Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49313
Книг: 123106
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Красный опричник»

    
размер шрифта:AAA

Беразинский Дмитрий Вячеславович
КРАСНЫЙ ОПРИЧНИК
(Легенды Зачернодырья — 4)

Для тех, кто пьянствовал, пока он геройствовал
(краткая биография генерала Волкова)

Андрей Константинович Волков родился в 1972 году в неполной семье. Его мать имела непродолжительную, но памятную связь с курсантом Минского высшего политического военного училища Константином Норвеговым, результатом которой и стало рождение нашего героя. Как известно (априори), одинокой женщине трудно вырастить и воспитать полноценного мужчину. Даже если ребенок в конечном итоге получается лучше многих, так называемых «настоящих мужчин», то он все равно испытывает чувство неполноценности. И благодаря этому чувству порой попадает в такие истории, что только диву даешься!
Андрюша Волков рано женился, не получил высшего образования, болел гепатитом, который дал впоследствии осложнения на печень. Вылечился. Упорно в двадцать шесть лет пошел в армию, чтобы доказать в первую очередь самому себе, что здоров и годен ко всему на свете. В 1990 году у них с супругой Анжелой родился сын Константин (бабушка попросила, чтобы так назвали). В 1998 году Андрея призвали на службу в Вооруженные силы Республики Беларусь и для дальнейшего прохождения службы направили в город Бобруйск, на секретную российско-белорусскую военную базу «Бобруйск — 13».
19 мая 1999 года в районе секретной базы произошел до конца не понятый и не изученный катаклизм, в результате которого сегмент земной поверхности, на котором располагалась База, переместился в параллельный мир «Унтерзонне». Предпосылками для возникновения катаклизма стали испытания на Земле генератора гравитационных волн, спроектированного в начале девяностых, а с другой стороны — опробование на Унтерзонне шабашем волхвов нового телепортационного заклинания типа «портал». С этого момента начинается описание приключений нашего героя, своеобразные «Легенды Зачернодырья».
В первой легенде под названием «По ту сторону Черной Дыры» описываются приключения небольшого контингента военной базы в параллельном средневековье, куда вышеописанная база имела удовольствие попасть. Сомнительное удовольствие. В составе ограниченного контингента Андрей Волков учится нелегкому ремеслу «воина без права на поражение», воюя с тевтонами, аварами, свеями и своими братьями-славянами. К счастью, он не один. 19 мая была суббота, к нему приехала жена с ребенком, но супруга не вовремя (а может как раз и вовремя) отлучилась. В итоге Андрей остался один с девятилетним пацаном на руках. После оказалось, что счастье ему улыбнулось ему еще раз: командиром базы «Бобруйск-13» был полковник Норвегов Константин Константинович.
Андрей взрослеет, и под присмотром сурового, но нежного отца вырастает в бравого командира. Это он осуществляет практически безукоризненное исполнение операции по ликвидации войска степняков под предводительством Иссык-хана, а затем через несколько лет возглавляет посольство Белороссии в Париже. На этой радужной ноте и оканчивается первая книга об Андрее Волкове.
Во втором романе под названием «Путь, исполненный отваги» Андрей Константинович близко знакомится с Хранителем Триады параллельных миров Земля-Унтерзонне-Гея по имени Семен. У Семена для него имеется предложение: проверить некоторые выкладки коммунистической теории на практике — в параллельном мире с романтическим названием Гея. Волков имеет право набрать свою «команду прогрессоров», а также в качестве ударного кулака ему подчиняется «Лазурный корпус Ревенантов» — искусственно воскрешенных и прошедших дополнительную подготовку созданий. Все это подкрепляется ракетным крейсером «Орион» и транспортным судном для перевозки десанта. В качестве дополнительного бонуса Волков получает в напарники и сотоварищи студента Ростислава Каманина — реинкарнацию репрессированного в 1938 году профессора Переплута. Заглянувший «за грань» и помнящий свое прошлое перевоплощение студент весьма будет полезен в роли Мастера Равновесия. Команда собирается и на десантном корабле отправляется в точку перехода — Бухту Суфиа, что аж на севере Мадагаскара. В Черном море десантный корабль ожидает корабль-матка — крейсер «Орион», на котором наши герои отправляются в путешествие к иным мирам.
Пройдя через Врата, крейсер отправляется в обратный путь, но уже по водным просторам Геи. Выбив из Керчи турок, команда Волкова отправляется вверх по Дону, вновь на том же десантном корабле класса «Мурена». «Орион» остается на страже подле первой московской крепости на Черном море. Переживая настоящие приключения по пути в столицу русского государства, полковник Волков и его команда благополучно прибывают в Москву прямо перед прибытием Великого Посольства. Во дворе стоит август 1698 года по современному летоисчислению. Цель Андрея Константиновича — реставрация на российском престоле правительницы Софьи, томящейся в келье Новодевичьего монастыря на Воробьевых горах. Согласно расчетам Хранителя, именно с момента воцарения на московском престоле Петра Алексеевича российская история свернула в заброшенное русло, из которого потом так и не смогла выбраться. Стоило попробовать переиграть и глянуть — что получится.
Переворот удается, Софья Алексеевна возвращается на трон, формируя новый кабинет, в котором Ростиславу Каманину достается ответственный пост Премьер-министра и сердце реставрированной царицы. Андрей Константинович становится советником по прогрессу, а остальные портфели достаются боярам, примкнувшим к заговорщикам. Чтобы Софья Алексеевна имела представление о том, чего Россия может лишиться, и о том — что может приобрести, ее заставляют совершить небольшое путешествие по мирам Триады и ознакомиться с Историей Государства Русского. По возвращении Правительница и ее окружение разрабатывают планы развития Русского государства и превращения его в могучую державу по имени Российская Империя.
Третья книга «Легенд Зачернодырья» повествует о начале преобразований в стране. О реформировании армии, создании системы образования и здравоохранения, о попытках сбалансирования экономики. Также решено построить новую столицу будущей империи. Однако местом строительства выбирают не болотистые берега Невы, а место возле западной русской крепость Гдов. Однако отправленный в изгнание Петр Алексеевич не дремлет. Он вступает в сговор с датским кабинетом и плетет заговор с целью вернуть себе шапку Мономаха. На карету царицы, отправившейся в путешествие к Псковскому озеру, совершается нападение. Но на беду злоумышленников, Софью Алексеевну охраняют не простые солдаты, а часть Лазурного корпуса. Мятежники арестованы: их главарь Александр Данилович Меньшиков повешен скорым судом, а остальным воздано по заслугам.
В ту же пору Андрей Константинович вместе с отцом Ростислава Каманина начинают исследования, которые можно назвать термином «изучение взаимодействия параллельных миров». Советник по прогрессу погружается в пучины магии, а Софья Алексеевна возвращает из ссылки своего бывшего фаворита — князя Голицына. К сожалению, от князя помощи мало. За двенадцать лет ссылки он одряхлел и телом и душою, скрутила его старость.
В ту же пору на землях далекой Скандинавии расправляет свои крылья молодой шведский лев. Львы не летают, аки орлы, но уж очень ему хочется отчебучить что-нибудь этакое, чтобы тыщу лет народы вспоминали Карла Двенадцатого, короля Швеции и попечителя бывшей земли русской — острова Рюген. Андрея Константиновича, уже генерала, очень беспокоят потуги начинающего завоевателя. Успеть бы завершить войсковую реформу да строительство укрепрайонов, защищающих новую столицу с севера и юга. Тогда можно будет и настучать наглому Карлу промеж рогов его шелома скандинавского.
Чтобы ускорить экономические процессы в стране, прогрессорами решено начать на сто лет раньше, чем на Земле, строительство железной дороги. Магистрали, связывающей горнодобывающие районы Урала и новую столицу России. К сведению, после окончания строительства новой столицы, нареченной Свято-Софийском, Государство Русское стало именоваться Российской Империей, а Правительница Софья — Императрицей Софьей Алексеевной.
За несколько лет молодой шведский король приобретает столь необходимую и милую его сердцу славу полководца, разбивает датчан и в нескольких битвах наносит окончательное поражение польскому королю Августу Сильному. Но его тревожит восток — молодая Российская Империя трансформируется в сильного соседа и опасного противника. Сильное славянское государство никому и никогда не было нужно, разве что в 12–13 веках, как буфер от нашествия степняков, поэтому Карл решается. Английский и Французский кабинеты изо всех сил стараются убедить его в самостоятельности такого поступка.
Решение его твердое, но с самого начала ничего не заладилось. Далеко на подступах к русской столице его войска обстреляны дальнобойной артиллерией, что является для шведского короля как бы знаком свыше. Лично возглавив аккордную группу, он заключает с русскими перемирие. Одним из гарантом дальнейшей безопасности русские предлагают считать брак шведского короля с российской императрицей. Делать нечего — Карл дает свое согласие. Сочетавшись скорым браком, король отбывает в Стокгольм, где его уже заждались министры в Риксдаге.
Внезапно все планы по проекту «Метаморфоза Геи» нарушает сам Хранитель, отзывая свое «миротворческое войско» обратно. Оказывается, Хранители тоже не безгрешны. И над ними есть контроль: к Хранителю прибывает Корректировщик, который приказывает свернуть всю деятельность на Гее, а мир Унтерзонне вообще — отправить на карантин. Оказывается, нельзя безнаказанно растягивать и сжимать спирали развития — это чревато обвалом энтропии всей системы трехмирья. Объясняя популярным языком, из развития миров в таком случае исключается элемент случайности. Развитие становится предсказуемым. А это противоречит законам мироздания.
На Гее в качестве тайных эмиссаров остаются трое: граф Волков, бывший премьер Каманин и возглавляющий культурный сектор Иннокентий Симонов. Они еще пытаются, несмотря на запрет, подчищать следы своего пребывания в этом мире. Но программа сворачивания континуума уже запущена Корректировщиком, и наших героев межпространственное Торнадо раскидывает по мирам, восстанавливая первоначальный уровень энтропии. Иннокентия забрасывает на новый мир, включенный в Триаду, после удаления Унтерзонне на карантин. Он попадает в Великое Княжество Литовское, в самый миг его расцвета. Ростислав Каманин остается на Гее — при императрице и собственной дочери, а вот Андрея Константиновича Волкова сила Торнадо возвращает обратно на Землю. Но… выбрасывает в 1938 год, ровно за три года до войны с Германией. А что при нем? Валенки, тулуп, папаха да ноутбук командирский. Как же выжить бывшему солдату, командиру и советнику по прогрессу в этом обществе? Об этом и многом другом повествует эта книга — логическое продолжение серии «Легенды Зачернодырья».

Глава 1

Андрей Константинович не сразу понял, что произошло. Лишь когда налетевшая метель угомонилась, он поднял глаза на небо и увидал там знакомые очертания Большой Медведицы. Но и тогда долго тряс головою и глядел по сторонам.
Он находился на широкой дороге, слева и справа был лес, вдалеке виднелся железнодорожный переезд. Дорога, по всей видимости, была грунтовой — даже «заштукатуренные» снежной массой рытвины и колдобины отчетливо были видны опытному глазу. Волков обернулся назад. Насколько позволяли рассмотреть сумерки, метрах в трехстах дорога делала поворот и исчезала невидимой в лесу. Что это была за дорога? Откуда и куда она вела? Андрей Константинович вдохнул морозный воздух — здесь было ощутимо холоднее. Поэтому, не тратя время на раздумья, он развернулся в первоначальном направлении и зашагал к переезду.
Бормоча под нос самые невероятные предположения, он пытался осмотреть себя со стороны. Бараний полушубок, под которым мундир полувоенного покроя. На ногах — валенки на кожаной подошве. Голову венчает папаха.
— Твою мать! — с чувством произнес он, — типичный бродячий замполит.
В ответ на это откровение сзади раздалось пение матчиша. Волков оглянулся. Метрах в сорока светились фары какого-то легкового автомобиля: то ли «двадцать первой» «Волги», то ли чего-то подобного. Причем, подобных автомобилей Андрей Константинович больше не знал. «Горбатые», что «Запорожец», что «Москвич» были гораздо меньше.
Автомобиль притормозил рядом с ним и оказался довоенной «эмкой», весьма неплохо сохранившейся. Дверца открылась и мягкий баритон с заднего сидения предложил:
— Садись, служивый. Подвезем.
Андрей Константинович поначалу собирался отказаться, но что-то в голосе незнакомца подсказало, что отказ будет расценен, как попытка к бегству. Поэтому быстро отряхнул снег с тулупа и папахи, и забрался в теплый после студеной погоды салон, где витал давно забытый запах — крепкого хорошего табака.
— Старший майор госбезопасности Кречко! — представился благодетель, — а вы кем будете, прекрасный незнакомец?
— Кем прикажете, — буркнул ошалевший Волков. Надо же, очутился в самом «веселом» периоде жизни страны — «сталинском». Сейчас вот запросто поставят к стенке — и прощайте все три реальности навсегда. От пули в голову никакой симбионт не вылечит.
Но старший майор Кречко был настроен благодушно. Принюхавшись, Андрей Константинович различил в гамме запахов и «Красную Москву», и аромат коньяка «Двин», которым их с Ростиславом иногда угощал Хранитель. «Любимый напиток красных командиров», — говаривал он, — «после спирта, конечно».
— Замерзли, батенька? — осведомился Кречко, — вот, хлебните!
Волков взял предложенную фляжку, свинтил колпачок и нерешительно посмотрел на своего собеседника.
— Валяйте прямо из фляжки, — разрешил тот, — ради такого дела машину останавливать не станем. Ну, как?
— Великолепно! — искренне ответил Андрей Константинович.
— А теперь скажите, — ласково посмотрел на него гэбэшник, — за каким чертом нормальному человеку разгуливать ночью по территории укрепрайона?
«Вот попал, так попал!» — подумал Волков, — «это ведь надо в такое дерьмо вляпаться!»
Если начать объяснять представителю НКВД концепцию параллельных миров и всех прочих принципов построения мирозданья, то недолго и к докторам угодить. Во всех остальных случаях бродячий генерал из вооруженных сил Российской Империи приговаривался военным трибуналом СССР к исключительной мере наказания. Исключительной — в мире Земли начала двадцать первого века, а в этом времени такое наказание являлось стандартным. Как говорится: «решение окончательное и обжалованию не подлежит».
— Старший майор госбезопасности, — вспомнил вслух Андрей Константинович, — если не ошибаюсь, соответствует армейскому полковнику.
— Не ошибаетесь, — любезно подтвердил Кречко.
— Значит, вы — один из высших офицеров НКВД, присутствующих в этом районе.
— Самый высший!
— Отлично! Это означает, что мне повезло. Вам, вполне возможно, повезло не меньше.
Кречко заинтересованно поднял брови и испытывающе поглядел на свою «находку». Нет, не ошибся он, подобрав на дороге одиноко бредущую фигуру в полушубке и валенках, учуял его горбатый энкавэдэшный нос странности в поведении на дороге, уловил мозг флюиды иноземные! Рожа у незнакомца славянская, но кто его знает. На всякий случай он произнес давно сидящую в подсознании фразу на французском:
— Si et non l'espion vous, le monsieur?
— Est absent, dans aucun cas! Je le voyageur ordinaire entre les mondes! — ответил шутливо Андрей Константинович, вспомнив молодость и средневековый Париж.
Судя по тому, как напрягся энкавэдэшник, он ни бельмеса не понял.
— Я не говорю по-французски, — признался Кречко.
— Я вижу. Английский мне тоже известен, господин старший майор!
— Вот вы и попались! — торжественно провозгласил Кречко, — у нас в ходу обращение «товарищ».
Волков засмеялся. Энкавэдэшник обиделся, вздохнул и покачал головой.
— Извините! — промолвил Андрей Константинович, — весь мир знает, что у вас в ходу именно это обращение. Однако, всяк, кто выше майора, спит и мнит себя «господином».
— Тоже верно, — нехотя признал Кречко, — уж очень вы интересный типчик, товарищ э-э… или господин?
— Волков Андрей Константинович, — отрекомендовался случайный попутчик, — кому-то товарищ, а кому-то и господин. Но суть дела от этого не меняется. Вы уж не взыщите за смелость, но не проще ли нам будет поговорить тет-а-тет в вашем кабинете, либо в другом подходящем месте? Надеюсь, я еще ничего не нарушил, чтобы меня сразу в камеру…
Кречко задумался. Вообще-то, он ехал в Полоцк с целью инспекции ПоУр: несение внутренней службы караульными расчетами, содержание долговременных огневых точек, соблюдение правил маскировки и демаскировки, изучение предложений по укреплению обороноспособности и живучести объектов. Этого странного попутчика он подобрал где-то в километрах трех восточнее Фариново, а едут они уже около пятнадцати минут… следовательно, до Полоцка еще километров десять. Старший майор был в прекрасном расположении духа. Это обуславливалось тем, что он разнес вдребезги и пополам весь батрайон «О» и едва не стал причиной самоубийства тамошнего коменданта — майора Горюнова. Дела на военно-инженерном комплексе были плохи. Это искренне огорчало энкавэдэшника, совсем недавно ставшего «гэбистом», но никак не привыкшего к новому номенклатурному прозвищу. Однако, недочеты выявил именно он, а не враг — это не могло не радовать. С другой стороны, инспектор для того и назначается, чтобы находить прорехи и недостатки. Тогда товарищ Куклачев, комиссар государственной безопасности второго ранга, не станет спрашивать товарища старшего майора: не пьянствовал ли он напропалую все время своей командировки с комендантами батрайонов, вместо того, чтобы заниматься своими прямыми обязанностями. А если сидящий рядом гаер окажется агентом империалистической разведки, то вполне вероятно появление еще одного ромба в петлице по соседству с двумя имеющимися…
— Чувствую, что дело плохо, — поерзал на кожаном сиденье Волков, — ну честное слово, не спешите меня в шпионы зачислять, товарищ старший майор!
— А кем прикажете вас считать? Как вас называть? «Господином» у нас не принято, назови я вас «товарищем» — потом мне это припомнят, на «гражданина» вы не похожи…
— А по имени-отчеству? — иронично спросил попутчик.
— Где это вы видели, чтобы старший майор ГБ постороннего по имени-отчеству именовал? — хмыкнул Кречко, — так он величает исключительно начальство. Ну, и тестя разве.
— У старшего майора ГБ имеется тесть? — невинно осведомился Волков.
— У каждого свои слабости. Вы, мил человек, не ерничайте. Если вы окажетесь тем, в качестве кого я вас подозреваю, то разговор наш придется продолжить в ином ключе. Поверьте человеку, видевшему очень многое: не стоит сердить старшего майора ГБ.
— Боже упаси! — серьезно сказал Андрей Константинович, — а если бы я был именно тем, кем вы думаете… то у вас не было бы ни одного шанса. Такой вот факт.
Волков отвернулся и стал хмуро смотреть в окно на медленно надвигающиеся огоньки древнего белорусского города.
— Батенька, да вы сам никак обиделись! — еще раз хмыкнул Кречко, — а как я, по-вашему, должен думать о человеке, который в десять часов вечера разгуливает по укрепрайону с видом Коперника, открывшего новое светило?
Волков протер уставшие глаза. Он две ночи не спал там — на Гее, затем перенесся в иной мир и опять бодрствует. Тяжело организму выдерживать такие нагрузки. Даже, несмотря на симбионта — живущего в нем целителя-паразита. Симбионтом его и всех участников экспедиции снабдил, естественно Хранитель.
— Извините, — сказал он, — много работал, нервы.
— Тогда вам не помешает еще один глоток.
— Спасибо.
К Полоцкому отделению ГБ автомобиль подъехал в половине двенадцатого. Кречко закутался в тулуп и пошел стучать в дверь, вызывая дежурного, а Волкову велел оставаться в машине. Пришлось колотить минут пять, пока дверь отворилась, и на пороге показался человек во френче цвета хаки, с тремя треугольниками в петлицах и заспанной физиономией.
— Сержант, твою мать! Ты что это начальство морозишь? — вежливо поприветствовал его Кречко.
— Извините, товарищ старший майор — радиограмму принимал, — оправдывался дежурный.
Кречко дал знак Волков вылезать из автомобиля. Андрей Константинович подошел к нему, хрустя валенками по снегу. Мороз крепчал — можно было смело утверждать, что термометр показал бы градусов двадцать ниже нуля. Водитель «Эмки», повинуясь жесту начальника, врубил передачу и покатил в гараж, разрывая тонкую корку наста цепями на шинах.
— До чего техника дошла! — восхитился Кречко, — теперь наши сотрудники даже во сне принимают радиограммы!
— И расшифровывают, не просыпаясь, — согласился Андрей Константинович.
Сержант изволил обратить свое внимание на новоприбывшего.
— А товарищ…
— Иванов, — подсказал Кречко, — товарищ Волков.
— А товарищ… Иванов с вами? — спросил дежурный.
— А вот мы и разберемся, с кем товарищ Иванов. Понял? Никого не впускать, никого не выпускать. Понял?
— Так точно! — вытянулся сержант.
По скрипящей деревянной лестнице поднялись на второй этаж — в гостевую комнату. Кречко щелкнул выключателем, и над потолком тускло загорелась электрическая лампочка свечей в сорок. Скудная обстановка: две панцирные кровати, шифоньер, стол, два стула.
— Сортир за дверью, — проинформировал энкавэдэшник, — умывальник тоже. Есть хотите?
— Спать хочу, — признался Волков, — третьи сутки не сплю.
— Через границу перебирались?
— И это тоже.
— Ясно! — протянул Кречко, — тогда легкий ужин, вводная беседа и здоровый сон. Предупреждаю сразу: без беседы я не усну. Можете считать это сказкой на ночь.
— Как скажете! — пожал плечами Андрей Константинович.
— Вот и отлично!
Кречко вытащил из шифоньера объемный саквояж свиной кожи и вытащил оттуда увесистый сверток. Потянув воздух ноздрями, многообещающе улыбнулся. Сноровисто положил сверток на стол и достал из него копченую курицу, несколько соленых огурцов и сваренных вкрутую яиц. В маленькой баночке оказался хрен, в другой такой же — горчица. Пустую газету Кречко аккуратно расправил и сложил в несколько раз. Затем сунул ее обратно в саквояж, а из недр его извлек четвертинку «Любительской».
— Как говорится, одновременно снотворное и успокоительное! — хохотнул он.
Не задуривая голову, разлил по граненым стаканам жидкость. Взял свой стакан и предложил неоспоримый тост:
— Ну, за здоровье товарища Сталина и нашего дорогого Лаврентия Павловича!
— Согласен! — кивнул Волков.
Опорожнили стаканы и принялись терзать курицу.
— М-м! — пробурчал с полным ртом Андрей Константинович, — поразительно.
— Моя Дарья Петровна изумительно готовит курицу, — кивнул Кречко, — сколько мне приходится по командировкам ездить… не представляете — как дома питаюсь! Холодная, чертовка, но вкусовая гамма сохраняется как у только что поданной с плиты.
— М-м! — согласился Волков, — перемалывая крепкими зубами сочное куриное крылышко.
По незримому соглашению ужинали молча. Зато быстро. Не прошло и пятнадцати минут, как на столе остались лишь куриные кости и яичная скорлупа. Водки больше никто не предлагал, пили полуостывший чай из термоса.
— Завтра поставлю на вид! — недовольно пробурчал старший майор, — чай надо заваривать не утром, а к вечеру. Чтобы уставший инспектор пил его горячим! Ладно, черт с ним, с чаем. Выкладывайте, господин хороший: откуда, куда, зачем?
Разморенный сытным ужином попутчик прикрыл глаза.
— Волков Андрей Константинович. Граф. Последняя официальная должность — советник по прогрессу при императрице Софье Алексеевне. Звание: генерал-адъютант. Нечто среднее между комдивом и командиром корпуса. Кстати, я и был командиром Лазурного Корпуса.
— Водки больше не дам! — отрубил Кречко, — вам и так, сударь мой, крепко приложило.
— Ну, вот! — усмехнулся Волков, — три предложения произнес, а вы меня уже за шизика держите.
Кречко на всякий случай заставил свой стул отскочить немного назад.
— А за кого мне вас держать? — огрызнулся он, — плетете чепуху всякую. Сами за кретина меня держите! Так вот, я вас разочарую: кретинам в СССР такую форму не выдают! Тут…
— Смотрите! — перебил его Андрей Константинович.
Взяв нож, которым двадцать минут назад Кречко нарезал хлеб, он полоснул себя по мякоти большого пальца левой руки. Старший майор от неожиданности отпрыгнул со стулом еще на полметра назад.
— Точно, псих! — с сожалением сказал он.
— Смотрите! — повторил Андрей Константинович.
Кречко гадливо глянул. Кровь уже перестала сочиться по руке Волкова, рана медленно наполнялась какой-то вязкой белесой жидкостью. Лейкоциты в форсированном режиме вырабатывали антитела, а начавшийся процесс ускоренной регенерации позволял визуально наблюдать затягивание ранки.
— Гм! — неопределенно кашлянул старший майор, — а может, это водка такая? Плохая, в смысле…
— Да бросьте! — перед Кречко сидел смертельно уставший человек, — еще одно доказательство — и спать. Согласны?
— Валяйте!
Волков достал из-под лежащего полушубка небольшой (где-то тридцать пять на тридцать сантиметров) узкий чемоданчик. Сравнительно тонкий — сантиметров восемь в толщину. Поверхность у чемоданчика была блестящая, незнакомая. Он сделал неуловимое движение руками и достал из чемоданчика некий предмет, формой напоминающий шахматную коробку. Еще одно неуловимое движение — и коробочка раскрылась наподобие книги. Любознательный Кречко встал с так и не ставшего конем стула и подошел ближе.
— Это все кнопки? — спросил он.
Вместо ответа попутчик нажал на боковую клавишу. Вспыхнул экран, на котором красовались синие полосы и надпись «IBM». Вскоре она сменилась заставкой, известной каждому компьютерному пользователю начала двадцать первого века: «Windows XP Professional». Затем ноутбук издал звук «Start Windows», и экран осветился премиленькими обоями «Лазурь».
Кречко наблюдал за процессом загрузки в каком-то ступоре. Увидев его растерянность, Андрей Константинович пошарил по винчестеру и поставил документальный фильм английского производства из раздела «Живая природа Австралии». За все двадцать минут фильма старший майор не вымолвил ни слова, даже когда успевший заснуть Волков несколько раз всхрапнул и едва не свалился со стула.
— Них… нихрена себе! — воскликнул он по-окончании, — это ведь какой-то домашний кинотеатр!
— У нас под «домашним кинотеатром» подразумевают нечто иное, — снисходительно усмехнулся Андрей Константинович.
— Бля! — выругался старший майор Кречко и полез в портсигар, — курите?
— Нет, спасибо.
— И вот как теперь спать? — задал энкавэдэшник вполне резонный вопрос, — как вы представляете теперь мой сон?
Странный попутчик пожал плечами.
— Вы ведь сами просили «сказку на ночь».
— Да! Но не такую страшную! Бр-р!!! Да откуда вы вообще взялись на мою голову?
Андрей Константинович испросил разрешения посетить сортир, где ополоснул лицо холодной водой. Намочил также затылок и несколько мгновений наслаждался ощущением прохлады. Поскольку последние дни на Гее он работал инкогнито, то знаки различия на его мундире были спороты. Из всей атрибутики остался один аксельбант — как знак принадлежности к Генеральному штабу. Он глянул в зеркало, висевшее в туалетной комнате. Тусклая лампочка освещала изможденное лицо бравого вояки, одетого в темно-синюю полушерстяную форменную тужурку и такого же цвета галифе. Вздохнув, Волков вышел из туалетной и выключил свет.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Gaidelia о книге: Алайна Салах - Американ Босс
    про сыночка читать тоже было читать интересно. герои понравились, но концовка сильно срезана, хотя и понятная.
    почитала бы обо всех детишках Матрешки и Гаса.

  • Gaidelia о книге: Алайна Салах - Новый босс [СИ]
    хорошее продолжение. аннотация полная фигня и упоминание поттерианы немного раздражало. написано эмоционально и любоФФно.

  • Doka001 об авторе Сергей Владимирович Кротов
    неплохо читается,правда много огрехов-невнятное начало цикла,непонятная девочка Оля с абсолютно необъяснимыми метаниями между мужиками мотивации действий тоже местами натянуты на глобус и ухо достаётся акробатическим этюдом дотягиваясь через междуножие...однако же читается...если не скрестись,то вполне на 4 с плюсом за эрудицию и динамику...

  • Дьяви о книге: Антон Демченко - Запечатанный
    Жаль, что про Николаева дописывать не стал автор, а просто второстепенным персом его сделал

  • WhiteLittleDevil о книге: Вадим Сагайдачный - Бигра
    Фанатам "героев меча и магии 3" посвящается. Название артефактов, заклинаний, мобов "содрано" из игры.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.