающий о прибытии Джастина. Его напарник посмотрел туда, где должен был быть припаркован их внедорожник, и произнес:
— Ты оставил ключи в зажигании.
В его голосе не было упрека, он просто лишний раз огласил всем и так известный факт. Джастин понимал, почему он так поступил, ни один из них не знал о «гнезде» отступников и не ожидал, что ночь закончится угоном автомобиля.
На лице Дани отобразилось отвращение, и она продолжила свой путь вдоль проселочной дороги. Деккер, все больше раздражаясь, подошел к ней и схватил за руку.
— Постой, я думал, что мы уже все прояснили.
— Я ни на что не соглашалась, — отрезала она, стряхнув его руку. — И, честно говоря, я бы скорее доверила жизнь моей сестры Остину Пауэрсу[14], чем правительственному шпиону типа тебя, который оставляет свои ключи в машине, чтобы облегчить плохим парням жизнь.
Наблюдая, как упрямая женщина удаляется от него, сквозь сжатые зубы Деккер процедил:
— Джастин, возьми под контроль эту женщину и верни ее сюда.
Джастин кивнул и начал было поворачиваться к Даниэль, но затем резко остановился, посмотрев на напарника.
— Почему ты не взял ее под контроль?
Деккер чуть ли не стер зубы в порошок.
— Я не могу.
Глаза молодого бессмертного округлились.
— Ты не можешь?
— Она не в себе, — пробормотал Деккер. — Просто посмотри, получится ли это сделать у тебя.
— Мужик, — выдохнул Джастин, покачав головой, — сначала Мортимер, теперь вот и ты. Вы, ребята, дохнете словно мухи.
— Просто останови Даниэллу, — сказал устало Деккер.
— Она предпочитает Дани, — объявил он.
— Брикер, — прорычал он.
— Хорошо, хорошо. Смотри, не выпрыгни из собственных штанов.
Джастин прошел мимо него, добавив:
— Я просто говорю, что…
Деккер его уже не слушал, он заскрипел зубами от осознания того, что именно ему хотел сказать мужчина: узнать о том, что она предпочитает «Дани», он мог лишь прочитав ее мысли. Дело не в том, что она была слишком расстроена, чтобы быть «прочитанной». Она была его суженной.
Деккер поднял глаза к небу, ожидая, что оно упадет ему на голову, или звезды взорвутся в мерцающий фейерверк, сопровождаемые громом и дождем, отмечая сей примечательный момент. Но ничего не произошло. Самое важное событие в жизни бессмертного произошло в аккомпанементе с тихим шорохом ветра в ветвях деревьев и безмятежным бризом, скользящим по его волосам.
Покачав головой, Деккер с трудом заставил себя вернуться к реальности. Они застряли в лесу посреди поляны, на которой лежало пятеро раненых отступников. Им надо срочно разгрести этот бардак до того, как ничего не подозревающие смертные приедут сюда на пикник. И им необходимо найти Николаса, не говоря уже о бессмертном, похитившим девушку.
Деккер не был уверен, что Николас последовал за отступником. Вполне возможно, что он был частью «гнезда», которое они уничтожили, или он знал о нем и, когда почувствовал за собой слежку, вывел на него Деккера и Джастина, и пока те были отвлечены разборками с бессмертными, сбежал. У Николаса, конечно, появилась возможность провернуть все это только потому, что ему крупно повезло. Но даже если он действительно намеренно привел их сюда с целью уничтожить «гнездо», это совсем не означает, что Николас все еще будет на хвосте отступника. Он в розыске. Было бы разумнее для него оставить Деккеру и другим охотникам гоняться за девочкой и ее похитителем, а самому воспользоваться представившейся возможностью, чтобы исчезнуть, как он сделал пятьдесят лет назад.
Если он так поступил, они, по всей вероятности, потеряли его снова на долгие годы. Единственный шанс встретится с ним в ближайшем будущем, только если он решит спасти девчонку, на что, если честно, Деккер не очень-то и рассчитывал.
Он снова потер ладонью грудь, вспоминая, что, в добавок ко всему, у него в настоящее время было два пулевых ранения, которые его тело пыталось исцелить, а кровь осталась на заднем сиденье внедорожника вместе с боеприпасами. «Просто идеально», — подумал Деккер с досадой. И, конечно, последний гвоздь программы — его вторая половинка. Взгляд Деккера скользнул к женщине. Дани.
Джастин ее уже остановил, и они вместе шли по направлению к нему. Ее тело было расслаблено, а лицо ничего не выражало.
— Я думаю, ты хочешь что-то мне сказать, — произнес Джастин, щёлкнув языком, наблюдая за тем, как женщина неспешно приближается к ним.
— Ты хочешь получить от меня благодарность? — спросил Деккер сухо.
— Нет, не это.
— Тогда что?
Бессмертный закатил глаза.
— Ох, я не знаю. Я думал, что ты извинишься за то, что плохо прикрывал меня на нашем последнем секретном задании. Правительственный шпион, не так ли?
— Я никогда не… — Деккер остановился, когда увидел дразнящую улыбку на лице Джастина. Ругая себя за то, что повелся на дешевую провокацию от малолетки, он рявкнул:
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.