Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49242
Книг: 122992
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Волнения в древней столице (Часть 2)»

    
размер шрифта:AAA

Непутевый ученик в школе магии 15: Волнения в древней столице (Часть 2)

Краткое содержание предыдущего тома

Воскресенье, поздний сентябрь 2096 года, Национальные старшие школы магии проводят Конкурс диссертаций. Близнецы Куроба посещают дом Тацуи. Они приносят письмо главы семьи Йоцуба, Йоцубы Майи. В нём — запрос сотрудничества в поимке Чжоу Гунцзиня, того, кто стоял за йокогамским инцидентом. И не приказ, а просьба. Чтобы преследовать традиционалистов, которые прячутся в Наре, Тацуя посещает особняк семьи Кудо в Наре. Там он и остальные встречают парня по имени Кудо Минору, который столь же красив, как и Миюки.
С его помощью Тацуя разведал территорию традиционалистов Чжоу Гунцзиня и Даосских мастеров — волшебников с континента. Тем временем глава семьи Саэгуса, Саэгуса Коити, посчитал, что его предали, и послал Накуру убить Чжоу. Тот поехал в Киото и сразился с Чжоу, но проиграл и умер.
Прочитав новости о смерти телохранителя, Маюми начала действовать, чтобы найти истину.

Глава 6

15 октября 2096 года, за две недели до Конкурса диссертаций, после занятий Первая старшая школа была заполнена суматохой подготовки. Но, несмотря на это, текущее волнение было из-за кое-чего совсем другого. Все говорили об одной внезапной посетительнице. Ученики второго и третьего годов её знали, но даже новички едва ли могли пропустить появление популярной бывшей ученицы школы.
Посетительница, Саэгуса Маюми, шла в комнату для гостей. Школа, похоже, решила обращаться с ней как с членом Десяти главных кланов, дочкой семьи Саэгуса, а не как с бывшим Президентом школьного совета. И это было из-за характера её запроса, ведь она просила увидеться с Тацуей наедине.
— Извини, Тацуя-кун. Я подумала, что будет лучше прийти в Первую школу, чтобы поговорить с тобой... — Маюми выразила свои мысли и поклонилась, наверное, из-за того, что заметила беспорядок, который вызвала. И, скорее всего, не из-за того, что что-то услышала. Поскольку зрительные навыки восприятия у неё были лучше, нежели слуховые. Но едва ли она не понимала, что сейчас они двое стали предметом любопытства и догадок.
— Ничего, не волнуйся.
Из-за должности и способностей Тацуи сплетничали также и о нём. Но своим ответом он не намеревался успокоить Маюми. Рано или поздно слухи всё равно забудутся. И это лучше, чем если бы она пришла к нему домой. Там была гора вещей, которые он не хотел показывать члену Десяти главных кланов. Он, конечно, отвечал непринуждённо, но он не мог игнорировать риск того, что Маюми могла бы что-то увидеть в его доме.
Тацуе было удобнее, что Маюми решила посетить школу. Она могла бы с легкостью заполучить его адрес, но откровенно выбрала способ, который приведет к сплетням о ней. Хотя его едва ли заботили такие необоснованные слухи. И тем не менее она решила прийти в школу. Должно быть, она решила действовать так, как удобнее Тацуе. К такому выводу он пришёл.
— Как поживаешь?
Маюми, видимо, была сильно напряжена, что не подходило её характеру. Но, подумал Тацуя, несмотря на это она не забыла начать со слов вежливости. Трудно сказать, была ли необходимость в этом излишестве. Такими темпами они могли потратить время зря. Подумав об этом, Тацуя решил взять инициативу на себя:
— В этом году я не буду так занят, поскольку в день Конкурса отвечаю лишь за безопасность.
— Н-неужели? Я удивлена, что ты не присоединился к команде Конкурса.
— Вот почему, в зависимости от твоей просьбы, я, возможно, смогу помочь.
Тацуя не думал, что Маюми пришла просто увидеться с ним. У них были не настолько близкие отношения, чтобы его убедили слова «я пришла встретиться с тобой, потому что хотела тебя увидеть». Правда, обычных отношений сэмпай-кохай у них тоже не было, но раз она пришла с ним встретиться, значит, хочет что-то попросить.
— Да, ты прав. Ничего не поделаешь, даже если это окажется напрасной тратой времени. — В глазах Маюми всё ещё было колебание. Но, как и подразумевали слова Тацуи, такими темпами они лишь потратят время зря. Ни он, ни она не имели неограниченного свободного времени. Поскольку Маюми зачем-то пришла к Тацуе, она не могла удручённо покинуть Первую школу, так ничего и не сказав. — Тацуя-кун, ты помнишь Накуру-сана?
— Да, мои соболезнования.
— Пожалуйста, не волнуйся об этом. Тацуя-кун, ты знаешь, что с ним случилось?
— Я читал местные новости.
— Ты собирал информацию ради подготовки безопасности Конкурса?
— Что-то в этом роде.
— Что ж... — Маюми на долю секунды остановилась. Не для того, чтобы избежать главного вопроса, а чтобы стряхнуть последние колебания. — Ты знаешь причину смерти?
— Лишь то, что его убили.
— Думаю, это вся опубликованная информация, — Маюми горько улыбнулась, неожиданно показывая свои чувства. — Ты прав, Накуру-сана убили, и я не знаю, кто преступник.
Тацуя показал небольшое замешательство:
— И ты искала меня?
— Мой отец... — Маюми на мгновение остановилась, но потом решилась. — Мой отец знает, кто убил Накуру-сана.
Тацуя не скрывал изумления:
— Твой отец в этом признался?
— Нет. Но я уверена, он знает, по меньшей мере догадывается. Отец приказал Накуре-сану пойти на секретную миссию в Киото.
— Секретная миссия в Киото, хм...
Хорошо известное выражение «работа под прикрытием» для Тацуи означало нелегальную работу.
— Это я тоже не слышала от отца прямо. Он лишь сказал «определенная работа» и что «мне не нужно этого знать».
— Ясно.
Это всё равно что сказать «пусть он делает грязную работу». Тацуя подумал, что Саэгуса Коити, наверное, не был намерен это скрывать.
— Так, сэмпай, что ты хочешь сделать?
Маюми надеялась, что такой вопрос никогда не возникнет. Однако Тацуя сразу же его задал и посмотрел ей в глаза, заставив несколько раз моргнуть. Тем не менее Маюми не хотела молча опускать взгляд. Вдохновившись чувством долга и правоты, она заговорила с Тацуей, глядя ему в лицо:
— Я хочу знать правду.
— Ты хочешь узнать, кто преступник?
— Да. — Маюми ответила с небольшой задержкой. Но это не значило, что она колебалась, она просто пыталась успокоить сердце, прежде чем оно забилось бы ещё сильнее. — Скажу прямо. Я никогда не была близка с Накурой-саном.
Тацуя удивился, услышав признание Маюми. Однако быстро подавил посыл что-то сказать и призвал её продолжить.
— Мои отношения с ним были чисто деловыми. Я никогда не думала о нём больше, чем о телохранителе.
— Но ты всё равно хочешь найти преступника? Даже если риск едва ли мал, — Тацуя попытался её немного спровоцировать.
В ответ получил пронизывающий взгляд.
— Не пойми неправильно. Я делаю это не из-за симпатии.
— Тогда почему?
— Мой телохранитель был убит на одной из миссий клана Саэгуса. Хотя я знаю, что ему не приказывали умереть, это была работа с высоким риском смерти, поэтому результат тот же. Я не хочу отворачиваться от правды. Как член клана Саэгуса, я по меньшей мере хочу знать правду.
— Как похвально, — вздохнул Тацуя.
Маюми подняла брови.
— Но.
Хоть она повысила голос, Тацуя всё равно холодно продолжил:
— В конце концов, это лишь ради самоудовлетворения, сэмпай, ты тоже должна это понимать.
— Хмпх, да. Но ведь нет ничего плохого в самоудовлетворении, разве не так?
В голосе не было отчаяния, он был наполнен сильной волей, даже Тацуя не cмог сразу придумать, как ответить.
— В моём текущем состоянии я ничего не могу сделать. Я недовольна собой. Я не могу с гордостью считать себя старшей дочерью семьи Саэгуса.
— Старшей дочерью Саэгуса...
— Да. К лучшему, или к худшему, но это моя позиция. Я не хочу убегать от ответственности. Вот почему я хочу избавиться от сомнений в сердце. Интересно, это так странно?
— Нет, не думаю.
Когда Тацуя услышал слова Маюми, то почувствовал зависть и в то же время некоторое отвращение.
Миюки ещё не представили как прямую наследницу Йоцубы. Вместо этого она была вынуждена скрывать свою личность. Но Тацуя никогда не думал, что быть Йоцубой хорошо или этим следует гордиться, тем не менее грустно, когда не можешь сказать, кто ты на самом деле. Всё это были мысли Тацуи, а не чувства. Его сестра была вынуждена скрывать гордость своего рождения. Из-за этого Тацуя и завидовал Маюми.
— Ясно, тогда причём тут я? Даже если ты попросишь найти преступника, у меня нет навыков детектива, и я даже никогда раньше не помогал в расследованиях. К сожалению, не думаю, что смогу тебе пригодиться.
Однако Тацуя всё же искренне желал ей помочь. Но это была невыполнимая задача даже для него. У него не было никаких возможностей выяснить местонахождение неизвестного убийцы. Даже мысль об этом утомляла его.
— Подожди! — Несмотря на откровенный отказ Тацуи, Маюми остановила его, когда он собирался встать. — Есть высокая вероятность, что преступник был вовлечён в йокогамский инцидент!
Это заставило Тацую сесть обратно на диван.
— Тот же, что и в йокогамском инциденте, говоришь?
Удивление не должно было проявиться на лице Тацуи. Но почему же Маюми явно торжествовала?
— Кажется, в последнее время Накура-сан что-то искал в китайском квартале относительно того, кто стоял за йокогамским инцидентом.
Она, наверное, подумала, что может привлечь внимание Тацуи. Впрочем, она ошиблась, поскольку у Тацуи не было никакого интереса к теме.
— Ты хорошо осведомлена.
— Накура-сан никогда не покидал мою сторону при исполнении обязанностей телохранителя. В последнее время он приносил много сувениров из китайского квартала. Они были мне уже не по возрасту, может, он считал меня ребенком... или хотел дать подсказки о своей миссии. Это заставило меня задуматься.
— Ясно.
Возможно, Маюми не осознала, но её реплика была провокационной. Нанимателем Накуры был Саэгуса Коити, и его отношения с Маюми были строго деловыми, так что, по сути, он был посторонним. Оставлять грязную работу телохранителю старшей дочери, настолько доверенному подчинённому, что он даже оставляет подсказки третьему лицу о своей вынужденной работе... Казалось, будто у Саэгусы Коити нет полной власти над подчинённым. Или, если говорить прямо, у клана Саэгуса нет людей, которым они могут довериться полностью.
«В будущем в этом может быть больше смысла».
Тацуя прекратил думать о внутренних делах дома Саэгуса.
— Может быть, как ты и сказала, работа Накуры-сана была связана с китайским кварталом Йокогамы. Но делать вывод из такого слабого доказательства... Думаю, есть вероятность, что это дело никак не относилось к йокогамскому инциденту.
Тацуя посчитал, что может воспользоваться помощью Маюми. Хотя её физическая выносливость была не такой уж и большой, свои боевые навыки она доказала на поле боя в Йокогаме. Более того, она, как студентка колледжа, обладала большей свободой передвижения по сравнению с Миюки и Минами, которые всё ещё ходили в старшую школу.
Просто он хотел охладить пыл Маюми. Возможно, на неё слишком сильно повлияли чувства, чтобы она думала о возможности своей ошибки. Если она всё равно будет настаивать на сотрудничестве с Тацуей, основываясь на таких выводах, он просто согласится с её предположениями.
— Ну, может, это и так... — Вероятно, она задумалась над тем, на что указал Тацуя. Маюми робко на него взглянула. — Тогда... Тацуя-кун, я неверно решила, что преступник связан с йокогамским инцидентом?! — Но это продлилось лишь несколько секунд, затем она посмотрела на него сильным взглядом, говорившим «и что с того?».
— Я имел в виду не это. — Тацуя успокоил её фальшивой улыбкой. — Просто я боюсь, что ты слишком предубеждённо к этому относишься, веря, что это правда. Твои мысли затуманены сильными эмоциями.
Маюми надула щёки... Несмотря на то, что она стала студенткой, в этом выражении лица по-прежнему был собственный вес.
— Предубеждение — одно дело, но чувство — совсем другое... — прошептала она, но Тацуя её услышал. Впрочем, он решил считать, что Маюми сказала это себе, и потому не обратил на её слова дополнительного внимания. — ...Я это знаю. — Но она сильным взглядом привлекла его внимание к сказанному.
— Ты понимаешь опасность? — Тацуя ожидал возможности сказать это.
— Да. Но всё равно я хочу что-то сделать. — Её неуверенность полностью исчезла. — Вот почему, Тацуя, пожалуйста, одолжи мне свою силу.
Однако, похоже, это не повлияло на Тацую. Просто ему было удобнее принять настоятельную просьбу Маюми.
— Я понял.
Маюми с облегчением улыбнулась. Тацуя чувствовал то же самое, но не позволил эмоциям отразиться на лице.
— Так что ты хочешь, чтобы я сделал?
— Тацуя-кун, ты едешь в Киото на предварительный осмотр местности?
— Да, на этих выходных.
— Не мог бы ты сопровождать меня в тот день? Давай пойдём на то место, где был убит Накура-сан, — задала вопрос Маюми в качестве заключительной части беседы.
— Этого будет достаточно? — В зависимости от обстоятельств Тацуя мог выделить немного времени, чтобы её сопровождать. Однако этим вопросом он хотел узнать все её намерения.
— Знаешь, даже я понимаю...
Хотя Тацую не заботили другие, пока это не мешало ему, он не зашел бы настолько далеко, чтобы игнорировать чувства других. Не очень приятно видеть, как близкий друг опечалится от его слов.
— ...Что, как дочь семьи Саэгуса, я ещё не могу себя поддерживать. Независимо от моего таланта волшебника, у меня нет возможности приказывать людям. И я не могу попросить тебя делать работу полиции по поиску преступника.
Верно, она, как и говорила, была бессильна, поэтому Тацуя не сказал ни единого слова утешения. Он сумел ответить “Безголовому дракону” благодаря помощи Отдельного магического батальона, и сумел помешать плану кукол-паразитов благодаря помощи Коконоэ Якумо, а также мобильному костюму, предоставленному Отдельным магическим батальоном. Это показывало, что Тацуя ни в коем случае не обладал силой, чтобы справиться со всем самому. Он никогда об этом не забывал и понимал, что у одного человека сил немного.
— Как ты вначале и сказал, Тацуя-кун. В конце концов, это ради моего удовлетворения. Наверное, глупо подвергать себя опасности ради чего-то такого. Тем не менее...
— Я понял. — Тацуя повторил те же слова, перебивая Маюми. — Тогда в воскресенье 21 числа. Выбери точное место и время в своем графике.
— Спасибо, Тацуя-кун... — Маюми низко склонила голову, продолжая сидеть на диване. — Тогда я завтра по почте перешлю подробности относительно времени и места встречи.
— Могу я спросить ещё кое-что? — заговорил Тацуя, когда Маюми уже собиралась уходить. — Тело Накуры-сана кремировали?
— Ух, да.
— У тебя осталось что-то, что он носил, когда его не стало? Например, одежда.
— Её запросила полиция, поскольку она нужна была в качестве доказательств. Кроме того, у Накуры-сана не было родственников, так что я подумала, что если я передам его вещи, это может помочь при поимке преступника.
— Есть возможность на некоторое время получить доступ к этим материалам?
— Могу лишь спросить детектива, который дал мне свои контактные данные.
В ответ Тацуя чуть склонил голову. Поскольку она выглядела так, словно хочет что-то сказать, Тацуя глазами призвал её говорить.
— Извини. Я не думала, что стану такой чувствительной.
— По возможности я буду сотрудничать, — сказав это, Тацуя поднялся, чтобы не дать Маюми снова его поблагодарить.
За этот короткий разговор он понял, что Накуру, возможно, убил Чжоу. Было не так уж и абсурдно предположить, что Саэгуса Коити приказал Накуре Сабуро провести расследование относительно Чжоу. И ещё была вероятность, что глава семьи Саэгуса планировал сговор с Чжоу. А раз смерть Накуры могла быть связана с Чжоу Гунцзинем, здесь могла появиться зацепка, ведущая к его местоположению. Следовательно, Тацуе была не нужна благодарность Маюми.
Проводив Маюми к школьным воротам, Тацуя пошёл в комнату школьного совета. Почему-то там находился текущий Глава дисциплинарного комитета с членами школьного совета и даже предыдущий Председатель клубов.
— Онии-сама, спасибо за усердие.
— Ах, извини, что задержался.
Миюки поднялась, улыбнулась и сделала жест рукой, приглашая его сесть. Он ощутил на себе пронизывающие взгляды, но решил не обращать на них внимания.
— Шиба-сэмпай. — Первой заговорила Изуми, которая, когда Тацуя вошёл в комнату школьного совета, изо всех сил старалась смотреть в терминал.
— Тебе что-нибудь непонятно, и ты хочешь об этом спросить?
На первый взгляд, вопрос Тацуи был очень целесообразным и ничего не значащим. На самом же деле он ожидал такого диалога, она наверняка хотела узнать, что случилось на встрече с Маюми.
— Это не так!
Как он и предполагал.
— Онээ-сама, нет, моя сестра ушла?
— Да. Ты хотела с ней о чём-то поговорить?
— Нет, дело не в этом. Но, это, мне просто интересно, какое дело заставило сестру занять твоё драгоценное время.
Смысл её слов был ясен, как день. Изуми хотела знать, что за разговор произошёл между её сестрой и Тацуей.
— Здесь не о чем беспокоиться. — Однако Тацуя сыграл с собеседницей, избегая ожидаемого фокуса разговора.
— Я не волнуюсь о сэмпае! — Как результат — Изуми отчаянно возразила. Затем, как всегда, покраснела, увидев улыбки старшеклассников.
Взволнованной и покрасневшей Изуми решила помочь выйти из неловкого положения Миюки. Она, без сомнений, пошла на это, поглядывая на брата. Её интересовала закрытая встреча Тацуи и Маюми. Нет, лучше сказать, она больше всех хотела это знать.
— Так, Онии-сама, о чём ты говорил с Саэгусой-сэмпай? Надеюсь, ты не против с нами этим поделиться?
Как только она спросила, несколько людей приготовились услышать ответ. Тацуя осмотрелся, никто не отводил взгляда, ожидая ответа.
— Похоже, у сэмпай есть дело, которое нужно разрешить в Киото.
Изуми вздрогнула. Она опустила голову, поэтому выражения лица не было видно, но Тацуя с легкостью догадался, что она думает о Накуре. Однако он решил, что сейчас утешать Изуми будет нецелесообразно. Потому сделал вид, что ничего не заметил, и продолжил:
— Она сказала, что хотела бы сопровождать нас на предварительном осмотре. Я ей отказал, когда она не захотела объяснять причину, но у неё было довольно серьезное лицо.
Хаттори чуть вздохнул. Должно быть, его заботило то же самое. Однако он не дал Тацуе сорваться с крючка, жёстким тоном он заговорил:
— Шиба, почему ты ей отказал, хотя не имеешь никаких срочных дел? Предварительный осмотр предназначен лишь для того, чтобы осмотреться на месте и увидеть состояние города, так ведь? У тебя должно найтись время для неё без ущерба твоей деятельности.
Тацуя предполагал, что такой вопрос возникнет. Честно говоря, он думал, что хорошему молодому человеку было бы тяжело её сопровождать. Не то чтобы он её высмеивал, скорее даже это было в её пользу. Он сознательно сжал губы, чтобы не сказать это.
Однако затем его осудила ещё одна особа:
— Тацуя-сан, я тоже так считаю.
Ответ Хаттори входил в план Тацуи, но он не ожидал, что с Хаттори согласится Хонока.
— Хотя в университете магии у неё есть Итихара-сэмпай и Дзюмондзи-сэмпай, она намеренно решила прийти в Первую школу. Разве это не показывает, как она на тебя полагается?
Тацуя не знал, почему Хонока это говорила, потому не смог ответить сразу же. Для неё нет выгоды, если Тацуя и Маюми встретятся в Киото. Даже если Миюки ревновала к другим, Маюми всё же могла попытаться воспользоваться шансом, так как Миюки его родная сестра.
Она должна была увидеть, что Минами, как обычно, сделала шаг назад от Тацуи.
Вполне возможно, хоть это, может быть, и грубо по отношению к ней, Хонока просто симпатизировала Маюми.
— Тацуя, может, уделишь ей немного времени?
— Верно.
Даже Микихико это предложил. Тацуя больше не мог действовать так, словно не делает ничего плохого. Даже Микихико не знал, что истинная цель поездки — поимка Чжоу Гунцзиня, Тацуя лишь сказал ему, что в Киото есть определённая группа традиционалистов, которая что-то замышляет. Он всё ещё вёл себя так, словно упрямо отказывался от сотрудничества с Маюми и делал вид, будто вынужден это делать, несмотря на то что было на самом деле.
Кроме того, такое развитие событий было удобно для Тацуи. Только что они дали ему вескую причину провести время с Маюми, так что не было нужды маскировать их встречу под случайность.
На самом деле Тацуя не думал, что она окажется очень полезной. Однако ещё один человек всё же лучше, чем ничего. Тацуя считал, что полученный им запрос предполагал необходимость не только найти Чжоу Гунцзиня, но и позаботиться о нём. Однако в запросе Майи было «сотрудничество для захвата», если сначала его не найти, схватить его будет невозможно. Потому чем больше людей он задействует для поисков, тем лучше.
— Мне следует сначала извиниться, хотя будет немного странно связываться с сэмпай. Изуми, не против, если я ей позвоню?
— Почему ты спрашиваешь у меня? — раздраженно спросила Изуми. Она испугалась, что Тацуя мог посчитать, будто у неё комплекс сестры.
— Изуми, ты ведь её сестра, в конце концов.
Однако даже для Тацуи было невозможно действовать так холодно по отношению к ученице младше его.
— Тебе не нужно моё разрешение. Можешь делать, что хочешь, — ответила Изуми с милым лицом, несмотря на немилое замечание Тацуи.

◊ ◊ ◊

У границы бывших префектур Нагано и Яманаси, в узкой долине, окружённой горами, стояла безымянная деревня. Эта деревня, которая никогда не появлялась на картах, была домом печально известной семьи Йоцуба. В центре расположился большой одноэтажный особняк Йоцубы. В главной комнате дома Йоцуба Мая, глава клана, слушала отчёт дворецкого Хаямы.
— ...Похоже, все факты указывают на Нару.
— Разведывательное бюро JSDF... — на блестящих губах Майи появилась усмешка. И не слишком вульгарная, скорее её выражение лица было довольно благородным.
— Я также провёл расследование о вмешавшемся департаменте. На случай, если они станут помехой.
— Мне всё равно. У JSDF свои проблемы, разве не так? Дело почти улажено, так что я закрою на это глаза.
Старый дворецкий низко, немного преувеличенно поклонился. В глазах Майи JSDF были неудачниками, Хаяма в этом не сомневался.
— Так что там с Тацуей-саном? — Мая сразу же потеряла интерес к военным. Поскольку изначально они говорили о Тацуе, было вполне естественно вернуться к главной теме разговора. — Полагаю, он сейчас работает очень усердно?
— Да. В частности, из-за разработки новой магии, не могу придумать лучшего объяснения.
— Новой магии... Это будет физическая атака на ближней дистанции, или что-то иное?
— Если вы не возражаете, могу сообщить о моей гипотезе.
— Что ж, можешь говорить, Хаяма-сан.
Мая не скрывала своего любопытства.
Она нередко оставляла переговоры подчиненным, но в этом клане всегда так было. Однако каждый день она не проводила время без дела. И, конечно же, она не играла. Для неё, как одной из Йоцубы, наиболее важной задачей было улучшение магии. Потому она проводила много времени в исследованиях магии.
Слухи о том, что Тацуя разрабатывает новую магию, будоражили её любопытство.
— Возможно, он создал новую магию на основе «Брионака» Энджи Сириус. И, судя по названию, которое он ей дал, «Барионовое копьё», похоже, это будет магия, которая излучает элементарные частицы, разлагая субстанцию до протонно-нейтронного уровня.
— Интересно, может это заряжаемая частицами пушка?
— Тогда это не новая магия, а воспроизведение «Брионака», Тацуя-доно должен об этом знать. Хотя, с высокой вероятностью, это оружие на основе нейтронов.
— Нейтронная пушка. Магия нейтронного барьера уже, можно сказать, доведена до совершенства, Тацуя-сан наверняка принял это во внимание. — Мая, с наслаждением проводившая время, делая такие предположения, вдруг показала обеспокоенное лицо: — «Барионовое копье». Не «ускоритель», «пушка» или «оружие». Интересно, почему «копье»?
Хаяме тоже эта часть была интересна, но, похоже, он определился с ответом еще до того, как прозвучал вопрос.
— Я не настолько много знаю. Но он сказал, что покажет новую магию на новогоднем собрании.
Понимая, что говорить больше не о чем, Мая мудро предпочла понаблюдать, нежели строить предположения. Однако плохое впечатление ещё осталось и заставило её задать злобный вопрос:
— Почему я не спросила о деталях? Не знаю, правда ли этот ребенок послушен, но, думаю, если его испытать, можно получить хороший материал.
— При всём своём уважении, для завершения вашего задания не нужно так сильно испытывать его преданность.
Однако это оказало эффект бумеранга на Маю. Она едва видимо пожала плечами.
— Я никогда об этом много не думала. — Видя пристальный взгляд Хаямы, Мая почувствовала, что необходим уважительный предлог. — Это не потому, что он мой племянник. Йоцубе было бы невыгодно, если бы я отвергла этого ребёнка.
— Думаю, нет ничего плохого, если причина ваших действий в том, что он ваш племянник.
— Хаяма-сан.
— Извините за грубость.
Когда Мая потребовала его признать свою ошибку, Хаяма благоговейно поклонился. Однако не для извинения. В этом случае он сказал бы что-то вроде «пожалуйста, простите мою наглость» или «я сказал слишком много».
Поскольку Хаяма не забрал назад своё заявление, Мая слегка покраснела.

— Хаяма-сан.
Хаяма покинул комнату Майи и как раз собирался пойти к себе, как посреди сада услышал сзади голос. Он не ощутил никакого присутствия, не было никакого дисбаланса. В деревне не было необычным уметь скрывать присутствие — смешивая его с ветром или даже с темнотой. Кроме того, этот голос был знаком Хаяме.
— Куроба-сама. Прошу прощения, что вас не заметил.
По меньшей мере он считал, что обязан сказать хотя бы это в качестве сарказма.
Побеждённому Куробе Мицугу это не понравилось, но, конечно, его не разозлил такой сарказм.
— Нет, я тоже был груб, не раскрыв своё присутствие.
Хаяму не заботило, правду говорил Мицугу или нет. Вполне возможно, он говорил правду, так как находиться в тени его обязывала профессия. Другими словами, Хаяма посчитал, что, возможно, он привык скрываться из-за повседневной работы.
— Пожалуйста, не волнуйтесь из-за таких пустяков.
Однако это было хорошо вне зависимости от обстоятельства. Если Куроба Мицугу серьёзно скрывал своё присутствие, даже Хаяма не разглядел бы его своими глазами. И его также не спровоцировало то, что у Мицугу были отличные способности, и он хорошо выполнял свою работу. Более того, семья Куроба была одной из сильнейших ветвей Йоцубы. Пока они преданы главе, Хаяма будет им служить. Если бы он не мог вытерпеть капризы мастера, то не подходил бы на роль дворецкого.
— Так, Куроба-сама, чем я обязан вашему вниманию?
— Ну, я кое о чём думал, и... я хочу поговорить с вами.
Хаяма поднял бровь. Он продемонстрировал некоторое смущение, но это было намеренно.
— Вы хотите поговорить... об этом? — Хаяма вежливо улыбнулся.
Мицугу вскинул руки в жесте отрицания:
— Нет, нет, пожалуйста, примите мои слова за чистую монету. Я хочу кое в чём проконсультироваться.
— Ох, простите мою грубость, — Хаяма поклонился во тьме. Будто у него были сомнения. — Тогда сюда, пожалуйста.
Хаяма повёл Мицугу в главный дом, из которого только что вышел. Поскольку он был дворецким семьи Йоцуба, ему позволяли совершенно свободно использовать приёмную главного дома. Впрочем, в ином случае он мог бы сказать, что комнату использует глава семьи Куроба. Тот не должен бы жаловаться. Если они собрались продолжить разговор, они всегда могли подтвердить это позже.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.